Читать онлайн Обретенный рай, автора - Бейкер Джилл, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обретенный рай - Бейкер Джилл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обретенный рай - Бейкер Джилл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обретенный рай - Бейкер Джилл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейкер Джилл

Обретенный рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Стук. Громкий противный стук. Что это – фантастический монстроподобный дятел, выбивающий мозги о дерево, или кровь так громко стучит в висках? Очень больно.
Повернуться на другой бок почему-то оказалось трудно. Тесс взглянула на часы. Девять пятнадцать утра. Она снова закрыла глаза, пытаясь привести мысли в порядок.
Один факт не вызывал сомнений. Она лежит в постели. Скорее всего в старой спальне Бланки наверху. Так и не раздевшись. Сегодня суббота. Вчера она выпила целую бутылку вина, пытаясь преодолеть боль от… нет, не надо об этом думать. Ужасная боль в затылке. Похмелье. И непрекращающийся стук. Невыносимый.
Тесс осторожно спустила с кровати ноги. Встала. Тело почти не повиновалось ей. Едва Тесс открыла ставни, сильный порыв ветра чуть не свалил ее с ног. Она пошатнулась и схватилась за подоконник.
Тесс выглянула наружу. Яркое флоридское солнце слепило глаза. Прищурившись, она наконец увидела источник шума. Гейб заколачивал окна первого этажа. Заметив, что он поднял голову и смотрит в сторону окон спальни Бланки, Тесс отпрянула от окна. Но кажется, слишком поздно.
Стук прекратился, и она вновь выглянула из окна. Гейб стоял все в той же позе. Увидев ее, он даже не кивнул. Как отвратительно и неуютно ощущать на себе неприкрыто-злобный взгляд. Вот и вчера, оставшись одна, Тесс тоже не находила себе места.
– Надеюсь, вы забиваете окна на случай урагана? – осведомилась она.
– А зачем же еще? – Гейб потянулся за очередным гвоздем. – Ваш дом может не выдержать напора ветра. И вообще, какое вам дело?
– Во-первых, дом не мой. А во-вторых, представьте, мне до него есть дело. – «Да, мне есть дело и до дома, и до тебя, только я не решаюсь сказать об этом», – добавила она про себя. Прошлой ночью Тесс впервые убедилась, как верна поговорка: от любви до ненависти один шаг. Не повстречайся на ее пути этот человек, она не чувствовала бы теперь себя такой несчастной. Но в их жизни был прекрасный вечер, да еще в голову ударило вино.
– Странно вы проявляете свою заботу, мисс, – заметил Гейб.
Налетевший ветер чуть не вырвал у него из рук лист фанеры, и он со всей силы вогнал в него гвоздь. Тесс невольно вздрогнула, представив себя на месте фанерного листа. Видимо, потрясенный вчерашним ночным разговором, но скрывавший это за маской равнодушия, Гейб не мог теперь не выказать раздражения. Но – черт возьми! – как прекрасно он выглядит, несмотря на бессонную ночь, проведенную за работой чрезвычайной комиссии. Томительная боль охватила Тесс, проникая в каждую клеточку. Все! Довольно.
– Я скоро съеду. Вот только хотела поблагодарить вас за любезно предоставленный ночлег. – Она хотела отойти от окна, но ноги словно приросли к полу. Она могла бесконечно любоваться его ладной фигурой. Облегающие джинсы, выцветшая клетчатая рубашка… Он бесподобен. – Да, еще кое-что, Гейб.
Рука с молотком застыла на полпути к цели.
– Еще вчера у меня возникло странное ощущение, что мы встречались раньше. Вы не думаете, что…
Не успела она закончить фразу, как из-за угла Каса показался парень с молотком в руке. Тесс моментально вспомнила его – подающий надежды молодой художник. Вчера он показывал ей свои морские пейзажи в сине-зеленых тонах.
– О, доброе утро, мисс Дрисколл. Мы решили забить окна на случай урагана. Передают, что угроза сохраняется. Многие эвакуируются. Фелиция тоже собиралась, но я остаюсь. Ведь вы знаете – парад в честь праздника Хэллоуина назначен на этот вечер.
Гейб невозмутимо продолжал работу. Дьявол! Надо же было выбрать этому Джимми – или нет, кажется, он назвался вчера Джо – более неподходящее время! Сердце Тесс упало.
– Джо, почему вы решили помочь?
Он пожал плечами:
– Потому что мы не можем оставить старый дом. Как он выдержит натиск ветра? Вы ведь не возражаете, Гейб?
Тот кивнул, не отрываясь от дела.
– Мы? Кто такие «мы»?
– Ах, ну да! Мы – это гильдия художников. Я, Фелиция, Марго, Элизабет, Хосе и Кармен, Желибин, Папа. Они сейчас работают у противоположной стены. А остальные скоро подойдут.
Гейб язвительно рассмеялся:
– Ну, знаете, Тесс. Похоже, на острове у вас появился целый фан-клуб. Думаю, вы сами расскажете всем этим людям, как проявляете заботу о Каса.
Она бросила на него красноречивый взгляд.
– Да-да, это прекрасно, что вы решили помочь. Передайте всем от меня огромное спасибо.
– А вы отправляйтесь в кровать. Отдохните. Мы обо всем сами позаботимся.
Тесс отступила от окна. Головная боль снова напомнила о себе. Так, значит, Гейб никому не сообщил о вчерашнем разговоре. И Тесс должна сейчас сама спуститься к этим милым, добрым людям и признаться в том, что она, подлая и лживая трусиха, с позором покинет город, как только упакует вещи.
Господи, они наверняка расстроятся, узнав правду! Кстати, хорошо, что у нее остались их визитки. Дома, в Индиане, можно подготовить целую серию открыток, навеянных флоридскими мотивами, используя эскизы художников из Ки-Уэста.
«Слабо, слабо, слишком слабо, Тесс, – стучало в голове. – Иди же к ним, посмотри этим людям в лицо. Они тоже имеют право знать правду. Как и Гейб».
Тесс не представляла себе, как осуществит задуманное. Впереди нет ничего, кроме боли. При воспоминании о реакции Гейба сердце забилось с удвоенной силой. Нет, нельзя о нем сейчас думать. Не допускать и мысли о раскаянии. Он едва ли захочет встретиться с ней лицом к лицу еще раз. Надо пока переждать в доме. И кстати, наконец-то принять душ.
Но прохладная вода почему-то не принесла облегчения: голова раскалывалась на части, на душе скребли кошки… Интересно, кто-нибудь умирал от головной боли? Или, быть может, от сердечной?


– Доброе утро, Тесс! Не удивляйся, но теперь я буду звать тебя хозяйкой ранчо, или, как говорят здесь, ранчеро. Итак, дорогая ранчеро, пища богов давно ждет нас. Давай скорее! – Марго быстрым шагом направилась в сторону кухни. Тесс едва поспевала за ней.
Трое женщин что-то усердно резали и перемешивали в больших посудинах. Тесс встретили дружескими приветствиями. И хотя она не понимала, откуда здесь эти женщины и что делают на чужой кухне, кто их прислал, Тесс улыбнулась им. Видно, душ все же сделал благое дело, раз соблазнительные запахи жареного лука, томатов и специй приятно будоражат аппетит.
– Слава Богу, Гейб уехал. Надеюсь, теперь он не вычислит, что мы с тобой близкие подруги.
– Все в порядке. Он только что сел в свой грузовик. Я видела. Но он меня не заметил. С тобой все в порядке? Ну-ка садись, на тебе лица нет. – Марго захлопотала у буфета. – Кофе, или апельсиновый сок, или и то и другое?
Тесс облокотилась на громадный сосновый обеденный стол.
– Тащи все, что есть.
Кофе оказался крепким и горячим. Кофеин приятно будоражил кровь. Мадам Озма, поколдовав над блюдом еще пару минут, высунула голову из двери кухни и позвала всех к столу. Тесс удивилась, как быстро комната наполнилась проголодавшимися художниками. Сколько загорелых лиц, добрых улыбок и здорового духа дискуссии! Кое-кто расположился за столом, многие, взяв тарелки, стояли вдоль стен.
– Мы – кучка трусов, – прорезался вдруг сквозь гул голосов мужской тенор. Тесс вытянула шею, чтобы увидеть говорящего. Это был Диззи, местный художник, человек с рублеными чертами лица. Он показывал ей вчера свои рисунки ярких тропических цветов. – Я родился здесь, на острове прошла вся моя жизнь. За это время мы пережили не одно стихийное бедствие, и уверен, ураган лучше переждать здесь, чем эвакуироваться. Тем более точного времени, когда он обрушится на Ки-Уэст, не называют.
– Парень прав, – закивал Папа, жадно поглощая пищу. – Помню, за десять часов до бури «Эндрю» нам тоже сказали: смывайтесь отсюда! А я убежден – пока я здесь, с моим домом все будет в порядке. Вот так-то, парни и девчонки.
– Неправда! – Фелиция в сердцах швырнула на стол бумажную салфетку. – Дом можно перестроить, восстановить. Только нужно время. А мы – сумасшедшие идиоты, сидящие без дела, пока Рим горит. – С этими словами она стремительно вышла их кухни.
Тесс хорошо понимала страх девушки. Она хотела было догнать беднягу, но ее остановила властная рука Марго.
– Она новенькая. Иногда изображает из себя принцессу. Не волнуйся, Джо успокоит ее.
– Как можно осуждать бедную девушку, – вступилась Тесс. – Я, например, никогда не сталкивалась с ураганом, но знаю, что он способен погубить тысячи людей. Не понимаю, почему вы все так бессердечны.
Марго скептически пожала плечами:
– Мы – островитяне. Особая порода людей. Мы здесь все немного помешаны на скалах.
– На скалах?
– Скалы – второе название Ки-Уэста. И этот дом, и весь город стоят на коралловых рифах и костях древнего индейского племени. Не правда ли, удивительно?
Тесс улыбнулась патриотизму подруги. Она пила ароматный кофе, изучая лица собравшихся за столом и вокруг него. С такими неравнодушными людьми было бы интересно и приятно трудиться, ощущать себя членом многоликого, задорного и шумного коллектива талантливых людей, испытывающих гордость за кусочек тропического рая, построенного на кораллах и костях, который они считают своим домом. Да. Это было бы здорово!
Но безоблачное небо райских грез омрачает отвратительное черное облако. Господи, как Тесс ненавидела себя за то, что не может дать всем этим людям и капли надежды. Тесс задумалась: как будут потом вспоминать о ней они все? Станет ли она популярной героиней местных анекдотов? Или предметом всеобщей ненависти? Или ее имя вскоре забудется как нечто недостойное внимания?
Закончив завтрак, художники покинули кухню и принялись за работу. Дружные удары молотков вскоре раздались снова. Тесс не спеша собрала со стола грязные тарелки. Больше медлить нечего. Пора уезжать.
Она поставила солонку из прессованного зеленого стекла на полку в углу. Но что это? Написанный угольным карандашом рисунок, маскирующий трещину в стене. Тесс подошла ближе и не поверила своим глазам. Ноги стали ватными.
Не может быть! И все-таки это не сон. Как оказался здесь этот детский рисунок после того, как она собственными глазами видела, что произошло с ним в тот далекий день?
Тесс осторожно провела по линиям на бумаге. Эскиз был далеко не совершенен, но основные пропорции и перспектива четко соблюдены. Крепкий темноволосый мальчуган забрался на самую верхушку торчащего из воды гигантского валуна, закинул за голову руку и вот-вот бросит в воду камень.
В висках застучало. Боже праведный, как же такое случилось?
Старясь не привлекать внимания Марго и женщин, хлопочущих возле раковины, Тесс сняла рисунок со стены, прижала его к груди и помчалась в гостиную. Скорее разыскать телефонную книгу! Вот она, под кучей старых пыльных журналов. Она стремительно перелистывала страницы. Вот его адрес: дом 432, Уэделл-авеню. Тесс развернула лист с картой города. Прекрасно. Всего пять кварталов отсюда. Она должна вернуть ему рисунок и тогда… тогда он… А что тогда? Он признается, что ждал Тесс и этого счастливого момента всю свою жизнь? Затащит ее в постель и подарит безумную ночь любви? Простит за все?
«Нет, кровавых сцен с меня довольно», – думала Тесс, нежно, как ребенка, прижимая заветную рамку к груди. Она касалась знакомых контуров, всколыхнувших память и наполнивших ее воспоминаниями. Словно старая кинопленка прокручивалась в голове, и, когда Тесс досмотрела ее до конца, в стакан с водой упала капля. Слезинка. Еще одна. Они текут и текут по щекам.
Так вот откуда это странное чувство уже виденного однажды, когда вчера, в кафе, она узнала его.
Тесс решительно поднялась, выпила воду, подсоленную слезами, и вытерла тыльной стороной ладони мокрые глаза. Она пренебрежет гордостью и отдаст ему рисунок.
И если прошлое еще что-то значит для него, то у нее появится лишний шанс. Точнее, у них обоих. Ведь она – автор рисунка, а мальчуган на нем – Гейб Моралес.


Тяжелые серые облака на юго-востоке выглядели угрожающе. И хотя солнце по-прежнему немилосердно палило, океан сменил величественный вид на гневный. Такой ласкающий и безмятежный вчера, теперь он бурлил, вздымая темно-зеленые волны. Рыбацкие лодки и прогулочные катера качались на волнах, как игрушечные пароходы в детской ванночке.
Тесс миновала выкрашенное розовой краской здание, и океан скрылся из виду. Впереди показался узкий переулок, так густо засаженный деревьями и кустарником, что особняки почти полностью скрывались за зеленью. Она с трудом различала номера домов. Вокруг ни звука, кроме глухих ударов молотков местных жителей, готовящихся к приходу незваного гостя. В воздухе, теплом и влажном, пахло озоном и незнакомыми тропическими цветами.
Вот он, дом Гейба Моралеса. Тесс чуть не упала, споткнувшись о выпирающие из земли корявые корни какого-то кустарника, и крепче прижала к груди рисунок. Сердце то замирало, то начинало неистово колотиться. Он здесь, совсем близко.
Глубоко вздохнув, она пошла по узкой тропинке к строгому особняку, окруженному зарослями кустарника, декоративными пальмами и аккуратными цветочными клумбами. Да, пожалуй, именно таким Тесс и представляла себе жилище Моралеса. Подстриженный газон, свежая белая краска, гостеприимно открытая входная дверь.
Тесс поднялась на ступеньку крыльца и всмотрелась в темный холл. Изнутри доносился звук телевизора. Скорее всего Гейб дома.
Ее раздирали противоречия. Тесс безумно хотелось подняться и постучать в дверь, а вместе с тем бежать отсюда без оглядки. Она быстро взглянула на детский рисунок, положенный между двумя полосами утренней «Трибюн», надеясь почерпнуть в нем силы для последних нескольких шагов, но почему-то теперь он показался ей глупым и незначительным.
О чем она думала? На что надеялась? И сможет ли быть до конца откровенной?
Наконец, преодолев нерешительность, Тесс шагнула вперед. Пусть ничего не получится, зато она будет знать, что рисунок в надежных руках, и, когда Каса обретет нового владельца, его не отправят в мусорное ведро.
– Я-то думал, вы давно уехали. – Голос Моралеса прозвучал саркастически.
Тесс подняла голову, инстинктивно пытаясь спрятать то, что так бережно держала в руках. Гейб появился в дверном проеме, держа в руках огромный лист фанеры. Тесс не могла оторвать взгляд от стройного обнаженного загорелого торса с завитками темных волос на груди и мускулистых ног в джинсовых шортах и надетых на босу ногу кожаных сандалий. Испарина покрывала его шею и грудь.
– Не слышите? Я думал, вы давно уехали, – повторил Моралес еще более ядовито.
– Нет, я только хотела… то есть мне нужно было… э-э… отдать ключ от Каса, вот и все, – сказала она первое, что пришло в голову. Тесс судорожно рылась в карманах, делая вид, будто ищет ключ. – О черт! Где же он? Должно быть, забыла в двери.
Гневный огонь в глазах Гейба чуть не заставил ее бежать от этого человека куда глаза глядят. Тесс едва держалась на ногах. Она должна, обязана отдать ему рисунок, чтобы напомнить о давней встрече…
Гейб переступил через порог, смерив ее с головы до ног презрительным взглядом.
– Так почему вы до сих пор здесь?
«Покажи скорее рисунок, идиотка!» – застучало у нее в висках.
Тесс приоткрыла было рот, но горло перехватил спазм. Вместо ответа Тесс машинально перебирала пальцами листья декоративной пальмы.
– Ну хорошо. Постараюсь объяснить сам. Вы пришли наконец открыть мне глаза: сообщить, что вы – дочь французского посла и по дороге домой выпрыгнули из самолета, желая воспользоваться моим телефонным аппаратом. Или, возможно, я имею дело с Голди Хоун, случайно принявшей меня за Курта Рассела. Ах нет, вы сама Вэнна Уайт в маске и пришли узнать последние новости.
Тесс прижимала к груди рисунок так, будто боялась, что у нее отнимут самое дорогое в жизни. Моралес лишь язвительно усмехнулся. Разве этого она хотела?
Он наконец прислонил фанеру к перилам лестницы.
– Знаете, Тесс, за всю ночь я не сомкнул глаз. Не поможете ли мне найти ответ на один вопрос? Вчера на вечеринке вы общались с одной весьма своеобразной особой, загадочной мадам Озмой, как ее называют у нас, она же Марго Конрой. – Он сделал шаг вперед, оказавшись так близко, что Тесс ощущала запах его тела. – Вы были знакомы с ней раньше?
Проклятие! Она боялась взглянуть ему в глаза.
– Да. Мы с Марго познакомились в то далекое лето, которое я провела на острове. И все эти годы не теряли связи.
– Ха! Я так и знал! Ну что ж, превосходно! Две горошины в одном стручке! Это вы подсказали ей идею поиска конверта с письмом, не так ли? Желтого конверта со штампом матери Терезы?
Тесс съежилась, словно ждала, что Гейб пинком выставит ее из своего дома.
Однако он облокотился о перила и возвел глаза к небу.
– Господи! Как я мог быть настолько слеп?
– Вы были в отчаянии. – Тесс пыталась хоть как-то уладить ситуацию. – И потом, согласитесь, письмо производит впечатление.
– О да! Весьма впечатляющее послание. Прекрасная задумка, способная растопить сердце пожилой женщины. И вынудить меня признать вас победительницей конкурса. Да, дочь, пожалуй, переплюнула отца.
Опять не то! Но она не уйдет отсюда, пока не покажет ему рисунок.
– Отнесите это на счет легкой игры.
Гейб презрительно сощурил глаза.
– Идти напролом, лишь посмеиваясь над другими, не воспринимая ничего серьезно. Одурачить столько людей, дав им бесплодные обещания. Может, вы и провели несчастное детство, но теперь повзрослели и должны отвечать за свои поступки!
– Послушайте, вас никогда не называли упрямым ослом с обостренным чувством справедливости?
Гейб вспыхнул:
– Ослом, вы сказали? Ну что ж, замечательно! Не думал, что вещи так скоро обретут свои имена. Я поражен, что у вас хватает наглости вообще смотреть мне в глаза!
Стараясь удержаться на ногах, Тесс глубоко вздохнула.
– Что ж, попытаюсь быть взрослой. Скажите, хоть раз в моем письме упоминалось о том, что я обещаю обеспечить работой художников города?
– Возможно, нет. Но это подразумевалось само собой. И вообще – хватит! Меня ждут соседи – им нужна помощь. Мне пора в редакцию. Не знаю, зачем вы явились в мой дом, и не собираюсь искать причины. Поэтому советую – отправляйтесь на самолет, который наконец доставит вас домой.
– Этого не случится.
– Причина в том, что…
– У меня не было обратного билета. Я прибыла в город на машине, одолженной на время у моего адвоката, и должна вернуть ее владельцу до того, как он приедет из Европы.
Гейб расхохотался:
– Ох, Тесс! Неужели вы взяли машину взаймы? Или украли? Чтобы дать вам напрокат автомобиль стоимостью шестьдесят тысяч долларов, надо быть самоубийцей! Да вы, как я понимаю, даже не в состоянии оплатить топливо на дорогу до Индианы.
– Я вернусь домой, когда…
Гейб закончил за нее:
– Когда провернете авантюру с Каса? Не получится, детка. Теперь вам придется приложить все обаяние, чтобы ублажить адвоката.
– О’кей. Вы уподобляете мое существование самым низшим формам жизни, какие только есть на планете. Но в истории немало примеров, когда человечество шло на вынужденные меры в целях выживания.
– Что же нас ждет, если все пойдут вашей дорогой? Допускаю, вы одна такая, леди. После вашего отъезда мы все будем вспоминать имя Терезы Дрисколл, натворившей немало великих дел во имя борьбы за собственное выживание. Пока ваше имя не будет навеки забыто.
Гейб спустился с крыльца, но вдруг остановился.
– Когда поедете через Джорджию, будьте аккуратнее. Я слышал, тамошняя дорожная полиция проверяет автомобили особенно тщательно.
Тесс видела, как он скрылся за углом дома. Ее щеки пылали, сердце тревожно билось.
Такого финала она никак не ожидала. Да, Тесс была готова выслушать массу неприятных слов в свой адрес. Да, Моралес на сто процентов прав, заявляя, что весь город будет с презрением вспоминать ее имя. Но сам Гейб? Неужели и из его памяти она исчезнет навсегда? Станет пустым местом? Превратиться в невидимку, в ничто после той бури страсти, которую он заставил ее пережить?
Тесс не знала, сколько времени пробыла в оцепенении после последних слов Гейба, сказанных с таким презрением. Нет, это невыносимо! Надо быстрее бежать из этого дома!
Приближаясь к гаражу, Тесс услышала раздраженные ругательства Гейба. Их заглушал грозный рев мотора пикапа, стоящего неподалеку в переулке. Машина была нагружена фанерой и инструментами.
Только бы проскользнуть мимо дверей незамеченной! Но Гейб, закинувший два огромных листа фанеры за спину, появился так неожиданно, что чуть не сбил ее с ног. Тесс отскочила и замерла. Мускулы на его руках напряглись. Вся фигура олицетворяла мужество и силу.
Она сама не понимала, что делает, когда ноги вдруг понесли ее к этому человеку. Тесс обхватила его лицо руками и жарко поцеловала в губы. Вся боль и мука, вся нежность и ласка, сосредоточенные внутри ее существа, казалось, в один миг вырвались наружу, соединив их губы. Только осознав, что натворила, Тесс попятилась назад.
В глазах Гейба застыло удивление, сменившееся затем молчаливым вопросом.
– Я отправляюсь домой в Индиану, но хочу, чтобы вы запомнили одну вещь. Я никогда не забуду вас, Гейб. Никогда не забывала и не забуду.
Посмотрев на него влажными от слез глазами, Тесс побежала прочь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обретенный рай - Бейкер Джилл

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Обретенный рай - Бейкер Джилл



почитать можно.
Обретенный рай - Бейкер Джиллиришка
28.05.2013, 13.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100