Читать онлайн Обретенный рай, автора - Бейкер Джилл, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обретенный рай - Бейкер Джилл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обретенный рай - Бейкер Джилл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обретенный рай - Бейкер Джилл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейкер Джилл

Обретенный рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Гейб не повел ее к танцующим.
Миновав тяжелые железные ворота, они пошли по выложенной кирпичом дорожке, которая уводила бог знает куда.
Ее рука согрелась в его большой ладони. Как ни старалась, Тесс не могла найти слов, чтобы выразить признательность Гейбу за спасение. Кто бы мог подумать, что Папа так верно поразит цель. Ту самую, которую Тесс всегда держала под замком. Нет, поступок Гейба не был проявлением особой доблести. Но он сделал это именно для нее. Его врожденное великодушие в этот раз было чем-то куда большим, чем простая услуга. Гейб Моралес, сам о том не подозревая, выбрал путь, гарантирующий ему успех.
Но сейчас он хотел лишь потанцевать с Тесс.
Серьезный промах. Слишком стремительно он действует, надо дать ему это понять. Почему она повела себя столь легковерно, положившись на слова о неотложном визите в дом мэра? Теперь Тесс испытывала только угрызения совести. Молча сжав его руку, она покорно шла за ним. Возможно, Гейб получал удовольствие, затеяв этот флирт. Но зачем ходить вокруг да около, если Тесс ни на минуту не забывала, что главная цель Моралеса – освободить себя от бремени дома разрухи?
– И все-таки мы потанцуем, – сказал он, когда они оказались в темном углу дворика под сенью раскидистых королевских пальм. – Отсюда неплохо слышна музыка.
– Дело не в моем нежелании. Бог наградил меня грацией хромого носорога. Последний раз я пыталась танцевать на летнем пикнике, устроенном сотрудниками нашей компании. Бедный мой кавалер – я отдавила ему тогда все ноги! Плохой опыт.
Гейб осторожно приподнял пальцем подбородок Тесс и внимательно посмотрел в ее залитые лунным светом глаза.
– Значит, я тем более должен исправить положение.
Словно разряд электрического тока пронзил Тесс, когда он положил ее руки себе на плечи и обнял за талию. Послышалась музыка.
Тесс напряглась, пытаясь предугадать движения партнера. Не дай Бог сделать неверное движение и наступить Гейбу на ногу!
От волнения она часто заморгала, чувствуя, как отчаянно бьется сердце.
– Почему мы не танцуем?
– Потому что вы не готовы получать от этого удовольствие.
Раздосадованная, Тесс попыталась высвободиться из его объятий. Однако Гейб удержал ее.
– Я же предупреждала, что не умею танцевать.
– Вам нужно только расслабиться, вот и все. – Его голос был мягок, как бархат. – Отдыхайте. Искусство танца – не работа мысли, это скорее из области чувств. Пусть весь мир на миг погрузится в небытие.
– Думаете, у меня получится? Не понимаю, как люди могут ни о чем не думать. Как им удается забыть о реальности?
– Вот что. У меня есть идея.
– Что-то типа электрошоковой терапии?
– Закройте глаза.
– Зачем?
– Доверьтесь мне, Тесс. Закройте глаза и не открывайте, пока я не разрешу.
Она повиновалась, скептически заметив:
– Все равно ничего не получится. Медитировать я уже пробовала.
– Сегодня мы попробуем другое. Итак, ваши глаза закрыты. Вслушайтесь в звуки ночи. Что вы слышите?
– Как вы отстукиваете ногой ритм.
Гейб что-то невнятно пробормотал. Наверное, выругался.
– Почему вы так тщательно скрываете от меня свои чувства?
Глаза Тесс невольно открылись. Нет, такого удара по самолюбию она не ожидала. Собираясь дать ему достойный ответ, Тесс вспыхнула… и в этот момент его указательный палец коснулся ее губ.
– Тсс. Прежде чем говорить, помолчите. Почему вы отталкиваете меня от себя? Боитесь?
Она чуть заметно кивнула. Кажется, Гейб Моралес обладал способностью читать чужие мысли.
– Не надо, Тесс. Закройте глаза. – Он снова положил ее ладони себе на плечи и начал двигаться. – Дышите глубоко. И слушайте. Вот так, хорошо. А теперь скажите, что слышите?
– Я слышу речь… там, далеко… вот сверчок стрекочет в траве. Теплый ветер ласкает верхушки пальм и еще… вероятно, это ваше дыхание.
– Прекрасно. А теперь воспользуйтесь обонянием.
Тесс улыбнулась, когда после нескольких быстрых поворотов почувствовала головокружение, а большие сильные руки помогли ей восстановить равновесие. Она с удовольствием положила голову на его плечо.
– Аромат цветов, терпкий и сладкий… божественный… соленый воздух океана… и ваш одеколон. Нет, скорее это запах мыла или геля для душа.
– Превосходно, Тесс. Ну, а сейчас расскажите, что вы чувствуете.
Она с головой окунулась в мир ощущений.
– Легкий бриз. Он скользит по моей коже и волосам. Еще… я чувствую вас.
– А я – вас. – Гейб прикоснулся губами к ее уху. – Вам это приятно?
Она кивнула, словно погружаясь в сладкий гипноз.
– Теперь сделайте для меня кое-что. Забудьте, что вы глава компании, отдающая всю себя работе. Помните только, что вы женщина. Забудьте обо всех своих тревогах и страхах, беспокойстве и печали. Прогоните их.
Боже, как легко отдаваться во власть этого убаюкивающего голоса! Тесс трепетала от вожделения, но не открывала глаз. Она слышала, как стучит ее сердце. Или это его сердце? Мир перестал существовать. Кровь, словно горячая лава, текла по ее жилам. Или то был его участившийся пульс? Но лишь в одном Тесс не сомневалась: в ней с каждой минутой нарастало острое, ни с чем не сравнимое желание. Она больше не могла выдержать его.
Ей показалось, что к груди прильнуло что-то теплое и мягкое. Кажется, они стали еще ближе. Словно от электрического разряда, тело напряглось, как пружина. Однако Тесс не размыкала век, будто опасаясь, что неземная магия чувств в один момент растворится в пелене тумана.
Музыка грянула с новой силой. Гейб заставлял Тесс двигаться, повинуясь ритмичному темпу страстной мелодии. Она терлась щекой о его плечо.
– Не хотите чуть ближе? – спросил он вдруг, нежно раздвигая локоны около уха.
Все еще погруженная в пелену сладкого блаженства, Тесс почти не чувствовала своих ног.
– Хочу, – ответила она.
Гейб обнял ее так сильно, что Тесс едва дышала. Прикосновение было уверенным, жадным, остро волнующим. Она сгорала изнутри.
– Вы очаровали меня, Тесс, – прошептал он, изгибаясь вместе с ней в такт музыке. – Я знаю, что слишком ускоряю события. Если б я мог, то растянул бы удовольствие, ухаживая за вами. Пожалуйста, Тесс, подумайте. Останьтесь еще ненадолго. Мне так хочется сделать все, как подобает.
О как она мечтала согласиться! Все сомнения и страхи отступили, изгнанные магией танца. Более того, находиться вместе с этим человеком было так прекрасно, что Тесс уже не терзалась вопросом: а вдруг все эти слова лишь сладкая ложь?
Она не заметила, когда умолкли звуки последней песни. Гейб рассмеялся, сказав, что сверчки представляют неплохой оркестр. Он остановился, не разжимая объятий.
Тесс лениво открыла глаза.
– Почему не играет музыка?
– Всем пора домой. А вы так и не ответили мне. Задержитесь на острове еще немного?
– Я покинула дом в плохое время. Дела требуют моего скорейшего возвращения. И пожалуйста, не смотрите на меня так. Вы не облегчите моего положения.
Гейб вздохнул и развел руками:
– Жаль. Вы что-то недоговариваете… Это плохо.
Тесс и сама не знала ответа на этот вопрос, зато почти не сомневалась в другом.
– Скажите, Гейб, если мужчина ищет расположения женщины, то как по-вашему, входит ли поцелуй в ритуал ухаживания?
– Так вот о чем вы думаете! – Он заключил ее в объятия. – Вы хотите, чтобы я поцеловал вас, Тесс?
Она смущенно улыбнулась:
– Пожалуй, я бы очень хотела, чтобы вы… вы… Что это пищит?
Гейб вздрогнул и поморщился.
– Мой пейджер. – Он быстро разомкнул объятия и полез в задний карман брюк. – Черт! Меня срочно вызывают в редакцию. Простите, Тесс. Сообщение в такой час… должно быть, дело чрезвычайной важности.
Она старалась изо всех сил не выдать разочарования. Гейб был явно обескуражен и смущен. Тесс подняла руку, желая коснуться пальцами его щеки в благодарность за прекрасный танец. Вдруг со стороны кирпичной дорожки послышались топот ног и громкие голоса, и она замерла в испуге.
– Гейб! – Миссис Картер, запыхавшись, обмахивала лицо рукой. – Слава Богу, ты еще здесь!
– Спокойствие, Джамайка. Что случилось?
– Проделки дьявола. Только что поступило сообщение… неожиданное изменение в направлении ветра. Пишут, он изменился на запад – северо-запад.
Гейб беззвучно выругался.
– Боже, сколько народу прибыло в город на фестиваль!
– Так неожиданно… Я объявила сбор спасательной команды.
– Но в сегодняшнем прогнозе предупреждали об обычном тропическом шторме.
– Забудь о прогнозах. В считанные часы из-за изменения направления ветра шторм перерастет в ураган.


Тесс вышла на улицу. Из приоткрытого окна столовой в доме Джамайки Картер до нее доносились обрывки фраз участников экстренного совещания, созванного мэром. Пришло и приехало множество людей, но это были совсем не те лица, что прежде. Сосредоточенные и напряженные, люди явились сюда в шортах и футболках, поднятые с постели тревожным вызовом. Ураган с романтическим именем «Жасмин» вступил на тропу войны.
Была глубокая, прекрасная спокойная ночь, когда смертоносный ураган зародился в бескрайних карибских просторах и мчался теперь навстречу Тесс, Гейбу и десяткам других хороших людей, которых она повстречала за этот день, проведенный на острове. Тесс не хотела думать ни о сотнях жизней, подвергающихся опасности, ни об огромном ущербе, который причинит ураган старым особнякам и историческим зданиям города вроде ее дома. Ее дома! Господи, как нелепо!
Нет, он не стал ее домом. И никогда не станет. Потому что такого не может быть. Он собственность Гейба Моралеса.
Услышав, как произнесли ее имя, Тесс заглянула в окно. Там на расстоянии вытянутой руки от нее, у факсимильного аппарата, вышагивал в ожидании сообщения Гейб. Машина порциями выдавала лист бумаги с чернеющими на нем буквами и цифрами. Люди за столом и у стола качали головами и бурно жестикулировали, ведя жаркий спор. К одному уху Гейб прижал сотовый телефон, к другому – трубку одного из аппаратов Джамайки Картер. Тесс искренне подивилась умению этого человека вести одновременно два телефонных разговора, однако, похоже, Моралес неплохо справлялся.
Она не жалела, что не пошла в дом, несмотря на приглашения Гейба. Зачем путаться под ногами? Обрывки фраз, которые он бросал кому-то на том конце провода, заставили Тесс насторожиться. Чаще других мелькало «ФЕМА», «Национальный центр ураганов» и страшное слово «эвакуация».
Очевидно, ни Джамайка, ни ее сотрудники не верили метеорологическому прогнозу. А вдруг ветер вновь поменяет курс и тысячам туристов, прибывшим в город в канун знаменитого фестиваля Хэллоуина с туго набитыми кошельками, придется срочно сниматься с места? Теперь мэр задавала головомойку тем, кто принимал сообщение. Ведь именно ей по должности вменялось в обязанность обеспечить эвакуацию жителей и гостей города в течение тридцати часов с момента получения предупреждения об урагане.
Эвакуация! Сердце Тесс упало. Именно теперь, когда она почти решила задержаться в городе еще на несколько дней, ей нужно покинуть остров. И как можно скорее.
Подойдя к окну, Тесс прижалась носом к стеклу. Надо бы попрощаться с Гейбом. Тот расхаживал из угла в угол, отдавая в телефонную трубку приказания. Заметив ее, он сделал несколько шагов вперед. Что это был за взгляд! Проживи Тесс до ста лет, она никогда не забудет его! Потемневшие глаза Гейба горели таким страстным огнем, что все внутри ее плавилось от жара. Зажав телефонную трубку между ухом и плечом, он приложил к оконному стеклу ладонь с растопыренными пальцами. Тесс машинально сделала то же самое. Она чуть приоткрыла губы в улыбке, с трудом сдерживая слезы.
Гейб бросил еще пару слов и поднял вверх указательный палец, давая Тесс понять, что скоро выйдет к ней. Затем отвернулся, в сердцах швырнув трубку на стол.
Тесс опустилась на скамейку под королевской пальмой. Нет сомнений, Моралес будет занят работой всю предстоящую ночь. Господи, что за невезение! Именно сейчас, когда она наконец встретила человека, заставившего ее трепетать от желания, бесстыдный ураган «Жасмин» собирался отнять его.


Праздно разгуливающие по улицам города в три часа ночи люди не вызывали особого удивления. Гейб ловко направлял свой «харлей» то вправо, то влево, чтобы проложить путь к Каса. «Только бы не налететь на какого-нибудь подвыпившего туриста», – думал он. Ему не терпелось увидеть ее.
Пару часов назад он оставил Тесс в доме Джамайки и умчался в редакцию «Трибюн». Мозг его лихорадочно работал, выдавая списки сотен первоочередных дел. Надо было успеть многое: работа, друзья, соседи – всем следовало помочь приготовиться к встрече со стихией.
Ураган всегда приходит не вовремя. Почему бы ему не возникнуть год назад, когда у них завязалась дружба с мазохисткой Лорен? Почему не во время глупого флирта с Марией или скоротечного романа с Деборой?
Что-то упрямо подсказывало ему: «Приложи все силы и удержи Тесс Дрисколл в городе». Гейб знал одно: сейчас он хочет быть рядом с ней.
И если это не плод его больного воображения, то, кажется, в момент расставания с Тесс что-то произошло. Может, она тоже страстно ждет встречи?
Тесс отказалась провести ночь в доме мэра, пока он работал в редакции газеты. Хорошенькая, но ужасно упрямая, она настояла на том, что переночует в Каса, несмотря на предупреждения о сквозняках, скрипах и стонах старого дома, доносящихся из всех углов и не дающих покоя всю ночь. Да, приятное решение. Многообещающее.
Издали заметив золотистый свет, струящийся сквозь легкие занавески окон гостиной, Гейб отцепил букет цветов, закрепленный на заднем сиденье мотоцикла, распахнул ворота и поднялся на крыльцо. Дверной колокольчик звонко зазвонил, однако старый дом почему-то ответил молчанием. Гейб уже собирался постучать, когда на пороге появилась Тесс.
Она как завороженная смотрела на цветы. Какой мечтательный взгляд! Будто надвигающийся ураган – лишь страшный сон.
– Гейб! Белые камелии! Какая прелесть! Где вы взяли их в такой час? Неужели ограбили цветочную лавку?
– У дверей кафе. Отвлек внимание официанта.
Он прошел за ней в дом. Тесс была босиком и все в том же очаровательном белом сарафане.
Она направилась в кухню. Соблазнительный запах запеченного сыра и пряностей ударил в ноздри. Гейб вспомнил, что со вчерашнего совместного с Тесс ленча – последнего за день – прошло очень много времени.
– Надеюсь, баклажаны, запеченные с пармезаном, а-ля гильдия художников, придутся вам по вкусу.
– Тесс, к сожалению, я ненадолго. Лишь полчаса свободного времени.
Ее плечи поникли.
– Ну что ж, вы занятой человек. Тем более ночь выдалась не из легких. Не смею задерживать вас. Не волнуйтесь, со мной будет все в порядке. – Она не поднимала головы, наливая над раковиной воду в большую вазу.
– А я-то ожидал более страстного протеста.
– Зачем? Это все равно ничего не изменит. – Тесс извлекла из духовки аппетитную баклажанную запеканку.
Гейб вздохнул:
– Ночь и правда тяжелая. Слишком много еще предстоит сделать. – Налив вина, он одним глотком осушил бокал. – А вы завтра уезжаете. Кстати, хорошо, что позаботились об авиабилете. В аэропорту все, что имеет крылья и способно летать, нарасхват.
Новости не вызвали у нее радости.
– Нам надо поговорить. Пойдемте. Я захвачу вино.
Вслед за ней он вошел в гостиную. Взору Гейба предстала совсем другая комната: Тесс удалось создать здесь особую романтическую атмосферу. Маленький круглый столик, застеленный свежей скатертью, украшали хрустальные бокалы. Единственным источником света были горящие свечи. Она с шумом раскрыла запечатанное окно, и ночной бриз ворвался в комнату, принеся с собой свежесть и запах океана.
Господи, какое чудо сотворила Тесс! Гейб подумал, что больше всего на свете хочет сейчас поцеловать эту женщину. Каким же редким надо быть дураком, чтобы не сделать этого, переступив порог дома!
Тесс стояла, прислонившись к стене, и Гейб заметил, что она расстроена. Действительно, Тесс вложила во все столько души, а у него нет возможности насладиться этой красотой!
– Я настоящий осел. Что же вы сразу не рассказали о своих хлопотах? – Он подошел почти вплотную и провел рукой по ее оголенному плечу.
– Гейб, я думаю, мы не должны…
Пальцы скользнули вверх, нежно теребя пряди ее волос.
– …делать этого, пока я не расскажу вам…
Он очертил линию ее губ. Расстояние между ними все сокращалось. У Тесс все поплыло перед глазами. Язык повиновался с трудом.
– …а мне надо так много сказать… – Голос ее сорвался, и вместо слов из груди вырвался слабый стон.
Гейб прошептал ей в самое ухо:
– Вспомните: пусть весь мир на миг канет в небытие. Не бойтесь удовольствия. Отдайте мне всю себя.
Он заключил ее в объятия. Господи, разве могла она устоять, когда его настойчивые губы стали исследовать линию ее подбородка, постепенно опускаясь все ниже? С Тесс стали происходить удивительные вещи – ее пальцы сами собой начали массировать плечи и спину Гейба, в его объятиях она отдавалась первобытному инстинкту, опьяненная мужской силой.
Вдруг Тесс вздрогнула и отпрянула:
– Нет. Я не смогу. До тех пор, пока все не объясню.
Она порывистым движением стряхнула с плеч его руки. Тесс не поднимала глаз. Почувствовав предательскую дрожь в коленях, она добралась до стоящего у окна плетеного кресла с высокой спинкой.
Глаза ее устремились в царство сказочных теней спящего сада, освещенного лишь лунным светом. Гейб обхватил сзади спинку кресла.
– Я весь внимание.
Его терпение заставило ее почувствовать почти физическую боль. Меньше всего Тесс нуждалась сейчас в сострадании. Как она посмела так далеко зайти во лжи? Пусть то малое время, которое им суждено провести вместе, запомнится ей как сладкий сон. Дальше гадко утаивать правду. Сердце ныло от страха: Господи, как Гейб отнесется к ее рассказу?
– Тесс! Я слушаю.
Медлить больше нельзя. Правда должна выплеснуться наружу.
– Мне было двенадцать, – начала она. – Мы целый месяц провели здесь, в Ки-Уэсте. Мой отец Энди надолго оставлял меня одну. Я садилась на край пирса, спиной к океану, и любовалась особняком. Величественная красота старого дома очаровала меня.
– Я знаю. Он был действительно хорош, старый Каса.
– Я сочинила историю про счастливых людей, живущих в том доме. Я представляла себе добрую любящую мать, внимательного и справедливого отца и кучу счастливых детишек. Мне казалось, что там царят любовь и уют.
– Представляю, почему вы нарисовали себе такую картинку. – Гейб нежно обнял ее за плечи. – Правда, реальность слишком сильно отличалась от ваших детских грез.
Как ни приятны были Тесс прикосновения Гейба, она молча дала понять, что сейчас настроена не романтически.
– Не знаю, что в конце концов подтолкнуло меня, но в один прекрасный день нервы не выдержали. Я прокралась за забор и переступила порог дома.
– Смело, – усмехнулся он.
– Нет. Глупо. Я прошла через кухню, поблуждала по гостиной, а затем очутилась в этой комнате. Но где же нарядные дети, яркие игрушки? Где же вкусный запах пекущихся в печке шоколадных кексов? Не было ничего, кроме глупого попугая в клетке, что-то выкрикивающего по-испански. Мне хотелось реветь.
– Тесс… – Гейб нежно коснулся ее щеки.
Она уткнулась в колени.
– Не надо. Дослушайте до конца.
Гейб расположился в кресле напротив.
– Ладно, только где же та ужасная правда, которую вы собирались поведать мне? – Его насмешливый тон дал понять Тесс, что история глупой двенадцатилетней девчонки для Гейба не более чем досадное недоразумение.
– Сначала я растерялась. Потом что-то произошло со мной. Я словно обезумела. Вон тот застекленный буфет был сверху донизу наполнен изящными маленькими чашечками из китайского фарфора. Я стала вынимать их и распихивать в карманы, под кофточку. Одна выскользнула из рук и разбилась. Услышав шум, попугай резко закричал, и в тот же миг откуда ни возьмись появилась женщина. Что-то громко сказав по-испански, она с силой схватила меня за руку.
– Боже праведный! Бланка.
– Женщина кинулась звонить в полицию, но мне чудом удалось вырваться и убежать. По дороге я выбрасывала проклятые чашки. А потом… вы смеетесь… Неужели это смешно?
Громкий хохот наполнил комнату. Гейб согнулся, давясь от смеха. Наконец он заставил себя успокоиться:
– Браво, Тесс! Моя тетушка и вправду больше заботилась о коллекции фарфора, чем о людях. – Он вытирал мокрые от слез глаза.
– Ничего смешного! – в сердцах крикнула она. – Поймите, мое письмо на конкурс с начала и до конца пропитано ложью.
– Прекрасно! Вы поступили с нами так же, как и мы с вами. Знай участники конкурса, в каком состоянии находится дом, затея Бланки не имела бы смысла.
Значит, он так ничего и не понял. Тесс смотрела в глаза Гейба, пытаясь определить его реакцию. Но увы! В них было лишь шутливое порицание, с каким добрый герой взирает на озорного гнома, пережившего трудные годы на кондитерской фабрике, оборудованной на верхушке большого дерева.
– Извините, Тесс. Я догадался, что вы собирались рассказать о…
Она подняла вверх руку, и он замолчал. Надо еще поведать о школьных годах. Точнее, о том, что считается школьными годами. Энди, свихнувшийся на изобретении все новых и новых способов мошенничества, рано заметил художественные способности дочки и нашел для нее небольшую книжную лавку, где она рисовала открытки и рассылала их в крупные универмаги и бутики, разбросанные по всему штату. Ему удалось тогда уговорить одного старого дружка вложить в производство деньги. Дела пошли споро. Так продолжалось лет семь, и Тесс Дрисколл вошла в мир поздравительных открыток.
– Вот какая история со счастливым концом! – заключил он.
– Увы, история неожиданно обернулась худшей стороной. Меня обвинили в плагиате, в том, что я использую эскизы другой компании.
– Это случилось недавно?
– Совсем недавно. Но я не воровала у них идеи дизайна. Клянусь, я не делала этого! Но в результате проиграла дело и потеряла… определенную сумму.
– Сколько?
В его тоне Тесс уловила нравоучительные нотки. Вопрос явно не в ее пользу.
– Много.
– Я так и предполагал. – Гейб откинулся на спинку кресла и закинул руки за голову. – Разрешите, я сам расскажу, что было дальше. Боясь проиграть в суде, вы как раз в это время прочитали объявление о конкурсе «Дом моей мечты»?
– Я не поверила своим глазам! Дом Бланки! В тот же вечер я сочинила историю о процветающей компании по производству открыток. Конечно, я не рассчитывала на победу, но грех было не попробовать. Терять мне нечего!
– И все же. Вы надеялись получить дом и начать дела компании сначала. Свежее решение.
В нетерпении она покачала головой:
– Совсем не так! Я рассчитывала в случае победы продать дом, а вырученные деньги потратить на спасение «Пламени свечи»!
Ну вот, наконец свершилось. Как ни ужасно это звучало, но Тесс не кривила душой. Руки у нее стали холодными как ледышки, а в носу противно защекотало.
Старые часы громко напомнили о времени. Гейб поднялся и подошел к окну.
– И снова браво, Тесс! – презрительно бросил он. – Вы прекрасно справились с задачей. Прибыли сюда с целью продать дом, решив наплевать на условия конкурса. Но что самое страшное – обнадежили множество людей, поверивших вам. Вы всех нас оставили в дураках.
Она зарыдала, закрыв лицо руками. Невыносимая боль и стыд! Кроме смерти отца, в ее жизни не было момента более мучительного, чем этот.
– Вы не представляете, как мне неловко. Я полагала, что сумею уговорить вас разрешить мне продать Каса. Теперь я знаю, ничего не получится. Никогда мне не хотелось никого обнадеживать и давать пустые обещания. Тем более заставлять людей чувствовать себя дураками.
Тесс наконец подняла заплаканное лицо. Вот если бы сейчас подойти к Гейбу, обвить руками его шею, почувствовать себя в сильных мужских объятиях…
– А потом я повстречалась с вами, и вы подарили мне ощущение словно… словно… ну, в общем, что-то особенное. Я понимала, что вы обхаживаете меня, желая поскорее сплавить старый дом, но… представьте себе, мне понравился этот вечер. Пока наши отношения не зашли слишком далеко, я решила сказать всю правду.
Его губы насмешливо искривились. Гейб отвернулся от окна, сделал шаг вперед, и от Тесс не ускользнул холодный блеск глаз, которые смотрели отчужденно и неприветливо.
– Пожалуй, немного поздновато для правды, Тесс. Теперь позвольте мне изложить свою точку зрения. Все, что я говорил или делал сегодня, исходило от чистого сердца. Сейчас вы открыли мне глаза. Не подозревал, что вы способны на такое. Завтра мы расстанемся. Обещаю, все останется между нами.
Гейб решительно повернулся, чтобы выйти из дома. Тесс судорожно схватила его за руку.
– Пожалуйста!
Может, не все еще потеряно? Хотя нет. Он абсолютно прав.
– Я сейчас же соберу вещи и уеду. Только поверьте: меньше всего мне хотелось навредить кому-либо, тем более вам.
– И куда вы пойдете в такой час? Все гостиницы города забиты до отказа. – Гейб осторожно отстранил ее руку и направился к двери.
Тесс не услышала, как дверь захлопнулась. В тишину ночи ворвался лишь рев мощного мотоциклетного мотора.
Она подошла к столу и залпом выпила бокал вина. В горле стояли слезы. В окне маячило ее отражение. Подняв бокал, Тесс поднесла его к стеклу и чокнулась с собственным отражением.
– Ну вот он и ушел. Браво, Тесс! Спасибо, Господи, что ты избавил его от меня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обретенный рай - Бейкер Джилл

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Обретенный рай - Бейкер Джилл



почитать можно.
Обретенный рай - Бейкер Джиллиришка
28.05.2013, 13.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100