Читать онлайн Танец любви, автора - Батлер Кэтрин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец любви - Батлер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец любви - Батлер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец любви - Батлер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Батлер Кэтрин

Танец любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Милли онемела от возмущения.
Нет, его самомнение просто невыносимо. Неужели он полагает, что она действительно хотела, чтобы кто-то узнал о ее отъезде с ним этим ранним воскресным утром?!
— Узнают о чем? О том, что меня похитили? — поинтересовалась она сквозь зубы. Бредли пожал плечами.
— Если вам хочется представить все именно так…
— А как еще это можно представить? — огрызнулась Милли.
Тяжелая машина, визжа тормозами, вписалась в крутой поворот. Рональд посмотрел в боковое зеркало.
— За нами никого нет. По крайней мере, пока. Милли сжала кулачки.
— Послушайте, вы, хулиган! Это что — похищение?
Он метнул взгляд в ее сторону.
— Скорее, хорошо подстроенная ловушка.
— Что?
— Более тщательно подготовленная, чем в первый раз, — пояснил он.
— Вы хотите сказать, что это я подстроила вам ловушку?!
— А разве нет? — Его голос звучал жестко. — Ведь вы вызвали консьержа вчера вечером, к именно вы заорали, как ребенок в фильме ужасов, там, в гараже.
— Но вы пытались украсть машину моего отчима!
Милли едва не задохнулась от несправедливости подобных обвинений.
Бредли нетерпеливо фыркнул.
— Вы всерьез утверждаете, что можете вести эту машину?
— Да, — с достоинством ответила Милли, хотя это не совсем соответствовало действительности.
— Хорошо. Тогда поверните руль и держите его, — решительно скомандовал он и резко свернул к обочине.
— Что? — Она явно смутилась. — Не глупите, я ведь сижу с другой стороны.
— Не так уж это и неудобно. Вы ведь хотите сама вести эту чертову машину! Так покажите, что действительно можете удержать ее на дороге. Давайте!
Бормоча проклятия, Милли попыталась вести машину с пассажирского сиденья. Это было нелегко, и у нее снова разболелась рука. В итоге она отпустила руль.
— Ну, что? — В голосе Бредли не было ни капли сострадания.
Милли поджала губы.
— Чего вы, собственно, добиваетесь?
— Хотел продемонстрировать, что вы не в состоянии удержать руль, — бесстрастно ответил он. — Он вообще слишком тяжел для вас. А тут еще ваша рука. Если бы не я, вы вообще не смогли бы скрыться от репортеров.
Милли решительно тряхнула головой.
— Глупости, — холодно заметила она. — Сегодня я отправляюсь на этой машине в Испанию. Пит, мой отчим, никогда не попросил бы меня об этом, если бы не доверял мне.
— В Испанию? — не веря своим ушам, переспросил Рональд.
— Почему это вас так удивило?
— Это безумие. — У него побелели губы. — Сейчас вы не смогли бы управлять даже тележкой из бакалейной лавки.
— Перестаньте опекать меня! — возмущенно воскликнула Милли.
— Не понимаю, что это за отчим, который поручает вам со сломанной рукой вести такую тяжелую машине! Или вы намеревались ехать туда не одна? — медленно, чеканя слова, поинтересовался Бредли.
Милли хотелось ударить его, но вместо этого она притворно сладким голосом сказала:
— Да, одна. Если, конечно, вы не захотите поехать туда вместе со мной. А мой отчим — самый лучший из всех. После того, как моя мать вышла за него замуж, он…
— Неплохая идея, — пробормотал Рональд.
— Он стал мне ближе, чем родной отец, — закончила фразу Милли и вдруг осознала его слова, — Что вы сказали?
— Я сказал, что мне нравится идея поехать с вами в Испанию.
— Вы сумасшедший, — устало заметила Милли. Ей пришлось еще не раз, хотя и без видимого эффекта, повторять эти слова — на протяжении всего пути до ее дома и потом, когда Рональд расхаживал по ее квартире. Но он уже даже не притворялся, что слушает ее.


Милли жила в модернизированном доме викторианской эпохи. Эту квартиру она купила, когда поступила в колледж. Деньги ей дал Пит, который заявил: «Чтобы делать ошибки, человеку необходимо уединиться».
Вспомнив эти слова, Милли подумала, что сделала только одну ошибку — влюбилась в Шона. Сейчас, наблюдая за своим незваным гостем, она размышляла о том, какой ошибкой в итоге обернется он. Впрочем, влюбляться в Рональда Бредли она не собиралась. Ей казалось, что после истории с Шоном она больше неспособна любить.
Бредли неторопливо подошел к окну и выглянул наружу. Квартира Милли была на первом этаже и выходила в сад, полный буйно цветущих гиацинтов и поздних нарциссов. Сквозь заросли розмарина осторожно пробирался рыжий кот.
— Это Марс, — пояснила Милли, когда кот требовательно замяукал. — Бедняга, он, должно быть, умирает с голоду, — добавила она. — Днем его должны были покормить соседи, а я рассчитывала седлать это вечером, когда вернусь с вечеринки.
— Понятно. — Бредли неодобрительно взглянул на кота. — Он всегда издает такие звуки?
— Только когда голоден.
Милли достала кошачьи консервы, выложила их в миску и налила в блюдце свежей воды. Рональд насмешливо наблюдал за ней.
— Кажется, вы очень преданы друг другу. Вы ведь вдвоем живете здесь, не так ли?
Он явно намекал на то, что в этой маленькой квартире не было никаких признаков присутствия мужчины. Милли вспыхнула, но сдержалась и спокойно ответила:
— Думаю, вы сами это поняли. Он слегка приподнял брови.
— Считаете, что с котами жить легче, чем с людьми?
— Так уж получилось. Марс сам выбрал меня, когда был еще котенком. Пару недель он просто болтался неподалеку и стрелой влетал в квартиру, прежде чем я успевала закрыть дверь. В итоге мне пришлось сдаться. — Она погладила кота по голове, и тот громко замурлыкал. Рональд внимательно наблюдал за ними. — Но, если уж вас это так интересует, я действительно считаю котов более надежными, чем мужчин, — воинственно добавила она.
— А вам нужен надежный мужчина? Но ведь с такими скучно жить… А кота мы берем с собой? — перебил он сам себя.
— Мы вообще ничего больше вместе не делаем, — возразила Милли. — Вы возвращаетесь к себе в гостиницу. Я еду в Испанию. А Марс остается здесь под присмотром соседей.
— А он не возражает?
— Нет. — Она легонько почесала кота за ухом, — Он знает, что я всегда возвращаюсь к нему.
— Должно быть, это приятное ощущение, — заметил Рональд.
Милли уловила в его голосе насмешку, возмущенно посмотрела в его сторону, выпрямилась и одернула юбку.
— Несомненно. Ну что же, мне пора переодеваться и складывать вещи. Не забыть бы зубную щетку…
— А у вас нет лишней?
Милли резко повернулась к нему.
— Послушайте, Рональд, вы не сможете поехать со мной. Для этого нужен паспорт, деньги… Неужели вы не понимаете, что подобные поездки планируются заранее?
— Вы хотите сказать, что тогда вы бы не возражали против моей компании? — вкрадчиво перебил ее он.
— Что, наконец, скажут люди — мои и ваши знакомые? — раздраженно закончила она.
— Я не собирался рассказывать им об этом, — парировал он.
Милли бросила не него взгляд, полный отвращения.
— Правда? А как вы объясните им, куда пропали?
— Дорогая, — ласково произнес Рональд, — у такого человека, как я, друзей нет, а есть только партнеры и агенты-работодатели. Да еще, пожалуй, собутыльники.
— Похоже, вам тоже не помешало бы завести кота, — не без злорадства заметила Милли. Он весело рассмеялся, оценив этот укол по достоинству.
Когда он смеется, то становится таким обаятельным… — невольно подумала она. Можно не доверять ему, не желать подчиняться, но стоит ему вот так расхохотаться, и любая женщина падет к его ногам, навсегда очарованная и готовая на все.
Любая, но только не я, твердо сказала себе Милли.
— Да, меня никто не ждал дома, — сухо, но с легким оттенком грусти подтвердил Бредли.
— А как насчет вашей работы? — спросила Милли.
Он опустился на диван и ухмыльнулся.
— Работа завершена, поэтому я и беснуюсь, — откровенно признался он. — Но пресса заметила это только благодаря вам. А я вовсе не хочу постоянно бегать от репортеров. Так что вы в долгу у меня, Милдред Роббинс.
— Ничего подобного! — горячо возразила Милли. — Вы сами во всем виноваты.
— Не нужно так нервничать, — спокойно заметил он. — я еще не встречал такой эмоциональной особы…
— А я — такого тщеславного, самодовольного, безответственного…
— Портрет почти точен, — кивнул он и опять рассмеялся.
— Вы испортили мне вечер, разрушили мои планы, а теперь еще и навязываетесь мне в спутники? — обвиняющим тоном произнесла она.
Его брови взлетели наверх.
— Какие планы?
— Как это какие? Я должна была вернуться сюда еще вчера вечером… Он ухмыльнулся.
— Чтобы накормить своего кота? — Он взглянул на Марса, который терся о его ноги. — Извини, дружище.
— Из-за вас я сегодня выбилась из графика. Мне уже давно пора было выехать.
— В Испанию? Но если вы опаздываете, вам нужен второй водитель, чтобы нагнать упущенное время.
— Нет, — сквозь зубы процедила Милли.
— Вы поступаете неразумно. — Он печально покачал головой.
— Я?..
— Именно вы. Попытайтесь вникнуть в ситуацию, — предложил он, улыбаясь. — Вы уезжаете в Испанию, оставив меня здесь. Я вызываю такси, еду к себе домой и по дороге рассказываю водителю, как попал сюда, возможно упомянув, кто ваш отчим. — Он лукаво посмотрел на Милли и добавил:
— А у таксистов хорошие связи с прессой.
— Вы не сделаете этого, — сказала она, но не слишком убежденно.
— Вам будет неприятно, если станет известно, что мы вместе провели ночь? Но почему? — удивился он. — Ведь вы не ребенок и, кажется, ни с кем не помолвлены…
Милли вспомнила о том, как в свое время задела Пита неразборчивость ее матери. Мысль о том, что дочь встала на тот же путь, наверняка больно ранит его. А Шон… Она побледнела, страшась даже подумать о том, что может сделать Шон, и инстинктивно прижала к груди больную руку.
— Все так, — резко сказала она. — Но мне это не понравится хотя бы потому, что это не правда. На губах Рональда заиграла смутная улыбка.
— Тем не менее теперь у вас есть шофер, хотите вы этого или нет.
Милли взглянула на его самоуверенное лицо и… сдалась.
Бредли действительно не нуждался в том, чтобы специально готовиться к отъезду. В его бумажнике было полно кредитных карточек, а потрепанный паспорт лежал в заднем кармане брюк.
— Сообщите о своем отъезде хотя бы в гостиницу, — сказала Милли. — Иначе вас объявят в розыск, и нас будет преследовать полиция.
— Как вы предусмотрительны! — засмеялся он. — Хорошо, я так и поступлю. Думаю, мой новый агент сможет разрешить все проблемы.
Милли не хотела слышать, о чем именно Бредли говорил по телефону с Джуди. Она быстро переоделась, приласкала Марса и взялась за небольшой чемоданчик, но Рональд неторопливо подошел к ней и взял его из ее рук.
— Джуди еще не совсем проснулась, поэтому не задавала лишних вопросов, — с удовлетворением отметил он. — А теперь вот что. Вы умеете читать карту?..


Увы, Бредли недолго пребывал в прекрасном расположении духа. Он просто возненавидел паром… особенно после того, как им пришлось воспользоваться этим видом транспорта во второй раз. Ведь сначала они перебрались из Ирландии в Англию, а затем через Ла-Манш во Францию.
Чтобы сохранить инкогнито, Рональду пришлось постоянно прятать глаза за массивными темными очками. Его раздражали и встречные машины на автостраде, и не знающие английского официанты французских ресторанчиков… Однако в целом, если не считать разногласий по поводу маршрута, они с Милли прекрасно поладили друг с другом.
Он отлично водил машину: быстро, но аккуратно — не рисковал зря, не нервничал и не сердился, когда солнце слепило его глаза или движение на автостраде настолько замедлялось, что, казалось, машина едва ползет. В конце пути Милли даже захотелось сделать ему комплимент.
— Вы очень хороший водитель, — сказала она, наблюдая за тем, как его сильные руки держат руль.
Бредли насмешливо покосился в ее сторону.
— Я с девяти лет за рулем.
— С девяти? — опешила Милли. — Но это, должно быть, запрещено законом! Его глаза хитро заблестели.
— А вы никогда не преступаете закон?
— Разумеется, нет, — ответила она и, тут же пожалев об этом, скрывая смущение, торопливо спросила:
— Каким образом, черт возьми, вам это удавалось?
— В детстве это было не самым серьезным моим проступком. Существовали еще наркотики и тлетворное влияние улицы…
Потрясенная до глубины души, Милли искоса посмотрела на его жесткий, сильный профиль. Да, у него вид человека, способного решить любую проблему.
— Как же вам… — начала было, но не договорила она. Не очень-то тактично спрашивать, как ему удалось изменить свою жизнь.
Но Рональд прекрасно понял, что она собиралась сказать.
— Как я сделал карьеру? — Его голос стал резким, а красивое лицо еще более жестким. — Наверное, от злости. Я знал, что талантлив, и не понимал, почему богачи должны оставлять меня за бортом.
Милли понимала его. Ведь вот и Шон тоже делал все, что мог, чтобы ее сочинения никто не слышал. А она всегда была уверена, что талантлива. До тех пор, пока…
— И у вас никогда не было сомнений на свои счет?
— Я просто не мог позволить себе этого. Но хватит обо мне. — Лицо Рональда немного смягчилось. — А как насчет вас? Должно быть, музыкальные агенты просто дерутся за вас…
Милли была поражена.
— Что? Вы ошибаетесь. В классической музыке родственные связи не имеют значения. То, что мои отчим знаменит, вовсе не способствует мое» карьере.
— Не может быть, — протянул Бредли. — Вероятно, вы просто еще не научились правильно пользоваться этими возможностями.
Чувство симпатии, которое Милли ненадолго почувствовала к этому человеку, моментально испарилось.
— В моей семье это не принято, — ледяным тоном сказала она.
Бредли покачал головой.
— Тогда у вас странная семья.
Милли посмотрела в окно. Шел дождь. Дорога, по которой они ехали, была довольно тихой. Щемящее чувство неуверенности охватило ее. Неужели их семья действительно была ненормальной? Прежде она никогда не думала об этом.
— Теперь нас осталось только двое: Пит и я. Он женился на моей матери, когда мне было двенадцать лет. Через пять лет она умерла.
Это были пять бурных лет, полных ссор, неожиданных отъездов и внезапных возвращений. Милли не осмеливалась даже сама открывать входную дверь, опасаясь, что это будет не ее мать.
— Вы были близки с матерью? — спросил Рональд.
Она осторожно посмотрела на него, подозревая новый подвох, но, оказалось, что он всего лишь поддерживает разговор.
— Не слишком, — вздохнула она, удивляясь своей откровенности. — Я не признавалась в этом даже самой себе, но мою мать интересовала только ее публика, ее аудитория. Она любила своих поклонников, а те, в свою очередь, просто боготворили ее. Что же касается отдельных людей… — Милли сокрушенно покачала головой. — Она вероятно, просто не могла достаточно ясно разглядеть их. Конечно же, нас она любила, но частенько не замечала нашего присутствия. Вы понимаете, что я имею в виду?
— Отлично понимаю. Не забывайте, у меня тоже есть преданная мне аудитория. А что же случилось с вашим отцом?
— Они с мамой развелись, причем это расставание нельзя было назвать дружеским. Ведь она была известна всему миру, а он — нет. Теперь он присылает мне подарки, в день рождения и на Рождество.
— Значит, по-настоящему вас опекает только отчим, — проговорил Рональд.
— Ерунда! — вспыхнула Милли. — Я уже очень давно живу своей жизнью.
— Своей жизнью? — Он мельком взглянул на нее. — Не похоже. Думаю, девушка, подобная вам, достойна лучшего.
Губы Милли плотно сжались. Похоже, он снова поддразнивает ее. Но нет, она не будет реагировать на его слова.
Бредли мягко рассмеялся.
— Комментариев не будет?
Притворно сладким голосом Милли попросила:
— Может быть, вы что-нибудь расскажете о своей жизни?
— Моя жизнь… — Он снова рассмеялся, но уже не так добродушно. — Если вы читаете журналы, то, должно быть, знаете и кое-какие события, и конкретные имена.
— Я их не читаю.
— Что-то не верится, — пробормотал он. — Впрочем, что именно вы хотите узнать? Милли подумала мгновение и съязвила:
— Разумеется, не пошлые подробности ваших любовных интрижек. — Он промолчал, умело выполняя двойной поворот на горной дороге. Милли отвела глаза от крутого обрыва и поспешно сказала:
— И все же, кем занято ваше сердце в данный момент?
— Я знал, что вы спросите об этом. — Рональд был явно удовлетворен. — В данный момент никем. В колонках светской хроники попадаются весьма прозрачные намеки на мой роман с Мэлани Кинсайд, но это всего лишь плод фантазии журналистов.
Что-то в его голосе заставило Милли задать следующий вопрос:
— Но вам нравится эта женщина?
— Вы хотите спросить, мечтаю ли я, чтобы между нами действительно было то, о чем болтает пресса? — Он пожал плечами. — На это нет абсолютно никаких шансов. Подобно вашей матери, Мэлани не интересует ничего, кроме карьеры. До сих пор наши отношения вполне устраивали ее.
Милли была заинтригована.
— До сих пор? Вы имеете в виду, что теперь все изменилось и вы не будете сниматься вместе? Его лицо стало совсем непроницаемым.
— Кто знает…
Милли неожиданно для себя почувствовала досаду и разочарование. Закусив губу, она откинулась на спинку сиденья.
Неожиданно из-за поворота навстречу им выехала машина. Рональд мгновенно среагировал и легко разъехался с ней. Милли не отрывала глаз от его худощавых, сильных рук, лежащих на руле.
— Вы действительно отличный водитель! — непроизвольно вырвалось у нее.
Он улыбнулся одними губами, но его глаза по-прежнему остались непроницаемыми.
— А вы знаете, что хорошие водители оказываются обычно отличными любовниками? — Рональд явно забавлялся. — Вы с этим согласны?
Милли хотелось ответить колкостью, но она понимала, что это даст ему новую возможность поиздеваться над ней. Поэтому, она прибегла к спасительному высокомерному молчанию и прервала его, только когда ей пришлось показывать съезд с шоссе.
— Связь восстановлена, — пробормотал он. — А я уж думал, что нам придется разводить сигнальные костры, чтобы заметить друг друга.
— Связь? Я знаю вас всего лишь два дня, — презрительно напомнила Милли.
— И две ночи, — добавил он.
— Вы что, нарочно стараетесь поставить меня в неловкое положение?
— А вам не кажется, что вы преувеличиваете? Сколько вам лет, мисс Роббинс?
— Двадцать пять, — сдавленно произнесла она.
— А ведете себя так, словно вам девяносто, — дружелюбно заметил он.
— Вовсе нет! — Милли понимала, что в ее голосе звучит обида, но ничего не могла с собой поделать, и это еще больше разозлило ее. Он, не отрывая глаз от каменистой дороги, лишь пожал плечами. Этот жест и равнодушно-ироничное выражение его лица вызвали у нее желание ударить его. Сдерживаясь, она крепко стиснула кулачки, но все же сказала:
— Знаете, я никогда и ни к кому не испытывала таких чувств, как к вам.
— О! Я просто счастлив слышать это!
— Я вовсе не то имела в виду! — крикнула она. Рональд засмеялся.
— Ваши слова невозможно понять иначе. — Вы слишком болезненно реагируете на шутки из-за своей консервативности, — добавил он.
— Я вовсе не считаю себя консервативной, — сквозь зубы процедила Милли.
— Со стороны виднее…
Машина, задевая о ветки густого кустарника, плавно вписалась в два следовавших один за другим поворота. Милли здесь просто сначала остановилась бы, а затем начала продвигаться вперед короткими рывками. Рональд же вел машину медленно, но вполне уверенно. Он внимательно следил за дорогой, но это не мешало ему беседовать с попутчицей.
— Признаюсь вам. Золушка, за два дня я узнал о вас лишь то, что вы уж точно не делаете в своей жизни. А так невозможно по-настоящему узнать человека.
Дорога вновь избавила Милли от необходимости отвечать. Вынырнув из зарослей, машина оказалась на завершающем отрезке пути. Вперед вела лишь вьющаяся среди скал широкая тропа. Величие взметнувшихся в небо горных пиков возмещало глазу отсутствие бурной растительности.
С красотой горных вершин соперничали изящные, будто резные башни Лас-Рокаса.
Бредли, которого, казалось, ничто не может ни удивить, ни взволновать, неожиданно резко нажал на тормоза.
— Что это? — спросил он.
— Лас-Рокас. Пит купил его за год до женитьбы на моей матери. Это средневековый замок.
— Это я и сам вижу. — Рональд покачал головой. — Если бы я не видел всего этого своими собственными глазами, то никогда бы не поверил в возможность подобного. А котлов с кипящим маслом и ведьм здесь нет?
— Это памятник истории, — чопорно сказала Милли. — Министерство культуры предъявляет весьма строгие требования…
— К кипящему маслу?
— Замок небольшой. — Милли старательно не поддавалась на его насмешки. — Когда Пит купил его, он был почти полностью разрушен, так что многое из того, что выглядит подлинным, на самом деле результат реставрации. Но ученые все равно иногда приезжают сюда.
— Ученые? Маги и колдуны лучше вписались бы в такую обстановку. — Рональд снова засмеялся. — Должно быть, у вашего отчима действительно куча денег. Думаю, вы воспринимаете все это как нечто само собой разумеющееся? Просто привыкли к подобным вещам?
Не дожидаясь ответа, он въехал во внутренний двор замка. Здесь цвела буйная растительность, стояли вазоны и кадушки с лимонными и апельсиновыми деревьями, розовыми кустами, геранью; древнюю стену оплетали стебли винограда.
Бредли заглушил мотор и осмотрелся вокруг.
— Фантастика… — наконец проговорил он. — Просто не верится.
Милли выбралась из машины и слегка потянулась, с наслаждением вдыхая прохладный свежий воздух. Чувствовалось, что здесь недавно прошел дождь, но сейчас выглянуло солнце, и повсюду блистали алмазные капли. Рональд подошел к ней. У него было странное выражение лица.
— Здесь вы дома?
— Нет. — Она отрицательно покачала головой. — Когда была жива моя мать, мы редко приезжали сюда. Она считала, что этот замок — слишком уединенное место. Но однажды я провела здесь целое лето…
Воспоминания о том лете отчетливо всплыли в ее памяти.
Шон тогда еще не был женат. Держась за руки, они вдвоем бродили среди оливковых рощ и горных пастбищ, но их отношения оставались абсолютно невинными. Следующие восемь лет своей жизни она провела в ожидании того, что он полюбит ее. А когда он наконец полюбил…
Вздрогнув, Милли постаралась отогнать неприятные воспоминания.
— Здесь прекрасная, почти дикая природа. Если хотите, я вам все покажу, — застенчиво предложила она. — Перед тем как вы уедете…
— Спасибо. — Бредли пристально посмотрел на нее. — В то лето вы были здесь одна?
Черт бы его побрал, подумала Милли. Как ему удается разгадывать мои самые сокровенные мысли?
— Нет, со мной был мой учитель музыки, — холодно ответила она.
— И все? Должно быть, вам было довольно скучно, — лениво заметил Бредли.
Милли судорожно глотнула, стараясь подавить стоявший у нее в горле ком.
— Да нет, здесь недалеко есть деревня. Туда можно добраться за двадцать минут. Впрочем, мы тогда много занимались…
Его брови поползли вверх от удивления.
— Сколько же вам было лет? Она покраснела.
— Семнадцать.
— А вашему наставнику?
— Двадцать восемь. А откуда вам известно, что это был мужчина? — вдруг спохватилась Милли.
— Я этого не знал.
Она рассердилась на себя. Ей хотелось сказать ему что-нибудь неприятное, но не нашлось подходящих слов. Перехватив ее взгляд, Рональд слегка похлопал ее по руке.
— Не сдерживайтесь! Просто дайте мне по физиономии, — лениво посоветовал он.
С трудом, но ей удалось сохранить самообладание.
— После такой утомительной поездки вы, должно быть, устали и голодны. Я могу покормить вас.
И она медленно вошла в замок, делая вид, что не слышит тихого смеха, раздавшегося ей вслед.
Отделанная камнем кухня в основном сохранила свой первоначальный, средневековый вид. В противоположной входу стене виднелась массивная дверь. Рональд прошел туда и вскоре вернулся, весьма довольный увиденным.
— Что там? Похоже на лабораторию какого-то сумасшедшего ученого.
Милли, исследовавшая содержимое холодильника, взглянула на него.
— Система энергоснабжения.
— А баллоны с кислородом зачем?
Милли была поражена. Обычно, зайдя в комнату, которую Пит называл машинным отделением, никто не замечал таких деталей.
— Это оборудование для горноспасательных работ. Иногда в горах люди попадают в трудные ситуации. В поселке есть добровольная команда спасателей. Часть их экипировки хранится здесь, ведь замок находится значительно выше деревни. Кроме того, сюда удобно приносить раненых. А еще здесь есть радиостанция — на случай, если не работает телефон, — и вертолетная площадка.
— Настоящий форпост прогресса. — Бредли явно был под впечатлением от услышанного, но не смог не пошутить:
— А продукты сюда доставляют на ослах? Или сбрасывают с вертолета?
— Многое можно выращивать прямо здесь, на огороде. Остальное на грузовике привозят из деревни. Кстати, похоже, мы пропустили очередную поставку, — огорченно заметила она, завершив обследование запасов.
— В шкафу пусто?
— Нет, конечно, но продуктов меньше обычного.
Обследовав винный погреб, Рональд вернулся очень довольный, с почерневшей от времени, покрытой пылью бутылкой вина.
— Это уж слишком торжественно, — с сомнением заметила Милли.
— Вы заслуживаете поощрения, — возразил он, с привычной легкостью извлекая пробку. — И, клянусь Богом, я тоже. К тому же я не заметил надписи «Не трогать!». Подайте, пожалуйста, бокалы…


Они сидели за широким дубовым столом посредине кухни, жадно поглощая приготовленные Милли блюда. На десерт она подала фрукты и сыр.
Ей очень хотелось спать, но она не стала возражать, когда Рональд спустился в погреб за второй бутылкой вина.
Оно было мягкое, ароматное и приятно согревало.
— Этот запах цветущего апельсина мне что-то напоминает, — задумчиво произнесла она. — Будто сидишь в сумерках у камина. В нем дрожат языки пламени, потрескивают угли…
— Так вот как на вас действует алкоголь? — Бредли покачал головой. — Именно это, должно быть, имел в виду один мой приятель, когда сказал, что у меня нет воображения. Я ничего не чувствую, кроме вкуса алкоголя и фруктов.
— Может быть, вы просто не любитель вин? — предположила Милли.
— Я же из Калифорнии! — оскорбился Рональд. — По крайней мере, был усыновлен там. Просто я слишком поздно впервые попробовал настоящее вино, чтобы уметь профессионально оценивать его.
Милли подперла голову руками. На мгновение у нее возникло странное ощущение, что Рональд собирается наклониться к ней, но он резко откинулся на спинку стула и засунул руки в карманы. Его лицо вновь стало непроницаемым.
— Пожалуй, вам хватит пить, — заметил он. — Это старое вино только кажется таким легким. Почему бы вам не прилечь, пока я разгружу машину?
— Это моя обязанность, — возразила Милли.
Язык у нее немного заплетался, и это удивило ее. Она добавила, стараясь тщательно выговаривать каждое слово:
— Почему я должна ложиться? Я не устала и вообще в полном порядке.
— Пока да.
Ее глаза обиженно сузились.
— Вы хотите сказать, что я пьяна? Алкоголь не оказывает на меня никакого действия.
Тут она заметила, что ее бокал пуст, и нетерпеливым жестом подвинула его Рональду. Он вопросительно поднял брови, пожал плечами и снова налил ей вина, но все же спросил:
— Вы уверены, что это вам не повредит?
— Конечно, уверена. Я пью вино всю жизнь.
— Расслабление наступает значительно раньше, чем пропадает способность держаться на ногах, — осторожно заметил Бредли.
— А я вовсе не напряжена, просто контролирую свое поведение, — возразила Милли.
— Тогда почему вас так легко смутить? — Пораженная, она опустила глаза. Откуда он это знает? — Я постоянно загоняю вас в тупик, ведь верно? Я чем-то пугаю вас. Впрочем, возможно, у вас действительно есть основания бояться меня. — Неожиданно он подался вперед и, взяв за подбородок, поднял ее лицо так, что их глаза встретились. — Хотите, я скажу вам, что вижу, глядя на вас? — В его тихом голосе зазвучало что-то опасное. — Ох уж эти глаза!
— Что? — переспросила Милли. У нее не было уверенности в том, что она правильно расслышала его последние слова.
— Вы очень красивая женщина, Милдред Роббинс. — Она смутилась, а он добавил чуть сердито:
— Но не хотите замечать этого. Что ж, это ваше дело, однако не думайте, что все остальные так же слепы, как вы.
Милли вздрогнула, и странная, гипнотическая атмосфера тут же растаяла.
— Вы сумасшедший, — сказала она, отталкивая его руку. — Зачем-то выдумали, что увлечены мною…
Его лицо стало таким же холодным и высокомерным, как во время вечеринки у Джуди.
— А что в этом странного? Не в моих ли объятиях вы проснулись вчера утром?
Милли похолодела. Она едва могла дышать.
— Это была случайность. Я очутилась там не потому, что вы хотели меня. К тому же вы были рассержены, когда проснулись, — я прекрасно помню выражение вашего лица!
— Да, я действительно был рассержен. Но от этого я не перестал желать вас.
Милли недоуменно уставилась на него. Ее мысли метались, как птицы в клетке. Даже Шон никогда не говорил, что хочет ее, и никогда не смотрел на нее такими пожирающими глазами. Она неожиданно осознала, что они одни в доме, и ее дыхание участилось. Молчание затянулось. Рональд нетерпеливым жестом провел рукой по волосам. Милли поймала себя на мысли, что ей тоже хочется прикоснуться к ним, и поспешно спрятала руки за спину.
— Черт, — пробормотал он, явно поддаваясь неожиданной вспышке гнева. — Думаю, мне надо следить за своими словами. Я вовсе не намеревался сообщать вам об этом.
Милли встала и, обогнув стол, остановилась перед ним.
— Вы это серьезно?!
— Да! Хотите, чтобы я доказал, насколько серьезно это было сказано?
От его слов Милли даже чуть пошатнулась.
Шон твердил, что она холодна как лед, и она верила в справедливость его слов, но сейчас ей пришло в голову, что, возможно, они оба ошибались.
— Да, хочу, — ответила она.
На какое-то мгновение Рональд замер, а потом, приглушенно вскрикнув, притянул ее к себе.
От прикосновения его рук Милли почувствовала необыкновенную легкость во всем теле.
— Черт побери! Мне следовало знать, что этим кончится…
Какое-то странное чувство охватило Милли. Ее сердце колотилось так, что, казалось, от этих толчков она вот-вот разлетится на мелкие кусочки.
Я больше никогда не стану прежней, подумала она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Танец любви - Батлер Кэтрин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Танец любви - Батлер Кэтрин



Посмотрите фильм три метра над уровнем неба,не пожалеете
Танец любви - Батлер Кэтринмария вельверде и марио касас
28.04.2013, 7.57





Посмотрите фильм три метра над уровнем неба,не пожалеете
Танец любви - Батлер Кэтринмария вельверде и марио касас
28.04.2013, 7.57





Фильм " Три метра над уровнем неба" лучшее, что я смотрела за последние годы. Он снят по одноименной книге. У фильма есть продолжение Три метра над уровнем неба. Я тебя хочу.
Танец любви - Батлер КэтринРоза
28.04.2013, 9.03





А третья часть выйдет в 2014 в марте
Танец любви - Батлер Кэтринмария вельверде и марио касас
28.04.2013, 9.21





Девочки, правда, это так замечательно! Посмотрите или прочтите Три метра над уровнем неба- не пропустите это для себя.
Танец любви - Батлер КэтринЭва
28.04.2013, 11.01





А при чем тут этот роман и фильм или книга 3 ме ра над уровнем моря здесь помойму должен комментироваться роман или что не поняла..
Танец любви - Батлер Кэтриннека я
28.04.2013, 11.39





Просто хотела подчеркнуть ,что несмотря на непохожесть фильма 3мнун и романа они всё же одинаково красивы
Танец любви - Батлер Кэтринмария вельверде и марио касас
28.04.2013, 12.38





Просто хотела подчеркнуть ,что несмотря на непохожесть фильма 3мнун и романа они всё же одинаково красивы
Танец любви - Батлер Кэтринмария вельверде и марио касас
28.04.2013, 12.38





Так и не поняла, что же привлекло героя в героине, неужели ее наивность? Она витает в облаках, он - более чем приземлен, разве что он может безоговорочно ей доверять, а это очень важно в таком изменчивом мире кино. Но любовь? Сомневаюсь: 6/10.
Танец любви - Батлер Кэтринязвочка
29.04.2013, 14.03





Ogromnoe spasibo za sovet! Prosmotrela film, proridala vsu noch, podushka vsja mokraja. Dejstvitelno, "Tri metra nad urovnem neba" shedevr; obaldennaja, izumitelnaja i ochen trogatelnaja istorija lubvi... Posmotrite film, ne pozhaleete.
Танец любви - Батлер КэтринZzaeella
4.05.2013, 2.23





язвочке. разве любят за что-то.rnпо поводу романа - читать.
Танец любви - Батлер Кэтриниришка
20.05.2013, 10.01





Мило. Второй раз точно читать не буду! Ггерой молодец, а героиня как-то не очень.
Танец любви - Батлер КэтринКристина
25.09.2013, 14.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100