Читать онлайн Танец любви, автора - Батлер Кэтрин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец любви - Батлер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец любви - Батлер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец любви - Батлер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Батлер Кэтрин

Танец любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 10

Вытягивая голову, Милли внимательно огляделась. В зале было полно знаменитостей.
Всего шесть месяцев назад, у Джуди, ей хотелось сбежать с вечеринки. Теперь она была настроена иначе.
Милли слабо улыбнулась. За это она должна быть благодарна Рональду Бредли. За это и за многое другое: за уверенность в себе, вновь обретенное самоуважение, за музыку…
Больше всего за музыку. В концерт, подготовленный к конкурсу, она вложила всю свою любовь к нему. Хорошо, что он никогда не узнает об этом. Она назвала этот концерт «Серенада для игрушки», и название было единственным, что не понравилось членам жюри.
И вот теперь она, спокойная, уверенная в себе, свободно передвигалась среди гостей на большом приеме, как будто никогда и не разбивала два бокала за вечер при виде звезды Голливуда.
Милли вздрогнула — как всегда, когда неожиданно вспоминала о Рональде. Правда, сидя за фортепьяно, она умышленно вызывала в своей памяти его образ, чувствуя, как возникавшая от этого боль отражалась в музыке.
Ты должна забыть его, подумала она, по крайней мере, на сегодняшний вечер. Ты просто обязана это сделать — ради Пита и Джуди.
Отчим подошел к ней.
— Кажется, у тебя получился действительно хороший вечер, — с неподдельным восторгом произнес он. — Джуди очень довольна. Ты знаешь, за каким столом мы сидим?
Номер их стола значился на приглашении.
— Считай по часовой стрелке от центрального стола, — сказала она, взглянув на таблички с черными цифрами, стоявшие рядом с цветочными вазами на каждом столе.
Пит хмыкнул.
— Ты такая деловая. Без тебя я бы просто потерялся здесь.
— Без меня ты бы просто без боя сдался на милость самой блистательной женщины в этом зале, — заметила Милли. У нее были определенные подозрения в отношении интереса, проявляемого Питом к Джуди Риз, но до сих пор сам он ничего не говорил на этот счет. Она задумчиво посмотрела на него.
Пит засмеялся.
— Сегодня ты сама вполне подходишь на эту роль. Мне нравится твое платье.
Ее черное платье на первый взгляд было очень простым. Его юбка казалась прямой, но при быстрых движениях разворачивалась как цветок, состоящий из небольших, легких лепестков, а вырез под горло, декольте сзади и длинные, напоминающие своей формой колокольчик рукава делали его необычным. Платье нравилось Милли, хотя и было самым смелым из всего, что она когда-либо покупала себе.
— Ты становишься более смелой в одежде, дорогая. И тебе идет это, — сказал Пит.
— Не только в одежде, — сухо добавила Милли. Он кивнул в знак согласия.
— И в музыке тоже. Я рад за тебя. — Он заколебался. — О'Флаэрти был не слишком подходящим учителем для тебя. Я знаю, что тебе он нравился… — Пит деликатно смолк, ожидая ответа, но Милли промолчала. — Если говорить откровенно, то я не очень много внимания уделял тебе. Твоя крестная заботилась о тебе, когда ты была маленькая, но когда ты подросла, я решил, что ты сама должна решать, кого возьмешь в учителя. Я и не стал вмешиваться… за исключением единственного случая, — грустно признался он. — Это я сообщил Шону, что ты находишься в замке.
Милли передернуло.
— Он мне так и сказал, но я не поверила. Зачем ты это сделал. Пит?
— Я решил, что если ты увидишь его… — Он заколебался. — Понимаешь, я считал, что как мужчина он не подходит тебе, но…
— И в этом ты был абсолютно прав, — согласилась Милли.
Глаза Пита широко раскрылись от изумления.
— Так, значит, ты посвятила эту полную трагизма музыку вовсе не Шону О'Флаэрти? Милли была ошеломлена.
— Полную трагизма? Пит повеселел.
— А ты думала, что твой отчим не в состоянии услышать того, что звучит в твоей музыке, Милли? Знаешь, я ведь все-таки профессионал в своем деле.
— Я знаю, но ведь ты так привязан ко мне.
— Но это вовсе не означает, что у меня в ушах вата. — Он с любопытством взглянул на нее. — Наверное, именно поэтому ты никогда не интересовалась моим мнением в отношении твоей работы? Считала, что я не могу быть объективным?
— А ты можешь?
— Мое дорогое дитя, у меня есть определенная репутация в музыкальном мире, — сухо напомнил ей Пит, — и я не собираюсь рисковать ею, продвигая посредственность, даже если это очень близкий мне человек. Конечно, я был бы беспристрастным в оценке того, что ты делаешь. — Он искоса взглянул на нее. — Насколько я понимаю, гораздо более беспристрастным, чем О'Флаэрти.
Милли закусила губу.
— Похоже, что хотя ты и бываешь в Дублине всего один месяц из четырех, остаешься в курсе событий.
— Так, значит, это все-таки правда? Что ж, тогда тебе повезло, что ты вовремя выяснила это.
Милли судорожно сглотнула, потому что у нее неожиданно пересохло во рту. — Мне на это указали другие, — резко ответила она.
Это замечание заинтересовало Пита.
— Кто именно? Я знаком с этим человеком?
— Нет. Это мой друг.
— Понятно. — Он поджал губы. — Было бы интересно познакомиться с ним. Возможно, премией на конкурсе ты тоже обязана именно ему, — вкрадчиво добавил он.
Милли вздрогнула от неожиданности и с подозрением уставилась на него, но он только улыбнулся в ответ и слегка сжал ей руку.
— Думаю, в дальнейшем мне не придется узнавать обо всем со стороны, а? Милли рассмеялась.
— Думаю, нет, — заверила она.
— Хорошо, хорошо. Итак, когда же ты все-таки расскажешь мне о своей новой работе?! — с усмешкой спросил Пит.
Она изумленно уставилась на него.
— Ax ты хитрый, старый Макиавелли! Как ты узнал об этом? Ведь это пока еще секрет!
Мохнатые брови Пита с удивлением поднялись вверх.
— Ты считала, что я буду против того, что ты пишешь музыку для фильмов?
— Нет, дело не в этом. Я просто не хотела, чтобы кто-либо узнал об этом до тех пор, пока я сама не пойму, что справляюсь с работой.
— Так значит, это своеобразная страховка, — неодобрительно покачал головой Пит. — А я считал, что ты стала более смелой. Возможно, тебе стоит снова посоветоваться со своим другом, который так вдохновляет тебя?
— Пит… — обеспокоенно начала Милли, но он уже отвернулся.
— А вон и Джуди. Должно быть, это наш стол. Пошли.
Слегка нахмурившись, она последовала за отчимом. Предложение написать музыку для фильма было для нее неожиданным, и поначалу даже напугало ее. У Милли были веские основания избегать мира кино, но это оказался английский фильм с весьма скромным бюджетом, а значит, вероятность того, что в ходе реализации проекта она столкнется с Бредли, была ничтожно мала. К тому же ей действительно понравился сценарий.
— Итак, как идет работа над музыкой для фильма?.. — уже на ходу спросил Пит.
— Я написала всего четыре темы. Это все, что им пока нужно.
Он понимающе кивнул головой.
— Звучит интригующе. Какие темы?
— Одна будет фоном для сцены уличного боя, — загибая пальцы, объяснила Милли. — Вторая — романтическая, а третья будет звучать в сцене вечеринки.
Ей нравилось писать эту третью тему. Для нее она решила подобрать и танцевальную мелодию в ритме рок-н-ролла. В уединении своей студии она даже сама танцевала под нее, позволяя себе вспоминать объятия Рональда. И это движение в такт человеческому пульсу прозвучало и в написанной ею музыке. Милли слегка вздрогнула от нахлынувших воспоминаний.
— А четвертая? — поинтересовался Пит.
— Тема любви.
Он внимательно посмотрел на нее, но ничего не сказал.


Джуди Риз встретила их с восторгом, хотя, казалось, была слегка озабочена чем-то. Возможно, один из ее клиентов должен был получить награду, которые вручались в этот вечер.
С момента своего возвращения Милли неоднократно встречала Джуди в компании Пита. Она знала о том, что Джуди все-таки стала агентом Рональда Бредли, из газет, но ни та, ни другая ни разу не вспомнили о нем. У Милли были на то веские основания, а Джуди, очевидно, не имела ни малейшего представления о том, что произошло с ними после той памятной вечеринки, и потому не видела причин обсуждать своего нового престижного клиента с человеком, которого, по ее мнению, вообще мало интересовало кино.
Однако все же именно Джуди предложила Милли написать музыкальные заставки для фильма. Та заволновалась, предположив, что Джуди каким-то образом оказалась в курсе событий, но потом поняла, что той просто был нужен композитор-классик, который привнес бы в фильм что-то новое. Она сама сказала Милли, что незнание мира кино будет для нее даже своеобразным преимуществом.
Заняв свое место за столом, Милли открыла отпечатанную на глянцевой бумаге программу вечера и тут же невольно вздрогнула от неожиданности.
Сосед заглянул ей через плечо.
— Это новая премия, — пояснил он, увидев, какую она читает страницу. — Она будет вручена представителю наиболее популярного теперь вида искусства. Рональд Бредли ведь никогда не занимается ерундой, а его фильмы всегда дают максимальный кассовый сбор.
— В самом деле? — деревянным голосом пробормотала Милли.
Она бросила обвиняющий взгляд на сидящего напротив отчима, но Пит казался очень увлеченным беседой со своим соседом.
Сегодня Пит впервые проявил какую-то заинтересованность в ее личной жизни. Неужели он знает о Рональде Бредли и понимает, что значит для нее это имя в программе вечера? Милли неотрывно наблюдала за ним, но он избегал ее взгляда.
Не намеренно ли он привел меня сюда сегодня? — задумалась она. И если так, то почему?
Милли не хотела встречаться с Рональдом Бредли. Ведь он решил, что она играет с ним, словно кошка с мышкой, и оказался слишком слепым или слишком бессердечным, чтобы заметить, что она всем сердцем полюбила его. Единственное, что его волновало, — это физиология. И ее последствия.
Что ж, по крайней мере, он был откровенен на этот счет, напомнила себе Милли, и, в отличие от Шона, никогда не притворялся, что любит меня. Она уже свыклась с этой мыслью и сделала для себя определенные выводы, поэтому ей не хотелось бы снова встречаться с Рональдом.
Она внимательно осматривала зал в поисках человека, которого не хотела бы увидеть, и поэтому не следила за беседой своих соседей по столу и не слышала радостный возглас Джуди:
— Рональд! Ты, как всегда, опаздываешь. Я уж решила, что мне придется принимать статуэтку вместо тебя. Думаю, ты знаком со всеми присутствующими? Кроме, может быть, Милли…
Та обернулась и уже открыла рот, чтобы вежливо поздороваться, как вдруг встретилась взглядом с Рональдом Бредли. Она замерла.
— Милли, ты давно хотела познакомиться с продюсером фильма, к которому пишешь музыку. Вот он, — самодовольно пояснила Джуди. — Ему очень нравится все, что ты делаешь для нас.
Милли была словно парализована. В присланном Джуди киносценарии имя Бредли даже не упоминалось. Она пыталась сообразить, что сказать, но тут же поняла, что вообще потеряла дар речи.
Глаза Рональда блестели так лукаво, словно он понимал ее состояние. Это вполне вероятно, подумала она, вспоминая его сверхъестественную наблюдательность, и заставила себя спокойно улыбнуться. Он вежливо кивнул ей.
— Мы с мисс Роббинс уже встречались, — коротко пояснил он Джуди. — Я прослушал твои темы, Милли. Может быть, мы как-нибудь встретимся и все обсудим? — предложил он.
Сегодня он, подумала она, еще больше похож на кинозвезду. Белый вечерний пиджак выгодно подчеркивает загар, каштановые волосы мягкими волнами набегают на воротник рубашки. Милли почувствовала, как у нее пересохло во рту. От ее спокойствия не осталось и следа.
— Нет, — ответила она.
Все, кроме Бредли, были явно удивлены. А Джуди — просто шокирована. Глаза Рональда сузились, став похожими на кусочки гранита. Смех замер на его губах.
— Я не могу разговаривать о музыке, — неуклюже пояснила Милли. — Если вам не нравятся мои темы, мистер Бредли, то можете просто выбросить их в мусорное ведро.
Теперь и Пит, похоже, тоже был шокирован.
— Что ж, очень жаль, мисс Роббинс, — подчеркнуто вежливо отозвался Рональд.
Джуди встревоженно посматривала на них, как хозяйка, вдруг обнаружившая, что ситуация начинает выходить из-под контроля. Потом на ее лице появилось задумчивое выражение, и она взяла Бредли за руку.
Милли видела, что Пит с нескрываемым весельем разглядывает их обоих. У нее внутри все заклокотало от злости. Она резко повернулась к своей соседке и увлеченно заговорила с ней.


Она почти не прикоснулась к еде и не уловила ни единого слова из речей, которые гости один за другим произносили.
Бредли получил специальный приз за особые заслуги перед европейской киноиндустрией. Пока он выступал со своей короткой, остроумной ответной речью, Милли сидела, уставившись на свои руки и молясь о том, чтобы этот вечер поскорее закончился. Она ощущала на себе его взгляд даже через этот огромный, полный людей зал.
Как только снова зазвучала музыка, она умоляюще взглянула на Пита.
— У меня ужасно болит голова. Мне бы хотелось уйти прямо сейчас.
— Головные боли следует лечить физическими упражнениями, — раздался сзади спокойный голос Рональда. — Потанцуй со мной. Отчим улыбнулся им обоим.
— Мистер Бредли, я с большим нетерпением ждал встречи с вами. Думаю, вы самым благоприятным образом повлияли на творчество моей падчерицы.
Милли зарделась и возмущенно уставилась на него. Но Пит, казалось, был сама вежливость.
— Потанцуй с молодым человеком, дорогая. И обязательно пригласи его к нам на ланч завтра.
Да. Помощи от отчима ждать не приходится, поняла Милли. Явно сквозившее во всем его облике веселье раздражало ее.
Она растерялась, зная, что, если не примет приглашение, Рональда, тот просто силком стащит ее со стула. Это был тот самый мужчина, с которым она бранилась по пустякам, для которого играла на флейте… и в которого без памяти влюбилась.
А может, приняв его приглашение на танец, я таким образом вылечусь от любви к нему, подумала она и молча поднялась с места. Бредли вежливо отодвинул ее стул. В его чрезмерной галантности явно сквозила понятная им обоим издевка. Милли бросила на него быстрый, полный тоски взгляд, и, перехватив его, Рональд уже не спускал с нее своих глаз. Он с видом собственника взял ее под руку.
Площадка для танцев оказалась просторнее, чем можно было предположить, но по сравнению с залом в замке выглядела просто крошечной. Тем не менее Рональд повел себя так, словно они все еще были в замке. Встав перед Милли и положив ей на талию руки, он старался держать ее на расстоянии, при этом абсолютно игнорируя остальных танцующих. Милли почувствовала на себе пронзительные, как свет юпитеров, взгляды. Казалось, весь зал внимательно наблюдает за ними.
Бредли же словно не замечал ничего вокруг.
— Помнишь? — мягко спросил он.
— Помню, — стиснув зубы, мрачно произнесла она. — Я помню абсолютно все!
Он засмеялся чуть хрипловатым, до сих пор преследовавшим ее во сне и звучавшим в музыке смехом. Его рука скользнула по ее спине.
— Смотри на меня и держи плечи параллельно моим, — прошептал он. — Я буду вести тебя.
Звучавшая в этот момент мелодия имела довольно простой ритм, так что Милли было легко двигаться под нее.
— Ты делаешь успехи, — одобрительным тоном заметил Рональд и, ловко развернув ее, одним быстрым движением прижал к своей груди.
Она стрельнула на него недовольным взглядом.
— Хочешь сказать, что за это я должна благодарить тебя?
— Не думаю. Это не только моя заслуга, — притворяясь, что не понял ее намек, ответил он. — Ты очень восприимчива ко всему новому. Написанная тобой танцевальная музыка произвела на меня сильное впечатление. Чувствуется, что ты писала ее, вкладывая в это всю душу.
— Не думаю, что ты способен заметить в ком-то душу, — прошипела Милли.
Грустно покачав головой, Рональд закружил ее вокруг себя, а потом снова прижал к груди. Поперхнувшись от неожиданности, она в течение следующих нескольких мгновений старалась восстановить дыхание.
Улыбнувшись ей в лицо, Рональд сказал:
— Ты не правильно поняла меня.
— Почему же? — едва обретя способность говорить, ответила Милли. — Ты идешь своей дорогой, не замечая никого вокруг, и видишь только то, что тебе хочется видеть.
Казалось, это замечание позабавило его.
— И что же я, по-твоему, упустил? Милли хотелось рассказать ему, что он не оценил настоящее чувство, но, осознав, к чему это приведет, промолчала.
— Если уж речь идет о сказках, Золушка, то именно ты позволила своей фантазии разыграться.
— Не называй меня Золушкой! — Милли свирепо уставилась на него.
Она осознавала, что он прав, но ей было неприятно услышать это от человека, которого она тайно любила всем сердцем.
— Что ты себе вообразила? — просто, словно о чем-то обыденном спросил ее Рональд. — Пыталась сыграть романтическую роль, чтобы узнать, подходит ли она тебе? Или просто хотела доказать, что при желании можешь найти себе другого мужчину? — Казалось, происходящее по-прежнему забавляло его, но в его хрипловатом голосе зазвучали угрюмые нотки.
Окончательно рассвирепев, Милли едва не влепила ему пощечину. Она хотела прекратить танец, но его сильные руки заставляли ее продолжать двигаться.
— А о чем, черт возьми, думал ты? Хотел доказать, что в жизни так же неотразим, как и в фильмах? Говорят, вы с Мэлани Кинсайд очень органично смотритесь вместе на экране. Тебе захотелось сравнить ее со мной?
Неожиданно остановившись, он как-то странно уставился на Милли, но явно не обиделся, что уже само по себе было для нее разочарованием. Ведь она только что сказала самое неприятное из того, что могла придумать.
— Ты хочешь сказать, что никогда не доверяла мне?
Она отбросила назад волосы.
— Конечно нет.
Рональд мягко рассмеялся, и его руки еще сильнее сжали ее, закружив в танце. Казалось, он не замечает любопытных взглядов окружающих.
— Ты просто лгунья, — дружелюбно заметил он.
— Да как ты смеешь?!
Он покачал головой, и свет люстр блеснул в его волнистых каштановых волосах. У Милли возникло настолько непреодолимое желание дотронуться до них, что она даже закрыла глаза, пытаясь справиться с собой.
— Вспомни, — посоветовал он, — ведь я уже однажды говорил тебе об этом. У тебя отличная интуиция. Ты прислушалась к ней, когда разрешила мне войти в квартиру отчима, потом, когда позволила отвезти тебя на континент. Тогда ты доверяла мне. А сейчас просто запуталась, потому что все эти чувства были новыми для тебя.
— Если бы это было действительно так, — не обращая внимания на его последнее замечание, сказала Милли, — то мне следовало бы раз и навсегда прекратить следовать интуиции.
Ироническое выражение его лица не могло скрыть пытливого взгляда.
— Это было бы очень глупо, — пробормотал Рональд, и его рука осторожно двинулась вдоль ее позвоночника, самым явным и бессовестным образом иллюстрируя эти слова.
Милли показалось, что у нее остановилось сердце. Она глубоко вздохнула и сказала, четко выговаривая слова:
— Если ты сейчас же не отведешь меня обратно за стол, я устрою скандал.
Улыбка на лице Рональда стала еще шире.
— Очень хорошо. Перед выходом нового фильма мне он мне не помешает.
— Тебе и в самом деле наплевать на всех?
— Нет. — Он лукаво улыбнулся, но голос его звучал абсолютно спокойно. — На кое-кого мне вовсе не наплевать.
Музыка сменилась прежде, чем Милли успела потребовать у него объяснений. Новая мелодия была медленной и протяжной. Карие глаза Рональда заблестели.
Милли уже решила, что он собирается отпустить ее, но тут его руки снова сомкнулись вокруг ее талии.
На этот разу Милли не было никаких сомнений в его намерениях. Да и все, кто наблюдает за нами, вдруг поняла она, тоже все поймут. Его руки скользили по ее телу так, словно они опять были одни в замке, в комнате с занавешенными окнами и тенями от горящих свечей.
Милли забыла и о своем негодовании, и о своих подозрениях на его счет, и даже о своем разбитом сердце. Она уже не соображала, где находится, и не видела никого из танцующих на площадке.
Рональд склонился, чтобы поцеловать ее в шею, и вдруг что-то ослепительно сверкнуло. Милли снова обрела разум. Выпрямившись, она взглянула через плечо Рональда и столкнулась взглядом с ухмыляющимся мужчиной, который нацелил на нее фотокамеру. Последовала еще одна вспышка.
Бредли пробормотал что-то резкое себе под нос. Но репортер уже повернулся, фотографируя другие пары.
Милли освободилась из его на мгновение ослабевших объятий, и у нее все похолодело внутри.
Так вот зачем Рональд расставил ей эту ловушку! Вот почему устроил так, чтобы она выставила себя полной идиоткой на танцплощадке. Ему нужно привлечь к себе внимание публики, чтобы создать рекламу для нового фильма! Милли вспомнила, как он рассказывал ей о том, как делаются дела в мире кино.
Бешенство охватило ее с новой силой.
— Думаю, на сегодня тебе уже достаточно скандальной известности, — спокойно заметила она. — Материал для светской хроники готов. Прими мои поздравления, Рональд. До свидания.
Он резко схватил ее за руку, но она отшатнулась.
— Если ты еще раз хоть пальцем дотронешься до меня, то я залеплю тебе такую пощечину, что ты останешься без головы, — в ярости прошептала она.
Не дожидаясь его реакции и не глядя, идет ли он следом за ней, она двинулась прочь.
Пит ждал ее у стола.
— Я еду домой, — не терпящим возражений тоном заявила Милли. — Возьму такси.
Она даже не спустилась в гардероб за своей накидкой, а последовала через вестибюль на улицу. Портье, едва взглянув на нее, тут же вызвал такси.


Когда Милли вошла в квартиру, Марс потерся своей пушистой мордочкой о ее лодыжки.
— Привет, — потрепав его за ушами, сказала она. — Нам с тобой вовсе нет смысла оставаться голодными.
Она отправилась на кухню и, понимая, что сегодня ей вряд ли удастся уснуть, поставила вариться кофе и стала открывать банку кошачьих консервов.
Когда кофе был готов, а Марс накормлен, Милли направилась в гостиную и села за пианино. Пробежав пальцами по клавишам, она наиграла тему любви и пододвинула к себе нотную бумагу.
Вскоре она уже забыла обо всем, кроме музыки. Милли работала до первых сероватых проблесков рассвета. Стали слышны звуки первых автомобилей, затем пришел мальчишка-почтальон.
Потом зазвонил телефон. С неудовольствием взглянув на него, Милли не подняла трубку. Взяв газеты, она вернулась в гостиную и небрежно принялась листать их и вдруг увидела свое лицо, смотревшее со страницы.
Сначала она даже не поверила своим глазам. Как, черт возьми, они умудрились проявить и отпечатать фотографии к утреннему выпуску? Но потом Милли сообразила, что снимки помещены не в колонке светских сплетен, а в разделе официальных новостей. Под ними было напечатано: «Звезда Голливуда Рональд Бредли с Милдред Роббинс, своим последним увлечением».
Милли присмотрелась к фотографиям, и у нее по телу побежали мурашки. Прижавшись губами к ее шее, Бредли склонился над ней. Его лица не было видно, а на ее явственно отражалась слепая любовная страсть.
Она принялась читать заметку.
«Рональд Бредли, известный голливудский актер, герой наиболее популярных любовных фильмов последних десяти лет, создал свою собственную кинокомпанию в Европе. Сейчас там снимаются два фильма, финансирование которых осуществляется из личных средств Бредли и другого неизвестного источника кредитования. Похоже, из него получается неплохой бизнесмен.
Теперь этот кумир миллионов женщин явно находится под впечатлением от двадцатипятилетней Милдред Роббинс, которая пишет музыку к одному из новых фильмов Бредли».
Снова зазвонил телефон. Милли подняла трубку. Незнакомый голос поинтересовался, действительно ли она мисс Роббинс и попросил дать интервью о мистере Бредли. Она молча нажала на рычаг.
В последующие полчаса было три подобных звонка, после чего Милли отключила телефон и снова погрузилась в работу — она исписывала нотную бумагу страницу за страницей.
Услышав настойчивый стук в окно, она решила, что это папарацци, и вскочила, уже готовая вызвать полицию, но выяснилось, что пожаловал не кто иной, как Рональд Бредли собственной персоной.
— Уходи, — бросила Милли, хотя прекрасно понимала, что он ее не послушается.
Он выглядел так, что, казалось, был способен даже разбить оконное стекло. Она с негодованием посмотрела на него, но первой отвела взгляд и открыла балконную дверь.
Рональд вошел и резко повернул в замке ключ. Милли почувствовала, что он просто взбешен, и попятилась.
— Только не начинай снова запугивать меня, — резко бросил он ей в лицо. — Господь свидетель, я и так уже достаточно натерпелся от тебя.
— Тогда веди себя соответственно, — парировала Милли. — По-моему, мне досталось больше всех. «Неотразимая двадцатипятилетняя Милдред Роббинс», — с издевкой процитировала она.
— Так тебе и надо! Не будешь читать бульварные газеты, — сказал Рональд.
Милли поискала глазами, чем бы запустить в него, но единственное, что попалось ей под руку, были ноты, а она не могла пожертвовать ими.
— Зачем ты пришел? Чтобы снова поиздеваться надо мной?
Рональд улыбнулся.
— Нет. Чтобы предложить тебе руку и сердце. И тут Милли забыла даже о том, что ноты слишком дороги для нее. Несколько страниц разлетелись по комнате, но остальные полетели в Рональда. Он подхватил падающие листы и поднял голову. Увидев, что он смеется, Милли чуть не расплакалась от злости.
— Благодаря мне ты бесплатно получил нужную рекламу, — резко сказала она. — А теперь поищи какую-нибудь другую дуру.
Он мягко ответил:
— Милли, дорогая! Я не хочу никого искать.
Мы просто созданы друг для друга.
Не веря своим ушам, она взглянула ему в глаза. Как он может быть таким жестоким?!
— Уходи, — тихо повторила она. Рональд заключил ее в объятия.
— Ты, — раздраженно заметил он, — самая противоречивая, самая упрямая женщина из всех, кого я только когда-нибудь встречал в своей жизни. Я тебя просто боготворю.
На этот раз его поцелуй был продолжительным и весьма красноречивым. Руки Милли растерянно коснулись пылающих щек.
— Чего ты хочешь? — жалобно поинтересовалась она.
— Тебя. — Его руки держали ее по-прежнему крепко, и Милли поняла, что он настроен весьма решительно. — Выходи за меня замуж.
Милли внимательно посмотрела на его лицо, неожиданно поняв, что он вовсе не шутит.
— Так, значит, ты всерьез?
Он расхохотался.
— Не говори «нет», прошу тебя.
— Но… — растерянно начала она. Взяв ее руки, он прижал их к своей груди и, неотрывно глядя ей в лицо, сказал:
— Послушай, Милли. К тому времени, когда я тебя встретил, у меня было за плечами уже очень много романов. Но всем женщинам было что-то нужно от меня. Ни одна из них по-настоящему не любила меня. А потом появилась ты…
Милли внимательно посмотрела на него.
— Но ведь ты сказал, что я провожу эксперимент, играю людьми, как игрушками, а потом бросил меня.
Его руки сжали ее еще крепче.
— Ты сама потребовала, чтобы я ушел. Она смущенно покачала головой.
— На самом деле я вовсе не хотела этого.
— Ты говорила очень убедительно, — с горечью сказал Рональд. — А я стал свидетелем сцены, которая произошла между тобой и человеком, которого ты, как говорила мне, любила.
— Но я ведь попросила Шона уйти. Ты слышал, как я сказала ему, что никогда не любила его по-настоящему.
Рональд даже застонал от досады.
— Да, но ты при этом выглядела такой несчастной, и я решил, что ты все еще любишь его. Милли решительно тряхнула головой.
— Я была несчастна не из-за него! В тот момент я вдруг поняла, что люблю… — Она смущенно остановилась.
Рональд не стал притворяться, что не понял ее слов.
— Однако ты ничем не показала, что влюблена в меня, — сухо заметил он, — и вела себя так, словно скорее ненавидишь, чем любишь.
Лицо Милли порозовело.
— Я просто боялась, — объяснила она, не смея поднять глаз к его лицу. — Я никогда еще не ощущала по отношению к мужчине ничего подобного, а ты всем своим видом говорил: «хочешь — бери, а не хочешь — не надо», — поспешно закончила она.
Он недоверчиво уставился на нее.
— «Хочешь бери, а не хочешь — не надо»? — все еще не веря своим ушам, словно эхо отозвался он. — Дорогая, да я хотел тебя, хотел безумно. Ты была для меня неизмеримо важнее, чем даже тот первый шанс на удачу, — помнишь, я рассказывал тебе о нем? Я ничего не желал так за всю свою жизнь, как тебя. Но ты жила в каком-то вымышленном мире и ничего не замечала вокруг себя. Ты все время твердила о моем отъезде, избегала возможности поговорить откровенно… Я понимал, что должен что-то предпринять, не отпугнув тебя, но не представлял, как это сделать, так что в результате чуть было не сошел с ума. — Он криво усмехнулся. — Такое случилось со мной впервые — никогда до этого я не беспокоился о том, чтобы не отпугнуть от себя женщину.
Милли вспомнила, каким высокомерным Рональд показался ей на вечеринке у Джуди. У него не было ничего общего с тем нежным мужчиной, которого она полюбила в испанском замке.
— Ты забыла о том, что я актер, и видела во мне обычного человека, а я уже забыл, когда меня воспринимали так. А твои глаза! — Он осторожно коснулся ее темных ресниц. — Каждый раз, глядя на тебя, я видел, что именно ты думаешь в этот момент. И что чувствуешь. — Он поднес ее руки к своим губам и коснулся их нежным поцелуем. — Прежде чем я что-либо понял, я уже влюбился, как мальчишка.
— В самом деле? — Милли знала, что ей следует отдернуть руки, если она действительно намеревается дать ему отпор, но она не сделала этого. — Я не верю тебе, — тихо произнесла она.
Рональд рассмеялся.
— Что ж, я не могу винить тебя за это. Ведь я же помню, как там, в замке, сходил с ума от желания, а ты даже не замечала этого, как будто ты вообще не знала, что такое секс.
— Ах, вот как? — обиделась Милли и убрала руки. Рональд отпустил ее и отвернулся, рассматривая осенний сад.
— Я ничего не мог понять, Милли. Иногда мне казалось, что ты тоже желаешь меня, но это ничем не кончалось. Только потом я понял, что ты просто не понимаешь, какие сигналы подаешь. Помнишь ту первую ночь в замке? Ты уснула у меня на руках, умоляя остаться с тобой. Сам не понимаю, как я вынес это! Если бы ты не выглядела так невинно, я бы ни за что не сдержался.
— О Боже, я даже не подумала об этом. — Милли с сожалением взглянула на него. — Прости.
Он снова обернулся к ней. На губах его было слабое подобие улыбки.
— Не извиняйся. Это были полезные упражнения для развития самоконтроля. Кроме того, такое поведение очень многое говорило о тебе самой. Твое представление о самой себе явно было полно сумасбродных идей, и я понял, что нужно время, чтобы приручить тебя. Наверное, тебе требовались какие-то ухаживания… но я никогда ни за кем не ухаживал и не знал, как вести себя с таким человеком, как ты, а у нас почти не оставалось времени. Ведь гости Пита должны были вот-вот приехать. Поэтому я просто сбежал.
Милли присела на диван. Ее охватили странные чувства.
— Зачем ты мне все это говоришь? — спросила она, тщательно подбирая слова.
— Дорогая! В тот последний день ты ведь боялась меня. Когда сказала, чтобы я убирался. И не отрицай этого.
Голос Рональда звучал бесцветно. Он снова отвернулся к окну, засунув руки в карманы. Милли поняла, что должна сказать ему правду.
— Да, но у меня были причины для этого. Мне показалось, ты рассердился, как будто бы даже возненавидел меня…
— Я рассердился потому, что нам помешал мужчина, которого ты любила, — с горечью сказал он.
— Нет! — вскрикнула она. — Рональд, пожалуйста, посмотри на меня. Я не могу изливать душу твоей спине. — Медленно повернувшись, он подошел к ней, и на этот раз она сама взяла его за руки, усаживая рядом с собой. — Послушай, — сказала Милли. — Мы провели вместе ночь, и это была самая замечательная ночь в моей жизни, а ты вел себя так, словно это было для тебя нечто абсолютно ординарное. — Рональд хотел что-то сказать, но она остановила его, мягко прижав пальцы к губам. — Нет, позволь мне договорить. Понимаешь, я не могла не задуматься, действительно ли ты испытывал что-то ко мне, или это было чисто физиологическое стремление. А, может, ты просто жалел меня?.. Рональд уставился на нее.
— Ты — сумасшедшая!
— Все это было в новинку для меня, а в то утро ты был так небрежен… И я подумала: возможно, для него все это не так важно, как для меня. Я должна быть осторожна, чтобы не поставить его в неловкое положение. Понимаешь? Обхватив ее лицо ладонями, он нежно поцеловал ее.
— Я не знаю ни одной женщины, которая бы беспокоилась о том, чтобы не поставить меня в неловкое положение, — сказал он. — Поэтому просто не понял этого. Извини.
— А потом ты ушел на эту ужасную гору, — уже чуть не всхлипнула Милли, полностью погрузившись в воспоминания. — А я осталась в полном смятении у неясно бормочущей рации. Я так волновалась за тебя…
— Любимая! — Он притянул ее к себе. Она все еще не смела поднять на него глаз.
— И я сказала тебе по рации все, что чувствую. Ты просто не слышал. Он тихо сказал:
— Я слышал. Ты сказала: «Вернись ко мне», и я спешил, но, когда пришел, у тебя был Шон. Я обиделся, потому что ты ничего не сказала ему о нас. Мне показалось, что ты просто прячешься за меня, а на самом деле все еще любишь его. Мне было неизвестно, что ты в действительности чувствуешь ко мне и чувствуешь ли вообще что-нибудь.
— Именно поэтому ты с такой ненавистью закричал на меня? — медленно спросила Милли.
— Это было просто отчаяние, — честно признался Рональд. — Я знал, что в эмоциональном плане ты живешь в мечтах, но мне не приходило в голову, что ты девственница. А когда я догадался, что ты никогда не спала с Шоном и у нашей ночи любви могут быть последствия… в общем, я почувствовал, что меня использовали. А единственное, в чем я хотел быть уверен, так это в том, что уж ты-то никогда не используешь меня в своих целях. Поэтому я был буквально взбешен.
— Я помню.
Милли поежилась. Рональд отпустил ее. Его лицо стало мрачным.
— Так значит, ты считаешь, что я тогда сбежал? И именно поэтому отказываешься выйти за меня замуж?
— Почему тебе потребовалось так много времени, чтобы вернуться ко мне? — задала встречный вопрос она.
— Я хотел прийти раньше. — Его голос стал очень тихим. — И приблизительно через три недели после того, как мы расстались, твердо решил сделать это. — Он провел рукой по глазам. — Но не смог. Я вспомнил, что на то самое воскресенье, когда мы с тобой уехали в Испанию, у меня было назначено интервью с одним журналом. Поскольку я пропал, репортеры пытались узнать, где и с кем я, и, появившись у тебя, я мог подвести тебя. Помнишь, нас снимали в тот момент, когда мы выезжали из гаража? Фотографии были нечеткими, но тебя вполне могли бы узнать. — Он на мгновение остановился. — А самое главное, я считал, что ты больше не желаешь встречаться со мной. Тем не менее я постоянно наводил о тебе справки через Джуди.
— Справки? — словно эхо повторила Милли.
— Мне нужно было знать, не беременна ли ты, — резко ответил он.
Она залилась краской смущения.
— Выяснилось, что ты поменяла наставника и снова стала играть. У тебя все складывалось хорошо, в то время как я… — Он мрачно засмеялся. — Я даже не был до конца уверен, смогу ли сниматься. Что в этом случае я мог бы тебе предложить? Кроме того, ты ведь сама сказала, что не желаешь меня больше видеть.
Рональд выглядел холодным и неприступным, но Милли уже знала его очень хорошо. Я ведь смелая, напомнила она себе, так он мне сам сказал. И она подошла к нему.
— Так что же изменилось теперь? — спросила она, покрывая его щеки поцелуями.
— Ты изменилась. — Его голос потеплел, хотя в нем все еще чувствовались мрачные тона. — Я услышал это в твоей музыке. Я попросил Джуди предложить тебе эту работу, но не надеялся, что ты за нее возьмешься, а тем более вложишь свою душу.
Милли поцеловала его бровь.
— А я думала, что ты считаешь меня скучной. Так же, как Шон. Он называл это моими дурацкими принципами.
— Ты никогда не бываешь скучной, — с жаром воскликнул он. — И я просто обожаю эти твои принципы. Они означают, что я могу доверять тебе. — Развернув ее лицом к себе, он неожиданно стал очень серьезным. — Послушай, любимая, мне всегда было нелегко доверять людям. Не знаю, смогу ли я стать хорошим мужем. Ты рискнешь выйти за меня замуж?
Милли пристально посмотрела ему в лицо.
— Ты любишь меня. Рональд? — наконец выговорила она. — Ты действительно желаешь меня?
Его руки так крепко стиснули ее в объятиях, что она едва могла дышать.
— Люблю. И хочу. Ты никогда больше не будешь сомневаться в этом, — сказал Рональд, и его слова прозвучали, словно клятва.
— Да, — прошептала она у самых его губ и еще тише добавила:
— Знаешь, это платье сшито так, что его можно очень легко снять.
В этот момент снова раздался звонок. Взяв Милли на руки, Рональд подошел к телефону и отключил его. Смеясь, Милли еще крепче прильнула к нему.
— Смотри не урони меня, — сказала она.
Рональд засмеялся. В его лице было столько любви, что она едва узнала его.
— Ни за что. — Он понес ее в спальню, но чуть не наткнулся на Марса. — Брысь! Скоро в этом доме все изменится.
Милли укоризненно заметила:
— Надеюсь, ты не собираешься выгнать моего кота на улицу?!
Бережно опустив ее на постель, Рональд вернулся к двери в спальню, закрыл ее перед носом у Марса и улыбнулся.
— Нет. Просто теперь не он один будет знать, что ты обязательно вернешься, — мягко сказал он.
Милли почувствовала, что ее сердце тает, и широко распахнула объятия.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Танец любви - Батлер Кэтрин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Танец любви - Батлер Кэтрин



Посмотрите фильм три метра над уровнем неба,не пожалеете
Танец любви - Батлер Кэтринмария вельверде и марио касас
28.04.2013, 7.57





Посмотрите фильм три метра над уровнем неба,не пожалеете
Танец любви - Батлер Кэтринмария вельверде и марио касас
28.04.2013, 7.57





Фильм " Три метра над уровнем неба" лучшее, что я смотрела за последние годы. Он снят по одноименной книге. У фильма есть продолжение Три метра над уровнем неба. Я тебя хочу.
Танец любви - Батлер КэтринРоза
28.04.2013, 9.03





А третья часть выйдет в 2014 в марте
Танец любви - Батлер Кэтринмария вельверде и марио касас
28.04.2013, 9.21





Девочки, правда, это так замечательно! Посмотрите или прочтите Три метра над уровнем неба- не пропустите это для себя.
Танец любви - Батлер КэтринЭва
28.04.2013, 11.01





А при чем тут этот роман и фильм или книга 3 ме ра над уровнем моря здесь помойму должен комментироваться роман или что не поняла..
Танец любви - Батлер Кэтриннека я
28.04.2013, 11.39





Просто хотела подчеркнуть ,что несмотря на непохожесть фильма 3мнун и романа они всё же одинаково красивы
Танец любви - Батлер Кэтринмария вельверде и марио касас
28.04.2013, 12.38





Просто хотела подчеркнуть ,что несмотря на непохожесть фильма 3мнун и романа они всё же одинаково красивы
Танец любви - Батлер Кэтринмария вельверде и марио касас
28.04.2013, 12.38





Так и не поняла, что же привлекло героя в героине, неужели ее наивность? Она витает в облаках, он - более чем приземлен, разве что он может безоговорочно ей доверять, а это очень важно в таком изменчивом мире кино. Но любовь? Сомневаюсь: 6/10.
Танец любви - Батлер Кэтринязвочка
29.04.2013, 14.03





Ogromnoe spasibo za sovet! Prosmotrela film, proridala vsu noch, podushka vsja mokraja. Dejstvitelno, "Tri metra nad urovnem neba" shedevr; obaldennaja, izumitelnaja i ochen trogatelnaja istorija lubvi... Posmotrite film, ne pozhaleete.
Танец любви - Батлер КэтринZzaeella
4.05.2013, 2.23





язвочке. разве любят за что-то.rnпо поводу романа - читать.
Танец любви - Батлер Кэтриниришка
20.05.2013, 10.01





Мило. Второй раз точно читать не буду! Ггерой молодец, а героиня как-то не очень.
Танец любви - Батлер КэтринКристина
25.09.2013, 14.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100