Читать онлайн Шепчи мне о любви, автора - Басби Ширли, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шепчи мне о любви - Басби Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 140)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шепчи мне о любви - Басби Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шепчи мне о любви - Басби Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Басби Ширли

Шепчи мне о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Ночью, когда они лежали в своей супружеской постели, Ройс снова и снова любил ее, выказывая своими страстными, благодарными поцелуями всю любовь, трепетавшую в нем.
После того как измученная Моргана заснула, Ройс долго лежал бодрствуя, устремив взгляд на спящую в золотом мерцании свечи жену, не в состоянии до конца поверить своему счастью. Ночь была теплая, и во сне Моргана сбросила простыню. Смятые складки льна покоились у ее колен. Она лежала на боку, лицом к нему, и он нахмурился, когда его блуждающий взгляд набрел на шрам на ее правой ягодице.
Потянувшись к свече, он наклонился вперед, изучая четкие контуры шрама на белой коже. Это была не бесцельная сетка шрамов от старого ожога, как ему показалось раньте, — проглядывал какой-то рисунок. Большой шрам, круглый, размером с английский пенни. Нахмурившись еще больше, Ройс вглядывался в отметину, пока его встревоженный взгляд не различил сплетенные инициалы «ЭД», розу поверх букв и пару скрещенных сабель внизу. Это похоже, подумал он с любопытством и недоверием, на чей-то герб.
Он долго-долго изучал рисунок, ив нем росла уверенность, что перед ним действительно некий герб. Это был очень старый шрам, ребенок явно был заклеймен в младенчестве, но кому это понадобилось? Просто злоба? Или кто-то хотел, чтобы Моргану без труда опознали? Но почему для этого выбран столь страшный способ?
Стивен Девлин? О, Стивен Девлин способен на все, в том числе и на столь варварский поступок, но если граф бросил Моргану с момента рождения, зачем ему клеймить ребенка? Ее поразительное сходство с семьей Девлинов было достаточным доказательством их родства! Ройс задумался. Он не знал этого герба, хотя теперь ему казалось, что он видел его где-то раньше. И он не был уверен в том, что герб принадлежал графу Сен-Одри. А если так (Ройс склонялся к тому), чьи инициалы вписаны в герб? «Д», думал он не спеша, без сомнения, Девлин, но «Э»? Ни у кого из теперешних Девлинов не было такого инициала. «Э». Может быть, дальний родственник? Не исключено, что Моргана не дочь Стивена, а ребенок какого-то менее значительного члена семьи. Но тогда почему ее заклеймили печатью с гербом? Далеко не каждый член семьи вправе использовать ее!
Моргана шевельнулась во сне, затем, полупроснувшись, сонно улыбнулась ему. Осознав, что он держит свечу в руке и сидит, выпрямившись, в постели, она пробормотала:
— Что ты делаешь? Что-нибудь не так?
Ройс покачал головой и нежно успокоил ее, сказав беспечно:
— Все хорошо, не беспокойся, детка. Полностью проснувшись и жмурясь от света свечи, она спросила:
— Ты ищешь что-то?
— «Что-то» — весьма подходящее слово, — ответил он, коснувшись теплого лба жены. Она улыбнулась ему в ответ, и тогда Ройс спросил осторожно:
— Я разглядывал шрам на твоем правом бедре… Откуда он у тебя?
Оперевшись на локоть, она покосилась на клеймо.
— Я не знаю. Он был у меня всегда — по крайней мере с тех пор, как я помню себя. — Слабая улыбка показалась на ее губах. — Мама сказала, что я так и появилась на свет — вместе с ним.
Ройс глубоко вздохнул, не совсем уверенный в том, что правильно понял ее.
— Появилась с ним? — повторил он.
— Я имею в виду, что родилась с ним или что-то вроде этого, — ответила Моргана, пожав, плечами.
Поставив свечу на столик в изголовье, Ройс спросил очень серьезно:
— Ты когда-нибудь смотрела на него внимательно, Моргана? Это не родимое пятно!
Удивленная, даже чуточку сконфуженная, Моргана посмотрела на мужа, перевела взгляд на шрам…
— Ройс, это всего лишь шрам. Конечно, я никогда не разглядывала его. Ты забыл, что у меня не было возможности менять туалеты, не говоря уже о роскоши принять ванну, — я спала в одежде и носила ее, не снимая месяцами… — Покраснев, она пробормотала:
— Я была обнаженной, встретив тебя, больше, чем всю мою жизнь!
Чувственная улыбка внезапно появилась на изящных губах Ройса.
— А вот за это я тебе безмерно благодарен! — Но его легкомысленный тон противоречил серьезному взгляду. С задумчивым видом он произнес:
— Моргана, это не просто шрам. Я почти уверен, что это отпечаток герба. Ты уверена, что ничего не знаешь об этом? Когда он у тебя появился? Хоть что-то ты помнишь?
Моргана недоуменно взглянула на шрам, потом на серьезное лицо мужа.
— Отпечаток герба? — спросила она с недоверием. — С какой стати? — Ее глаза расширились, и она болезненно сглотнула. — Мой отец? — Немного помолчав, она спросила испуганно:
— Ты думаешь, это имеет что-то общее с тем, что случилось прошлой ночью?
— Я не знаю, — ответил Ройс ровным голосом. — Но я не был бы особо удивлен, если так. Герб позволяет опознать тебя мгновенно, без всяких расспросов. — Честность вынудила его добавить:
— И это может быть герб твоего отца. Мне кажется, я видел его когда-то…
Моргана села, закутавшись в льняную простыню. Ее мысли уже несколько недель крутились вокруг отца, и внезапно ей показалось самой важной вещью на свете найти правду. Она и так достаточно долго откладывала это. Кроме того, чего ей бояться? Ройс не может обидеть ее! Отбросив малодушное желание оставаться в счастливом неведении о неприятном высокомерном незнакомце, который почти наверняка был ее отцом, она воскликнула — быстро, чтобы не передумать:
— Расскажи мне о нем! Джейн всегда утверждала, что во мне течет голубая кровь. Если шрам действительно отпечаток герба, тогда мать говорила правду. — Огромные темно-серые глаза Морганы не отрывались от Ройса. Она спросила настойчиво:
— Кто он? Я хочу знать! Скажи мне!
Неохотно, и очень хорошо понимая, почему так неохотно, Ройс выговорил все тем же ровным, бесцветным голосом:
— Граф Сен-Одри, Стивен Девлин. Глаза Морганы потемнели до черноты, они занимали, казалось, пол-лица.
— Граф? — повторила она не своим голосом. — Мать даже не намекала о такой важной птице, я и не думала, что она может забраться так высоко.
Он не видел теперь причин скрывать от нее правду:
— Знаешь, у тебя необыкновенное сходство с другими членами семьи Сен-Одри, я заметил это сразу. То, что ты из семьи Сен-Одри, видно с первого взгляда. — Он нахмурился. — Но ожог на твоем бедре… Когда я увидел его однажды, мне сразу стало неспокойно. Откуда он? Зачем это сделали, особенно если клеймо — герб Сен-Одри? Стивену Девлину было наплевать на тебя, а вот почему молчала твоя мать, не понимаю решительно. Может быть, она так боялась его, что не осмеливалась рассказать тебе о нем? Ведь она же понимала, какой злобой и жестокостью обладал тот, кто заклеймил младенца! Но если граф стоит за покушением на твою жизнь прошлой ночью, то почему? Он не вторгался в твою жизнь до сих пор, зачем ты ему сейчас? Зачем ему нужно сжить тебя со света?
Моргана не отвечала. То, что обрушилось на нее, было огромно и страшно, но больше всего на свете ей теперь хотелось знать об отце. Ройс отвечал на ее вопросы как мог, но поскольку его интерес к семье Сен-Одри был минимальным, а отношения с графом оставляли желать лучшего, он мало что мог поведать ей. Он очень старался, чтобы неприязнь к графу не вышла на поверхность, но слишком спокойный голос выдал его.
— Тебе он не очень нравится, да? — спросила она, когда он закончил.
Ройс сделал гримасу:
— Скажем так: графу не нравятся американцы, а на меня, к сожалению, не производят особенного впечатления ни его богатство, ни его титул… и я не скрывал это от него.
Моргана внимательно посмотрела на мужа.
— Ты уверен, что Стивен Девлин мой отец? Нет ли среди родственников графа кого-нибудь, кто тоже мог бы быть покровителем Джейн?
Ройс медленно покачал своей золотистой головой:
— Кроме Стивена и Джулиана, мужчин в семье нет, и Стивен по возрасту единственный, кто может быть твоим отцом. Твой сводный брат Джулиан всего на несколько лет старше тебя… — Странное выражение внезапно промелькнуло на его лице, как будто он с трудом припоминал что-то. Обрывок разговора с Захари воскрес в его памяти:
— Постой! Был еще старший брат… Он владел титулом-до Стивена. Если я правильно запомнил, он умер много лет назад — еще до того, как ты родилась, так что, боюсь, старший брат Девлина исключается.
Упрекая себя в неблагодарности — подумать только, ее уже не устраивает, что некий чертов граф дал ей жизнь, в то время как бедным Джако и Бену ровным счетом ничего не известно об их отцах, Моргана улыбнулась и прошептала:
— Что мне до этого, Ройс! Насколько я знаю Джейн, отец мог бы оказаться и висельником с большой дороги с карманом, полным чужого серебра, так что мне следует быть довольной, числясь дочерью графа! — Она озорно улыбнулась ему:
— Только подумай, я не совсем из канавы! Если не считать, что я незаконнорожденная, я чертовски близка к тому, чтобы быть настоящей леди!
Ройс улыбнулся ей в ответ, но его мысли блуждали далеко отсюда — какой-то просвет открылся ему впереди, только он никак не мог добраться до него. Едва разговор зашел об умершем брате графа, в висках у него закололо. Не упомянул ли Захари и о смерти его жены и новорожденной дочери? Не таким ли образом Стивен Девлин получил состояние, которым так любит хвастаться? Умерший ребенок унаследовал бы все! Умерший ребенок… Невероятно! Если бы она была жива, мелькнуло молнией в его голове, она бы была очень похожа на Моргану! И ей было бы столько же лет! «Нет, — сказал он твердо самому себе. — Этого не может быть. Так не бывает. Моргана — незаконная дочь Стивена. Другого объяснения нет». Он позволил своему воображению слишком разгуляться.
Вскоре послышалось размеренное, тихое дыхание заснувшей Морганы, а Ройс лежал, размышляя о немыслимом, и сна у него не было ни в одном глазу. Если поверить в то, что у Стивена достаточно черное сердце для того, чтобы убить новорожденную дочь брата, а возможно, и мать девочки (а Ройс без труда допускал подобное), тогда можно предположить, что не все прошло гладко… И вот тут-то на сцену выступил одноглазый!
Оставив все попытки заснуть, Ройс выскользнул из постели и, накинув халат, беспокойно зашагал по комнате. Если Моргана действительно как бы умершая наследница, это ключ ко всему, ответ на все ставящие в тупик вопросы. Предположим, Стивен вступил в контакт с одноглазым, чтобы избавиться от ребенка, и предположим, что, исходя из каких-то своих интересов, одноглазый не сделал этого. Вместо того, лихорадочно размышлял Ройс, он отдал девочку в руки человека, женщины, которой доверял… Джейн Фаулер, которая и вырастила ребенка как своего собственного. Какую выгоду хотел иметь от этого одноглазый, Ройс не знал, но если его догадка верна, это объясняет, почему одноглазый так отчаянно хотел вернуть ее: Стивен Девлин не должен обнаружить, что его столько лет водили за нос. У одноглазого, конечно, могли быть и собственные мотивы. И если Стивен каким-то образом дознался, что Моргана Фаулер в действительности леди Моргана Девлин, наследница громадного состояния, тогда понятно, с какой яростью и мукой он должен желать ее смерти… Вот почему после стольких лет граф внезапно заинтересовался ею, даже начал шпионить около имения, задавая вопросы Джону Булларду о молодой леди, поселившейся здесь… и пытался отравить ее прошлой ночью!
— Ройс! — нежно позвала Моргана, прервав его размышления. — Что с тобой? Не можешь заснуть?
С трудом оторвавшись от своих мыслей, он взглянул на жену. Она приподнялась на подушках, ее Ясные серые глаза с любопытством смотрели на него.
— Прости меня, — сказал он виновато. — Тебя разбудили мои шаги?
— Нет. Мне… не хватало тебя! — ответила она, зардевшись.
Его мрачные, горькие мысли мгновенно испарились, сменившись жаждой близости. Подойдя к постели, он сбросил халат и с пылким мерцанием в глубине своих золотистых глаз прошептал:
— Что ты за требовательная маленькая женушка… и как это славно!
Моргана не имела в виду, что ее слова поймут таким образом, но при первом же прикосновении его рта к ее губам она с блаженством поняла, что она счастливица. Они длили свою близость, наслаждаясь друг другом, дразня до тех пор, пока каждый не мог больше вынести сладкой муки. Тогда, неистово соединившись, новобрачные нашли дивное облегчение от страсти, пожиравшей обоих.
Моргана прислушивалась к дыханию Ройса. Его голова покоилась на ее груди, тела так и не разъединились. Почему, когда он наконец заснул, сон бежит от нее? Конечно, сказала она себе трезво, не каждый день выходишь замуж, не каждый день открываешь, кто твой отец…
— Ройс, ты не спишь? — раздался приглушенный голос Захари с той стороны двери одновременно с легким, осторожным повторным стуком.
Мгновенно расслабившись, Ройс бросил Моргане через плечо:
— Это Захари! Не бойся, детка.
Зная, что только нечто сверхважное могло заставить Захари нарушить их уединение в это время ночи, Моргана быстро нашла пеньюар и, кое-как накинув его, поспешила за Ройсом в гостиную. Она увидела там не только Захари, но и брата и по напряженным лицам обоих поняла, что не ошиблась: случилось нечто чрезвычайное.
— Что произошло? — спросила она с тревогой, проходя в комнату и запахивая пеньюар. Захари заговорил первым:
— Извините, что помешал вам, но я увидел свет под дверью и решил, что вы еще не спите.
— Пустяки! — отмахнулся Ройс. — Должно быть, ты пришел с чем-то важным, иначе подождал бы до утра. Выкладывай, что там стряслось:
— Ну, мы сделали так, как ты просил. Мы приехали в Тенбридж и побродили по городу — заглянули в кое-какие игорные дома и еще в одно-два места. Встретили нескольких знакомых из Лондона, и я представил им Джека, и все это время мы оба трезвонили, как суетливые старые девы, о твоей свадьбе с Морганой. — Захари довольно усмехнулся. — Как ты понимаешь, все были несколько удивлены. Ответная усмешка показалась на губах Ройса.
— Без сомнения, — ответил он сухо. — Меня больше волнует другое: вы видели кого-нибудь из компании Везерли? Захари кивнул своей темноволосой головой.
— Я подойду к этому. Наконец мы попали на публичный бал — его давали в одном из бальных залов, и там-то нам удалось столкнуться с компанией Везерли. Мы видели их всех — Везерли, Стаффорда, Атуотера, Ньюэлла…
— И? Что дальше?
Джек и Захари обменялись взглядами, затем Джек откашлялся и продолжал:
— Мы очень мило развлекались, чуть не забыв, зачем мы здесь. Захари представлял меня каждому, и вышло все по-вашему: я неплохо справлялся со своей ролью, все шло гладко, и мы без отдыха заботились о том, чтобы каждый пересекший нашу тропу знал, что сегодня вы женились на Моргане. — Он глубоко вздохнул. — Мы покружили по большому залу, присоединяясь к разным компаниям, заговаривая то с одним, то с другим. И вот, когда мы подошли к компании Везерли, я услышал его голос!
— Его голос? — повторил Ройс ошеломленно.
— Одноглазого! — воскликнул Захари вне себя от волнения. — Джек узнал его сразу же! Одноглазый был одним из гостей Везерли!
— Ты уверен? — быстро спросил Ройс.
— Я не мог ошибиться! — ответил Джек задыхаясь. — Он был там, болтал и смеялся вовсю, но как только мы подошли, замолчал. А может, узнав меня, тут же изменил голос. Мы стояли рядом, вся компания уставилась на нас, и я не заметил, чтобы кто-то отошел от нее. В то время как Захари представлял меня и объявлял о вашей свадьбе, я вглядывался в их лица, надеясь опознать мерзавца… — Джек покачал головой с отвращением. — Все они были мне незнакомы, но клянусь чем угодно — он был там, и я слышал его голос, как слышу сейчас вас! Ройс задумался.
— Должен сказать, ваша поездка в Тенбридж оказалась более удачной, чем мы могли себе представить, — выговорил он наконец. Обнаружив, что на него устремлены три пары удивленных глаз, он слегка улыбнулся и объяснил свою мысль:
— Вам удалось сделать новость о моей свадьбе всеобщим достоянием — немалая ловкость, если учесть, что мы и понятия не имели об этом бале во том, что они все будут присутствовать там. Что еще важнее, вы оповестили одноглазого о замужестве Морганы, и вовсе чудеса — что мы теперь знаем, кто он: один из маленькой группы гостящих в доме Везерли. — С недобрым выражением на лице Ройс произнес, растягивая слова:
— Все, что нам осталось, — вычислить его среди них.
— Но как это сделать? — воскликнула Моргана. — Если Джек не узнал его и он будет продолжать изменять голос, как мы обнаружим, кто из тех джентльменов — он?
— Это не так сложно! — прервал ее Захари. — Он не может изменять голос все время — кто-нибудь обязательно спросит его, что случилось. Все, что нам надо, — это выяснить, у кого из компании Везерли внезапно заболело горло!
— Хорошо бы все было так легко, но я сомневаюсь в этом, — заметил Ройс мрачно. — Он дьявольски умен. Единственное, в чем мы можем быть уверены, — что появление Джека сегодня вечером пробрало его до костей! — Неприятная улыбка внезапно появилась на его губах. — И конечно, моя женитьба на Моргане, о которой он узнал только что, не доставила ему удовольствия. Подозреваю, что в эту минуту наш одноглазый рвет и мечет…
Ройс был прав — увидеть старшего сына Джейн, выглядевшего заправским джентльменом и изящно передвигающегося по переполненному бальному залу вместе с Захари Сеймуром, было совершенным потрясением для одноглазого. Едва ему удалось скрыть охватившее его изумление, как до него дошло, что если ублюдок Джейн уже не узнал звук его голоса, то, как только он откроет рот, Джако, без сомнения, опознает его.
В оживлении, царившем, пока Захари представлял Джако, было достаточно легко изменить голос покашливанием и приветливым бормотанием себе под нос, но продолжать разговор по соседству с Джако было бы самоубийством, поэтому он только улыбался и кивал репликам приятелей. Но каким образом ему удалось справиться с собой, когда Захари проболтался о женитьбе Манчестера на Моргане, он так и не понял. Он помнил, что в ту секунду мускул на его щеке бешено дернулся, а руки сжались в кулаки, но усилием воли он почти сразу же овладел собой.
Итак, удача отвернулась от него, и он впервые чувствовал себя беспомощным — таким же, как и любая из его жертв. Он был вынужден стоять среди толпы смеющихся, сплетничающих, болтающих людей и улыбаться, вести себя так, как если бы ничего не случилось и небеса над его головой не разверзлись. Он незаметно старался перевести дух — у него было чувство, что его душат. Застигнутый врасплох сначала появлением Джако, затем не правдоподобным, непостижимым известием о свадьбе, он все еще не понимал, что случилось, все еще пытался выкарабкаться из дурного сна, настигшего его среди бала.
С лихорадочным блеском в глазах джентльмен из круга Везерли молча сидел в экипаже, возвращаясь в его дом. По прибытии он немедленно удалился в свою комнату и заперся. Оставшись наконец один, он преобразился — если бы кто-нибудь увидел его сейчас, то не узнал бы.
Моргана вышла замуж за Манчестера!
Скрежеща зубами, он метался по комнате с нечеловечески искаженным лицом. Почему ему ни разу не пришло в голову, что такое может случиться? Он предусмотрел все, мыслимое и немыслимое, возможное и невозможное, — но не это! Только не это! Он с грохотом швырнул элегантный стул в стену. «Манчестер! — думал он задыхаясь. — Всегда везде этот американец, будь он проклят!»
Он глубоко вздохнул, переводя дыхание. Крылья его прямого носа побелели. Глядя перед собой мутными, ничего не видящими глазами, он производил впечатление маньяка. Но не только дикий гнев и бешенство раздирали его. В первый раз за многие годы он ощутил смутное чувство тревоги, и он проклял день, когда впервые обратил внимание на детей Джейн.
Это случилось, никуда не денешься — сегодня вечером он действительно видел в бальном зале старшего из отпрысков Джейн, и его дням под личиной одноглазого пришел бы конец, не заметь он его первым. Его не очень беспокоило, что он потеряет свою маску. Другое ужасно — если бы Джако узнал, кто он на самом деле, это открытие дало бы одному из ублюдков Джейн безграничную власть над ним! Одноглазый сам собой исчез бы без следа после его женитьбы (о черт! предполагавшейся женитьбы) на Моргане Девлин, а теперь… Он не мог оставаться в этом межеумочном положении, ожидая каждый день разоблачения. Если Джако узнает его (голос, черт побери! самая неопровержимая улика), он погиб.
Рухнув на ближайший стул, он закрыл лицо руками. Предвидел ли он такое, когда впервые замыслил убить настоящего одноглазого и присвоить себе его личину? Горький смех вырвался у него. О нет! Двадцати одного года, только что из деревни, мечтая о славе и богатстве, он был так самоуверен, так дьявольски самонадеян, что, казалось, нет ничего на свете, что устояло бы перед его изворотливым, падким на интриги умом.
Прожив всю свою жизнь в медвежьем углу на севере Англии, он был поражен Лондоном. Будучи младшим сыном деревенского эсквайра, он вырос в атмосфере, когда к нему подлаживались и лебезили перед ним. Но в Лондоне… Его глаза злобно сверкнули. В Лондоне он был не более чем неотесанной деревенщиной, нелепым парнем, над которым светская публика либо хихикала, либо поучала его, и в довершение, когда стало известно, что некая шлюха высокого полета, находившаяся на содержании у лорда Бейли, — его сводная сестра, двери в изысканные особняки, куда он так стремился попасть, перед ним закрылись.
Его отец по деревенским стандартам был довольно обеспеченным человеком, но в Лондоне положение эсквайра, так же как его состояние, казалось жалким — сущей безделицей. Джейн прямо объяснила ему все это, когда он первый раз пожаловал к ней после приезда в Лондон. Она пригласила его остановиться у нее, в элегантном доме на Хафмун-стрит, — шаг, как он прочувствовал потом на собственной шкуре, непростительный для любого, кто намеревался проникнуть в святая святых общества. Аристократы могли делить постель с красавицей Джейн, но открывать двери для ее сводного брата — ни в коем случае! Он же был беден как церковная крыса. Прибыв в Лондон с целью сколотить себе состояние после окончательного и яростного разрыва с отцом и старшим братом и увидев, какие прекрасные вещи приобрела его сестра за столь короткое время, он возомнил, что в состоянии достигнуть большего — в конце концов ведь он мужчина!
Но дела шли не так, как ему хотелось, и он существовал только благодаря щедрости сестры, что бесило его и заставляло завидовать ей. Он был жутко зол, когда она так глупо забеременела Джако — по мере того как увеличивался ее живот, все реже становились визиты ее последнего покровителя и, что еще важнее, то же самое происходило с его щедростью. А когда деньги иссякли, его негодование было так велико, что он едва мог заставить себя находиться в одной комнате с распутницей Джейн.
Немного придя в себя, джентльмен поднял голову. Он с ненавистью смотрел на изящное убранство своих покоев в доме Везерли. Циничная улыбка появилась на его губах. Да, отсюда очень-очень далеко до грязной крошечной таверны, где он сидел когда-то с пинтой пива и где впервые увидел одноглазого. Он не обратил внимания на вороватую повадку старика, когда тот проскользнул через тускло освещенный зал и занял маленький стол в темном углу — как раз позади его собственного, где он сидел, проклиная тупость Джейн и свою несчастную звезду.
Сначала он не обращал внимания на тихое бормотание за спиной, но, прислушиваясь, скорее машинально, по привычке ничего не упускать, вдруг понял, о чем говорится. Тогда он весь превратился в слух, боясь пропустить хоть слово. Хорошо одетый джентльмен, подсевший к одноглазому старику, заказывал убийство — так же спокойно, как он сам — пинту пива. Из их разговора было очевидно, что страшный одноглазый старик поставил этот вид «услуг» на регулярную основу и деньги, которые джентльмен намеревался заплатить ему, составляли целое состояние.
Мысль самому стать одноглазым и присвоить себе его богатых клиентов пришла ему в голову не той ночью — Джейн на следующий день продала несколько драгоценностей, и у них было достаточно денег, чтобы прожить, ни в чем не ограничивая себя, еще некоторое время. Но с того вечера он зачастил в таверну, и ни одно слово одноглазого и его , очередного заказчика не пролетело мимо его ушей. Затем он начал следить за страшным стариком, а через полтора года он уже все знал об одноглазом и его клиентах, и мысль убить старика и самому стать одноглазым укоренялась в его сознании все глубже. И вот однажды безлунной ночью, хорошо зная все привычки старого убийцы, он подстерег его в глухом углу и хладнокровно и безжалостно расправился с ним, утопив тело в Темзе. Его не волновало, обнаружат ли труп, — несколько недель в реке, и он будет неузнаваем.
Таким образом двадцать пять лет назад бедный младший сын эсквайра стал одноглазым. Это было до смешного легко — присвоить личину одноглазого старика и без всяких усилий загребать денежки, которые рекой потекли к нему из рук тех самых виконтов и лордов, что осмеливались учить его хорошему тону, отчаянно нуждаясь в то же время в услугах старого негодяя. Поначалу он ничего не сказал Джейн — она вновь стала стройной и к тому времени, когда Джако исполнилось три месяца, поймала в ловушку очередного богача из родовитых.
На деньги, полученные им за первое дело, — убийство богатой старой тетки, заказанное нуждавшимся в деньгах племянником, — он снял себе квартиру и установил между собой и Джейн как можно большую дистанцию. Он спокойно и незаметно прожил несколько месяцев, совершенствуя и оттачивая двойную роль, которую играл отныне, и, поскольку его состояние росло и он постепенно свыкся с обычаями и манерами света, начал исподволь использовать те знакомства, что могли принести ему наибольшую пользу. Он никогда не упоминал о семье, и так как его первый, неудавшийся налет на общество был чрезвычайно коротким, уже к двадцати шести годам он превосходно чувствовал себя на лондонской сцене, и никто не связал бы его элегантную фигуру и чарующие манеры с неким субтильным молокососом, появившимся в Лондоне около пяти лет назад… или одноглазым!
Его искусное продвижение в свете открыло массу возможностей для одноглазого, и он мастерски пользовался ими, наживая капитал на своей двойной роли и совершенствуя свое жуткое ремесло. У него был ум прирожденного злодея, и со временем он превзошел страшного старика с одним глазом. Став состоятельным светским человеком, он почти забыл о Джейн — до того момента, когда однажды вечером в «Ковент-Гардене» она не приблизилась к нему, лукаво поддразнивая и удивляясь, каким изящным джентльменом стал он за время, пока они не виделись. К счастью, он был тогда один. От души надеясь, что если кто и увидит его рядом с известной лондонской шлюхой, то не найдет в этом ничего особенного, он все же отвел ее в укромное место, чтобы поговорить.
К этому времени родился Бен, и Джейн стало труднее привлекать внимание молодых бездельников с деньгами. Она все еще жила в доме на Хафмун-стрит, но теперь уже с двумя детьми. Жизнь делалась все сложнее.
Поднявшись, он прошелся по комнате и налил себе полный стакан виски. «Уж эти ее ублюдки!» — подумал он злобно не в первый раз. Кто, черт возьми, возьмет в любовницы женщину с парой мяукающих подзаборников, цепляющихся за ее юбки! Он сказал ей об этом тогда, но она только пожала плечами как ни в чем не бывало и попросила денег. Он дал их ей, но приказал хранить в тайне родство между, ними и запретил подходить к нему на людях,
как она сделала в «Ковент-Гардене». «Если бы я был умнее, — злобно решил он, — я бы придушил и ее, и ее ублюдков той же ночью, тогда мне не пришлось бы переживать сегодня вечером».
Когда Джейн стало известно о его двойной роли, он не помнил. Скорее всего, думал он, передергиваясь, напился однажды ночью и захотел похвастаться своими подвигами — ведь он был тогда моложе и не так осторожен, как сейчас. С тех пор как она узнала об одноглазом, он приходил к ней только в его личине. Продать его Джейн не могла — она ничего бы не выиграла, напротив — потеряла бы все: ведь он время от времени подбрасывал ей золотишко. Конечно, его тревожило порой, что сводная сестра посвящена в его тайну, но многие годы он тщательно скрывал от нее свою жизнь светского человека, и она так никогда и не узнала ни о его состоянии, ни о все более упрочивающемся положении в свете. Жесткая улыбка искривила его губы. Глупая, простодушная шлюха! Верила до последнего дня, что он живет в такой же нищете, как и она с детьми. Он никогда не боялся, что Джако и Бен проникнут в тайну его маски — они были слишком малы, чтобы помнить его как младшего брата Джейн. Для них он с рождения был одноглазым. Даже если бы Джейн проболталась, они нипочем не узнали бы его, когда, изящно одетый, он спокойно и неторопливо проходил мимо них по какой-нибудь оживленной улице.
«Нет, — подумал он злобно, — меня выдает не лицо, а голос!» Задохнувшись от ярости, он налил себе второй стакан.
Много лет назад он осознал необходимость менять голос, имея дело со своими богатыми клиентами, иначе они опознали бы его в каком-нибудь из салонов. Но ему никогда, никогда не приходило в голову сделать то же самое, бывая в компании Джейн и ее щенков. Ужасная, непростительная глупость!
То обстоятельство, что Джако узнал, его голос, отнюдь не являлось роковым. Это была наименьшая из бед. А вот брак Морганы с Манчестером разбил вдребезги самую главную, самую драгоценную и продуманную мечту его жизни, и если он немедленно не возьмет себя в руки, ему только и останется, что скрежетать зубами над осколками.
Выпрямившись, он взглянул Перед собой зорко и осмысленно. Он снова был одноглазым. Время — вот его точка опоры. Время имело сейчас чрезвычайное значение — ему надо немедленно заполучить Моргану! Как только она будет представлена в обществе как жена Манчестера… Его лицо снова дико, нечеловечески исказилось. Этого не должно случиться — когда она впервые появится в свете, она должна быть его женой. Его, а не американца!
Но как выманить ее? На лоб джентльмена, державшего в руках стакан, набежала морщинка: он припомнил кое-какие замечания Захари и Джако. Эти двое утверждали взахлеб, что брак Морганы и Манчестера был союзом по любви, а если это так, тогда Моргана, вне всякого сомнения, пойдет на все, спасая жизнь только что обвенчавшегося с ней возлюбленного.
Записка, подумал он медленно, краткая записка, переданная ей утром, заставит ее не прийти — прибежать к нему…
Вторая записка, переданная Манчестеру несколькими часами спустя, заставит обезумевшего от горя мужа последовать за ней…
Выражение злобной радости появилось на его лице. Да! Да! Это великолепный, просто великолепный план! Первое, что он сделает утром, — сообщит Везерли, что отправляется в свой дом в Гастингсе, в нескольких часах езды от Тенбриджа, — он не говорил ему, сколько времени намеревается быть гостем в его доме, так что никто не удивится. Подождав Моргану вблизи коттеджа «Под липами» и обезопасив ее, он тут же отправится в Гастингс и кое-что приготовит, чтобы должным образом встретить ее новоиспеченного муженька. Избавиться от тела Манчестера было чрезвычайно легко — его дом выходил на море, и когда тело Ройса Манчестера погрузится в морские глубины, он исчезнет навсегда!
Тихо напевая от наслаждения, упиваясь блеском собственной мысли, он строил новое здание взамен чуть было не рухнувшего. Это будет превосходно! Молодая жена Ройса, ничтожество, о котором никто не слышал, которое никто не видел, таинственным образом пропала, и бедный, наполовину обезумевший Манчестер, не желая поверить, что она бросила его, вне себя последовал за ней… и занавес! Последний камень в его постройке! О, как это умно! Дьявольски умно! План, вполне достойный его!
Налив себе еще один стакан, на этот раз отдавая должное крепости прозрачно-янтарной жидкости, с самодовольной улыбкой на губах он сел и принялся смаковать виски. Когда Манчестер будет мертв, а Моргана в его власти, он немедленно устроит так, что несчастный случай настигнет Джако. Хватит с него эпизодов, подобных сегодняшнему. А что касается Бена… Он ослепительно улыбнулся, отхлебнув еще глоточек. Ньюгейт — весьма опасное место, всякое может случиться с молодым человеком, имевшим несчастье попасть туда. Иногда люди даже умирают в Ньюгейте.
О нет, он не ожидал, что Моргана раскроет ему объятия. Она, конечно же, будет видеть в нем виновника всех несчастий. Внезапная кончина трех мужчин, связанных с ней, мужа и обоих братьев, скорее всего ввергнет ее в отчаяние. Но он был уверен, что после нескольких месяцев его усердной, а если надо, то и жестокой опеки она станет податливее и постарается забыть о Манчестере. Он сделает так, что она с охотой выйдет за него замуж, даже возжелает этого. Тихая свадьба, безмятежный медовый месяц в Европе, а затем, этой же зимой, в разгар сезона он появится на лондонской сцене со своей молодой женой, леди Морганой, пропавшей в детстве и считавшейся до сих пор умершей наследницей Девлинов. И ни один из этих чванливых аристократов не посмеет задрать нос перед ним — он будет одним из них, вознесенный в эмпиреи чистейшей голубой кровью своей прелестной молоденькой жены.
Джентльмен со стаканом в руках провел еще несколько приятных минут, представляя ослепительное будущее, ждущее его, а потом его мысли обратились к графу и графине Сен-Одри. Но даже мысль о Стивене и Лусинде и то прискорбное обстоятельство, что им тоже все известно, не омрачили его радужного настроения. Через несколько часов Моргана будет с ним, вне пределов досягаемости, и останется в Гастингсе до тех пор, пока он не начнет приводить в исполнение финальную часть своего потрясающего плана.
А между тем супружеская чета, о которой только что думал джентльмен, предвкушавший скорый и окончательный успех, сидела в комнате Стивена, этажом ниже, и лицо ни одного из супругов не выражало счастья. Граф Сен-Одри был явно убит новостями. И не только тем, что Моргана все еще жива, но главным образом, что она (о ужас!) вышла за Ройса Манчестера. Лусинда со сверкавшими от ярости карими глазами рвала и метала. Какой она была дурой, что позволила себе поверить в затею Стивена! Как вообще все это могло случиться и мир не перевернулся — отродье Эстер стало женой Манчестера! Джентльмена, красавца, умницы, богача!
Ее муж, подавленный, сидел на стуле, не обращая внимания на вопли и проклятия Лусинды. Он был парализован крахом, ожидавшим его. Выхода не было. Его план убить Моргану провалился, и он не осмеливался искать Клару, чтобы узнать почему.
Но случилось и худшее, думал он с усталым отчаянием, — Моргана вышла замуж за Ройса Манчестера. Он мертвец. «Если бы только, — думал он с вялой горечью, — я не был так щепетилен когда-то и отделался от ребенка сам! А теперь наступил час расплаты». О, как страшно ему не повезло. Представив себе бурю, которая вот-вот разразится над их головами, граф вздрогнул от беспомощности. Он не мог вынести даже мысли о позоре, ждавшем его, — взглядах и сплетнях, ледяном презрении, которые будут сопутствовать ему всюду до самой кончины. Тут Стивен Девлин поморщился: до него дошло, что, по всей вероятности, он окончит свои дни в тюрьме или на виселице… Нет. Этого не будет. Он убьет себя сам. До всего, что обрушится на них.
Лусинда, метавшаяся перед ним, как пантера, на секунду замедлила свой дикий бег и взглянула на молчащего мужа.
— Ты слышал хоть слово из того, что я сказала? — гневно выкрикнула она.
Стивен перевел на нее пустые глаза, чувствуя себя до странности непричастным ко всему.
— Нет, — произнес он спокойно. — Но это не важно. Мы погибнем, как только Манчестер введет ее в общество. Советую тебе предпринять что-нибудь, если ты чувствуешь, что это поможет тебе и Джулиану.
Лусинда с презрением посмотрела на него:
— Неужели ты настолько глуп и труслив, что собираешься сдаться? Прячешь голову в песок и ждешь, что все обойдется — как-нибудь, само собой? Ну уж нет, мой ненаглядный, мой безмозглый повелитель! Мы не можем сидеть сложа руки! Мы должны действовать!
Граф Сен-Одри уже мало принадлежал этому миру. Оскорбления жены не задели его, и он спокойно ответил:
— Мы? Нет. Это тебе надо что-то делать. На меня не рассчитывай.
Лусинда с бешенством выдохнула:
— Хорошо! Я позабочусь об этом! Так же как позаботилась кое о чем в прошлом!
Она выскочила из комнаты, оставив мужа безразлично взирающим на дверь, которую с грохотом захлопнула за собой.
Задыхаясь и дрожа от неутоленной ненависти, Лусинда ворвалась к себе, обдумывая, как быстрее и вернее умертвить воскресшую из мертвых наследницу состояния Сен-Одри. Она сама это сделает, думала она, безумно улыбаясь. Рядом не будет никого, она одна, и на этот раз отродье Эстер сдохнет! Ничто не должно помешать Джулиану унаследовать то, что принадлежит ему!
…Все складывалось на редкость спокойно следующим утром в коттедже «Под липами». После завтрака, отклонив приглашение Ройса съездить с ним в Тенбридж, Моргана оставила его с Джако и Захари и спустилась в сад, раскинувшийся позади дома.
Ройс и оба молодых человека короткое время спустя отправились в Тенбридж — оценить результаты вечерних трудов Захари и Джека, и она медлила покинуть сад, наслаждаясь покоем, царящим всюду, когда Чеймберс приблизился к ней.
— Простите, что потревожил, но это только что принесли для вас, — пробормотал он. — Джон Буллард сообщил, что грум одной из местных конюшен отдал ему письмо и настаивал на том, чтобы вам передали его немедленно. Сказал, что это вопрос жизни и смерти. — С глазами, выражавшими беспокойство и даже растерянность, он вручил ей простой белый конверт.
Ледяная дрожь дурного предчувствия пробежала по ее телу, но, не желая, чтобы Чеймберс заметил ее волнение, Моргана улыбнулась ему и, взяв конверт, отпустила дворецкого. Выбрав камень, окруженный красными лилиями, она села и дрожащими пальцами вскрыла послание.
Ее взгляд немедленно упал на подпись, и дыхание остановилось при виде грубо намалеванного черепа с одним глазом, черневшим в нем. Одноглазый! Онемев, она прочитала короткую записку, едва в состоянии понять, что ждет ее, если она не встретится с ним у маленького моста в полумиле от домика сторожа в пять часов вечера. Одноглазый клялся извести Ройса, и Моргана не сомневалась, что если она не пойдет навстречу его требованиям, так оно и будет. Она вскочила, едва не сломав цветущий куст, но, сделав шаг по направлению к дому, тут же вспомнила, что Ройс и остальные уехали в Тенбридж. И еще она с коротким стоном осознала, что как раз Ройсу говорить об этом нельзя. И никому другому тоже — ни Захари, ни тем более Джако. Ни один из них не отпустил бы ее к мосту у домика сторожа…
Вряд ли кто лучше ее знал, что одноглазый никогда не бросает слов на ветер. Если она хочет сохранить жизнь Ройса, у нее нет выбора. Она должна встретиться с одноглазым.
Она всегда подозревала, что жизнь с Ройсом — иллюзия, удивительный райский сон и что он закончится очень скоро. Только она не думала, что так скоро! В глубине души она знала, что радость и сладостные воспоминания о нем останутся с ней навсегда, что бы ни случилось. Моргана не чувствовала сейчас ни боли, ни удивления: одноглазый долго выжидал, прежде чем вырвать ее из этого мира и вернуть в тот, которому она принадлежала от рождения.
Моргана села за туалетный столик, положив записку перед собой. Какую ложь ей придумать, чтобы уйти до того, как Ройс остановит ее? И вдруг ей пришло в голову, что у нее есть еще одно средство избавиться от одноглазого, о котором она не думала никогда. Она может убить его! По крайней мере попытается, а если попытка сорвется… Она с трудом сглотнула. Если попытка не удастся, это уже не имеет значения — жизнь все равно кончена, убьет ли ее одноглазый в ярости или оставит в живых, но разлучит с Ройсом.
В коттедже была превосходная коллекция старинного и современного оружия, искусно размещенная в маленькой комнате рядом с бильярдной. Войдя в нее, Моргана прошлась взглядом по стенам. У нее не заняло много времени, чтобы найти то, что она искала, — прекрасно отточенный кинжал семнадцатого столетия. Тонкое смертоносное лезвие прекрасно подходило для ее руки, и с улыбкой удовлетворения она сунула кинжал внутрь изящного ридикюля, который всегда брала с собой.
Вскоре после полудня маленькая компания вернулась из Тенбриджа. Если Ройс и заметил, что Моргана кажется странно рассеянной и невеселой, то он ничего не сказал ей, и, когда она упомянула около четырех часов дня о мучившей ее головной боли и заявила, что хочет побыть одна и отлежаться, никто не удивился. С озабоченным лицом Ройс проводил ее до ступенек.
— Может быть, составить тебе компанию, детка? — спросил он.
Осознавая горестно, что, возможно, в последний раз видит его, Моргана почувствовала, как болезненный ком застрял в горле, а перед глазами все поплыло. Справившись с собой, она жадно смотрела на него, запоминая размах длинных ресниц, горячий блеск янтарно-золотистых глаз и страстные черты столь любимого и знакомого лица. Беспомощным движением она откинула с его лба непослушный золотистый завиток и тихим голосом произнесла:
— Нет, дорогой, не нужно. Позволь мне в одиночестве отдохнуть до обеда. — Она постаралась улыбнуться, и ей удалось даже пошутить:
— А если ты не послушаешься и войдешь, я ужасно рассержусь на тебя.
Ройс принял шутку:
— Очень хорошо, дорогая! Даю тебе слово — я не позволю никому, включая меня самого, войти в твою комнату, пока ты не спустишься вниз.
Это было то, что ей хотелось услышать, и все же она медлила, не в силах оторваться от него. Муж с удивлением взглянул на нее, лицо его вдруг стало строже, как если бы он почувствовал что-то. Понимая, что, если она промедлит еще секунду, он заподозрит неладное, Моргана повернулась и была уже готова взбежать по ступенькам, когда раздался шум приближающегося экипажа. В любопытстве она приостановилась на нижней ступеньке, и Ройс все еще стоял рядом, когда появился Чеймберс и степенно прошел по широкому холлу, чтобы впустить нежданных гостей.
После короткого тихого разговора он звучно объявил, проводя в холл двух джентльменов:
— Сэр, ваш кузен с визитом из Лондона! Вошедшие, два с иголочки одетых джентльмена, были незнакомы Моргане. Мельком посмотрев на старшего, Моргана перевела взгляд на второго — высокого молодого темноволосого джентльмена, стоявшего позади. У нее вырвался изумленный вздох, пока она завороженно смотрела в лицо, повторяющее ее собственное до мельчайших подробностей!
Схватившись за перила, будто это было единственное, что позволяло ей удержаться на ногах, она наблюдала, как его (ее!) серые глаза, скользнув по лицу Ройса, обратились к ней. На лице молодого джентльмена возникло непередаваемое выражение — ужаса и удивления, как и на ее собственном. Шелестящим, севшим голосом Моргана спросила:
— Кто вы?
В изумлении он сделал два шага навстречу ей и произнес столь же тихо и потерянно:
— Я. Джулиан Девлин. А вы?
Ройс знал, что в конце концов Моргана столкнется с Джулианом или Стивеном лицом к лицу, но он не ожидал, что это случится при подобных обстоятельствах, и теперь проклинал себя. Но в отличие от остальных он немедленно оценил ситуацию и с великолепным апломбом произнес:
— Я думаю, что могу ответить вам обоим. Моргана, я хотел бы представить тебе джентльмена, который, полагаю, является твоим сводным братом. Его зовут Джулиан Девлин. Джулиан, это моя жена Моргана Манчестер.
Джордж, завороженный, как и остальные, заметно вздрогнул при словах Ройса и, нашарив свой лорнет, принялся напряженно вглядываться в Моргану. — По всей видимости, да, она — Девлин, — наконец заявил Джордж. — Но она никак не может быть сестрой Джулиана, даже его незаконной сестрой, и если она Моргана, она его кузина, а не сестра, но она не может быть и Морганой — Моргана Девлин умерла при рождении! Это общеизвестно!
В крайнем замешательстве все смотрели на Джорджа Понтеби.
— Что ты несешь? — резко бросил Ройс, защитным жестом обхватив хрупкие плечи жены.
Джордж взглянул на застывшего с глупо разинутым ртом Чеймберса и произнес значительным тоном:
— Думаю, нам следует перейти в какое-нибудь более уединенное место.
Захари и Джек, привлеченные их голосами, в эту минуту вышли в холл. Захари, чей взгляд переходил от одного лица к другому, нашелся сразу. Не обращая внимания на Джека, который буквально остолбенел, увидев Джулиана, Захари быстро подошел к приятелю, схватил его безвольную — руку и живо встряхнул ее:
— Джулиан! Боже мой, какой приятный сюрприз! Пойдемте же в гостиную! Позвольте мне только представить вам моего нового друга, Джека Фаулера, брата Морганы.
Молча благословляя кузена за его такт, Ройс ответил будничным голосом:
— Конечно! Что это мы здесь застряли? Давайте перейдем в гостиную — там можно расположиться удобнее. — Нежно потянув изумленную Моргану за собой, он двинулся, указывая путь остальным, остановившись на секунду, чтобы приказать Чеймберсу; — Пожалуйста, принесите нам что-нибудь выпить — предпочтительно виски!
Онемевшая Моргана позволила Ройсу проводить себя до стула в гостиной и машинально, как заводная кукла, опустилась на него. Она была не в силах оторвать взгляд от такого знакомого ей — до жути — лица Джулиана Девлина. С Джулианом творилось то же самое. Сходство между близнецами, братом и сестрой, не могло быть более полным.
В комнате царила торжественная тишина. Ройс пристально смотрел на Моргану, Джордж крутил лорнет, отрешенно глядя в пространство, глаза Захари и Джека переходили от лица Морганы к лицу Джулиана и обратно, в то время как брат с сестрой смотрели друг на друга с изумленным, болезненным недоверием.
— А теперь, Джордж, не объяснишь ли ты всем нам свое весьма странное заявление? — произнес Ройс.
— В нем нет ничего странного! — возразил Джордж. — Я сказал, что Моргана Девлин умерла… — Он подумал немного и затем продолжил:
— Девятнадцать лет назад. Я даже помню, когда это было — весной, кажется, в мае. Да это все знают! У меня даже было пари с Ньюэллом, кто родится у Эндрю — мальчик или девочка. И я выиграл, потому что родилась девочка — Моргана!
В этом высказывании Джорджа было еще меньше смысла, чем в предыдущем замечании, и, встряхнув головой, Ройс бросил ему сердито:
— Черт побери, какой еще Эндрю и что общего имеет этот неизвестный Эндрю с нашей ситуацией?
Джулиан слегка пробудился от своего оцепенения и, оторвав глаза от лица Морганы, произнес тихо:
— Я полагаю, речь идет об Эндрю Девлине, шестом графе Сен-Одри. Он был моим дядей, и отец унаследовал свой титул именно от него.
— Точно! — воскликнул Джордж. — Эндрю Девлин был превосходным парнем! Он мне всегда нравился! Да и был ли на свете человек, кому он не нравился?
— Так ты говоришь, что Моргана — незаконнорожденная дочь Эндрю, а не Стивена? — нетерпеливо перебил его Ройс.
— Она не может быть дочерью Стивена, только Эндрю, — ответил Джордж уверенно.
— Откуда ты знаешь?
Джордж посмотрел на Ройса, как если бы он был слабоумным, и, повернувшись к Моргане, спросил:
— Сколько тебе лет, девчушка? Моргане не пришло в голову отрицать его право задавать ей вопросы, и она ответила не колеблясь:
— Девятнадцать. Мне исполнилось девятнадцать в этом году, девятого мая.
Услышав ее ответ, Джордж побледнел и взволнованно отступил на шаг назад, тревожно осматривая ее с головы до ног, как если бы она была каким-то диковинным созданием. Отложив лорнет, он принялся затем ходить взад и вперед по комнате, явно забыв об окружающих. Его брови сошлись на переносице, губы искривились. Все смотрели на него затаив дыхание. Каждый ждал, когда он заговорит. Вдруг, резко остановившись перед Морганой, он громко и повелительно спросил:
— Как звали твою мать? Моргана сглотнула и пробормотала:
— Джейн Фаулер.
— Куртизанка, очень популярная двадцать пять — тридцать лет назад? Поразительная внешность — высокая, с полной грудью, с каштановыми волосами и фарфоровыми голубыми глазами?
— Да, — ответила Моргана недоуменно. Джордж снова потянулся за лорнетом.
— Ты не похожа на нее ни капельки! Ты миниатюрна и совсем в другом роде.
Моргана прикусила губу:
— Она всегда говорила мне, что я похожа на отца… Джордж фыркнул:
— Да, ты вылитая Девлин, я согласен с тобой, но в форме твоего лица есть что-то… — Почему-то он никак не мог выговорить следующую фразу. Наконец, прочистив горло, он тихо произнес:
— Что-то в тебе — рост, фигура — напоминает мне женщину, которую я знал двадцать лет назад. Я встречал ее в Лондоне. — Джордж взглянул на Ройса. — Я прекрасно ее помню, потому что она была единственной, на которой мне хотелось жениться. Да, я помню многое. У меня отличная память. Помню и то, что все давным-давно забыли… Ей тоже было девятнадцать, и она только что вышла замуж. За другого…
— И что же? Какое отношение это имеет к моей жене и ее сходству с Девлинами? — нетерпеливо бросил Ройс.
Джордж стоял посреди комнаты, и было видно, что в нем происходит внутренняя борьба. Наконец он произнес:
— Ну что ж! Думаю, мне следует рассказать вам одну историю.
Стоя за стулом Морганы, сжимая рукой ее плечи, Ройс бросил ему:
— Так рассказывай свою проклятую историю! Не тяни! Джордж кивнул и на удивление сжато поведал о серии событий, начиная с женитьбы Стивена Девлина на Лусинде и переезде их на континент, где родился Джулиан. Он коротко коснулся стремительного ухаживания Эндрю Девлина за маленькой наследницей из Бата и его женитьбы на ней, закончив рассказ смертью Эндрю, а также смертью его жены и новорожденной дочери. Его слушатели затаив дыхание внимали ему. Их глаза, выражавшие различную степень удивления и ужаса, были прикованы к рассказчику.
Когда он закончил, наступило молчание, не прерываемое ничем, пока наконец Ройс не сказал медленно:
— Джордж, я слышал эту историю раньше, правда, не столь подробно. Захари упоминал о чем-то таком пару недель назад в Лондоне. И хотя это весьма печальная и возвышенная история, не можешь ли ты объяснить нам, какого дьявола ты выложил ее и, главное, какое отношение ко всему этому имеет Моргана?
Подкрепившись изрядным глотком превосходной мадеры, Джордж ответил:
— Ну, существует еще кое-что, известное мне и неизвестное вам, но и из сказанного вы должны были понять — Стивен никак не мог быть ее отцом: он жил в то время в Венеции или где-то рядом! — Подумав с минуту, добросовестный Джордж добавил:
— По крайней мере предполагали, что он там.
Ройс смотрел теперь на Джорджа очень пристально, предчувствие чуда охватило его.
Моргана слушала рассказ Джорджа с любопытством, нетерпением и растущим замешательством. Что общего эти Эндрю и Эстер могли иметь с ней? Она поняла из обмена репликами между Ройсом и Джорджем, что, по всей видимости, ее отцом был Эндрю, а не Стивен Девлин — вот откуда заявление о том, что она кузина Джулиана, и еще она почувствовала глубокое облегчение, что ледяной бездушный джентльмен оказался ее дядей, а не отцом. Да и само имя Эндрю звучало куда приятнее. И утешением было узнать, что отец не бросил ее — он умер, еще до ее рождения. Возможно, он даже не успел узнать о беременности Джейн… Своим нежным голоском, в котором смешивались удивление и радость, она спросила:
— Итак, Джулиан мой кузен, а не брат? Джордж кивнул и вдруг, испытующе глядя на нее, быстро задал вопрос:
— Твое имя действительно Моргана или ты выбрала его, чтобы поважничать?
Моргана в гневе приподнялась на своем стуле, ее прелестные глаза потемнели, а в голосе звучал металл, когда она отчеканила:
— Да, это мое имя. Его дала мне моя мать. И как вы смеете сомневаться в том, что я говорю правду!
Джордж долго смотрел на ее раскрасневшееся сердитое лицо. Затем он поклонился ей и мягко сказал:
— Когда ты сердишься, ты удивительно похожа на мать. — Нежная и грустная улыбка показалась на его губах, и он пробормотал:
— Она была мягким человеком, хотела всем угодить, но если ее рассердить… — Он встряхнулся, как бы отгоняя от себя воспоминания, и, вновь обращаясь к Моргане, спросил спокойно:
— Ты уверена в дате своего рождения?
Ни в малейшей степени не смягченная сказанным, встряхнув черными локонами, она отрезала:
— Да! Так же как уверена в том, что мое имя Моргана. Я родилась 9 мая 1796 года!
— Поразительно! — прогремел Джордж, и его обычно сонное дружелюбное лицо преобразилось. Он взглянул на Джулиана, прямо встретил его напряженный взгляд и произнес строго:
— Не думаю, что вам понравится то, о чем я скажу. Перед тем как вы решите вызвать меня на дуэль, считаю нужным заметить, что я не собираюсь драться с вами — не имеет значения, насколько оскорбленным мной вы себя посчитаете!
Переведя взгляд на Ройса, Джордж глубоко вздохнул и произнес одним духом:
— Думаю, вам следует узнать кое-что об умершей девочке… — Он рискнул снова взглянуть на Джулиана, перед тем как продолжить. — Всем известно, что Девлины были бедны как церковные мыши. О, это верно, Сен-Одри-Холл — прекрасное место, но оно было таким раньше, пока отец Эндрю и Стивена не проиграл в пух и прах семейное состояние. Каждый знал, что если Эндрю женится, то только на больших деньгах, и никого не Удивило, когда он наконец женился на наследнице из Бата. — Лицо Джорджа сделалось несчастным и виноватым, но он продолжал упрямо:
— Когда Эндрю умер, Стивен унаследовал титул и ту малость, что осталась от майората, но деньги принадлежали Эстер… или, в случае ее смерти, ребенку.
Джордж нервно кашлянул и сделал быстрый глоток.
— Множество пари было заключено в Лондоне насчет того, что теперь будет делать Стивен. Множество слухов и сплетен ходило той весной о случившемся в Сен-Одри-Холле. Все знали, что маленькая вдова больна, что она не хочет жить после кончины мужа, и смерть ее никого не удивила. — Бросив мгновенный оценивающий взгляд на застывшее лицо Джулиана, Джордж решительно объявил:
— Но смерть ребенка потрясла всех! Об этом говорили на каждом углу. Некоторые утверждали, что Стивен придушил новорожденную девочку, иные — что Лусинда ее утопила. Кто-то клялся, что супруги продали ребенка цыганам, как только Эстер не стало.
В бешенстве сжав кулаки, Джулиан подступил к Джорджу и, задыхаясь, воскликнул:
— Вы говорите о моих родителях? Вы утверждаете, что это они совершили преступление?
По-видимому, нисколько не удивленный реакцией Джулиана, Джордж стойко встретил его яростный взгляд и спокойно произнес:
— Я ни на что не намекаю и ничего не утверждаю. Я просто передаю сплетни, ходившие тогда. Но перед тем как гневаться на меня, мой друг, вам следует подумать о двух очень интересных вещах. Во-первых, умершую малютку, дочь Эндрю и Эстер, звали Морганой. Согласитесь, что это не слишком распространенное имя. И еще — девочка родилась 9 мая 1796 года.
Джулиан, побелевший как полотно, перевел взгляд с Морганы на Ройса. Его глаза потемнели и расширились, и он выдавил из себя:
— Вы говорите, что она моя законная кузина? Что мои родители отдали ребенка Джейн Фаулер, а затем объявили, что он умер?
Джордж с неохотой кивнул:
— К сожалению, так.
— Нет! — странным тонким голосом крикнул Джулиан. — Я знаю, что мой отец холодный, равнодушный человек, но он не способен на такое! Нет! Нет!
С жалостью во взгляде Джордж сказал:
— Ну, все это, правда с большой натяжкой, может считаться совпадением — молодая женщина с явно выраженными чертами Девлинов, с тем же именем, что умерший ребенок, с той же датой рождения, — но общеизвестно, что карманы вашего отца были тогда пусты. Каждый знал, что он падок до денег, что он женился на вашей матери, потому что надеялся на состояние, которое она должна была унаследовать от одной из своих старых богатых теток.
— Это ложь! — страстно вскрикнул Джулиан. — Подлая ложь! Я никогда не предполагал, что вы способны повторить за каким-то проходимцем такую мерзость!
Джордж пожал плечами:
— Мне очень жаль, но я не лгу: все знали об этом. И все знали, что ваш отец был в бешенстве, когда старая сплетница умерла и оставила все какой-то дальней родственнице, о существовании которой никто даже не подозревал. Он и Лусинда были тогда в Лондоне. Они только что поженились — не прошло и трех недель после их свадьбы. А потом они уехали на континент — им было не по средствам жить в Англии. Перед отъездом они бегали по всему городу и проклинали умершую старуху, жалуясь на несправедливость Я все это видел и слышал сам. И я все это помню.
В лице и тоне голоса Джорджа было столько неприкрашенной искренности и сострадания, что Джулиан не мог больше сопротивляться этой всплывшей из небытия правде. Его юное лицо помертвело. Взглянув на Ройса, он произнес с ледяной учтивостью:
— Я полагаю, вы простите меня, если я немедленно оставлю вас. Мой отец остановился в доме Мартина Везерли, который расположен недалеко отсюда, и я должен поговорить с ним сию же минуту! — Он бросил на Джорджа горький, вызывающий взгляд. — Я уверен, что он все объяснит. Правда не может не открыться! И я уверен — она будет нисколько не похожа на ложь, высказанную здесь!
Повернувшись, он быстро вышел. Джек не проронил ни звука с тех пор, как увидел сына супругов Сен-Одри, но теперь он спросил попросту:
— Сэр, а вы сами верите, что наша Моргана в действительности Моргана Девлин?
Джордж задумчиво взглянул на него, по-настоящему заметив его только сейчас.
— Один из отпрысков Джейн Фаулер, не так ли? — спросил он наконец. — Вы похожи на нее в отличие от юной леди, сидящей напротив меня! Как вас зовут, дружище?
Джек криво усмехнулся:
— Да, Джейн — моя мать, и меня зовут Джако… Джек.
Джордж кивнул и вежливо произнес:
— Счастлив с вами познакомиться, Джек. Поскольку никто не взял на себя этот труд, позвольте мне самому представиться вам. Меня зовут Джордж Понтеби, я кузен Ройса. — Удовлетворившись общепринятыми любезностями, Джордж добавил:
— Да, я верю в то, что она Моргана Девлин. Джулиан Девлин не дал мне договорить, и самое главное я скажу сейчас. — Он взглянул туда, где сидела Моргана, подобно застывшей маленькой статуе. Мягким, дрогнувшим вдруг голосом Джордж произнес:
— Я сказал, что она похожа на свою мать, когда рассердится. Но ведь я говорил не о Джейн Фаулер, я говорил о маленькой Эстер Девлин, молодой жене Эндрю, в которую я был влюблен двадцать лет назад.
Глаза Морганы были устремлены на него, и Джордж кивнул.
— Все могло быть случайностью — в том числе и дата рождения. И ты, конечно же, могла бы быть незаконным ребенком Эндрю… но Джейн Фаулер не была на содержании у Эндрю, и кроме того, если бы ты, девочка моя, была их ребенком, у тебя не было бы такого сходства с Эстер Девлин.
Едва слышно Моргана спросила:
— Значит, Джек и Бен мне не братья?
Стать наследницей громадного состояния, дочерью знатного и всеми любимого человека, обрести мать, которая была леди не только по рождению, но и по благородству души, — все это было странно и чудесно, но как-то далеко от нее, а вот что узы, связывавшие ее с Джеком и Беном с тех пор, как она помнила себя, могут порваться — этого Моргана не могла вынести. Она взглянула на Джека.
Со страхом в глазах Джек быстро пересек комнату и встал перед ней на колени. Взяв ее руки в свои, он сказал страстно:
— Это не важно, если Джейн не твоя мать, — ты всегда будешь мне сестрой! — Он улыбнулся ей сквозь слезы. — Ты можешь носить бархатные платья, жить в богатом доме и отзываться на имя Моргана, но для меня ты всегда будешь Пип, и ничто и никто этого уже не изменит. — Какая-то мысль пришла ему в голову, и он задорно бросил ей:
— Кроме того… еще ничего не доказано, так что, хочешь не хочешь, придется тебе смириться с такими братьями, как я и Бен. Мы-то не позволим тебе отказаться от нас!.
— Я не уверен, что еще ничего не доказано, — вдруг промолвил Ройс. Он отошел от Морганы и стоял теперь посреди громадной гостиной.
— Что ты имеешь в виду? — воскликнула Моргана. Сердце ее забилось от внезапного
подозрения. — Ты знаешь что-то, чего не знаем мы?
— Да, кажется, что так, — ответил Ройс. Взглянув на Джорджа, он спросил очень спокойно:
— Ты знаком с гербом семьи Сен-Одри? Можешь мне описать его?
Если Джордж и был поражен вопросом Ройса, то не показал виду, просто задумался на минуту и произнес:
— Пара скрещенных сабель внизу и роза наверху. Короткий жалобный стон вырвался из груди Морганы, глаза встретились с глазами Ройса. Она смотрела на него через всю комнату. Страдальческая уверенность, что он все давно знал, мелькнула в ее голове — так вот почему он женился на ней! Он знал, что она законная дочь графа, наследница громадного состояния, и это объясняет все!
Монотонным от невыносимой горечи голосом Моргана произнесла:
— У меня клеймо на бедре, на котором выжжены такие же точно символы… Только в середине еще инициалы Э.Д.
Захари, стоявший прислонясь к камину, высказал общую мысль:
— Эстер Девлин!
— Боюсь, что так, — ответил Ройс негромко, пораженный выражением глаз Морганы. Она выглядела… разочарованной, словно он подвел ее в чем-то. Пристально глядя на нее с растущим замешательством, как будто, сам того не зная, он подтверждал ее худшие страхи, Ройс проговорил медленно:
— Когда я впервые заметил у тебя шрам, мне пришло в голову, не фамильный ли это герб? И, должен признаться, я подумал: каким бы невероятным это ни казалось, ты можешь быть той самой наследницей. Но я не знал тогда о главном — о совпадении имен и даты рождения.
— Ну и что мы теперь будем делать? — поинтересовался Джордж невесело. — Закатим адский скандал?
Моргана взглянула на часы на каминной полке, грудь ее болезненно сжалась. Было уже больше половины пятого! Ей надо уходить сейчас же, если она собирается встретиться с одноглазым! Она вскочила. Что ей до всей этой жуткой сказки о законной наследнице и преступниках! Одно занимало ее мысли — жизнь Ройса в опасности.
— Извините, я хочу побыть некоторое время одна. Мне надо подумать! — пробормотала Моргана.
Когда Ройс двинулся, чтобы проводить ее, она решительно тряхнула черноволосой кудрявой головой и, вырвав у него руку, воскликнула резко:
— Нет! Разве ты не понимаешь? Мне надо побыть одной! — С болезненным напряжением ее серые глаза искали его взгляда. — Я все удивлялась, почему ты, — сказала она наконец, — с твоим богатством и положением в обществе, захотел жениться на мне, подзаборнице, воровке из одного из самых грязных кварталов Лондона! — Ее голос дрожал, когда она добавила:
— Теперь знаю. — Она коротко, отрывисто рассмеялась. — Я знала, что ты не любишь меня, но надеялась, что по меньшей мере ты привязан ко мне. Кажется, я ошибалась.
Слезы ослепили ее, и, глухая к возмущенному восклицанию Ройса, она оставила комнату. Вслед за ее уходом наступило трудное молчание. Трое оставшихся джентльменов всячески избегали глядеть на побелевшее, пораженное лицо Ройса, который так и застыл с вытянутой ей вслед рукой.
— Господи! Что она наговорила! Я люблю ее! Больше всего на свете! — В низком голосе Ройса были такая мука и недоумение, что его собеседники опустили глаза. — Я только никогда не говорил с ней об этом!
Джордж подошел к нему и, похлопав его по плечу, мягко успокоил:
— Женщины — странные создания, Ройс. Я всегда это знал. Дай ей немножко опомниться, подожди, пока она придет в себя. У нее шок, как и у нас…
Да, все они были поражены, но никто так не переживал, как Джулиан Девлин, Даже для Морганы случившееся было меньшим потрясением — она по крайней мере видела Стивена и знала о его поразительном сходстве с собой, но Джулиан был застигнут врасплох. Даже когда его лошади проскакали несколько миль, отделявших коттедж «Под липами» от имения Везерли, Джулиан не вполне сознавал, что случилось.
Когда он вошел в комнату, то увидел графа Сен-Одри. Тот сидел за узким столом. Перед ним в открытом ящике лежала пара великолепных пистолетов. Если он и был удивлен, увидев сына, то не подал виду, лишь заметил с вялой злобой:
— О, это ты, дорогой! Только не говори мне, что Везерли свалял дурака, пригласив тебя в дом, где я гощу. Иначе один из нас должен уехать, и поскольку я уже здесь, то подозреваю, что уехать придется тебе. — С гадкой, насквозь лицемерной любезностью он добавил:
— Надеюсь, это ни в коей мере не затруднит тебя.
Джулиан покраснел, пальцы сжались у него в кулаки. Он и Стивен были врагами всегда, с самого детства, в иные дни он откровенно ненавидел отца, но сейчас, подавив возмущение, Джулиан спокойно произнес в ответ:
— Везерли не приглашал меня — я приехал сам. Приехал увидеть вас по делу чрезвычайной важности.
— О? Новая лошадь, которую ты желаешь купить? Или какая-нибудь балеринка, которую ты хочешь поселить в уютном особнячке?
Стивен откровенно и даже изощренно издевался над сыном, поскольку Джулиан никогда не приходил к нему с чем-либо подобным. Он вообще к нему не приходил. В день его восемнадцатилетия мать каким-то чудом, по мнению Джулиана, убедила графа передать ему определенную сумму денег. Сумма не была особенно щедрой, но она позволила ему жить независимо, и поскольку всякая встреча отца с сыном кончалась безобразной стычкой, Джулиан, избегая скандалов, почти не виделся с графом.
Не обращая внимания на столь «теплое» приветствие, Джулиан, пристально глядя на отца, четко произнес:
— Я только что из дома Ройса Манчестера, где встретил его юную жену. — Он поколебался с минуту и добавил как можно тверже:
— Она заявляет, что ее зовут Моргана, и у нас с ней одно лицо!
Стивен умолк, когда Джулиан упомянул имя Ройса, но мгновенно пришел в себя и теперь, развалясь на обитом кожей стуле, ласково поглаживал отполированное дерево на ручке пистолета, лежавшего перед ним. Ну что ж, все идет так, как он предвидел. Правда обнаружилась очень скоро, и поскольку катастрофа разразится, когда его не станет, Стивен не видел причины отказать себе в мести. Это так приятно — насолить им всем напоследок! Со злорадным блеском в серых водянистых глазах он вкрадчиво проговорил:
— О, вот в чем дело! Почему это тебя так удивляет? Она действительно твоя сестра.
— Что? Моя сестра? — невольно воскликнул Джулиан. — Но Джордж Понтеби утверждает почему-то, что вы не можете быть ее отцом. Что она — ребенок вашего брата!
Стивен улыбнулся с нескрываемым злорадством:
— Но это правда! Девочка действительно ребенок Эндрю… Его законный ребенок. — При взгляде на помертвевшего Джулиана он продолжал еще более любезно:
— Видишь ли, после того как Эстер умерла, твоя мать и я должны были избавиться от ее отродья, если мы хотели наслаждаться… э-э… ну, скажем так — изяществом жизни. К несчастью, одноглазый… — Девлин лучезарно взглянул на исказившееся, сразу постаревшее лицо сына, — ..то есть джентльмен, которого мы наняли, чтобы избавиться от ребенка, платный убийца, кажется, надул нас.
Чувствуя головокружение, Джулиан оторопело смотрел на графа, едва ли в состоянии понять, что можно вот так, будничным тоном, говорить о столь чудовищных вещах. Он изумленно потряс головой и, с отчаянием ухватившись за предыдущее утверждение Стивена, спросил беспомощно:
— Но вы же сами только что сказали, что она моя сестра. Как это может быть?..
Раздался громкий стук, и оба джентльмена обернулись к двери, откуда появилась Лусинда. Ее глаза метали молнии, когда она, как фурия, влетела в комнату.
— Хватит! Замолчи сию же минуту! — прошипела она Стивену, встав рядом с сыном.
— А разве ты не думаешь, что пора ему узнать правду, моя дорогая? — протянул медленно Стивен, явно смакуя ситуацию.
Посуровев и выпрямившись, словно вмиг повзрослев, Джулиан быстро произнес:
— Да, пора! Объяснитесь!
Глаза Стивена были полны неприкрытой ненависти, когда он взглянул на строгое, бледное лицо Джулиана:
— Ты хочешь правды? Очень хорошо! Правда такова: твоим отцом был мой брат Эндрю, а твоя мать все эти годы пыталась выдать тебя за моего ребенка! — Он зло посмотрел на Лусинду и процедил:
— Но я всегда знал правду, с самого начала! — Спохватившись, он любезно добавил:
— Вот почему я и устроил убийство Эндрю через одноглазого. Кроме того, меня томило страстное желание унаследовать титул, пока я молод, чтобы насладиться им вдосталь и чтобы мне не помешало потомство Эстер и Эндрю. Но к несчастью, я чуть-чуть промедлил, и родилась Моргана. Так что, как видишь, наследник — подзаборник, а подзаборница оказалась законной наследницей! Забавно, да?
— Ты убил его?! — пробормотала хрипло Лусинда. — Так будь ты проклят! Я покончу с тобой, мерзкая тварь!
Только вмешательство Джулиана предотвратило безобразную драку. Схватив мать за руки, он прорычал:
— Перестаньте! Он говорит правду?
Графиня не помнила себя. Извиваясь в сильных руках сына, она взвизгнула:
— Да, правду!.. Но это не имеет значения: у него нет доказательств. — Она с гадливостью взглянула на мужа. — Он никому не признается, что носил рога! Носил всю жизнь!
— Мама! — в ужасе воскликнул Джулиан. — А как «насчет Морганы? Это все правда? И ты знала об этом?
На лице Лусинды отразилась мрачная застарелая ненависть.
— Да, знала. Но и этого нельзя доказать! Лусинда недооценивала сына. С выражением запредельного ужаса на лице он медленно отступил от нее, как если бы перед ним был вставший из гроба покойник.
— Как же… как же вы могли жить, имея на совести такое?
В следующую секунду Джулиан Девлин выбежал из комнаты, желая только одного — навсегда забыть об оборотнях, чье имя он носил от рождения.
Со злобной улыбкой на губах Стивен посмотрел на Лусинду:
— Ну и ну! Надеюсь, твой бесценный сыночек наконец разочаровался в тебе! Он ведь и не подозревал, что ты такое, и думать не думал, что мать его — шлюха. Он такой благородный молодой человек, твой сын! Я всегда удивлялся, как это он вырос таким добродетельным — бедненький, явно не в тебя! — С нескрываемым ехидством граф добавил:
— Жаль, что он такой порядочный, — как ты теперь выдержишь шквал его ненависти и презрения! — И Стивен Девлин саркастически рассмеялся. — Я не сомневаюсь, что он помчался к дочери Эстер, чтобы благородно подарить ей все семейное достояние!
Лусинда, кусая губы, смотрела на мужа:
— Заткнись! Ты уже высказался! И не смей болтать о Джулиане! Я утешу его, а сейчас я хочу знать, как тебе удалось подстроить смерть Эндрю.
— Ах, это! — заметил Стивен с легким смешком. — Ничего не было проще. Получив письмо Эндрю с сообщением о его женитьбе, я понял, что мне нельзя терять времени, и, поскольку мы с тобой часто переезжали тогда с места на место, чтобы запутать кредиторов, ты не нашла ничего странного, когда я предложил покинуть Италию и переехать в Бельгию. До того как мы выехали, я написал в одно местечко, где, по слухам, бывал одноглазый, и договорился с ним о встрече в Дувре. Ты помнишь, что, приехав в Бельгию и остановившись в этом жалком, маленьком прибрежном Депанне, я решил наведаться во Францию?
Лусинда молча кивнула. Ее сузившиеся глаза не отрывались от говорившего.
— Ну так вот. Из Франции достаточно просто попасть в Англию — стоит только пересечь Ла-Манш. Там я встретился с одноглазым и договорился с ним об убийстве Эндрю. — Стивен подкинул на ладони один из пистолетов, восхищаясь мастерством оружейника. — Что говорить, это было щекотливое дело, и я путешествовал день и ночь, но все получилось как нельзя лучше. Когда мы через пару недель получили известие о смерти нашего дорогого Эндрю, я вернулся в Англию убитый горем. Умно, не правда ли?
С выражением незажившей боли в глазах графиня тихо спросила:
— Ты убил его, чтобы унаследовать титул?
Стивен холодно улыбнулся:
— Да. И еще потому, что мне не хотелось называть ублюдка Эндрю сыном!
Лусинда, как разъяренная тигрица, метнулась к мужу. Перегнувшись через стол, она наотмашь хлестнула его по щеке.
— Я любила его!
— Я знаю, — ответил граф с таким холодным омерзением, словно не было на свете вещи гаже любви жены к его брату. — Это еще одна из причин его гибели!
Ни слова не говоря, Лусинда рванулась через узкий стол к пистолету на его ладони. Стивен был настолько увлечен редкостным удовольствием, которое он получал, мучая Джулиана и его мать, что атака жены застала его врасплох. Пытаясь справиться с обезумевшей женщиной, он неловко приподнялся с пистолетом в руках со стула, и Лусинда одним молниеносным движением выхватила оружие. Прежде чем граф успел понять, что происходит, графиня Сен-Одри, лихорадочно переступая с ноги на ногу, навела на него пистолет и не целясь спустила курок.
В ее ушах зазвенело от грохота. Через облако серо-голубого дыма Лусинда заметила ярко-алое пятно, внезапно появившееся на белоснежной рубашке графа. С застывшей улыбкой на губах она встретила удивленный взгляд мужа.
— Ты убила меня! — воскликнул потерянно граф. Пытаясь выпрямиться, он скорчился от боли и, шатаясь, рухнул на стол.
— Я убила тебя, да, и я счастлива, что сделала это! — Наклонившись к умирающему, женщина прошипела:
— Так же счастлива, как ты, рассказывая мне о гибели Эндрю. И все-таки последней посмеюсь я, мой дорогой. Вот тебе мое прощальное благословение: твоя ненаглядная Эстер угасла не от горя по своему мужу. Одноглазый, да-да, тот же грязный подонок, которого ты нанял убить Эндрю, раздобыл для меня яд, и я добросовестно скормила его твоей сладостной маленькой Эстер! — И Лусинда дико, как умалишенная, захохотала. — Смешно, не правда ли?
Стивен медленно сползал на пол. Он из последних сил цеплялся за ножку стола — ему во что бы то ни стало нужно было дотянуться до второго пистолета, валявшегося на полу в полуметре от него. Умирающий чувствовал, что глаза его застилает серая пелена. Попытка нащупать оружие доконала его, и все же секундой позже полумертвец с облегчением вздохнул — его немеющие пальцы сомкнулись на хорошо отполированной рукоятке.
Ничего не подозревавшая графиня приблизилась к столу, чтобы удостовериться в его смерти, и тут ужасная, карикатурная улыбка раздвинула бескровные губы: Стивен выстрелил ей прямо в сердце.
Смерть Лусинды была мгновенной. Она рухнула на пол без единого звука. Уже остекленевшими глазами граф Сен-Одри взглянул на покойницу и выдохнул вместе с последним вздохом:
— Ну что, шлюха? Кто из нас смеется последним…
Почти в то же время, как Джулиан выбежал из дома Везерли, Моргана через черный ход выскользнула из коттеджа «Под липами». В маленькой плетеной корзинке, которую она несла в руке, была спрятана дамская сумочка, где лежал кинжал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шепчи мне о любви - Басби Ширли

Разделы:
Пролог. преступление в полночь

ЧАСТЬ 1. ВОР-КАРМАННИК

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ 2. ОПАСНОЕ УБЕЖИЩЕ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ 3. МОРГАНА

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

ЧАСТЬ 4. НЕМЕЗИДА

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Эпилог. солнечный свет и тени

Ваши комментарии
к роману Шепчи мне о любви - Басби Ширли



потрясающи самая лучшая из книг
Шепчи мне о любви - Басби Ширлимария
18.12.2010, 13.22





Начинаешь читать роман и потом тяжело оторваться.У Басби все такие романы. Круто!!!
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиНАТАЛЬЯ
30.06.2011, 23.09





классная книга.читала на одном дыхании.
Шепчи мне о любви - Басби Ширлимария
30.10.2011, 13.57





И мне роман очень понравился! События не затянуты, все идет своим чередом. Быстро происходит "главная" сцена, а дальше ситуации и отношения ГГероев интересно начинают варьировать. Ну а присутствие Большого Злодея внесло приключенческую нотку, и постоянно оживляло сюжет. Без него к концу книги уже было бы скучно читать эти многочисленные и похожие друг-на друга любовные сцены, ну а так все на месте, все по делу :) Всем приятного чтения!
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиМупсик
1.11.2012, 16.17





И мне роман очень понравился! События не затянуты, все идет своим чередом. Быстро происходит "главная" сцена, а дальше ситуации и отношения ГГероев интересно начинают варьировать. Ну а присутствие Большого Злодея внесло приключенческую нотку, и постоянно оживляло сюжет. Без него к концу книги уже было бы скучно читать эти многочисленные и похожие друг-на друга любовные сцены, ну а так все на месте, все по делу :) Всем приятного чтения!
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиМупсик
1.11.2012, 16.17





Сначала все было очень интересно.Потом стала раздражать бесхарактерность героини.А приключения в Туниси я уже еле читала. Роман бы выиграл если был бы короче.8
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиКэт
22.11.2012, 11.02





Перепутала. Комментарий к книге Сьюзен Джонсон " Грешница ".
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиКэт
22.11.2012, 11.18





роман хороший,но предсказуемость сюжета портит всю картину в целом
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиDanka
14.01.2013, 12.54





книга просто отпад читая просто не могла остановится особено мне понравилась что описалы самы мельчайшие подробности
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиДарья
26.01.2013, 17.34





Великолепно!Почти так же захватывающе как у Джудит Макнот
Шепчи мне о любви - Басби Ширлимарина
22.03.2013, 21.19





начало интересное - жаль маму Монганы... не всегда понимала действия гг-я ,но закери - красавчик!!! книга интересная. все по-порядку. конец, наконец-то ,не сжат. все счастливы...
Шепчи мне о любви - Басби Ширлимаруся
15.06.2013, 13.51





Захватывающий роман..
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиМилена
20.06.2013, 14.10





Неплохой роман, хотя можно было бы придумать и повеселее перебранки между героями. Полкниги какие то интриги о ее рождении, вторая их секс и лишь малая толика отношения. Мда, сложно найти роман где отношения действительно бы развивались, росли, а не оглушали героев после необыкновенно секса.
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиTasha
8.07.2013, 17.23





И мне роман очень понравился 10
Шепчи мне о любви - Басби Ширлитая
8.07.2013, 20.40





ГоспАди, как я разочарована. Это красиво изложенный бред для малолетних тп. И зачем я потратила время на эту хрен?
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиВерджи
15.08.2013, 3.02





неплохо
Шепчи мне о любви - Басби Ширливодопад
20.08.2013, 14.59





Замечательный роман респект автору, рекомендую читайте и получайте удовольствие
Шепчи мне о любви - Басби Ширлилюбовь
24.08.2013, 0.30





Довольно неплохой роман.
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиMarina
23.01.2014, 14.13





Понравилось.10 из 10.
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиМарьяночка
28.02.2014, 14.47





Сколько зла и жестокости в этом мире, не удивительно, что хочется, чтобы царствовала ЛЮБОВЬ!!! Осталось приятное на душе после прочтения.
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиТаня Д
20.06.2014, 8.57





Согласна с коментариями Тани Д. Сколько зла и жестокости в мире и всё таки ЛЮБОВЬ побеждает.Рассказ замечательный так что приятного чтения.
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиАнна Г.
30.07.2014, 20.53





Тот, кто прочел все книги этого автора и следил за судьбами героев, думаю, понял,что эта-продолжение продолжения "Сердце обмануть нельзя", т.е читать их нужно так: Сердце, потом Полуночный маскарад и последнюю эту, книга хорошая 9/10
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиЕлена
21.08.2014, 3.28





супер!!!!! мені сподобалось
Шепчи мне о любви - Басби Ширлидомінік
26.11.2014, 21.44





очень увлекательный и страстный роман, вот только образ ггероя чересчур идеален. Он и красив, и могуч, и богат, и хочет героиню так, что просто искры из глаз сыпятся, и терпит все ее выходки, и всегда тут как тут, когда ее хотят то убить, то изнасиловать, и вообще он с задатками Шерлока Холмса, раскрывает интриги, словно орешки щелкает... жаль конечно, вот только в жизни таких мужчин не бывает
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиJane
7.12.2014, 1.08





Прочитала все романы этого автора и вот что скажу, все романы захватывающие, читать одно удовольствие, прочла все на одном дыхании... Касательно этого романа: очень захватывающая история о подлых людях которых в конце побеждает добро, меня за живое пробрало, что из-за жадности к деньгам было столько смертей... В общем дабы не раскрывать интригу советую читать роман как и многие другие этого автора на 10 балов
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиНастя
14.09.2015, 0.09





Прочитала все романы этого автора и вот что скажу, все романы захватывающие, читать одно удовольствие, прочла все на одном дыхании... Касательно этого романа: очень захватывающая история о подлых людях которых в конце побеждает добро, меня за живое пробрало, что из-за жадности к деньгам было столько смертей... В общем дабы не раскрывать интригу советую читать роман как и многие другие этого автора на 10 балов
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиНастя
14.09.2015, 0.09





Понравился!Очень понравился роман!Читать всем!
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиНаталья 66
19.05.2016, 21.00





Почему я не могу скачать книгу?
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиИринка
10.07.2016, 15.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100