Читать онлайн Шепчи мне о любви, автора - Басби Ширли, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шепчи мне о любви - Басби Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 140)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шепчи мне о любви - Басби Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шепчи мне о любви - Басби Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Басби Ширли

Шепчи мне о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

За обедом Ройс и Захари обсуждали, где провести лето.
— Так ты собираешься погостить у Джулиана Девлина? — спросил Ройс с некоторым удивлением. — Пусть вы стали друзьями, но ты уверен, что хочешь провести с ним несколько недель в деревне?
Захари смущенно улыбнулся:
— Я знаю, это покажется тебе странным, но как только мы перестали враждовать, обнаружилось, что у нас куча общих интересов. — Его глаза зажглись энтузиазмом. — Джулиан говорит, что в Сен-Одри-Холле прекрасная рыбалка и что там мы вволю поездим верхом, не то что в Гайд-парке. Кажется, уже вечность я не мог позволить себе как следует пришпорить лошадку. Мне надоело во всем сдерживать себя!
— А граф? Ты не забыл о нем?
Захари покачал головой:
— Это был мой первый вопрос Джулиану, но он сказал, что его отец редко бывает в Сен-Одри-Холле — с ним связаны горькие воспоминания.
Левая бровь Ройса скептически поднялась:
— Горькие воспоминания? У графа?
— Гм… — Захари бросился на диван. — Джулиан рассказывал мне, что граф был очень привязан к своей невестке и, когда та умерла, обнаружил, что не может подолгу оставаться там, где все напоминает ему о ее кончине.
С выражением недоверия на лице Ройс усмехнулся:
— Мы говорим с тобой об одном и том же человеке, не правда ли? Седьмом графе Сен-Одри, Стивене Девлине? Самом надутом и недобром типе, которого я когда-либо встречал? И ты пытаешься втолковать мне, что он способен чувствовать и даже страдать? Позволь мне усомниться в этом, дружочек!
Захари задумался.
— Ну, если верить Джулиану, это единственное теплое чувство, которое граф испытывал к кому-либо, кроме себя. Говорят, именно чрезмерная его привязанность к умершей была причиной охлаждения отношений графа с женой. — Захари добавил:
— Как я понял, его невестка отнюдь не была старой ведьмой. Напротив, это было очаровательное, прелестное молодое существо, и Лусинда ясно дала понять, что нисколько не жалеет бедную женщину, умершую родами. Еще бы! — воскликнул он насмешливо. — Ведь богатство Девлинов, которым так чванится леди Лусинда, досталось им после ее смерти! Если бы бедняжка не завещала все свои сокровища графу, Девлины и сейчас были бы бедны как церковные крысы.
Помимо своей воли заинтересованный рассказом, но не желая, чтобы Захари заметил это, Ройс произнес, насмешливо растягивая слова:
— Подумать только, ты и Джулиан, кажется, уже обсудили большую часть их семейных историй!
Слегка покраснев, Захари быстро ответил:
— Ты ошибаешься! Джулиан ни словом не обмолвился мне об этом. Мать Леланда и леди Лусинда — приятельницы. И когда я прошелся однажды насчет холодности между родителями Джулиана — ведь и слепому видно, что между ними нет любви, — Леланд и Джереми объяснили мне все. Леланд рассказывает, что граф влюбился во вдову своего брата и Лусинда не простила ему этого. Вообще он уверяет, у леди Лусинды исключительная память, и даже спустя двадцать лет она ненавидит умершую. А мать Леланда объясняет это тем, что Лусинда была увлечена старшим братом графа и именно поэтому возненавидела его юную вдову. Старший брат ни в чем не был похож на младшего — отца Джулиана. Леланд рассказывал, что его звали «лихим графом» и очень любили в свете. Готов заключить пари, что Джулиан в дядю, а не в отца.
Бросив взгляд на увлеченного рассказом Захари, Ройс с пафосом заметил:
— Как интересно! Весьма, весьма романтическая история!
Захари, увидев насмешку в прозрачных глазах кузена, сконфуженно улыбнулся:
— Леланд — хороший парень, но так много болтает!
— Да, — ехидно подтвердил Ройс. — И ты, кажется, подцепил от него ту же привычку.
— Но ты не можешь отрицать, что это действительно Схватывающая история! Подумай только — «лихой граф» женился на богатейшей наследнице вдвое моложе его, а затем, когда всякий ожидал, что он остепенится и осядет в деревне вместе с молодой прелестной женой, его убивают. А потом лишившуюся близких молодую вдову утешает младший брат, который унаследовал титул старшего и который, кстати сказать, ненавидел его. Но вскоре
умирает и она, и ее новорожденная дочь вместе с ней — разве это не сюжет для Шекспира?
— С каких это пор, — заметил Ройс саркастически, — ты стал поклонником этого поэта? Если мне не изменяет память, ты на днях отказался сопровождать меня в театр, где давали «Отелло».
Захари состроил гримасу:
— Ну, это совсем другое дело!
Они поболтали еще немного, а затем, как обычно, Захари исчез в поисках развлечений. Да, странная и страшная история, думал Ройс, вышагивая по комнате. Главные действующие лица давным-давно мертвы, но живы страсти, томившие их. Может быть, потому, что унаследовал состояние вдовы брата, Стивен Девлин так возмущался теми, кто уже рождался богатым? Не здесь ли корни неприязни графа к нему? Ройс сомневался в этом, хотя слова Захари засели в его мозгу, особенно те, что касались умершей в младенчестве девочки…
А Пип мечтала. Каждую ночь она в уединении своей жалкой комнатки, лежа на жесткой, узкой постели, вспоминала, как Ройс поцеловал ее. Ощущение, испытанное ею тогда, немедленно возвращалось, и она снова чувствовала , его сильные руки на своей талии, прикосновение твердого, ищущего рта, нетерпеливый, затуманенный, молящий взгляд темно-золотистых в минуты самозабвения глаз буквально преследовал ее. Доводил до стона, до холодного пота на лбу. О если бы он еще раз взглянул на нее так!
Пип отчаянно сопротивлялась мыслям о том, что случилось в библиотеке, но все было против нее — воля, гордость, разум. Даже собственное тело отказывалось повиноваться ей и томилось днями и ночами, ночами особенно, странной жаждой близости чужого сладостного тела — ее хозяина, неистовой надеждой, что когда-нибудь он снова завладеет ее губами.
Погруженная в себя, Пип ходила по дому как сомнамбула. Даже страх перед одноглазым на время оставил ее, и хотя ей не хватало братьев и она мечтала увидеть их и поговорить с ними, одна забота целиком завладела ею: как разрушить колдовскую связь, существовавшую между ней — подзаборницей и воровкой — и богатым, родовитым красавцем — хозяином дома? И что еще печальнее — она запуталась не только в магических чарах, притягивающих их друг к другу, но самые основы ее жизни были разрушены.
«Единственное, что мне не нравится здесь, — думала она, рассеянно вычищая камин в кабинете Ройса, — это я сама, когда хозяин рядом».
Пока Пип не встретила Ройса Манчестера, она страшной клятвой клялась себе, что скорее умрет, чем станет игрушкой какого-нибудь богача. Но это было до того, как она ощутила в себе женщину, разбуженную поцелуем мужчины. Теперь она ни в чем не была уверена.
«Что же мне делать?» — спрашивала себя Пип, стискивая руки. Надеяться, что она и ее братья чудом попадут в Америку? Или что одноглазый откажется от своих планов? Как чертовски ей не повезет. Сейчас она в безопасности, а что с ней будет, когда Ройсу надоест оказывать ей покровительство или он вернется к себе в Америку? Не вечно же ему стоять между ней и одноглазым! Стало быть, выбора у нее нет. Остается только одно — продать свое тело, и, если она не хочет кончить, как Джейн, ей надо продать себя подороже. Что ж, если Манчестер действительно без ума от нее, он заплатит высокую цену, самую высокую.
Решение было принято, но вместо облегчения Пип почувствовала щемящую пустоту. Апатично переходя от предмета к предмету, не понимая, что делает, Пип по инерции продолжала убирать комнату. Позади нее открылась и закрылась дверь, но она не обратила на это ни малейшего внимания и только тогда поняла, что не одна, когда удивленный Ройс воскликнул:
— Мне кажется, ты слишком долго стираешь пыль с этой картины!
Вздрогнув, Пип обернулась. Тот, о ком она думала, думала дни и ночи, стоял в нескольких шагах от нее.
Ошеломленная, она быстро наклонила голову, пробормотала что-то в ответ онемевшими губами и заторопилась в направлении двери, но он нагнал ее и схватил за руку.
— Не убегай так быстро, — сказал он непринужденно, — я искал тебя. Мне нужно поговорить с тобой.
Она смотрела на него широко раскрытыми глазами. Может быть, он собирается попросить стать его любовницей? О Господи, только не это! Не сейчас!
Рейсу понадобилась почти героическая решимость, чтобы отправиться на поиски Пип с намерением выложить ей все свои планы, но он поклялся себе, что ни одно на свете существо не догадается, какое смятение вызывает в нем мысль о том, что она вот-вот покинет Англию. Зато и тревоги его рассеются, а жизнь войдет в свою колею. Она обворожительна, это правда, и даже больше чем обворожительна — желанна, как никакая другая. Но в конце концов были у него обворожительные женщины, и есть, и будут. Несколько недель спустя он уже с трудом вспомнит ее имя, не говоря о прочем.
К несчастью, когда он застал ее с тряпкой в руке в своем кабинете и начал готовиться к своей маленькой речи, Пип взглянула на него. И когда она подняла на него эти прозрачно-серые глубокие глаза с длинными черными ресницами, Ройс почувствовал, что все его добрые намерения испарились. Все до одного.
Чертыхаясь про себя, сдвинув брови, он продолжал — напряженно, почти грубо:
— Я видел твоих братьев. Мы решили, что самое разумное для вас всех — бегство. Только так вы можете ускользнуть от одноглазого. Я только что дал указание моему агенту купить билеты на пароход, и через несколько дней вы уже будете на пути в Штаты, в океане.
«Покинуть его? — подумала Пип, и такая острая боль сжала ей» грудь, что она пошатнулась. — И больше никогда, никогда не видеть его?» Она изумленно покачала головой, как бы не в состоянии поверить услышанному. Америка! Он отсылает ее в Америку. Какая ирония — теперь, когда ее мечта, ее и братьев, была на грани осуществления, ничего, кроме боли в сердце — давящей, надсадной, — не осталось!
Она подошла к нему ближе и маленькой изящной рукой легко дотронулась до его груди.
— Это правда? Вы хотите, чтобы я уехала? Ройс, вероятно, мог бы справиться с собой, если бы она обрадовалась или молча согласилась с его словами. Если бы она не коснулась его… Белый батист рубашки не мог скрыть опаляющее тепло маленьких пальцев, и Ройс почувствовал, что теряет самообладание. Хотел ли он, чтобы она уехала? Горькая улыбка разжала стиснутые губы. О да, он хотел, чтобы она уехала!. И чтобы перестало светить солнце, чтобы луна не вставала больше, а его сердце прекратило биться… Откровенно чувственная улыбка изогнула твердые губы американца, и он шепнул, нежно касаясь розового, приоткрытого в смятении рта:
— О нет, я не хочу, чтобы ты уезжала… Единственное, чего я хочу, — это отнести тебя на софу напротив стены…
Его губы скользили по ее лицу, зубы мягко покусывали гладкую горячую кожу, когда он шепнул ей на ухо:
— Я хочу положить тебя там и сорвать с тебя всю одежду до последнего лоскутка. И любить тебя! Вот чего я хочу…
Кровь так громко стучала в ее висках, что Пип боялась потерять сознание. Превозмогая себя, пытаясь удержаться на ногах, она изумленно качнула головой. Не нужно! Она не должна позволить этому случиться! А губы Ройса были такими мягкими и ласкающими, что почти лишили Пип рассудка; руки ее безвольно висели вдоль тела, колени подламывались.
Еще не полностью захлестнутая волной, поднимавшейся все выше и сотрясавшей ее хрупкое тело, Пип снова покачала головой. Есть нечто, кроме тела, в отчаянии твердила она себе. Есть реальная жизнь, требующая, чтобы она сопротивлялась до последнего.
— Нет, — проговорила она больным, безжизненным голосом. — Не делайте этого. Позвольте мне уйти.
— Позволить тебе уйти? — хрипло повторил Ройс. — И ты можешь просить меня об этом?
Его губы опьяняюще коснулись ее, он взволнованно простонал у самых ее губ, как если бы слова эти вырвались у него под пыткой:
— Не могу…
Увлекая ее в свои объятия, он поцеловал Пип с неистовством страсти, долго спрятанной в нем, и, загипнотизированная мощью его объятий, Пип почувствовала, как тает ее отчаянная попытка ухватиться за действительность. Где-то в глубине души она знала, что будет сожалеть об этом, знала, что ее жизнь и путь, которым она следовала, бесповоротно и страшно изменятся. Но она была бессильна против стихии, бушевавшей в них обоих. Бессильна.
Забыв об окружающем, сознавая только сладкую покорность тела в его руках, Ройс целовал Пип. Его твердый рот был требовательно прижат к ее губам, руки лихорадочно скользили по ее телу. Он хотел осязать всю ее сразу — от маленьких ног до нежной выпуклости груди. В движениях Ройса было отчаяние, будто его трепала жестокая лихорадка, утолить которую могло только обладание этим легким, горячим телом.
Ироничный, осмотрительный циник, Ройс никогда не был так возбужден. Он и не предполагал, что такое возможно — желать женщину до потери сознания. Искушенный в делах любви мужчина, для которого интимная жизнь была лишь видом изящного искусства, Ройс внезапно ощутил себя охваченным такой всепожирающей страстью, что единственной реальностью в мире для него в этот момент было нежное, льнущее к нему тело Пип. Утонув в водовороте желания, неистового желания, способного преодолеть любое сопротивление, Ройс тихо застонал, когда его язык глубоко погрузился в медовое тепло рта Пип. Дрожь сладостного удовольствия потрясла его большое тело, и он снова подхватил ее и крепко прижал к себе.
Пип, которой все больше и больше передавалось его возбуждение, почувствовала, как все ее тело отвечает на его ласки. Его поцелуй оглушил ее: дерзкое, пронизывающее прикосновение его языка заставило ее стройное тело жаждать чего-то нового и трепетать от странного томления. Ей казалось, что она еще недостаточно тесно прижалась к нему, и ее тело словно бы само изогнулось дугой, чтобы быть ближе к его телу, чтобы облегчить боль от повелительного призыва, заставившего отвердеть ее соски и налиться жидким огнем живот и ноги. Жар его отвердевшей плоти возбуждал ее все сильнее, и ей казалось, что она умрет от желания, если Ройс не овладеет ее телом так же всецело, как его язык овладел ее ртом. Инстинктивно Пип встретила увеличивающуюся настойчивость напора его языка своим собственным язычком, и он тут же прошептал:
— Да, целуй меня в ответ… О да, милая, попробуй меня, так же как я пробую тебя…
Пип покорно подчинилась, и ее маленький теплый язычок скользнул в его рот. Ройс чуть не рухнул на колени от потока чувств, раскаленным клинком пронзивших его тело. Сдерживая свою страсть, он позволил ей исследовать свой рот. Их языки столкнулись в нежном поединке, скользя, толкая, снова скользя… Это была сладкая мука, выносить которую он долго не смог. У него вырвался стон, и он хрипло сказал:
— О Боже! Я не могу больше. Я должен, должен… Пип лишь смутно сознавала то, что он делает; она почувствовала, что ее опускают, услышала звук рвущейся ткани и затем в лихорадочной благодарности ощутила тепло его руки на своей обнаженной груди. Настойчивое прикосновение к соскам заставило ее извиваться в его руках, настоятельная потребность в чем-то большем не давала ей покоя, жжение между бедрами становилось все ощутимее с каждой секундой.
Совершенство этой твердой маленькой груди почти свело с ума Ройса, и, проворчав проклятие, он поднял девушку на руки и почти хищно начал сосать нежную плоть. Платье Пип висело клочьями на се талии, но она не обращала на это внимания и неистово прижималась к его ищущему рту, и каждое прикосновение его зубов к ее набухшим соскам вызывало у нее беспомощный стон удовольствия.
Она была как в огне, охваченная чувствами столь же древними, как сама жизнь, и такими сильными, что она не могла сопротивляться приказам своего тела. Ее пальцы в отчаянии вцепились в его плечи, желание коснуться его обнаженного тела захлестнуло ее, и, внезапно почувствовав, что материал его рубашки уступает… уступил, она замурлыкала от удовольствия. Ее пальцы наконец-то встретились с его обнаженной кожей.
Не в состоянии сосредоточиться на чем-то еще, кроме безжалостного желания, овладевшего им, Ройс не заметил, что Пип удалось снять с него рубашку, но когда он почувствовал прикосновение ее рук к своей обнаженной груди, ему не удалось сдержать стон. Ее пальцы опаляли его тело, где бы они ни касались его, и когда она стала инстинктивно ласкать его твердые соски, Ройс понял, что не может больше выносить этого.
Его рот захватил ее губы в грубом поцелуе, и он без усилий отнес ее к софе и нежно опустил на мягкие подушки. Встав на колени перед синей бархатной софой, Ройс быстро сорвал с Пип остатки платья, оставив ее полностью обнаженной.
Прикосновение спины к подушкам вывело Пип из блаженного транса, в котором она пребывала, и, почувствовав, что с нее торопливо снимают последние остатки одежды, она внезапно испугалась. Страсть немного отступила, ре глаза расширились от ошеломляющего сознания того, что случилось, и она пролепетала:
— М-мое п-п-платье! Ч-то ты с-сделал с моим п-платьем?
Нежно улыбнувшись ей, Ройс пробежал пальцами по холмику ее груди и прошептал:
— Не беспокойся об этом. Я куплю тебе другое. Дюжину, дюжину других, если ты пожелаешь. — Он хрипло засмеялся, и его глаза блеснули золотым огнем. — Я одену тебя в шелк и атлас, а потом доставлю нам обоим удовольствие, когда буду срывать их с тебя.
Пип с трудом сглотнула, она была загипнотизирована движениями его быстрых пальцев, которые безжалостно срывали его собственную одежду. И вот наконец он предстал перед ней в великолепии своей наготы. О Боже, он прекрасен, призналась она самой себе, испытывая головокружение. Ее глаза с робкой признательностью скользили по его мускулистому торсу, сильным рукам и мощным бедрам. Густые золотистые волосы покрывали его широкую грудь, они спускались и на живот, а затем сходились к бедрам, образуя темно-золотую гриву в его паху. Пип никогда до этого не видела обнаженного мужчину, а тем более неистово возбужденного самца, и сейчас в изумлении смотрела на его отвердевшую плоть, нагло и бесстыдно выпрыгнувшую из темно-золотых кудрей. «Жеребец, — подумала она полуиспуганно-полублаженно. — Прекрасный золотистый жеребец, и он хочет меня… Как я хочу его», — призналась она с глубокой внутренней дрожью. Ее соски болезненно сжались, ее лоно налилось жидким огнем.
При виде обнаженных прелестей, преследовавших его во сне, у Ройса перехватило дыхание. Пип, лежавшая на бархатной софе, представляла собой на диво соблазнительное зрелище: ее бледная кожа мерцала, подобно алебастру, на синем бархате, темные кудрявые волосы спутались. Губы стали алыми и опухли от поцелуев, а глаза затуманились от желания. Он с трудом удержался, чтобы не упасть на нее, подобно бешеному зверю, и, сдерживая страсть, следил за тем, как поднимается и опускается ее маленькая грудь с сосками, розовыми и сладкими, как ягоды, вкус которых все еще держался на его языке. У нее была точеная фигура и тонкая талия; стройность ее мерцающих бедер и удивительная длина ее хрупких ног были аристократически изысканны. «Моя Венера-карманница», — мечтательно подумал. Ройс. «И она будет моей», — сказал он сам себе тоном непреклонного собственника, изогнув в улыбке свой красивый рот.
Не желая ждать ни секунды дольше, Ройс упал на колени, и его руки настигли Пип. Со сдавленным криком он прижался к ней, его губы нашли ее в голодном поцелуе, и его язык с почти жестоким напором вошел в ее рот. Но поцелуй уже не мог удовлетворить его страсть, и он неохотно покинул ее рот, чтобы горячо пройтись от ее подбородка до груди, где его язык тесно прижался к твердым соскам. Жадное прикосновение его губ, тянувших и гладивших ее грудь, заставило Пип беспомощно извиваться в его объятиях.
Потрясенная силой могущественных чувств, овладевших ею, Пип безостановочно гладила Ройса, находя удивительное удовольствие в прикосновении своих пальцев к его твердому, горячему телу. Томясь, она проводила своими пальчиками по его плечам, по гладким мускулистым рукам, по напряженной широкой спине, как бы прося, чтобы он продолжал сладостно мучить ее грудь, и снова удивляясь тому, что он находит ее желанной. Когда его большое тело скользнуло на софу рядом с ней, ей показалось самым естественным вцепиться в него и приглашающе прижаться к нему.
Ройс нежно застонал, когда тело Пип коснулось его собственного. Он не мог больше сдерживаться: страсть, воспламенившая его, требовала выхода. Пип была такой нежной, такой отзывчивой на его ласки, что он жаждал попробовать ее тело, до последнего дюйма, жаждал часами исследовать ее ласковое белое тело. Впервые в жизни он испугался, что, если, ему сейчас же не удастся унять пульсирующую боль, наполнившую его тело, он просто сойдет с ума.
Его рот впился в нее, и неприкрытая требовательность его губ и языка открыла глубину страсти, овладевшей им. Быстро и уверенно его бедро скользнуло между ее бедрами, и Пип задохнулась от этого интимного движения, и поток новых неизвестных чувств обрушился на нее. Снедаемая такой же страстью, Пип была беспомощна в его руках, она была не в состоянии отказать ему ни в чем, и когда его рука скользнула в уголок между ее бедрами и его ищущие пальцы погрузились в шелковистый жар, она подалась им навстречу. Ее тело жадно встретило это новое вторжение. Кровь клокотала в ее жилах, сердце бешено билось. Пип извивалась под его прикосновениями, ее тело существовало как бы отдельно от нее.
Она потянулась к нему, желая доставить ему столько же удовольствия, сколько он доставил ей, но Ройс схватил ее руки и, держа их над ее головой, хрипло шепнул ей:
— Нет, не сейчас. Я не вынесу, если ты коснешься меня.
Не выпуская ее рук, он неистово продолжал целовать ее, а его большое тело тем временем как бы само собой оказалось между ее ногами. Пип на мгновение испугалась, но было уже поздно: его пальцы открыли путь для его плоти, и он начал неумолимо погружаться в нее. Чувство, родившееся в ее теле, было неописуемым: в нем смешались страх, изумление, боль и жажда этой боли, а он погружался все глубже и глубже в ее податливую плоть. Ее девственность представляла собой лишь хрупкую преграду на пути к полному обладанию.
Но преграда была, и когда Ройс почувствовал ее, его глаза изумленно раскрылись: он не мог поверить, что она девственница. «Это не имеет значения, — сказал он себе ошеломленно, — уже слишком поздно, я уже нарушил ее, прежде чем сообразил, что это». К тому же он был слишком возбужден, чтобы останавливаться сейчас, упругий шелковистый жар ее тела был таким соблазнительным, что он не мог думать ни о чем, кроме своих чувств в этот момент. Громко застонав от наслаждения, он задвигался в ней, неотступно погружаясь снова и снова в ее глубину. Его движения стали неконтролируемыми, когда он почувствовал ее ответ, почувствовал, как ее тело приподнимается, чтобы встретить его.
Движения Пип, пожираемой таким же огнем, стали неистовыми, она отчаянно искала путь к чему-то новому, ее-, руки силились разжать его хватку, но ее ум и тело были полностью во власти Ройса. Снова и снова он погружался в нее, и каждое его движение заставляло Пип жаждать следующего. Внезапно она похолодела, и волна такого сильного восторга, такой бесстыдной благодарности охватила все ее тело, что она содрогнулась и громко вскрикнула.
Черты его лица исказились, дыхание с хрипом вырывалось из его рта, но при ее крике в его янтарно-золотых глазах мгновенно зажглись огоньки, и, всхлипнув, Ройс почувствовал, как его тело взорвалось в ослепительном экстазе. Его яростные движения замедлились, и, пока страсть оставляла его, он продолжал нежно целовать Пип, не в силах оторваться от нее.
Наконец он легко приподнялся, посмотрел на ее пылающее от страсти лицо и сказал вслух то, что неотступно преследовало его с того самого мгновения, когда он первый раз поцеловал ее:
— Я не могу позволить тебе уехать. Не теперь. Теперь ты моя, и я не позволю тебе уйти.
Ошеломленная тем, что только что произошло, дрожащая, растерзанная, Пип смотрела в его смуглое лицо с изумленным непониманием. Неожиданно осознавшая свою наготу и бесстыдную интимность их поз, чувствуя, как ноет измученное блаженнейшей из мук ее тело, впервые познавшее любовь, она не поняла последних слов Ройса.
Разве полчаса назад, думала Пип потерянно, она не ходила по комнате, погруженная в свои тоскливые мысли? А теперь… Реальность такова, что мужчинам, подобным Рой-су Манчестеру, женщины нужны только с одной целью. Такие женщины, как она, разумеется. Мужчины не влюбляются в них, и уж тем более невозможен брак между ними — они наслаждаются ими, а когда первоначальная страсть улетучивается, бросают их и переходят к другой женщине. Всегда кажется, что следующая любовница милее прежней. Так было всегда, и так будет всегда.
Ее ясные серые глаза медленно осматривали лицо Рейса: золотисто-каштановый локон, упавший на лоб, густые, круто изогнутые черные брови. С его глубоко посаженными янтарно-золотистыми глазами она избегала встречи, задержав внимание на прямом носе и полных чувственных губах. Не в состоянии оторвать от них глаз, она смотрела на эти красиво очерченные прекрасные губы. Эти губы… Внезапно дрожь снова пробежала по ее телу. «Эти губы доставили мне столько удовольствия и сделали столько изумительного с моим телом, этот грешный зовущий рот, который я…» Она прервала себя и с трудом сглотнула. Она хотела бы, чтобы у ее мужа были такие же губы и глаза, чтобы он так же гневался и смеялся.
Сердце болезненно сжалось в ее груди, и Пип впервые в жизни затосковала, зачем она не родилась богатой и знатной, зачем она не из тех женщин, которые вправе требовать от Ройса Манчестера почтения и нежности, вправе принять его супружескую любовь.
Ройс пристально смотрел на нее, и трудно было понять, что таят эти прозрачно-золотистые глаза тигра: в них было и удовлетворение собственника, и что-то еще было в этом взгляде, что заставило Пип вздрогнуть — от предчувствия или страха, она не могла сказать.
— Господи! — прошептал он, вдыхая запах теплой кожи. — Если б можно было лежать так вечно! Я хотел бы только лежать здесь с тобой, любить тебя… снова и снова…
Он последний раз нежно и дразняще укусил ее сосок, затем с явной неохотой отодвинулся от нее и сел. Опираясь одной рукой на софу, он наклонился над молчащей Пип с выражением раскаяния и признался:
— Это было не слишком умно с моей стороны, по правде говоря. Я не собирался нападать на тебя таким образом, и если бы я знал, что ты девочка… — Его глаза потемнели, а голос охрип, когда он повторил:
— Если бы только я знал, что ты девственница, все было бы по-другому: я выбрал бы лучшее время и более подходящую обстановку!
Он свободной рукой обхватил ее грудь, его пальцы ритмично надавливали на нежную плоть, и тигриные глаза были наполнены странным нежным светом. Внезапно Ройс спросил требовательным и в тоже время нежным тоном:
— Я тебе сделал не очень больно, скажи? Потрясенная нежностью в его голосе, Пип могла лишь безмолвно смотреть на него затуманенными глазами, полными тайны. Ей было невыносимо сознавать, что он, обнаженный, лежит рядом с ней. Как она могла быть такой шлюхой? Как могла продолжать лежать здесь так бесстыдно, безвольно, позволяя ему ласкать ее, не делая ни малейшей попытки оторваться от него? Стыдясь самой себя, встревоженная желанием, завладевавшим ею с каждым мгновением, с каждым касанием его рук, Пип наконец вынудила себя действовать.
Отбросив в сторону ладонь Ройса, она поднялась одним мгновенным гибким движением. Прижавшись к подушке, подняв ноги к подбородку и обхватив их руками, Пип смотрела на свое разорванное платье, валявшееся на полу в нескольких шагах от софы. Чувствуя, что теперь хоть немного защищена от его ненасытных глаз, Пип стрельнула в Ройса русалочьим взглядом.
Казалось, он нисколько не удивлен тем, что случилось. Ройс спокойно сидел в нескольких дюймах от нее, его нагота явно не мешала ему, и Пип, внезапно увидев себя со стороны, была смущена до слез нелепостью картины: оба совершенно нагие, в разгар дня, в его кабинете, где любой слуга мог застать их. Пип не могла удержаться от усмешки, тронувшей уголки ее губ, когда представила себе выражение лица Сперлинга, пристойнейшего и благообразнейшего из слуг, если бы лакей в поисках хозяина заглянул в кабинет и застал их в таком виде.
Какой мимолетной ни была улыбка Пип, Ройс уловил ее и, улыбнувшись в ответ, прошептал:
— Ты не ответила на мой вопрос, но если ты в состоянии улыбаться, значит, я не сделал тебе слишком больно.
Что-что, а притворяться Пип не умела и, к крайнему своему ужасу, услышала собственный честный ответ:
— О нет! Мне не было больно, только немного вначале. — И она робко призналась:
— Я и не думала, что это так чудесно.
Глаза Ройса мгновенно потемнели, рука потянулась к ее подбородку. Не дав ей прийти в себя, он подвинулся ближе, и его губы почти слились с губами Пип, когда он шепнул ей:
— Не думаю, что мне следует слушать такое — я тут же начну все сначала сию секунду. Если бы я не знал, что тебе будет больно сейчас, ты бы уже лежала, а не сидела съежившись! — Он крепко поцеловал ее приоткрытый рот, и произнес:
— Не искушай меня! Или меня ничто не остановит… — Но, видимо, только сейчас осознав, где они и как выглядят, Ройс сказал с нежной насмешкой в голосе:
— Кроме того, я боюсь, что во второй раз нам так не повезет. Нам стоит одеться, детка, прежде чем нас обнаружат в этой довольно… э-э… компрометирующей ситуации.
Вскочив с кошачьей грацией, Ройс потянулся к брошенной одежде и не торопясь точными, ловкими движениями принялся одеваться, явно не страдая от застенчивости, мучившей Пип. Ее щеки алели, но она заставила себя храбро взглянуть на Ройса:
— Я думаю мы обсудим цену нашей связи перед тем, как ее продолжить.
Ройс непонимающе глядел на нее — ему казалось, что он ослышался. Он еще не знал, какую форму примут его отношения с этим диковинным, прелестным существом, но что они не будут отношениями купли-продажи, как с Деллой, а до нее с множеством других женщин, — в этом Ройс не сомневался ни секунды. Так вот оно что! Девчонка думает о цене того, что происходит между ними. Светлое выражение в его глазах исчезло, и пальцы жестко сжали подбородок Пип.
— А точнее? — строго спросил он. Игнорируя предательскую дрожь под ложечкой, Пип честно встретила его взгляд:
— Если я стану твоей любовницей, тебе это-дорого обойдется. Жутко дорого.
— Я понял, — очень спокойно и тихо произнес Ройс. Его золотистые глаза были холодны как лед. — Ну и каковы твои условия, дорогая?
Не колеблясь больше, не обращая внимания на острую боль в сердце, Пип ответила отважно:
— Дом. Я хочу дом в деревне, который будет только моим. И деньги.
С опасно сузившимися глазами Ройс наконец выговорил насмешливым голосом:
— А как насчет драгоценностей? Платьев? Дорогих экипажей и прекрасных лошадей, чтобы возить тебя по всему городу? Или это само собой разумеется?
Пип настолько сосредоточилась на строго практической стороне дела, мрачно думая об одном: она должна обеспечить будущее себе и своим братьям, что последние слова Ройса застали ее врасплох. Ледяное презрение в его голосе заставило ее сердце сжаться, и она желала лишь одного: чтобы эта безобразная сцена поскорее закончилась. «Но что мне осталось? — спрашивала она себя в отчаянии. — Особенно сейчас?» Если она не хочет переходить из рук в руки, от покровителя к покровителю, как мать, ей жизненно важно оговорить самые выгодные для себя и братьев условия.
Глубоко униженная, не зная, куда спрятать глаза, Пип запрокинула голову и тихо проговорила:
— Да, и это тоже.
Ройс с шумом выдохнул, не в состоянии поверить, что сдается так покорно.
— Т-т-ы не собираешься с-с-порить со мной из-за этого? — выдавила Пип. Ее серые глаза казались сейчас не просто огромными — они смотрели на него из-под густых ресниц так, как если б одни только и остались живыми в ней.
— Конечно, нет! Я богатый человек, и я всегда плачу за свои удовольствия… Цена не имеет значения.
Он притянул ее к себе и поцеловал с жестокостью зверя, не выказывая ничего из былой нежности. Оторвавшись от ее распухших губ, он глухо заметил:
— Поверь мне, тебе придется отработать каждый пенни, который я на тебя потрачу, милая!
Гордость заставила Пип выпрямиться и поднять подбородок. И она сказала ему тихим, но твердый, голосом:
— Я намереваюсь это сделать.
— Очень хорошо, — щелкнул Ройс пальцами. — Мы понимаем друг друга. — Он бросил пренебрежительный взгляд на ее разорванное платье:
— Я думаю, пункт номер один в нашей сделке — это приобретение одежды.
Дотянувшись до сонетки, висевшей у стола, Ройс яростно дернул за нее и снова повернулся лицом к Пип. Это были крайне неприятные минуты, пока они стояли и молча глядели друг на друга, еще не в состоянии осознать пропасть, возникшую между ними, и тем более перешагнуть через нее.
С облегчением Пип услышала стук в дверь, Ройс немедленно открыл. Чеймберс ждал с другой стороны. Вежливое лицо его несколько помрачнело, когда Ройс взглянул на него, а глаза расширились при виде Пип, с мрачным видом стоявшей сзади. К счастью, прежде чем он увидел превратившееся в лохмотья платье, Ройс тоном, какого Чеймберс никогда еще не слышал от него, произнес:
— Найдите Сперлинга и велите ему принести мне плащ. Поторапливайтесь!
Будучи опытным дворецким, Чеймберс чопорно поклонился и произнес с педантичностью старых слуг:
— Конечно, сэр. Сию же минуту. — Затем, поколебавшись, добавил:
— Я собирался найти вас как раз перед тем, как вы позвонили, сэр: леди Уайтлок и леди Девлин только что приехали к вам с визитом. — Бросив на своего хозяина тревожный взгляд, Чеймберс продолжал:
— Я провел их в голубую гостиную, сэр. Они уверяют, что прибыли по чрезвычайно важному делу.
Оглядев себя, Ройс расстроенно пробормотал:
— Господи, как же я могу встретить их в таком виде… — И обратился к Чеймберсу, безмолвно ждущему у порога:
— Лучше, если Сперлинг принесет мне сюда жилет и фрак.
После ухода Чеймберса в комнате снова наступило молчание, прерванное появлением Сперлинга, принесшего одежду. Забрав ее у явно любопытствующего лакея, Ройс сухо поблагодарил его и добавил:
— Скажите Чеймберсу, чтобы запрягали. Как только я закончу разговор с леди, я тут же уеду. — Ройс бросил плащ Пип и торопливо оделся. Не глядя на нее, он сказал:
— Я ненадолго. Подожди здесь, пока я не вернусь, мы присмотрим для тебя что-нибудь из одежды. — Его рот искривился. — Ведь ты честно заработала ее!
Пип ненавидела его в эту минуту, но прежде чем она успела открыть рот, Ройс вышел, хлопнув дверью.
Чеймберс уже подал посетительницам лимонад и пирожные с кремом в голубую гостиную. Вежливо улыбнувшись, Ройс проговорил:
— Извините, что заставил вас ждать, но я счастлив видеть, что о ваших удобствах позаботились.
Обе женщины сидели на длинном диване, обитом синим атласом. Их пышные юбки были искусно разложены вокруг них. Давно знакомый с леди Уайтлок, Ройс вежливо кивнул ей, перед тем как обратить взгляд на жену графа Сен-Одри. Он не однажды видел Лусинду Девлин, но формально не был представлен ей. Леди Уайтлок с лукавым видом исправила эту оплошность.
Лусинда грациозно поставила стакан с лимонадом на стол и произнесла небрежно:
— Я уверена, что вы удивлены и ищете объяснения нашему визиту. Видите ли, моя кузина и я здесь с… миссией милосердия, если можно так выразиться.
«Кузины!» — подумал Ройс в изумлении. Кто бы мог поверить в это, глядя на старую, неуклюжую леди Уайтлок и прелестную, модно одетую Лусинду? Теперь по крайней мере он знает, почему они вместе. А что касается «миссии милосердия»…
Ройс приподнял брови.
— Да? — спросил он заинтересованно. — Чем могу служить?
Лусинда притворилась слегка сконфуженной и повернулась к своей безобразной кузине:
— Летти, это твоя идея. Вероятно, ты и объяснишь все мистеру Ройсу. — Бросив смелый взгляд на Ройса, Лусинда добавила:
— Летти попросила меня присоединиться к ней этим утром, и хотя я не склонна заниматься чужими делами, я подумала, что это будет превосходным поводом для знакомства, — я столько слышала о вас!
Не уверенный в том, льстит ему внимание жены Сен-Одри или нет, Ройс ограничился любезной улыбкой и повернулся к леди Уайтлок. После нескольких попыток заговорить леди Уайтлок, явно волнуясь, выпалила:
— Мы приехали к вам из-за этой маленькой воровки. Ройс не был бы больше удивлен, если б ему сказали, что старуха собирается украсть его фамильное серебро? Господи Боже! За каким дьяволом Пип нужна этой слабоумной?
— Воровки? — спросил он как ни в чем не бывало. — А в чем, собственно, дело?
Поблекшие глаза тревожно смотрели на него, когда леди Уайтлок хрипло проговорила:
— Для вас, видимо, не секрет, что ходят разговоры о ее присутствии в вашем доме: ведь вы холостяк. Я думаю, будет лучше, если она поселится у меня.
Лусинда кокетливо рассмеялась:
— Я говорила Летти, что это чепуха. Но если моя дорогая кузина вобьет себе что-нибудь в голову, ее не переубедишь. Она убеждена, что это бедное юное создание будет намного счастливее в доме, где живет женщина, подобная ей.
Его мозг напряженно работал, в то время как лицо сохраняло вежливое выражение. Наконец Ройс спокойно ответил:
— Но у меня дома тоже есть женщина, даже несколько. Леди Уайтлок казалась сконфуженной. Несколько секунд она, опустив глаза, теребила дорогой индийский шарф, наброшенный на плечи, потом беспомощно проговорила:
— О, вы имеете в виду служанок! Но это не одно и то же; служанки ничего не дадут ей, а я, будучи леди по рождению и воспитанию, научу ее держаться и дам ей образование. — С нотой почти мольбы в голосе, с блеклыми голубыми глазами, просяще глядящими на Ройса, она добавила тихим голосом:
— Это очень важно, чтобы она вошла в мой дом. Я обещаю, что буду обращаться с ней
хорошо, и вы можете не сомневаться, что делаете доброе дело.
Леди Уайтлок явно придавала своей просьбе больше значения, чем требовалось, и Ройс теперь знал почему. Твердо знал.
«Любопытно, — подумал он лениво, — что именно вбил одноглазый в твою бедную голову?» Даже Лусинда, казалось, была удивлена настойчивостью кузины. Она сказала резко:
— Летти, я тебя не узнаю! Что тебе до маленькой уличной девчонки, которую ты до этого и в глаза не видела?
Почти перебив Лусинду, в разговор вмешался Ройс. Он спросил вкрадчиво:
— А почему вы решили, что ваш дом предоставит ей большие возможности, чем мой? Может быть, кто-нибудь из ваших знакомых этого хочет? И даже посоветовал вам приехать ко мне с визитом — ради вашей пользы, разумеется. Только ради нее.
Потерпевшая сокрушительное поражение, с неприкрытым ужасом в глубине блекло-голубых старушечьих глаз, леди Уайтлок вскочила на ноги, подобрав свои шелковые юбки. Пытаясь хоть что-то сказать, оправдаться, она взволнованно бормотала нечто невразумительное:
— Прекрасно! Я не понимаю, о чем это вы! По доброте сердечной я предложила вам выход из затруднительного положения. При чем здесь какой-то знакомый? Нелепость! Явная нелепость! Если вы не хотите, чтобы я взяла ребенка, так и скажите. А мои знакомые здесь ни при чем!
— Я не хочу, чтобы вы брали воровку к себе в дом. Воровку, которая, между прочим, вовсе не ребенок, — холодно поклонился ей Ройс. Ее реакция была однозначной — и здесь не обошлось без одноглазого.
Удивленная эксцентричным поведением старухи кузины, Лусинда тоже поднялась, правда, намного более грациозным движением.
Улыбнувшись Ройсу, она тихо сказала:
— Я боюсь, дорогая Летти не совсем хорошо себя чувствует сегодня. Примите мои извинения!
— О, никаких извинений! — галантно возразил Ройс. — Встретиться с вами было удовольствием, и, конечно, — он кротко кивнул в сторону леди Уайтлок, — я всегда буду счастлив видеть вас, леди Уайтлок.
Глядя на него, как если бы он был шипящей коброй, леди Уайтлок, придерживая свои юбки, заторопилась прочь. Лусинда последовала за ней. Ройс проводил их до дверей. Дав Чеймберсу, ждавшему в прихожей, знак выпустить дам, он спросил:
— Экипаж заложили?
— Да, сэр. Он ожидает вас на улице.
— Прекрасно! Я захвачу Пип, и мы уедем на некоторое время. — Поколебавшись секунду, Ройс добавил:
— Вы уже догадались, я думаю, что она не вернется ни к своим обязанностям, ни в свою каморку. Пожалуйста, приготовьте комнату, соседнюю с моей, и перенесите туда ее вещи. — С ледяным блеском в потемневших глазах он коротко продолжил:
— Она разделит смежную со мной комнату, пока я не найду более подходящего ей жилища. Вам ясно, я полагаю, что обращаться с девушкой следует вежливо и почтительно.
Если Чеймберс и был удивлен, его лицо не выдало этого. Он поклонился и сказал ничего не выражающим голосом вышколенного слуги:
— Как вам будет угодно, сэр.
Надеясь, что Пип не осложнит ситуацию, Ройс быстро поднялся в свой кабинет. Он нашел се стоящей посреди комнаты: слишком большой плащ полностью скрывал маленькую фигурку. Окинув ее взглядом, Ройс сказал:
— Отлично! Ты, я вижу, готова. — Он зло улыбнулся. — Я всегда плачу немедленно, и хотя найти для тебя дом потребует времени, одежда и драгоценности будут у тебя уже сегодня.
С опущенными глазами и бьющимся сердцем Пип скользнула за ним в коридор. Тяжелое отчаяние чуть не заставило ее плакать от боли. Она сделала это! Она продала себя Ройсу Манчестеру, и это не принесло ей ничего, кроме горечи и стыда. Даже надежда получить состояние для себя и братьев не могла утешить ее. О, как она была несчастна! Как ей хотелось вернуть назад свои черные слова, вновь пережить исполненные нежности, блаженные минуты, перед тем как ее злобный язык отравил все! Ее тело ныло после объятий Ройса, но она знала, что это быстро пройдет. Боль в ее сердце — та была навсегда…
Молча она позволила Ройсу провести себя через зал и вывести из входной двери на широкие ступени крыльца. Она не глядела ни направо, ни налево, но гордость в конце концов пришла к ней на выручку. Пип расправила плечи и подняла голову. Что из того, что она будет любовницей богача! Это было достаточно хорошо для ее матери, а чем она лучше Джейн Фаулер?
Пип даже не заметила двух женщин, садящихся в Другой экипаж одновременно с ними, пока Ройс, слегка наклонивший голову, не объяснил ей коротко:
— Леди.
Любопытство побудило ее бросить взгляд в их сторону, но Пип была настолько поглощена своим горем, что, признав по одежде светских женщин, она с безразличием отвернулась, не проявив к ним никакого интереса. Зато одна из женщин нашла ее чрезвычайно интересной С побелевшим лицом Лусинда Девлин разглядывала прелестные черты печальной молодой женщины, которой Манчестер помогал усесться в коляску.
— Мой Бог! Отродье Эстер! — прошипела она. — Она жива!
Вцепившись в руку леди Уайтлок, Лусинда потрясенно смотрела вслед экипажу. Ее губы дрожали, лицо исказила гримаса бешенства. Повернувшись к перепуганной насмерть леди Уайтлок, она произнесла безжизненным голосом:
— Я думаю, дорогая Летти, пора сказать мне, почему ты хотела взять к себе эту молодую женщину… и кто стоит за этим.
Не ведая ничего о реакции Лусинды Девлин, Ройс и Пип быстро ехали по переполненным лондонским улицам к лавке модистки, хорошо известной среди золотой молодежи. Они не разговаривали, и, только когда подкатили к скромно выглядевшему маленькому зданию на Бронд-стрит, Ройс разжал губы. Холодно глядя на Пип, он спросил:
— У тебя, разумеется, есть другое имя, кроме Пип. — В глазах Ройса было откровенное презрение, и, словно хлеща ее словами по лицу, он грубо бросил ей:
— Пип — это не для профессии, которую ты избрала. Вероятно, мать называла тебя как-то иначе.
Пип слушала его голос, доносившийся до нее из страшной дали; тоска ее была так тяжела, таким камнем лежала на сердце, что ей было не до его тона. Долгие минуты она думала, а потом ответила замедленно:
— Моргана. Меня зовут Моргана.




ЧАСТЬ 3. МОРГАНА

Сатанинская, безумная страсть, угрюмая меланхолия и безрассудство лунатика.
Джон Мильтон. «Потерянный рай»


Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шепчи мне о любви - Басби Ширли

Разделы:
Пролог. преступление в полночь

ЧАСТЬ 1. ВОР-КАРМАННИК

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ 2. ОПАСНОЕ УБЕЖИЩЕ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ 3. МОРГАНА

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

ЧАСТЬ 4. НЕМЕЗИДА

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Эпилог. солнечный свет и тени

Ваши комментарии
к роману Шепчи мне о любви - Басби Ширли



потрясающи самая лучшая из книг
Шепчи мне о любви - Басби Ширлимария
18.12.2010, 13.22





Начинаешь читать роман и потом тяжело оторваться.У Басби все такие романы. Круто!!!
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиНАТАЛЬЯ
30.06.2011, 23.09





классная книга.читала на одном дыхании.
Шепчи мне о любви - Басби Ширлимария
30.10.2011, 13.57





И мне роман очень понравился! События не затянуты, все идет своим чередом. Быстро происходит "главная" сцена, а дальше ситуации и отношения ГГероев интересно начинают варьировать. Ну а присутствие Большого Злодея внесло приключенческую нотку, и постоянно оживляло сюжет. Без него к концу книги уже было бы скучно читать эти многочисленные и похожие друг-на друга любовные сцены, ну а так все на месте, все по делу :) Всем приятного чтения!
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиМупсик
1.11.2012, 16.17





И мне роман очень понравился! События не затянуты, все идет своим чередом. Быстро происходит "главная" сцена, а дальше ситуации и отношения ГГероев интересно начинают варьировать. Ну а присутствие Большого Злодея внесло приключенческую нотку, и постоянно оживляло сюжет. Без него к концу книги уже было бы скучно читать эти многочисленные и похожие друг-на друга любовные сцены, ну а так все на месте, все по делу :) Всем приятного чтения!
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиМупсик
1.11.2012, 16.17





Сначала все было очень интересно.Потом стала раздражать бесхарактерность героини.А приключения в Туниси я уже еле читала. Роман бы выиграл если был бы короче.8
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиКэт
22.11.2012, 11.02





Перепутала. Комментарий к книге Сьюзен Джонсон " Грешница ".
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиКэт
22.11.2012, 11.18





роман хороший,но предсказуемость сюжета портит всю картину в целом
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиDanka
14.01.2013, 12.54





книга просто отпад читая просто не могла остановится особено мне понравилась что описалы самы мельчайшие подробности
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиДарья
26.01.2013, 17.34





Великолепно!Почти так же захватывающе как у Джудит Макнот
Шепчи мне о любви - Басби Ширлимарина
22.03.2013, 21.19





начало интересное - жаль маму Монганы... не всегда понимала действия гг-я ,но закери - красавчик!!! книга интересная. все по-порядку. конец, наконец-то ,не сжат. все счастливы...
Шепчи мне о любви - Басби Ширлимаруся
15.06.2013, 13.51





Захватывающий роман..
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиМилена
20.06.2013, 14.10





Неплохой роман, хотя можно было бы придумать и повеселее перебранки между героями. Полкниги какие то интриги о ее рождении, вторая их секс и лишь малая толика отношения. Мда, сложно найти роман где отношения действительно бы развивались, росли, а не оглушали героев после необыкновенно секса.
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиTasha
8.07.2013, 17.23





И мне роман очень понравился 10
Шепчи мне о любви - Басби Ширлитая
8.07.2013, 20.40





ГоспАди, как я разочарована. Это красиво изложенный бред для малолетних тп. И зачем я потратила время на эту хрен?
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиВерджи
15.08.2013, 3.02





неплохо
Шепчи мне о любви - Басби Ширливодопад
20.08.2013, 14.59





Замечательный роман респект автору, рекомендую читайте и получайте удовольствие
Шепчи мне о любви - Басби Ширлилюбовь
24.08.2013, 0.30





Довольно неплохой роман.
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиMarina
23.01.2014, 14.13





Понравилось.10 из 10.
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиМарьяночка
28.02.2014, 14.47





Сколько зла и жестокости в этом мире, не удивительно, что хочется, чтобы царствовала ЛЮБОВЬ!!! Осталось приятное на душе после прочтения.
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиТаня Д
20.06.2014, 8.57





Согласна с коментариями Тани Д. Сколько зла и жестокости в мире и всё таки ЛЮБОВЬ побеждает.Рассказ замечательный так что приятного чтения.
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиАнна Г.
30.07.2014, 20.53





Тот, кто прочел все книги этого автора и следил за судьбами героев, думаю, понял,что эта-продолжение продолжения "Сердце обмануть нельзя", т.е читать их нужно так: Сердце, потом Полуночный маскарад и последнюю эту, книга хорошая 9/10
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиЕлена
21.08.2014, 3.28





супер!!!!! мені сподобалось
Шепчи мне о любви - Басби Ширлидомінік
26.11.2014, 21.44





очень увлекательный и страстный роман, вот только образ ггероя чересчур идеален. Он и красив, и могуч, и богат, и хочет героиню так, что просто искры из глаз сыпятся, и терпит все ее выходки, и всегда тут как тут, когда ее хотят то убить, то изнасиловать, и вообще он с задатками Шерлока Холмса, раскрывает интриги, словно орешки щелкает... жаль конечно, вот только в жизни таких мужчин не бывает
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиJane
7.12.2014, 1.08





Прочитала все романы этого автора и вот что скажу, все романы захватывающие, читать одно удовольствие, прочла все на одном дыхании... Касательно этого романа: очень захватывающая история о подлых людях которых в конце побеждает добро, меня за живое пробрало, что из-за жадности к деньгам было столько смертей... В общем дабы не раскрывать интригу советую читать роман как и многие другие этого автора на 10 балов
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиНастя
14.09.2015, 0.09





Прочитала все романы этого автора и вот что скажу, все романы захватывающие, читать одно удовольствие, прочла все на одном дыхании... Касательно этого романа: очень захватывающая история о подлых людях которых в конце побеждает добро, меня за живое пробрало, что из-за жадности к деньгам было столько смертей... В общем дабы не раскрывать интригу советую читать роман как и многие другие этого автора на 10 балов
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиНастя
14.09.2015, 0.09





Понравился!Очень понравился роман!Читать всем!
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиНаталья 66
19.05.2016, 21.00





Почему я не могу скачать книгу?
Шепчи мне о любви - Басби ШирлиИринка
10.07.2016, 15.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100