Читать онлайн Покорность ей к лицу, автора - Басби Ширли, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Покорность ей к лицу - Басби Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Покорность ей к лицу - Басби Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Покорность ей к лицу - Басби Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Басби Ширли

Покорность ей к лицу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Девон, Англия
Весна 1808 года
- Эта женщина!… - прорычал Маркус Шербрук, входя в библиотеку ШербрукХолла. В его голосе звучал едва сдерживаемый гнев.
Его мать оторвалась от вышивания, и легкая улыбка заиграла на ее губах.
- Полагаю, ты говоришь об Изабел Мэннинг? - Маркус коротко кивнул, и она продолжила: - И чем бедняжка Изабел на этот раз ввергла тебя в такое состояние?
Маркус остановился у одного из стрельчатых окон и взглянул на изумительный пейзаж, раскинувшийся перед ним: участок перед домом, сад, леса. Апрель - чудесный месяц в Англии, и этот не станет исключением. Розы выпустили бутоны, некоторые уже расцвели; анютины глазки в пестром уборе из пурпура, желтого, голубого и белого обратили к солнцу свои нежные личики; в отдалении Маркус видел белорозовые облака, которые окутали цветущие яблони в саду.
Мирный пейзаж. Пейзаж, достойный богатого поместья. Тщательно спланированный сад и парк раскинулись посреди холмов Девона, покрытых нежной весенней травкой. Обычно Маркуса этот вид наполнял гордостью и удовлетворением - обычно, но не сегодня. Сегодня Изабел удалось в очередной раз нарушить порядок его жизни - и в очередной раз Маркус пожалел, что она, тринадцать лет назад сбежав с Хью Мэннингом и счастливо отплыв в Индию, не осталась там навсегда.
Маркус сжал кулаки. В его сознании проскользнуло бледное воспоминание о пережитом страдании. Он не хотел больше повторения этой жгучей боли, которая некогда рвала его сердце на части, - той боли, которую испытал он, когда узнал, что Изабел и вправду сбежала с Хью Мэннингом и вышла за него замуж. Впервые он услышал об этом от взволнованного дяди Изабел, сэра Джеймса. Он не поверил до конца, впал в какоето тупое оцепенение. Но когда вся правда о случившемся рухнула на него, чтото глубоко внутри, какоето хрупкое чувство, о котором он даже не подозревал, увяло и умерло. Потом пришла ярость, и несколько месяцев после свадьбы Изабел он прожил, страстно ненавидя ее и призывая на ее голову все возможные проклятия. В конце концов голос подал его здравый смысл. Когда Маркус сумел взять себя в руки, он спокойно напомнил себе о том, как отчаянно он проклинал это опекунство, и со временем убедил себя в том, что такой поворот дел даже на руку ему. Его подопечная - источник стольких хлопот - замужем теперь за достойным человеком, ее состояние в надежных руках Хью, и они счастливо живут на другом конце света.
Вот там бы и оставалась, с горечью подумал Маркус.
Он поморщился, как от боли. Он был несправедлив, и знал это. Когда десять лет назад Хью умер и Изабел вернулась в Англию с двухлетним сынишкой, он решил, что сможет привыкнуть к тому, что она будет жить рядом. Но не смог. Очень скоро он выяснил, что самый простой способ смириться с ее присутствием - это полностью ее игнорировать. Ему это давалось без труда. Когда они встречались гделибо в гостях, Маркус, отдав долг элементарной вежливости - а он всегда был вежлив, - скрывался в боковой комнате для игры в карты вместе с другими джентльменами. Он появлялся вновь лишь пожелать хозяину доброй ночи и, если мать выезжала с ним, сопроводить ее домой. Он научился виртуозно избегать малых собраний, где мог столкнуться лицом к лицу с вдовой Хью. Он не сумел бы объяснить, почему выбрал именно такую тактику, но догадывался, что это както связано с той зияющей раной, что нанесла ему Изабел, выйдя замуж за Хью. Потрясенный остротой боли, которую он тогда испытал, Маркус твердо решил, что никогда больше не почувствует ничего подобного, а значит, ему нужно держаться от Изабел как можно дальше и ни под каким предлогом не допускать ее в свою размеренную жизнь.
Избегать Изабел Мэннинг вошло у него в привычку. Помогало и то, что Маркус часто бывал в разъездах. Иногда он отсутствовал дома по нескольку недель и даже месяцев. В отличие от Изабел, ограниченной в передвижениях по двум причинам: вопервых, потому что она женщина, вовторых, потому что ее сын нуждается в ней, - Маркус мог себе позволить и позволял уезжать и приезжать когда вздумается. Лучше всего он чувствовал себя дома, но он часто навещал друзей и родственников и даже наезжал ненадолго в Лондон, когда ему этого хотелось. Одним из излюбленных мест для визита стал дом его двоюродного брата Джулиана, графа Уиндема, и его очаровательной графини Нелл, где они вместе воспитывали выводок детишек. Другой его кузен, Чарлз Уэстон, жил неподалеку от Джулиана, и хотя в прошлом между ним и Маркусом возникало напряжение, теперь он находил его общество вполне приятным.
По сути, Маркус только что вернулся со свадьбы Чарлза - в Корнуолле тот сочетался браком с очаровательной юной леди. Все, кто знал Чарлза, соглашались, что его женитьба на Дафне Бомонт - правильный выбор. После венчания, когда большинство гостей разъехались, Маркус, Джулиан и Нелл остались погостить в замке Бомонт. Маркус вспомнил о том, что они открыли в недрах старинного замка, некогда нормандской крепости, и дрожь волной прошла по его телу. Ужасные события, которые ему не суждено забыть… А что до призраков… Он встряхнулся. Здесь, дома, в нормальной уютной обстановке, среди знакомых вещей, Маркус подивился: а не пригрезились ли ему последние дни пребывания в замке? Не подводит ли память? Тогда, когда Чарлз и Дафна в один голос твердили, что это правда, что в доме обитают два призрака, Маркус без труда поверил, но теперь, глядя на залитый солнцем пейзаж, он не стал бы утверждать наверняка. Неужели он и вправду верил в подобные вещи? В то, что души умерших витают рядом? Что в воздухе сгустками тумана являются привидения? До визита в замок Бомонт он поклялся бы, что нет, но…
Внезапно перед его внутренним взором пронесся образ Изабел, ее живое лицо. Она бы ни на миг не усомнилась, что в замке обитают привидения. Она бы охотно ринулась в бой с призраками и прочей нечистью. Он почти улыбнулся, вообразив, как засверкали бы от волнения ее глаза. Но тут же вспомнил, сколько мучений доставила ему миссис Хью Мэннинг, и нахмурился. Почему, черт подери, она не может держаться подальше от его жизни?
Она ненавидела роль его подопечной, да и он сам был не в восторге от своего долга. Когда она вновь ступила на английскую землю, он уже не нес за нее ответственность, напомнил себе Маркус. Разбираться с ее идеями и планами тогда пришлось старому лорду Мэннингу, и слава Создателю за это, подумал Маркус с напускной набожностью.
Мэннинг, конечно же, не воспринимал Изабел и ее сына как тяжкое бремя. Напротив, если бы они не приехали, старый барон, вероятнее всего, зачах бы с горя. Череда страшных событий обрушилась на него. Лорд Мэннинг потерял старшего сына Роберта и его беременную жену. Не прошло и четырех месяцев, как из Индии пришло известие о смерти Хью. Похоже, письма с ужасными вестями летели к нему наперегонки. Чудовищное горе придавило старика, и Маркус опасался, что его воля к жизни умерла вместе с сыновьями.
Возвращение Изабел и Эдмунда в Англию привело к поразительным переменам в жизни лорда Мэннинга. Оплакивая кончину сыновей - Роберт погиб при кораблекрушении, Хью умер от укуса кобры, когда гдето в индийской провинции инспектировал товары, предназначенные для ОстИндской компании, - он все же с огромной радостью принял у себя вдову и единственного сына Хью. Изабел могла себе позволить жить где угодно, но вопрос об этом никогда даже не вставал - она жила в имении Мэннинга с отцом покойного мужа. Она хотела вернуться в края, где прошли ее детство и юность, а ее сын Эдмунд являлся прямым наследником барона - и единственной нитью, что соединяла его с погибшим сыном. Он обожал мальчугана. Эдмунд, без сомнения, был точной копией отца в этом возрасте. Лицо Маркуса смягчилось, и уголки губ дрогнули. Да, это самый милый белокурый и голубоглазый сорванец, которого он только видел в жизни.
Когда Изабел не нарушала размеренного течения его жизни и не старалась стереть из памяти потерю мужа, Маркус считал ее возвращение счастливым событием - для лорда Мэннинга, разумеется. Как свежий весенний ветерок, они с Эдмундом ворвались в жизнь МэннингКорта и развеяли печаль, разогнали мрачные тени, которые, без сомнения, свели бы лорда Мэннинга в могилу. Через несколько недель после ее возвращения в походке старого лорда появилась былая уверенность, а в бледноголубых глазах зажегся огонек. Маркус чувствовал к ней благодарность за это. Но какая может быть благодарность, когда она вмешивается в его размеренную жизнь?!
- Ты не хочешь рассказать мне, что натворила Изабел? - поинтересовалась миссис Шербрук, прерывая течение его мыслей. - Или намерен и дальше стоять и изучать пейзаж?
- Я ничего не изучал, - сухо ответил Маркус. - Просто наслаждался видом.
- Ну разумеется, - с улыбкой согласилась мать. - И всетаки скажи: чем Изабел повергла тебя в такое состояние?
Он вздохнул. Гнев его таял.
- Все дело в этом ее жеребце, Урагане. Он перепрыгнул через ограждение - а я предупреждал, что его надо сделать выше, если она намерена держать коня в загоне, - и сегодня утром я обнаружил это чудовище в наших конюшнях резвящимся с полудюжиной кобыл. Хуже того, Жасмин, гнедая кобыла со звездочкой на лбу, которую я сегодня собирался везти на случку к Идеалу, уже уступила его чарам. Вероятно, Ураган покрыл еще кобылу или двух, сейчас сложно сказать.
Его мать ответила, не отрывая глаз от иглы:
- Кажется, я помню… О да, несколько лет назад ты сокрушался, что не случил его еще несколько раз, прежде чем продать Изабел.
Маркус пожал плечами:
- Я бы так и сделал, но когда она вернулась из Индии, она настояла на том, чтобы я продал его ей немедленно.
- Ну, это справедливо. В конце концов, она первая его нашла.
- Я знаю, мама, - сухо ответил он. - Я бы предложил ей купить его позже, когда она обоснуется в МэннингКорте, но она не оставила мне шанса.
Миссис Шербрук издала звук, подозрительно похожий на смешок:
- Видел бы ты свое лицо, когда она ворвалась сюда и обвинила тебя в том, что ты украл жеребца у нее за спиной.
Маркус усмехнулся:
- Она была в отличной форме, правда же? Я потом щупал макушку, проверяя, не облысел ли после ее визита.
Миссис Шербрук выбрала бледнозеленую нить и вдела ее в иглу.
- А что она ответила, когда ты ей рассказал, что Ураган, хм, порезвился с твоими кобылами?
Маркус поджал губы:
- Ни на грош раскаяния! Она задрала нос и любезно сообщила, что если какаято из кобыл зажеребела после… ммм… визита Урагана, она с радостью купит ее или жеребенка, когда того отнимут от матери. Как мне будет угодно.
- А что ты ей сказал?
Он бросил на мать выразительный взгляд. На этот раз она не удержалась и захихикала:
- О, Маркус! Если бы ты знал, как я рада, что хоть чтото может развеять затхлость твоей жизни.
- Затхлость?! - воскликнул он пораженно. - Значит, если на мне каждую неделю не виснет новая танцовщица, если я не напиваюсь до поросячьего визга, не спускаю состояние на картах, не въезжаю на коне в часовню - все считают меня занудой? Разве это неправильно - предпочитать спокойную, размеренную жизнь? Разве это ненормально - любить мир и спокойствие и не стремиться все время проводить среди шума и гама?
Он выглядел настолько сбитым с толку, что миссис Шербрук в отчаянии покачала головой. Ее высокий, красивый сын стоял на пороге сорокалетия, и даже она считала неестественным то, что он никогда не доставлял ей ни малейших неприятностей. Ни бурных потасовок, ни попоек, ни шумных забав даже в юности… Маркус всегда нежен, обходителен и верен долгу, на него можно положиться, потому что в самые тяжелые минуты он сохраняет спокойствие и трезвую голову, и за это она испытывала к нему огромную благодарность… почти всегда. Таким сыном нужно гордиться, и она гордилась. Очень. Но проблема в том, что ему хотя бы раз в жизни стоило отбросить осторожность и ввязаться в какуюнибудь скандальную историю. Конечно, не совсем скандальную, напомнила она себе, просто чтобы добавить немного перца в его жизнь, столкнуть его с того пресного, степенного пути, который он, повидимому, избрал для себя. Маркус продолжал смотреть на нее с тем же недоумением, и она признала:
- Нет, нет ничего плохого в том, чтобы желать привычного. И я счастлива, что мне никогда не приходилось прятать лицо от стыда за тебя. Наоборот, я всегда гордилась тобой, Маркус. Но тебе же не восемьдесят лет. А ты всегда вел себя так, будто был в два раза старше себя. - В ее голосе звучала почти что тоска, когда она продолжила: - Неужели тебе никогда не хотелось сбежать от серости жизни? Не хотелось приключений, не хотелось разорвать паутину обыденности?
- Ты хочешь сказать, что желала бы видеть меня распутником? - воскликнул он не веря своим ушам. - Чтобы все соседи сплетничали о том, как я, рискуя здоровьем и жизнью, гнал экипаж на почтовый дилижанс? Чтобы я притаскивал в дом картежников, повес и визгливых девок, а ты пряталась бы наверху из страха, что тебя обесчестят в собственном доме? Какая славная идея!
- О нет, нет! - вскричала миссис Шербрук, представив себе картину, которую живописал ей Маркус. - Конечно же, нет, - добавила она более спокойным тоном. - Я имела в виду, что ты всегда был таким хорошим сыном - лучшего я и просить не смею, - но твой отец умер, когда ты был так юн, и ответственность, что легла на твои плечи…
- Мама, мне было двадцать три тогда. Не мальчик уже. - Он улыбнулся ей. - Достаточно взрослый, чтобы знать, чего хочу. Если бы я тосковал по восторгам светской жизни в Лондоне, я бы так или иначе их вкусил. - Он усмехнулся: - И заметь, вкушаю время от времени. В больших количествах. - Он сел на диван подле нее и поцеловал ей руку. - Мам, ну почему все: и ты, и Джулиан, и Чарлз - никак не хотят поверить, что я доволен своей жизнью? - Голос выдавал озадаченность. - Пойми меня: если бы я был чемто недоволен, я бы изменил это. Поверь мне, я говорю правду, я клянусь, что обожаю жить в деревне. И мне нравится сопровождать тебя в Лондон на сезон и…
- И ты поспешно отбываешь в ШербрукХолл, как только позволяют приличия, - пробормотала миссис Шербрук.
- Да, виновен! Но череда балов и вечеров, которые ты так любишь, - для меня скука смертная. А что до того, чтобы волочиться за танцовщицами, или проигрывать состояние на ПэллМэлл, или напиваться до потери сознания… - Он фыркнул. - Эти развратные развлечения никогда не имели для меня никакой прелести. - Он снова улыбнулся матери: - Разве ты не видишь? Я всем доволен в своей жизни.
Она смотрела на него в задумчивости:
- Не уверена, что на твоем месте искала бы «довольства».
- Что? Ты хотела бы, чтобы я страдал? - поддел он ее. - Был недоволен? Несчастлив?
Она подавила вздох. Маркус представлял собой предел мечтаний любой матери: нежный, благородный, честный, достойнейший человек, но… Можно быть чересчур «достойным». Когда она смотрела на него, ее сердце наполнялось любовью и гордостью. Высокий, широкоплечий, поджарый, он всегда привлекал внимание. Когда он входил в комнату, женщины восхищались им. Она часто замечала устремленные на него любопытные взгляды - взгляды, о которых сам он даже не подозревал, с грустью подумала она. Маркуса тем не менее она не назвала бы красавцем в общепринятом смысле слова: слишком грубо вырезанные черты, слишком упрямый подбородок… Но чувственный изгиб полной нижней губы заставлял дам забыть о всех несовершенствах, втайне обещая наслаждение. Она часто сожалела, что он не унаследовал изумрудного цвета ее глаз, но не без удовольствия глядела в умные серые глаза, что он взял от отца: они ярко выделялись на его мрачном лице.
Однако какой бы выдающийся ум ни светился в серых глазах Маркуса, он не мог понять, что есть чтото глубоко неправильное в том, что здоровый красивый мужчина удовлетворяется жизнью монахазатворника! Она прищурила глаза. Конечно, насчет монашества она могла и ошибиться: какими бы добродетелями ни обладал ее сын, он вряд ли рассказал бы ей, что держит в столице любовницу.
- Ах, это ужасно глупый разговор! - невпопад бросила она и отложила вышивание.
- А кто, позволь спросить, затеял его? - с огоньком в глазах осведомился Маркус и встал.
Она улыбнулась:
- Да, моя очередь кричать «виновна». - Она поднялась и расправила платье. - Все ли готово к нашему отъезду на следующей неделе? Вчера я получила письмо от леди Буллард. Она пишет, что парламент на сессии и сезон начался. Мне бы не хотелось откладывать отъезд.
- У меня все под контролем, - ответил Маркус, провожая ее из комнаты. - Если все твои платья упакованы и погода не изменится, во вторник мы уезжаем.
События развивались так, как и планировал Маркус. В следующий вторник он, его мать, ее компаньонка миссис Шелби и несколько штатных слуг отбыли в Лондон. Маркус позаботился о том, чтобы они с комфортом устроились в особняке Шербруков. Поездка в Лондон, которую ежегодно предпринимала его мать, давала ему возможность посетить портного, сапожника, восполнить запасы тех вещей, которые можно приобрести лишь в столице, показаться в клубах, где он состоял… Он не лгал, когда говорил, что ему нравится сопровождать мать в Лондон. Он любил пестроту, шум и суету большого города, любил встречаться со старыми друзьями и узнавать последние новости и с удовольствием окидывал взглядом ценителя свежий урожай родовитых самочек на ярмарке невест. Но столичную жизнь он выдерживал не дольше пары недель.
Конец апреля застал его в ШербрукХолле.
Жасмин, гнедая кобыла со звездой во лбу, и вороная, чья родословная восходила к самому Дарнли Арабиан, не вошли в охоту. Маркус сделал вывод, что в следующем марте в его поместье появится пара жеребят Урагана. Хотя он и собирался водить кобыл только к своему жеребцу, Идеалу, он не расстроился, скорее, испытал неловкость. Кто знает, чем может обернуться вся эта история с Изабел.
Этим теплым апрельским утром по пути из конюшен в дом он взвешивал возможные решения. Он мог бы оставить ее в неведении до появления жеребят. Или написать ей письмо, чтобы сообщить, что следующей весной можно ждать прибавления в роду Урагана. Или же просто поехать в МэннингКорт и рассказать ей обо всем лично.
Письмо, малодушно подумал Маркус, письмом будет проще всего.
Однако когда он уже сидел в кабинете над чистым листом бумаги с пером в руках, он понял, что ему не хочется прятаться за простой запиской. Положив перо, он отодвинулся от стола вишневого дерева и встал.
Чудесный денек, для верховой прогулки лучше не придумаешь. Нет никаких причин, чтобы не прокатиться до МэннингКорта и не сообщить Изабел новости. Слабая улыбка заиграла в уголках его рта. И полюбоваться ее ужимками, когда она попытается выманить у него этих двух кобыл.
Насвистывая веселую мелодию, Маркус вышел из кабинета и направился к конюшням. Вскоре он уже ехал на красивом вороном мерине по холмистой местности, наслаждаясь птичьим пением и ажурной тенью от старинных дубов.
Поместья Мэннингов и Данемов прилегали к имению Шербруков. Три семейства всегда были не только соседями, но и дружили между собой. Лорд Мэннинг приходился Маркусу соседом с севера, сэр Джеймс, дядя Изабел, - с востока, и, кроме главных дорог, были еще «тайные тропы», соединявшие одни владения с другими. Маркус выбрал короткий путь через лес.
Он еще не доехал до дома Мэннингов, когда услышал возбужденные голоса. Он сразу же узнал голос Изабел, хотя слов еще не мог разобрать. Судя по всему, она злилась и обрушивала громы и молнии на голову какогото несчастного. Но чтото в ее голосе, какаято отдельная нотка, заставило его пришпорить коня.
Подъехав ближе, он отчетливо разобрал слова Изабел:
- И все! Не приближайтесь ко мне больше! В следующий раз собак спущу!
Послышался низкий недовольный мужской голос, и Изабел закричала:
- Да как ты смеешь! Отпусти меня, мерзавец!
Дорожка повернула, и Маркус выехал туда, где у обочины стояли Изабел и какойто дородный малый, которого он не узнал. Ах да, это отставной военный, судя по стрижке, кителю и галстуку. У ближайшего дерева стояли на привязи две лошади.
Маркусу сразу стало ясно, что это не случайная встреча. Изабел и незнакомец были так поглощены друг другом, что даже не сразу заметили появление Маркуса. Мужчина крепко держал ее за плечо, а она изо всех сих пыталась вырваться. Один взгляд, брошенный на ее лицо, подсказал Маркусу, что ее ярость сейчас сильнее страха, однако было в ее чертах чтото такое, отчего он весь подобрался и инстинктивная потребность защищать вспыхнула с небывалой силой.
Его внешнее спокойствие никак не вязалось с гневом, бушевавшим внутри от открывшегося зрелища: чужая рука на плече Изабел. Маркус отрывисто произнес:
- Полагаю, леди озвучила свою волю. Вам лучше ее исполнить. Живо.
Взгляд Изабел метнулся к нему, и ее глаза расширились, когда она увидела его на расстоянии какихто нескольких ярдов верхом на вороном коне. Прежде чем она успела совладать с собой и нацепить вежливую улыбку, лицо ее отразило смущение и страх. Смущение Маркус понял. Но вот страх… Боже правый, почему она испугалась его?!
Незнакомец смерил Маркуса взглядом. То, что он увидел, заставило его тут же разжать пальцы и отпустить Изабел. Он отступил от нее на шаг и с улыбкой ответил:
- Вам ни к чему сверлить меня взглядом. Просто небольшое недопонимание между старыми друзьями. - Он взглянул на Изабел и произнес елейным тоном, от которого возмущение Маркуса стало еще сильнее: - Правда же, миссис Мэннинг?
Изабел кивнула, поймав взгляд Маркуса:
- Ддда. Майор Уитли дружил с Хью в Индии. Несколько лет он квартировал в Бомбее рядом с нами. - Щеки ее залились румянцем, и она торопливо добавила: - Он недавно вышел в отставку и навещал друзей неподалеку. Когда он прознал, что я живу по соседству, он приехал нанести мне визит.
Изабел никогда не умела врать, но Маркус поставил ей высший балл за попытку. Он не сомневался, что какаято часть сказанного ею - правда, может быть, даже все, однако самого главного она не сказала, и это только возбудило его любопытство - это и еще угроза, исходящая от майора Уитли. Сам он может запугивать и дразнить Изабел сколько угодно, подумал Маркус, но больше он никому не даст подобной вольности.
Он спрыгнул с коня и, небрежно поддерживая поводья в одной руке, затянутой в перчатку, направился к ним. Остановившись в нескольких футах от Уитли, Маркус протянул:
- Так, значит, вы водили знакомство с мистером и миссис Мэннинг в Индии?
Уитли склонил голову, не сводя с Маркуса цепкого, настороженного взгляда:
- Так точно. Мы с Хью познакомились, когда я служил в Индии. - Он послал Маркусу улыбку. - Мы вели веселую холостяцкую жизнь, и я считал Хью одним из развеселых своих товарищей. Его женитьба не остудила нашей дружбы. Когда миссис Мэннинг поселилась с ним в Бомбее, я частенько столовался по ее приглашению у них дома. - Он бросил быстрый взгляд на Изабел. - За что я безмерно ей благодарен. Что может быть прекраснее для бедного холостого офицера, чем обед в доме радушной хозяйки? Я и еще несколько офицеров отлично проводили время у Мэннингов.
Уитли был высоким и дородным, черные волосы его уже слегка припорошила седина. Черные глаза, глубоко посаженные под густыми бровями, смотрели недобро. В молодости он наверняка считался красивым, но теперь лицо его несло отпечаток разгульной жизни, некогда четкие черты расплылись и исказились. Маркус невзлюбил его с первого взгляда.
- Военный офицер, - вежливо заметил он. - В отставке. Недавно. - Он выглядел озадаченным. - До чего же странно! Каслри
xlink:href="#_ftn3"> [3]
вернулся в военное министерство, и по всей стране бродят слухи, что этим летом сэр Уэлсли,
xlink:href="#_ftn4"> [4]
возможно, предпримет вторжение на континент… Я думаю, что армия сейчас как раз нуждается в опытных офицерах вроде вас. Припоминаю, один мой знакомый военный недавно говорил, что война с Францией сделала продвижение по службе легче и что сейчас самое подходящее время делать карьеру в армии.
Уитли проигнорировал намек на какието неприглядные обстоятельства, которые сопровождали его отставку в это неспокойное время, и пожал плечами:
- Я сожалею, что мне не придется выступить с армией, которая наконецто разобьет Наполеона, но я отслужил почти двадцать лет, и мне хочется перемен.
- Ага. И это… ммм… желание перемен привело вас в Девон?
Уитли кивнул. Маркус продолжил:
- А надолго ли вы в наших краях?
Взгляд Уитли скользнул к Изабел - снова к Маркусу. Он улыбнулся:
- Я еще не определился с планами. Здесь имеются достопримечательности, которых не найдешь в других местах.
- Неужели? - с оскорбительной недоверчивостью спросил Маркус. - Это мне представляется еще более странным! Поблизости нет никаких особых красот. Побережье Девона славится волшебными видами, но отсюда до них много миль езды. - Маркус говорил, почти не скрывая сарказма, но выражение его лица оставалось непроницаемым. - Знаете, я всю жизнь прожил в этих местах, но мне на ум не приходит ни одна… ээ… достопримечательность, которая могла бы привлечь внимание такого искушенного путешественника, каким вы, несомненно, являетесь. Возможно, вы поделитесь со мной своими знаниями? Кажется, я проглядел нечто важное.
Уитли не нравились ни тон Маркуса, ни его навязчивые расспросы, однако он не хотел отступать перед ним. В поисках подсказки, как обращаться с этим высоким грозным господином, он бросил взгляд на Изабел. Рассчитывать на нее не приходилось: Изабел - прелестный ротик приоткрыт, глаза широко распахнуты - таращилась на него, будто видела в первый раз.
Если бы она знала его чуть хуже, Изабел поклялась бы, что Маркус - уравновешенный, рассудительный, невыносимо вежливый Маркус - вознамерился затеять драку с совершенно незнакомым человеком! Она с опаской глядела на его напряженные скулы и холодные серые глаза и дивилась: куда же подевался тот спокойный, любезный, добродушный джентльмен, которого она знала всю свою жизнь!
Не дождавшись помощи от Изабел, Уитли ответил беспечно, как мог:
- Полагаю, чужой человек, приезжая в какоето место, скорее разглядит сокровища, чем те, кто проходит мимо них каждый день.
- Возможно, - согласился Маркус, - но я всетаки хотел бы знать, о каких сокровищах идет речь.
Уитли поджал губы. Он что, тупой? Уитли не хотелось продолжать обмен намеками с неприятным незнакомцем, и он задумался, какой шаг предпринять дальше. В другой раз под напором неприкрытой враждебности, которой веяло от незнакомца, Уитли отступил бы и вернулся в более подходящее время. Но Изабел показала норов, и с этим надо было чтото делать прямо сейчас. Если она думает, что ей удастся так легко от него отделаться, то она заблуждается! Он бросил еще один взгляд на незнакомца и едва не выругался. Этот тоже не отступит. Что это за деревенщина? Уитли понял вдруг, что незнакомец даже не представился.
- Прошу меня простить, но вы, кажется, не назвали своего имени.
- Маркус Шербрук, - ответил Маркус - ни тени обычного дружелюбия в голосе.
- Уж не тот ли «скрягаопекун с железной хваткой», от которого миссис Мэннинг сбежала в Индию? - воскликнул пораженный Уитли.
Маркус без улыбки взглянул на Изабел. Ей хватило совести потупить взор и покраснеть. Он перевел взгляд на Уитли и холодно кивнул:
- Он самый. Впрочем, я полагаю, «бывший скрягаопекун с железной хваткой» будет точнее.
- Должен сказать, - заметил Уитли, - что я безмерно рад знакомству. Моя дорогая миссис Мэннинг столько говорила о вас, что я чувствую себя так, будто знаю вас сто лет.
В глазах Маркуса вспыхнул насмешливый огонек.
- О, как я счастлив, что слава шагает впереди меня, - проговорил он.
«А если ты, черноглазый мошенник, еще раз назовешь Изабел «моя дорогая миссис Мэннинг» таким слащавым тоном…» - подумал Маркус. Рука сжалась в кулак, и в мозгу его пронеслась соблазнительная сцена: этот самый кулак врезается в нахальную физиономию Уитли.
Даже не подозревая о том, как близок он к тому, чтобы увидеть свою кровь, Уитли рассмеялся:
- Теперь, когда мы встретились, я понимаю, что образ какогото монстра, нарисованный миссис Мэннинг, совершенно не соответствует действительности.
Изабел, плохо владея голосом, всетаки попыталась вмешаться:
- Если помните, я была очень молода в те времена, когда говорила подобные вещи.
- Это верно, - ответил Уитли. - Но вы твердо стояли на своем. Я помню, вы бесконечно жаловались, что опекун ваш ничего не понимает и всегда только вставлял вам палки в колеса.
Изабел бросила виноватый взгляд на Маркуса:
- Дело прошлое, незачем говорить об этом сейчас.
- Но это же восхитительно, моя дорогая, - протянул Уитли, глядя на нее со злорадной улыбкой. - С ваших слов я представил себе истинное чудовище, а вместо этого вижу перед собой благоразумного джентльмена.
- Как уже сказала миссис Мэннинг, дело прошлое, - сухо сказал Маркус.
Ему не нравилось, что Уитли наслаждается неловкостью Изабел, и еще меньше ему нравились исполненные страха взгляды, которые Изабел бросала на Уитли, когда думала, что ее никто не видит. Она боялась его. Но почему? Маркус осознал, что это не важно, а важно понастоящему лишь то, что Изабел боится своего «старого друга» и что в его силах защитить ее, какую бы опасность ни представлял собой Уитли.
- Это была очень познавательная беседа, - отрывисто сказал он, - но теперь, если вы не против, нам с миссис Мэннинг нужно обсудить коекакие дела.
Уитли остолбенел:
- Не хочу показаться грубияном, сэр, но мне сдается, что это вы прервали нас с миссис Мэннинг, когда мы обсуждали дела.
Серые глаза Маркуса вспыхнули.
- Возможно, вы не поняли меня, - сказал он ледяным тоном. - Я вежливо попросил вас удалиться. Вам лучше это сделать, пока я не забыл о своем воспитании.
Майор Уитли недаром двадцать лет служил в армии. Он понял, что сейчас самое время для тактического отступления. Он понятия не имел, насколько в действительности опасен Шербрук, однако ему подумалось, что мудрый человек оставил бы поле боя именно сейчас. Он бросил взгляд на Изабел. Они еще встретятся, когда Шербрук не сможет им помешать.
Уитли улыбнулся и пробормотал:
- Ах, кажется, я и вправду недопонял вас. Простите. - Он встретился с холодным взглядом Маркуса. - До новых встреч, мистер Шербрук.
Уитли развернулся к Изабел и склонился над ее рукой. Потом выпрямился и, улыбаясь, проговорил:
- Рад был возобновить знакомство. С нетерпением жду нашей следующей встречи. Эти годы в Бомбее… Нам есть о чем поговорить, правда же, моя дорогая?
Маркус наблюдал за ними, нахмурившись. Этот тип что, угрожает Изабел? Об этом красноречиво свидетельствовало то, что она поежилась и едва заметно отодвинулась от Уитли, и вспыхнувший во взгляде страх, который она быстро скрыла. Маркус прищурился. Кажется, ему придется предпринять решительные меры. На ум ему пришел только один способ, как отвадить мерзавца от Изабел и пресечь его дальнейшие поползновения.
Маркус подошел к ним и взял холодную ладонь Изабел из руки Уитли.
- Мы с миссис Мэннинг сообщим, когда вы сможете приехать.
- Я полагаю, миссис Мэннинг в состоянии сама раздавать приглашения, - огрызнулся Уитли. - Ей не нужно ваше разрешение.
- А вот тут вы ошибаетесь, - ответил Маркус. Он тепло улыбнулся Изабел, поднес ее руку к губам и запечатлел на ней нежный поцелуй. Переведя взгляд на Уитли, он добавил: - Видите ли, миссис Мэннинг недавно оказала мне большую честь и приняла мое предложение. И на множество вещей ей нужно мое разрешение - как будущего мужа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Покорность ей к лицу - Басби Ширли



цей роман тоже можна читать но самий кращий роман цьої письмениці це "Клянусь Луной"
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиСвет@
24.03.2012, 17.20





Неплохой роман,но местами скучноват.rn7/10.
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиВика
30.10.2012, 14.21





Интесное продолжение этой серии, мне этот понравился даже больше первых двух романов из этой серии...
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиМилена
18.08.2013, 18.51





Интригующий роман, жаль потерянное временя, которое гл.герои могли бы быть счастливы вместе... Все из-за вспыльчивости и поспешности. Читайте не пожалеете
Покорность ей к лицу - Басби Ширлилюбовь
22.08.2013, 22.01





г.г. овца тупая и упрямая
Покорность ей к лицу - Басби Ширлиолеся
23.01.2015, 18.28





Нудно
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиMarina
16.05.2015, 20.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100