Читать онлайн Покорность ей к лицу, автора - Басби Ширли, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Покорность ей к лицу - Басби Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Покорность ей к лицу - Басби Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Покорность ей к лицу - Басби Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Басби Ширли

Покорность ей к лицу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Утром в понедельник Изабел проснулась в постели Маркуса. Она с наслаждением потянулась. Здоровое тело, вкусившее ласк изобретательного любовника, полнилось ощущением восторга. Она с улыбкой смотрела вверх, на шелковый полог, и размышляла о прошедшей ночи и волшебных вещах, которые она узнала вчера о своем теле - и о муже. Брак, решила она, это нечто восхитительное!
Час стоял ранний, сквозь тяжелые занавеси сочился первый свет, но Изабел смутно помнила, как Маркус подарил ей теплый поцелуй в плечо и сказал, что должен вместе с управляющим объехать несколько ферм и вернется только к вечеру.
Изабел зевнула, села и огляделась в поисках одежды. Пеньюар она обнаружила на одном из кресел, а рубашку - на полу. Изабел снова улыбнулась. Она вспомнила, как нетерпеливо Маркус вчера избавил ее от лишней одежды и какое чудо сотворил с ней потом руками и губами, и сладостная дрожь прошла вдоль спины. Она встала, совершила туалет, оделась, причесалась, выпила чаю с тостами, который ей принесла Пегги, и вскоре уже спешила через холл к массивным входным дверям. На ее лице вспыхнула улыбка, когда она вышла на майское солнышко. Она никогда не думала, что можно чувствовать такое счастье! Сообщив Томпсону, куда она направляется, Изабел почти вприпрыжку поскакала к конюшням.
Так как Маркус уехал, а строительство еще не началось, Изабел решила, что в порядке вещей будет навестить бывшего свекра и его молодую жену. В те два дня, что она жила в ШербрукХолле, хотя ее внимание занимали другие вещи, например, занятия любовью с Маркусом, мысль о здоровье лорда Мэннинга никогда не покидала ее совсем. Сегодня - превосходный день, чтобы нанести визит в МэннингКорт и увидеть своими глазами, как поживает старый барон.
Она шла по конюшне и размышляла о том, что, несмотря на все, что у нее сейчас есть хорошего в жизни, на горизонте все равно маячит крохотное облачко, такое маленькое и, как твердо говорила себе Изабел, не имевшее особого значения, что она старалась не задерживаться мыслью на нем и не позволяла ему омрачить ее радужное настроение. Но сколько бы она ни притворялась, что счастье ее нисколько от него не зависит, она знала, что лжет сама себе. Изабел никак не могла перестать задавать себе вопрос: а как Маркус на самом деле к ней относится? Свое сердце она знала, знала уже много лет, что безумно, без памяти влюблена в Маркуса Шербрука, но что чувствует он? Только ли привязанность испытывает к ней? Или же любит ее как женщину? Любовью, которой заслуживает и в которой нуждается женщина, отдавшая мужчине свое сердце?
Она вывела лошадь из стойла и рассеянно отослала конюха, который бросился ей помогать, но мысли ее витали вокруг Маркуса Шербрука. Любит или не любит? Изабел сноровисто и быстро оседлала и взнуздала лошадь, горячую гнедую кобылку, и через несколько минут уже скакала к МэннингКорту.
Лошадка сама знала дорогу, и Изабел позволила мыслям бродить свободно. Лошадь изящно шла сквозь мозаику солнечного света и тени по лесу, который разделял поместья Мэннингов и Шербруков. Утро выдалось волшебное, но Изабел едва ли замечала, что происходит вокруг.
Она ни на мгновение не усомнилась, что Маркус испытывает к ней глубокую нежность. Не сомневалась она и в том, что ее тело и их любовные утехи доставляют ему невероятное удовольствие, но всетаки не имело смысла притворяться, что их ухаживания и брак нормальны.
Они поженились не потому, что Маркус действительно хотел взять ее в жены, а изза ряда сложных обстоятельств. Она слабо улыбнулась. Его желание защитить ее подтолкнуло его к тому, что он дерзко объявил Уитли, что они помолвлены, и она поспорила бы на лучшую свою лошадь, что до того ему и в голову не приходило жениться на ней. Она вспомнила, какое у него сделалось лицо, когда той ночью в МэннингКорте он понял, что пути назад нет, и уголки ее губ опустились. Он не выразил глубокого сожаления по этому поводу, но и джигу от радости тоже не танцевал. Она с горечью напомнила себе, что и сама свадьба состоялась не по их воле: слабое здоровье барона сработало не хуже, чем занесенный над головами меч. Опятьтаки выбирать Маркусу не пришлось, но по крайней мере, подумала она, он женился на ней без малейшего недовольства.
Она нахмурила брови. Что же подтолкнуло его к этому? Чувство чести и привязанность к лорду Мэннингу? Или более прозаические причины: потребность в сыне, который будет носить его имя? Она улыбнулась. Маркус никогда не выказывал беспокойства по поводу своего наследства и дальнейшей судьбы его состояния и земель. Она отбросила мысль о том, что легкость, с которой он принял помолвку и женитьбу, родилась из потребности в наследнике.
Изабел так глубоко ушла в размышления, что не понимала уже, как далеко заехала, и очень удивилась, когда лошадка внезапно остановилась. Изабел подняла глаза и обнаружила, что перед ней МэннингКорт. К ней уже бежал грум, двери особняка раскрылись, и навстречу ей спешил Диринг с широкой улыбкой на лице.
- О, мадам! Как я рад вас видеть, - поприветствовал он ее. - И я уверен, его милость и леди Мэннинг тоже будут счастливы вашему визиту.
Изабел легко соскочила с лошади, передала поводья груму и взбежала на ступени террасы к Дирингу. Когда они шли к дому, она спросила:
- Знаю, прошло всего несколько дней, но всетаки - как он?
- Великолепно! - Диринг бросил на нее хитрый взгляд. - И простите мне мою смелость, мадам, но похоже, вам замужество тоже идет на пользу.
Изабел рассмеялась:
- О да, Диринг, это так!
Она нашла лорда и леди Мэннинг в маленьком внутреннем дворике позади дома. Площадку окружали розы и пионы и красивые высокие ивы, отбрасывавшие резные тени. В тени одной из этих ив как раз и расположились лорд и леди Мэннинг. Они сидели в железных кованых креслах, на подушках в оттенках зеленого и золотого. Здесь стояли еще кресла и железный стол с остатками легкой трапезы.
При виде Изабел лорд Мэннинг расплылся в широкой улыбке, затем встал и пошел ей навстречу. Он обнял ее за плечи:
- Какой приятный сюрприз! Мыс Кларой только что говорили о вас с Маркусом и думали, как тебе живется в новом доме.
Она привстала на цыпочки и поцеловала его в щеку:
- Как видите, у меня все хорошо!
Изабел оглядела его и с удовольствием отметила, что глаза у него живо блестят, да и цвет лица очень хорош. Что еще важнее, легкость, с которой он поднялся и прошел ей навстречу, развеяла тревогу, что болезнь сделала его калекой. Удар не прошел бесследно: когда они подходили к Кларе, Изабел заметила некоторую неуверенность его шага, а когда он обнимал ее за плечи, левая рука оказалась слабее, чем ей хотелось бы, но в целом он шел на поправку полным ходом.
Изабел обняла Клару и поцеловала в нежно благоухающую розой щеку и уселась рядом с ними.
- Хотите чаю, дорогая? - спросила Клара. - Я могу позвать Диринга. Боюсь, тот, что на столе, уже остыл.
Изабел покачала головой:
- Нет, спасибо, все хорошо. - Она перевела взгляд с одного улыбающегося лица на другое. - И мне кажется, что у вас двоих все тоже очень даже хорошо.
Лорд Мэннинг накрыл ладонью пухлую руку Клары:
- Это так. Мы решили, что мой недуг случился к лучшему. Если бы не он, ты до сих пор колебалась бы насчет даты свадьбы, а мы с Кларой изнывали бы друг без друга. Ты уже простила меня за то, что погнал тебя к алтарю?
- Мне не за что вас прощать, - честно ответила Изабел. - Но когда вы в следующий раз чегото от меня захотите, вы не могли бы выбрать менее драматичный путь достижения цели?
Лорд Мэннинг расхохотался:
- Я скучаю по твоему острому язычку и живости Эдмунда. - Он бросил на Клару виноватый взгляд и поспешно добавил: - Хотя мы с Кларой очень довольны обществом друг друга.
- Это правда. - Клара нежно улыбнулась ему. - Но все станет еще лучше, когда Эдмунд вернется и добавит в нашу жизнь больше красок и перца. - В глазах ее плясали чертики, когда она перевела взгляд на Изабел. - Слишком много покоя и мира нам противопоказано, иначе мы превратимся в две старые развалины. С Эдмундом мы будем бодрее и веселее… а потом, я уверена, вы с Маркусом подарите нам еще внуков, не правда ли, дорогая?
На мгновение Изабел лишилась дара речи. В последнее время столько всего произошло, что она еще ни разу не задумалась о ребенке. Но через год в это время, с волнением осознала Изабел, она, может быть, будет держать на руках своего ребенка, своего и Маркуса. Ее сердце наполнилось радостью, и она воскликнула:
- О, я так на это надеюсь!
Изабел уехала из МэннингКорта только в середине дня. Она выбрала тот же путь, которым приехала. Она не собиралась задерживаться так надолго, но пожилая пара упросила ее остаться с ними на ленч на свежем воздухе, и она не смогла им отказать. Расслабленно улыбаясь, она не торопилась домой и просто наслаждалась теплым деньком и думала о том, каким удивительным путем пошла ее жизнь.
Тайну, окружавшую рождение Эдмунда, она уберегла, и если бы она не любила Маркуса раньше, то непременно стала бы обожать его за то, что он сразу же стал ее союзником в том, чтобы обезопасить Эдмунда. Маркус снял с ее плеч бремя, которое она так долго несла, и о надоевшей ей девственности тоже позаботился. Маркус так… великолепно решает проблемы!
В мозгу ее пронеслись слова Клары о будущих детях, и Изабел размечталась о том, как когданибудь понесет и станет матерью, совершенно не замечая окружающего мира. Первый намек об опасности подала ей лошадка: она остановилась посреди узкой тропы и фыркнула.
Изабел, погрузившаяся в грезы о сероглазых и черноволосых мальчиках и девочках, реагировала медленно и не успела ничего понять, когда рядом с ней вдруг возникли двое всадников. Она успела лишь мельком увидеть их лица, наполовину скрытые под платками, когда они выскочили из леса по обе стороны от нее и набросили на нее нетяжелое темное одеяло. Один из них с легкостью снял ее с лошади.
Больше рассерженная, чем напуганная, Изабел попыталась вырваться.
- Отпусти меня, мерзавец! - велела она. Ее новое положение - поперек лошади перед одним из них - делало побег почти невозможным. Руки ее запутались в одеяле, голова болталась с одной стороны от седла, ноги с другой, и сделать она ничего не могла.
Державший ее человек звучно шлепнул ее пониже спины:
- Успокойтесь! Будете так ерзать - свалитесь и свернете себе шею.
Вне себя от ярости, что он позволяет себе подобные вольности, Изабел повернула голову и укусила его за ляжку.
- Господи Иисусе, - ахнул он, - ты меня укусила!
- И еще укушу, если не отпустите меня сейчас же!
К удивлению Изабел, до ее ушей донесся негромкий смешок:
- К сожалению, мадам, это не в моей власти. А теперь будьте хорошей девочкой, скоро все закончится, и ничто, кроме вашей гордости, не пострадает!
Изабел нахмурилась: он говорил как образованный человек, тон и слова свидетельствовали о том, что это не простой разбойник. Что, черт возьми, происходит? У нее перехватило дыхание.
- За этим стоит Уитли? Это он вас нанял, чтобы вы меня похитили?
- Думаю, вопросы здесь задаю я, - ответил незнакомец. - Но подождите, нам еще нужно проделать некоторый путь.
Он дал лошади шенкеля, и та перешла в быстрый галоп, отчего разговаривать стало невозможно.
По мере того как лошадь уносила ее все дальше от места похищения, Изабел понимала, что, возможно, находится в реальной опасности. Она тем не менее не боялась, но когда вспышка гнева погасла, спокойной насчет своего положения она тоже не стала. Платки на лицах незнакомцев не позволили ей узнать их. Интуиция подсказывала, что эти люди ей незнакомы. По крайней мере, поправилась Изабел, она не могла себе представить, чтобы ктото из знакомых вот так дерзко и бесцеремонно ее похитил. Из чего рождался вопрос: а зачем ее похитили?
Путь, учитывая ее неудобное положение, не занял много времени, но они ехали быстро и пересекли, по ее подсчетам, три ручья. Заметают следы? Когда вскоре лошади остановились, Изабел вздохнула с облегчением. Она понятия не имела, где они, но отъехать слишком далеко от МэннингКорта и ШербрукХолла они не могли.
Похититель спрыгнул с лошади. В следующую секунду он поднял Изабел и перекинул через плечо, как мешок с картошкой.
- Извиняюсь за грубое обращение, мадам, но это самый простой способ доставить вас… ээ… в ваше новое обиталище.
Крепко держа ее на плече, он начал взбираться вверх. Изабел слышала тяжелое дыхание и заковыристые ругательства человека, шедшего сзади. Ее похититель, возможно, имел некоторый лоск, но вот товарищ его, если речь его о чемто говорила, происходил из самых низов общества.
Достигнув цели, человек, который ее нес, толкнул дверь. Изабел подумала, что ее явно используют нечасто, если верить скрипу, с которым она царапала пол. Внутри ее поставили на ноги. Человек поддержал ее за плечи, пока к ней не вернулась способность стоять без посторонней помощи.
Как только он убрал руки, Изабел схватила одеяло и потащила его вниз, мучимая потребностью освободиться от душных складок.
Его подельник увидел, что она делает, и завопил:
- Черт! Хватай ее! Она сейчас выберется!
Ее схватили сильные руки, и, раздосадованная, Изабел принялась отчаянно пинаться. По счастью, ее нога соприкоснулась с чьейто голенью, и она с удовлетворением услышала приглушенный стон боли.
- Проклятие! Успокоитесь вы или нет? Я не хочу причинять вам вреда, но если вы не прекратите, мне придется сделать чтонибудь такое, что вам не понравится.
- Ну, я запросто ее вырублю, - прорычал его подельник.
Изабел ощутила позади себя движение, и чтото твердое вонзилось ей в затылок. Мозг взорвался болью, все потемнело, и она без чувств рухнула на пол.
Незнакомец беззвучно выругался, перепрыгнул через ее неподвижное тело, схватил Колларда за лацканы сюртука и остервенело затряс:
- Клянусь Богом, если с ней чтото случится…
- То что? Убьешь меня? - язвительно поинтересовался Коллард. Он попробовал оттолкнуть незнакомца, но тот держал его железной хваткой. Коллард побагровел: - А кто нашел для тебя это место? Кто рассказал про Уитли? Если б я тебя не навестил, ты б и понятия не имел, чем тут пахнет.
- Ошибаешься, - отрезал незнакомец. - Дурак ты, я уже знал про меморандум, и нашел ты меня в Шербурге потому, что я этого хотел. Вполне предсказуемо, что документ всплыл бы там.
- Но это же я сказал тебе, где искать Уитли, разве не так? - заныл Коллард. - Я тебе полезен, ты не можешь этого отрицать.
Незнакомец опустил руки и жестко сказал:
- Напомню тебе, что даже самый лучший инструмент иногда изнашивается и становится бесполезным. Только попробуй ослушаться меня еще раз, и нам придется расстаться при неприятных обстоятельствах.
Коллард скривился:
- Все еще злишься изза Уитли, да?
Незнакомец молча сверлил его ледяным взглядом.
- Ладно, может, я допустил ошибку, - пробормотал Коллард. - Но я подумал, что глупо оставлять его в живых, чтоб он тут пошел языком трепать.
- Он не пошел бы. Кроме того, что он мог бы рассказать такого, что не обличало бы его самого. Уитли был трус, но не дурак, и он поспешил бы скрыться отсюда как можно дальше.
- Может, и так, но я всетаки думаю…
Незнакомец отвернулся, не обращая на него больше никакого внимания, и опустился на колени рядом с Изабел. Он аккуратно снял одеяло и тщательно прощупал ее затылок. Он поджал губы: клейкая кровь испачкала пальцы. Однако ровно вздымающаяся и опускающаяся грудь сказала ему, что она жива. Он без труда поднял ее хрупкое тело и усадил на единственный предмет мебели в деревянной хибаре - расшатанный стул, наверное, ровесник самой обшарпанной халупы. Он оглянулся на Колларда через плечо:
- Веревку, повязку на глаза и кляп. Будь любезен, принеси.
Коллард поспешно принес все это, и через несколько минут Изабел, с черной повязкой на глазах и кляпом во рту, оказалась крепко привязана к стулу. Незнакомец, сидя на коленях, оценил плод своих трудов и встал:
- Так она посидит тихо и спокойно, пока мы не доделаем, что нужно.
- Мы что, просто оставим ее здесь? - нахмурился Коллард.
- Да. Как ты сказал, на это место вряд ли ктото наткнется, тем более она связана, глаза у нее завязаны, во рту кляп…
Коллард заколебался, и в следующее мгновение незнакомец метнулся к нему со скоростью молнии, схватил за горло и прижал к стене.
- Только тронь ее, - негромко пригрозил незнакомец, - и это будет последнее, что ты сделаешь в жизни. Мне не нужна на совести смерть невинного человека. Понял?
Коллард кивнул, хотя у него уже глаза полезли из орбит от стальной хватки, сдавившей горло. Незнакомец отпустил его.
- Ну, раз мы друг друга поняли, давай закончим дела с мистером Шербруком.
Маркус вернулся домой на несколько часов позже, чем планировал. Хотя он подгонял управляющего, как мог, и некоторые из арендаторов, чьи фермы он посетил сегодня, наверняка сочли его слишком резким в обхождении, объезд владений все равно занял у него намного больше времени, чем он рассчитывал. Везде, где они с управляющим останавливались, находилось какоенибудь дело чрезвычайной важности, и дела эти съедали часы. Наконецто он со всем разобрался и ехал теперь домой.
Мысли его витали вокруг Изабел, и он улыбался, сворачивая на длинную подъездную дорогу, которая вела от основной дороги к ШербрукХоллу. Но когда он приблизился к конюшням, улыбка его поблекла: он заметил стайку слуг, столпившихся вокруг небольшой гнедой кобылки, любимицы Изабел. В животе у него скрутился отвратительный узел, и лицо сделалось жестким.
Заметив Маркуса, слуги все как один бросились к нему. Узел в животе затянулся еще туже, когда он разглядел в толпе Томпсона и домоправительницу, миссис Браун.
Спешившись, он бросил испытующий взгляд на Томпсона:
- В чем дело?
Томпсон сделал глубокий вздох:
- Мадам, сэр. Лошадь вернулась без нее. Мы тут же подняли тревогу и выслали людей на поиски, но пока никто не нашел и следа.
- Вы знаете, куда она поехала? - спросил Маркус, пораженный тем, насколько ровно звучит его голос, в то время как внутри он чувствует себя косноязычным идиотом.
Томпсон кивнул:
- Да, сэр. Когда утром она уезжала, она сказала, что прокатится до МэннингКорта и навестит лорда и леди Мэннинг. - Он прочистил горло. - Я взял на себя смелость послать в МэннингКорт Джорджа с запиской для Диринга. Я знаю, что вы не стали бы тревожить старого лорда и его леди, а Диринг умеет держать рот на замке. Джордж привез ответ от Диринга: миссис Шербрук уехала из МэннингКорта около двух часов пополудни.
Маркус вытащил из кармана часы: почти шесть.
- Когда вернулась ее лошадь?
- Чуть больше часа назад, сэр. Мы сразу же начали ее искать. Подручные конюхов прочесали все тропы в МэннингКорте. Озеро тоже проверили, но ничего не нашли. Только лошадь.
И это очень мало о чем говорит, разгневанно подумал Маркус. Что бы ни случилось с Изабел, это могло произойти как час назад, так и спустя несколько минут после ее отъезда из МэннингКорта. Подавив приступ ужаса, который раздирал ему грудь, Маркус спросил:
- Кто искал? Я хочу поговорить с ними.
Через несколько минут Маркуса окружили около десятка парней, многим из них едва ли исполнилось пятнадцать. Но все они смотрели на него одинаково взволнованно. Маркусу нелегко было делать вид, что он спокоен, но он справился с собой. Меньше всего людям сейчас нужно видеть его панику.
Расспросы дали ему очень мало, и, скрывая свой страх, он в конце концов отослал их по своим делам. Один парнишка замешкался, и Маркус задержал на нем взгляд.
- Эллард, так? - спросил он.
Мальчик застенчиво кивнул.
- Ты хочешь чтото добавить?
Мальчик закивал и промямлил:
- Прошу прощения, сэр, но мне показалось, что я нашел место на тропе, где госпожу поджидали. Следы свежие, им не больше нескольких часов.
- Покажи мне.
Вскоре Маркус и Эллард галопом мчались прочь от конюшен. Через несколько минут Эллард натянул поводья и, жестом велев Маркусу следовать за собой, свернул с тропы. Еще несколько минут они ехали в тишине, нарушаемой лишь мягким стуком подков о землю.
- Вот, сэр! - взволнованно воскликнул Эллард в конце концов. - Смотрите! Один след ведет к дому, скорее всего это лошадь мадам, а два других - в лес.
Маркус не считал себя умелым следопытом, но он убил за свою жизнь немало дичи и через мгновение нашел среди других следы, которые показывал ему Эллард. Он спешился и тщательно осмотрел землю. Расширив поиск, они вскоре обнаружили место, где ждали две лошади в укрытии по обе стороны от тропы. Похоже, Эллард оказался прав. Несколько часов назад двое всадников поджидали здесь возвращения Изабел и захватили ее в плен.
Это проклятый мерзавец Уитли, думал Маркус, глядя на отпечатки копыт. Он не знал, что происходит, но твердо верил, что это както связано с Уитли.
Маркус безмолвно, с безжалостным лицом снова сел в седло, и они с Эллардом двинулись по следам двух лошадей. Продвигались они мучительно медленно, лесная подстилка скрывала следы, но тут и там встречались отпечатки копыт, и они углублялись в лес. После второго ручья следы потерялись совсем. Они потратили еще час, пытаясь найти хоть чтото, но тщетно. В ШербрукХолл возвращались на закате. Маркус, измотанный и испуганный, как никогда в жизни, спешился и отдал поводья не менее измотанного коня главному конюху Уорли.
- Нашли чтонибудь? - с тревогой во взгляде спросил Уорли.
Маркус покачал головой:
- Ничего. Но у Элларда действительно острый глаз. Награди его. - Маркус помедлил. - И успокой своих людей. Прекрати слухи и разговоры. Скажи, что… что миссис Шербрук забыла меня предупредить, что едет в гости к друзьям и что лошадь ее случайно ушла.
Уорли, казалось, собирался возразить, но чтото во взгляде Маркуса заставило его закрыть рот.
От звука приближающегося экипажа Маркус вздрогнул и обернулся, но отчаянная надежда, вспыхнувшая в его груди, умерла, когда он увидел, что это всего лишь один из его арендаторов, Бартлетт. Тяжелая телега фермера скрипела и стонала. Бартлетт натянул поводья.
- Доброго вечера вам, мастер Шербрук! У меня для вас коечто есть, - сказал он, вынул из нагрудного кармана конверт и протянул его Маркусу. - Какойто парень остановил меня на дороге и дал целую гинею, чтобы я доставил вам это. Сказал, надо отдать вам из рук в руки.
Маркус надеялся, что никто не увидел, как тряслись его пальцы, когда он брал у Бартлетта конверт. Он кивнул:
- Спасибо. - Он посмотрел на конверт, уже вполне себе представляя, что там внутри. - Вы можете описать человека, который вам это дал?
Бартлетт, озадаченный, ответил:
- Он вел себя, как будто он вам друг. Разве нет?
Маркус покачал головой:
- Нет. Не друг. Что вы можете о нем рассказать?
Бартлетт почесал за ухом:
- По правде говоря, сэр, я не обратил на него особого внимания, но насколько я помню, он выглядел как джентльмен, да и говорил тоже. Статный такой на породистой лошади, но как я сейчас вспоминаю, он надвинул шляпу низконизко, так что лица я не разглядел и вряд ли его узнаю. - Бартлетт явно заволновался. - Я сделал чтото не так, сэр?
- Нет. Вы все правильно сделали. Спасибо за беспокойство. - Маркус выдавил улыбку.
Бартлетт ухмыльнулся:
- Никакого беспокойства, сэр! За целуюто гинею.
Маркус попрощался с ним и пошел к дому. У входа в холл его встретил взволнованный Томпсон:
- Есть новости, сэр?
- Подозреваю, содержимое этого конверта поведает мне то, что я хочу узнать, - ответил Маркус и помахал конвертом. Он твердо посмотрел на Томпсона. - Для всех моя жена внезапно решила навестить друзей и забыла предупредить меня. Ее не будет несколько дней. Сообщите слугам.
Томпсон сглотнул:
- А ее лошадь, сэр? Почему она вернулась домой без мадам?
- Возможно, потому, что отвязалась от экипажа, в котором ехала моя жена. - Маркус бросил на Томпсона еще один взгляд и поднял конверт: - Все здесь. Даже ее извинения за то, что она заставила всех волноваться. Пустите слух о том, что произошла ошибка и теперь все в порядке. - Голос его сделался очень жестким. - В порядке. Просто отлично.
Томпсон поклонился:
- Хорошо, сэр. Я прослежу за этим.
Закрывшись в кабинете, Маркус сорвал сюртук и галстук. Он не сводил взгляда с конверта, лежавшего посередине большого письменного стола. Ему не обязательно было его вскрывать, чтобы узнать, что внутри. С той минуты, когда он узнал, что лошадь Изабел вернулась без нее, он отчасти приготовился к тому, что получит письмо о выкупе. Да, бывают несчастные случаи, но его жена - искусная наездница, к тому же кобыла, на которой она ехала, не отличается буйным нравом. Он с самого начала не верил, что Изабел упала с лошади, и когда поиск ничего не дал, он с трудом сдержал панику, которая грозила захлестнуть его. Следы, которые они с Эллардом нашли, только подтвердили его подозрения: Изабел исчезла не случайно, и не случайно ему именно сегодня привезли этот загадочный конверт.
Маркус плеснул бренди в бокал и сел за стол. Он рассматривал конверт так, будто перед ним лежала смертельно опасная гадюка. Все, что ему нужно сделать, - это вскрыть его и подтвердить свои самые большие страхи.
Он потягивал бренди, глядя на плоский конверт, что лежал перед ним, и старался привести мысли в порядок, предусмотреть все ходы и выходы. Но искушение положить конец всем домыслам победило, и он с проклятием на устах поставил бокал на стол и схватил конверт, одним яростным движением разорвал его…
Внутри лежал единственный листок бумаги, и по мере того как Маркус читал скупые слова, его пробирал озноб. Боже правый, только не это!
С жестким, суровым лицом он скомкал записку в руке и пулей вылетел из кабинета. Не замечая ничего на своем пути, он помчался к конюшням, едва не сбив с ног не ко времени подвернувшегося Уорли.
Добежав до двери кабинета в конюшнях, он распахнул ее и с диким видом огляделся. На одной из стен на крючке он увидел предмет поисков, аккуратно повешенный туда кемто из подручных конюха. В четыре шага Маркус оказался там - и сдернул с крючка шинель Уитли.
«Я должен был знать, - рычал про себя Маркус. Он положил шинель на стол. - Мы же догадывались, что этот ублюдок носит меморандум с собой. Я знал, что он должен держать ее гдето поблизости, но ни разу не подумал о шинели. Я вел себя как идиот, а мне надо было только получше пораскинуть мозгами, когда я услышал о взломе и других событиях…»
Сумерки сгущались, и Маркусу потребовался свет. Он зажег пару свечей и поставил их на стол по обе стороны от шинели. Заставляя себя действовать спокойно, он в неверном свете свечей принялся тщательно осматривать и ощупывать тонкое шерстяное сукно. Это заняло несколько минут, но наконец его пальцы нащупали место, которое ощущалось не так. Уитли придумал гениальный тайник, который невозможно обнаружить, Маркус отдал должное его сообразительности. Если бы он не знал наверняка, что меморандум спрятан в шинели, он ни за что не нашел бы его. Но, ощупывая обшивку лацканов, он заметил, что с одной стороны она чуть толще и жестче, чем с другой, - и отыскал меморандум.
Он осторожно распорол виртуозно заделанный шов ножом, и дыхание его участилось: его пальцы коснулись тонкого цилиндра из промасленной ткани. Он вытащил его, поднес к свечам и почти с благоговением вскрыл. Внутри он нашел несколько туго скрученных листов бумаги. И, только прочитав их содержание, он осознал в полной мере, насколько губительным для британских войск оказался бы этот документ, если бы попал в руки французов.
Сурово, стиснув зубы, взирал Маркус на меморандум. В записке шантажиста не было ни слова о меморандуме, но он требовал выдать ему шинель Уитли в обмен на Изабел, и Маркус сразу же понял, что ему на самом деле нужно. Он клял себя на чем свет стоит за то, что вещь, за которой они охотились много дней, все это время провисела у него в кабинете.
Не сводя взгляда с бумаг, которые он держал в руке, Маркус опустился в кресло у стола. Ужас и отчаяние разрывали его на куски. Разве мог он не спасти женщину, которую любит больше жизни? Но сколько жизней окажется загублено, если он передаст этот документ ее похитителям? Разве он не станет предателем, выдав им то, что они требуют? Сердце его сжималось, сжигаемое невыносимой мукой. Он не мог представить жизни без Изабел, не мог представить, что позволит ей умереть, в то время как в его руках - ключ к ее спасению… Но разве сможет он жить, зная, что ее спасение стоило жизни многим добрым англичанам?
Он глубоко вздохнул. Да, он слышал, что план Уэлсли можно переработать, разве не станет тогда этот меморандум бесполезным для французов? И он с чистой совестью может передать его похитителям Изабел и получить ее живой и здоровой? Он задумался об этом всего на мгновение. Нет, все не так просто.
Маркус не был военным тактиком, но он понимал, что высадка британских войск в Португалии жизненно важна для Англии и ее союзников. Да, можно использовать другие порты, другие локации, но от документа, который он держит в руках, зависит, будет ли реализован план, который разрабатывали много недель и месяцев. План, который позволит нанести по Наполеону сокрушительный удар. Если план придется менять, сложно предположить, сколько еще трудностей нужно будет преодолеть и сколько в конечном счете погибнет людей.
Маркус застонал и спрятал лицо в ладонях. Выбор прост - предать жену или предать страну.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Покорность ей к лицу - Басби Ширли



цей роман тоже можна читать но самий кращий роман цьої письмениці це "Клянусь Луной"
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиСвет@
24.03.2012, 17.20





Неплохой роман,но местами скучноват.rn7/10.
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиВика
30.10.2012, 14.21





Интесное продолжение этой серии, мне этот понравился даже больше первых двух романов из этой серии...
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиМилена
18.08.2013, 18.51





Интригующий роман, жаль потерянное временя, которое гл.герои могли бы быть счастливы вместе... Все из-за вспыльчивости и поспешности. Читайте не пожалеете
Покорность ей к лицу - Басби Ширлилюбовь
22.08.2013, 22.01





г.г. овца тупая и упрямая
Покорность ей к лицу - Басби Ширлиолеся
23.01.2015, 18.28





Нудно
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиMarina
16.05.2015, 20.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100