Читать онлайн Покорность ей к лицу, автора - Басби Ширли, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Покорность ей к лицу - Басби Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Покорность ей к лицу - Басби Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Покорность ей к лицу - Басби Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Басби Ширли

Покорность ей к лицу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Первая мысль Маркуса была: Изабел! Он бросился к ней, сбил с ног и закрыл своим телом, как щитом. Оба замерли, тяжело дыша и напряженно прислушиваясь. А потом услышали звук, который невозможно спутать ни с чем: как чтото большое ломится через кусты. Ни Маркус, ни Изабел не сомневались, кто сделал выстрел - выстрел, едва не стоивший Маркусу жизни.
Изабел завозилась, пытаясь спихнуть Маркуса.
- Слезь с меня, остолоп! - нетерпеливо зашипела она. - Кто бы ни стрелял - он убегает.
Маркус откатился в сторону и встал, но помочь Изабел не успел: она вскочила и резво устремилась в лес в погоню за стрелком. В два прыжка он настиг ее и схватил:
- Ты что делаешь? Хочешь, чтобы тебя убили?!
Не обращая внимания на дождь и порывистый ветер, Изабел откинула с лица мокрый локон и пронзила его взглядом.
- Я пытаюсь, - проговорила она с нажимом, - выяснить, кто в тебя стрелял. А ты мне препятствуешь.
- А ты, - выговорил он с той же нарочитой отчетливостью и тоже сквозь сжатые зубы, - слишком порывиста, и это тебя до добра не доведет.
Маркус сделал глубокий вздох, чтобы хоть немного успокоиться, утихомирить бешенство, которое одолевало его: отчасти от страха за Изабел, отчасти от наглости нападавшего.
Совладав с собой, он поинтересовался:
- И что бы ты сделала, если бы догнала его? Покусала?
Изабел пребывала в такой ярости, что всерьез подумывала: а не покусать ли самого Маркуса? Она скрестила руки на груди и отвернулась, всмотрелась в темноту. Треск ломаемых кустов стих, но в отдалении сквозь завывания ветра и шум дождя послышался стук копыт.
- Ты дал ему уйти, - прорычала она, повернулась и зашагала к дому.
Маркус наморщил лоб и последовал за ней. Напасть на них мог только Уитли, но о чем этот мерзавец думал? Он же легко мог промахнуться и ранить или даже убить Изабел. Маркус ощутил в груди ледяную тяжесть. Одно дело - напасть на него, и совсем другое - подвергнуть опасности Изабел. У рта его залегли суровые, жесткие складки.
Он нагнал Изабел, когда она уже поднималась на крыльцо дома.
В дверях их встречал взволнованный Томпсон с фонарем в руке. Позади него топтались Джордж и Дэниел, с тем же выражением лица и тоже с фонарями. Когда Маркус и Изабел появились изза завесы дождя, Томпсон испытал заметное облегчение. Он отступил и закричал:
- Милорд! Мы услышали выстрел и испугались худшего.
- Бояться нечего, мы с миледи целы и невредимы. Наверное, какойто браконьер заблудился и подошел слишком близко к дому, - спокойно, с улыбкой ответил Маркус.
Томпсон, кажется, оскорбился:
- Как будто ваш егерь мог такое допустить!
Джордж, лакей помладше, с блестящими от волнения глазами, выпалил:
- Бьюсь об заклад, это взломщик пришел убить нас во сне!
Кажется, неминуемая гибель не столько пугала его, сколько волновала воображение.
Маркус потрепал его по волосам и засмеялся:
- Сомневаюсь. Но кто бы это ни был, он уже скрылся. Мы слышали топот лошадиных копыт. Так что ни браконьер, ни опасный убийца не рыщут вокруг дома. Полагаю, вам стоит вернуться к своим обязанностям. Мы с миссис Шербрук идем спать.
Войдя в свою спальню, Изабел не увидела горничной Пегги, однако заметила следы ее деятельности: аккуратно расстеленную постель и батистовую ночную рубашку с пеньюаром на кремовозеленом покрывале. Изабел быстро выбралась из промокшей одежды и надела на себя рубашку. Она продрогла и потому не пожелала надевать легкий пеньюар, а прошла в гардеробную. Вдоль стен стояли большие платяные шкафы красного дерева. Изабел открыла один и вытащила желтый шерстяной халат. Закутавшись в теплую шерсть, она быстро распустила огненнорыжие волосы и расчесала их. Вернувшись в спальню, Изабел с радостью обнаружила, что Пегги предугадала еще одно ее желание: в данный момент она как раз ставила на столик атласного дерева поднос с горячим чаем.
Пегги посмотрела на нее - голубые глаза светились любовью.
- Я подумала, что на ночь вы захотите горячего чаю. Тут еще подогретое молоко и печенье, - сказала она.
Пегги, будучи почти на двадцать лет старше Изабел, служила у нее горничной с тех самых пор, как Изабел поселилась в МэннингКорте. Вначале Изабел смущали и пугали ее грубоватость и прямота, но с годами между ними завязались очень теплые отношения, выходящие далеко за рамки обычных отношений горничной и госпожи.
Пегги взяла непонадобившийся пеньюар и скрылась в гардеробной. Вернувшись, она бросила на Изабел оценивающий взгляд и, увидев, что та дрожит, приказала:
- А теперь в постель! Вы замерзли, не хватало вам еще сейчас подхватить простуду.
Изабел не стала спорить. Сбросив халат, она скользнула под одеяла и блаженно вздохнула: несмотря на то что стоял май, Пегги нагрела простыни. Изабел откинулась на подушки и с благодарностью приняла из рук Пегги чашку дымящегося чаю.
- Что бы я делала без тебя, милая Пегги? - улыбнулась она. - Ты умудряешься подумать обо всем. Теплая постель и чай - какое чудо!
Пегги хмыкнула:
- Не нужно много мозгов, чтобы понять, что в дождливую холодную ночь чай и теплая постель будут кстати.
- Очень кстати, - смиренно согласилась Изабел с искорками в глазах. - Спасибо.
- Пожалуйста.
Пегги аккуратно повесила халат на подлокотник кресла и еще раз окинула взглядом комнату: все ли в порядке? Удовлетворенная увиденным, она погладила пучок русых волос на своем затылке:
- Что ж, если это все, то я, пожалуй, пойду спать. Или я вам еще нужна?
Изабел покачала головой:
- Нетнет, все в порядке. Доброй ночи.
Пегги ушла, и в просторной спальне воцарилась тишина. Изабел пила чай и думала о происшествии в саду. Сердце ее сжалось от страха, когда она вспомнила тот момент, когда Маркус чуть не погиб. Осознав, что он цел и невредим и попрежнему рядом, она испытала невероятное облегчение. Изабел закусила губу. Слава Богу, он не пострадал, но ктото, без сомнения, хотел его убить!
Она не верила, что это браконьер. Если бы Маркус не отступил в момент выстрела, то лежал бы там мертвый, и все.
Мысль о том, что Маркус мог быть мертв или серьезно ранен, наполнила ее ужасом, и Изабел поспешила отогнать ее. Нападающий, кем бы он ни был, глуп. И он в отчаянии. Глуп потому, что Маркуса все многочисленные друзья любят и уважают, и если бы его ранили или убили, резонанс дошел бы до самого Лондона. А стрелять ночью под дождем способен только отчаявшийся человек. Изабел прищурилась. Есть только один человек, настолько глупый и отчаявшийся, который к тому же желает Маркусу зла. Уитли!
Изабел так глубоко задумалась, что даже появление в комнате Маркуса не отвлекло ее от размышлений. Перебирая в голове выводы, которые следуют из ее умозаключения, она смотрела, как дубовые двери открываются и входит Маркус в малиновочерном шелковом халате. Он пересек спальню так естественно, будто делал это каждую ночь, и с легкой улыбкой приблизился к ее постели.
Она восхитительна, подумал Маркус, теряя голову от ее красоты. Изабел хмурила брови и смотрела на него снизу вверх необыкновенными золотистокарими глазами. Ее огненная грива разметалась по плечам. И Маркус признался себе в том, что в глубине души знал оченьочень давно: он без памяти влюблен в нее.
Потрясенный этим открытием, очарованный ею, он просто стоял и пожирал ее взглядом. Он не сразу понял, что ее губы шевелятся: она чтото говорит.
- Прости, что? Что ты сказала? - тупо переспросил он.
- Я сказала, что на тебя наверняка напал Уитли, - нетерпеливо повторила Изабел. - Больше ни у кого нет причин тебя убивать.
Маркус не видел смысла ее переубеждать и потому кивнул, глядя ей в глаза:
- Да. Я уверен, что в нас стрелял твой друг майор.
- Он мне не друг!
- Согласен. Уитли друг только себе.
- Это так. Но что мы будем с ним делать? Нельзя позволить ему ползать вокруг и стрелять в тебя, когда ему вздумается! - Со страхом в глазах Изабел добавила: - Маркус, тебя сегодня чуть не убили… Если бы с тобой чтото случилось… - Она замолчала: ее душили слезы. Отвернувшись, Изабел с трудом выговорила: - Это все моя вина! Я подвергла тебя опасности! Мне вообще не следовало просить тебя вмешиваться. - Она посмотрела на него. Глаза ее горели от ярости. - Мне надо было его убить, когда я только его увидела! Застрелить, как ядовитого гада, какой он и есть.
- Согласен, что Уитли стоило бы убить. Но я бы предпочел, чтобы ты перепоручила эту задачу мне, - тихо ответил Маркус.
Именно эта мягкость его тона заставила ее присмотреться к нему внимательнее. Зрачки ее расширились, когда она увидела твердую решимость в глубине его серых глаз. У Изабел перехватило дыхание.
- Ты правда хочешь его убить? - спросила она, обрадованная и испуганная одновременно.
Он вздохнул:
- Возможно. Удовольствия это мне не доставит, но ты правильно сказала - он просто рептилия, и я не могу позволить ему уйти живым, как не могу позволить гадюке жить у меня в конюшнях.
- О, Маркус! Он же опасен! - воскликнула Изабел.
- Я тоже, дорогая. Я тоже.
От этих негромко сказанных слов у Изабел мурашки побежали по спине, и она взглянула на него другими глазами. Если бы раньше ей ктото сказал, что Маркус Шербрук хладнокровно рассуждает об убийстве, она бы не поверила. И не поверила бы она в то, что он действительно способен это сделать. Видя решимость в его взгляде, она понимала, что под ледяным спокойствием и благовоспитанностью, которые он демонстрирует миру, кроется нечто другое. Ее сердце застучало быстрее: она вспомнила его пылкие поцелуи и смелые ласки. О да, совсем другое!
Их глаза встретились, и вдруг Уитли и события вечера потеряли значение. В воздухе повисло напряжение страсти. В этой дождливой, ветреной ночи, в пустой спальне, залитой теплым светом свечей, были только они вдвоем.
Взгляд Маркуса скользнул по груди Изабел. Сегодня не будет больше препятствий, не будет больше причин, почему ему нельзя заняться любовью со своей женой. Рассказать ей о своей любви. Его чресла напряглись, и страсть, которую он так долго держал взаперти, вырвалась на свободу.
Изабел увидела перемену в нем, увидела, как потемнели его глаза, узнала чувственный изгиб его рта и, обуреваемая смесью страха с желанием, закрыла себя для всего, кроме того, что сегодня ночью она станет женой Маркуса.
Ее тело горело в предвкушении, и когда он заключил ее в объятия, ее губы требовали поцелуя. Она жаждала всем существом того, что произойдет дальше.
Маркус жадно целовал ее, держа за плечи, и она даже не думала ему противиться. Его язык скользнул в ее рот, и Изабел обдало жаром. Она протестующе застонала, когда Маркус оторвался от ее рта.
Он хрипло засмеялся:
- Погоди, милая, на нас слишком много одежды.
В мгновение ока ее рубашка оказалась на полу, к ней присоединился его халат - и Маркус снова держал Изабел в объятиях. Теплая плоть коснулась теплой плоти, и Изабел задрожала, ощутив, как его твердая, покрытая жесткими волосами грудь прижимается к ее мягкой груди. Рот Маркуса был ненасытен, он целовал ее все более и более требовательно, опуская на кровать. Изабел вздрогнула, когда его рука легла на ее грудь и принялась нежно ласкать, теребя сосок большим пальцем. Волны страстного желания расходились по ее телу.
Маркус хотел растянуть удовольствие, но слишком много ночей он сходил с ума, мучимый снами о ней, о том, как занимается с ней любовью, чтобы теперь действовать так осторожно и медленно, как собирался. Пообещав себе, что в следующий раз будет внимательнее и нежнее, он терзал ее тело ртом и руками. Ее маленькая соблазнительная грудь манила его. Маркус опустился ниже и со стоном сомкнул губы вокруг ее соска.
Изабел выгнулась под этой лаской. Его язык, дразня сосок, дарил ей невыносимое наслаждение. Она зарылась пальцами в его густые черные волосы и прижала к себе его голову, вкушая ласку. Она хотела, жаждала, изнемогала, сгорала от желания слиться с ним в одно целое. Изабел чувствовала, что Маркус творит какоето волшебство, заставляя ее извиваться от сладостной истомы. Когда его большая, тяжелая ладонь скользнула к твердому холмику в завитках волос и пальцы принялись исследовать нежную плоть, она застонала, приглашая, умоляя его проникнуть глубже.
Маркус удовлетворенно улыбнулся, когда медленно погрузил в нее палец и обнаружил, что она влажная и горячая. Он хотел еще поиграть, исследовать ее тело, но не осмелился: побоялся, что если не возьмет ее сейчас, то может и опозориться. Слишком сильно она распаляла его, слишком он был полон и изнывал от вожделения.
Он раздвинул ее ноги и обнял за бедра, впился губами в ее губы и, проникая языком в глубь ее рта, медленно вошел в нее. У нее внутри все было узким, скользким и теплым, и он потерялся в алом тумане наслаждения… и преодолел тоненькую преграду, не успев понять, что произошло - и что это значит. Но в следующее мгновение он осознал. Он впился в нее взглядом.
Изабел, оглушенная болью, удивлением и наслаждением, лежала под ним, не шевелясь. Ей потребовалось все мужество, чтобы посмотреть ему в глаза. Она попробовала заговорить - но слова не шли с языка. Маркус казался ей темным и опасным, нависая сверху, с черными волосами, спадавшими на лоб, и затуманенным от желания взглядом. Но обвинения и подозрения в этом взгляде пригвоздили Изабел к постели.
Охваченный страстью, Маркус не мог соображать здраво. Вопросы теснились в его мозгу, но их затмевало ощущение ее нежного тела и первобытное желание освободиться от вожделения, утолить голод, который терзал его и бился в нем. Он помотал головой, пытаясь сосредоточиться. Но тщетно: ее тело манило его, как поющая сирена, желание бешено пульсировало в его венах. Он закрыл глаза и требовательно прижался губами к ее губам, а потом чутьчуть подался назад - и вошел в нее снова, глубже и полнее. И пропал. Снова и снова Маркус вторгался в Изабел, и каждое движение было быстрее, глубже предыдущего. Его бедра танцевали в жарком ритме древнего танца. Он отчаянно желал продлить наслаждение - и в то же время жаждал освобождения, сладостного забвения.
Первое потрясение прошло, и с каждым движением Маркуса в чреве Изабел разгоралось пламя, сладкая ноющая боль. Ее тело больше ей не принадлежало. Ее руки легли ему на ягодицы, и она стала ласкать его, требуя продолжения, желая, страстно желая… чегото, она не знала чего. И в ней спиралью взорвалось блаженство, такое сильное, пронзительное, глубокое, что она закричала, и мир рухнул в пустоту.
Ее крик сработал, как курок. Маркус напряг бедра и с низким рычанием вторгся в нее еще раз, окунувшись в экстаз и позволив ему увести себя куда угодно.
В комнате слышалось только их затрудненное дыхание. Медленно, неохотно Маркус вышел из нее, полежал рядом несколько секунд и, ни слова не говоря, встал. Ничуть не заботясь о своей наготе, он прошел в ее гардеробную. Как и ожидал, Маркус нашел там кувшин с водой и налил немного в таз, взял салфетку, аккуратно лежавшую там же и вернулся в спальню.
У Изабел кружилась голова, и в теле таяли остатки наслаждения от занятий любовью. Изабел смотрела, как он уходит, не в силах оторвать завороженного взгляда от него, высокого и гибкого. Она задрожала от восторга, вспоминая ощущение от его губ на груди, от его сильных движений в ней. Но очень скоро, слишком скоро реальность обрушилась на нее, и она подскочила на постели, оглядываясь в поисках халата. Ей не хотелось предстать перед ним совершенно нагой. Резкое движение заставило ее чутьчуть поморщиться от боли. И это маленькое напоминание о произошедшей в ней перемене вызвало у нее почти что гордую улыбку. Теперь она женщина. Улыбка растаяла, как только она вспомнила, какие у Маркуса сделались глаза, когда он понял, что она девственница. Нет, ей определенно нужно одеться, пока он не вернулся. Он будет задавать вопросы, много вопросов, и вряд ли ему понравятся ответы. Нагота делает ее уязвимой, а она никак не может себе позволить быть сейчас уязвимой.
Хотя Изабел знала, что Маркус ушел в соседнюю комнату, она всетаки вздрогнула и вжалась в подушки, когда он быстрыми шагами вернулся в спальню. Он остановился, посмотрел на нее и подошел к кровати. Поставив таз на прикроватный столик, он едко сказал:
- Хватит! Я ни разу в жизни не бил женщину, даже когда меня провоцировали. И не намерен начинать сегодня.
- Я и нне ддумала, что ты мменя ударишь, - запинаясь проговорила она. - Ты просто меня напугал.
Проигнорировав ее реплику, он раздвинул ей бедра и поджал губы, увидев, сколько крови вышло. Он намочил салфетку и, не разжимая зубов, принялся смывать следы произошедшего.
В спальне стояла такая оглушительная тишина, что Изабел казалось, что голова у нее вотвот взорвется. Интимность момента смутила ее, и она попыталась отодвинуться, не дать ему коснуться себя. Его рука на ее бедре напряглась, и она позволила ему смыть с себя кровь. Маркус молчал. Глядя на его склоненную голову, Изабел отчаянно желала, чтобы он сказал хоть слово. Чтонибудь. Стал бы браниться. Обвинять. Требовать ответов и объяснений.
Она готова была закричать, лишь бы разрушить давящую тишину. Он осторожно спросил:
- Так чей это ребенок?
Изабел напряглась и, сверкая глазами, ответила яростно:
- Мой!!! Эдмунд мой сын, мой, с момента своего рождения!
Маркус холодно, оценивающе посмотрел на нее:
- Не лги мне. Доказательство твоей лжи - вот оно. - Он швырнул салфетку в таз с водой.
Изабел отвела взгляд:
- Эдмунд - мой сын во всех смыслах этого слова.
- Не хочу тебе напоминать, но в последний раз, когда девственница родила сына, над Вифлеемом зажглась новая звезда. - Голос Маркуса сделался строже. - Скажи мне правду. Скажи, почему ты заставила всех поверить, что Эдмунд твой сын, что он родился от твоего брака с Хью. - Его глаза вспыхнули. - Вернувшись из Индии, ты обманула барона, и обманываешь до сих пор, и старик свято верит, что мальчик, которого он обожает, - его законный наследник. Объясни, если сможешь, почему следующим бароном Мэннингом должен стать незаконнорожденный, у которого нет права ни на титул, ни на земли? И скажи мне, пожалуйста, с чего я должен помогать тебе и дальше играть в эту игру? - Он наклонился, его смуглое лицо оказалось всего в нескольких дюймах от ее. - Ты вообще была замужем за Хью? Или это тоже ложь?
Напуганная и в то же время злая, Изабел нашла опору в своем гневе.
- Мы с Хью поженились в Лондоне по специальному разрешению. Можешь сам проверить, если не веришь мне! - горячо ответила она. Оттолкнув его, Изабел выскользнула из постели и плотно завернулась в халат, порывисто завязала пояс. Прикрыв наготу, она почувствовала себя существенно лучше, и гнев ее утих. - Так хотел Хью, - беспомощно сказала Изабел. - Он еще до рождения Эдмунда настаивал, чтобы его истинное происхождение никогда не раскрылось.
У нее пересохло в горле от воспоминаний о тех первых трудных, горестных днях, что она провела в Индии. Она с самого начала знала, что нужно принять какоето решение насчет будущего ребенка, но отгоняла от себя эту мысль на протяжении всего долгого пути в Бомбей. Она, все они угодили в ужасную ловушку. По ее вине. Как же она виновата, чертовски виновата! Если бы она не уговорила Хью жениться на ней… Ее затопило чувство вины, и глаза Изабел наполнились слезами.
- Я одна во всем виновата, - пробормотала она, опустив глаза.
- Ну, в этом я сомневаюсь, - ядовито возразил Маркус. - Вряд ли ты одна смогла сотворить Эдмунда из воздуха.
Несмотря на всю серьезность момента, Изабел захотелось улыбнуться. Какая прозаичность.
Маркус встал и накинул халат. Он и не знал, что его можно потрясти так глубоко. Узнав, что Изабел девственница, он возликовал… и испытал раскаяние: ему следовало обойтись с ней нежнее. Но сознание его прояснилось лишь на миг. Все существо Маркуса находилось во власти демонов плоти. Будучи слитым с ее мягким телом, он не мог соображать. Лишь в те мгновения, когда он после всего лежал рядом с ней, он осознал, что следует из этого факта.
Чувствуя, что падает в пропасть, Маркус пытался сопоставить известные ему факты. Изабел - девственница. Это ему точно известно. Он бросил взгляд на розовую от крови воду в тазу. Она никак не могла выносить и родить ребенка. Эдмунд не ее сын.
Он нахмурился. Эдмунд, вне всякого сомнения, Мэннинг, сын Хью, но его мать не Изабел. Так почему же она вернулась в Англию и заявила, что Эдмунд - ее сын? Чтобы получить еще время на размышления и уничтожить доказательства ее потерянной невинности, он тщательно прополоскал салфетку и вылил воду в окно. Поставив таз на прикроватный столик, Маркус повернулся к Изабел:
- Теперь я тоже втянут в эту ложь. Только мы с тобой знаем, что вы с Хью так и не консуммировали брак и Эдмунд не твой сын, - с горечью сказал он.
Изабел кивнула. Ее переполняли чувства, и говорить она не могла. Она всегда верила, что Маркус не выдаст ее и Эдмунда тайны. Но только сейчас она поняла, что натворила, ничего ему не рассказав. Она лишила его выбора, права решить, хочет он вместе с ней разделить ложь, с которой она жила с того самого момента, когда узнала про Эдмунда, или не хочет. Думая лишь о том, как защитить сына - а она никогда не думала об Эдмунде иначе как о сыне - и сдержать клятву, которую она дала Хью в тот трагический жаркий день, она даже не задумалась о том, каково придется Маркусу. Она просто решила за него, и все.
Маркус Шербрук - самый уважаемый человек в округе, все - от титулованного аристократа до последнего слуги - знали, что Маркусу Шербруку можно доверять, что он честный и справедливый человек. А теперь она втянула его в ту лживую игру, которой жила каждый день.
Она подняла руку, будто желая коснуться его, но бессильно уронила ее.
- Прости. Я не хотела тебя в это втягивать.
- А как ты хотела меня не втягивать? - Маркус не знал, что бесит его больше: что она не доверила ему правду или что посчитала, что он в любом случае сохранит тайну. - Ты наверняка подумала, что когда выяснится, что ты девственница, я узнаю всю правду.
Она вспыхнула, глаза зло сверкнули.
- Если помнишь, я сделала все, чтобы разорвать помолвку. - Она ткнула в него пальцем: - Ты сам виноват! Я никогда не хотела за тебя замуж! Это ты меня заставил, но если бы ты не женился на мне, ты никогда бы ничего не узнал. Так что нечего меня винить!
Маркус скривился. Она была права.
- Отлично, - сказал он. - Мы поженились изза меня, и теперь я посвящен в неожиданно открывшуюся тайну. - Он прищурился. - Так вот чем тебя шантажирует Уитли. Эдмундом?
Изабел провела рукой по спутанным волосам.
- Да, - устало ответила она.
- Что именно ему известно?
- Он ничего не докажет. Если бы я не потеряла голову от страха, когда он явился в первый раз, а подняла бы его на смех, он бы убрался восвояси. Мне так кажется. - Она вздохнула. - Но я заплатила ему, и он повел себя как шакал, почуявший добычу тигра. Он почуял, что чтото тут есть, и стал рыскать, вынюхивая, что это.
- Но доказательств нет?
Изабел вздохнула:
- По крайней мере я о них ничего не знаю. Медальон сам по себе ничего не доказывает. - Она посмотрела ему в глаза. - Но я не знала, что у него чтото есть, и не могла просто положиться на удачу. - Ее глаза молили о понимании. - Но даже без медальона, даже если бы он ничего не мог доказать, ему достаточно было посеять сомнения в законнорожденности Эдмунда. Он бы поломал жизнь Эдмунду и лишил барона спокойствия и счастья. Уверена, здесь ходило много сплетен о нашем с Хью внезапном браке. И когда в МэннингКорт пришло известие о рождении Эдмунда, наверняка коекто стал загибать пальцы и удивленно поднял брови: после нашей свадьбы с Хью прошло всего восемь месяцев. - Изабел горько рассмеялась. - Наверняка многие чегото подобного от меня и ждали, но если бы ктото призадумался, то, наверное, вспомнил бы, что Хью путешествовал по Англии в тот момент, когда предположительно произошло зачатие. - Она устало добавила: - Мы с Хью всегда об этом волновались. Но никому и r голову не пришло ставить под сомнение наше слово о том, что Эдмунд наш сын. - Изабел сжала кулаки и бросила на Маркуса взглядмольбу. - Но если бы Уитли начал задавать вопросы, разнюхивать, распускать сплетни, возможно, хотя и маловероятно, что ктото узнал бы правду. Я не могла этого допустить.
Маркус мысленно вернулся в те полные боли месяцы после побега и замужества Изабел. Он слишком хорошо помнил сплетни и слухи и еще лучше - хитрые взгляды и ухмылки на лицах салонных сплетниц, когда барон, сияя от гордости, рассказывал о внуке. Маркусу следовало раньше догадаться об их значении, но он слишком сильно страдал от того, что потерял Изабел навсегда… и что она родила мужу сына. Даже сейчас он ощутил отзвук того пронзительного отчаяния.
Маркус встряхнулся. Все закончилось. Изабел теперь его жена. Улыбка ярчайшего удовлетворения легла на его лицо. И она никогда не принадлежала Хью.
Маркус посмотрел на нее и понял, что ему на самом деле не важно, какой ложью или полуправдой они с Хью окружили Эдмунда. Для него имеет значение только то, что она здесь и она его жена. Его. Не Хью. И никогда не была женой Хью.
Эта мысль доставляла ему несказанное удовольствие. Он поискал в себе угрызения совести - не нашел. Не настолько он благороден. Маркус напомнил себе, что речь идет о чемто большем, чем его удовольствие, и сосредоточился на таинственных обстоятельствах рождения Эдмунда. Как бы там ни было, Изабел больше десяти лет несла это бремя в одиночку, и как бы он на нее ни злился за то, что она не разделила его с ним раньше, он желал услышать правду.
Маркус огляделся и скривился, увидев два изящных кресла. Им предстоит долгий разговор, и он не намерен всю ночь просидеть на этой игрушечной мебели.
- Пойдем ко мне, - сказал он отрывисто. - Там горит камин. - Он покосился на чайник. - И выпивка покрепче.
Изабел ничего не сказала, когда он взял ее за руку и практически потащил в свою спальню. Лишь когда Маркус с удобством расположился в кресле с накидкой из бордового бархата у весело потрескивающего огня и сунул ей в руку бокал бренди, он сказал:
- Ну, теперь рассказывай. Все.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Покорность ей к лицу - Басби Ширли



цей роман тоже можна читать но самий кращий роман цьої письмениці це "Клянусь Луной"
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиСвет@
24.03.2012, 17.20





Неплохой роман,но местами скучноват.rn7/10.
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиВика
30.10.2012, 14.21





Интесное продолжение этой серии, мне этот понравился даже больше первых двух романов из этой серии...
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиМилена
18.08.2013, 18.51





Интригующий роман, жаль потерянное временя, которое гл.герои могли бы быть счастливы вместе... Все из-за вспыльчивости и поспешности. Читайте не пожалеете
Покорность ей к лицу - Басби Ширлилюбовь
22.08.2013, 22.01





г.г. овца тупая и упрямая
Покорность ей к лицу - Басби Ширлиолеся
23.01.2015, 18.28





Нудно
Покорность ей к лицу - Басби ШирлиMarina
16.05.2015, 20.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100