Читать онлайн Моя единственная, автора - Басби Ширли, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя единственная - Басби Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.22 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя единственная - Басби Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя единственная - Басби Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Басби Ширли

Моя единственная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Микаэла сделала шаг назад, стараясь унять бешено забившееся в груди сердце.
— Мы будем… Нам следует поговорить, чтобы узнать друг друга получше, — произнесла она дрогнувшим голосом.
Хью, настроившийся совсем не на разговоры, даже растерялся.
— У нас впереди годы и годы, — прошептал он, обнимая и целуя жену. — Наговориться мы еще успеем, сладкая ты моя. А сейчас, по-моему, нам лучше вернуться на наше брачное ложе и поучиться тому, как доставить побольше удовольствий друг другу.
— Сейчас? — пролепетала ошеломленная Микаэла, чувствуя, как от его объятий и поцелуев начинает кружиться голова. — Прямо днем? Может, стоит подождать до вечера?
Пряча улыбку, Хью уткнулся в ее волосы. Их запах пьянил и возбуждал. Но искреннее недоумение его молодой жены говорило о том, что разбудить дремлющую в ней страсть он сможет, действуя очень осторожно, — То, чем мы будем заниматься, представляет важность прежде всего для нас самих, а значит, мы вольны делать то, что нам хочется и когда хочется, — спокойно сказал он, разжимая объятия. — Но может быть, ты и права. Нам не помешает узнать друг о друге побольше. — Он вновь уселся в кресло, удобно вытянув длинные ноги, и с улыбкой посмотрел на Микаэлу. — Итак, о чем ты хотела бы побеседовать?
Еще не пришедшая в себя после его поцелуев, Микаэла села за столик напротив него и, прикусив губу, задумалась о возможной теме разговора.
— Ну, ты мог бы, например, рассказать о своей семье, — наконец предложила она. — Ты о нас знаешь почти все, а мне известно только то, что твоего отчима зовут Джон Ланкастер.
— Рассказывать особенно нечего, — медленно произнес Хью, явно не испытавший восторга от избранного Микаэлой направления беседы. — Моего отца звали Сидней Ланкастер. Он умер от ран, полученных во время несчастного случая — лошадь неожиданно понесла его и сорвалась с обрыва. Мне тогда было четыре года. Отец был намного старше матери, но она очень любила его. — Лицо Хью смягчилось. — Она часто говорила, что он унес ее сердце с собой в могилу. Ей было только двадцать три, когда он умер. Прожили они вместе чуть больше пяти лет.
— Ты помнишь своего отца? — спросила Микаэла, в глазах которой читалась искренняя заинтересованность.
— Нет, — покачал головой Хью. — Я был слишком мал, чтобы отчетливо запомнить что-то. Но мама говорила, я очень на него похож.
— А мсье Джон Ланкастер? Твоя мать потом полюбила его и вышла за него замуж?
Лицо Хью приняло насмешливое выражение.
— Нет, они не были влюблены Друг в друга, — ответил он, растягивая слова. — Поженились они исключительно из деловых соображений. Джон — дальний родственник моего отца, не то троюродный, не то четвероюродный брат. Он несколько раз переезжал с места на место, поэтому частью его собственности управлял отец. Кроме того, у них было несколько общих предприятий. После смерти отца наши и его интересы тесно переплелись, и через несколько лет моя мама и Джон решили, что их свадьба пойдет на пользу бизнесу. Кроме того, ему была нужна жена и хозяйка дома, а мама получала великолепного управляющего и отца своему сыну. Они, — Хью повысил голос, — никогда не притворялись и не скрывали, что поженились потому, что просто посчитали брачный союз подходящим.
— Понимаю, — пробормотала Микаэла, думая, можно ли назвать подходящим их союз с Хью. Если Франсуа прав, то ее муж должен считать его не просто подходящим, а весьма выгодным. Но вслух обсуждать эту щекотливую тему девушка благоразумно не стала. — Мсье Джон оказался хорошим отчимом для вас? — спросила она.
— Просто великолепным! — искренне улыбнулся Хью. — Он и до свадьбы во многом заменял мне отца. Когда они сообщили, что хотят пожениться, я буквально запрыгал от радости. — От нахлынувших воспоминаний улыбка его стала немного грустной. — Свадьба была на следующий день после моего дня рождения. Мне исполнилось одиннадцать. Я сопровождал маму в церковь и вручил ее Джону. Можешь представить, каким взрослым я себя при этом ощущал! Через несколько часов после венчания Джон оформил все документы о моем усыновлении. Это был один из самых лучших дней моей жизни.
— А как твоя мама? Ты ничего не говорил мне о ней.
— Она умерла три года спустя, — тихо произнес Хью, опустив глаза. — Мне тогда было четырнадцать лет.
— О, прости меня! — прошептала Микаэла, нежное сердце которой уловило грусть, которую пытался скрыть муж.
— Ничего. Зато, кроме меня, у тебя прибавился единственный родственник, с которым надо постараться поладить, — сухо произнес он. — И опять же единственный, кого надо будет встретить через несколько недель.
— Ты думаешь, он приедет в Новый Орлеан? — спросила Микаэла, слегка нахмурившись. — Он раньше сюда не ездил. Мама говорила, что Джон Ланкастер, хоть и является владельцем самой большой доли компании, был здесь только во время ее основания.
— Возможно. Подозреваю, что он недолюбливает это место. И уже несколько лет он не является владельцем самого большого пакета акций. Наибольшее число акций в компании принадлежит мне. Неужели ты забыла?
Губы Микаэлы дрогнули и напряглись.
— Как же я могу забыть, если именно это стало причиной моего замужества?
— Наконец-то! — грустно улыбнулся Хью. — Меня радует, что ты наконец честно назвала причину, по которой ты устроила небольшое представление, окончившееся нашей свадьбой.
— Я ничего не устраивала! И понял ты меня совершенно не правильно! — выпалила Микаэла сердито. Но, удивившись быстрой смене его и своего настроения, постаралась взять себя в руки. — Я только хотела сказать, что именно из-за твоей роли в компании ты переехал в Новый Орлеан. — Она посмотрела ему в глаза. — Если бы этого не произошло, мы бы скорее всего никогда не встретились и никто бы нас не заставлял вступать в брак! — Ироническая улыбка, появившаяся на губах мужа, не оставляла сомнений в том, что он ей не верит. — А что касается меня, — почти закричала она, сверкая глазами, — было бы лучше, если бы я вообще тебя никогда не увидела!
Хью с грустным юмором подумал, что реакция жены превзошла его ожидания. Он бы не удивился, отпрыгни сейчас Микаэла в дальний угол комнаты, чтобы провести там остаток их послесвадебного заключения. Взгляд его невольно упал на кровать. Нет, пожалуй, он этого не допустит, и они еще получат массу удовольствий! Он ухмыльнулся и еще раз взглянул на разобранную постель.
Однако, как оказалось, Хью был слишком самонадеян. Пять дней тянулись необычайно медленно. Нет, он не скучал в ее обществе. И она отнюдь не отказывалась от исполнения своего супружеского долга. Ночью она с готовностью отдавалась ему и тело ее отвечало на его ласки как положено. Но за исключением, того времени, когда они занимались любовью, в супружеской спальне витал дух подозрительности и недоверия. Да и во время любовных игр Микаэла была слишком пассивна. Только ее приглушенные стоны и горячая реакция на его ласки мешали Хью думать, что она не получает в постели ни малейшего удовольствия.
Днем они разговаривали, даже смеялись иногда. Оба поняли, что лучше обходить щекотливые вопросы, связанные с их свадьбой и делами “Галланд, Ланкастер и Дюпре”, поэтому напряженность понемногу улетучивалась. Ночью тем более. Ночи были великолепны, принося Хью истинное наслаждение. Однако он не мог сказать того же о своей жене, и это все больше угнетало. Он очень удивился бы, узнай, какие невероятные усилия прикладывает Микаэла, чтобы сдерживать страстное желание ответить на его ласки. И уж совсем ошеломило бы его известие о том, что супруга, мучая себя подобным образом, убеждена, что именно такое ее поведение в постели доставляет ему удовольствие.
Невинная Микаэла до свадьбы даже не задумывалась над тем, что происходит на супружеском ложе. Представление об этом дали лишь торопливые наставления Лизетт и особенно тетушки Мари. Из них она усвоила, что долг настоящей, преданной своему мужу креольской жены позволять ему делать с собой в постели то, что ему нравится. Именно ему. Жена, как поняла девушка, является в этом интимном деле лишь пассивной исполнительницей желаний мужа. Она была убеждена, что для порядочной женщины немыслимо кричать от удовольствия, а уж тем более самой начинать ласкать мужа, приглашая его к близости. Слова тетушки Мари глубоко врезались в память, особенно рассказ о муже, посчитавшем свою молодую жену развратной и потребовавшем развода из-за ее горячности в постели. Несмотря на то что она вышла замуж не по своей воле, а в силу сложившихся обстоятельств, Микаэла искренне хотела стать хорошей женой Хью. Она стремилась держать себя в руках даже тогда, когда это было выше ее сил, когда каждая клеточка ее тела страстно стремилась навстречу Хью.
Сложилась странная ситуация, приносившая массу неудобств им обоим. Хью, твердо решивший доставить жене сказочное удовольствие, мучился от того, что, несмотря на все старания, это ему не удается. Микаэла, не менее твердо решившая вести себя как хорошая креольская жена, постоянно боролась со своей плотью, жаждавшей совсем другого. О приближающейся ночи оба начинали думать все с большим и большим опасением.
К концу полагающихся по обычаю пяти дней оба тайно признавались себе, что ждут завершения этого срока как освобождения от чего-то не совсем приятного. По крайней мере утром им уже не придется оставаться наедине, не зная, что сказать и как вести себя. Согласно обычаю, молодая жена обязана была еще неделю или две не показываться на людях. Но это уже не означало, что она должна сидеть в спальне. Микаэла собиралась заняться осмотром нового дома с тем, чтобы прикинуть, что в нем следовало обновить. А Хью вообще мог возобновить обычный образ жизни.
Наконец настало утро, когда они вышли к завтраку. За столом их встретили Лизетт и Жан. Франсуа не было. Он, как им объяснили, позавтракал раньше и уехал навестить Алена, который почти поправился и приехал в Новый Орлеан. Микаэла немного смущалась, размышляя о том, как будут смотреть на нее родственники, знающие о том, чем она занималась на протяжении минувших пяти ночей. Но они вели себя крайне тактично, и уже через пять минут она спокойно сидела за столом рядом с мужем, улыбаясь и непринужденно болтая, будто была замужем не шесть дней, а шесть лет.
Жан, казалось, был даже рад, что американец стал его родственником, и стремился подружиться с ним. По крайней мере впервые за все время их знакомства разговаривали они непринужденно и почти сердечно. Тем не менее, когда Жан откланялся и ушел, Хью почувствовал облегчение. Насытившись и поставив на стол пустую кофейную чашку, он весело взглянул на жену.
— Как ты относишься к тому, чтобы начать осмотр нашего дома прямо сейчас? В контору я собираюсь идти после обеда, а утро вполне могу посвятить тебе.
— О, oui! — радостно блеснув глазами, согласилась она. — Ты не хочешь поехать с нами, maman? — обратилась она к Лизетт. — Надеюсь, ты не будешь возражать, Хью? — обернулась она к нему.
— Я твой муж, малышка, а не страшный людоед, крадущий детей у родителей, — усмехнулся он. — Вы присоединитесь к нам, мадам? — обратился он к Лизетт. — Это было бы приятно мне и, конечно, моей жене.
Лизетт не без удовольствия приняла приглашение, и уже через несколько минут все трое бодро шагали по направлению к улице Дюман. Как и говорил Хью, дом, до недавнего времени принадлежавший мсье Фоллету, находился по соседству с владениями Джаспера. Как и большинство старинных креольских зданий, он был построен на искусственном возвышении и украшен балконом с узорчатыми решетками.
Сознавая, что она переступает порог своего собственного нового дома, Микаэла ощущала гордость и приятное волнение. Прежде всего хотелось взглянуть на те помещения, куда они, будучи в гостях у мсье Фоллета, не заходили. Микаэла и Лизетт осматривали просторные комнаты, обмениваясь радостными замечаниями. Дом оказался очень славным. Конечно, меблировка и отделка были весьма старомодными. Но Хью напомнил, что не собирается экономить на обустройстве их семейного гнездышка и Микаэла может тратить на это столько, сколько посчитает нужным. Молодая женщина буквально сияла от радости. Не желая терять времени, она тут же принялась составлять список того, что следует купить. Среди представившихся ей слуг было несколько знакомых лиц. Это улучшило настроение. Большинство, правда, она видела впервые, но нисколько не сомневалась, что быстро найдет общий язык и с ними.
Когда осмотр был завершен, Хью проводил женщин домой. День был довольно жаркий, и, вернувшись, мать и дочь расположились во дворе, потягивая холодный лимонад. Хью немного посидел с ними. Но, допив свой бокал, поднялся.
— К сожалению, должен вас покинуть, милые дамы, — сказал он. — У меня намечены кое-какие дела на сегодня.
Микаэла не знала, огорчило ее или обрадовало заявление мужа. Побыть несколько часов без него в конце концов не так уж и плохо. Но говорить об этом было ни к чему, и она просто промолчала. Ответила за двоих Лизетт.
— Ох уж эти американцы! — произнесла она шутливо, но придав при этом лицу серьезное выражение. — Вы все время думаете о делах. Даже в медовый месяц.
— Кто-то в семье должен работать, мадам, — слегка улыбнулся Хью. — Мой кошелек в ближайшее время ждет некоторое испытание, и я должен быть уверен, что он достаточно полон, чтобы не доставить огорчений моей жене.
По лицу Микаэлы пробежала тень.
— Полагаю, что мне не придется разорять вас, мсье, — сухо произнесла она. — У меня есть собственные средства, и вы не стали беднее, женившись на мне.
— Это правда, — медленно сказал Хью, пристально глядя в помрачневшее лицо жены. Похоже было, что его шутка задела ее. Он вздохнул. Еще один урок — Микаэла горда и следует быть осторожнее в выражениях. Следующие фразы он старался произнести как можно нежнее и спокойнее. — Но ты зря опасаешься, милая. Мой кошелек достаточно глубок, чтобы оплатить все хозяйственные расходы. Что касается твоих денег, я бы предпочел, чтобы ты тратила их только на себя. Мало ли какие пустяки могут привлечь внимание женщины. Поверь мне, я с радостью дам тебе все, что ты пожелаешь.
— Все? — неожиданно громко переспросила она, как бы призывая в свидетели мать. — Все, что я пожелаю? Хью поднес к губам ее руку и поцеловал пальцы.
— Клянусь, что это так, — сказал он.
Чувствуя, как убыстряется ритм сердца, а щеки заливает предательский румянец, Микаэла опустила глаза. Хью, вне всяких сомнений, обретал все большую власть над ней. Это пугало и раздражало. Было ощущение, что она смотрит, говорит и даже чувствует то, что хочет он. Возможно, это было бы не так плохо, если бы не причины его женитьбы на ней. Его поцелуи и смех заставили забыть о том, что говорил Франсуа, А похоже, что брат не ошибся. Хью интересуют только деньги. Впрочем, нет, не деньги. Их у него достаточно. Он действительно не обманывает, когда предлагает ими воспользоваться. Он щедр по-своему. Но думает он только о делах, и женился он не на ней, а на ее акциях!
* * *
О принадлежащих Микаэле акциях “Галланд, Ланкастер и Дюпре” в этот момент думали и в другом месте — в городском доме Хассонов. Жан, Франсуа и Ален расположились в удобных креслах и потягивали ароматный кофе.
Рана Алена быстро затягивалась, но поврежденное плечо все еще сильно болело. Доктор не разрешал снимать бандаж, и рука Хассона была подвешена на черной шелковой перевязи. Ален знал, что в таком романтическом виде ему придется проходить не менее месяца, и смирился с тем, что на этот срок придется отложить месть америкашке. Ничего, он потерпит. Зато потом предъявит счет Хью Ланкастеру сполна! Он знает, как поговорить с наглецом, женившимся на его невесте.
Ален уже забыл о том, что сам спровоцировал дуэль. Он был уверен, что Хью просто его переиграл и увел невесту прямо из-под носа. О том, что он сам готовился прибегнуть к гнусному трюку с целью заполучить Микаэлу, Ален думать не хотел. Он считал подлецом Хью, и то, что американец воспользовался его собственным планом, злило еще больше.
Разговор о доле Микаэлы в компании завел Франсуа.
— Подумать только! — печально произнес он, закатывая глаза. — Теперь уже не мы, а наш американский друг распоряжается этими акциями… Невыносимо даже думать об этом!
— Только не надо разыгрывать здесь глупых мелодрам! — резко парировал Жан. — Не так уж все и плохо, как может показаться. — Заметив недоверчивые взгляды собеседников, он сделал паузу. — По-моему, вы забыли одну очевидную вещь: то, что он муж Микаэлы, еще не означает, что он и владелец ее акций. Они по-прежнему принадлежат ей. Вместе они владеют контрольным пакетом, но каждый в отдельности…
— Не хочешь же ты сказать, что ничего не изменилось? — пробормотал удивленный Франсуа.
— Нет, — медленно произнес Ален, на губах которого появилась злая улыбка, — твой дядя хочет сказать другое. Я, кажется, начинаю понимать… — Его глаза сузились. — Каждый из них формально владеет только своей долей, но в то же время все акции принадлежат их семье. А это значит, что, случись с Хью несчастье, молодой вдове достанется все, правильно? Таким образом, если судьба будет благосклонна к ней, милая Микаэла имеет шанс завладеть львиной долей в нашем бизнесе.
— Mon Dieu! — ужаснулся Жан. — Ничего подобного у меня и в мыслях не было. Я хотел сказать только то, что Микаэла по-прежнему может распоряжаться своей долей в наших интересах.
— Однако то, о чем я сказал, тоже правда? — вкрадчиво поинтересовался Ален. — Она является наследницей доли мужа?
— Ну.., полагаю, что да, — согласился Жан, растерянно вглядываясь в лица молодых людей.
— Вот видишь, mon ami, — с улыбкой обратился Ален к Франсуа. — Все может устроиться само собой, не так ли?
Хью вошел в контору “Галланд, Ланкастер и Дюпре”, насвистывая какой-то веселый мотив. Несмотря на проблемы, связанные с женитьбой, в целом он был доволен жизнью. Однако не прошло и пяти минут, как настроение его круто изменилось. Новость, прозвучавшая в докладе мсье Бриссона, была способна вывести его из самого счастливого расположения духа.
— Значит, — с угрозой в голосе спросил он, — три дня назад пришло судно “Прекрасная Лиз” с крупной партией грузов для нас, и вы мне об этом не сообщили?
Хмурый взгляд начальника заставил Бриссона вздрогнуть.
— Но, мсье, — воскликнул он, заламывая в отчаянии руки, — что я мог сделать? Ведь вы же только что поженились!
Хью с трудом сдержал готовые сорваться с языка ругательства.
— Что сделать? — прорычал он. — Вы должны были сообщить мне об этом запиской!
— Но у вас же была свадьба! — взорвался совершенно обескураженный этим замечанием мсье Бриссон.
— Какое это, черт возьми, имеет значение! Разве я не говорил вам, как только прибудет крупная партия товаров для компании, я должен узнать об этом немедленно? — повысил голос Хью и проскочил мимо ошарашенного Бриссона к двери.
Направился он прямо к столу Этьена Граса.
— Расписки за грузы, доставленные “Прекрасной Лиз”, у вас? — спросил он.
Молодой человек зашелестел лежащими на столе документами и через несколько секунд молча протянул толстую пачку бумаг. Хью тяжело вздохнул. Объем расписок не оставлял сомнений, что “Прекрасная Лиз” было тем судном, которое он ждал, и вор, естественно, тоже. Просматривая расписки, он становился все мрачнее и мрачнее. Да, объем груза был как раз таким, какой нужен был для осуществления той махинации, план которой он представил ранее. И этот маленький француз ничего не сообщил!
Через минуту Хью вновь был в своем кабинете. Не скрывая раздражения, он отослал мсье Бриссона и принялся осматривать документы. Еще через несколько секунд он откинулся на спинку стула, испытывая одновременно злость и удовлетворение. Он был прав! Подушечки пальцев быстро обнаружили подозрительные листы. Как и в других подозрительных документах, бумага нескольких расписок отличалась от той, на которой были написаны остальные. Он довольно долго всматривался в эти листки. В голову вдруг пришла совсем неприятная догадка.
Точная дата прибытия судов, конечно, не была известна никому. Но приблизительно узнать о том, что скоро груз прибудет в Новый Орлеан, большого труда не представляло. Дело в том, что его отправители уведомляли об этом специальными депешами, которые отсылали с капитанами кораблей, ранее уходящих в Новый Орлеан. Иногда эти послания приходили за несколько дней, иногда за несколько недель, но обязательно приходили, и в них, как правило, имелись примерный перечень отправляемых европейскими партнерами товаров и информация об их количестве. Он распорядился передавать ему все подобные депеши и систематически просматривал их до самого дня свадьбы. Но сообщения о “Прекрасной Лиз” он не помнит. Хью внимательно просмотрел все бумаги, которые поступили к нему за последний месяц. Ни одного слова об этом французском судне или об отправляемой для “Галланд, Ланкастер и Дюпре” крупной партии товаров в них не было. Интересно!
Он вновь откинулся на спинку стула и задумчиво почесал подбородок. Так… Что произошло? Депеша из Франции не была отправлена, или она просто не дошла до него? Первое было маловероятно, тем более что речь шла о таком количестве товаров, которое доставила “Прекрасная Лиз”. Лицо Хью сделалось совсем мрачным. Возможно, конечно, что с судном, с которым передали депешу, что-то случилось в море. Задержки судов и даже кораблекрушения в принципе не такая уж редкая вещь. Их даже считают неизбежными составляющими морской торговли. Но известия о подобных происшествиях обычно распространяются очень быстро, а за последнее время никто ничего подобного не говорил. Следовательно, этот вариант можно отбросить.
Кстати, за неделю до его свадьбы в Новый Орлеан пришло небольшое французское судно с грузом для их компании. Никаких писем с него не передавали. Впрочем, точнее будет сказать, что он их не видел. Может, послание от компаньонов все-таки было, а до него не дошло? Так-так. Кто, интересно, обычно первым получает такого рода бумаги? Ах да, конечно! Подобные обязанности лежат на Этьене Грасе. И он же, между прочим, первым приступает к приему доставленных в адрес компании грузов.
Через несколько минут вызванный в кабинет молодой человек неуверенно переминался с ноги на ногу возле стола Хью. Вопреки обыкновению он не сразу ответил на заданный вопрос. Услышав его, Этьен слегка побледнел и несколько раз глубоко вздохнул, собираясь с мыслями.
— Де.., депеша, мсье? Боюсь, что я ничего не могу сказать но этому поводу. Я не получал никаких известий о предполагаемой дате прибытия “Прекрасной Лиз”, — постарался улыбнуться он. — Это довольно необычно, но иногда случается, что нас не предупреждают об отправке грузов.
Хью отпустил Этьена и довольно долго смотрел на закрывшуюся за ним дверь. Почему молодой человек так нервничал? Только потому, что его неожиданно вызвали к хозяину? Или он знает за собой какой-то грех?
Примерно через час зашел Джаспер, узнавший у Лизетт Дюпре, что его друг в конторе.
— Что тебе известно об Этьене Грасе? — спросил Хью, лишь только они обменялись приветствиями.
Элегантно одетый Джаспер, устроившийся в кресле напротив стола, явно удивился.
— Молодом Грасе? — переспросил он. Хью кивнул. — Ты подозреваешь его в чем-то?
— И да и нет, — постаравшись придать лицу безразличное выражение, ответил хозяин кабинета. — Но мне хотелось бы знать о нем как можно больше. Начни с его семьи и друзей. Неплохо бы узнать и о его привычках.
— Ты просишь немного, топ ami. Сущие пустяки! — улыбнулся Джаспер. Однако тут же принял серьезный вид. — Грасы — весьма респектабельная семья, хотя, конечно, их нельзя отнести к сливкам общества. Они не очень богаты. Собственно, будь иначе, Этьен не работал бы у тебя. Но, повторяю, семья очень приличная. Они везде приняты, и, полагаю, многие главы креольских семей были бы не прочь выдать за Этьена своих дочерей. Что касается его друзей и привычек… — Джаспер нахмурился. — Боюсь, что здесь я тебе мало чем могу помочь. Грае моложе меня. Он ровесник Франсуа. Вспоминаю теперь, что я несколько раз видел их вместе.
— Это все, что ты о нем знаешь?
Джаспер откинулся на спинку кресла, вытянул ноги и задумчиво посмотрел на свои блестящие ботинки, стараясь вспомнить что-нибудь еще.
— Есть еще кое-что, — наконец произнес он, посмотрев Хью в глаза. — Несколько лет назад, насколько я помню, поговаривали о том, что Этьен задолжал деньги Хассону. Карточный долг.
По лицу Хью было видно, что эта информация его заинтересовала.
— Хассон! — произнес он, потирая руки. — Не странно ли, что это имя обязательно фигурирует в наших разговорах на щекотливые темы?
— Я бы не торопился с выводами, mon ami, — попытался охладить друга Джаспер. — Новый Орлеан не такой уж большой город, а Хассоны принадлежат к верхушке его креольской общины. То, что Ален игрок, отнюдь не тайна. Так что, если и молодой Грае одержим той же страстью, нет ничего удивительного в том, что он время от времени проигрывал Хассону. Тех, кто когда-то был должен Хассону, слишком много. Подозревать каждого из них — все равно что гоняться за собственной тенью. — Он улыбнулся. — Даже старый Кристоф Галланд когда-то числился в его должниках. Именно благодаря этому мы имеем счастье видеть Алена в числе наших партнеров. Надеюсь, ты не забыл об этом? — Заметив, как поморщился при этих словах Хью, Джаспер рассмеялся. — Кстати, я тоже выиграл акции компании у Кристофа. Это дает тебе повод и меня подозревать?
— Если ты соберешься поживиться за счет компании, — усмехнулся Хью, — то уж точно не оставишь никаких следов.
— Спасибо и на том, — озорно сверкнул глазами Джаспер. — Думаю, что ты прав.
— Меня интересуют отношения Граса и Хассона. Не мог бы ты попытаться разузнать о них побольше?
— Если тебе это доставит удовольствие. Но не ожидай многого.
Посчитав, что деловая часть беседы на этом закончилась, Джаспер принялся уговаривать друга отправиться с ним в кофейню. Собственно, для этого, как понял Хью, он и пришел в контору. Судя по всему, Джаспер твердо решил постепенно отучить своего американского приятеля от привычки постоянно думать о делах и превратить его в настоящего креола, с прохладцей относящегося ко всему, кроме развлечений. Улыбнувшись этой мысли, Хью решил позволить Джасперу думать, что сегодня ему это удалось.
* * *
Следующая неделя была посвящена подготовке к переезду молодой четы в собственное жилище. Дом Фоллета уже начали называть домом Ланкастеров, но перемены названия, естественно, было еще недостаточно. Здание заново выкрасили снаружи и внутри. Окна его украшали теперь новые красивые жалюзи, к оставшейся от прежнего хозяина мебели добавилось множество великолепных предметов красного дерева, кипарисовый паркет тщательно отполировали. Все это требовало времени, но ко второй половине июня переезд практически состоялся. Хью и Микаэла не сомневались, что оставшиеся мелочи можно будет доделать и в их присутствии. Однако наслаждаться в своем семейном гнездышке было уже некогда. Наступал жаркий сезон, который все порядочные жители Нового Орлеана проводили за городом. Об этом и сказал однажды вечером Хью. Они как раз закончили ужинать. Допив кофе, он повернулся к Микаэле и сообщил, что хотел бы увезти ее из города до октября или даже до ноября, когда жара спадет и не будет опасности заболеть лихорадкой.
— А где мы будем жить? У мамочки? — спросила Микаэла, удивленно раскрыв свои прекрасные глаза.
— Нет, — покачал головой Хью и улыбнулся. — Неделю-другую можно, конечно, провести и в Ривербенде, но не более.
— Так где же тогда?
— Рене Д'Арами не так давно обратил мое внимание на одно прекрасное поместье. Оно расположено к северу от Нового Орлеана. В минувшую среду мы ездили туда. Оно мне понравилось. Хозяйке мои условия подошли, и сегодня мы должны окончательно оформить сделку.
— Понятно… — произнесла Микаэла медленно. — А тебе не пришло в голову рассказать мне об этом поместье прежде, чем покупать его?
Хью нахмурился. Он привык принимать самостоятельные решения, да, собственно, до сих пор особенно и некого было посвящать в свои планы. Хотя в данном случае он как раз собирался обсудить предстоящее приобретение с Микаэлой. Более того, он даже хотел взять жену с собой, когда ездил смотреть усадьбу. Остановило его то, что хозяйка имения — молодая симпатичная вдова Жюстина во время предварительных переговоров больше кокетничала с Рене, чем говорила о деле. Хью подумал тогда, что сделка может и не состояться. Зачем же лишний раз огорчать Микаэлу? Он не сомневался, что сама идея купить загородный дом, тем более такой хороший, жене понравится, и решил сделать ей сюрприз. Только сейчас он понял, что поступил не совсем правильно, и печально отметил про себя, что семейная жизнь не такая уж простая вещь, как казалось ранее.
— Прости меня, — тихо сказал он, — я еще не привык к тому, что обязан принимать в расчет и твои чувства.
Микаэла почувствовала, что краснеет. Ей было стыдно. Несносный язык опять подвел ее! Неужели она никогда не научится сдерживаться! Ведет себя как сварливая старуха! Как вообще она осмелилась задавать ему подобные вопросы? Ни одна порядочная креольская жена не позволила бы себе такого!
— Не надо извиняться, — сказала она, опустив глаза. — Я не сомневаюсь, что это место мне тоже очень понравится.
Хью было ясно, что Микаэле не по себе, но причины ее смущения он не понимал. Встав из-за стола, он подошел к жене, ласково приподнял пальцами ее подбородок и с нежностью посмотрел в ее милое, растерянное лицо.
— Если тебе не понравится имение Жюстины, — сказал он тихим голосом, — мы его продадим и купим другое. — Микаэла посмотрела на него с благодарностью. — Я хочу, чтобы ты была счастлива со мной, — прошептал Хью. — Пусть начало нашей совместной жизни было и не таким радужным, но я искренне хочу быть хорошим мужем. Поверь мне, дорогая.
Микаэла смогла только кивнуть в ответ. Простые слова Хью вызвали целую бурю чувств. Она еле сдержала слезы. В искренности мужа она не сомневалась. Конечно, он хороший муж. Хью красив, его ласки в постели могут заставить забыть обо всем, он богат и при этом щедр и добр к ней. Очень многие креольские женщины могут позавидовать ей. Разве так важно, что брак их заключен не по любви? Среди креолов браки по любви вообще большая редкость. При создании большинства семей учитываются прежде всего состоятельность и общественное положение жениха и невесты. А по этим критериям ее замужество более чем удачно. Почему же так больно вспоминать слова Алисы Саммерфилд, утверждавшей, что он любит не Микаэлу, а ее? Почему не выходит из головы то, что пожениться их, по сути дела, просто заставили? А самое главное, почему так стонет и рвется к нему ее сердце, если нет между ними никакой любви?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя единственная - Басби Ширли



ооооооооооччч классссно!!!!!!!!читайте... любители любви!!!!!!!
Моя единственная - Басби ШирлиНик
9.04.2012, 12.13





клевая книжка...!!!
Моя единственная - Басби ШирлиЧарли*
9.04.2012, 12.16





Интересный роман. Еще раз показывает, что в семье не без урода. И то, что в фирме ( на заводе...ферме... и т.д.) должен быть один хозяин. А эти партнеры постоянно доруг друга заказывают. Советую почитать. здесь есть высокие чувства.
Моя единственная - Басби ШирлиВ.З.,65л.
30.04.2013, 11.24





Прекрасный роман, с захватывающим сюжетом.. И как всегда любовь победила))
Моя единственная - Басби ШирлиМилена
24.07.2013, 12.44





Интересная книжка, а развязка особенно... Читайте не пожалеете
Моя единственная - Басби Ширлилюбовь
21.08.2013, 21.05





Наконец нашла эту книгу ..читала несколько лет назад , тогда очень затронула ..шас научу перечитывать .обожаю этот роман
Моя единственная - Басби Ширлилюбофь
22.02.2014, 15.14





Это лучший роман ! Настолько великолепнл написан , все чувства и переживания героев можно прочувствовать на себе ..читайте не пожалеете
Моя единственная - Басби Ширлилюбофь
22.02.2014, 23.11





Мне тоже очень понравилось.прочла благодаря комментарию ЛЮБОФЬ и не жалею .великолепная история любви .
Моя единственная - Басби Ширлимилашкаааа
23.02.2014, 16.07





Ой и я прочла благодаря ей )) очень понравился роман очень очень
Моя единственная - Басби Ширлина на
23.02.2014, 16.24





Так и не поняла восторженных комментариев. Сравнительно с другими, которые мне встречались, то не очень впечатлил... но если читать этот роман первым в своей жизни, то сойдет.
Моя единственная - Басби Ширлиleka
24.02.2014, 14.44





просто неинтересно.
Моя единственная - Басби Ширлианна
27.02.2014, 9.28





Роман отличный. Читайте и наслаждайтесь.
Моя единственная - Басби ШирлиТатьяна
10.06.2014, 13.31





Роман хорош, но не в восторге от него. Согласна вполне с Lora, что есть более захватывающие романы. Но прочесть приятно было. Читайте!
Моя единственная - Басби ШирлиЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
20.07.2014, 20.38





Очень интересно!Читайте!
Моя единственная - Басби ШирлиТанча
22.05.2015, 18.45





роман очень интересный!!!!!!!!!!!! прочитала с удовольствием!
Моя единственная - Басби Ширлинадежда
10.06.2015, 19.48





Роман один из многих, они любят друг друга, но нет доверия, не могут признаться в своих чувствах и т. д. Хорошо хоть отчим появился со своей историей любви, немного оживил сюжетную линию. 8 баллов.
Моя единственная - Басби ШирлиТаня Д
5.08.2015, 16.52





Я всегда возмущаюсь,когда в комментах пишут,что есть романы намного лучше чем этот и подобный этому,но почему же никто и никогда не пишет название этих ЛУЧШИХ романов! Думаю,что многие хотели бы их прочитать!А этот роман жизненный и достоин,чтобы его прочли!
Моя единственная - Басби ШирлиНаталья 66
22.05.2016, 14.05





Просто хороший роман .
Моя единственная - Басби ШирлиMarina
23.05.2016, 18.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100