Читать онлайн Любовь возвращается, автора - Басби Ширли, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь возвращается - Басби Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь возвращается - Басби Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь возвращается - Басби Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Басби Ширли

Любовь возвращается

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

В пятницу из Нового Орлеана прибыли вещи Шелли. Она провела субботу и воскресенье, распаковывая их, но мысли ее были лишь наполовину заняты этим делом. Она вдруг обнаруживала, что замерла посреди разборки, размышляя о Джоше, Слоане и этом пятидесятитысячном праве прохода. Она тряхнула головой. Ей было трудно поверить, что Слоан позволил Джошу так воспользоваться ситуацией. Почти уронив свитер в нижний ящик комода в спальне, она попыталась как-то оправдать поведение Джоша, ощутить удовлетворение от того, что Грейнджеры посмеялись последними в стычке с Боллиндже-рами, но почему-то было не смешно. А вот что она действительно испытывала, так это стыд и вину… и предательство в отношении предыдущих поколений Грейнджеров из-за того, что она это чувствовала. И мукам ее совести не помогало, что Слоан мог пригвоздить ее брата одним взглядом своих сверкающих золотистых глаз и рассмеяться Джошу в лицо. «Но ведь все обстояло не так, – уговаривала она себя, – будто у Слоана не было выбора. Он мог, должен был сказать „нет“. Однако мрачное настроение не проходило. Почему Слоан этого не сделал? И какого черта ее это беспокоит?
Когда она обнаружила, что, распаковав очередной ящик, Поставила кофейные чашки в аптечный шкафчик, Шелли заставила себя встряхнуться и сосредоточиться на том, что делает. К счастью, все ящики были помечены и, поискав, она нашла те, в которых были одежда и рисовальные принадлежности. Все остальное она с помощью Ника и Эйси отправила на временное хранение в складской сарай за домом. После этого Эйси с хитрым видом забрался в свой пикап и произнес:
– У меня неотложное свидание. Эта вдова не дает мне расслабиться.
Шелли с Ником проводили его взглядами и направились к крепкому загону близ сарая, в котором содержался единственный обитатель: Грейнджеров Красавец. Красавец был огромным черным прекраснейшим быком, величественным, как монарх. Облокотясь на верхнюю планку изгороди, окружавшей загон, они наблюдали, как он царственной поступью направился к ним.
– Он знает себе цену. Это ведь так? – с улыбкой поинтересовалась Шелли.
– Имеет право, – пожал плечами Ник. – Красавец – один из лучших быков-производителей, каких когда-либо выращивали Грейнджеры… или был бы им, если бы Джош использовал полный его потенциал. Позор, что он никогда не давал Красавцу этой возможности по-настоящему.
– Ну, мы с тобой этой ошибки не повторим. Правда, партнер? – поддразнила Ника Шелли. Ник неуверенно посмотрел на нее.
– А ты убеждена, что все еще хочешь нашего партнерства? Ты можешь все проделать сама. Я тебе по-настоящему-то и не нужен. – Он поджал губы. – По сути, я нуждаюсь в тебе гораздо больше, чем ты во мне.
Шелли положила руку ему на плечо:
– Ник, перестань. За последние недели мы эту тему уже обсуждали бесконечное число раз. Я хочу этого партнерства. Мы нужны друг другу. Я одна этого не смогу. Мне нужна твоя помощь. – Она ухмыльнулась ему в лицо. – Мне необходимы твои молодые крепкие мускулы.
Он криво усмехнулся:
– Знаю. Я запомнил все доводы в пользу того, почему это так хорошо для нас. Понимаю, что нам обоим это выгодно и сложение наших ресурсов – здравая мера. Но просто… – Он замолчал и смущенно опустил глаза.
– Просто что? – мягко спросила Шелли.
– Я не хочу, чтобы ты предлагала мне хорошую сделку из жалости или… чувства вины… или чего-то такого же глупого, – безрадостно закончил он.
Она легонько шлепнула его по голове.
– А вот это и вправду будет глупостью, – нетерпеливо вздохнула она. – Я делаю то, что разумно. Я не собираюсь тебя обманывать, Ник. Если мы не сумеем заставить этот план работать, вероятно, я потеряю ранчо. Буквально. Джош все растратил, за исключением земли. Все, чем владели Грейнджеры. Я обязана придумать, как получать доход. Я же тебе все рассказала, когда впервые заговорила о партнерстве: что у нас есть земля. Есть Красавец, твое стадо и, надеюсь, достаточно денег для начала. – Она легонько тряхнула его. – Ты видишь перед собой небогатую девочку, решившую для забавы поиграть в разведение скота. Я должна заставить эту схему работать, но не смогу сделать это одна. Ты мне нужен. И я не чувствую себя виноватой, когда прошу разделить со мной этот тонущий корабль. Мы или выберемся из этой трясины, или потонем вместе.
Губы Ника дрогнули в усмешке.
– Полагаю, все, что могу ответить, – только «спасибо».
– Еще вопрос, поблагодаришь ли ты меня через полгода.
Ник широким жестом обнял ее и, кивнув в сторону Красавца, произнес:
– Не тревожься. Все у нас получится. С Красавцем во главе нашего стада… да мы уже на полпути к успеху.
– Он и вправду великолепный бык. Ей-богу!
Ник кивнул.
– А важней всего то, что без него Скотоводческая компания Грейнджеров точно пропала бы. Слава Богу, что Джош его не продал. Он наше будущее.
К понедельнику вся ее одежда была размещена в спальне; Рисовальные принадлежности втащили по лестнице наверх, на третий этаж, в огромную пустую комнату. Это место напоминало башню, расстановка там ее вещей доставила Шелли какое-то горестное удовольствие. Мария показала ей эту восьмиугольную комнату много дней назад, когда она впервые сюда приехала, и невольно пронзила ей сердце, сказав:
– Джош как-то упомянул при строительстве дома, что, если ты когда-нибудь решишь вернуться домой, тебе понадобится комната для занятий живописью. Тут даже есть наружная терраса… Он планировал ее для тебя.
У Шелли в горле застыл комок величиной со штат Техас. Она не могла не согласиться с Марией: перед ней была идеальная студия художника, залитая естественным светом, льющимся из застекленных панелей фонарей, окаймлявших взметнувшийся ввысь потолок с открытыми балками, и высоких окон, прорезавших стены. Она усмехнулась, завидев в углу маленькую дровяную печку со стеклянной передней заслонкой. Джош и его камины!.. Как же он их любил! Впрочем, приятно в дождливый день присесть перед ней и любоваться чудесной веселой игрой пламени. Таская наверх поленья, она, вздохнув, решила, что, возможно, они послужат этому удовольствию.
Прислонив к стенке последний холст в воскресенье днем, она обвела комнату взглядом и подумала снова, что Джош не мог бы доставить ей большей радости, чем подарив это пространство.
Комната была построена очень продуманно и предоставляла ей все необходимое: уединение, простор, виды, свет и даже комоды, столы с гладкими столешницами – в центре одной располагалась раковина для мытья кистей – и шкафы для ее припасов. Взгляд ее упал на дверь в дальнем конце мастерской, и она улыбнулась. Практичный Джош предусмотрел даже туалет со встроенным душем.
Несмотря на отсутствие меблировки, это была приветливая комната. Дубовый пол сверкал теплым блеском в лучах утреннего солнца, струившихся из многочисленных окон. Аромат кофе из кофеварки на одном из столиков наполнял воздух, добавляя ощущение доброго уюта. Минуту спустя с кружкой кофе в руке Шелли прошлась по комнате, притрагиваясь ко всем предметам, осваиваясь в новых владениях.
Два мольберта уже стояли перед окнами, выходящими на долину, и клетчатый красный, с зеленым, диван, украденный ею из кабинета Джоша, разместился в гордом одиночестве в центре огромной мастерской. Прошлым вечером его помог ей вташить по лестнице чертыхающийся и протестующий Ник. Ей нужно будет еще позаботиться о скрытом свете и мини-холодильнике, а то приходилось бегать вверх-вниз, едва захочется холодного питья или капельки настоящих сливок в кофе. Она посмотрела на диван. Может быть, ей стоит потратиться еще и на ковер из искусственного меха? Он будет отлично смотреться перед диваном.
Она распахнула стеклянную дверь, одну из тех, что вели на маленькую, выходящую на восток террасу, и ступила за порог. Вдыхая прохладный терпкий аромат лесов, она пила кофе, но мысли ее вновь устремились к пятидесятитысячедолларовому праву на проход. Тщетно она твердила себе, что это не ее проблема. И если бы она была настоящей Грейнджер, то плясала бы от радости, что обвела Боллинджеров вокруг пальца. Разве не потратили оба семейства большую часть последних ста пятидесяти лет, пытаясь проделать именно это? Почему же это кажется ей таким глупым? Не потому ли, что она уехала отсюда много лет назад? Потому что не провела последние семнадцать лет, варясь в котле легенд и рассказов об исконной вражде Грейнджеров с Боллинджерами? Правду сказать, она, оставив Дубовую долину, меньше всего стремилась вспоминать о Боллинджерах… особенно о Слоане.
Она закрыла глаза, по-прежнему не желая думать о нем. Но все без толку, под сжатыми веками тут же возникло его суровое смуглое лицо. Его грубо высеченные черты обладали особой, запоминающейся привлекательностью. Когда Слоан Боллинджер входил в комнату, женщины не могли отвести от него взгляда. Это жесткое сильное лицо с поразительными золотистыми глазами, крупногубый рот, завораживающий и манящий… Не умаляла притягательности и фигура – мощная, истинно мужская. Слоан входил в комнату и становился там хозяином. Его личность излучала живительную силу. За ним следовало обещание, ожидание чего-то хищного и волнующего. Одна лишь мысль о нем, картина того, как он идет к ней с насмешливой полуулыбкой на губах, вызвала волну жара, захлестнувшую ее и заставившую вспомнить вещи, которые она поклялась забыть.
Но Слоан был незабываемым… по крайней мере для нее. В этом она не раз с горечью признавалась себе. Он был ее первым любовником, возлюбленным, и несколько драгоценных месяцев она его обожала. Однако, на свою беду, она слишком скоро узнала, что он ей лжет, предал ее. Она должна была бы его ненавидеть, а иногда так и делала. Но, к глубокому своему огорчению, даже когда не сомневалась, что он самый гадкий человек на свете, все равно не переставала считать его удивительно привлекательным. Какой же она была дурой! Он заплатил несуразно высокую цену за дурацкое право прохода. Это была нечестная сделка. Шелли нахмурилась. Может, поэтому она так терзается? Потому что это несправедливо? А может, потому – нашептывал ей лукавый внутренний голос, – что, облапошив Слоана, Джош только подтвердил мнение Боллинджеров, что Грейнджеры – это свора воров, бесчестных хитрых подонков.
Потеряв всякий вкус к кофе, она вылила остаток с балкона и зашла в дом. У нее есть и другие дела, твердо напомнила она себе, так что нечего раздумывать о Слоане Боллинджере.
Несколько дней Шелли была чрезвычайно занята. Она распаковала еще некоторые личные вещи, находившиеся в ящиках в сарае, решала вопросы, возникшие в связи с завещанием Джоша, и постепенно выстраивала свою жизнь на ранчо. На следующей неделе она предполагала устроить тихую вечеринку в субботний вечер. Поначалу она сомневалась, можно ли созывать гостей для развлечений так скоро после смерти Джоша, но когда поделилась сомнениями с Клео, та воскликнула:
– Молодчина, девочка! Ты же знала Джоша. Он первый велел бы тебе повеселиться. Да к тому же он ведь умер не на прошлой неделе. Вообще у меня есть новая пара черных кожаных брюк, и я хочу, чтобы меня в них увидел этот сладкоречивый Хэнк О'Хара. Устраивай гулянку и позаботься позвать Хэнка с сестрой.
С одобрения Клео и с помощью своих друзей по плаванию в детстве голышом, тех, с которыми поддерживала переписку из Нового Орлеана, – Мелиссы-Джейн Магуайр, Боббы Нила и Дэнни Хаскелла, —дата вечеринки была назначена. Маленькое сборище превратилось в довольно большое собрание. Но ее первое появление в обществе жителей долины стало безусловным успехом. Прохаживаясь среди гостей, старожилов и немногих новичков, Шелли подивилась той легкости, с какой она вошла в ритм жизни долины. Как будто она вовсе отсюда не уезжала.
Но если здесь она добилась успеха, то в вопросе о праве прохода ее терзания не унимались. Они продолжали маячить в глубине ее сознания. Когда апрель перешел в май, она наконец решила что-то предпринять по этому поводу.
Майк Сойер был категорически против придуманного ею плана решения проблемы, и Билл Уикс, семейный банкир, совсем не был в восторге. Они оба ясно высказались о том, что ее финансовое положение далеко не лучшее, что было ей известно не хуже их. Но их предостережения падали на бесплодную почву.
Она подумывала просто позвонить Слоану и сказать, что намерена сделать. Или написать ему, избежав таким образом личного контакта. Но по причинам, в которые ей не хотелось углубляться, она чувствовала, что эту обязанность должна выполнить, лично встретившись с ним.
Одеваясь в среду утром на первой неделе мая, она подумала, что ей сейчас предстоит перепрыгнуть только первый барьер, причем самый легкий. Она так нервничала, что все внутри ее сжималось. Тем не менее она открыла шкаф и потратила больше времени, чем заслуживало это занятие, на выбор наряда. Наконец, одетая в облегающие синие джинсы, полосатую синюю, с белым, рубашку с длинными рукавами и белые кроссовки, Шелли посмотрелась в зеркало. Она выглядела такой обычной. Незаметной. Хотя этого и добивалась. Все должно было выглядеть повседневным. Она еще раз вгляделась в отражение. Что ж, возможно, чуть-чуть губной помады и карандаша для бровей не помешает. И немного румян. Да, у нее же еще есть новая коричневая подводка для глаз…
Через пятнадцать минут, презирая себя за то, что постаралась выглядеть лучше, она захлопнула дверцу «бронко» и рванула в сторону шоссе. Только добравшись до ложа долины, Шелли глубоко вздохнула. Неужели она собирается это проделать? Поездка оказалась слишком короткой. Она не успела толком собраться с мыслями, а уже свернула с Тилда-роуд и покатила по вилявшей по лесу гравийной дороге. Вскоре она уже жала на тормоза и выключала зажигание. Несколько секунд она сидела не шевелясь на краю большой лужайки и смотрела на небольшой домик, прилегающий к нему загон, дровяной сарай и другие вспомогательные постройки.
Сердце ее стучало молотом, все причины, по которым ей не следовало здесь быть, закрутились в голове, так что она торопливо схватила сумочку и выскочила из машины, чтобы не передумать. «Может, – с надеждой подумалось ей, – его не окажется дома».
Но ее стук в дверь был встречен взрывом истерического лая, и мгновение спустя Слоан отворил дверь, придерживая босой ногой разрывавшегося от злости крохотного песика.
Он готовился к бурной ссоре с Шелли с той минуты, как Джеб сообщил ему, что она узнала о продаже права на проход. Последнее время каждый раз, когда он бывал в городке, Слоан ловил себя на том, что настороженно оглядывается по сторонам, выискивая ее. Он трусливо готовился тут же сбежать подальше. Зная Грейнджеров, он не сомневался, что она нападет на него из-за этой покупки, пусть и за баснословную цену. Рот его сжался в ниточку. Его все еще бесило, что Джош решил таким образом поправить свои дела, но ему так давно хотелось избавиться от Грейнджеров, что оставалось прикусить язык и выложить деньги.
Он был уверен в двух вещах: первое – что Джош не рассказал Шелли насчет продажи права на проход, и второе – что когда Шелли это станет известно, она придет в дикую ярость. Мрачно размышляя об этом, он все же не хотел с ней ссориться и потому избегал лишний раз появляться в городке. Встреча на людях была бы весьма неприятной, но и у себя дома он чувствовал себя неуютно. Каждый раз, когда звонил телефон, он приближался к нему, как к гремучей змее. Он знал, что какая-то ее реакция обязательно воспоследует, что раньше или позже они столкнутся лбами. Но вот чего он не ждал совершенно, это что она появится у него на пороге. Ладно. Один ее вид потряс его, как удар в солнечное сплетение. Жесткий. Прямой. Она выглядела такой аппетитной, что он мог бы наслаждаться этим блюдом целую неделю… и это лишь на закуску.
Долгую напряженную минуту они разглядывали друг друга, пока Слоан не обрел дар речи. Строго приказав Пандоре заткнуться, он промямлил:
– Э-э… Шелли, привет. Не ожидал увидеть тебя здесь. – «Да, Слоан, блестящая речь, – с тоской подумал он. – Оглуши ее своим остроумием».
Шелли слегка откашлялась, пытаясь унять отчаянное сердцебиение и успокоиться. Стоя перед ней в тесных черных джинсах и облегающей клетчатой желто-зеленой ковбойке, он выглядел таким… мужественным, несмотря на кухонное полотенце в одной руке и то, что другой он пытался удержать позади себя разъяренный меховой шарик. Его черные волосы были взлохмачены. И одна прядь падала на лоб, так что ей пришлось напрячься изо всех сил, чтобы не смахнуть ее в сторону и, может быть, погладить твердую щеку. Она сжала пальцы в кулак, чтобы они не сделали этого непроизвольно, и, выдавив из себя улыбку, жизнерадостно произнесла:
– Привет, Слоан. Надеюсь, я не застала тебя не вовремя?
– Нет, нет. Я просто… Хм, вытирал посуду, – пробормотал он, криво улыбнувшись. – Знаешь… заботы холостяка.
Пандора, на которую слишком долго не обращали внимания, сумела выскользнуть из-за ног Слоана и вылететь из дома, чтобы возбужденно принюхаться к кроссовкам Шелли.
– Панди, иди сюда!
Судя по всему, Пандора не сочла кроссовки Шелли интересными, потому что, к удивлению Слоана, покорно его послушалась и протопала обратно в дом, равнодушная к происходящему.
– Чудесная собачка, – промолвила Шелли. Слоан улыбнулся своей обаятельной улыбкой, отчего ноги у Шелли стали ватными.
– Она может быть… чертом на колесах… Если придет настроение. – Разговор о Пандоре дал ему шанс прийти в себя от потрясения. Отступив в сторону, он пригласил ее в дом.
– Входи. Я только поставил кофе. Можно предложить тебе чашку?
– Конечно.
Она нерешительно застыла посреди комнаты, а он исчез в кухне. Шелли окинула комнату взглядом, и ей понравился контраст кремового потолка с сосновыми узловатыми стенами. Два зелено-бежевых коврика с геометрическим узором были брошены на простой дощатый пол, обложенный речными валунами камин с широкой дубовой полкой занимал целый угол большой комнаты, а длинный удобный диван, обитый темно-красной кожей, располагался наискось перед ним. Слева от дивана стояли темно-зеленые кресла-качалки, разделенные дубовым столом, заваленным книгами и журналами. Некоторые уже упали на пол. За диваном находилась небольшая, отделанная дубовыми панелями столовая ниша. У дальней стены стояли большая конторка с отворачивающейся крышкой и стул.
Это была приветливая, гостеприимная комната, удобная. «Даже, пожалуй, уютная», – подумала Шелли, стараясь сосредоточиться на чем угодно, кроме того, почему она оказалась здесь. Они со Слоаном обменялись при прошлой встрече не более чем десятком слов и еще не начали ссориться. Это было хорошо. Мертвой хваткой вцепившись в сумочку, она подошла к одному из окон. На них не было занавесок, только шторы, которые он, вероятно, опускал по ночам. Хотя, живя в полной глуши, когда ближайший сосед находился не ближе десяти миль, вряд ли ему приходилось тревожиться о посторонних взглядах.
Домик стоял на невысоком пригорке, из окон открывался изумительный вид на лес и далекие предгорья. Наверное, зимой, когда ели серебрятся инеем или запорошены снегом, от этой красоты просто дух захватывает. С места, где она стояла, было видно, что Слоан или кто-то еще расчистил от чащобы большое пространство вокруг лесного домика, так что ближайшее дерево находилось более чем в пятидесяти метрах от всех построек. «Разумная защита от пожаров», – автоматически подумала она.
– Ну, вот и готово, – раздался позади нее голос Слоана. Он вернулся в комнату и подошел к ней, держа в обеих руках чашки с кофе. – Насколько я помню, ты пьешь его с капелькой сливок. Прости, но этого нет: я открыл банку сгущенного молока и плеснул его.
Удивленная, что он помнит такой пустяк, Шелли улыбнулась:
– Спасибо, сгущенка вполне годится. – Она огляделась вокруг в поисках места, куда бы положить сумочку, и Слоан заметил:
– Просто брось ее на диван.
Когда эта проблема была решена, она приняла из его рук чашку. Какое-то время они молча пили кофе, затем, поведя рукой, она промолвила:
– У тебя замечательный вид отсюда. Мне хотелось бы написать его зимой. Ты не возражаешь?
– Разумеется. – Он поднял бровь. – Ты собираешься оставаться здесь так долго? До зимы?
Она кивнула и сделала очередной глоток.
– Да. Я вернулась насовсем.
«Есть нечто успокоительное в постоянном повторении этой фразы, – решила она. – Когда ты произнесла ее достаточное число раз, она выговаривается автоматически, без усилия и особого нажима».
Лицо Слоана оставалось непроницаемым… Впрочем, таким оно было всегда… за исключением тех минут, когда он был зол или сексуально возбужден. Тогда она без труда могла понять, что у него на уме.
– Жизнь в Дубовой долине совсем не похожа на ту, что ты вела в Новом Орлеане. Ты уверена, что тебе здесь не надоест? – тихо спросил он, глядя на пейзаж за окном.
– Я понимаю, что все будет иначе, – пожала она плечами. – Но сомневаюсь, что у меня найдется время скучать. Я боюсь, что управление ранчо отнимет время у моей живописи, а ведь она – мой хлеб с маслом.
Он бросил на нее быстрый взгляд, и морщинка пересекла его лоб.
– Управление ранчо? Насколько мне известно, у тебя нет ранчо, чтобы им управлять.
– Будет, – твердо заявила она. – Ник Риос и я собираемся объединиться. На той неделе мы ожидаем доставку партии скота из Техаса. Там есть производитель с грейнджеровскими генами. Большая часть стада Ника тоже происходит от грейнджеровских коров. Потом у нас есть Красавец… единственный оставшийся представитель длинной линии грейнджеровских быков. Мы используем его на коровах Ника и новых. Возможно, сумеем найти еще одного быка тех же кровей. Эйси обещал помочь мне с программой разведения, а он знает скот. Это займет у нас несколько лет, но мы восстановим упущенное и встанем на ноги.
Это был, пожалуй, самый длинный их разговор за много лет, и, внимательно слушая Шелли, он не мог оторвать глаз от ее нежного рта. Мысли его разбегались. Ему хотелось бы услышать из этих сладостно манящих уст другое: «Я скучала по тебе. Это была ошибка. Давай начнем все сначала». Или того лучше: «Люби меня».
На него пахнуло ее легким цветочным ароматом. Стоя так близко, Слоан чувствовал тепло ее стройного тела, которое он держал когда-то в своих объятиях, ощущая, как оно трепещет и содрогается от страсти. Страсти, разбуженной им. А этот ее рот! Что этот рот с ним проделывал…
Приятная боль в паху становилась мучительно напряженной, и ему не нужно было смотреть вниз, чтобы увидеть, как его плоть окаменела и вздыбила перед джинсов. Ах ты, дьявольщина! Она продолжала говорить о разведении скота, а он мог думать только о том, чтобы завести потомство с ней.
Шелли понимала, что она заболталась, но ничего поделать с собой не могла. Она действительно была полна энтузиазма по поводу разведения скота на своем ранчо, к тому же это была нейтральная тема разговора, заполнявшая неловкие паузы и оттягивавшая момент, когда придется объяснить, зачем она приехала. Вот только она слишком сильно ощущала его присутствие, чтобы ясно мыслить. Он не сводил глаз с ее губ, и она видела это, чувствовала тепло его тела и знала, что они одни. Вместе. В его доме. Посреди глухомани.
Она нервно глотнула.
– Послушай, – торопливо начала она. – Тебе не стоило заводить меня насчет скота. Я увлеклась и не могу замолчать.
– В этом нет ничего плохого. Начни со мной разговор о лошадях, и ты будешь здесь сидеть и слушать, пока не поседеешь. – Он отпил еще кофе, проклиная свой неуклюжий язык. Но тут же понял, что лучше пусть она считает его глупым, чем догадается, как трудно ему не поддаться пещерному порыву и утащить ее наверх в спальню… где заняться с ней бурной любовью до конца дня… А может, и всю ночь… И следующий день.
– Лошади? Разве «Боллинджер инкорпорейтед» перестала разводить скот?
Слоан пожал плечами:
– Отец мой еще держит несколько голов, но мы почти вышли из скотоводческого бизнеса. – Он чуть улыбнулся. – Мы оставляем в прошлом наши сельские корни и превращаемся в больших бизнесменов.
– Неужели? А я-то думала… – Она замолчала в поисках слов.
– Что здесь ничего не меняется?
Она неуверенно посмотрела на него.
– Да. Наверное, так. Джош никогда много не рассказывал, и я полагала, что твоя семья по-прежнему занимается скотоводством.
– Мы уже начали выходить из этого дела, перед тем как ты уехала. Ведь если ты не забыла, моя специальность – архитектор. И перспектив в Дубовой долине мне как архитектору не было. – Он поставил чашку на подоконник, забрал чашку у нее и поставил рядом со своей.
Когда его руки легли ей на плечи, сердце Шелли бешено забилось. Он ласково повернул ее к себе лицом.
– Разве ты не помнишь, как мы с тобой об этом говорили? – тихо спросил он. – Мы спорили об этом. Ты хотела, когда мы поженимся, остаться в долине, а я рассчитывал уехать. Помнишь?
Она кивнула, не решаясь ответить. Но она все помнила. Особенно их последний злосчастный спор, перед тем как она обнаружила его в объятиях другой женщины и услышала, как он признался той, что Шелли ничего для него не значит, что это просто игра, и больше ничего.
Она шевельнулась, освобождаясь из его рук.
– Послушай, я не хочу начинать спор с тобой. Все это в прошлом, я лучше забуду ошибки, которые делала, когда мне было восемнадцать. Тогда, молодая, я была чувствительной дурочкой. – Она прямо встретила его взгляд. – Теперь я выросла, Слоан, и, надеюсь, многому научилась на своих ошибках. Жизнь ушла вперед. То, что произошло между нами семнадцать лет назад, – это старая история. И я не хочу ее поднимать. Сегодня я пришла к тебе не поэтому.
– Старая история? Да? – пробормотал он, не сводя глаз с ее рта. – Что ж, посмотрим, насколько она стара на самом деле. Давай проверим?
И не успела она сообразить, что он намерен сделать, как Слоан притянул ее к себе и поймал ртом ее губы.
В тот миг, когда они слились, многие годы разлуки исчезли как по мановению волшебной палочки. Ей снова было восемнадцать, и ее тело жаждало его прикосновения и ласки. Тогда она была им околдована… заворожена… Теперь – Шелли с ужасом поняла это – она готова была с легкостью попасть в ту же ловушку. Она попыталась не обращать внимания на захлестывающие ее чувства, старалась противостоять манящему зову этих губ… но это было невозможно. Его рот завладел ее ртом, не давая ей пощады, и от его теплых губ, ласкающих, дразнящих, у нее пошла кругом голова. Каждый нерв ее тела запел, просыпаясь к волнующей жизни. Груди заныли… и страсть, примитивная, первобытная, которую она поклялась навсегда оставить в прошлом, скрутила все у нее внутри. Его тело прижималось к ней, она чувствовала грудью твердую стену его груди, ощущала, как жестко упирается в нее его восставшая плоть… Голодное покусывание его зубов, чуть прихватывающих ее нижнюю губку, и жаркое желание, которое пылало за его поцелуем, беспредельно взвинтили ее эмоции. Он снова нежно куснул ее и, содрогаясь от желания, она отдалась в его власть. Губы ее разжались.
Однако этого было недостаточно. Он неистово целовал ее, а ладонь его обхватила ее подбородок, пока он пил пьянящую сладость ее рта. Он целовал ее снова и снова, и каждый новый поцелуй был требовательнее, и глубже, и откровеннее предыдущего. Она тонула в этих ощущениях, не сознавая ничего, кроме Слоана и наслаждения, которое давал ей его хищный рот. Так всегда было между ними. Ему стоило лишь коснуться ее, и она возгоралась ярким пламенем. Оказывается, некоторые вещи не меняются никогда…
Внезапно осознав, куда это все ведет, она вырвалась из его объятий. Глаза ее потемнели от страсти, вспухшие соски проглядывали сквозь блузку… она потрясенно смотрела на него.
Ей доставило маленькое удовлетворение то, что он возбудился так же, как и она. У него было сосредоточенное голодное выражение лица, которое она хорошо помнила по дням их любви. Свирепый блеск золотистых глаз заставлял ее сердце рваться из груди. А его тело… она ощущала его напряженную готовность. Знала, что стоит ей только пальчиком поманить, и он займется с ней любовью. Прямо здесь и сейчас.
Понимая, что борется не столько с ним, сколько с собой, Шелли проговорила:
– Я пришла сюда не для этого.
– Тогда для чего, черт побери? – рявкнул он, злясь на утрату самообладания, в бешенстве оттого, что она все еще имеет над ним власть, что может взволновать его, как ни одна другая женщина. Если бы он не был человеком цивилизованным и не стоял бы на дворе двадцать первый век, он бы сгреб ее, содрал с нее эти облегающие джинсики и взял прямо здесь… на полу… на диване… да, черт побери, не все ли равно на чем! Важно лишь одно: его желание погрузиться в ее нежную плоть. И если нельзя быстро добраться до спальни, то сгодится и пол. К своему ужасу, он обнаружил, что некая часть его тела намерена сделать именно это.
Он круто отвернулся и, мрачно уставившись в окно, прорычал:
– Ну? Так что же привело тебя сюда, если не это?
– Ах ты, высокомерный дьявол! Ты и вправду решил, что я приехала сюда, чтобы начать с того места, где мы закончили? Ты с ума сошел?
Он устало провел рукой по волосам и снова обернулся к ней.
– Да. В том, что касается тебя, я всегда был немного безумным. – И, оборвав ее едва начавшуюся фразу, поднял руки вверх, словно сдаваясь на милость победителя. – Забудь об этом. Я повел себя глупо. Давай похороним этот случай вместе с прошлым. – Он криво усмехнулся. – Отнеси это на счет тоски одиночества. Ты первая красивая женщина, которая появилась здесь за долгое время. Наверное, поэтому я перевозбудился и забыл о всяких приличиях. Теперь допей свой кофе и расскажи, почему ты здесь.
– Не хочу я твоего чертова кофе, – откликнулась Шелли, сверкая злыми глазами. Она оглянулась на диван, нашла сумочку и буквально набросилась на нее. Нервно порывшись в ней, вынула оттуда чек и почти швырнула ему, бормоча:
– На, забирай!
Слоан, нахмурясь, посмотрел на чек. Тот был выписан ему на сумму сорок девять тысяч долларов. Он перевел на Шелли недоумевающий взгляд:
– Что это такое? За что? Ты не должна мне никаких денег.
Шелли вздернула подбородок.
– Семья Грейнджеров тебе должна. Это право прохода стоит не больше нескольких тысяч. Джош с тебя перебрал. Я исправляю его ошибку.
Слоан ошеломленно смотрел на нее. Он готов был к ее гневу по поводу продажи права на проход, но ему и в голову не приходило, что она попытается вернуть ему деньги. Его лицо потемнело. Может, она хочет отказаться от сделки? Это ей не удастся. К тому же деньги было совсем не то, чего он хотел от Шелли Грейнджер… каковы бы ни были ее мотивы.
– Нет уж! – оскорбленно воскликнул он. – Моя сделка была заключена с Джошем и к тебе не имеет никакого отношения. Забирай свои деньги обратно. – Он попытался отдать ей чек, но Шелли, сжав сумочку в руке, уже повернулась к двери.
– Нет, спасибо. Он твой. Делай с ним что хочешь.
– Черт, да погоди ты хоть минуту…
Она резко повернулась и смерила его яростным взглядом. Глаза ее сверкали. Как изумруды.
– Нет, это ты погоди! Ты переплатил за право прохода и отлично это знаешь. Джош тебя обдурил. Это известно и тебе, и мне. Все, что я делаю, – это стараюсь исправить положение и гарантировать, что вы, проклятые Боллинджеры, не станете ходить и орать, какой он был скользкий мошенник. – Голос ее прервался, но она добавила: – Меня тошнит от этой вражды. Просто глупость и дикость. Возьми деньги и признайся хоть раз, что Грейнджеры не воры и не жулики.
– Я никогда не утверждал, что все Грейнджеры жулики и воры. Только некоторые из них, – сдержанно проговорил Слоан, остывая. Шелли явно была расстроена, и он видел, что по какой-то непонятной ему причине ей было важно вернуть эти деньги. – Послушай, – сказал он, – почему бы тебе не присесть. Я заварю свежий кофе, и мы обсудим все спокойно.
– Нечего нам обсуждать, – процедила Шелли сквозь зубы. – Деньги принадлежат тебе.
– А я их не хочу, – прорычал Слоан, напрягаясь.
– Тем хуже. Они твои. И ты ничего не можешь с этим поделать.
– Поспорим?
– Почему бы нет?
На ее глазах он взял чек и порвал его на мелкие кусочки. Затем, улыбнувшись недоброй улыбкой, произнес:
– Ты проиграла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь возвращается - Басби Ширли



Потрясающий роман! Огромное спасибо автору.
Любовь возвращается - Басби ШирлиНадежда
2.07.2012, 3.03





Роман хороший! Но конец скомкан, к сожалению и жаль, что детективная линия плохо придумана 5/10
Любовь возвращается - Басби ШирлиАнна
30.07.2012, 15.10





Не плохой роман... Но 17 лет разлуки это слишком. Характер главных героев прекрасный...
Любовь возвращается - Басби ШирлиМилена
19.07.2013, 19.07





Люблю читать о порядочных мужчинах.Роман не ах,но конец спокойный и хороший.А то приедается чтение о женщинах любящих своих насильников - грубиянов.
Любовь возвращается - Басби ШирлиVINTIK
2.10.2013, 18.51





не верю в такую странную любовь - он не искал ее, просто женился на другой, и зачем ему было целоваться с прежней любовницей и уверять, что любит ее - не понятно
Любовь возвращается - Басби Ширлинадежда
1.11.2013, 14.18





На мой взгляд, скучный роман. Читала "по диагонали", пропуская огромнейшие описания (хотя я не против описаний, когда они написаны адекватно и читабельно). Любовь спустя 17 лет мне тоже показалась неправдоподобной, да и вообще в романе все высосано из пальца. Не понравился, особенно учитывая, что прочитала его после второго прочтения "Адвокат мог не знать" Норы Робертс, так вот сравнивать вообще нельзя. 6/10
Любовь возвращается - Басби ШирлиЯя
29.01.2014, 8.18





Согласна, потрясающий роман!Конечно 17 лет прошло это много, но если это любовь она перенесёт всё и любящие будут снова вместе. Конечно непонравилось что Мария молчала от кого у нее сын, но все же.. и конечно конец немного скомкан или хотя бы был бы эпилог но... И все же советую читать.
Любовь возвращается - Басби ШирлиАнна Г.
8.08.2014, 0.58





Читать однозначно!
Любовь возвращается - Басби ШирлиНаталья 66
24.05.2016, 20.56





Может кто знает название романа, где главная героиня купила парк аттракционов и его реставрировала? Про актеров, довольно большой роман.
Любовь возвращается - Басби ШирлиКристина
24.05.2016, 22.55





Может кто знает название романа, где главная героиня купила парк аттракционов и его реставрировала? Про актеров, довольно большой роман.
Любовь возвращается - Басби ШирлиКристина
24.05.2016, 22.55





Привет, девочки. может кто из вас читал роман: Гг-ня в детстве была влюблена в одного парня...и хранила его фотографию. Через годы они встретились, потом на какой-то вечеринке она потеряла сережки своей матери...он сделал от себя один и отдал их ей. Потом в конце он заглядывает в ее шкатулку и обнаруживает свое детское фото и три сережки...и понимает все. Знаю, написала не очень...но всё же....
Любовь возвращается - Басби ШирлиS.Dantes
24.05.2016, 23.31





Кристина, может быть, Медовый месяц Сьюзен Элизабет Филлипс?
Любовь возвращается - Басби ШирлиАлександра
25.05.2016, 0.32





Александра, вы мой спаситель! Такой хороший роман помогли отыскать! Я бы точно не вспомнила, название ни о чем не говорит.
Любовь возвращается - Басби ШирлиКристина
25.05.2016, 1.33





Александра, вы мой спаситель! Такой хороший роман помогли отыскать! Я бы точно не вспомнила, название ни о чем не говорит.
Любовь возвращается - Басби ШирлиКристина
25.05.2016, 1.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100