Читать онлайн Клянусь луной, автора - Басби Ширли, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клянусь луной - Басби Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клянусь луной - Басби Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клянусь луной - Басби Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Басби Ширли

Клянусь луной

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Тия не помнила, как долго стояла, глядя на распростертое на полу тело Херста, пока инстинкт самосохранения не заставил ее двигаться. Она была в ужасе от того, что натворила, и теперь хотела только одного — бежать из этого мрачного дома.
По-прежнему сжимая в руке статуэтку, она сделала шаг назад, прочь от увеличивающейся лужи крови, как вдруг услышала подозрительный звук. За стуком собственного сердца она не смогла распознать, что именно услышала: скрип половицы, шарканье ног или шумный выдох. Может быть, даже вес вместе, но, охваченная паникой, Тия предпочла не тратить время на раздумья, а стремглав понеслась по темному холлу к выходу.
В мгновение ока она пересекла дом и едва не вскрикнула от облегчения, когда рука нащупала стеклянную ручку двери. Тия рывком распахнула дверь и, буквально выпав наружу, оказалась в объятиях джентльмена, который поднимался по ступенькам.
Почувствовав, что незнакомые руки держат ее за плечи, Тия пискнула от испуга, выронила статуэтку и застыла на месте. Перед ней стоял темноволосый мужчина, лицо его было обеспокоенным. Глаза ее распахнулись от изумления, когда она узнала в нем давешнего джентльмена, что смотрел ей вслед в парке. Мужчина тоже ее узнал.
Тия была бледна, черные волосы волной рассыпались по плечам, зрачки были расширены, уголки губ странно дергались. Несколько секунд она не двигалась, затем пробормотала что-то неразборчивое и бросилась вниз по лестнице, оттолкнув державшие ее руки.
Она слышала, как мужчина окликнул ее, но даже не обернулась. Экипаж, ожидавший ее на другой стороне улицы, двинулся ей навстречу. Тия едва не угодила под копыта лошадей, резко распахнула дверцу и, не дожидаясь помощи грума, резко крикнула:
— Домой! Быстрее!
Кучер послушно хлестнул упряжку, и экипаж бодро покатился по мостовой, увозя Тию с места преступления. Чувствуя себя в безопасности, она позволила себе откинуться на бархатную обивку сиденья и закрыла лицо руками. Ее сотрясала дрожь.
— Я убила его, — бормотала она, качая головой, — Я убила мужа своей сестры! Я ударила его, и он умер. Что же теперь будет?
Патрик стоял у двери, недоуменно глядя Тии вслед. Что это было? Она скрылась так быстро, словно за ней гнались все черти ада! Ее экипаж исчез раньше, чем он успел что-то сообразить! Уж не померещилась ли ему эта встреча?
Но нет, вряд ли его воображение могло сыграть с ним подобную шутку. Он помнил, какими теплыми были ее плечи, какими огромными казались глаза на бледном, испуганном лице, как дрожали ее губы. Великолепные, яркие губы, подсказал с насмешкой внутренний голос.
Однако странно. В ее глазах плескался страх. Уж это Патрик мог сказать наверняка.
Разумеется, он узнал ее. Но что могла Тия Гарретт делать здесь, в том самом доме, где шантажист назначил встречу его матери? В голове мелькнула мысль, что Тия и была тем самым шантажистом, но Патрик отверг ее как нелепую. Едва ли существует связь между мисс Гарретт и любовником его матери. Более того, по слухам, Тия была очень богата, а значит, не нуждалась в дополнительных средствах. Чего ради ей кого-то шантажировать? Разве что она находит это увлекательным?
Впрочем, раз Тия Гарретт исчезла из виду, можно спокойно выкинуть инцидент из головы и заняться своими делами. Дверь была распахнута, являя взгляду темный холл. Интересно, что заставило мисс Тию так поспешно покинуть дом? Может быть, его поджидает опасность?
Похоже, кто-то ждет его, затаившись в недрах огромного дома. Патрик хищно усмехнулся. Что ж, посмотрим, кто кого удивит больше! Он сделал шаг к двери, случайно поддев ногой какой-то предмет. Наклонившись, Патрик подобрал гипсовую статуэтку. Это уже любопытно!
Он вошел в темный холл и аккуратно прикрыл за собой дверь. Бледное пятно света маячило в отдалении. Патрик медленно направился в ту сторону. На пороге кабинета он остановился и прислушался. Ничего подозрительного. Он заглянул в комнату. Она оказалась довольно уютной. Но не огонь, пылавший в камине, и не стакан, наполненный бренди, привлекли его внимание.
На полу лежал мужчина. Глаза его были закрыты, на ковре растеклось темное пятно. Патрик еще раз взглянул на найденную статуэтку. На одном из уголков виднелись красные пятна.
Патрик присел на корточки рядом с мужчиной, чтобы разглядеть лицо. Они явно встречались раньше, но имя погибшего никак не приходило на память. Был ли это шантажист, угрожавший его матери? Может быть, он шантажировал и Тию Гарретт? Нет, вряд ли. Едва ли огласка каких-либо тайн мисс Тии могла всерьез повредить ее и без того подмоченной репутации. А если верить Найджелу Эмбри, девушке абсолютно не было дела до того, что говорит о ней светское общество, Поэтому шантажировать ее просто бессмысленно.
Патрик снова обвел взглядом кабинет. Уютное местечко. Уж не любовное ли это гнездышко? Что ж, вполне возможно, подумал Патрик цинично. Романтическое свидание, окончившееся ссорой и убийством? Он криво ухмыльнулся, Должно быть, леди была в гневе, если убила любовника!
Решив, что докопался до истины, Патрик поставил статуэтку на стол и как раз собирался проверить пульс лежащего на полу мужчины, когда услышал отчетливый скрип ступеньки.
Патрик застыл на месте, прислушиваясь. Да-да, ему это не померещилось: кто-то осторожно шел по лестнице. Спускался или поднимался?
Очередной скрип сорвал Патрика с места. Он бросился в коридор и властно крикнул:
— Стоять!
Видя, что его присутствие обнаружено, неизвестный побежал вверх по лестнице, уже не пытаясь соблюдать тишину. Патрик схватил свечку и устремился за ним. Впрочем, он допускал, что может найти на втором этаже вовсе не мужчину, а женщину.
Уже поднявшись наверх, он сообразил, что безоружен, но отступать было поздно. Если мужчина в кабинете не был шантажистом, то неизвестный, скрывавшийся в темноте, вполне мог подойти на эту роль.
Второй этаж был темным и мрачным. Свеча давала слишком мало света, а потому зачехленная мебель отбрасывала вокруг причудливые тени. Злоумышленник мог скрываться где угодно.
Патрик открыл ближайшую дверь и заглянул в комнату. Мебели было слишком много. Если каждая комната так же щедро обставлена, искать можно до самого утра, разочарованно подумал он. Однако Патрик не хотел сдаваться. Решив бегло осмотреть каждую комнату, прежде чем приступить к детальным поискам, он уже почти прикрыл за собой дверь, как его взгляд привлек большой шкаф.
Огромный монстр из красного дерева в дальнем углу комнаты единственный не был накрыт чехлом. Более того, даже при тусклом свете свечи бросались в глаза странные пятна в толстом слое пыли на полу, как если бы кто-то торопливо пробежал от двери к шкафу. Шкаф был вместительным, и неизвестный вполне мог в нем спрятаться.
Патрик задумчиво обвел взглядом комнату, но не обнаружил ничего, что можно было использовать в качестве оружия. Решив рискнуть, он направился к шкафу, распахнул дверцу и поднял свечу…
Раздался шорох, и, прежде чем Патрик успел что-нибудь разглядеть, кто-то прыгнул на него из темноты. Он успел заметить тяжелый медный подсвечник, занесенный над его головой. Конечно, Патрик был готов к тому, что в шкафу кто-то прячется, но не ожидал нападения, а потому шарахнулся в сторону, оступился и упал. Незнакомец подскочил к Патрику и со всей силы стукнул его по голове подсвечником. Свеча выпала из разжавшихся пальцев и покатилась по полу. Но в глазах Патрика свет померк еще раньше, чем погасла свеча.
Патрик не знал, сколько пролежал без сознания. Придя в себя, он огляделся. Пульсирующая боль в затылке напомнила ему о последних событиях. Похоже, кроме него, в темной комнате никого не было.
Патрик с трудом сел. В голове словно разорвался снаряд. Застонав, он потер затылок. Пальцы стали липкими. Кровь, догадался он и усмехнулся: сегодня вечером удача изменила уже двум неосторожным мужчинам. Один украшал собой пол кабинета, вторым был Патрик.
Он поднялся на ноги и, чувствуя себя болваном, спустился по лестнице на первый этаж. Глупо было надеяться, что злоумышленник все еще в доме. Однако Патрик решил, что осторожность все же не повредит, а потому тщательно обшаривал взглядом каждый уголок.
Он двинулся к кабинету, на пороге которого лежал незнакомый мужчина. Видно было невооруженным глазом, что он мертв. Осторожно переступив через тело, Патрик вошел в кабинет и обыскал ящики стола, затем всю комнату. Результаты поисков не дали никакой информации о погибшем мужчине; более того, ничего связанного с матерью Патрик тоже не нашел.
Разочарованный и недовольный, он быстро покинул дом. Перед тем как выйти за калитку, он осмотрел улицу: быть замеченным на месте преступления посторонними наблюдателями в его планы не входило. Патрик надеялся, что Тия Гарретт — единственная, кто видел его на пороге злополучного дома.
Тию же беспокоили проблемы совсем иного рода, нежели встреча с сероглазым незнакомцем. Добравшись до дома, она быстро прошла к себе и переоделась, отказавшись от помощи слуг. Оставшись одна, она начала мерить шагами комнату, мысли ее лихорадочно метались в голове.
Она ходила туда и обратно, поминутно отбрасывая— дрожащей рукой волосы со лба. Что же ей теперь делать? Признаться, что убила мужа сестры?
Тия содрогнулась и зашагала еще быстрее. Теперь она напоминала мечущуюся в клетке птичку. Она пыталась храбриться, но признание в убийстве казалось ей безрассудной идеей. Слезы заскользили по щекам при мысли о возможных последствиях.
Но ведь она не хотела убивать Альфреда! Да, она не выносила этого мерзавца, но не желала ему смерти. Лучше всего было бы, если бы Херст исчез из жизни ее сестры, а заодно и из ее собственной. Но уж конечно, она не планировала избавиться от него столь радикальным методом. Но разве ей поверят? Разве власти войдут в ее положение, если она во всем сознается? Ее могут осудить и приговорить — о Боже! — к повешению!
Паника накрыла Тию с головой. Спасет ли ее, если она расскажет правду? Ее, еще десять лет назад покрывшую свое имя позором?
Шаги за дверью заставили ее обернуться, и, прежде чем она успела возразить, в комнату вошла Модести.
Едва взглянув на Тию, компаньонка заметила отчаяние в ее лице. Она бросилась к девушке:
— Что случилось, дорогая?
Тия решила все рассказать своей старшей подруге. Модести слушала молча, не прерывая, а когда Тия закончила рассказ, за руку увлекла ее к постели и усадила на кружевное покрывало.
— Что тебе сейчас необходимо, милая, так это чашка горячего грога. Щедрая порция рома поможет тебе успокоиться.
Вызвав прислугу, Модести велела принести грог и вернулась к Тии, которая сидела на кровати, тупо уставившись перед собой.
— Здесь нет твоей вины. Он напал на тебя, а ты защищалась. Ты ни в чем не виновата, — настойчиво твердила Модести. — Какая незадача, что он умер! Я всегда говорила, что это ужасно неудобный человек. Он и погиб как-то неудобно. Подумать только, так нелепо умереть! Позволить стукнуть себя по голове и скоропостижно скончаться!
Тия укоризненно взглянула на тетушку.
— Едва ли это входило в его планы, — хмыкнула она. Модести улыбнулась с облегчением, видя, что ее подопечная приходит в себя.
— Да, уж он точно подстелил бы себе соломки. — Она поднялась, чтобы открыть дверь слуге, принесшему поднос с кружками. — Я бы посоветовала тебе забыть о нем, но знаю, что ты меня не послушаешь. В любом случае перестань себя корить. — Модести заперла дверь на ключ и вернулась к Тии. — Это был несчастный случай, и ты знаешь это не хуже меня. Досадная случайность, не более того! Однако я хочу тебя сразу предупредить: кроме нас двоих, никто не должен узнать о том, что ты причастна к смерти Альфреда. Когда обнаружат тело, ты будешь удивлена и встревожена не меньше других, если дорожишь своей жизнью. Уверена, ты достаточно умна, чтобы это понять. — Она вгляделась в лицо Тии и покачала головой: — Наверное, тебе недостает мудрости, детка, если ты сомневаешься в моих словах. Поверь, признание ничего не изменит для погибшего, а вот твою молодую жизнь можно будет считать конченой. Скорее всего тебя приговорят к смертной казни. Все знают, что ты не любила Херста, так что найдутся такие, кто сочтет это достаточным поводом для убийства. И они с радостью отправят тебя на эшафот, помяни мое слово. — Она поджала губы. — На мой взгляд, пройдоха Альфред Херст не стоит даже твоего мизинца, что уж тут говорить о жизни…
Тия упорно молчала. Модести углядела в этом несогласие с ее мнением и терпеливо продолжила:
— Подумай об Эдвине! Она потеряла мужа. Неужели ты хочешь, чтобы она лишилась и тебя? И стоит ли ей знать, что именно от твоей руки погиб ее любимый, каким бы подлецом он ни был? Ей понадобится твоя поддержка, когда тело Херста обнаружат. Как ни крути, признание может дорого обойтись вам обеим. Так не лучше ли держать рот на замке?
— Но это неправильно! Нечестно и малодушно! — воскликнула Тия. — Что мне делать? Ведь я и правда убила Альфреда. Пусть никто не узнает об этом, но я — я! — буду знать! — Она с отчаянием взглянула на Модести. — Я не желала ему смерти.
— Конечно, нет! — Модести даже фыркнула от этой мысли. — За десять лет ты не поумнела! Ну как ты можешь винить себя? Считай, что не ты убила Херста, а его бесконечное мотовство и наглость. Это же надо! Приставать к сестре жены! Да еще против ее воли. Или ты считаешь, что лучше было покориться и позволить себя унизить во второй раз? — Она устало вздохнула. — Послушай, ты всегда можешь сознаться, пусть даже через месяц или два. Надеюсь, эта мысль немного успокоит твою совесть. Главное, не спеши и хорошенько поразмысли. Подумай о том, что очередной скандал едва ли пойдет на пользу тем, кто не оттолкнул тебя во время первого, — я говорю о твоих родственниках.
Тия жалобно шмыгнула носом.
— Я уже думала об этом. Да я вообще не могу думать ни о чем другом. Первый скандал стоил моему брату жизни. Я не хочу повторения истории. Когда семья пыталась прикрыть мой грех, ей пришлось пойти на большие жертвы. Я не могу, снова подвести родных. — Она тоскливо взглянула на Модести. — Но ведь я убила его. Этого не изменишь.
Модести поднялась, чтобы взять с подноса кружку с грогом.
— Вот, выпей, — ласково, попросила она. — Это поможет. Кстати, довольно быстро. Мне кажется, у тебя каша в голове. Успокойся.
Модести оказалась права. Не успела Тия сделать несколько глотков, как желудок перестал судорожно сжиматься, тошнота отступила, а в голове прояснилось. Модести тоже не теряла времени даром, потягивая горячий грог, сдобренный большой порцией рома. Между ее бровей залегла морщинка. Похоже, тетушка волновалась не меньше племянницы, но умело это скрывала. Тия слабо улыбнулась: поддержка Модести требовалась ей сейчас как воздух.
Некоторое время женщины молчали, потягивая грог, и каждая напряженно думала о своем. Затем Тия отставила кружку и поднялась.
— Что ж, пожалуй, ты права. Я постараюсь не выдать себя. В любом случае всегда остается возможность рассказать все властям.
Модести вздохнула с облегчением и заулыбалась:
— Я знала, что ты умница. Хорошо, что ты прислушалась к голосу разума.
— Вести себя разумно не значит поступать малодушно, — нахмурилась Тия.
— Ты считаешь, что быть храброй значит признаться? А я полагаю, что такая храбрость граничит с глупостью. Несчастный случай — не повод гробить свою жизнь. Ты защищалась от насильника. Вина за смерть Херста целиком лежит на нем самом. На том свете он наверняка ругает себя последними словами за неосмотрительность. — Модести тоже поднялась и взяла руки Тии в свои. — Ты поступаешь правильно, поверь мне. Признание не вернет погибшего к жизни и даже не примирит тебя с твоей совестью, хотя сейчас ты можешь думать иначе. Ты навлечешь на себя и своих близких позор. Эдвина не должна знать, что ты убила ее мужа. Да и никто не должен, поверь… — Модести встревоженно нахмурилась: — Надеюсь, никто не видел тебя в том доме?
Тия застыла словно громом пораженная.
— К несчастью, это не так, — в страхе произнесла она. — Я столкнулась на пороге с мужчиной. Помнишь, я рассказывала, что обогнала его в парке, а он долго смотрел, мне вслед?
Модести грубо выругалась, и Тия изумленно уставилась, на нее.
— Как ты думаешь, он узнал тебя?
— Уверена, что да. Он смотрел мне прямо в лицо. Даже если он не знает, кто я такая, то скоро узнает. Похоже, он из высшего общества, раз общается с лордом Эмбри, а значит, мы почти наверняка пересечемся на одном из приемов.
— Но если мы уедем за город и вернемся через год, он может забыть о тебе. Или нет?
— Не знаю. Подозреваю, что Найджел просветил своего друга относительно меня и моей репутации. Ты же знаешь — он ужасный сплетник. — Тия вздохнула. — У нас будет законный повод уединиться в провинции — смерть Херста. Эдвина наверняка не останется в Лондоне, потому что несколько месяцев не сможет бывать на балах.
— Значит, решено! Я велю слугам с утра собрать вещи. Мы завтра же отправимся в деревню.
Модести говорила о Холстед-Хаусе, загородном доме, который Тия приобрела два года назад, поскольку не слишком жаловала пышные приемы и светские рауты и время от времени уезжала из Лондона, чтобы отдохнуть от городской суеты. Холстед-Хаус был лучшим местом для уединения. Тия любила особняк и по другой причине: он находился всего в пяти милях от Гарретт-Мэнор, в котором прошло ее детство.
Она уже была готова согласиться с решением Модести уехать, как вдруг обнаружила некоторую нестыковку.
— Постой, мы. не можем отбыть завтра! — Мысль о том, что они могли совершить ошибку, так напугала Тию, что сердце снова забилось в груди как сумасшедшее. — Сначала мы должны узнать о смерти Херста! Иначе наш отъезд сочтут подозрительным.
— О Боже, какая я глупая! Ну что ж, придется отложить эту затею на пару дней. — Она рассмеялась. — Пожалуй, надо ложиться спать, раз ничего другого не остается. Может, утро окажется мудренее вечера.
Стук в дверь заставил женщин подпрыгнуть от неожиданности. Они обменялись встревоженными взглядами.
— В чем дело? — спросила Тия, открывая дверь и надеясь, что ее голос не слишком дрожит.
— Прошу прощения, мисс, — виновато пробормотал дворецкий. — К вам пришел некий джентльмен. Я пытался намекнуть ему, что время для визитов неподходящее, но он настаивает на встрече с вами. — Тиллман протянул хозяйке листочек бумаги. — Он просил передать вам эту записку. Сказал, что ждет ответа.
Тия старалась выглядеть безмятежно, но от нахлынувшего ужаса у нее свело мышцы лица. Она приняла из рук дворецкого записку с таким страхом, словно это был приговор прокурора. Пробежав строки глазами, она постаралась улыбнуться.
— Передай гостю, что я сейчас спущусь. Проводи его в Голубую гостиную и предложи напитки, — велела она.
Тиллман выглядел озадаченным.
— Но в такое время, мисс! Мне кажется…
— Делай, что я говорю! — прикрикнула на него Тия. Качая головой, дворецкий вышел.
— Это он, тот самый мужчина, — зашептала Тия, едва Тиллман покинул комнату. — Что ему нужно?
— Хочешь, я пойду с тобой?
Поразмыслив, Тия отказалась:
— Лучше я одна. — Она горько усмехнулась: — Уж если меня схватят и осудят, пусть не думают, что ты что-то знаешь. Я не хочу тебя впутывать. И пусть этот человек считает, что об убийстве знаем лишь он да я.
С самым строгим выражением лица Тия спустилась в Голубую гостиную. Мысль о том, что у незнакомца нет никаких доказательств ее вины, немного успокаивала. И действительно, слуги никогда не выдадут ее, а слова одного человека едва ли будут весомы в суде, если до этого дойдет. Поэтому Тия решила все отрицать.
Прикрыв за собой дверь, она повернулась к «сероглазому незнакомцу», как она его про себя назвала. Рассудив, что лучшая линия защиты — нападение, она сердито спросила:
— Что означает ваше вторжение? Не знаю, какая нужда привела вас в мой дом, но даже если таковая имеется, это не повод спорить с моими слугами. Слишком позднее время для визитов. Если вы немедленно не удалитесь, я вызову полицию.
— Полицию? Великолепно! — насмешливо бросил мужчина. — Следовало сделать это раньше, сразу после вашего визита в дом на Керзон-стрит.
Кровь отхлынула от лица Тии.
— Что вы имеете в виду?
Патрику понравилась вызывающая поза мисс Гарретт, хотя оказанный ему прием нельзя было назвать теплым. В любой другой ситуации он с удовольствием продолжил бы пикировку, но только не сейчас.
— Думаю, вам хорошо известно, о чем я, — спокойно произнес он, глядя Тии прямо в глаза.
Она выдержала взгляд, оценивая противника. Похоже, этот человек не из тех, кто блефует, а значит, его визит может превратиться в серьезную проблему. Однако отступать было поздно, поэтому. Тия решила держаться намеченного курса.
— Что бы это ни было, для визитов слишком поздно. Кроме того, мне не нравятся недомолвки. Вы испытываете мое терпение, поэтому прошу вас уйти.
Патрик продолжал изучать Тию, словно ее слова были обращены не к нему. Он отметил высокий рост девушки, хотя и не столь высокий, как ему показалось в парке. Несмотря на строгую позу и высокомерна вскинутую голову, она выглядела невинной и трогательной, что очень удивило Патрика. Он иначе представлял себе женщину со скандальным прошлым, да еще и склонную к тому же к эксцентричным поступкам.
Две первые встречи были настолько мимолетными, что память Патрика запечатлела лишь гриву черных волос и надменный изгиб рта. Теперь же к нему добавилось несколько неожиданных черточек. К примеру, Патрик обнаружил, что мисс Гарретт весьма привлекательна. При этом в ней было что-то еще, чему Патрик никак не мог найти названия, — что-то, вызывающее желание подставить свое плечо.
Он поморщился. Придя в этот дом в столь позднее время, он отнюдь не собирался флиртовать или вести светские беседы. Целью его визита было выяснить, какое отношение имеет погибший человек к шантажу его матери. А теперь он оценивающе рассматривает мисс Гарретт, вместо того чтобы осторожно выспросить ее обо всем, что она знает. Вспышка интереса к ней весьма его обеспокоила. Во время первой встречи с Тией он не понял, что вызвало этот интерес, как не понимал и теперь.
Узнав от Найджела подробности скандала, связанного с мисс Гарретт, он ожидал встретить расчетливую гарпию, чья порочность и безнравственность убьют в нем интерес к этой женщине. Вместо этого он столкнулся с нежным созданием, неспособным скрыть растерянность под маской строгости. Казалось, что перед ним стоит юная девушка, всего пару лет назад окончившая школу благородных девиц, в самом деле смущенная поздним визитом незнакомого джентльмена. Мисс Гарретт была столь не похожа на всех тех женщин, с кем ему приходилось встречаться в обществе, что это ставило его в тупик. А чуть изогнутая линия рта так настойчиво привлекала его внимание, что он по-настоящему заволновался.
Все еще хмурясь, Патрик произнес:
— Хотите выставить меня? Советую сначала хорошенько подумать. Если я уйду, то мне не останется ничего иного, как обратиться к властям.
Лицо Тип на мгновение исказилось, затем обрело прежнюю надменность. Однако она отвела взгляд и принялась изучать рисунок стен, словно впервые его видела. Ее загнали в ловушку. Скорее всего у незнакомца не было доказательств ее вины, но если он вхож в высшее общество, то одних разговоров будет достаточно для очередного скандала. Кто знает, во что это выльется?
Довериться ему? Но ради чего? Откуда ей знать, что он не использует это против нее самой?
Патрик терпеливо ждал, пока мисс Гарретт примет решение. Интересно, знала ли она, как притягательно выглядит в этом домашнем платье простого покроя? По открытым плечам, словно змеи, струятся черные локоны, высокая грудь взволнованно поднимается, тонкие пальцы нервно теребят розовый шелк юбки. Он пришел сюда, приготовившись к битве. Он собирался вытрясти из мисс Гарретт нужные ему сведения, даже если придется прибегнуть к угрозам, но теперь оказался в крайне затруднительном положении. Трогательность и нежность мисс Тии шли вразрез с нарисованным его воображением образом распутницы, и оттого всякое желание бороться с ней пропало. Патрик вздохнул:
— Вам будет трудно поверить, но я вовсе не собираюсь добавлять вам хлопот. Мне просто нужно знать, что произошло в том злополучном доме, в частности кем был этот погибший мужчина. — Он постарался, чтобы его слова звучали убедительно. — Обещаю, что все сказанное здесь останется между нами. Возможно, мы сумеем друг другу помочь.
— Но почему я должна вам верить? И зачем вам помогать мне? Я вас совсем не знаю! Вы даже имя свое не назвали.
Патрик неожиданно улыбнулся, глаза его блеснули. Он преувеличенно учтиво склонил голову и проговорил:
— Позвольте представиться. Патрик Блэкберн, в недавнем прошлом убежденный поклонник американской глубинки.
— Это ни о чем мне не говорит, — хмуро пробормотала Тия, не желая поддаваться его обаянию. Все обаятельные мужчины, встреченные ею в жизни, оказывались при ближайшем рассмотрении завзятыми мерзавцами. Взять, к примеру, лорда Рэндалла или того же Херста.
Патрик выпрямился, его улыбка, не встретившая ответа, несколько померкла.
— Возможно, имя леди Колдекотт известно вам больше? Это моя мать. Барон — ее второй муж.
— Конечно, я знаю леди Колдекотт! — вырвалось у Тии.
Она была в отчаянии: обрести врага в лице сына столь родовитой особы не входило в ее планы. Что же теперь делать? Из всех богатых и известных джентльменов высшего света ей посчастливилось встретить на пороге пустующего особняка именно мистера Блэкберна, вот ужас! Стоит ее сегодняшнему гостю шепнуть одно лишь слово своей матери о причастности Тии к убийству, как завтра новость облетит всю Англию. С мнением леди Колдекотт в обществе считались. Всеобщее осуждение, позор и, возможно, даже суд замаячили на горизонте.
Патрик меж тем вопросительно приподнял бровь:
— И что же? Теперь это делает меня более желанным союзником?
— Вряд ли, — покачала головой Тия. — Сегодня днем я видела вас в компании лорда Эмбри, из чего делаю вывод, что он ваш друг. — Ее голос стал тверже. — Он известный повеса, как и все его приятели. То, что вы вхожи в круг его знакомых, не делает вас «желанным союзником».
Подобная колкость задела Патрика, и он ответил довольно резко:
— Полагаю, ваша репутация безукоризненна, если позволяет вам судить о других? — Он знал, что это нечестно, но слова вылетели сами собой.
Тия едва заметно вздрогнула. Чувствуя себя виноватым, Патрик приблизился к мисс Гарретт и взял ее за руку:
— Прошу простить меня за грубость. Это было некрасиво с моей стороны.
Тия высвободила руку и горько усмехнулась:
— Вам не за что извиняться. Моя репутация известна всем.
Он удивленно взглянул на нее:
— Вы действительно заслужили ее?
— Теперь это не имеет значения, — негромко ответила Тия, почему-то внезапно испугавшись и отступая назад.
Близость малознакомого мужчины, столь привлекательного внешне, ее взволновала. Уже много лет — целых десять, если быть точной, — ни один мужчина не вызывал в ней никаких эмоций, кроме раздражения или презрения. Но в этом высоком темноволосом американце было что-то особенное, неуловимое, отчего хотелось присмотреться к нему повнимательнее. И именно это забытое желание нашептывало Тии держаться от него подальше.
Оказавшись на безопасном расстоянии, она произнесла почти ровным голосом (один Бог знает, как тяжело ей это далось!):
— Наш разговор ни к чему не приведет. Возможно, вы действительно не желаете мне зла, но мне нечего вам сказать. Еще раз прошу вас уйти.
Патрик продолжал стоять. Он оказался в затруднительном положении. Нежелание мисс Гарретт довериться ему странным образом задело его, хотя и не, слишком удивило. Ведь они совсем не знакомы, и ее недоверие в сложившихся обстоятельствах было понятно. Но помощь Тии была ему необходима: шантажист выбрал особняк на Керзон-стрит местом встречи, а именно там погиб незнакомый ему мужчина, и именно оттуда выбежала бледная мисс Гарретт. Между всем этим должна быть какая-то связь, и только Тия могла пролить свет на происходящее. Возможно, смерть мужчины и шантаж были фрагментами совершенно разных историй, но пока других ниточек в руках у Патрика не было.
Он потеребил мочку уха, обдумывая следующий шаг. Конечно, он мог выложить свой главный козырь, но не был уверен, что для этого пришло время. К тому же не известно, к какому это приведет результату. Может быть, узнав некоторые детали, мисс Гарретт, наоборот, вздохнет с облегчением и откажется ему помогать.
Патрик еще раз пытливо взглянул на девушку. Черт! Судя по тому, как упрямо вздернут ее подбородок, она не собирается отступать!
Тия по-своему расценила этот взгляд — ей почудился в нем вызов.
— Мистер Блэкберн, мне не хотелось бы выставлять вас силой, но вы злоупотребляете… — Она расправила плечи и продолжила: — Еще раз прошу вас уйти. Давайте избежим неприятной сцены: уходите сами.
Патрик вздохнул:
— Я понимаю вас, поверьте. Но мне нужна ваша помощь, мисс Гарретт. Мы можем быть полезны друг другу.
— Боюсь, ваши проблемы меня не касаются, — почти простонала Тия. Запас ее уверенности иссякал. Она желала, чтобы странный гость ушел, но боялась того, что он может натворить, покинув дом.
Отрицать, все отрицать! Тия хотела с вызовом взглянуть в глаза мужчине, но взгляд вышел каким-то жалким, умоляющим. Почему он не уходит? Что ему нужно от нее? Чем дольше он стоят напротив, тем сумбурнее се мысли. Мало того что мистер Блэкберн хорош собой, он еще так долго смотрит на нее, словно изучая. Когда гость предложил ей свою помощь, Тия еле удержалась от того, чтобы немедленно не согласиться. Что это с ней? Разве горький опыт с Хоули не научил ее осторожности? Как можно доверять мужчине? Тем более столь самоуверенному и привлекательному.
Взволнованная и несчастная, Тия колебалась. Довериться своей интуиции? Рискнуть? Открыться ему?
Победила осторожность. Пусть уходит! Чем дольше он стоит рядом, тем больше слабеет ее оборона, возрастает желание рассказать о трагедии и поделиться своими страхами. Поймав себя на этой мысли, Тия содрогнулась. Неужели она собственными руками даст мистеру Блэкберну оружие, с помощью которого он может ее уничтожить?
Избегая мягкого взгляда серых глаз, Тия взмолилась:
— Да уходите же!
Патрик подошел к окну, несколько секунд постоял возле него, затем вернулся к Тии, приняв решение.
— Вы имеете полное право мне не доверять. Однако я должен сказать вам нечто, что убедит вас в моих добрых намерениях.
Тия подняла на него взгляд. Даже теперь, когда решение было принято, она отчаянно хотела поверить ему. Откуда взялось это непреодолимое желание поведать ему обо всем?
— О чем вы говорите?
— Я вижу, что вам нелегко сейчас. Но может, мои слова снимут камень с вашего сердца? Что, если я скажу, что вы не убивали того мужчину?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Клянусь луной - Басби Ширли



Ета книга выше всяких похвал. Сидела читала всю ночь пока под утро не кончила. Именно ета книга мне нравится больше всего у етого автора. Кто еще не читал РЕКОМЕНДУЮ:)))
Клянусь луной - Басби ШирлиСвет@
24.02.2012, 21.54





ну если света к утру кончила придется почитать))))
Клянусь луной - Басби Ширлиещё наталья
24.03.2012, 18.02





довольно не плохо
Клянусь луной - Басби Ширлиарина
7.07.2012, 8.16





Если Света рекомендует ета-то надо обязательно прочитать. Не дурно.Очень даже мило.Но у ширли басби мне больше нравтся книжка "Сердце обмануь нельзя."
Клянусь луной - Басби ШирлиЛюдмила
5.11.2012, 22.12





Этот любовно-детективный роман превосходен, как любовная, так и детективная часть. По жизни наблюдала завистливых сестер и пришла к выводу, что от них надо дистанцироваться как можно дальше и лучше навсегда, что Вы и можете наблюдать в этом романе.
Клянусь луной - Басби ШирлиВ.З.,65л.
14.02.2013, 10.35





Этот любовно-детективный роман превосходен, как любовная, так и детективная часть. По жизни наблюдала завистливых сестер и пришла к выводу, что от них надо дистанцироваться как можно дальше и лучше навсегда, что Вы и можете наблюдать в этом романе.
Клянусь луной - Басби ШирлиВ.З.,65л.
14.02.2013, 10.35





Роман цікавий.рекомендую.
Клянусь луной - Басби ШирлиАлла
24.02.2013, 19.33





Давно я не читала романа, где главаня героиня такая полная дура. Одна мысль о том, что ГГ решил жениться на ней в отместку за то, что она отказалась стать его любовницей, попахивает дурдомом.
Клянусь луной - Басби ШирлиТатьяна
26.02.2013, 17.54





Читала ранее,не впечатлил.Ожидала большего.
Клянусь луной - Басби ШирлиГандира
23.06.2013, 1.16





За сутки я конечно его не прочитала, но все ровно, очень понравился...
Клянусь луной - Басби ШирлиМилена
16.07.2013, 13.34





Очень хороший роман, советую почитать
Клянусь луной - Басби ШирлиОльга
16.07.2013, 18.20





Девичьи мечты, первая любовь, подлость, страсть, преступные намерения - всё это очень увлекательно, но моментами глупые реплики главной героини, да ещё не к месту, очень раздражают.
Клянусь луной - Басби ШирлиItis
14.09.2013, 22.40





У Басби все книги неплохие.rnА реплики... если б вы знали, как много зависит от переводчика. rnОднажды читала книгу, которая мне очень понравилась, правда, не Басби. Прошло какое-то время. Читая еще одну книгу, испытывала странное дежавю. Только потом поняла, что эта книга мне напоминает. Но какая же она была отвратная в отличии от той, что я читала раньше. Каждая фраза построена не так. Посмотрела: переводчики были разные. Автор один.
Клянусь луной - Басби ШирлиАлла
17.11.2013, 14.54





как то не зацепил 8 баллов
Клянусь луной - Басби Ширлитая
19.11.2013, 11.34





И смех и слёзы вызывает этот роман! Читайте не пожелеете, очень хоорошиий роман!
Клянусь луной - Басби ШирлиАнна Г.
6.08.2014, 21.26





Нема слів.Читайте.Може кому і сподобається.Ставлю 7.
Клянусь луной - Басби ШирлиЛюдмила
15.08.2014, 0.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100