Читать онлайн Хозяйка поместья, автора - Басби Ширли, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка поместья - Басби Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 176)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка поместья - Басби Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка поместья - Басби Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Басби Ширли

Хозяйка поместья

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 13

После того вечера время потекло медленнее. Они пробыли в хижине уже две недели, и Кэтрин заметно поправлялась. Она несколько раз заговаривала о том, чтобы уехать, но, казалось, Джейсон не торопился возвращаться. С раздражением она спросила, как долго они еще останутся здесь, и он лениво усмехнулся:
— А к чему такая спешка? Я тебя не съем! С подозрением глядя на него, она поинтересовалась:
— Разве никто не будет беспокоиться о нас? Джейсон безразлично дернул плечом.
— Какая разница — днем раньше, днем — позже?
— Как ты жесток! Я хочу видеть сына, и Рэйчел, наверное, сходит с ума от беспокойства. Если не ради меня, то хотя бы ради них вернемся как можно скорее!
Джейсон, который в это время отдыхал, лежа на кровати, только сверкнул в ответ глазами, особенно заметными на фоне бороды, покрывшей его щеки и подбородок, взял Кэтрин за руку и притянул ее к себе. Оказавшись лицом к лицу с мужчиной, которого она любила несмотря ни на что, она пустила в ход единственное свое оружие — злость. Правда, оно далеко не всегда срабатывало, пасуя перед его влечением, уступая ее желанию, но сегодня ей было легко ненавидеть его ленивое высокомерие.
— Отпусти меня! — Она яростно барахталась в его железных руках, пока он не уложил ее рядом и не начал целовать лицо.
— Кэтрин, ну почему ты борешься со мной? Я начинаю подозревать, что с собой ты тоже борешься. Интересно, почему?
Испуганная тем, что он рядом, она возобновила попытки освободиться, но он подмял ее под себя, уверенный в том, что сейчас она растает, как это бывало в прошлом. Но его прикосновения вызвали у нее не жар желания, а непреодолимый панический ужас. Когда она почувствовала его железные руки, внезапно в ее сознании помимо ее воли произошла страшная подмена — он стал Давалосом. Кэтрин сражалась, как дикое животное. Джейсон видел ее глаза, полные ужаса, слышал отчаянную мольбу:
— Не трогай меня! О Боже, пожалуйста, не трогай! Если сначала он скептически отнесся к ее сопротивлению, то теперь озадаченно понял, что здесь не просто обычное ее упрямство. Он отпустил Кэтрин и хмуро наблюдал, как она отскочила в угол, как ее трясло.
— Я просто не хотела, чтобы ты так до меня дотрагивался.
На Джейсона страшно было смотреть.
— Кэтрин, это должно прекратиться! Я не желаю всякий раз насиловать тебя, когда тебя хочу, как не желаю жить в состоянии постоянной войны. Пора признать тот факт, нравится тебе или нет, что мы женаты, и я не могу любить тебя платонической любовью! Не знаю, что у тебя на уме. Может быть, скажешь, что на этот раз я сделал такого, что так неприятен тебе? После того как Давалос похитил тебя, ты странно себя ведешь. Ради Бога, объясни, в чем дело?
Она только проговорила:
— Ребенок. Раздраженно вздохнув, он убрал со лба прядь волос и смотрел, как она стоит в углу, съежившись, напоминая раненое животное.
— Ребенок, которого ты потеряла?
Она кивнула.
— Но какое это имеет отношение к твоему поведению в Терр дю Кер?
Разозленная его настойчивостью, она разразилась истерическим потоком слов:
— Я не хочу быть самкой! Найди кого-нибудь другого для этой роли! Я слышала, что ты сказал Элизабет в то утро в Париже. Ты никогда не хотел жениться на мне! Если ты только хотел, чтобы тебе подарили вереницу детей, почему не выбрал ее?
— Ты думаешь, что говоришь? — неприязненно спросил ее Джейсон. — Я не знаю, о чем вообще идет речь, да и ты, наверно, тоже!
— Говорю тебе, что я слышала! Ты сказал ей, что я нужна только для того, чтобы рожать сыновей, и ни для чего другого!
Он давным-давно забыл ту сцену с Элизабет и зло ответил:
— Не имею понятия, о чем ты говоришь! Если я так глупо и отвратительно объяснил твоей кузине, то просто для того, чтобы у нее не было на меня видов.
— Я тебе не верю! Тебя заставили жениться на мне, и ты решил, что я подхожу для твоих целей! — кричала Кэтрин из своего угла.
Тут Джейсон перебил ее:
— Здесь ты заблуждаешься. Никто не мог заставить меня жениться, если бы я сам не захотел этого. Ты могла быть дочерью короля Англии, но если бы я тебя не выбрал — хочу добавить, сам не выбрал, — ничто не заставило бы меня жениться на тебе!
Джейсон теперь так же тяжело дышал, как и Кэтрин, и был зол не меньше нее.
— И никто не подталкивал меня. Если ты помнишь, это я предложил пожениться. Я мог запросто отправить тебя обратно в Англию!
— Ты сказал, что тебе нужна лишь производительница. Ты сказал это Элизабет! — Кэтрин боялась поверить тому, что слышит. Господи! Этот разговор с Элизабет отравил ей жизнь!
— Если бы мне нужна была женщина только для деторождения, я не выбрал бы тебя с такими узкими бедрами, а выбрал бы Элизабет — она больше подходит для этой роли, если ты помнишь, у нее чудесные широкие бедра!
Кэтрин обиженно спросила:
— Тогда почему же, если я не подхожу для этой роли, ты на мне женился?
Джейсон совсем обезумел от ярости. Он подскочил к Кэтрин, встряхнул ее и заорал:
— Бог знает! Конечно, не из-за твоего чудесного характера!
И тут вдруг его осенило. Он понял, что должен сказать ей, понял, какая истинная причина стоит за его яростью. И он мягко и нежно сказал:
— Я люблю тебя, Кэтрин, люблю с того момента, когда мы ехали в Париж… Я проснулся, и тут была ты, сидела и выглядывала из окна. Я всегда знал, что мне нужно не только твое тело — уже тогда я хотел большего!
Он увидел перед собой смущенные фиалковые глаза. Она так долго ждала от него этих слов, что почти не поверила им. Но ей так хотелось верить ему! Напряжение оставило ее, но уже следующие его слова заставили ее насторожиться:
— Может быть, я не любил тебя, когда лишил невинности, но уже до отъезда из Англии я знал, что ты глубоко проникла в меня, что я не смогу тебя оставить.
— Вожделение, — покачала она головой, уверенная, что им двигало лишь это чувство, но Джейсон не согласился.
— Не думаю так, моя маленькая любовь, но кто знает, что вначале влечет мужчину к определенной женщине? Может быть, и вожделение, я просто не знаю. Но потом это было уже не только вожделение. Я ведь удовлетворил свои желания, и, если бы мной руководили только они, я бы не повез тебя во Францию!
Джейсон не знал, что говорить, он никогда не был в подобной ситуации. Те объяснения, которые обычно приводили к нему в объятия и в постель женщин, здесь не годились. Он дрожал, как юнец. Впервые он по-настоящему признавался в любви, и ему трудно было произносить эти слова. Кэтрин не поддерживала его, неподвижно стоя рядом. Он снова нетерпеливо встряхнул ее.
— Ты слышишь меня? Я люблю тебя, упрямый, своенравный ребенок! Люблю тебя'.
Наконец со вздохом облегчения она прильнула к нему. На глазах у нее выступили счастливые слезы, она бессвязно повторила:
— О, я люблю тебя тоже. Мне казалось, я умру, если ты не будешь любить меня! С нежной улыбкой он спросил:
— А ты не могла это сказать, девочка? Мужчина не будет вести себя так, как я, если он не любит женщину. Почему я женился на тебе? Почему привез Шебу в Терр дю Кер, если не для тебя? Почему мучился от ревности, когда увидел тебя с Адамом? Боже мой, котенок, через какие испытания я прошел? Каждый раз, когда я думал, что мы становимся ближе, ты превращалась в маленькую дикую кошку и старалась выцарапать мне глаза.
Кэтрин издала какой-то звук и крепче прижалась к нему. Он нашел губами ее ухо и нежно укусил его. — У меня мысли плывут, когда ты в моих объятиях. Каждый наш спор мог бы тут же кончаться, если бы ты вот так же стояла!
— Не правда! Ты возненавидел меня в Белле Виста, когда я так сделала. — Она обвиняла его, но ее глаза лучились теплом.
Он зарылся головой в ее кудри.
— Котенок, я тогда дико ревновал, я был близок к тому, чтобы убить тебя. Вспомни, ты пропадала почти год, и я был уверен, что Адам — твой любовник.
— Адам? — удивилась Кэтрин, и Джейсон только тут сообразил, что не рассказал ей о том, что вместе с матерью приехал и ее брат. Более того! Не только ее брат, но и его тоже!
От изумления ее глаза стали почти круглыми. Какое счастье! Ей все время хотелось повторять мужу, как сильно она его любит, почему так вела себя. Настало время признаний для них обоих, но Кэтрин не могла заговорить о Давалосе. Она понимала, что это нужно сделать, что без признания счастье ее не будет полным, но, прижав голову к широкой груди Джейсона, не могла решиться и произнести страшные слова.
Не догадываясь о ее внутренней борьбе и терзаниях, Джейсон поцеловал ее склоненную голову.
— Я так люблю тебя, Кэтрин. Ты моя! Ты всегда была моей, и только из гордости и упрямства не желала этого признавать. Я знал это уже в ту ночь, когда ты танцевала передо мной в красном цыганском платье. Помню, что подумал тогда: маленькая ведьма, выступаешь ты здесь в последний раз, отныне и навеки ты будешь танцевать только передо мной, только я буду видеть все твои прелести! — И добавил:
— Как я ревновал, когда думал о твоих возможных любовниках!
Она вздрогнула и с болью в голосе спросила:
— А для тебя имело бы значение, если бы у меня были любовники?
Он так сжал ее, что мог бы и не отвечать.
— Для меня невыносима даже мысль, что тобой обладает кто-то другой! Что со мной было, когда я решил, что ты и Адам — любовники! Господи, даже не хочется вспоминать об этом!
Наслаждаясь его объятиями, она с горечью думала, что эти минуты горького счастья могут быть последними. Как рассказать ему о Давалосе? Губы Джейсона слились с ее губами, она отвечала ему с любовью и желанием, но как только его поцелуй стал настойчивее, а руки начали ласкать ее, это был уже не Джейсон! Его мягкие губы стали вдруг отвратительными губами Давалоса, и ужас охватил все ее существо. Она задрожала и, боясь сорваться на крик, с силой выскользнула из объятий Джейсона.
Он озадаченно смотрел на эту побледневшую незнакомку» с дикими глазами.
— Что случилось? — непонимающе спросил он.
— О Боже! Не дотрагивайся до меня! — всхлипнула она. — Я не вынесу этого!
— О чем ты говоришь?
На его лицо она старалась не смотреть. Попыталась заговорить, но язык не повиновался ей. Терпеливо, как взрослый ребенка, Джейсон спросил:
— Что случилось?
Ее губы дрожали, в конце концов она выговорила:
— Я не могу сказать тебе. Пожалуйста, не спрашивай меня.
— Это плохо. Ты говоришь, что любишь меня, и тут же отталкиваешь, словно я хочу тебя изнасиловать.
Кэтрин вздрогнула при этих словах, а Джейсон опять притянул ее к себе. Она вырвалась, подлетела к двери и смотрела на него оттуда, как затравленное животное; в глазах у нее застыло страдание. Не дожидаясь приступа его ярости, она простонала:
— О, Джейсон, это не из-за тебя! Из-за Давалоса! Он, он… — Она не могла произнести эти слова, но и так все было ясно.
Джейсон из смуглого стал белым, посветлели даже его глаза, но Кэтрин не заметила в них муки. Она лишь услышала его ледяной голос:
— Он изнасиловал тебя?
Короткий кивок был ему ответом. Она не подымала глаз, боясь увидеть отвращение на его лице. Прислонилась к двери и кричала:
— Я сражалась с ним, но он связал мне руки. Я не могла остановить его. Слава Богу, этот ночной кошмар был только один раз, если бы он еще дотронулся до меня, я или бы умерла, или бы убила его.
Кэтрин подняла голову. Глаза его полыхали холодной яростью, но она не знала, о чем он в этот момент думал, и не правильно истолковала ее причину. А ему было смертельно больно и стыдно, что из-за него она подверглась такому унижению. Она не знала, что злость эта направлена против него самого: он не смог защитить ее, не смог уберечь от опасности тем утром. И все только потому, что потерял контроль над собой и не удержал ее. Он обвинял себя в тупости, потому что сразу не понял, что произошло. Его руки непроизвольно сжались в кулаки, рот болезненно искривился. Увидев это, Кэтрин не выдержала:
— О Боже, Джейсон, здесь нет моей вины! Я всего лишь женщина, и руки у меня были связаны! — Она бросилась на кровать.
При виде ее страданий он забыл о себе. Злость куда-то подевалась, больше всего ему хотелось утешить ее, взять на руки, сказать, что он любит ее — только бы затихла ее боль.
Он едва протянул руку, как Кэтрин забилась в истерике.
— Не трогай меня! Никогда не дотрагивайся до меня! Ненавижу тебя! Ты понимаешь — л ненавижу тебя!
В этот момент Джейсон поверил ей. Для обоих это была бесконечная ночь. Кэтрин лежала с сухими глазами и желала, чтобы холод, исходивший от Джейсона, заморозил ее, и она бы ничего больше не чувствовала.
Утром с грустью наблюдала, как муж собирал вещи.
— Мы уезжаем в Терр дю Кер? — безразлично спросила она.
— Нет причин оставаться здесь, — ответил он каменным голосом, и Кэтрин показалось, что в этот момент умерло ее сердце.
Джейсон быстро упаковал все, оседлал лошадей, и они покинули долину, молча оплакивая свое недолгое счастье. Разговаривать им было не о чем. Джейсон всю дорогу думал о Пьющем Кровь.
Но Пьющему Кровь он был не нужен, поскольку его план и так осуществлялся. Он без труда нашел испанца и предложил ему свои услуги — проводить к золоту, которое тот разыскивал. Давалос отнесся к нему с подозрением и какое-то время колебался, пока Пьющий Кровь не пояснил:
— Ты никогда не добьешься этого от Джейсона. Нолан мертв, только я один знаю дорогу туда. Давалос сузил свои черные глаза.
— Почему ты хочешь показать ее мне? Пьющий Кровь невозмутимо приподнял бровь:
— Ты потратишь много времени и сил, досаждая Джейсону. Ему не нужно золото, но если ты поделишься со мной, я покажу тебе дорогу.
Давалос про себя посмеялся глупости Пьющего Кровь.
Его солдаты никогда не задумывались над действиями своего лейтенанта, они просто выполняли его приказы. Он сказал, а они поверили, что Джейсон совершил какое-то преступление против Испании и что, захватив его жену, они поймают и самого Джейсона. Они следовали туда, куда посылал их Давалос, однако когда он приказал им ступить на территорию команчей, многие испугались, особенно после того, как проводником их стал индеец. Пьющий Кровь указывал путь, не вступая в лишние разговоры, но однажды вечером подошел к Давалосу и сказал, что хочет поговорить с ним наедине. Отойдя в сторону, индеец спросил:
— Ты поделишься с ними?
Ответ был отрицательным.
— Конечно нет. Что они будут с этим делать?
— Как ты собираешься скрыть это от них?
— А уже близко? Медленный кивок в ответ.
— Очень близко? Еще один кивок. Давалос загорелся:
— Покажи мне!
— А другие?
Давалос прикусил губу.
— Мы уедем, когда они уснут, и ты покажешь мне. Успеем вернуться прежде, чем у них возникнут подозрения.
Пьющий Кровь только кивнул. Дождавшись, когда все уснут, они покинули лагерь. Два часа ехали молча, потом Давалос пожаловался:
— Ты же говорил, что это близко.
— Это так, — последовал спокойный ответ. Прошел еще час, начинало светать.
— Сколько еще ехать? Мы не успеем вернуться вовремя.
Пьющий Кровь медленно обвел взглядом каньон. Через час над головой будет светить солнце. Они углубились в Земли команчей; безусловно, испанские солдаты повернут обратно, поскольку невозможно найти их в каньоне. Он внезапно остановил лошадь и ударил Давалоса прикладом ружья. Удар застал Давалоса врасплох, и он, как мешок, свалился на землю.
Пьющий Кровь, по лицу которого блуждала сейчас страшная улыбка, донага раздел Давалоса, положил его лицом вверх на песок, обмотал запястья и щиколотки ремнями из сыромятной кожи. После этого врыл в землю каньона четыре кола, которые привез с собой, врыл глубоко и привязал к ним ремни. Затем сел и начал наблюдать, как поднимается над каньоном солнце.
Давалос пришел в себя, и его охватил ужас, когда он понял, что смотрит в лицо смерти. Пьющий Кровь опустился на землю рядом с ним и почти любовно медленно отрезал Давалосу веки, не обращая внимания на жуткие крики испанца. Его глаза, теперь незащищенные, смотрели на немилосердно палящее солнце. Пьющий Кровь уселся в тени скалы и стал ждать смерти Давалоса. Он был глух к его мольбам, он терпеливо ждал конца.
Смерть, которую он выбрал для испанца, была жестокой, но и Давалос был не из мягких людей. Индеец знал, сколько горя принес он людям, и считая свое решение справедливым. На рассвете третьего дня, когда Давалос был чуть жив, Пьющий Кровь еще раз подошел к нему и мягко сказал:
— Нехорошо, когда человек умирает, не зная почему, Я убиваю тебя не потому, что ты убил Нолана, которого Джейсон любил как брата, но потому что ты осмелился стрелять в Джейсона, моего брата. — Если бы Давалос мог еще видеть, его охватил бы ужас, когда индеец приготовил длинный, острый, как бритва, нож. Его рука секунду лежала на гениталиях Давалоса, потом индеец просто сказал:
— За жену моего брата. — Мелькнуло лезвие, и крик агонии эхом отозвался в каньоне. Даже не оглянувшись назад, Пьющий Кровь оставил умирающего в красной луже, которая медленно расплывалась под ним, и направил свою лошадь из каньона.
Он приехал на плантацию задолго до назначенного срока — два месяца. Однажды вечером индеец остановился у большого дома и встретился на ступенях с Джейсоном. Они долго смотрели друг на друга тяжелым взглядом, наконец Пьющий Кровь сказал спокойно:
— Все сделано.
— Ты хочешь сам сказать это Кэтрин? — спросил чисто выбритый и хорошо одетый джентльмен.
— Нет. Передай ей только, что он пострадал за то, что сделал.
Джейсон задумчиво посмотрел вслед индейцу и медленно вошел в дом. Перед этим трое мужчин наслаждались послеобеденным бокалом вина. Поговорив с Пьющим Кровь, Джейсон не вернулся в общество Адама и Гая, а прошел в большую гостиную, где Кэтрин в очаровательном платье из зеленого шелка беседовала со своей матерью.
Ему нравилось смотреть на них со стороны — Кэтрин с каждым днем становилась все красивее, и Рэйчел расцвела, голубые ее глаза светились покоем и умиротворением. Улыбнувшись, он сказал обеим женщинам;
— Ничего страшного. Просто перед тем, как Кэтрин отправится спать, я хотел бы сказать ей несколько слов.
— Если это важно, можешь сказать мне сейчас.
Он покачал головой.
— Нет, позже. — И ушел.
После его ухода Кэтрин было уже не до разговора с матерью, ее мысли постоянно возвращались к Джейсону. Что он хотел сказать? Сославшись на головную боль, она рано поднялась в свою комнату.
В спальне Жанна помогла ей раздеться, и Кэтрин накинула белый кружевной халат поверх ночной сорочки. Глядя на то, как эффектно она выглядела на фоне зеленого бархатного кресла, никто бы не сказал, что с ней недавно произошло. Но внутренне она еще не оправилась, и временами ей казалось, что это вообще невозможно. В ее отношениях с Джейсоном было много боли и разочарования. Сейчас они играли роли любящих мужа и жены столь искусно, что все были одурачены. Но не Адам.
Как-то Адам заметил, как вздрогнула Кэтрин от прикосновения мужа и как Джейсон не успел скрыть своего растерянного взгляда. Адам понял, что между ними что-то не так, но в то же время он знал, что оба они любят друг друга. Что же тогда происходит?
Сидя в кресле у камина, Кэтрин думала о том же. Ее невеселые мысли прервались, когда распахнулась дверь, отделяющая ее комнату от комнаты мужа. Ей стало страшно, когда она увидела приближающегося Джейсона.
— Вернулся Пьющий Кровь, — сказал Джейсон. — Он попросил передать, что Давалоса нет и что он страдал за то, что взял тебя.
Джейсон заставил себя произнести эти слова, но после них во рту у него осталась горечь.
Пристально глядя на него, Кэтрин поняла, что весть о смерти Давалоса не принесла ей того избавления, которого она ожидала. Хотя она была рада, что он мертв. Но все равно между нею и Джейсоном оставалось слишком много преград.
Вернувшись домой, она решила забыть все, что с ней случилось, но не смогла волевым усилием сломить себя. Сейчас она смотрела на Джейсона, который не торопился уходить. Он перехватил ее взгляд, и она почувствовала, как растет в ней холодное чувство страха.
Привычным жестом Джейсон развязал галстук и бросил его на пол. Затем сбросил туфли. Он следил за ее реакцией на каждое свое движение, играя с ней, как пантера с кроликом. Вытянувшись на стуле, он протянул к огню камина длинные мускулистые ноги. Красивое его лицо над белой шелковой рубашкой казалось еще красивее. На нем все еще был изумрудный бархатный пиджак, надетый к обеду. Перед Кэтрин был обаятельный, сильный мужчина, и этот мужчина был ее мужем.
Она не могла догадаться, о чем он думает, она не доверяла его улыбке, притаившейся в уголках рта. Дальше молчать было неловко, и Кэтрин спросила:
— Как ты думаешь, Рэйчел и Гай найдут когда-нибудь решение? Мне так жаль их.
Джейсон молча любовался ею. Черные ее кудри отлично выглядели на белом кружеве халата, бархатное кресло было словно создано для ее стройной фигуры. Даже с этими тенями под глазами она была ослепительно красивой, желанной и любимой. Больше, чем всегда.
— Я не думаю, что в их ситуации возможно простое решение, — ответил он, помолчав. — О разводе по-прежнему не может быть и речи. Теперь, по крайней мере, они могут видеть друг друга и знать, что их любовь взаимна. А это так много…
Она отвела глаза и, следуя своим мыслям, спросила:
— Как ты думаешь, а они… они…
— Спят ли они вместе? — закончил он за нее. Кэтрин кивнула. Ее муж холодно продолжал:
— Я сомневаюсь! Они больше не испытывают той страсти, что в юности. Но пойми меня правильно, думаю, больше всего на свете Гай хотел бы сделать Рэйчел своею — в полном смысле этого слова. Однажды он уже чуть было не привел ее к бесчестью и, любя ее, не пойдет на новый скандал. Нет, они не спят, — закончил он, потом со значением добавил:
— Отец будет обожать Рэйчел до конца ее дней, он может предложить ей все, кроме брака. А по поводу их физического союза — тут я сильно сомневаюсь.
— Как это ужасно! — с грустью произнесла Кэтрин. — Любить кого-то и не иметь возможности что-либо сделать.
— Да? — хладнокровно спросил Джейсон. Взглянув на него и увидев ироническую нежность в его глазах, Кэтрин нервным жестом поправила на себе халат. Джейсон встал, сбросил с себя пиджак, потом начал расстегивать перламутровые пуговицы на рубашке.
— Знаешь, Кэтрин, пора что-то делать с нашей отчужденностью, — сказал он как можно мягче. — Я люблю тебя, и ты моя жена. Нельзя жить так дальше. Я не верю тому, что ты сказала тогда в хижине. Разве ты ненавидишь меня? Глаза выдают тебя — неужели ты думаешь, что я этого не замечаю?
Кэтрин подняла глаза, но, встретив его ласковый взгляд, тут же опустила их.
— Кэтрин, я люблю тебя. Поверь мне и позволь помочь тебе. Вместе мы преодолеем все трудности на нашем пути.
Она снова посмотрела на мужа. Черные волосы у него на груди вызвали воспоминания, которые ей лучше бы забыть. Не в силах вынести этой игры в кошки-мышки, она внезапно встала, спряталась за кресло и умоляющим тоном сказал»:
— Я еще не готова к такой встрече, Джейсон. Пожалуйста, уйди. Только не сегодня вечером.
Он медленно покачал головой, и рубашка присоединилась к пиджаку.
— Ты никогда не будешь готова. С каждым днем то, что случилось, представляется тебе все более ужасным. Пойми меня правильно — это уже случилось, и теперь это уже прошло! Исправить ничего нельзя, как бы отчаянно мы этого ни желали. Я думаю, мы должны похоронить то, что он сделал, вместе с ним.
Ее глаза были широко открыты, во рту пересохло, она избегала смотреть на полуодетого мужчину, стоявшего перед ней. Он сделал к ней шаг, но она с криком отлетела в другой конец комнаты. Схватив за руку, Джейсон притянул ее к себе. Она страдала в его объятиях, но он только провел губами по пышным душистый локонам.
— Видишь, нет ничего страшного. Помни, моя дорогая, я люблю тебя. И я не сдамся. Как ей хотелось верить его словам!
— Тогда почему же ты был так холоден, когда я сказала тебе? Ты ненавидел меня — я знаю это! Ты винил во всем меня — и ты никогда этого не забудешь!
Теплыми пальцами он поднял ее голову, чтобы посмотреть в глаза. Его собственные глаза были мрачны, но на этот раз Кэтрин увидела в них муку и боль.
— Мы забудем это! — твердо произнес Джейсон. Он нежно встряхнул ее. — Кэтрин, я люблю тебя. Мне трудно передать свои чувства, когда я все узнал, но я никогда не винил тебя! Верь мне! Тогда я чувствовал, что предал тебя. Мне хотелось убить Давалоса, и, наверное, это чувство отразилось на моем лице, но оно было направлено на него — не на тебя!
Глядя на его искаженное страданием лицо, она верила ему. Было очевидно, что он страдал так же, как и она. Желая утешить его, она непроизвольно прильнула к нему, ее рука нежно гладила его лицо. Джейсон поймал ее и прижал к своим губам.
— Кэтрин, никогда не думай, что я виню тебя. Мне страшно было представить тот ужас, через который ты прошла и который остался в тебе. Я не могу выдержать того, что ты так страдала по моей вине. — Он горько добавил:
— Кажется, все, что я делал, причиняло тебе только боль и страдания.
Кэтрин положила голову ему на грудь:
— Ты доставил мне много радости, Джейсон. У нас есть Николае. — У нее перехватило горло, но она добавила:
— И я думаю, что у нас еще будут дети, да? Ты действительно думаешь так, как говоришь?
Его руки крепче прижали ее, а голос дрожал, когда он сказал:
— Да, я действительно так думаю! Все, что случилось, не имеет значения. Даже если бы тебя изнасиловала вся испанская армия, я не стал бы любить тебя меньше. Забудь Давалоса!
— Я хотела бы сделать это, — неуверенно начала она, — но что-то случилось внутри меня. Когда ты ласкаешь меня, это уже не ты, а Давалос.
Руки Джейсона нежно легли ей на плечи.
— Доверься мне, любовь моя.
Нежно, как укладывает мать больного ребенка, он уложил Кэтрин на кровать, медленно и осторожно раздел ее. Через секунду его теплое, сильное тело скользнуло рядом с ней, испуганной и дрожащей. Она не откликнулась на его прикосновение, уверенная, что не сможет почувствовать ничего другого, и слезы одна за другой покатились из уголков ее глаз. Джейсон поймал их губами, каждое его прикосновение было наполнено нежностью, он от нее ничего не требовал. Постепенно она почувствовала, как исчезло напряжение в ногах, а ее руки сами вдруг обвились вокруг его шеи. Джейсон почувствовал их тепло и пошутил:
— Вы делаете успехи, моя леди! Чувствуя себя все более уверенной, Кэтрин поцеловала его и ответила:
— Да, делаю! — И это замечание удивило ее саму. Джейсон счастливо улыбнулся и прильнул к ней губами. Сначала она была неподвижна, потом он почувствовал, как к ней снова подкрался панический страх.
— Расслабься, Кэтрин. Помни, я не сделаю ничего такого, чего не захочешь ты. И прежде всего сосредоточься на мысли, что я твой муж и что я обожаю тебя.
Паника слегка отступила, но Кэтрин вскрикнула:
— Я никогда не буду прежней! Я ничего не могу с этим поделать!
Несколько секунд Джейсон лежал, глядя ей в лицо, потом крепко поцеловал ее. Она попыталась вырваться, но Джейсон не выпускал ее, продолжая ласкать ее тело, губами, руками, вкладывая в каждое свое движение любовь и нежность. То что Кэтрин была полна страха, он чувствовал по ее сопротивлению, но делал вид, что не замечает этого. И вдруг она ответила на его страсть. Потом она не могла вспомнить, когда исчезло отвращение и ее тело затрепетало не от страха, а от желания. Оно было единственным — почувствовать его в себе. Она чувственно задвигалась рядом с ним, а ее пальцы передали ему, какой огонь горит в ее лоне. Долгая дрожь пробежала по телу Джейсона при ее прикосновении, и с возгласом облегчения он нежно скользнул между ее бедрами — его руки притянули ее ближе, когда он вошел в эту зовущую плоть. Каждой клеточкой своего существа она с готовностью откликалась на каждое его движение. Они в упоении занимались любовью, в ней не осталось даже воспоминания о Давалосе: как и раньше, был только Джейсон — Джейсон, единственный, кто вызывал в ней эти чувства, Джейсон, сильное тело которого делало их одним существом, — любящий ее Джейсон!
Она лежала в его объятиях без сил, положив голову ему на грудь, но внезапно встрепенулась и притянула его к себе, яростно бормоча:
— Никогда, слышишь, никогда не переставай любить меня! Я не переживу это снова, все эти мучения и несчастья!
Нежно поглаживая ее шелковистые волосы, рассыпавшиеся по подушкам, он наклонился над ней.
— Ты — моя жизнь, — просто сказал он. — И кроме тебя у меня нет ничего. В тебе весь мой мир и не бойся, что когда-нибудь я перестану любить тебя. Ты моя своенравная, упрямая, маленькая девочка — и единственная.
— Даже если мы сражаемся? — Глаза Кэтрин светились любовью и блаженством.
— Если мы сражаемся! Любимая моя, мы неизбежно будем сражаться! Я останусь таким же властным и высокомерным, каким был всегда, а ты, моя маленькая ведьмочка, по-прежнему будешь изводить меня немилосердно.
Внезапно лицо его стало серьезным.
— Что бы ни случилось, всегда помни, что мы с тобой — одно целое, что мы любим друг друга. Мы как два гладиатора, уцелевшие на арене. Шрамы у нас внутри, но с Божьей помощью мы победили, нашли нашу любовь, скоро эти шрамы исчезнут, и впереди нас ждет счастье.
Сердце Кэтрин переполняла любовь, в голове ее пела радость. Теперь она знала: каждое его слово — правда. Они победили.





загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Хозяйка поместья - Басби Ширли

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Америка

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Терр дю Кер — Земля Сердца

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Хозяйка поместья - Басби Ширли



очень интересная книга
Хозяйка поместья - Басби Ширлинина
4.03.2011, 22.04





так себе...
Хозяйка поместья - Басби ШирлиВиктория
24.02.2012, 11.50





Замечательный роман, ОЧЕНЬ....10 баллов!!!!!
Хозяйка поместья - Басби Ширлилиля
24.02.2012, 13.40





Роман понравился, захватывает, но мне кажется, что Леди-цыганка интереснее
Хозяйка поместья - Басби ШирлиТатьяна
1.03.2012, 23.38





Да уж, у ГГ не семья, просто ужас. Какие - то мазохисты.Не понравилось, т.к. хочется чтобы Гг был хорошим, заботливым и верным 2/10
Хозяйка поместья - Басби Ширлинатали
26.06.2012, 20.16





на фоне большинства других авторов исторических любовных романов этот роман и его первая часть леди цыганка намного выигрывают в сюжетной линии, а также исторические факты не навязчивы и легко читаются любительницами легкого чтива
Хозяйка поместья - Басби Ширлиарина
17.07.2012, 21.42





после первой книги " леди цыганка ", очень нетерпелось прочитать продолжение. чересчур затянутая история. раздражают постоянные недомолвки между ГГ. все время она скрывает от него истину.и все проблемы именно из-за недосказанности.проблемы притянуты за уши. финальная сцена объяснения как в сериале. когда все растягивали на много серий, а потом все разрешилось за одну серию. 7 из 10.
Хозяйка поместья - Басби Ширлиелена
15.02.2013, 23.18





Я рада что не только меня бесят в этих романах недоговоры, недоговоры. А потом бац на последней странице и все счастливы. Правильно сказали, как в сериале. Но это тот же самый жанр, только не смотришь, а читаешь.
Хозяйка поместья - Басби ШирлиЛидия Григорьевна
31.03.2013, 14.55





Роман сумбурный и герои мяягко говоря странные. Есть приятные моменты, но почему-то, как и "Леди-цыганка", всё пронизано прямо не выраженным насилием. Не понравилось
Хозяйка поместья - Басби ШирлиItis
20.04.2013, 16.51





Прекрасно)))
Хозяйка поместья - Басби ШирлиМилена
11.06.2013, 13.44





Нормально. Бывали и неприятные моменты, но в такой образ богатого ГГ-я, который еще и мачо, верится больше, чем в такие распространенные образы идеальных и правильных.) Недосказанность постоянно доводила до ссор. Непонятны были мотивы ГГ-и, когда она скрыла что он отец, и что Адам брат, а не любовник. Как и Клайв в предыдущем романе. И причем тут гордость. Как раз гордость должна была заставить ее высказать все как есть. А там уже пусть решает верить или нет, но она должна была высказаться раз. В общем, такие моменты напрягали. Как и насилие. Но не сказать, что было так уж плохо. 6|10
Хозяйка поместья - Басби ШирлиKatrin
9.10.2013, 19.41





в первой части "леди-цыганка" ГГ-ню изнасиловали, а через некоторое время, она прижималась к своему обидчику с мысслью о безопасности. Здесь еще можно подумать, что автор отозвалась так, потому что в жизни насильники страшные, уродливы и на дне общества. Но полное отсутствие материнских чувств по отношению к своему ребенку, потому что гордость. Это уже перебор. ГГ оскорбляет ее ребенка, а через секунду она уже тает в его объятиях. Прочла за день оба романа, но диких восторгов не получила.
Хозяйка поместья - Басби ШирлиОлеся
10.10.2013, 14.43





Хуже ничего не читала, на протяжении всех двух книг все плохо , писатель помешана на насилии, любви и переживаний со стороны Джейсона нет , показаны только страдания героини ,конец бредовый
Хозяйка поместья - Басби ШирлиНадежда
16.03.2014, 16.38





Не дочитала несколько последних страниц. Не понимаю таких романов и тех, кто их пишет. Насилие и глупость - плохое сочетание. Ладно еще, когда описываются отношения героев и присутствует некое насилие, которому порой жертва и рада. А вот когда героиню насилует еще кто-то...Увольте! Лично я как наткнулась на это в данном романе, разорвала книгу и выбросила. Теперь даже отмыться хочется. Извращение! Тьфу!!!!Тьфу!!!Тьфу!!! Еще убило желание героини отомстить мужу и сделать его "отцом" бастарда, то есть забеременеть от другого и чтобы непременно он об этом знал. Какая это любовь???Фу! Не желаю читать таких романов, но порой натыкаюсь на это и так противно становится. Делали бы сразу пометку о том, что в данной книге вот так все печально!
Хозяйка поместья - Басби ШирлиАнастасия
13.05.2014, 16.59





ОБА РОМАНА(ЛЕДИ-ЦЫГАНКА И ХОЗЯЙКА ПОМЕСТЬЯ ) ИНТЕРЕСНЫЕ
Хозяйка поместья - Басби ШирлиЛидия.
4.06.2014, 9.22





тупость главных героев меня поразила,полная хрень
Хозяйка поместья - Басби ШирлиF
22.10.2014, 18.33





7/10
Хозяйка поместья - Басби Ширлидомінік
25.11.2014, 20.41





Обе книги интересные.Читать!
Хозяйка поместья - Басби ШирлиНаталья 66
25.03.2015, 22.07





Обе книги очень интересные.А то,что грубость,жестокость и недоверие,так это в жизни сплошь и рядом,как в исторические времена,так и в наше время.
Хозяйка поместья - Басби Ширливалентина
11.10.2016, 9.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100