Читать онлайн Звонкое эхо любви, автора - Бартон Беверли, Раздел - ГЛАВА ВОСЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звонкое эхо любви - Бартон Беверли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звонкое эхо любви - Бартон Беверли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звонкое эхо любви - Бартон Беверли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бартон Беверли

Звонкое эхо любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Данте Моран позвонил в восемь тридцать утра. Кейт проснулась в шесть часов, но не отваживалась выйти из спальни. Она называла себя трусихой, дурой и женщиной сомнительного поведения – не обязательно в этой последовательности. Трусихой – за то, что не хочет утром столкнуться с Трентом. Последними двумя нелестными эпитетами – за то, что прошлой ночью уступила искушению.
И к этому следует добавить кое-что еще. В конце концов, какое она имеет право осуждать Трента? Разве плохо, что он решил вступить в брак, лишенный страсти? Для нее – определенно да, для него, возможно, – нет. Тот Трент, в которого она влюбилась и за которого вышла замуж, был бы удовлетворен, только имея все. Новый Трент… но ведь она не знает его.
– Кейт, ты слушаешь меня?
– Прости, никак не соберусь с мыслями.
– Я разбудил тебя?
– Нет, я давно проснулась. Но сейчас еще рано. Почему ты звонишь?
– Чтобы сообщить кое-что. Нам, вероятно, не удастся устроить встречу с приемными родителями.
– Что? Почему?
– Никто из них не хочет встречаться с биологическими родителями.
– Вот как. – Ее охватило разочарование.
– Нельзя ставить им это в вину. Все они до смерти напуганы: боятся, что могут потерять ребенка. Для них биологические родители – враги.
– Я понимаю. В конце концов, они такие же жертвы, как мы. И если бы я была на их месте, вероятно, чувствовала бы то же самое.
– Я позвонил тебе первой, – продолжал Моран. – Днем мы оповестим всех остальных.
– Спасибо.
– Не все мои новости плохие.
– Как это?
– Приемные родители согласились прислать по электронной почте последние фотографии девочек. А одна пара даже пришлет несколько фотографий своего ребенка, которые они сделали, когда девочка была еще младенцем.
Кейт почувствовала, как от возникшей надежды у нее замерло сердце.
– Младенцем? Если бы мы увидели фотографию нашего младенца, мы бы сразу узнали Мери Кейт.
– Не знаю, зачем я сказал тебе об этом. Черт, Кейт, у этой девочки другая группа крови.
Надежды рухнули.
– Но мы же увидим фотографии двух других девочек?
– Обязательно. У всех вас будут копии. Мы ожидаем, что получим их утром. Я позвоню тебе, как только мы получим фотографии всех девочек.
– Послушай, Моран, вы знаете, где живут девочки?
– Да, знаем. – Он явно колебался, потом глубоко вздохнул. – Но не проси адресов. До такой степени я не могу нарушить правила.
– Но ты мог бы сказать, близко ли они живут? Просто скажи, в каких они штатах.
– Две девочки, у которых вторая группа крови, живут в трех часах езды от Мемфиса. Одна – в штате Миссисипи, а другая – в Алабаме. Это все, что я могу тебе сказать. Прости, Кейт, я бы рассказал тебе все, но…
– О'кей, я не хочу, чтобы тебя уволили прежде, чем ты сам уйдешь в отставку.
Моран хмыкнул.
– Я позвоню тебе, как только получу фотографии.
– Я буду ждать в отеле.
Кейт едва успела повесить трубку, как раздался стук в дверь. Она знала, что это Трент. Больше некому. Она уже приняла душ и оделась, когда встала рано утром, затем сварила кофе и выпила все четыре чашки, на которые был рассчитан кофейник.
Собравшись с духом, Кейт распахнула дверь. Трент показался ей даже слишком красивым: темные волосы аккуратно причесаны, лицо чисто выбрито. На Тренте были джинсы, синий вязаный свитер с витым орнаментом и светло-голубая рубашка на пуговицах.
– Я заказал завтрак, – сообщил он равнодушно. В голосе не было ни дружелюбия, ни враждебности. – Его только что принесли. Надеюсь, омлет с ветчиной и сыром, тосты и кофе придутся тебе по вкусу.
– Конечно. Спасибо. – Ее растрогало, что Трент вспомнил, что во время беременности она могла есть яйца только в виде омлета, причем омлет с ветчиной и сыром был ее любимым блюдом.
Трент повернулся и направился к столу. Напряженность, несколько развеянная ночью любви, вновь вернулась, осложненная гневом и чувством неловкости.
Когда Кейт подошла к столу, Трент выдвинул для нее стул и помог сесть. Она взглянула на него через плечо и благодарно улыбнулась. Он кивнул, не ответив на улыбку. Трент занял свое место и снял крышки с тарелок. Кейт сделала глубокий вдох, чтобы собраться с духом, и посмотрела ему в лицо.
– Относительно прошлой ночи, – сказала она.
– Ты имеешь в виду то, что мы занимались любовью, или телефонный звонок Молли, или мою глупость, или свою чрезмерно бурную реакцию на…
– Все.
Не отводя от нее глаз, Трент кивнул.
– Послушай, Трент, я должна извиниться. Мне не нужно было говорить кое-что из того, что я наговорила. Ты имеешь полное право жениться на ком хочешь и по какой бы там ни было причине.
– Я не собираюсь жениться на Молли.
Сердце Кейт затрепетало, как пойманная бабочка.
– Не собираешься?
– Нет, не собираюсь. Я много думал о том, что ты сказала, и понял: ты права. Я так упорно старался все забыть, что почти убедил себя, что смогу жить в браке без страсти. Но я не могу. Вчерашняя ночь показала мне это. Мы с тобой можем больше не любить друг друга, но, видит Бог, наша страсть ничуть не угасла.
На мгновение у Кейт перехватило дыхание. Ей очень хотелось дотронуться до Трента, почувствовать его тело кончиками пальцев. Но я люблю тебя, Трент. Всегда любила и всегда буду любить. А если он не любит ее? Что если страсть – это все, что он чувствует?
– Страсть, несомненно, присутствовала вчера ночью, – сказала она. – В огромных количествах.
На губах у Трента появилась улыбка – теплая, искренняя, отразившаяся в его глазах.
– Можно узнать, кто звонил тебе несколько минут назад, или это не мое дело?
– Это был особый агент Моран. – Кейт налила себе кофе и добавила щедрую порцию сливок. – Приемные родители не хотят встречаться с нами, но они пришлют по электронной почте фотографии девочек.
Трент поднес к губам чашку и сделал глоток.
– Мне кажется, я понимаю, почему они не хотят. На их месте я бы обезумел от страха. Мне жаль всех, кто вовлечен в это – и приемных родителей, и нас. Мы все в патовой ситуации.
– Если одна из девочек окажется Мери Кейт, мы же не будем забирать ее у людей, которые ее вырастили? – Ей нужно, чтобы Трент оказался сильнее ее, потому что она не уверена, что поступит правильно, когда найдет Мери Кейт. – Как бы тяжело нам бы ни было, в интересах девочки мы не должны делать этого.
Когда Кейт взяла чашку, то сразу поставила ее на стол, потому что у нее сильно дрожала рука. Проклятье! В горле встал комок.
– Нет, мы не можем так поступить с ней, как бы нам ни хотелось забрать ее с собой, окружить любовью и никогда не отпускать.
– Я должна ее увидеть, должна знать, что, оставив нашу дочь в приемной семье, мы поступим правильно.
– Нам обоим это нужно.
Кейт опустила глаза, избегая смотреть на Трента.
– У Морана есть адреса всех трех девочек. Я надеюсь, мне удастся тайком взглянуть на них, когда мы будем в его офисе. Если у меня получится, ты поедешь со мной посмотреть на девочек? Меня не оставляет мысль, что я узнаю ее, когда увижу.
– Считай меня дураком, но я поеду, – ответил Трент. – Но нам нужно проявить максимальную осторожность – ни девочки, ни приемные родители не должны догадаться, почему мы там. Ты, надеюсь, согласна? Если узнаешь Мери Кейт, ты не…
– Нам нужно увидеть только двух девочек. Только тех, у которых вторая группа крови, – она подняла голову и посмотрела на Трента. – Моран сказал мне об этом вчера. Прости, что я сразу не поделилась с тобой.
Он печально отвел взгляд в сторону.
– Даже если ты будешь уверена, что одна из девочек – наша дочь, ты не станешь разговаривать с ней или как-нибудь обнаруживать наше присутствие, ты согласна?
– Обещаю, что как бы мне ни захотелось схватить ее, обнять, прижать к себе и поцеловать, я ничем не выдам нас. Мы понаблюдаем за ней на расстоянии. Но я должна увидеть этих девочек. Я жду уже почти двенадцать лет. И… чувствую, что больше не выдержу.
– Я знаю, какие чувства ты переживаешь. Поверь, знаю.
– Давай не будем дожидаться, когда позвонит Моран, – предложила Кейт, – и как только позавтракаем, пойдем в местное отделение ФБР.
– Ну, конечно. Но сначала ты должна поесть. Ты слишком худая, Кейт. Наверняка питаешься нерегулярно. Ты никогда не ела, когда что-то расстраивало или огорчало тебя.
– Ты слишком хорошо меня знаешь. – Она слабо улыбнулась и поднесла к губам чашку.


Робин Эллиот жила в Коринфе, в небольшом городке в штате Миссисипи, с родителями, Сьюзен и Нилом Эллиот, и младшим братом Скотти, который тоже был приемным ребенком. Криста Фаррелл жила в Шеффилде в штате Алабама с бабушкой своего отца, Брендой Фаррелл. Девочку удочерили Рик, сын Бренды, и его жена Джин, которые шесть лет назад погибли в авиакатастрофе, когда летели на Барбадос, чтобы отпраздновать очередную годовщину свадьбы.
Трент вел «бентли» со скоростью шестьдесят пять миль в час по шоссе из Мемфиса в Коринф. Кейт сосредоточенно рассматривала копии двух фотографий, которые Моран раздал четырем парам биологических родителей. Пока Трент отвлекал Морана вопросами, Кейт рылась в бумагах, лежавших на столе федерального агента. Она довольно быстро нашла информацию о приемных родителях и их дочерях, включая адреса. Судя по легкости, с которой ей это удалось, Моран знал о ее намерениях и умышленно оставил папку на столе.
Кейт внимательно разглядывала первую фотографию. Робин Эллиот в школе. Девочка с правильными чертами лица была очаровательна. Розовая заколка удерживала короткие светлые волосы. Определить подлинный цвет глаз было трудно, но они казались светло-карими с зелеными искорками. Как у Мери Белл.
В сопроводительной информации говорилось, что через три недели Робин исполнится двенадцать лет. Она учится в шестом классе, успехи по школьным предметам средние, увлекается гимнастикой и является заводилой болельщиков младшей футбольной команды. Судя по всем сведениям, – счастливый, здоровый, коммуникабельный ребенок.
Кейт взяла в руки вторую фотографию. Большие карие глаза – темные, как у Трента. Длинные темные волосы, заплетенные в косички и перехваченные зелеными лентами, крендельками нависают над ушами. Криста Фаррелл тоже была хорошенькой девочкой, но черты лица не отличались правильностью. У нее были слишком пухлые губки и чуть-чуть длинноватый носик. На носу и скулах виднелась россыпь веснушек. Кейт с детства страдала от веснушек, но косметика и тщательная защита от солнечных лучей помогали держать их под контролем.
Криста, которой через неделю должно было исполниться двенадцать лет, прекрасно училась, была настоящим маленьким «книжным червем», имела необщительный характер и очень мало друзей. Тихий, замкнутый ребенок, предпочитающий общество бабушки и других взрослых общению с детьми своего возраста. Девочка была здоровой и исключительно умной, но эмоционально неустойчивой после смерти родителей, которую пережила в возрасте шести лет.
Кейт положила обе фотографии на колени. Кто из вас Мери Кейт? Почему я не узнаю тебя? Почему я не могу посмотреть на тебя и сразу сказать, что ты – моя дочь? Ее влекло сначала к Робин, потом – к Кристе. В обеих девочках она узнавала себя и Трента. У Кристы темные глаза, как у Мери Кейт, но у Робин такие же светлые волосы.
– Ты изотрешь эти фотографии прежде, чем мы приедем в Коринф, – сказал Трент, искоса взглянув на Кейт.
– Я знаю, но не могу оторвать от них глаз. – Она тяжело вздохнула. – Одна из этих девочек может оказаться нашей Мери Кейт. Почему же я не узнаю собственного ребенка? Наверно, нам следовало дождаться результатов ДНК и не затевать это сумасбродство. Но, клянусь, я бы сошла с ума, если бы мы остались в Мемфисе.
– Я тоже, – признался Трент. – Я сам нервничал, пока ждал.
– Когда мы будем в Коринфе?
– Осталось меньше двадцати миль.
Кейт сделала глубокий вдох и с шумом выдохнула.
– Оук Хилл Драйв, номер 1212. – Она посмотрела на часы. – Робин должна прийти из школы через тридцать минут. Может быть, нам удастся взглянуть на нее.
– Помни, что ни она, ни ее семья не должны заметить нашего присутствия.
– Я помню.


Трент изо всех сил старался сохранять спокойствие и самообладание как ради себя, так и ради Кейт. Они остановились через один дом от Оук Хилл Драйв 1212, возле здания, на котором висело объявление «Продается». Если у кого-нибудь возникнут подозрения, они скажут, что присматривают себе дом и остановились, чтобы осмотреть строение 1215. Холодный зимний ветер пробирал до костей, и Трент был рад, что надел тяжелое шерстяное пальто и кожаные перчатки.
Они бродили по двору и заглядывали в окна, одновременно следя за домом 1212.
Время шло. Чем дольше они оставались на воздухе, тем холоднее казался им ветер.
– Почему бы нам не погреться немного в машине? – предложил Трент. – Не знаю, как ты, но я замерзаю.
Обхватив себя руками в тщетной попытке согреться, Кейт кивнула.
– Правильно. Мне кажется, я отморозила пальцы на руках и ногах. И нос тоже.
Когда они подошли к «бентли», Трент заметил, что у дома 1212 остановился «бьюик» последней модели.
– Смотри, Кейт!
Она посмотрела на противоположную сторону улицы и, тяжело дыша, схватила Трента за руку. В ушах он слышал стук собственного сердца. Неужели сейчас он увидит свою дочь?
Из «бьюика» появилась высокая белокурая женщина. За ней последовали двое детей: мальчик лет восьми со школьной сумкой через плечо и тоненькая гибкая девочка в джинсах и коричневой кожаной куртке.
Кейт сжала Тренту руку. Они вышли со двора и ступили на тротуар. Изо всех сил стараясь принять непринужденный вид, они пристально рассматривали Робин Эллиот. Она была удивительно красивой девочкой. Когда она рассмеялась над тем, что ей сказал брат, у Трента замерло сердце: ее улыбка напомнила ему улыбку Кейт. Тоненькая и гибкая, со светлыми волосами, она напоминала Кейт, которую он видел на детских фотографиях. Неужели Робин – действительно Мери Кейт?
– Она выглядит счастливой, – сказала Кейт.
– Она счастлива, это очевидно.
– Ты думаешь… в младенчестве она была похожа на Мери Кейт?
– У нее светлые волосы, хотя сейчас они цвета меда. И улыбка напоминает мне твою. Но возможно, я цепляюсь за соломинку, потому что хочу, чтобы она оказалась нашей дочерью.
Кейт положила руку на грудь.
– Я не чувствую этого здесь, в моем сердце.
Они смотрели на Робин, пока та не исчезла в доме. Некоторое время у них не было сил ни двигаться, ни разговаривать. Кейт положила конец бессмысленному ожиданию.
– Пойдем, – сказала она, – в такую погоду она уже не выйдет из дома.
– Ты права.
Они торопливо направились к «бентли». Трент включил двигатель и повернулся к Кейт.
– Мы будем в Шеффилде через час. Отсюда до него только пятьдесят или шестьдесят миль.
Кейт посмотрела на часы.
– Криста Фаррелл каждый день после школы ходит в публичную библиотеку – там работает ее бабушка. Мы должны попасть в Шеффилд до закрытия библиотеки.
Трент протянул руку и провел пальцем по щеке Кейт.
– Ты в порядке?
– Да, все хорошо.
– Ты подумала о том, что будешь делать, если ни Робин, ни Криста не окажутся нашей Мери Кейт?
– Я справлюсь. – Она посмотрела ему в глаза. – Ты должен знать, что я никогда не прекращу поисков нашего ребенка.
Несколько минут Трент сидел молча.
– Если это произойдет – проговорил он наконец, – если ни одна из девочек не окажется Мери Кейт, я хочу помочь тебе. Я хочу, чтобы мы вместе искали нашу дочь.
Кейт стиснула зубы и отвернулась. Он понял, что она старается справиться с нахлынувшими чувствами и делает отчаянные попытки не расплакаться. Черт! Он прекрасно знает, что она чувствует.


Нервы у Кейт были на пределе, когда они остановились на стоянке перед библиотекой. Многие дома в Шеффилде пустовали, и городок выглядел заброшенным, но кое-где были видны следы обновления. Пока они проезжали Юку, Чероки и Таскумбию, Кейт вглядывалась в фотографию Робин Эллиот. Перед ее глазами всплывал образ смеющейся девочки. Если Робин – Мери Кейт, почему не отозвалось ее материнское сердце?
– Ну что, будем ждать, когда закроется библиотека, или войдем? – спросил Трент.
Войти? О господи, неужели она сможет сделать это? Не возникнет ли у нее искушения заговорить с ребенком, рассмотреть ее, как жучка под микроскопом?
– Давай войдем.
– Ты уверена?
Кейт кивнула.
– Нам нельзя пристально смотреть на нее, и мы не должны разговаривать с ней. Поняла?
– Да-да.
Они вышли из «бентли» и направились в библиотеку. Небольшое помещение можно было охватить одним взглядом. Кейт открыла сумку и положила в нее фотографии. Затем обвела глазами зал и заметила маленькую девочку, в одиночестве сидевшую за столом. Она держала в руке карандаш, глядя в открытую тетрадь. Рядом на стуле лежал школьный портфель.
– Вон она, – прошептала Кейт.
Трент проследил за ее взглядом.
– Хорошо бы она подняла голову, тогда мы лучше рассмотрим ее лицо.
– Нам нельзя ее рассматривать, – возразил Трент. – Давай возьмем какие-нибудь журналы и сядем за соседний стол.
Кейт последовала за Трентом, и, выбрав несколько журналов, они устроились за ближайшим к Кристе столом. Когда они сели, девочка подняла голову, посмотрела на Кейт и улыбнулась. Кейт ответила ей улыбкой. У нее сжалось сердце, когда она увидела темно-карие глаза ребенка. Глаза Трента.
Это не означает, что она – Мери Кейт.
Вероятно, девочка выполняла домашнее задание. Она погрузилась в работу, и они получили возможность время от времени кидать на ребенка любопытные взгляды. Чем дольше Кейт приглядывалась, тем больше сходства находила. У девочки глаза Трента – такого же цвета, с таким же сосредоточенным выражением, которое появляется в них, когда он работает. И такой же рисунок пухлых губок. Форму лица – сердечко – и россыпь веснушек она унаследовала от Кейт. Нос, как у бабушки – матери Кейт, – чуть-чуть длинноватый для небольшого лица, но со временем диспропорция исчезнет.
Черт, Кейт, не делай этого. А волосы? Они не светлые, как у Кейт, и не темно-каштановые, как у Трента. Светло-каштановые – смесь двух цветов. И Криста пухленькая, а они с Трентом были в детстве худыми, как Робин Эллиот. Но Кейт точно знала, что Мери Белл была толстенькой.
Ну вот, ты опять пытаешься убедить себя, что эта девочка – твоя дочь. Находишь сходство там, где его нет… Или эта малышка – действительно Мери Кейт? В глубине души Кейт тянет к этой девочке, но означает ли это, что Криста – ее дочь?
– Ты слишком откровенно ее рассматриваешь, – прошептал Трент. Он потянулся через стол и сжал ее трясущуюся руку.
Кейт заставила себя отвернуться от Кристы.
– Ты видишь сходство? Или оно мне кажется? – тихо спросила она.
– Мои глаза и рот. Твой овал лица и веснушки.
Поняв, что Трент тоже заметил сходство, она не удержалась и снова посмотрела на Кристу. Девочка мусолила карандаш. У Кейт замерло сердце – мать постоянно бранила ее за это. Даже сейчас она иногда ловит себя на том, что грызет карандаш.
У Кейт в горле встал комок, и на глазах навернулись слезы.
– Нам лучше уйти, – сказал Трент.
Она покорно кивнула. Они собрали журналы, и от волнения Кейт уронила один на пол. Она не успела наклониться, как Криста выскочила из-за стола, подняла журнал и протянула ей. Они встретились взглядом. Кейт смотрела на девочку глазами полными слез. Криста снова улыбнулась, и Кейт едва удержалась, чтобы не схватить малышку и изо всех сил не прижать к себе.
– Спасибо, – дрогнувшим голосом сказала она.
Трент обхватил ее за талию, потому что у нее подгибались ноги.
– Пожалуйста, – ответила Криста.
Прежде чем Кейт протянула руку и дотронулась до ангельского личика девочки, Трент заставил ее уйти. Он забрал у нее журналы и положил на полку, потом вывел ее из библиотеки и повел к машине. Он открыл дверцу, и Кейт обратила к нему залитое слезами лицо.
Трент прижал ее к себе, и она прильнула к нему, тихо плача. Он гладил Кейт по спине, тщетно пытаясь успокоить.
– Не надо, милая, тебе будет плохо.
– Я знаю, это безумие, но я думаю… я чувствую… что она – Мери Кейт.
– Да, я знаю, знаю.
– Ты… – проговорила Кейт сквозь слезы, – ты тоже почувствовал?
Трент поцеловал ее. Ласково и нежно. С легким привкусом страсти.
– Да, почувствовал. Но возможно, мы просто принимаем желаемое за действительное.
– Может быть, но я сердцем чувствую, что маленькая девочка там… – Кейт кивнула в сторону библиотеки, – наша Мери Кейт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звонкое эхо любви - Бартон Беверли

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Звонкое эхо любви - Бартон Беверли



Замечательная и трогательная книга!
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиKarolina
30.06.2011, 21.24





шикарный роман, есть и любовь, и страсть, и нежная забота, присутствует доверие!) Таким должен быть каждый современный роман!!:D
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиВалерия
23.01.2013, 20.48





Есть, конечно,некоторая энергия в романе, но... Скучное перо то ли автора, то ли переводчика
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиИрина
19.04.2013, 23.55





Не люблю читать про похищение детей и страданиях матери,тем более страдала она и искала в одиночестве,муж страдал по другому,в обьятьях женского пола и делая карьеру.Автору показалось мало,так она убрала еще и приемных родителей и заставила страдать и девочку,чтобы всех соединить в слащаво-приторном конце романа.А надо было бы заставить страдать мужа с теткой и вообще зачем придумывать романы про каких то козлов.
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиОсоба
8.12.2013, 21.50





Книга очень понравилась, прочитала с большим интересом.
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиАнна
22.02.2015, 15.45





Роман замечательный.Главное в жизни /для меня/- семейное счастье.Обязательно читайте.
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиАнна
22.05.2015, 15.06





Трогательный такой роман...rnСтолько пережить и все-таки обрести снова своего ребенка - это счастье
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиИнна
17.08.2015, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100