Читать онлайн Звонкое эхо любви, автора - Бартон Беверли, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звонкое эхо любви - Бартон Беверли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звонкое эхо любви - Бартон Беверли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звонкое эхо любви - Бартон Беверли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бартон Беверли

Звонкое эхо любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Как долго вы собираетесь оставаться у нас, мэм? – спросил портье, которого, судя по нагрудной карточке, звали Б. Уолдинг. На его мальчишеском лице заиграла широкая улыбка.
– Пока не знаю, – ответила Кейт. – Несколько дней, возможно. Сожалею, что не могу дать вам более определенный ответ. Это вызывает какие-то затруднения?
– Отель отнюдь не переполнен, – сообщил мистер Уолдинг. – Зимой в «Магнолия-Хаус» много свободных мест, а так как сейчас январь, у нас практически нет постояльцев. Но по праздникам и в мае, во время Недели паломничества, у нас не бывает ни одного свободного номера.
Ну, еще бы, она помнит Неделю паломничества – любимое время Мери Белл Уинстон, когда Молодежная лига и различные клубы объединяют свои силы с краеведческим обществом, чтобы выступить в роли гостеприимных хозяев в исторических местах города и графства. Мери Белл открывала Уинстон-Холл для посещения туристами и превосходила саму себя в роли хозяйки величественного старого имения. На протяжении двух лет супружеской жизни с Трентом Кейт позволяли надевать маскарадный костюм и помогать Мери Белл играть роль хозяйки. Она всегда чувствовала себя неловко в длинных дамских панталонах и кринолине. Ее семья из поколения в поколение занималась фермерством, обрабатывая землю своими руками, и Кейт не сомневалась, что никто из ее прародительниц даже не мечтал о подобных туалетах.
Кейт щелкнула замком сумки и вынула кошелек.
– У вас, вероятно, нет обслуживания в номерах?
Веснушчатый портье ухмыльнулся и отрицательно покачал головой.
– Нет, мэм. Но если вы хотите, я могу сбегать в ресторан «У Макгаяра» и принести вам сэндвич и что-нибудь еще.
«У Макгаяра». Там подают самые вкусные в юго-восточной Алабаме ребрышки и жаркое на вертеле.
Они часто бывали в этом ресторане, когда Трент ухаживал за ней.
– Там еще открыто?
– Конечно. – Мистер Уолдинг с любопытством посмотрел на Кейт. – Вы бывали в Проспекте, не так ли?
– Да. Много лет назад.
– Ну, мы рады, что вы снова здесь, мисс…
– Мелоун. – Кейт протянула ему кредитную карточку. – Кейт Мелоун.
– Мисс Мелоун, мы рады, что вы снова в Проспекте. У вас здесь есть родственники?
– Нет. Я… нет, родственников у меня здесь нет.
– Если хотите, я сбегаю в ресторан.
– Спасибо, мистер Уолдинг, но я закажу что-нибудь позже.
– Зовите меня Брайан, пожалуйста. – Он вернул ей кредитную карточку. Затем протянул ключ. – Номер сто четыре. Помочь вам донести сумку?
– Спасибо, не нужно. Я путешествую налегке. – Кейт повесила на плечо большую сумку и оглянулась.
– Номер сто четыре, направо.
Кейт улыбнулась портье.
– Да, между прочим, Брайан, семья Уинстон все еще живет в Уинстон-Холле?
– Вы их знаете?
– Я была знакома с Трентом Уинстоном.
Брайан усмехнулся.
– Кажется, Трент Уинстон знаком с каждой хорошенькой девушкой, которая когда-либо жила в Проспекте, и, по крайней мере, с половиной тех, которые останавливаются у нас.
– Неужели?
– Последние десять лет он известен как настоящий светский человек, вы понимаете, что я имею в виду? С тех пор как жена внезапно оставила его… – Брайан наклонился над стойкой и понизил голос. – Вам известно, что произошло с его женой и дочерью?
У Кейт сжалось сердце. Она отрицательно покачала головой.
– Меня, правда, здесь тогда не было, я приехал из Дотана семь лет назад. Говорят, что ребенка Трента Уинстона – двухмесячную девочку – похитили и жена ушла от него. Поговаривают, что она несколько повредилась после…
– То, что произошло с его женой и ребенком, ужасно, – прервала Кейт, не желая выслушивать местные сплетни о том, как она сошла с ума после похищения. – Трент… мистер Уинстон с тетушкой все еще живет в Уинстон-Холле?
– Да, мэм. Мисс Мери Белл все еще живет там, и, несмотря на инсульт, который она перенесла в прошлом году, ей удается царить в небольшом светском обществе, которое еще осталось в Проспекте. Мистер Трент теперь судья выездного суда присяжных. Он был избран, получив подавляющее количество голосов. Черт возьми, все женщины графства проголосовали за него!
Продолжая улыбаться, Кейт поспешила покинуть разговорчивого мистера Уолдинга. Открыв дверь, она вошла в небольшой, но со вкусом обставленный номер. Гостиница была построена в начале века и все эти годы использовалась по прямому назначению. Лет тридцать назад город приобрел здание и реставрировал его. Большинство домов в Проспекте являлись памятниками, и горожане хотели сохранить их. Но Кейт интересовала история одиннадцатилетней давности, а именно то пасхальное воскресенье, когда была похищена Мери Кейт Уинстон.
Положив вещи на кровать, Кейт сняла черное шерстяное пальто и повесила его в старинный шкаф. После всех этих лет казалось странным вновь оказаться в маленьком сонном южном городке, в котором она родилась и выросла. Ее отец погиб во Вьетнаме, оставив жену с ребенком на руках. Когда Кейт было пять лет, мать снова вышла замуж за приятного мужчину по имени Дуэйн Харрельсон, и, несмотря на то, что семья жила в нужде, детство Кейт было относительно беззаботным и счастливым. Ей нравилось жить на ферме отчима, и она с удовольствием помогала матери в нескончаемой работе по хозяйству. В семнадцать лет она окончила школу, удостоившись чести произнести речь от имени своего класса на выпускном вечере, и получила право на стипендию в университете Алабамы. В честь окончания школы родители подарили ей старую модель «шевроле-импалы», которую, как ей было известно, себе они позволить не могли.
Когда она училась на первом курсе, мать умерла от пневмонии, а шесть месяцев спустя отчим скончался от острой сердечной недостаточности. Кейт узнала, что ферма родителей заложена, и ей ничего не оставалось, как позволить банку лишить ее права на выкуп. В последний год обучения у нее была тяжелая жизнь. Она работала в двух местах, что не помешало ей окончить университет с отличием.
Когда Кейт училась на последнем курсе, пожилая тетка отчима пригласила ее на Рождество в Проспект. На пустынном отрезке шоссе между Монтгомери и Проспектом ее старенькая машина заглохла. Кейт уже готова была заплакать от отчаяния, когда возле нее остановился элегантный серебристо-серый «ягуар». Как только Трентон Байярд Уинстон IV вышел из машины, сердце у Кейт на мгновение замерло, а потом быстро-быстро забилось. Естественно, она знала, кто такой Трентон Уинстон. Он был наследником состояния семейства Уинстон, потомок отцов-основателей Проспекта и студентом, изучающим право в университете Алабамы. Всем было известно, что весной, когда Трентон окончит университет и его примут в адвокатское сословие, он начнет работать в местной юридической фирме «Уинстон, Коттен и Дикерсон». Отец, дед и прадед Трентона были юристами.
В тот холодный декабрьский день Трент довез ее до дома тетки отчима, и даже в самых безумных мечтах Кейт не могла представить, что уже к следующему Рождеству она станет миссис Трентон Байярд Уинстон IV.
Церковный колокол пробил четыре часа, и Кейт возвратилась из прошлого в настоящее. Раздвинув портьеры, она посмотрела на городскую площадь, где находилось здание окружного суда.
Мистер Трент теперь окружной судья. За него проголосовали все женщины графства, вспомнила она слова портье.
Вероятно, после развода он вновь превратился в дамского угодника, каким был до их женитьбы. А почему бы и нет? Все незамужние женщины в Проспекте и половина девушек в университете едва не умерли от разбитого сердца, когда Трент женился на ней. Она тогда безумно влюбилась в него. Настолько, что даже сейчас, пожалуй, любит… несмотря на все, что между ними произошло. Но она приехала не для того, чтобы раздуть пламя их когда-то страстной любви. В конце концов, Трент не любил ее так, как она, иначе похищение Мери Кейт не привело бы их к такому бурному разрыву.
Опустив шторы, Кейт повернулась и направилась в ванную. Надо освежиться, прежде чем ехать в Уинстон-Холл. Возможно, правила вежливости предписывают сначала позвонить Тренту, но она предпочитает захватить его врасплох. Кейт хихикнула. Даже спустя столько лет она думает о встрече с Мери Белл, как о предстоящей битве с врагом! Эта старая женщина больше не враг, – сказала себе Кейт. – У нее нет власти над тобой. Но то, что тетушка Мери Белл не обрадуется, увидев ее, – это точно. Вытерев руки, Кейт посмотрелась в зеркало. Когда она уехала из Проспекта, ей было двадцать четыре года; теперь ей тридцать пять – не юная красавица, как называл ее когда-то Трент, но все еще привлекательная женщина. И волевая. У нее хватит смелости не только встретиться с тетушкой Мери Белл, но и посмотреть Тренту в глаза и сказать, что она была права, а он ошибался. Мери Кейт не умерла. Их дочь жива.
Правда, пока у нее нет доказательств, что Мери Кейт – одна из трех маленьких девочек, увезенных из юго-восточной Алабамы приблизительно в то же время, когда похитили ее дочь. Всех трех девочек продали приемным родителям в течение одного месяца. Им было по три-четыре месяца, когда они попали в приемные семьи.
Кейт выпила стакан воды, рука у нее слегка дрожала. Она взяла с кровати сумку, вынула губную помаду и пудреницу, подкрасила губы и попудрилась.
Наверное, следует поужинать, у нее с утра маковой росинки во рту не было. Ищешь предлог, чтобы оттянуть неизбежное, шепнул внутренний голос.
Кейт надела пальто и повесила через плечо сумку. Расправив плечи, она решительно вышла из номера и пошла по коридору к заднему выходу из гостиницы. Постояльцы «Магнолия-Хаус» оставляли машины позади здания. Сев в белый «меркюри», который она взяла на прокат, Кейт внезапно пожалела, что не смогла приехать в Уинстон-Холл на собственной машине – очень дорогом «мерседесе». Покупка этого автомобиля была ее единственным проявлением расточительности. Она жила в небольшом двухквартирном доме в Смирне, недалеко от Атланты, покупала готовую одежду, и ее единственные драгоценности состояли из часов, пары золотых сережек и одного золотого браслета. Последние десять лет большая часть денег, которые она зарабатывала сначала в полиции Атланты, а затем в престижной фирме «Данди: личная безопасность и расследования», уходила на розыски Мери Кейт. До сих пор ее усилия оканчивались неудачей, но надежда никогда не покидала Кейт, и она ни разу не позволила себе подумать, что ее ребенка нет в живых.
Нынешняя зима на Юге оказалась холодной.
Кейт включила обогреватель и поехала по Мейн-Стрит, машинально свернула на Мэдисон-Авеню и медленно проехала мимо старого Киркендолл-Хаус. Дом был отремонтирован, свежевыкрашен, на месте разрушенного забора красовалась новая белая ограда. На веранде Кейт заметила массивные деревянные кресла-качалки и большие качели. На парадной двери все еще висел рождественский венок. Какая-то счастливая семья купила дом, о котором когда-то мечтала Кейт.
От волнения у нее перехватило дыхание, и она едва сдержала слезы. Ей предстоит встреча с Трентом, и нужно держать себя в руках. Сейчас не время плакать. А когда Кейт увидит тетушку Мери Белл, она должна показать старой курице, что совсем не боится ее.
– Прощай, дом моей мечты, – прошептала Кейт, отъезжая.
Вскоре она остановилась перед Уинстон-Холлом. Поместье окружала черная кованая ограда, массивные ворота были всегда гостеприимно открыты для городской элиты. По праздникам и во время Недели паломничества даже горожане, занимающие низкое или весьма скромное положение, могли беспрепятственно посетить особняк. Кейт успела забыть, как она ненавидела этот дом и как отравляла ей жизнь тетушка бывшего мужа в течение двух лет их супружеской жизни.
Проехав по подъездной аллее, она остановила машину прямо перед особняком и выключила зажигание. Чтобы успокоиться, сделала несколько глубоких вдохов, вышла из машины и поднялась по ступенькам. Затем бросила взгляд на часы. Десять минут пятого – слишком рано для обеда. Мысль о приглашении отобедать с семьей вызвала у нее улыбку.
У двери она заколебалась, но затем, собравшись с духом, позвонила. Кейт с трудом узнала пожилого седовласого мужчину, открывшего дверь.
– Гатри?
– Да, мэм. – Он пристально рассматривал ее выцветшими серыми глазами. – Мисс Кейт! Господи помилуй, неужели это вы? Рад вас видеть!
– Здравствуйте, Гатри. Как поживаете?
– Помаленьку, – ответил он. – Вы прекрасно выглядите, мисс Кейт. Ни на день старше, чем были, когда уехали отсюда.
Кейт рассмеялась. Ей всегда нравился Гатри, который еще мальчишкой начал работать у семейства Уинстон. Он исполнял обязанности дворецкого и шофера и присматривал за остальной прислугой, состоявшей из кухарки, горничной, которая жила в доме и обслуживала тетушку Мери Белл, и двух приходящих служанок.
– Я намного старше, – возразила Кейт. – На целых десять лет.
– Много времени прошло, – заметил Гатри и внезапно сообразил, что еще не впустил ее в дом. – Входите, мисс Кейт.
– Спасибо. – Ступив на мраморный пол просторного холла, она заметила, что здесь ничего не изменилось.
– Я не думал, что вы когда-нибудь возвратитесь, сказал Гатри. – Но, Господи, как я молился, чтобы это произошло! Мистер Трент, он…
– Я приехала, чтобы встретиться с ним. Он дома?
– Да, мэм, дома. В кабинете. – Гатри посмотрел на лестницу. – Мисс Мери Белл отдыхает.
Кейт усмехнулась.
– Тогда, возможно, мне повезет, и я закончу свое дело с Трентом до того, как она проснется.
Гатри хихикнул.
– Мне доложить мистеру Тренту или…
– Так как я больше не принадлежу к Обществу хороших манер, то почему бы мне не ворваться к Тренту без предупреждения?
Гатри снова хихикнул и одобрительно улыбнулся.
– Мы скучали по вас, мисс Кейт. Очень скучали.
– Спасибо. Я даже не знаю, что сказать. – Она действительно не знала, как ответить. Мы скучали. Мы? Уж точно не Трент. Он слишком занят, он светский человек, ему надо очаровывать женщин. Ведь он мог жениться…
– Гатри, Трент не… я хочу сказать, он женился?
– Нет, мэм.
– Обручен?
– Нет, мэм. А вы, мисс Кейт?
Она отрицательно покачала головой.
– Нет. Я не вышла замуж, не обручена, и у меня никого нет.
Гатри взглянул в направлении библиотеки.
– Вы же помните, как пройти в кабинет мистера Трента?
Кейт кивнула.
– Как бы мне хотелось, мэм, чтобы вы остались! Гатри повернулся и направился к кухне, избавив Кейт от необходимости отвечать. Кабинет, как Гатри называл библиотеку, находился на первом этаже напротив гостиных. Подойдя, Кейт увидела, что дверь закрыта. Заперта? Она помнит, что Трент единственный раз запер дверь, когда, оставшись в кабинете наедине, они занимались любовью. На ковре перед камином. На массивном столе времен короля Иакова I. На кожаном диване.
Воспоминания нахлынули, как приливная волна, унося прочь десять лет одиночества. Она действительно одинока. Очень одинока. Последние пять или шесть лет она иногда встречалась с несколькими вполне приятными мужчинами, но, как ни старалась, ничего похоже на любовь почувствовать не смогла. Видит Бог, она хотела полюбить кого-нибудь, молилась, чтобы найти в себе смелость отдать сердце другому мужчине.
Кейт подняла руку и, сжав кулак, постучала в дверь. Сердце лихорадочно заколотилось.
– Да. Войдите.
Услышав низкий, глубокий голос, Кейт почувствовала, как по телу пробежала дрожь. У Трента был ленивый, немного протяжный выговор уроженца южной Алабамы, который всегда казался ей таким сексуальным. Впрочем, он вообще был невероятно сексуален и, вероятно, таким остался.
Кейт открыла дверь и неуверенно переступила порог. Трент сидел в массивном кожаном кресле перед камином, и ей была видна только его левая рука. На нем был свитер кремового цвета. Несмотря на то, что в Уинстон-Холле установили центральное отопление и кондиционеры, зимой в нем бывало прохладно. В старых домах часто гуляют сквозняки.
– Здравствуй, Трент. – Кейт казалось, что она слышит удары своего сердца. – Извини, что не позвонила. Но…
Трент резко вскочил и обернулся.
– Кейт? Боже мой, это ты!
– Да, я.
Она разглядывала его не стесняясь. Он изменился, стал взрослее, шире в плечах. Вокруг глаз и рта залегли едва заметные морщинки. Густые темно-каштановые волосы подернулись легкой сединой. Трент все еще был красив, возможно, красивее, чем прежде. Зрелость была ему к лицу. Кейт всегда знала, что он останется привлекательным и в сорок, и в пятьдесят лет, и вероятно, даже в восемьдесят.
– Что… когда… прошло так много времени! – с трудом выговорил Тент.
– Прошло десять лет после нашего развода.
– Что привело тебя в Проспект? – Он ни на дюйм не отошел от кожаного кресла.
– Личное дело.
– Я не знал, что у тебя остались здесь родственники.
– У меня их нет.
Трент задумчиво рассматривал ее.
– Ты выглядишь… – Он прочистил горло. – Ты выглядишь хорошо. Время щадит тебя.
– Тебя тоже.
Он неуверенно сделал шаг вперед и остановился.
– Входи, пожалуйста. Хочешь выпить чего-нибудь? – Он указал на бар между двумя окнами.
– Нет, спасибо. – Ноги не слушались ее, но она заставила себя двинуться навстречу Тренту.
Они встретились на середине комнаты, их отделяло друг от друга менее трех футов. Она едва подавила желание протянуть руку и дотронуться до него.
– Ты сказала, что приехала в Проспект по личному делу. Оно каким-то образом касается меня?
– Да, оно тебя касается. – Не оттягивай, черт подери! Скажи ему сразу. – Я работаю в агентстве «Данди». Это частная охранная фирма, которая также занимается расследованиями, связанными с похищениями людей. Она находится в Атланте.
– Ты частный детектив?
Трент улыбнулся, и у Кейт дрогнуло сердце.
– Да. До этого я была офицером полиции в Атланте.
Трент покачал головой.
– Не могу представить мою милую Кейт ни в роли полицейского, ни в роли частного детектива.
Его милая Кейт? Черт, Трент, я уже давным-давно не твоя милая Кейт!
– Недавно нас с коллегой послали в Мейсвилл, что в штате Миссисипи. Это в часе езды от Мемфиса. Похитили двухмесячного мальчика, сына моего коллеги.
Трент побледнел.
– Ты работаешь с делами, связанными с похищением детей?
– В этом случае, да. Я поехала в Мейсвилл с отцом ребенка и помогла ему и его жене пережить несколько тяжелых дней.
– Что произошло с мальчиком?
– Его спасли, – ответила Кейт, – и вернули родителям.
– Хорошо. – Трент отвернулся. – Я рад за них.
– Возглавлял операцию агент ФБР. Понимаешь, на Юге обнаружилась банда преступников, которая последние двенадцать лет занималась похищением детей.
Трент круто повернулся и устремил на нее гневный взгляд.
– Проклятье, Кейт! Не говори мне, что похищение Мери Кейт было осуществлено какой-то преступной шайкой. – Он приблизился к ней, схватил за плечи и легонько встряхнул. – Я надеялся, что за прошедшие годы ты смирилась с тем, что наша малышка потеряна для нас навсегда.
Кейт скрипнула зубами, пытаясь удержаться от слез.
– Данте Моран – агент ФБР, руководивший операцией, – настоящий профессионал. Он… он полагает, что наша дочь могла быть одной из трех девочек, похищенных и вывезенных из юго-восточной Алабамы в том месяце и в том же году, когда похитили Мери Кейт.
Трент прищурился.
– За последние двенадцать лет сотни детей были проданы приемным родителям, которые потеряли надежду иметь собственного ребенка, – продолжала она. – Люди, возглавлявшие преступную шайку, заносили данные каждого ребенка в картотеку, указывая штат и иногда даже город, откуда был похищен младенец. Указывался даже месяц продажи ребенка приемным родителям. ФБР занимается оповещением приемных родителей каждого украденного ребенка и также розыском возможных биологических родителей.
– И этот агент ФБР, этот мистер Моран, полагает, что Мери Кейт – одна из этих девочек? – спросил Трент, сжимая плечо Кейт.
Она кивнула.
– Есть три одиннадцатилетние девочки, украденные этой шайкой в младенческом возрасте из этого района Алабамы и проданные приемным родителям в течение месяца после похищения Мери Кейт. ФБР уже имеет в своем распоряжении копию свидетельства о рождении Мери Кейт, и следующий шаг заключается в том, чтобы предоставить их лаборатории образец ДНК. Тогда они сравнят его с образцами, которые возьмут у каждой девочки.
– А если никто из этих маленьких девочек не окажется Мери Кейт? Что ты будешь делать тогда? Ты, наконец, успокоишься и забудешь ее?
– Трент, пожалуйста, постарайся поверить! Есть вероятность того, что Мери Кейт жива и мы сможем найти ее и…
– И что? Если каким-то чудом окажется, что одна из девочек – Мери Кейт, что мы будем делать? Оторвем ее от любящих родителей и, возможно, братьев и сестер? И что дадим ей взамен – разведенных родителей, каждый из которых будет бороться за право опеки? – Трент отпустил Кейт и сердито зашагал по комнате. – Даже слышать об этом не хочу. Моя дочь умерла, она мертва уже одиннадцать лет.
– Не говори так! Мери Кейт жива, и я найду ее. Я пришла к тебе, надеясь, что ты поедешь со мной, но теперь вижу, что ужасно ошиблась. Извини за беспокойство.
Кейт выбежала из кабинета. Трент окликнул ее, но она не остановилась. Слезы застилали ей глаза. Она вскочила в машину, включила зажигание и поехала прочь. Свернув на дорогу, она взглянула в зеркало заднего обзора. Трент стоял на крыльце, скрестив руки на груди, и смотрел ей вслед.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звонкое эхо любви - Бартон Беверли

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Звонкое эхо любви - Бартон Беверли



Замечательная и трогательная книга!
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиKarolina
30.06.2011, 21.24





шикарный роман, есть и любовь, и страсть, и нежная забота, присутствует доверие!) Таким должен быть каждый современный роман!!:D
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиВалерия
23.01.2013, 20.48





Есть, конечно,некоторая энергия в романе, но... Скучное перо то ли автора, то ли переводчика
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиИрина
19.04.2013, 23.55





Не люблю читать про похищение детей и страданиях матери,тем более страдала она и искала в одиночестве,муж страдал по другому,в обьятьях женского пола и делая карьеру.Автору показалось мало,так она убрала еще и приемных родителей и заставила страдать и девочку,чтобы всех соединить в слащаво-приторном конце романа.А надо было бы заставить страдать мужа с теткой и вообще зачем придумывать романы про каких то козлов.
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиОсоба
8.12.2013, 21.50





Книга очень понравилась, прочитала с большим интересом.
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиАнна
22.02.2015, 15.45





Роман замечательный.Главное в жизни /для меня/- семейное счастье.Обязательно читайте.
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиАнна
22.05.2015, 15.06





Трогательный такой роман...rnСтолько пережить и все-таки обрести снова своего ребенка - это счастье
Звонкое эхо любви - Бартон БеверлиИнна
17.08.2015, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100