Читать онлайн Страсть и сомнения, автора - Бартон Беверли, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страсть и сомнения - Бартон Беверли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страсть и сомнения - Бартон Беверли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страсть и сомнения - Бартон Беверли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бартон Беверли

Страсть и сомнения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Джим Нортон последний раз видел Гриффина Пауэлла несколько лет назад. Тогда агентство Пауэлла работало на местного торговца произведениями искусств Монти Эддиса, из галереи которого были украдены картины и скульптуры на несколько миллионов долларов. В тот раз им с Гриффином пришлось сглаживать разногласия между Эддисом и полицейским управлением. Обе стороны выражали друг другу недоверие. А закончилось все тем, что Джим и Гриффин вышли на преступников, которыми оказались жена Эддиса и ее любовник.
Вчерашний звонок Гриффина не был сюрпризом для Джима. Он знал, что его старый напарник по университетской футбольной команде работает на Куинна Кортеса и Аннабел Вандерлей. Эти двое казались ему странной парой. Вообще Джим неплохо разбирался в людях, несмотря на прокол в выборе жены, и считал, что мисс Вандерлей является именно той, какой и кажется, другими словами, богатой, воспитанной аристократкой. А Куинн Кортес, независимо от его богатства, влиятельности и успехов в уголовном суде, по натуре – головорез. Более мягко его можно было бы охарактеризовать как неотшлифованный алмаз. Но даже самые дорогие костюмы, часы «Ролекс», машина «порше» и маникюр никогда не превратят Кортеса в настоящего джентльмена.
Помощник Гриффина Сандерс открыл дверь и провел Джима в номер.
– Лейтенант Нортон, – провозгласил он и скрылся в одной из двух смежных с гостиной комнат.
Гриффин сидел за обеденным столом с чашкой кофе в одной руке и утренним выпуском «Коммерческого вестника» в другой. Увидев Джима, он бросил газету на стол и сделал приглашающий жест:
– Присоединяйся, позавтракаем вместе. Я заказал два омлета по-западному и печенье из пахты. Насколько помнится, в прошлый раз, когда мы вместе завтракали, ты заказывал именно это.
– У тебя хорошая память. – Джим подошел к столу, взял кофейник и наполнил чашку горячим черным напитком.
– Спасибо, что согласился встретиться со мной, – сказал Гриффин. – Полагаю, ты знаешь, что я работаю на Куинна Кортеса.
Джим выдвинул стул и сел за стол.
– И на Аннабел Вандерлей.
Гриффин кивнул:
– Да, и на мисс Вандерлей.
– Тебе не кажется, что эти двое как-то плохо сочетаются? Для нее ведь это все равно что спать с врагом. – Джим поднес ко рту чашку.
Гриффин с любопытством посмотрел на него:
– Я бы не сказал. Все не совсем так.
– Значит, между ними нет ничего личного?
– Этого я не говорил. – Гриффин снял крышку со своей тарелки, взял вилку и разделил на пласты свой омлет. – Связывает ли Куинна и Аннабел что-то личное – это их дело и никого другого, ведь так? Что же касается моей работы на них обоих, то это компромиссное решение, поскольку они связались со мной практически одновременно. Мне оставалось либо отказать им обоим, либо попросить их объединить усилия.
– Удивительно, что они согласились. Особенно мисс Вандерлей. Она не похожа на тех, кто легко может подпасть под обаяние Кортеса с его латинской харизмой.
– Почему же? Она женщина.
Джим засмеялся:
– Зацепила она тебя, да, Гриф?
– Так я тебе и сказал. – Усмехнувшись, Гриффин отправил в рот кусок омлета.
Сняв крышку со своей тарелки, Джим разломил пополам печенье, намазал маслом, а сверху положил ежевичный джем. Ну и Гриффин. Не забыл, что это его любимый джем. Вообще голова у парня – что надо. Когда они играли в футбольной команде, то он был одним из немногих, кто не только блистал на поле, но и отлично учился. Этот гигант окончил университет с отличием. Джим, правда, и сам неплохо учился. Тем не менее Гриффин Пауэлл всегда выделялся и на поле, и в аудитории. При этом, как ни странно, Джима вполне устраивало пребывание на вторых ролях, да и других членов университетской команды тоже.
Все знали, почему Джимми Нортон не стал профессионалом. Полузащитник с двумя раздробленными коленками не годится для профессиональной команды, даже если во всех других отношениях он в прекрасной физической форме. Но никто не знал, почему Гриффин Пауэлл не продолжил карьеру в профессиональном футболе. На их первой после окончания университета встрече, которая произошла более восьми лет назад, Джим хотел было докопаться до причин этого. Но парой тонких замечаний Гриффин ясно дал понять, что обсуждение таинственного десятилетнего исчезновения старого друга из поля зрения всех, кто его знал, является запретной темой.
За завтраком старые друзья вели ни к чему не обязывающий разговор о спорте, о мемфисской ночной жизни, об Элвисе Пресли и о прохладной для марта погоде. Когда они покончили с омлетом и налили себе по третьей чашке кофе, Гриффин с серьезным лицом повернулся к Джиму.
«Начинается серьезный разговор», – подумал Джим.
– Я не прошу у тебя никаких одолжений, – начал Гриффин. – И конечно же, не жду от тебя никакой конфиденциальной информации. Пользоваться преимуществами старой дружбы – не в моих правилах, так что не переживай, я не собираюсь подвергать сомнению твою порядочность.
– Это хорошо, потому что порядочность – единственное, что у меня еще осталось, хотя некоторые сомневаются и в этом.
Гриффин кивнул:
– Понимаю. Неприятный развод, оплата алиментов жене и содержания ребенка, свидания с сыном только по разрешению бывшей жены, никаких перспектив карьерного роста и деньги в количестве достаточном разве что для сведения концов с концами.
– Хм. – Улыбаясь, Джим покачал головой. – И что ты собираешься делать? Собирать досье на меня? – Махнул рукой, словно извиняясь за глупый вопрос. – Конечно же, ты это уже сделал.
– Если тебе когда-нибудь надоест тратить попусту время в мемфисской полиции, позвони мне. В агентстве Пауэлла всегда найдется место для первоклассного сыщика.
– Ты действительно обо мне такого мнения? – Джим давно уже не удосуживался похвалы – ни на работе, ни в личной жизни.
– Я знаю, что ты именно такой.
– Но ты ведь знаешь, что несколько лет назад я сломался? Да и слухов обо мне ходило много.
Гриффин подтвердил это кивком и добавил:
– Да, я слышал. Что ж. У всех у нас бывают кризисы. – Гриффин пожал плечами.
– Я подумаю над твоим предложением.
– Ты можешь воспользоваться им в любое время.
«Об этом действительно стоит подумать». Однако Джим понимал, что в случае перехода на работу к Гриффину ему придется часто выезжать из Мемфиса, а это значит, что он будет далеко от Кевина.
– А сейчас что тебе нужно от меня? – спросил Джим. Гриффин поставил пустую чашку на стол и повернулся к Джиму:
– Мне нужно услышать твое мнение.
– Мое мнение?
– Как я понимаю, сегодня утром вы будете допрашивать Куинна Кортеса по поводу убийства Кендал Уэллс. На данный момент он единственный человек, имевший какую-то связь с обеими женщинами.
– Да, похоже, это так.
– Считаешь ли ты, что Лулу и Кендал убил Кортес?
– Ах вот оно что. Сам-то ты уже, по-моему, определился с ответом. Но у тебя нет стопроцентной уверенности в своей правоте. Ты руководствуешься только интуицией или же располагаешь фактами, подтверждающими твое мнение?
– Мы не обмениваемся конфиденциальной информацией, помнишь? Во всяком случае, пока.
Джим прищелкнул языком:
– Ладно. Хочешь знать мое мнение о Кортесе, скажу. Да, он бабник, достаточно беспринципный адвокат и в определенных обстоятельствах, возможно, способен на убийство, но этих женщин убил не он. По моему мнению, у него не было сильного побудительного мотива убивать Лулу, даже если она забеременела от него. А какой мотив мог быть у него для убийства собственного адвоката?
– Спасибо, Джим. Я тоже не думаю, что Кортес убил Лулу или Кендал, но все же похоже, что убиты они именно из-за связи с ним.
Уху! В мозгу Джима сработал предупредительный сигнал.
– Тебе известно что-то неизвестное нам, да?
– Возможно.
– Сокрытие улик является…
– Это только мои теоретические выкладки. Если они приведут куда надо, я позвоню тебе, но прежде извещу Кортеса и Аннабел. А пока делай все возможное, чтобы удержать окружного прокурора и шефа Данли от ареста Куинна. – Гриффин рассмеялся в ответ на недоуменный взгляд Джима, явно означавший «разве это не одолжение?». – Ведь если вы засадите за решетку не того человека, представляешь, какой резонанс это получит в прессе, когда мы поймаем настоящего убийцу и докажем невиновность Кортеса?


Куинну и в голову не могло прийти, что настанет такой день, когда он наймет в качестве своего адвоката Джадда Уокера. Если бы еще неделю назад кто-нибудь сказал ему, что они будут сидеть за одним столом, пить кофе и обсуждать проблемы Куинна, он рассмеялся бы этому человеку в лицо.
– Давайте сразу проясним один момент, – сказал Уокер. – Мы не обязаны нравиться друг другу для того, чтобы я представлял и наилучшим образом защищал вас.
Куинн усмехнулся:
– Я всегда говорю то же самое новому клиенту.
– С одной только разницей, Кортес.
Куинн вопросительно изогнул бровь.
– У вас, наверное, бывали и такие подзащитные, которых вы не считали невиновными. Я же, если не уверен в невиновности клиента, отказываюсь от дела.
– У каждого человека есть право на защиту, даже у виновного.
– Согласен. Но я не обязан быть его защитником.
– Вы человек щепетильный, высоконравственный, вы как трастовый фонд для дряхлых «денежных мешков».
Уокер рассмеялся, очевидно, совсем не обидевшись на последнее замечание Куинна.
– А я-то считал, что не нравлюсь вам из-за того, что являюсь одним из немногих оппонентов, наголову разбивших вас в суде. Оказывается, вы ненавидите меня за то, что я родился в сорочке, а вы нет.
– Вы сами сказали, что нам незачем любить друг друга. Итак, каково ваше решение? Будете вы представлять мои интересы или нет? Виновен я или невиновен?
– Я ведь здесь, не так ли?
– И значит?
– Значит, Гриффин Пауэлл считает вас невиновным, а у него безошибочная интуиция.
– Приятно узнать, что Пауэлл верит в мою невиновность. Но как считаете вы?
– Я думаю, вы слишком умны и если бы захотели убить кого-нибудь, то сделали бы это таким образом, что никто никогда не заподозрил бы вас. Возможно, вас кто-то подставляет.
Куинн моментально напрягся при мысли о том, что кто-то может подставлять его. Неужели кто-то убил трех женщин, чтобы свалить на него вину? А если это так, то кто и почему?
– Пауэлл рассказал вам о третьей женщине?
– Джой Эллис? Да, рассказал. Он также сказал о вероятности обнаружения других жертв. Других убитых женщин, которые когда-то были вашими любовницами. Ему придется передать эту информацию в полицию, хотя не исключено, что там получат ее из своих источников. Но если Гриффин обнаружит, что были убиты и другие ваши бывшие любовницы, трудно предугадать, какие это будет иметь последствия. Полицейские могут посчитать, что вы убили их всех, или же начать поиск другого подозреваемого, кто по какой-то причине хотел подставить вас.
– Господи, надеюсь, что других нет.
– Время покажет. Сейчас же нам нужно сосредоточить усилия на тех двух убийствах, в которых вас подозревают. Давайте восстановим события поминутно с того момента, как вы вчера покинули этот дом, до того, как подъехали к дому Кендал Уэллс. Кроме того, я хочу, чтобы вы рассказали мне все о том вечере, когда была убита Лулу Вандерлей.
Куинн согласно кивнул.
– Если нужны подробности, я могу сообщить их вам, но основная проблема заключается в том, что у меня нет алиби на время совершения ни того, ни другого преступления. Я был где-то на полпути из Нашвилла в Мемфис, когда убили Лулу, но не могу доказать этого. То же самое и с убийством Кендал. Я ехал отсюда к ней домой, когда ее убили, но ведь я мог оказаться там и раньше, убить ее, уехать, а потом вернуться, чтобы это выглядело так, будто я не имею отношения к убийству.
Уокер нахмурился:
– Как я понимаю, хотя вы об этом и не говорите, в обоих случаях имеются какие-то промежутки времени, за которые вы не можете отчитаться. Не хотите ли рассказать, что вы делали в тот и в другой раз?
Куинн напрягся. Нет, ему не хотелось рассказывать о странных приступах затмения даже своему новому адвокату. Особенно своему новому адвокату. Меньше всего хотелось Куинну показать Джадду Уокеру свою слабость или уязвимость в любом проявлении. Кроме того, признание в том, что у него были какие-то фантастические приступы, вынуждавшие его останавливаться и на пути к дому Лулу, и на пути к дому Кендал, вряд ли поможет в доказательстве его невиновности.
Однако клиент должен быть предельно честным со своим адвокатом, иначе, если утаенный факт позже всплывет, это может нанести непоправимый вред делу. Но ведь Куинн не арестован, и ему не предъявлено обвинение в преступлении. Пока еще нет. Если же это произойдет, у него будет достаточно времени, чтобы открыться Уокеру.


– Он, наверное, самый удачливый сукин сын в мире. – Чад Джордж стоял возле комнаты для проведения дознания и через стекло наблюдал за сидящими там двумя мужчинами, занятыми спокойной беседой.
– Почему ты так решил? – Джим знал, что Чад имел в виду то, что Куинн Кортес в течение ночи сумел нанять лучшего в штате Теннесси адвоката.
– Как он это провернул, интересно знать. Ведь говорят, эти двое ненавидят друг друга с тех пор, как столкнулись лбами в суде и Кортес проиграл дело.
– Кортесу нелегко было отважиться на контакт с Джаддом Уокером, – заметил Джим.
– Еще бы. У Уокера связи с большими шишками.
– Пошли. Надо кончать с этим. По-моему, мы зря теряем время, пытаясь навесить это на Кортеса, не имея никаких улик.
– Мы найдем их. Они обязательно должны быть.
– А если нет, тогда что? Потерянное время можно было использовать для розыска настоящего убийцы.
Чад пристально посмотрел на Джима:
– Что с тобой? Может, это Гриффин Пауэлл убедил тебя не слишком налегать на Кортеса?
Джим глубоко вздохнул.
– Я посоветовал бы тебе заткнуться, парень.
У Чада заалели щеки. Не говоря больше ни слова, он вошел в дознавательную комнату и представился Джадду Уокеру. Выждав пару минут, Джим последовал за ним и закрыл дверь.
– Это мой напарник – лейтенант Нортон, – представил его Уокеру Чад.
– Вы обвиняете моего клиента в совершении преступления? – без обиняков спросил Уокер.
– Нет, – ответил Джим.
– Тогда почему мы здесь? – Уокер смотрел на Джима, совершенно игнорируя Чада.
– Нам нужно задать мистеру Кортесу несколько вопросов, касающихся его отношений с Кендал Уэллс, как профессиональных, так и личных. А еще потому, что он уже опрашивался в связи с другим убийством, явно схожим с убийством мисс Уэллс.
– Мистер Кортес не обладает сведениями, которые могли бы помочь вам в расследовании убийства Кендал Уэллс.
Чад скривил губы в подобие улыбки с таким видом, будто получал удовольствие от чего-то, известного только ему. Он уставился на Кортеса. Их взгляды встретились.
– Где вы находились вчера между четырьмя и семью часами вечера? – спросил Чад.
– До начала пятого я был в снятой мною здесь, в Мемфисе, квартире. Позвонил в офис Кендал, и мне ответили, что она ушла с работы раньше для встречи с клиентом, после чего поедет домой. Вы можете проверить время у моей помощницы Марси Симс. От дома я ехал через город, сделал одну остановку, хотя не думаю, что кто-нибудь сможет подтвердить это. Когда я приехал к Кендал, там уже были полицейские.
– Значит, вы утверждаете, что поездка от вашего дома до дома Кендал Уэллс заняла более двух часов? – спросил Джим, прекрасно знавший, что такая поездка даже в час пик не могла занять более тридцати минут, а то и меньше.
– Нет. Я остановился, не доехав до дома Кендал. Я плохо почувствовал себя. Возможно, съел что-то за обедом. Я заехал на стоянку и поискал туалет. Затем какое-то время я просидел в машине, чтобы быть уверенным, что меня опять не прихватит.
Джим не поверил Кортесу. В его рассказе чего-то не хватало, но он не мог сказать, чего именно. Пока Джим обдумывал свой следующий вопрос, Чад уперся обеими ладонями в столешницу и, наклонившись над столом, приблизился к лицу Кортеса. Одним духом он выпалил целую серию агрессивных, обличительных вопросов. Джиму и раньше приходилось видеть, как его напарник задавал вопросы автоматными очередями с целью лишить подозреваемого присутствия духа. Однако Кортес выглядел невозмутимым. Он сидел и, прищурившись, смотрел на Чада, не отвечая ему ни словом, ни жестом.
Когда Чад угомонился и выпрямился, Джадд Уокер встал и сказал:
– В следующий раз, когда потребуется присутствие моего клиента, предлагаю зачитать ему его права. Вы, сержант Джордж, преступили тонкую черту между опросом и допросом.
Встал и Куинн Кортес.
– Нам здесь нечего делать, – сказал Уокер.
И, не дожидаясь ответа, Кортес и Уокер с достоинством покинули дознавательную комнату. Чад попробовал было двинуться следом, но Джим остановил его:
– Пусть идут.
Чад резко обернулся и со злостью посмотрел на Джима.
– Ты собираешься отпустить его?
– Мы не можем арестовать Кортеса. Он ответил на наши вопросы…
– Он ответил далеко не на все мои вопросы.
– Но ты ведь и не ждал, что он ответит. Уокер сразу понял, чего ты добиваешься. Кортес, конечно, тоже. – Джим схватил Чада за локоть и в упор посмотрел на него. – Ты забыл, что имеешь дело с двумя блестящими и опытными адвокатами? Твоя тактика пригодна только для запугивания шпаны, а уж никак не таких парней, как Кортес и Уокер.
– Если ты такой умный, то что предлагаешь?
– Я предлагаю делать свою работу и продолжать расследование двух убийств. И пока у нас нет реальных улик против Кортеса, нельзя исключать вероятность того, что он невиновен и что кто-то другой убил Лулу и Кендал.


Аннабел рассеянно положила на место телефонную трубку. Только что позвонили из офиса коронера.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Они могут выдать тело Лулу завтра во второй половине дня. Теперь она могла заняться вопросом отправки кузины домой, в Остинвилл, штат Миссисипи, где глубоко вросли корни семьи Вандерлей.
За последние несколько лет у них было слишком много похорон. Аннабел потеряла многих дорогих сердцу людей. Родителей, тетю Мета Энн, жениха, а теперь и кузину. Судя по его состоянию, дядя Луис тоже вряд ли протянет долго. Он и так был нездоров, а смерть Лулу совсем подкосила его. Зная, что дни дяди Луиса сочтены, Аннабел делала все, чтобы организовать похороны Лулу в соответствии с его пожеланиями.
Она будет делать то, что делала всегда. Будет сильной, собранной, ответственной за семью. Другие члены семьи зависят от нее. Аннабел не могла их подвести, особенно сейчас.
Если бы только не в одиночестве проходить через это испытание! Ведь ей придется демонстрировать надежную опору для всех, включая отважную тетю Пердиту.
Неожиданно в сознании возник образ Куинна Кортеса. Что же такое особенное нашла она в этом человеке, если может не обращать внимания на его очевидные недостатки? С тех пор как умер ее отец, в жизни Аннабел не было ни одного сильного мужчины, к широкой груди которого можно было бы прислониться, в заботливых руках которого можно было бы обрести покой и уют. Если бы она могла довериться Куинну! Если бы могла обратиться к нему и попросить, чтобы он был рядом с ней в эти трудные для нее дни. Но такое возможно лишь в мечтах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страсть и сомнения - Бартон Беверли



детектив, до конца не могла угадать кто убийца, детектив понравился , а любовная линия не очень
Страсть и сомнения - Бартон Беверлиарина
1.07.2012, 22.12





понравился ,любовный детектив,rnЧитайте и получайте удовольствие.
Страсть и сомнения - Бартон Беверлииришка
5.06.2013, 22.51





Замечательный роман. СУПЕР. Советую почитать. Не пожалеете.
Страсть и сомнения - Бартон БеверлиМиа
27.05.2015, 0.55





Мрачновато.
Страсть и сомнения - Бартон БеверлиЕлена
24.10.2015, 22.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100