Читать онлайн Стриптиз в кино, автора - Бартоломью Нэнси, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бартоломью Нэнси

Стриптиз в кино

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Он напрочь забыл — тот, кто рвался ко мне, — что можно вежливо постучать и потом подождать ответа. Нет, колотил, как сумасшедший, и выкрикивал мое имя, как будто не знал, в чью дверь рвется, или опаздывал на поезд. А ведь было ни много ни мало пять утра, все приличные люди в это время спят.
— Кьяра! — Голос был хорошо мне знаком. — Открывай!
Я думала, он добавит для пущей официальности: “Полиция! ” Но Джон не сделал этого.
Флафи тоже узнала голос своего дружка, который никогда не отказывал ей в лишнем кусочке печенья или конфеты, и понеслась к двери. Я сделала то же самое, но гораздо медленнее. У меня свело все мышцы после сегодняшних — или уже вчерашних — танцев. Правы были Бруно и другие: не надо было лезть на сцену, да еще так много крутить пострадавшим местом.
Я накинула халат и поплелась в прихожую. Стук в дверь продолжался, он становился сильнее по мере того, как я приближалась к двери. Что это с Нейлором? Одурел, что ли? Или напился? Неужели весь этот тарарам из-за того, что он увидел, как я любезничаю с подозрительным итальянцем? Нет, такое не похоже на Нейлора. А как хотелось бы!..
Я наконец откинула цепочку, отодвинула засов и оказалась лицом к лицу с разъяренным, так мне показалось, полицейским по имени Джон Нейлор.
— Почему ты не отвечала на стук? — крикнул он.
— А почему ты устраиваешь такой шум на рассвете, колотишь, как кузнец по наковальне?
Я заметила, что в трейлере Рейдин зажегся свет: как всегда, моя верная телохранительница была начеку.
— Когда ты приехала домой? — Он начал допрос.
— Хочешь сказать, что уже пощупал капот моего автомобиля и сделал соответствующие выводы? — По лицу Нейлора я видела, что ему не до моего дурацкого сарказма, и поэтому ответила: — Если так важно — примерно около трех. Винсент отпустил меня раньше обычного.
— Я знаю.
— Тогда зачем спрашиваешь? И откуда знаешь? Ты что, заезжал за мной?
Если так, значит, он не смертельно разозлился и хотел услышать мои объяснения.
Нейлор не стал удовлетворять мое любопытство, а продолжал спрашивать:
— Ты уехала в три и сразу отправилась домой?
Я смотрела на него с недоумением: что за вопрос? Может, он заподозрил, что я проводила время с Алонцо Барбони в каком-нибудь мотеле на берегу залива?
— Знаешь что, — сказала я решительно, — хватит стоять на пороге и привлекать внимание всех соседей. Лучше зайди в дом и там продолжай допрос преступницы.
Нейлор послушался и прошел на кухню мимо меня, как мимо какого-то неодушевленного предмета. Я обратила внимание, что на нем тот же костюм, в котором он появлялся в клубе, однако рубашка уже казалась помятой, узел галстука был ослаблен.
— Ответь наконец, — повторил он, — из клуба ты сразу поехала домой? Нигде не задерживалась? В магазине? На заправке? Кто-нибудь видел тебя по дороге?
— Чего ты добиваешься? — Я начала сердиться. — Если это все из-за типа, с которым я сидела, то я объясню…
Он не дал мне договорить:
— Отвечай, Кьяра!
Я упрямо качнула головой.
— Сначала объясни, к чему этот допрос?
Я отошла от него подальше, плотнее запахнула халат. Ночь была теплая, но я ощущала холод во всем теле. В кухне было почти темно, горела только тусклая лампочка над плитой. В окошке уже брезжил рассвет.
— Фрости Лике мертва, — услышала я. — Ее застрелили, а тело бросили в гостиничный бассейн.
Так вот какой непривычный для меня запах исходил сейчас от Нейлора: не его любимого “после бритья”, а совсем другой. Запах убийства. Смерти. Пару раз я присутствовала на месте преступления при начале расследования. Смутно запомнила фотовспышки, запах крови, каких-то химических препаратов, которыми пользовались медицинские эксперты. Сейчас Нейлор пропах всем этим.
— Я… я не понимаю, — пробормотала я, не желая верить своим ушам.
— Она умерла, Кьяра, — повторил он. — Ее убили. Чего тут непонятного?
В его голосе слышалась холодная злость. Почему он так со мной?
— Боже! — воскликнула я. — Кто? Когда? Зачем?.. Какие могут быть причины? И отчего ты обращаешься со мной, как будто подозреваешь в чем-то?
Нейлор пристально смотрел на меня. Лицо казалось чужим, непроницаемым и зловещим.
— Кьяра, — сказал он после короткой паузы, — в этот вечер ты подралась с ней. И потом присутствовала, когда они сражались с Марлой из-за Рика. Мне очень хочется знать, не утаиваешь ли ты что-то от меня. Я был в клубе, сама знаешь. Видел тебя с этим типом, который держался так, словно ты ему уже принадлежишь. Или я ошибаюсь? Тогда просвети меня. Я должен знать, что там происходило.
Я стояла перед ним, пытаясь хоть чуточку расслабиться, не отводить взгляда, чтобы Джон не подумал, будто я чувствую за собой какую-то вину, понимая, что если он сейчас и не подозревает меня напрямую, то не вполне доверяет мне.
— Тебе нечего сказать? — спросил он. — Что ты узнала про Марлу? И кто тот тип, с которым ты сидела? Если что-то выяснила, я должен все знать.
Я кивнула. Пускай думает: я внимательно слушаю. Пускай выльет на меня все свои подозрения, сомнения, злость. Я буду молчать, потому что по существу сказать мне нечего, а если начну городить что-то невразумительное, это приведет его в еще большее раздражение.
Однако Нейлор, видимо, исчерпал все вопросы и теперь в ожидании ответов стоял, сложив руки на груди, опершись о стену. Но мы не в зале суда, черт возьми, и он не судья и не обвинитель! А я ни в чем не виновата.
— Хорошо, — сказала я наконец, набрав побольше воздуха. — Поскольку ты на рассвете примчался к главной обвиняемой, то слушай, что она тебе скажет. Конечно, правду, только правду, одну только правду… Этого одетого с иголочки типа зовут Алонцо Барбони. Говорит, что работает в страховой компании. Просил меня показать ему город, дал понять, что денег жалеть не будет. Хотя чаевые девушкам зажимает. Мне кажется, он как-то связан с охранным рэкетом. Но никаких доказательств, конечно, нет. Только подозрения. Хочу еще прощупать его. Прозондировать, а не крутить с ним любовь.
Нейлор одобрительно кивнул, не обратив никакого внимания на мою великолепную иронию в собственный адрес. Я продолжала:
— Теперь насчет Марлы. Я уже говорила тебе: эта идиотка готова уничтожить всех соперниц на свете, но на это у нее не хватает ни ума, ни умения. Уверена, она не убивала ни Винус, ни Фрости. Да, угрожала, но и только. Ее пистолет исчез. Вроде бы из машины Рика. Но все это еще не ясно до конца. О чем я думаю более определенно — что Барбони та пташка, за полетом которой следует проследить.
Нейлор снова кивнул и заговорил:
— Понимаю, но не во всем согласен, Кьяра. Особенно что касается последнего убийства. Винсент сказал мне, что Марла этой ночью ушла из клуба раньше обычного. Она вполне могла дождаться возвращения Фрости к себе в отель и в очередном приступе ярости — которым она, как видно, подвержена — убить соперницу. Конечно, это пока только предположения. Кстати, само убийство совершено не профессионалом. В женщину стреляли три раза, и лишь одна пуля стала причиной смерти. А калибр тот же, что у пули, задевшей тебя. И у Марлы опять нет алиби. Впрочем, и у тебя тоже. Что можешь на это сказать? — Я ничего не могла сказать, и он продолжил. Но сменил тему. — Спасибо за то, что рассказала о Барбони. Мы займемся им.
Он оторвался от стены, сделал шаг по направлению ко мне. Я отпрянула.
— Рада, что смогла тебе хоть чем-то помочь. — И добавила с высокомерной горечью: — Я ведь под подозрением, не так ли?
Он не обратил никакого внимания на мою интонацию.
— Моя обязанность проверить все варианты. Надеюсь, ты это понимаешь.
— Конечно, — заверила я. — Читала кое-какие детективы. Но разве уже отменили то, что называлось когда-то доверием? Ты ведь знаешь, надеюсь, о моем отношении к тебе в последнее время? А сейчас я увидела, что, оказывается, не пользуюсь твоим доверием. Одно могу сказать: очень жаль.
— Кьяра, ты забываешь, я на работе!
Я подошла к двери на улицу, широко открыла ее.
— А ты забываешь, что у меня тоже есть работа, и не всегда приятная и легкая, но я, несмотря на это, не забываю, кто мои друзья… Уходи, пожалуйста.
Да мы с ним причиняли боль друг другу и самим себе по пустякам, и каждый, наверное, понимал это, но ничего не мог поделать, а катился по проторенной дорожке. Так уже случалось со мной, так бывает, вероятно, почти с каждым — мы приговорены кем-то совершать этот танец жизни, выделывать надоевшие па, всякий раз надеясь, что это последний раз, больше не повторится и что-то обязательно изменится к лучшему, а когда изменений не происходит, снова впадаем в отчаяние.
Нейлор спустился по ступенькам, задержавшись на какое-то мгновение на самой нижней и сделав попытку обернуться. Но не обернулся, а я захлопнула дверь и стояла некоторое время, прислонившись к ней спиной, а потом продолжила свои мучения, подойдя к окну и наблюдая, как мой милый садится в машину и уезжает.
Но затем мои мысли переключились на другое. Итак, произошло уже два убийства. Без сомнения, полиция сосредоточит внимание на поисках оружия, а что касается убийцы, то все их подозрения падут на ревнивую Марлу, и своей задачей они поставят собрать побольше улик. Конечно, они проверят этого Барбони по всем каналам, но скорее всего ничего за ним не обнаружат. Такие люди — если он из таких — всерьез заботятся о своей репутации и стараются быть кристально чистенькими.
Значит, Барбони остается моим. Не в том, что вы могли подумать, а моим подозреваемым, что ли, которого я должна разрабатывать. Как бы мог выразиться Нейлор… Ох, Нейлор!
Флафи стояла у моих ног, давая понять, что не возражала бы против завтрака. Ничего, что рано. В подтверждение своих надежд она притащила миску и водрузила рядом с моими ногами. А еще хотела всем этим сказать, что я не одна, что она, как всегда, со мной и, значит, не нужно особенно печалиться и поджимать хвост.
Я, в конце концов, согласилась с ней и пошла за кормом. Насыпая его в миску, я утешала себя тем, что, кроме Флафи, у меня есть тут Рейдин — что с того, что немного с левой резьбой, зато какой человек надежный; и еще Пат — тоже тетка что надо. Разве это не греет?
— Пойду еще немного вздремну, — поставила я в известность Флафи. — А когда встану, примусь за дела.
Собачка улыбнулась и коротко тявкнула, что я поняла как полное согласие, а я взглянула на полку, где стояла бутыль с любимым отцовским напитком — кьянти — спасителем от всех бед и болезней. С чем полностью соглашалась моя дорогая мамуля. Посчитав, что у меня в избытке и того, и другого, я налила себе полную кружку и понесла осторожно, как драгоценность, в спальню.
Солнце уже начало взбираться на небосвод, когда я опорожнила кружку, забралась в постель и нырнула под одеяло, подоткнув его со всех сторон.
Однако, несмотря на отцовские похвалы этому напитку, кьянти не очень способствовало сну, и я долго еще бодрствовала. А когда все же уснула, мне привиделись Винус и Фрости, они смеялись и поддразнивали меня, но, главное, одна при этом обнимала Джона Нейлора, а другая — Алонцр Барбони. Какая из них кого, я, проснувшись, не могла уже вспомнить.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси


Комментарии к роману "Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100