Читать онлайн Стриптиз в кино, автора - Бартоломью Нэнси, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бартоломью Нэнси

Стриптиз в кино

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

С горя я много танцевала и отплясала себе ползадницы. Хотелось одного: забыть… забыть обо всем — о Нейлоре, о том, что случилось с Винус, о запутанных делах Винсента. Я мечтала оказаться в каком-нибудь далеком месте, в такой стране, где бы я все обо всех знала и у меня бы не было из-за этого гвоздя в голове и того же самого в заду.
В какой-то момент мне сделалось так тошно, что я пошла в раздевалку и позвонила оттуда по таксофону родителям. Никто не отвечал, звонок отдавался у меня в ушах громко, как колокол, пока наконец что-то не щелкнуло и я услышала отцовский голос. Но его транслировал древний автоответчик, купленный папочкой в незапамятные времена на “блошином” рынке.
“Привет, — сказал этот голос, — оставьте ваше сообщение. Нас нет дома”.
Я продолжала тупо ждать и потом вдруг произнесла в молчащую трубку, не зная, записывается ли мой голос, или лента давно кончилась:
— Ма, это Кьяра.
Не знаю, что со мной произошло — может, я вдруг почувствовала себя маленькой обиженной девочкой, — но я заплакала.
— Я хотела… — говорила я сквозь слезы. — Я просто хотела, ма… Ничего такого… все в порядке…
По-видимому, мать с отцом не вернулись еще из общественного клуба “Сыновья Италии”. Конечно, они допоздна задержались там: сегодня ведь “Ночь игры в бинго”. Мать сидит сейчас рядом с отцом, в руках карточки, у них жутко серьезный вид. Отец часто просит мать повторить объявляемые номера: он туговат на ухо. Десятилетия тревожных телефонных звонков, завывание автомобильных сирен не могли не отразиться на слухе главы нашей семьи, бывалого пожарного.
Маму вообще-то раздражает эта игра, но она сдерживает раздражение, потому что чувствует, что нужна отцу. Отец потягивает свое кьянти, мать следит за номерами для них обоих. Она тоже позволяет себе выпить вина — маленький бокал, когда уже окончена игра, когда начинает играть оркестр и все танцуют. Она ужасно любит танцы, но у нее не хватает смелости танцевать так, как она может…
Я продолжала стоять у телефонного аппарата с трубкой в руке, рисуя в воображении, как они сейчас танцуют. Как отец — высокий, еще очень крепкий, обнимает ма своими ручищами, и делает это удивительно нежно, что вообще-то на него не похоже, так как он весьма суровый, даже резкий человек. А она почти утыкается головой в ямку на его плече и что-то шепчет ему, какие-то свои маленькие домашние тайны — о себе, обо всех нас. И, судя по выражению отцовского лица, ее слова нисколько не действуют ему на нервы, а, напротив, успокаивают — глаза у него наполовину закрыты, на губах легкая улыбка. Он внимательно слушает.
В клубе “Сыновья Италии” их никто не беспокоит в эти минуты — моих па и ма, когда они медленно танцуют; даже обычно шумные приятели отца умолкают. Это время молчаливого контакта между ними и отцом: они как бы соглашаются с ним, принимают правила его игры и тоже ненадолго перестают ворчать на своих благоверных. Быть может, кто-то из них даже пытается пересмотреть в эти мгновения свои отношения в семье и дает себе слово стать добрее, мягче. И наверное, все завидуют моим родителям, когда видят, как те любят друг друга…
Я все еще стояла, держа трубку возле уха, и слезы катились у меня по щекам: я так соскучилась по дому, по родным, что хотелось умереть.
И тут я сообразила, что автоответчик продолжал работать и записывал мое неровное дыхание, слезы. Мой нервный срыв. И я сказала:
— Я… все нормально, ма… Я люблю тебя. И очень хочу с тобой поговорить…
В трубке раздался щелчок, и вдруг я услышала мужской голос. Это был голос моего старшего брата Фрэнсиса.
— Кьяра, — сказал он с тревогой, — у тебя что-то случилось? Матери нет дома.
Фрэнсис был слеплен из того же материала, что отец: твердый как камень — зубы сломаешь. И тоже пожарный. Но он почувствовал мое состояние.
— Привет, Фрэнсис, — сказала я еще со слезами в голосе. — У меня все в норме. — От этого невинного вранья стало еще хуже, и я снова заревела в три ручья.
— Скажи, что с тобой, сестричка? — закричал он.
— Ничего… ничего. Извини, Фрэнсис. Просто вдруг расклеилась. Бывает, сам знаешь.
Он, видимо, не очень знал, потому что спросил в лоб:
— Тебя кто-то обидел? Ты опять в беде?
Опять… Он, конечно, в первую очередь имел в виду то событие, связанное с “холостяком” Тони, после которого я — уехала из дома, из Филадельфии. А кроме того, он был уверен: я вообще живу под постоянной угрозой. Брат ненавидел мою работу, и все попытки объяснить ему, что, с моей точки зрения, в ней нет ничего оскорбительного, успеха не имели. Сестра-стриптизерша — эти слова звучали для него омерзительно, он не хотел видеть за ними просто еще один вид работы, приносящей к тому же неплохой доход.
— Нет, Фрэнсис, — повторила я. — Ничего серьезного. Просто кое-какие личные проблемы.
— Опять двадцать пять! — проворчал он. — Надеюсь, этот тип не колотит тебя? А не мешало бы!
— Фрэнсис, ты не забыл, что я уже взрослая? — Он ничего не ответил — то ли не хотел, то ли не знал ответа. — Фрэнсис, — повторила я, — передай маме, что я звонила. Просто скажи, больше ничего. И спасибо за внимание, как говорят ораторы.
Я повесила трубку. Это было не слишком вежливо — так обрывать разговор, но у меня уже больше не оставалось сил думать о родном доме, о любви. Тем более говорить об этом. Позвоню ему завтра, извинюсь, если надо…
— Кьяра! Твой номер следующий! — услышала я голос Рыжика и обрадовалась возможности переключить свои мысли и эмоции.
Что ж, если мне фатально не везет в любви, буду танцевать и танцевать, и разыгрывать женщину-вамп, и соблазнять, и принимать соответствующие позы. И зарабатывать на жизнь.
Я помчалась к своему стулу и зеркалу, отвоеванным у заезжей нахалки, а по пути достала из шкафчика костюм по названием “Джейн в джунглях”. Из зеркала на меня глядело распухшее от слез лицо с размазанной косметикой. Я молниеносно навела порядок, пригладила и подколола волосы, переоделась и появилась на сцене, как раз когда ди-джей включил мою выходную песенку.
— С тобой все в порядке, Кьяра? — успел спросить меня режиссер.
Он уже не в первый раз проявлял заботу, и я с благодарностью чмокнула его в щеку, от чего парень покраснел как рак и добавил, что может поговорить с Винсентом, чтобы тот отпустил меня домой пораньше.
— Спасибо, не надо, — сказала я и чмокнула его в другую щеку, что он перенес уже намного спокойнее. Недаром говорят: человек такое животное, которое ко многому привыкает, и довольно быстро. Даже к унижениям и убийствам.
И вот я уже не думала ни о чем, кроме музыки, под которую танцевала, но, впрочем, обращала внимание на всех новеньких и стареньких зрителей и по привычке мысленно определяла, как себя поведет тот или другой из них. Так же по привычке безразлично-зазывно улыбалась, с наигранным интересом всматривалась в их лица… В общем, обычная рутина. Только сейчас она казалась мне более докучной, чем всегда. Просто невмоготу…
Красавчик Алонцо Барбони по-прежнему сидел за своим столиком, но вид у него был злой, неприветливый рядом с ним Барри Змей, наш агент. Какие у них могут быть дела? Барри больше слушал, что говорил собеседник, порой вставляя одно-два слова и делая при этом жест рукой, как бы желая сказать: “Ну что я могу поделать? ” Или: “Это все, о чем может идти разговор”.
Алонцо говорил очень тихо, наклонившись, не сводя глаз с собеседника. На лбу у итальянца пульсировала вена, лицо раскраснелось. Эти подробности я заметила, когда танцевала вблизи их столика, но приходилось все время двигаться по сцене, потому я не могла уловить ни слова.
Не заметила я, и как Барри ушел. Алонцо откинулся на спинку стула, лицо у него разгладилось, но он смотрел в пространство и, кажется, даже не видел меня. Потом полез в карман, достал сотовый телефон. Поговорил очень коротко, после чего поднялся и вышел из зала.
Рыжик выполнил свое обещание. Когда я оказалась за кулисами, ко мне подошел Винсент, лицо жутко участливое, голос тоже — и то, и другое идет ему как корове седло, — и сказал:
— Послушай, Кьяра, ты, похоже, устала. Тебе наверняка еще нельзя выступать. Напрасно я выпустил тебя на сцену. Доведешь себя до того, что совсем сляжешь… Знаешь что? Отправляйся-ка домой и отдыхай целую неделю.
Я пристально посмотрела на босса. Не может быть, чтобы в нем говорило искреннее участие. Тогда что?
— Допустим, Винсент, — ответила я, — что я сделаю недельный перерыв. О’кей. А ты тем временем напишешь имя Фрости Лике большими буквами на афише и повесишь у входа. Верно? Но она не тянет, Винсент. Хотя главное даже не это. Допустим, она не хуже меня. Но ей нельзя доверять. Что-то в ней. а точнее, за ней такое… Не могу объяснить, только чутье мне подсказывает, она червивая, эта Фрости… Что-то не так. Впрочем, вам с Барри виднее.
Винсент подошел ко мне ближе, я почувствовала запах пота.
— Кьяра, — произнес он с нажимом, — я занимаюсь этим бизнесом не первый день и давно уже в нем не девственник. Я беру Фрости на себя и сам разберусь с ней. А у тебя сейчас своя забота. Я говорю о той, которую ты взяла на себя по поводу убийства. Кстати, есть что-нибудь новенькое?
Я покачала головой.
— Вот видишь. Плохо. Надо жать на все железки. С завтрашнего дня и целую неделю занимайся только этим…
Между прочим, хочу тебе сказать, Джон Нейлор заявился сюда не только поздороваться с тобой. Он успел перемолвиться словечком с Марлой. Сказал, что думает вскоре предъявить обвинение.
— Полицейские штучки! — фыркнула я. — Давит, чтобы запугать. У них ничего на нее нет.
— Все равно ей не позавидуешь, — резюмировал Винсент. — Она как сосиска в хот-доге: с одной стороны этот кретин Рикки, с другой — копы наседают. С ней почти истерика была, я даже отпустил ее домой.
Решительно я не узнавала сегодня Винсента: какой-то подозрительно человечный. Не к добру это.
— И значит, что же получается? — Винсент продолжал гнуть свое. — Нам нужна сейчас Фрости как временная замена, но еще больше нужна ты, чтобы помочь Марле, а главное, отвести подозрения от клуба. Не говоря уж о том, что нужно зарабатывать на хлеб насущный и чтобы доходы не падали. Платить ведь надо… — он помолчал, — налоги и прочее.
Я не знала точно, что он имеет в виду под “прочим”, но спрашивать не стала, так как не рассчитывала на откровенный ответ. Не стала и утешать его, говорить: все образуется. Я абсолютно не понимала, что делать дальше, и мечтала, чтобы кто-то подсказал. Помог составить план. Или что-то в этом духе.
А Винсент был настроен поболтать. И вскоре я услышала:
— Ты не права, Кьяра, что хочешь действовать сама, без Нейлора. Это ничего не даст. Я тебе уже говорил. Не надо с ним ссориться, нам он нужен. И ты напрасно любезничала с тем красавцем, Нейлору может не понравиться.
Этого еще не хватало: Винсент наступил прямо на больное место! На рану, которая сразу заболела в сто раз сильней. Так мне показалось.
Я резко повернулась и пошла к выходу.
— Эй, куда ты? — крикнул Винсент.
— Домой, — ответила я не оборачиваясь, — у меня появилась одна мыслишка. Она может стать решающей…
Пускай шеф думает: я согласна с тем, что он сказал, и спешу выполнить его указания. Я на самом деле спешила, потому что почувствовала необоримое желание немедленно бухнуться в постель и лежать там, ни о чем не думая, кроме одного: скорее бы закончился этот еще один дурацкий день.
Я переодевалась в свою обычную одежду под затравленным взглядом Фрости Лике, сидевшей в нашей комнате. Мне даже захотелось подойти к ней и сказать, что она сама виновата — не надо было болтать высокомерные глупости и настраивать против себя всех девушек. А также лезть на колени, или куда там еще, к Рику. Я чуть было не завела об этом разговор, но не хватило душевных сил.
У Дикарки Тони было совсем другое настроение. Далеко не миролюбивое. Она подошла ко мне и шепнула:
— Скажи только слово, Кьяра, и я приготовлю из этой лахудры бифштекс.
Я похлопала ее по плечу, благодаря и успокаивая.
— Отложи свои хозяйственные заботы, дорогая. Если в ближайшие два-три дня она не изменит свою сансару, или карму, или как это называется у индуистов, то, возможно, я попрошу тебя взяться за холодное оружие. А пока не надо.
Тони — классная девчонка, но, к сожалению, умеет только снимать с себя шмотки, цепляясь за шест. Больше ничего. Так что Фрости Лике она заменить не смогла бы.
Бруно и Гордон наперебой предлагали проводить меня до машины — не знаю, то ли вид был у меня такой измученный, то ли опасались, как бы со мной не произошло того же, что с Винус Лавмоушн. Оба говорили, как меня любят… Особенно Гордон… Ну прямо как родную сестру… И что сделают все, чтобы мне спокойно работалось тут… ведь мы одна семья, правда?.. И обойдемся без шелудивых порнозвезд…
Я поблагодарила, отказалась от их услуг — в смысле проводов и усаживания в машину — и доехала вполне благополучно, если не считать того, что на душе скребли кошки.
Флафи выскочила мне навстречу из домика Рейдин, как только я припарковалась, и начала кружиться, подпрыгивать и визжать от радости. Эх, если бы некоторые мужчины хоть наполовину так проявляли свои чувства!
Я погладила мягкую шерстку и спросила:
— Должна ли я понимать, что тебе было очень хорошо у нашей соседки? Поэтому ты в таком отличном настроении? Или ты действительно счастлива от встречи с хозяйкой?
Флафи ничего не ответила, но, судя по тому, как она ринулась к ступенькам в наш трейлер, мое второе предположение было более достоверным.
Прошло, наверное, не больше пяти минут, как мы с ней уже крепко спали. Однако через полчаса или вроде того были разбужены резким стуком в дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси


Комментарии к роману "Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100