Читать онлайн Стриптиз в кино, автора - Бартоломью Нэнси, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бартоломью Нэнси

Стриптиз в кино

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Я оказалась типичной предательницей. Хуже того — Иудой. В течение нескольких месяцев… целую вечность… уверяла себя и давала понять другому человеку, что люблю его, люблю по-настоящему. Сама верила и не верила в это: таким чудом казалось мне мое собственное чувство и его ответное… И вот теперь, в один миг, всему конец. Как уже бывало в моей жизни…
Думая обо всем этом, я продолжала выполнять свой план в отношении красавчика, для чего, продолжая разговор, не сводила с него зазывного, заинтересованного взгляда и все больше нравилась самой себе в роли начинающего детектива.
Мне казалось, я уже достаточно отчетливо представляю, к какому типу людей можно его отнести: крепкий орешек, соблазнитель по натуре, абсолютно аморален и все такое. В былые дни, в Филадельфии, я нагляделась на таких субчиков. Чего стоит хотя бы последний из этой серии — “холостяк” Тони, с которым у меня была достаточно долгая связь. У него оказались жена и целый выводок детей, и он оставил меня с носом и ребенком. То есть ребенок так и не появился на свет — возможно, оттого, что я слишком сильно горевала. Из-за таких вот типов, как Алонцо Барбони и лжехолостяк Тони, я и рванула из Филадельфии и кантуюсь теперь в Панама-Сити, где мне так повезло и я нашла порядочного человека, которого только что, похоже, потеряла, потому что вообразила себя крупным специалистом по расследованию преступлений.
Минуты три я предавалась печальным воспоминаниям и напрочь забыла про сидящего рядом человека, который был для меня не только и не столько клиентом нашего заведения, сколько главным подозреваемым.
Ох, если я и в самом деле найду убийцу — если сумею снять подозрение с Марлы, помочь Винсенту избавиться от давящей на него мафии, разыщу настоящего преступника и всех пособников, — если я сделаю все это, то Джон Нейлор должен будет не только поверить мне и простить, но и гордиться мной!
Придя к этому выводу, я встрепенулась и решила продолжить игру.
— Значит, вы никогда не были в Панама-Сити? — спросила я. — Тогда вам повезло. Я согласна быть вашим гидом, мистер Барбони. Я знаю такие уголки в этом городке, о которых не подозревают местные.
Алонцо любезно улыбнулся.
— Не сомневаюсь, — сказал он. — Почему бы нам не начать с вашего собственного жилища?
Хитрая змея! Ты увидишь мой дом, когда запоют рыбы. Я взглянула на него с видом глубоко оскорбленной девственницы и поняла, что он тоже понял и одобрил мою игру в невинность.
— Я хотел сказать, — объяснил он, — что, наверное, у вас прелестный домик в прелестном месте на самом берегу.
Еще бы! Что может быть лучше, дешевле и романтичнее стоянки трейлеров под названием “Дубовая роща”, где вы с трудом найдете хотя бы один дуб и еще меньше романтики. Зато живем мы там, как вы знаете, довольно дружно и даже весело.
— Предвкушаю, как покажу его вам, Алонцо, — пропела я, — но несколько позднее.
О, как это было сыграно! Сама Мэй Уэст не смогла бы лучше.
— Кьяра! — услышала я голос Винсента Гамбуццо. Видно, ему надоело маячить поблизости, он хотел поговорить со мной с глазу на глаз.
— Меня зовет босс, — объяснила я Барбони. — Не исчезайте.
— Могу я позвонить вам? — спросил он.
Я наклонилась к нему и протянула руку, показывая, что хочу получить то, чем писать, из его внутреннего кармана. Он слегка напрягся, инстинктивно заслонился ладонью, оберегая свой пистолет, потом расслабился и достал ручку. Я записала номер своего телефона у него на ладони. Он был несколько удивлен, но не протестовал.
— Тише, — прошептала я, складывая его пальцы в кулак. — Пускай эти цифры будут нашей маленькой тайной.
— Кьяра! — снова окликнул меня Винсент. На этот раз весьма нетерпеливо.
Я резко повернулась к нему, давая понять взглядом, что со мной не следует разговаривать в подобном тоне. Я не ручная собачка.
Мы отошли в сторону, к нам присоединился Бруно, который заговорил первым.
— Кьяра, о чем ты так долго толковала с этим парнем? Он опасен, я чую.
— Думаю, чутье не обманывает тебя, Бруно, — сказала я. — Но я делала это нарочно.
— Ты не заметила, кто появился в зале? — спросил Винсент.
Я пристально всмотрелась в него. Странная забота о моих чувствах. И о Джоне Нейлоре.
— Не сразу, — ответила я.
— А потом?
— Потом да.
В его глазах я прочла недоумение, сменившееся пониманием. Наверное, шеф рассуждал так: если она (то есть я) подвергла риску свои отношения с Нейлором, значит, игра стоила свеч. Однако посмотрим, что может выйти из этой игры. Дай Бог, чтобы польза… На то же рассчитывала и я.
— А где Марла? Что-то ее не видно сегодня, — спросила я.
Винсент нахмурился и взглянул на Бруно, тот покачал головой и пожал плечами.
— Надеюсь, ее не упекли в тюрягу?
— Типун тебе на язык, Кьяра! — Винсент отер вмиг вспотевший лоб черным носовым платком. — Мне бы сообщили. Надеюсь, она просто опаздывает. Кстати, не в первый раз.
И словно услышав это, Марла появилась из-за кулис и начала свой танцевально-раздевальный номер под деревенский мотивчик песенки “Хочу быть милашкой ковбоя”. Она была наряжена во все белое — такое милое сельское платьице, такая же шляпка — и вооружена парой шестизарядных “кольтов”. Все равно зрелище — особенно при ярком свете рампы — довольно жалкое, и я решилась сказать Винсенту, что этот номер пора бы уже заменить, но тот только поморщился: не лезь, мол, со своими советами, для нашей публики и так сойдет.
Я покосилась на Алонцо. Итальянец был, казалось, полностью поглощен выступлением Марлы со всеми приколами, на его привлекательном лице появилось какое-то подобие улыбки. В глазах нечто похожее на желание. Ну и в чем дело? Он ведь, в конце концов, мужчина, даже если маньяк, а она какая-никакая женщина. Мне-то что за печаль? Пускай Марла старается для него, лезет из своей просиликоненной кожи, она еще не знает, что этот красавчик не из тех хмырей, кто щедро бросается деньгами.
Я не осталась досматривать окончание номера, когда она наконец сорвет с себя лифчик и предстанет на всеобщее обозрение со своими титьками техасского образца. Конечно, это грандиозное зрелище, но у меня были дела поважнее — обдумать костюм для своего следующего выступления, — потому что я старалась как можно чаще вносить пусть небольшие, но изменения в свои наряды. Это ведь один из способов поддерживать себя в форме, соответствующей моему неофициальному, но пока еще не поколебленному званию примадонны клуба.
С этой целью я вернулась в гримерную, открыла свой шкафчик и в раздумье замерла перед ним. Мои глубокие размышления прервал визгливый хохот, раздавшийся из-за двери, которая вела за кулисы. Смех был женский, противный и абсолютно незнакомый, из чего я сделала вывод, что скорее всего голос принадлежал нашей заезжей знаменитости, Фрости Лике. Приоткрыв дверь пошире, я выглянула в полутемный коридор с небольшой лесенкой, ведущей к задней двери. Там на ступеньках я увидела две фигуры. Да, это была Фрости собственной персоной, и персона эта уютно сидела на коленях у Рика. Быстро же они столковались! Ну и кобелина этот сморчок!
— … Ты… такой сладенький, — услышала я ее голос. — Я готова тебя съесть без ложки…
Растяжка только мычал и шарил руками по ее телу с таким отчаянием, словно делал это последний раз в жизни.
— Рикки! — не выдержала я, вспомнив, что, видимо, точно такая сцена предшествовала смерти бедняжки Винус. — Опять за свое?
Парень вскочил со ступеньки, чуть не уронив Фрости, та слабо взвизгнула.
— Кьяра, — сказал он тоном провинившегося школьника, — это совсем не то, что ты думаешь, клянусь.
Фрости медленно отряхивалась и оправляла свое кукольное платье, не сводя с меня глаз.
— Воистину черного кобеля не отмоешь добела, — рявкнула я. — Чем ты думаешь, Рикки? Не иначе как задницей.
Я была очень зла на этого болвана, ему все до фени! После того что случилось каких-то два дня назад, когда над Марлой еще висит страшное обвинение… он как ни в чем не бывало тискает эту дешевку…
“Дешевка” уже отряхнулась и раскрыла пасть.
— Кто ты, собственно, такая и чего вяжешься? — наехала она на меня.
Я уже собралась ответить, но в этот момент что-то тяжелое пронеслось в непосредственной близости от меня, и я врезалась в открытую дверь. Это была Марла, только-только окончившая демонстрировать свои телеса. Вероятно, увидев, как две красотки — я и Фрости в ее прозрачном неглиже — окружили Рика, она тоже вспомнила недавнее и не могла сдержаться. А быть может, уже свихнулась чуть-чуть на этой почве. Раньше за ней такого вроде не замечалось.
Слава Богу, меня она не подозревала или просто не смогла действовать сразу на два фронта, — во всяком случае, Марла всей своей мощью обрушилась на Фрости. Впрочем, та не проявила особой беспомощности и оказалась весьма рукастой в полном смысле слова.
Я узнаю, что многие мужчины с интересом, если не сказать больше, смотрят на бои между женщинами, порой дополняя увиденное картинами своей неуемной фантазии. Но поверьте, наблюдать вблизи схватку двух полуголых баб, вырывающих друг у друга волосы, царапающихся, плюющихся, визжащих, — отвратительно. Ничего сексуального в этом зрелище нет. Безвкусный, как трава, китч.
Скажу откровенно, лично я боялась вмешиваться в драку. Рик, по всей видимости, испытывал те же ощущения: он стоял с расширенными от ужаса глазами, по-детски прижав кулаки ко рту.
На счастье, поблизости оказались вездесущий Бруно и наш рыжеволосый режиссер. Первый взял на себя Марлу, второй — ее соперницу. Первый получил хороший удар в челюсть, второй отделался куда легче: Фрости уткнула голову в далеко не могучую грудь режиссера и зарыдала в голос.
Только тогда Рик осмелился приблизиться к Марле.
— Дорогуша, — запинаясь проговорил он, — ты опять поняла все не так. Я шел по своим делам, а эта ведьма как набросится на меня… и как…
Похоже, Марла не слишком поверила ему. Она стояла по-прежнему готовая к бою, огромная грудь вздымалась, как горы при землетрясении, лицо блестело от пота, губы дрожали.
С улицы к нам в дверь уже заглядывали любопытствующие посетители клуба, видевшие или слышавшие со стороны автостоянки то, что происходило. К ним присоединились несколько наших девушек, появились Винсент и Гордон.
Фрости, увидев толпу собравшихся, не замедлила обратиться к ним с проникновенной речью.
— Видите, что делается? — выкрикивала она. — И что у вас тут за лавочка, мистер Гамбуццо? Девушка не может спокойно заработать свои деньги! Ее жизнь ежеминутно подвергается опасности… Да и то, что вы предлагаете, — разве это деньги? Муть одна… Приличная артистка никогда не захочет стать вашей примой…
Винсент принялся что-то бормотать в ответ, а я подумала: что же такое? Как понимать ее слова? Выходит, Винсент пообещал ей первые роли? А я тогда кто такая? В какие игры он играет? И кто такой сильный стоит за этой куклой? Кому она звонила и жаловалась на нас?
Я не стала прилюдно реагировать на ее слова, вместо меня это сделала Марла, уже стершая с лица следы пота и крови.
— Это как же? — заверещала она, тоже обращаясь к боссу. — Какая-то потаскуха будет работать с нами, с настоящими танцорками, которых знают и ценят во всем Панама-Сити и даже в Атланте?
Про Атланту она немного загнула, а вообще-то была права. И дело даже не в том, как эта кукла танцевала или выглядела, а в том, что задавалась сверх меры.
Что Фрости лишний раз доказала, снова раззявив рот.
— Настоящие танцорки! — завопила она. — Лучшие в Панама-Сити! Да ваша деревня не видела настоящих звезд, пока не пригласили меня! И не кривитесь — я вам не чета! Я училась в Нью-Йорке классическому балету. Вот…
— Училась лежать на спине и дрыгать ногами! — крикнула Марла, пытаясь вырваться из крепких рук Бруно. — Сразу видно, ты из тех, которые, если мужчина говорит им “постой”, сразу ложатся!
Винсент решился, видимо, произнести наконец что-то членораздельное и с хмыканьем пробормотал:
— Ладно, ладно… Никакого скандала, никаких обид… У нас одна общая задача — поправить делишки… Больше заработать то есть. И кто бы в этом ни помог, я отблагодарю его. Не ваша забота, кого я нанимаю. Вам от этого хуже не будет, можете мне поверить. А если еще будет драка или что-то в этом роде, уволю, и отправляйтесь хоть в Техас, хоть в Нью-Йорк… Хоть в Париж, если он еще есть на земле…
Этой шуткой он закончил свою речь и захлопал в ладоши, но то были не аплодисменты самому себе, а хлопки, которым хозяйки пытаются направить домашнюю живность — гусей или овец — туда, куда положено. В данном случае он призывал своих служащих на сцену, а посетителей в зал.
— Дополнительное представление окончено, джентльмены, — оповестил он. — Основное продолжается. Вас ждут возле бара.
Все начали расходиться. Бруно увел Марлу, Фрости убежала сама. Рядом со мной оказался Гордон. Я заметила, он мнется, словно хочет что-то сказать и не решается.
— Что с тобой? — спросила я.
— Ничего такого, Кьяра. Просто чую, мистер Гамбуццо здорово ошибется, если наймет эту женщину на постоянную работу. Она ему тут все перевернет. И под тебя копать будет.
Милый Гордон, спасибо ему за заботу, только, по правде говоря, я не слишком переживала по этому поводу. Работу я себе найду. И может, уже нашла бы, если не одно обстоятельство, которое удерживало меня в этом занюханном городке. Имя этого обстоятельства — Джон Нейлор.
Я посмотрела в сторону стоянки. Вдруг случится чудо и на ней снова появится коричневый “таурус”, а за баранкой — мой Нейлор? Бывший “мой”.
Но ни “тауруса”, ни Нейлора там не было.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси


Комментарии к роману "Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100