Читать онлайн Стриптиз, автора - Бартоломью Нэнси, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стриптиз - Бартоломью Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.6 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стриптиз - Бартоломью Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стриптиз - Бартоломью Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бартоломью Нэнси

Стриптиз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Я ни о чем не думала, просто отдалась во власть воспоминаний. Тело мое двигалось в такт с музыкой, подавляя ум и пробуждая желание у каждого в клубе. Звучала старая мелодия Бонн Рейта «Люби меня, как мужчина». Синие и красные лучи прожекторов метались по залу, еще больше распаляя и без того возбужденную публику.
Отец узнал о том, что я танцую в клубе, вскоре после того как мне исполнилось девятнадцать. В то лето я ушла из дому. На пару с танцовщицей из небольшого дешевого клуба, где я тогда работала, мы сняли квартирку. Клуб располагался в Аппер-Дарби, штат Пенсильвания. Я ушла из дому, чтобы мои родители не узнали, чем их дочь зарабатывает на жизнь. Я была уверена, как только это случится, поднимется настоящий тарарам, поэтому старалась по возможности оттянуть неизбежное. Район Аппер-Дарби представляет собой пригород Филадельфии. Основное его население — рабочие. Я начала выступать в клубе, который стоял лишь на ступеньку выше байкеровского бара, прикинув, что здесь вряд ли появятся те, с кем знакомы мои родители. Но разумеется, ошиблась. Слух дошел до отца, когда я еще и двух месяцев не проработала. Слава Богу, у отца хватило такта не появиться прямо в клубе. Однажды днем он пришел без предварительного звонка ко мне домой.
Я открыла дверь, увидела его и сразу поняла, что он все знает. Он смотрел на меня так, будто никогда раньше меня не видел, а потом заплакал, стоял молча, и только слезы текли у него по щекам. Я никогда не видела раньше, чтобы отец плакал.
— Почему, Кьяра? — спросил он. В его голосе не было гнева, только разочарование. От этого мне стало еще хуже.
— Отец, — сказала я, взяла его за руку, провела в квартиру и закрыла дверь. — Это не то, что ты думаешь.
— Это не то, о чем я спросил, — ответил он. — Я спросил, почему ты не сказала мне? Почему ты решила вот так, тайком, бежать из дому и скрывать от нас, чем ты занимаешься? Именно это неправильно, дорогая моя. Из этого следует, что ты стыдишься своего ремесла.
Теперь настала очередь расплакаться мне. Мы сидели на кухне вдвоем и плакали. Я пыталась объяснить отцу, почему выбрала это занятие.
— Отец, вы с мамой всегда приучали нас, чтобы мы все делали хорошо, чтобы мы были довольны собой. Джон и все остальные с самого начала знали, кем хотят быть, когда вырастут. Они хотели быть пожарными, как ты, или полицейскими, а я не знала. Но зато я знала, что мне хочется чего-нибудь необычного.
Отец внимательно слушал, словно пытался исправить то, что раньше ко мне не прислушивался и в результате упустил что-то важное.
— Ты же знаешь, я не любила школу, хотя училась неплохо. Но гораздо больше я узнала из книг, которые прочитала. После школы я испробовала разную работу, но нигде долго не задерживалась. Мне быстро надоедало делать одно и то же, день за днем, за гроши. Мне нужно было что-то другое, необычное, где все зависело бы только от меня.
Отец кивал, соглашаясь, и я понимала почему. В этом мы с ним были очень схожи. Именно поэтому он стал пожарным. Он тушил пожары, а я эти пожары разжигала.
— Кьяра, ну почему же ты нам не сказала?
— Как-то я и еще несколько девушек были на вечеринке в одном из тех клубов, где мужчины и женщины раздеваются вместе. Тогда у них была вечеринка для непрофессионалов. Я пропустила пару стаканчиков, меня подначили, и я подумала: почему бы и нет?
У отца вырвался понимающий смешок. Это было очень похоже на меня: мгновенно принять вызов.
— Знаешь, отец, я сначала немного нервничала, но когда заиграла музыка и все мужчины устремили на меня взгляды, я почувствовала прилив какой-то энергии, и чем дольше я танцевала, тем больше понимала, что у меня получается. Я испытала необыкновенное чувство. Понимаешь, все засовывали мне за подвязки деньги, и получалось так, будто я заставила их делать это.
Я наблюдала, как отец воспринимает все, что я говорю. Но лицо его оставалось непроницаемым, и я не могла догадаться, о чем он думает.
— В тот вечер я стала победительницей конкурса, заработала двести долларов призовых денег и еще сотню за танец, который исполнила. Тогда я поняла, чем хочу заниматься. Я поняла, что хочу стать лучшей в этом деле, хочу иметь много денег и потом, позже, когда придет пора, закончить карьеру. А к этому времени у меня уже было бы свое гнездышко, а может, и свой бизнес, если бы я захотела.
— Но почему же ты все-таки нам с мамой не рассказала? — повторил свой вопрос отец.
— А ты уверен, что вы поняли бы меня, не стали бы отговаривать, настаивать и мешать? Я собиралась рассказать вам, но хотела сделать это потом, когда буду работать в клубе получше. Я хорошая девочка, отец. Я не употребляю наркотики, не делаю ничего плохого, мне просто нравится моя работа.
Отец покачал головой и взял мою руку.
— Дочка, неужели ты не поняла, что это как раз то, что мы с мамой хотим для тебя? Когда я впервые услышал о том, где ты работаешь, естественно, пришел в ярость, но не потому, что узнал, а потому, что узнал не от тебя, а от своего знакомого. Да и как я мог себя чувствовать, узнав, что моя дочь исполняет стриптиз в каком-то дешевом клубе?
— Прости, отец.
— Да, Кьяра, тебе следует просить прощения за то, что ты не уважаешь своих родителей, но не надо извиняться за то, чем ты занимаешься, если ты чувствуешь, что занимаешься нормальным делом. Мы с мамой старались воспитать вас так, чтобы вы всегда высоко держали голову и гордились собой. Если ты хочешь стать лучшей танцовщицей, тогда, пожалуйста, добейся этого, но никогда ни перед кем не извиняйся. — Отец встал и погладил меня по голове. — Я люблю тебя, дочка, горжусь тобой, что бы ты ни думала. А теперь я возвращаюсь домой. Не стану рассказывать маме о нашем разговоре, потому что ей будет больно услышать, что ты боялась прийти к ней и рассказать. Ждем тебя к обеду в воскресенье, и я верю, что ты приедешь и расскажешь маме про свою жизнь. Ничего большего я не прошу. Держи голову высоко и уважай свою мать. У тебя талант, и этого не надо стыдиться.
Отец ушел, а в воскресенье я пришла домой к обеду. Из всех братьев только Джонни пытался наставить меня на путь истинный. Я спросила его, смог бы он пройти по подиуму, раздеться и уйти со сцены с двумя сотнями долларов. Он ответил, что вряд ли, потому что побоялся бы, что об этом узнают друзья.
— Так ты хочешь сказать, Джонни, что просто боишься, если о тебе могут плохо подумать? — спросила я.
Джонни принялся энергично возражать, но я остановила его:
— Джонни, в одежде или без одежды, я та же самая, не меняюсь. Я не унижаюсь и не стыжусь своего тела. Оно приносит мне приличный доход. А если мой танец смущает тебя, это твоя проблема.
Остальные встретили меня спокойно. Когда они увидели, что я ничуть не переменилась, что я все та же Кьяра, все с облегчением вздохнули. Братья даже стали присылать своих приятелей к нам в клуб на холостяцкие вечеринки, а мама начала помогать мне шить костюмы для выступлений. «Вот, думаю, за это ты получишь немалые деньги», — говорила она, протягивая очередную деталь костюма. Моя мама, настоящая домоседка, по-своему гордилась моим успехом.
Пару лет все шло отлично. Я выступала во все более дорогих клубах, зарабатывала больше и больше денег, наслаждалась жизнью. А потом все вдруг разом усложнилось, и мне пришлось переехать в Панама-Сити. Думаю, я была ужасно наивна, считая, что на новом месте смогу начать заново. Жизнь в Панама-Сити оказалась куда более сложной, чем жизнь в Филадельфии.
* * *
Этот номер и все последующие выступления я закончила почти автоматически, не слыша аплодисментов и вызовов. Мне хотелось поскорее уйти из клуба, остаться одной, обдумать сложившееся положение. Сейчас меня нисколько не интересовало, почему Лайл покинул меня прошлой ночью. Я точно знала, что пока не докопаюсь до того, кто убил Леона Корвазе, не смогу жить спокойно. Но когда я направилась к своей машине на стоянке, я поняла, что мое спокойствие зависит не только от этого. Место белого полицейского автомобиля занял коричневый «форд», значит, я все еще под наблюдением.
— Чтоб вас! — громко сказала я, ни к кому не обращаясь. Звук моего голоса эхом прокатился по стоянке. — Я возвращаюсь в свой трейлер, — крикнула я в сторону «форда», — может, поедете на этот раз впереди?
Детектив, сидящий в машине, сделал вид, что не слышит моих слов.
В машине я включила зажигание, а когда услышала, что двигатель заработал, прочитала благодарственную молитву. Завтра же утром присмотрю подержанный автомобиль поприличнее, может, даже снова «трансамерикэн». Мне хотелось резко тронуться с места, чтобы завизжали шины, что я обязательно сделала бы на своем старом «трансе», но эта развалюха смогла выдать только черное облако выхлопных газов. Вырулив с площадки, я поехала по Томас-драйв. За мной тут же пристроился полицейский «форд».
— Кьяра, — вдруг раздался голос с заднего сиденья, сердце мое на миг остановилось, — не бойся, это я, Фрэнки.
— Самое время тебе объявиться, — почти простонала я. — Где Дениз?
— Поговорим об этом через пару минут, — пообещал Фрэнки. — А для начала оторвись от своего дружка сзади.
— А ты откуда знаешь?
— Кьяра, не глупи. Мне пришлось часа четыре ждать, прежде чем удалось незаметно пробраться к тебе в машину. Я уже два дня пытаюсь встретиться с тобой, а у тебя на хвосте полицейские как приклеенные, вроде блох на собаке. И сейчас за тобой следят, избавься от них.
Я испытывала двойственное чувство. Последний и единственный раз, когда я имела дело с Фрэнки, перевес был на его стороне, пока Рейдин не появилась на крыльце своего трейлера с револьвером. Откуда мне знать — может, он решил отплатить мне? Да и вообще, как я могу быть уверена, что это не он убил Леона, а может, еще и Дениз?
— Как отвязаться от него, Фрэнки? Неужели ты думаешь, что мне самой не хочется?
— Просто делай, что я скажу, — ответил он. Тон его не допускал возражений, это совсем не походило на вежливую просьбу.
Любопытство мое возобладало над благоразумием. Если полицейский будет висеть у меня на хвосте, я ничего не узнаю. Почему бы не рискнуть?
— Переедешь мост, как будто направляешься домой. Поезжай с обычной скоростью, не давай ему повода догадаться, что ты что-то задумала. А сразу у Бека сворачивай направо.
Я поняла: Фрэнки хочет, чтобы мы попали в Сент-Энд-рюс, старый жилой район, дома в котором фасадами выходили на бухту.
— Это твой план? — спросила я.
— Нет, просто не хочу тебе все сразу выкладывать.
— Ладно, проехали мост, сейчас едем мимо колледжа. — Я посмотрела в зеркало заднего вида. — Он не отстает.
— Хорошо, слушай. После того как свернешь на Бека, сделай левый поворот очень быстро, при этом выключи га-баритки и прибавь скорость. Знаешь этот район?
— Знаю не очень хорошо. Я там редко бываю. Это не мой район, если ты понимаешь, что я имею в виду.
— Надо оторваться от этого полицейского, — нетерпеливо сказал Фрэнки, — а потом встать где-нибудь на стоянке или в проезде, где потемнее, с выключенным светом и ждать, пока он проедет мимо.
— Ладно, хорошо. — Сдается, он считает меня Джеймсом Бондом.
— Кьяра, для него это будет неожиданностью и сработает на тебя.
Фрэнки оказался прав. После того как я резко свернула на Бека, пронеслась по боковой улице и выключила свет, мы очутились позади старых домов, в кромешной тьме. Я медленно проехала по темной улице, выискивая, где бы остановиться. Сердце мое бешено колотилось, ладони вспотели, руки судорожно вцепились в руль. Заметив хорошую, покрытую гравием стоянку у большого дома, я тихонько въехала на нее, оглянулась и увидела, как коричневый «форд» спустя мгновение проехал мимо.
— Сделано, — с гордостью сказала я.
Из-за спинки переднего сиденья появилась голова Фрэнки. Он не улыбался.
— Не заносись! Коп наверняка уже доложил по рации о случившемся, и через пару минут каждая патрульная машина будет тебя разыскивать. Пойдем. — Он открыл заднюю дверцу и вышел в темноту влажной ночи.
Выбора у меня не было, я последовала за ним. Какое-то время мы шли вдоль дороги, Фрэнки крепко держал меня за руку. Насчет полиции он правильно сказал: вдалеке проехали уже три патрульные машины.
После того как очередная машина проехала мимо нас, мы пересекли пустынную улицу и направились в сторону пляжа, окаймляющего район Сент-Эндрюс. Ночь была облачная, безлунная. Казалось, черные воды бухты затягивают в свои глубины любой свет. Мы спустились на пляж. На берегу лежала огромная куча деревьев, вырванных с корнями ураганом «Опал». Фрэнки потащил меня к этой куче, и мы залезли поглубже под стволы.
— Здесь нас трудно будет заметить, — сказал Фрэнки, — даже если они станут искать.
Я залезла еще дальше под ветки и села на песок. Было слышно, как у нас над головами на дороге работали двигатели медленно проезжавших полицейских машин, проверявших улицу. Джону Нейлору это очень не понравится!
— Где Дениз? — спросила я.
— Это ты мне скажи, — резко отозвался Фрэнки. — Я не видел ее с тех пор, как помог ей перебраться в новый номер. Она сказала, что поспит немного, а потом мы хотели встретиться после работы. Но она так и не появилась. Прошла почти неделя.
Даже в темноте я разобрала, что Фрэнки выглядит очень озабоченным.
— Я должен ее найти. — Фрэнки подвинулся почти вплотную ко мне и заглянул мне в глаза. — Я должен ее найти, — повторил он. На этот раз его голос звучал более резко. — Если ты знаешь, где она, скажи мне.
— Ну зачем бы я стала скрывать это от тебя! Я же сказала, что не знаю, где она. — Я опять ощутила тревогу, мне стало не по себе. Он или правда не знает, где Дениз, или искусно притворяется.
— Она тебе что-нибудь говорила обо мне? — вдруг спросил он. — Говорила что-нибудь о том, что происходит?
«О чем это он?» — подумала я и ответила:
— Нет, она о тебе ничего не рассказывала. Сказала только, что ей хорошо с тобой, надежно. — Я попыталась разглядеть в темноте его лицо. — А что, она должна была мне что-то рассказать?
— Нет, — ответил Фрэнки, немного отодвигаясь от меня. — Просто мне показалось, что ты чего-то недоговариваешь. Может, она сказала что-то такое, из-за чего ты теперь мне не доверяешь?
Мне стало совсем не по себе, я окончательно запуталась. Одно было ясно: Фрэнки неоткровенен со мной. Я не ответила ему.
— Кьяра, я очень нужен Дениз, — негромко сказал он. — Она даже не представляет, как я ей нужен. — Слова его звучали одновременно угрожающе и трогательно.
— Фрэнки, — отозвалась я, не глядя на него, — а тебе не приходило в голову, что ее, может быть, уже в живых нет? Что Леона и Дениз убил какой-нибудь конкурент-наркоделец?
— Нет! — прямо-таки взвился Фрэнки в ответ. — Это невозможно! Я бы знал, если бы ее не было в живых!
— Да ладно, Фрэнки, откуда бы ты знал? Почему ты так уверен?
— Знал бы, вот и все, — тихо ответил он. — Она жива, и я ей нужен, у нее большие неприятности.
— Так ты еще и ясновидящий? Видишь, что Дениз жива и у нее неприятности? А тебе, случайно, не видно, где она? Хватит, Фрэнки, ты что-то недоговариваешь, много знаешь, но мне не говоришь. — Я вцепилась в край его кожаной жилетки, — Если ты, паскуда, ей что-нибудь сделаешь, я тебя убью!
Глаза Фрэнки сверкнули в темноте, а потом он вдруг откинулся назад и засмеялся. Это был резкий и неприятный смех, прорезавший ночь.
— Ты меня убьешь? Ты? Да ты знаешь, что защищаешь человека, о котором тебе ничего не известно? Я не имею отношения к проблемам Дениз. У нее сейчас неприятности, но она сама в этом виновата — вот в чем правда. И тебе скажу: чтобы вытащить ее из этого дерьма, мало одной храбрости и смазливой мордашки.
На шоссе остановилась машина, хлопнула дверца, и со стороны дороги послышались шаги — к нам кто-то спускался. Я на какое-то время совсем забыла о полиции. Фрэнки выглянул узнать, что происходит, потом пригнулся ко мне, схватил обеими руками и повалил на спину на влажный песок. Он навалился на меня сверху и прижался своими губами к моим.
Я попыталась было сопротивляться, но он крепко держал меня, не обращая внимания на приближающихся полицейских. Луч фонарика наткнулся на нас и высветил лицо Фрэнки. Тот повернулся на свет.
— Эй, послушай, — заговорил он благодушно и не спеша, полностью закрывая меня собой от полицейских. — Мы тут с подружкой проводим время, развлекаемся. Ну, ты понимаешь, о чем я?
Офицер перевел луч фонарика дальше.
— Извините, мы тут кое-кого ищем. Вы или ваша знакомая никого не видели на пляже?
— Приятель, я точно никого не видел. — Хрипло рассмеялся Фрэнки. — Уверяю тебя, моя подружка не видела никого и ничего, кроме моей жуткой физиономии. Верно, малышка?
— Верно, — отозвалась я, — кроме тебя, я никого не видела.
Офицера это вполне удовлетворило. Он что-то сказал в микрофон рации на лацкане и пошел прочь.
— Желаю хорошо провести вечер! — крикнул он на прощание. — И не делайте ничего противозаконного.
Фрэнки отпустил меня, и мы снова сели. Я стряхнула песок с волос и со спины, до сих пор продолжая чувствовать покалывание его усов на своих губах и запах его пота и кожаного жилета.
— Надо смываться отсюда, пока они не вернулись и не попросили предъявить документы. Я отведу тебя к машине.
— А ты как будешь добираться?
— Мне здесь недалеко. — Фрэнки невесело рассмеялся. — Я позвоню Рэмбо, и он меня встретит. — Он шел огромными шагами, и мне пришлось почти бежать за ним, чтобы не отстать.
— А как же Дениз? — спросила я.
Фрэнки даже не обернулся.
— Я тебе уже сказал, у нее большие неприятности. Если она позвонит, скажи, что я ее разыскиваю. Обязательно скажи, что я помогу ей.
— Поможешь? Как? — спросила я его.
— Она знает как, — ответил он и резко шагнул в сторону. — Вот твоя машина.
Темнота уже не скрывала мою «тойоту». Позади нее стояли две полицейские машины с мигалками и освещали ее. Я повернулась к Фрэнки, но тот исчез, оставив меня выпутываться самостоятельно.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Стриптиз - Бартоломью Нэнси


Комментарии к роману "Стриптиз - Бартоломью Нэнси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100