Читать онлайн Стриптиз, автора - Бартоломью Нэнси, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стриптиз - Бартоломью Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.6 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стриптиз - Бартоломью Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стриптиз - Бартоломью Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бартоломью Нэнси

Стриптиз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Мы с Флафи давно разобрались в наших отношениях. Она не обижалась на меня, если я приходила домой поздно, оставляла ей достаточно еды, а маленькая собачья дверца была в полном порядке. Когда я возвращалась в трейлер и проходила в спальню, она уже всегда ожидала меня, уютно устроившись на подушечке, и улыбалась.
— Знаешь, Флафи, — сказала я, раздеваясь и протягивая руку за ночной рубашкой, — по-моему, ты здесь одна настоящая. — Мне показалось, что Флафи утвердительно кивнула. — Знаешь, девочка, я серьезно говорю, — продолжила я, залезая под одеяло, — на кого я еще могу положиться хоть днем, хоть ночью?
Флафи вздохнула, очень довольная тем, как я определила ее место в своей жизни.
— Помнишь того, кто вытащил тебе крючок из лапы?
Она внимательно посмотрела на меня, но выражение мордочки не изменилось.
— Он мертв. А Дениз? Где она? Теперь еще этот новый бармен Лайл: отправился вызывать копов и не вернулся. Ну как на него можно полагаться? Думаю, надежности в нем по нулям. Так что, Флафи, остаемся только ты и я против всех остальных идиотов.
Флафи с отвращением заворчала. Я почувствовала, что веки мои словно песком засыпает и я уже не могу заставить себя открыть глаза.
— Конечно, девочка, еще остаются Рейдин и Пат. Но, дорогуша моя, у Рейдин мозги совсем съехали, а Пат слишком стара для таких дел. Так что придется нам самим позаботиться о себе. Парни из клуба? Мы-то с тобой прекрасно понимаем, Флафи, что бесплатных завтраков не бывает.
Флафи уже уснула и своим теплым дыханием согревала меня.
* * *
Мне показалось, что я проспала не более двух часов, хотя было уже далеко за полдень. Кто-то изо всех сил колотил в дверь трейлера. Флафи разлаялась как сумасшедшая.
— Подождите! Подождите! — крикнула я. — Иду, сейчас иду!
Флафи бросилась к двери, принюхалась и приветливо тявкнула. Судя по всему, она знала пришедшего и хорошо относилась к нему.
— Флафи, ну поторопи же свою мамочку! — послышался из-за двери нетерпеливый голос Пат. — Все порядочные люди уже давно на ногах!
Как только я открыла дверь, Пат буквально ввалилась внутрь, так она спешила. От нее несло рыбой, потом и морской водой. Судя по всему, она заявилась ко мне прямо с рыбалки, не переодевшись и не приняв душа. Ее синие глаза прямо-таки горели, волосы растрепало ветром, они словно нимбом обрамляли ее голову. Обычно невозмутимая, Пат была сильно взволнована, и я сразу же забеспокоилась. Если уж Пат так разволновалась — значит, случилось что-то действительно чрезвычайное.
— Кьяра, уж не знаю, во что ты там вляпалась, но явно во что-то серьезное. — Она замолчала и выжидательно посмотрела на меня.
Я пошла к кофеварке, стараясь оттянуть время. Мне не хотелось, чтобы у Пат сложилось впечатление, что я действительно в трудном положении. Ей и так досталось со мной, разберусь со своими делами сама, не буду ее втягивать. Я посмотрела на Флафи. Она лизала ногу Пат и настороженно принюхивалась. Может, запах Пат напомнил ей Форт-Лодердейл и рыболовный крючок? В общем, Флафи была явно не в восторге от этого запаха.
— Пат, о чем ты? Во что серьезное я вляпалась? — Я заполнила водой емкость для кофе и затем осторожно перелила ее в кофеварку.
— Зубатка ты моя полосатая. У меня двое детей, каждый из которых старше, чем ты, да и покруче тебя будет. А теперь я начинаю понимать, что поумнее. И не надо разыгрывать со мной невинность.
Я чувствовала спиной, как ее сердитый взгляд буквально буравит меня.
— Я только пришвартовалась, а меня уже поджидал полицейский. Он хотел расспросить о тебе.
От этих слов мое сердце забилось сильнее, мне стало не по себе. С какой стати им расспрашивать Пат?
— А, да, — отозвалась я, стараясь говорить как можно спокойнее, — это, наверное, детектив Нейлор. Он почему-то уверен, что я знаю, где находится Дениз. Да ты не волнуйся, он безобидный.
Пат несогласно покачала головой:
— Нет, это был не Нейлор и не та женщина, что была с ним в больнице. Этого я никогда раньше не видела. Такой молодой, знаешь, лет двадцати пяти — тридцати, плоская стрижка, хорошая фигура. Выглядит что надо, я бы сказала.
Господи! Это еще кто? Я быстро прокрутила в памяти место происшествия, полицейских, понаехавших туда, затем постаралась вспомнить тех, кого видела в полиции, но никого похожего не припомнила.
— Ну и кто же это был? — спросила я. Как я ни старалась казаться спокойной, но почувствовала, что в голосе зазвучала тревога.
Пат протянула мне белую визитку с логотипом полицейского отделения Панама-Сити в верхнем правом углу: Деннис Донливи.
— Держался он очень мило, сказал, что просто хочет проверить кое-какие факты, связанные с расследованием убийства, которым они сейчас занимаются. Спросил, что ты представляешь собой как квартиросъемщица, платишь ли вовремя за жилье, наличными или чеком, не замечала ли я чего-нибудь необычного на стоянке, особенно вокруг твоего трейлера. — Теперь уже Пат вовсю старалась скрыть свое волнение. Она выдавала мне эту информацию так, будто мило болтала о повседневных пустяках с хорошим знакомым. А ведь понимала, что я словно на раскаленной сковородке сижу.
— Да, конечно, — я кивнула, — они хотят проверить мои показания. Знаешь, стандартная процедура при расследовании убийства, ничего особенного.
Наконец Пат не выдержала:
— Черт побери, Кьяра! Почему ты не сказала мне, что нашла еще одного мертвеца? Скажи на милость, почему не пришла, не рассказала мне все, когда вернулась из Форт-Лодердейла? — Она раскраснелась от злости, руки ее непроизвольно сжимались в кулаки. — Знаешь, зубатка, я пытаюсь быть тебе другом, но иногда это очень трудно. Ты отгородилась от всех стеной, будто ожидаешь только худшего. Едешь в Форт-Лодердейл, ни привета…
— Пат, — я прервала ее, — мне показалось, что с тебя уже хватит, неудобно доставлять тебе еще хлопоты.
Рядом зашумела кофеварка. Крепкий черный кофе начал сочиться в кофейник.
— Доставлять мне хлопоты? — разозлилась Пат. — Ты хоть представляешь, как перепугала нас — меня и своих друзей? Теперь полиция расспрашивает о тебе, выясняет, где ты была, когда, способна ли ты на убийство, можешь ли быть пособником убийцы. — Пат в отчаянии покачала головой. — Как я могу помочь тебе, если даже не знаю, что происходит?
Ситуация явно выходила из-под контроля. Я почувствовала, что опять прячусь в свою скорлупу и толстая стена снова возвращается на место. Как бы я ни хотела рассказать Пат все, что она так ожидала услышать, я не могла этого сделать. Иногда от меня требовали больше, чем я могла дать.
— Пат, — заговорила я после продолжительного молчания, — ты права, я должна была позвонить или зайти к тебе, но я просто не хотела взваливать это на тебя. — Слова мои звучали неискренне, и Пат понимала это, видела меня насквозь.
— Не знаю, не знаю, в этом ли дело, а может, всего лишь в твоем эгоизме, но в любом случае я разочаровалась в тебе. Пора наконец стать ответственной. Я тебе не мать, я твой друг. — Она не стала дожидаться ответа, повернулась и вышла.
И словно случившегося было недостаточно, когда я подошла к окну посмотреть, действительно ли Пат ушла или остановилась на улице в надежде, что я выйду и окликну ее, я увидела белый полицейский автомобиль, припаркованный недалеко от моего трейлера. «Так-так, за мной наблюдают, — отметила я. — Значит, детектив Нейлор не очень поверил в то, что я ему рассказала, как мне показалось вначале».
— Что я тебе говорила, Флафи? — обратилась я к собаке. — Ведь нас только двое, ты и я против всего остального мира.
Флафи хмуро посмотрела на меня вместо ответа.
— Ладно, ладно, — вздохнула я, — ты, конечно, права. Можно было разыграть эту партию лучше и вести себя более ответственно. Но, Флафи, скажи, разве тебе никогда не бывает страшно? Не бывает никогда такого чувства, когда знаешь, что должна что-то сделать и не можешь, как во сне: надо бежать, а ноги словно приросли к земле?
Но похоже, Флафи устала от моих вопросов. Она громко вздохнула и вышла из комнаты, направляясь в спальню к своей любимой подушке.
— Куда бы ты ни пошла, Флафи, ты все равно со мной! — бросила я ей вслед.
Она не ответила. Ее острые коготки звонко простучали по полу. Она была явно не в настроении выслушивать мои размышления.
* * *
Детектив Нейлор появился в клубе за несколько минут до моего выхода на сцену. Он мог бы прийти раньше, воспользоваться служебным входом, войти незаметно, но я поняла, что это не его стиль. Ему доставляло удовольствие видеть смущенные лица Винсента и Бруно. Судя по всему, он рассчитывал застать меня врасплох. Иначе зачем было входить через главный вход, садиться почти вплотную к сцене и просить позвать меня?
Но на этот раз я была готова к его визиту. Я рассудила так: если полиция пошла на то, чтобы следить за мной, рано или поздно Нейлор обязательно появится. Просто так полицейские от меня не отстанут. «Ну что ж, пусть будет что будет», — решила я. Прошла по коридорчику за сценой и вышла в зал. Нейлор сидел, хмуро уставившись на стакан с содовой, стоящий перед ним на столе. На сцене выступала одна из новеньких девушек. В зале явно чувствовалось напряжение, вызванное присутствием представителя закона. Я заметила, что Винсент снова переполошился. Он чуть замедлил шаг, когда проходил мимо меня. Он явно спешил к себе в кабинет, где у него было двойное зеркало, через которое он мог наблюдать за всем, что делается в зале.
— Избавься от него, Кьяра, — почти приказал он.
«Как же, легко сказать!» — подумала я, направляясь к столику Нейлора. Подойдя, я выдвинула стул, ожидая, что детектив поднимет на меня глаза. Когда он все же взглянул на меня, я медленно села, развернув стул задом наперед, и обняла спинку руками.
. — Я польщена вашим вниманием, детектив. Если вам так хочется посмотреть мой номер, можно было позвонить и спросить, когда мое выступление. Но зачем же посылать своих ребят следить за мной?
Нейлор не сводил с меня глаз. Прежде чем заговорить, он внимательно оглядел мой черный блестящий костюм, отделанный золотом.
— Кьяра, по-моему, вы не понимаете всей сложности положения! — воскликнул он.
— Вы правы, Джон, — отозвалась я, сознательно обращаясь к нему по имени. Попробую поиграть в эту игру. — Как я могу серьезно относиться к тому, что вы тратите на меня все свое время, следите за мной и не хотите прислушаться к тому, что я говорю вам о Дениз. Мне нечего скрывать, Джон, ищите что хотите.
Нейлор повернулся к сцене и наблюдал, как Мэри снимает лиф. Он подмечал все детали, но смотрел на нее так, как ученый в лаборатории смотрит на малейшие движения яркой тропической рыбки. Выступление его не заводило, он весь был поглощен своими мыслями.
— Мисс Лаватини, быть может, вы не знаете, как работает отдел убийств в этом городе? — Нейлор подвинулся ко мне, буравя глазами. — Когда в Панама-Сити случаются убийства, а случается это примерно восемь раз в год, мы забываем обо всех своих делах. В расследовании принимают участие все, абсолютно все. Мы собираем огромную команду, проверяем абсолютно всех, отрабатываем малейшие версии, достойные внимания.
Я попыталась сделать вид, что ничуть не испугалась. Он продолжал:
— Сейчас в нашем расследовании вы — главная фигура. Это означает, что мы будем проверять все стороны вашей жизни, мы будем разговаривать с вашими друзьями, членами вашей семьи, с вашими коллегами по работе. Когда мы закончим, мы будем знать вас лучше, чем вы знаете себя. — Он наклонился ко мне совсем близко и перешел на шепот. От Нейлора пахло мятой и кокой. — Вы уверены, что хотите, чтобы вашу жизнь рассматривали под микроскопом?
Мне захотелось выцарапать ему глаза. Господи! Чего мне стоило не влепить ему пощечину!
Нейлор чуть заметно улыбнулся.
— Видите, насколько хорошо я знаю вас, Кьяра? — негромко спросил он. — Настолько хорошо, что знаю, как вам сейчас хочется ударить меня. Можете попробовать. В трудные моменты вы всегда прибегаете к решительным мерам. Я даже знаю о том, что на прошлой неделе вы ударили байкера так, что разбили ему нос.
В ушах у меня звенело, к голове прилила кровь. Я почувствовала, что краснею.
— Может, Леон Корвазе загнал вас в угол? Может, это вы с ним разделались? Я пока не знаю наверняка, но через несколько часов буду знать точно.
Он медленно отодвинул стул, встал, посмотрел на меня сверху вниз, потом наклонился ко мне, упершись руками в стол так, что цобелели костяшки пальцев.
— Каждый раз, когда вы будете меня видеть, Кьяра, мне будет известно о вас немного больше. Если у вас есть что-то, о чем вы не хотите рассказать сейчас, что-то, о чем вам бы не хотелось, чтобы мы узнали сами, постарайтесь найти меня прежде, чем я приду к вам. — Он бросил на стол свою визитку. — Самой рассказывать гораздо легче.
Он исчез прежде, чем я решилась поднять глаза. Сукин сын! Да кто он такой! Я еще какое-то время сидела неподвижно, стараясь взять себя в руки. «Надо успокоиться, успокоиться, — твердила я себе. — Это обычные полицейские приемы. Не станет он на самом деле копаться в моей жизни». Я переехала в Панама-Сити, чтобы избавиться от своего прошлого, а не для того, чтобы в нем копались. Да и что на самом деле они могут узнать? Уголовного прошлого у меня не было. Только вот я регулярно смотрела передачу «60 минут» и другие новостные программы и потому прекрасно знала, что о каждом из нас можно выведать практически все. Для этого нужен только компьютер. И тогда можно выяснить даже, какой туалетной бумагой ты пользовался в 1968 году.
— Кьяра, с тобой все в порядке?
Этот голос ворвался в мои мысли и вернул меня к действительности. Лайл!
— Что случилось прошлой ночью, ковбой? Мог бы вернуться и проверить, а вдруг меня прибили те, кто кокнул бывшего мужа Дениз? — хмуро поинтересовалась я.
Лайл смутился. Он стоял, переминаясь с ноги на ногу, в ковбойских сапожках из змеиной кожи, и теребил край шляпы.
— Да я… вроде того… — забормотал он, — вроде как мне не хочется с полицией встречаться.
— Вроде как не хочется с полицией встречаться? Что это значит, Лайл?
Лайл торопливо посмотрел по сторонам, оглядывая ближайшие столики в надежде, что посетители не услышали моих слов. Но мне было плевать, слышат нас или нет. Он оставил меня одну разбираться с мертвецом и с полицией. Я хотела услышать его объяснения.
— Если не возражаешь, давай поговорим об этом чуть позже, у тебя номер через несколько минут, а меня мистер Гамбуццо не погладит по головке, если я сейчас же не вернусь в бар. И потом, здесь не самое подходящее место, чтобы обсуждать такие дела.
Так долго Лайл при мне еще никогда не говорил. Конечно, ему не хотелось связываться с полицейскими, в этом не было ничего удивительного. Все, с кем мне пришлось в эти дни иметь дело, не хотели связываться с полицией. А уж после моей встречи с глазу на глаз с детективом Нейлором я очень хорошо понимала это общее настроение.
— Конечно, конечно, — отозвалась я, — расскажешь обо всем этом позже. Ведь я — всепонимающая танцовщица, всегда готовая выслушать любое объяснение того, что случилось и почему никто не виноват, что все и всегда собирались позвонить, клялись быть рядом, но… так уж получилось… вмешалась судьба, в общем, они не могли…
Должно быть, Лайл почувствовал мой скептицизм.
— Кьяра, я действительно хочу поговорить об этом, но только не сейчас. Давай поговорим, когда закроется клуб.
Я посмотрела в его большие карие глаза и подумала, что он говорит искренне, да только я уже знала, что в людях разбираюсь плохо. Флафи вот действительно искренняя, Арло тоже был искренним. Мужчины, конечно, те же собаки, но это еще не значит, что они искренние.
— Не знаю, Лайл, надо идти готовиться к номеру, да и у бара вон сколько собралось клиентов. Посмотрю, как буду чувствовать себя после работы, ладно?
Я не стала дожидаться ответа. Что касается меня, ничто сейчас не имело значения. Человечество сжимало свое кольцо вокруг меня слишком быстро, а мне нужно пространство. Танец был наилучшим выходом, потому что когда я танцевала, некоторая часть человечества сидела в зале и никак не могла до меня дотянуться.
Не успела я дойти до гримерной, как меня остановил Винсент. Он вышел из кабинета и помахал рукой, чтобы я зашла к нему.
— Кьяра, — раздраженно сказал он, — у тебя проблема.
Господи! Да они что, сговорились, что ли? Выбрали время!
— Винсент, я могу справиться со всеми своими проблемами.
— Дай Бог, чтобы это было так. Но здесь кругом полицейские. У меня на стоянке стоит полицейская машина с двумя детективами. По-моему, ты уже по уши в дерьме, и все из-за Дениз.
Я хотела перебить его, но он говорил не останавливаясь.
— Я знаю, что она твоя подруга, что ты не можешь ее найти. А тебе никогда не приходило в голову, что она, возможно, не хочет, чтобы ее нашли? — Винсент задал этот вопрос не для того, чтобы услышать мой ответ. — Не мне объяснять тебе, что у нас за бизнес. Тебе не приходило в голову, что ты очень многого о Дениз не знаешь? И никогда не узнаешь. Я не могу позволить, чтобы у клуба все время вертелись полицейские и наблюдали за входом. Это вредит бизнесу. Поэтому, дорогая, так: или ты избавишься от полицейских, или тебе придется уйти.
— Винсент, не надо так раздувать. Ведь я же твой главный номер. Да меня хоть завтра возьмут в «Шоу энд тейл», а с чем ты останешься? — Я сама понимала всю зыбкость своих доводов.
— Кьяра, каким бы ни был твой номер, но если нет клиентов… Даю тебе время до выходных, избавься от полицейских. Мне очень не хочется расставаться с тобой, но бизнес есть бизнес.
Я поняла, что Винсент не отступит. Он стоял за своим видавшим виды письменным столом, в его очках отражались блестки моего костюма. Челюсть у него дергалась, но для себя он все уже решил: или я избавлюсь от полицейских у себя на хвосте, или я потеряю работу. А если у меня на хвосте будут сидеть полицейские, кто меня возьмет?
Я была слишком зла, чтобы спорить с Винсентом. Да и что толку? Если честно, он прав. Представители закона и экзотические танцы как-то не очень сочетаются ни друг с другом, ни с клиентами, ни с танцовщицами. Любым способом надо избавиться от полицейских. Если я этого не сделаю, то мы с Флафи опять окажемся на улице без работы и без всякой надежды ее найти. И существует только один способ изменить ситуацию: если я не знаю, где находится Дениз, то любым способом должна выяснить, кто убил Леона Корвазе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Стриптиз - Бартоломью Нэнси


Комментарии к роману "Стриптиз - Бартоломью Нэнси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100