Читать онлайн Стриптиз, автора - Бартоломью Нэнси, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стриптиз - Бартоломью Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.6 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стриптиз - Бартоломью Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стриптиз - Бартоломью Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бартоломью Нэнси

Стриптиз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Лайл сразу понял: что-то не так. Он вышел из машины и направился ко мне, когда увидел, что я запираю дверь номера Дениз.
— Кьяра, — сказал он, подойдя, — ты ужасно выглядишь. Что случилось?
Я покачнулась и чуть не упала на него. Меня трясло, и ничего нельзя было с этим поделать. К горлу подступала тошнота.
— Надо вызвать полицию, — с трудом проговорила я.
— Там Дениз? — спросил он. — Она там?
— Нет, там ее бывший муж, он мертв, Лайл. «Скорая» ему не нужна, он уже холодный, — проговорила я, не узнавая собственного голоса, и начала смеяться так, будто все происшедшее казалось мне страшно смешным. Я просто не могла остановиться.
Лайл схватил меня за плечи и как следует встряхнул, глядя прямо в глаза, чтобы понять, подействовало ли это на меня. Я перестала смеяться, отодвинулась от него и меня вырвало на газон.
— Я вызову полицию, — сказал он. — Можешь подождать здесь?
Вид у меня, конечно, был беспомощный, и поэтому Лайл подвел меня к машине, открыл дверцу и запихнул на переднее сиденье.
— Закрой машину и сиди, пока я не вернусь или не появится полиция. Из машины не выходи. — Лайл говорил тихо и медленно, будто я была дикой лошадью, которую он пытается приручить и заставить слушаться. Уговаривать меня не пришлось. Я кивнула, захлопнула дверцу и заперла ее изнутри.
Лайл прошел мимо конторы мотеля вниз по улице, чтобы разыскать телефон. Я тихонько сидела в машине и дрожала. Мне было страшно, очень страшно.
* * *
На этот раз сирен не было. Полиция приехала быстро. Машина резко затормозила, послышались звуки из портативной радиостанции. Движения в этот ранний час практически не было, да и прохожих тоже. Я смотрела из машины, как полицейский автомобиль подъехал к номеру 320, и думала: «Ну вот, все повторяется, даже полицейские те же самые».
Я открыла машину и вышла. По выражению лица молодого офицера было понятно, что он узнал меня. Он махнул рукой своему напарнику, тот взял рацию и что-то сказал в нее.
Возможно, вызвал детектива Нейлора.
— Кажется, мисс Лаватини? — Офицер стоял передо мной. Форма его была безупречно выглажена, светлые волосы тщательно уложены. — Мы получили звонок, что здесь труп. Надеюсь, это не шутка?
— А что, офицер, разве я похожа на того, кто в пять утра от нечего делать разыгрывает полицию? По-моему, я совсем не такая, — ответила я сама на свой вопрос.
Молодой офицер что-то записал в блокнот и повернулся к напарнику.
— Все готово? — спросил он. — А вы подождите здесь, — обратился он ко мне, исполненный сознания собственной важности.
— А куда же я денусь? — пробормотала я, прислонилась к своей машине и приготовилась ждать инспектора Нейлора.
Подъехали еще полицейские машины с бригадой, которая выезжает на убийства. Наконец последним появился уже знакомый мне коричневый автомобиль детектива Нейлора.
Первой из машины вышла Карла Терранс, энергичная и удивительно свежая. Можно подумать, она всю ночь сидела в участке и ждала именно этого вызова. Она едва посмотрела на меня, подошла к ленте, которой оцепили место происшествия, и заговорила с тем, кто сюда приехал первым. Затем приподняла желтую ленту и прошла в номер. А вот Джон Нейлор выглядел далеко не безупречно. Одежда его была мятой, словно перед этим она где-то валялась, а потом ее небрежно натянули. Галстука на нем не было, лицо не брито. Он заметил меня сразу, но сначала прошел к номеру 320 и нырнул под желтую ленту. Внутри он пробыл не более пяти минут. Когда он вышел, на одной руке у него была тонкая резиновая перчатка. Вот теперь он направился прямо ко мне.
— Мисс Лаватини, вынужден попросить вас проехать с нами в участок. — Голос его звучал очень серьезно, глаза были красные и уставшие.
Меня это не удивило. Тот же свидетель, то же место преступления, второе убийство чуть более чем за неделю. На его месте я бы тоже отправила себя в участок. Конечно, все это крайне подозрительно. Неужели он думает, что я имею какое-то отношение к убийству Корвазе?
Казалось, он прочитал мои мысли.
— Не думаю, что вы имеете к этому отношение, — сказал он. — Просто на этот раз надо поговорить начистоту. — Он взял меня за руку, намереваясь проводить к своей машине, но я высвободила руку.
— Я поеду в своей, за вами.
Он отрицательно покачал головой.
— Я распоряжусь, чтобы вас привезли сюда, когда мы закончим.
Голос его звучал жестко и официально, выбора у меня не было.
— Ладно, если вам так удобнее, пусть так и будет. — Сама не знаю почему, я почувствовала странную грусть. Может, он знает меня лучше, чем я сама? Глупая мысль, конечно. Откуда копу знать, что со мной происходит? Судят прежде всего по форме.
Мы проехали три мили до полицейского участка, не проронив ни слова. Время от времени в рации Нейлора раздавался голос диспетчера, отдававшего какие-то распоряжения. Несколько раз сам Нейлор брал микрофон и что-то тихо говорил на языке, понятном только полицейским. Я смотрела в окно на проносящиеся мимо дома, на пустынные улицы. Вся дорога была в нашем распоряжении.
Когда мы наконец въехали на стоянку у полицейского участка, я почувствовала, как у меня заныло под ложечкой. Нейлор опять что-то кратко сказал в микрофон рации и выключил двигатель. Я выбралась из машины и прошла за ним по тротуару к стеклянной тонированной двери.
Департамент полиции города Панама-Сити оказался совсем не таким, как я ожидала. Совсем не таким, как показывают полицейские участки в сериалах. Мы вошли через заднюю дверь без всяких фанфар и проследовали по лабиринту тускло освещенных коридоров со стенами, окрашенными в бежевый цвет. На двери, ведущей в кабинет Джона Нейлора, висела простая табличка с его именем. Кабинет у него был не больше, чем ванная в моем трейлере.
Нейлор жестом указал на стул, а затем сам протиснулся за письменный стол. Я осмотрелась по сторонам. Ничего личного: никаких семейных фотографий в рамках, за исключением дипломов на стене, кружки на столе и значка на груди. На стене висели также объявление «Их разыскивает полиция» и несколько смешных вырезок из газет. Все говорило о том, что работают здесь серьезно.
Но по крайней мере Нейлор предложил мне кофе. Мы сидели с картонными стаканчиками в руках и молча смотрели друг на друга. Сейчас, почти в шесть утра, я была совершенно без сил. Да и детектив, похоже, тоже. Но я знала, что разговор предстоит долгий. Теперь Нейлор вытянет из меня все, что я знаю.
Нейлор посмотрел на меня, и я вдруг представила, как он выглядел ребенком. У него были большие уши, а темные, коротко подстриженные волосы только подчеркивали их. Наверное, в детстве у него всегда был серьезный вид. Сейчас же он казался удивительно уязвимым. Я хочу сказать: разве может быть опасен человек с такими большими ушами? Он смотрел на меня очень серьезно, всем своим видом показывая, что ему будет очень обидно, если я попытаюсь его обмануть, и он никак не ожидает, что я скажу ему неправду. Внезапно я ощутила странное желание протянуть руку и погладить его по усталому лицу. И возникло это желание лишь потому, что внутри его сидел маленький мальчик.
— Кьяра, — начал Нейлор. В своем крошечном кабинете он говорил тихо. — Я вот сижу здесь и пытаюсь поставить себя на ваше место.
Несмотря на теплоту в его голосе, я почувствовала, что вся напряглась. Нейлор откинулся на спинку стула и потянулся.
— Ваша подружка Дениз приходит к вам как-то ночью, рассказывает, что у нее похитили собаку и требуют выкуп в сто тысяч долларов за ее возвращение. — Детектив покачал головой, словно показывая, что одно только это заставляет его усомниться в реальности ситуации. — Потом она приглашает вас к себе в номер, и вы находите там труп. После этого в вас кто-то стреляет, и вы преследуете машину с теми, кто в вас стрелял. Вы видите собаку Дениз. И все это только потому, что вы такой верный друг.
Я попыталась вставить хоть слово, но Нейлор поднял руку, останавливая меня.
— Потом вы попадаете в больницу, а ваша подруга исчезает. А теперь вы находите труп ее бывшего мужа в холодильнике у нее в номере.
Слушая Нейлора, я увидела все случившееся как бы его глазами. Он не считал, что Дениз похитил ее бывший муж. Он был уверен, что Дениз солгала, возможно, убийца она. А меня она просто обвела вокруг пальца. Нейлор положил руки ладонями вверх на поцарапанную крышку письменного стола. Глаза у него были грустные.
— Кьяра, мне нужна ваша помощь, — устало сказал он. — Вы, конечно, верный друг, но, по-моему, Дениз использовала вас. — Он убрал руки со стола и наклонился ко мне. — Последние два года, прежде чем приехать в Панама-Сити, Дениз провела в федеральной тюрьме. Она помогала своему мужу, обманывала людей, чтобы достать деньги. Мне кажется, у вас просто искаженное представление о верности друзьям.
Я совсем запуталась. Послушать Нейлора, так я действительно попалась на удочку Дениз. Но я вспомнила маленького Арло, его темные блестящие глазки, веселую мордочку. Неужели у общественно опасной личности могла быть такая хорошая собака? А потом мне вдруг пришло в голову, что Арло, возможно, понял, что представляет собой Дениз, и сбежал от нее.
— Детектив, я очень устала. Я на ногах почти двадцать четыре часа. Поэтому извините, если соображаю не очень ясно, но не принимайте меня за младенца. — Характер Лава-тини начинал бурлить во мне. — Может быть, у меня нет вашей подготовки и вашего образования и карьера моя не является пределом мечтаний в обществе, но в людях я разбираюсь. У меня хорошие и надежные друзья. Они всегда могут рассчитывать на мою поддержку, а я на их. Поэтому если я вам говорю, что Дениз Кертис порядочная девушка, не надо со мной разговаривать так, будто я полная идиотка. — Я набрала побольше воздуха. — Хорошо, я расскажу вам еще раз все с самого начала, все, что я знаю, а потом отправлюсь домой спать.
Мне теперь было наплевать, что думает Джон Нейлор. Я уже не пыталась разглядеть в нем того маленького мальчика, которого представляла вначале, и даже не смотрела ему больше в глаза, уставившись взглядом в письменный стол. Я рассказала ему все, что случилось в Форт-Лодердейле, все, что произошло, вплоть до того момента, когда я нашла тело Леона Корвазе. После того как все выложила, я опять глубоко вдохнула и только тогда посмотрела детективу Нейлору в глаза.
— А теперь, — спокойно закончила я, — если мне не нужен адвокат, я сейчас же уйду, и не надо подвозить меня до моей машины, я доберусь пешком. — Я отодвинула стул и хотела встать, но моему эффектному уходу помешала неожиданно появившаяся в кабинете Карла Терранс.
Она встала у меня на пути, бросив гневный взгляд на Нейлора.
— Ты позволишь ей уйти? — резко спросила она.
В ответ Нейлор поднялся и кивнул ей на дверь.
— Извините нас, мы на минутку, — обратился он ко мне.
Я заметила, как лицо его наливается краской. Ему явно не понравилось, как Карла разговаривала с ним в моем присутствии. Не успела за ними закрыться дверь, как начался разговор на повышенных тонах. Я встала и неслышно подошла к двери, прижала ухо к щели между дверью и косяком и четко услышала все, что говорилось.
— Это открытое расследование, — заявила Карла. — У меня есть свои интересы, которые я должна защищать. И если ты мне будешь мешать, я пойду прямо к твоему начальству, а потом к своему начальству в Майами.
— Не надо мне угрожать, — сказал Нейлор. По голосу чувствовалось, что он едва сдерживается. — У нас нет причин ее задерживать. Твои личные чувства начинают тебе мешать.
Я прижалась к двери еще плотнее, переживая за Нейлора.
Карла набросилась на него как дикая кошка.
— Личные? Ничего личного, не льсти себе, Джон. Я здесь потому, что это моя работа, мое расследование. Ты думаешь, я рвалась сюда?
«Ну и характер, — подумала я. — Ничего себе».
Какое-то время оба молчали, затем заговорил Нейлор:
— Карла, мне не более хотелось работать с тобой, чем тебе со мной. Но думаю, мы оба профессионалы и можем поступиться личными чувствами, чтобы честно выполнять свою работу.
— Сплошное лицемерие и ханжество, — прошипела Карла. — Не надо читать мне лекции о профессионализме. Ты думаешь, что ДЕА
type="note" l:href="#note_3">[3]
взяла бы меня в качестве особого агента, если бы я не была лучшей из лучших?
«Гм, ситуация складывается не в пользу Нейлора, — отметила я. — Эти двое точно ненавидят друг друга».
— В этом всегда и заключалась наша проблема, Джон. Ты не переносишь соперничества.
— Нет, Карла, дело вовсе не в этом. Все дело в твоей неуверенности. Я гордился тобой, поддерживал тебя как только мог, но ты никогда не верила в меня. Для меня наши с тобой отношения были всем, но тебе всегда было мало.
— Отношения? — В разговор вмешался третий человек. — У вас проблемы? — Обладатель низкого мужского голоса не стал дожидаться ответа. — Я знал, что вам не стоит работать вместе, это была ошибка, но так сложилась ситуация. Похоже, я переоценил ваши способности…
Карла и Джон принялись его убеждать, что никакой проблемы нет.
— Тогда прекратите препирательства, — продолжил сердитый мужчина. — Пришел ответ из лаборатории: обнаруженная на месте убийства кровь принадлежит двум разным людям. Время смерти пока не установлено, эксперт считает, что необходимо сделать еще несколько анализов. Вскрытие сегодня днем, я хочу, чтобы вы оба присутствовали. Нейлор, вы меня слышите?
— Да, шеф.
— Соберите вокруг себя всех. Ваше дело сейчас главное. Я хочу, чтобы мы раскрыли его как можно быстрее, прежде чем информация просочится в прессу.
Послышались удаляющиеся тяжелые шаги. Затем несколько мгновений стояла тишина.
— По крайней мере возьми у нее пробу крови, — предложила Карла.
— Я могу получить все сведения в больнице, — возразил Нейлор. — Давай дождемся ответа экспертов, а пока выясним, где она была в момент убийства.
Я не услышала ответа Карлы, успела только броситься к стулу и усесться как раз в тот миг, как Нейлор вошел в кабинет. Лицо у него было красное, глаза еще больше налились кровью.
— Я отвезу вас к вашей машине?
Это означало, что он меня отпускает.
— Я же вам сказала, что пойду пешком, — напомнила я.
Нейлор вздохнул так, словно у него уже не осталось сил на уговоры.
— Не смешите меня, отсюда до вашей машины более трех миль, а вы всю ночь не спали.
Он подошел к двери и открыл ее, пропуская меня вперед. Конечно, три мили на шпильках — это смелое заявление независимо от того, кто вы и насколько привыкли носить подобную обувь. Я подумала и согласилась.
Мы ехали назад в «Голубой Марлин» в полном молчании, но я хорошо чувствовала, что в Нейлоре все кипит. В мотеле еще работала группа экспертов. Они деловито и спокойно входили в номер и выходили из него, что-то обсуждали и записывали в блокноты. Нейлор поставил свою машину рядом с моей. Я взялась за ручку дверцы и взглянула на него. Он не смотрел на меня, все его внимание было обращено на место происшествия.
— Кстати, у меня нулевая группа крови, — сказала я, — у меня и еще примерно у сорока пяти процентов населения Земли.
— Что? — не понял Нейлор и повернулся ко мне.
— У меня нулевая группа крови, — повторила я. — Вам есть смысл сказать об этом своей напарнице, чтобы она оставила вас в покое.
Он очень удивился, не понимая, откуда мне известно об их разговоре.
— Отношения между людьми штука сложная, — сказала я, распахивая дверцу машины. — Скажу вам так: нельзя выиграть, если уже проиграл. Люди как магниты, Нейлор, всегда вытягивают худшее друг из друга.
Нейлор нахмурился.
— Я считал, что магниты отталкиваются друг от друга, — отозвался он, — только противоположности притягиваются.
— Ваша беда, Нейлор, в том, что вы слишком много думаете, — закончила я, закрывая дверцу прежде, чем он успел ответить. Бедняга, он сейчас, наверное, в полной растерянности. Похоже, он из тех людей, которые считают, что достаточно выложить на стол все карты, и будет полный порядок.
А ведь чтобы отношения сложились, всего-то и надо, чтобы каждая из сторон взглянула на себя в зеркало и сказала: «Да, я тоже не находка». Но представить себе Карлу Терранс признающейся, что она не находка, я никак не могла. Их проблема, если я поняла правильно, в этом и заключалась. Карла была слишком не уверена в себе, чтобы признать свое несовершенство, а Нейлор — слишком честен, чтобы понять, что она просто боится. Только что с того, что я поняла это? Разве этим поможешь Леону Корвазе или его бывшей жене? Леон оказался в холодильнике, а Дениз исчезла. Я очень надеялась, что Дениз не решилась взять дело в свои руки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Стриптиз - Бартоломью Нэнси


Комментарии к роману "Стриптиз - Бартоломью Нэнси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100