Читать онлайн Стриптиз на гонках, автора - Бартоломью Нэнси, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стриптиз на гонках - Бартоломью Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стриптиз на гонках - Бартоломью Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стриптиз на гонках - Бартоломью Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бартоломью Нэнси

Стриптиз на гонках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

При дневном свете гоночный трек “Дэд лейке” выглядел ничуть не лучше, чем ночью, скорее наоборот. Солнечные лучи подчеркивали каждый недостаток, а их было множество. Трек представлял собой пыльную чашу, земля вокруг которой была покрыта смесью гравия, выжженной травы и мусора. Захудалая игровая площадка для взрослых мальчиков, заядлых любителей скорости — уж не знаю, какую они выжимали из своих латаных-перелатаных машин.
Я въехала на своей отремонтированной “камаро” в ворота трека и содрогнулась, когда машина подпрыгнула на металлических пластинах, утопленных в глину. Почему-то мне казалось, что на треке будет тише, чем в ту ночь, когда мы с Руби последний раз выступали вместе. Ничего подобного, скорее наоборот. Я осторожно проехала поперек трека и заехала в зону боксов, где перед трейлерами выстроились гоночные автомобили. Та же картина, что и в прошлый раз: разинутые пасти-капоты, до половины поглотившие механиков.
Над входом в зону боксов висело объявление: “Сегодня испытания на время”.
— Это же надо додуматься, — проворчала я себе под нос. — Они не способны удержать свои развалины в целости и сохранности до конца гонки, а искушают судьбу, испытывая их на время.
Через лобовое стекло, которое на глазах покрывалось дорожной пылью, я пыталась разглядеть здание конторы. Не обнаружив ничего похожего, я затормозила и решила дальше идти пешком: больше возможности встретить кого-нибудь и расспросить.
У меня была одна цель: найти человека, который даст мне правдивую информацию насчет Роя Делла Паркса. Но конечно, я не собиралась искать среди механиков из его команды или поклонниц, мне нужен был кто-нибудь, кто мог рассказать про истинного Роя Делла — человека, который, как мне представлялось, вероятнее всего, и убил Руби Даймонд.
Я предвидела, что по ходу выполнения моей миссии придется иметь дело с мужчинами, которые вряд ли будут стремиться поделиться со мной мыслями и чувствами, тем более о ком-то из своих. Поэтому я использовала кое-какое оружие из секретного арсенала Кьяры Лаватини: во-первых, супербюстгальтер, скроенный так, чтобы привлечь внимание даже самого несговорчивого мужика по крайней мере к одной части моего тела, во-вторых, микро-мини-юбку, в-третьих, трикотажное обтягивающее боди тигровой расцветки с соответствующим декольте, и наконец, я распустила свои длинные белокурые волосы так, чтобы они ниспадали мягкими волнами на плечи. Я рассчитывала создать образ трогательно-уязвимой девушки, которая попала в беду и нуждается в помощи.
Первым мне попался на глаза парень с длинными светлыми волосами, которые смахивали на паклю Парень склонился над ободом колеса и ловко поставил новую шину. День был теплый, градусов девяносто, но механик был одет во фланелевую рубаху, мешковатые брюки цвета хаки и высокие черные кроссовки. Я подошла ближе, остановилась у него за спиной, расправила плечи, чтобы подчеркнуть свои природные достоинства, положила одну руку на бедро и приготовилась начать спектакль.
— Прошу прощения, — начала я, — не могли бы вы мне помочь?
Мой голос прозвучал так беспомощно, что самой стало противно; не будь это ради благого дела, меня бы, наверное, стошнило от отвращения. Представьте себе мое удивление, когда механик повернулся ко мне лицом, и я обнаружила, что у него есть грудь и живот, да какой! “Парень” оказался беременной женщиной, месяце на восьмом, наверное.
— Да, конечно. — Она выпрямилась и рукой вытерла пот со лба, оставив на нем черный след. — В чем дело?
Мои плечи поникли, рука соскользнула с бедра, челюсть отвисла. Беременный автослесарь? Неужели это не запрещено каким-нибудь законом?
— Наверное, вам не следует этим заниматься, — сказала я.
Женщина небрежно похлопала себя по животу и рассмеялась.
— Почему? Из-за этого? Дорогуша, этот не первый и не последний. Когда я ждала Вирджила, я работала, пока малыш буквально не вывалился из меня на землю, и ничего ему не сделалось. — Я посмотрела на колесо, потом снова на беременную. Колеса были большие, и хотя женщина не производила впечатления миниатюрной, казались слишком тяжелыми для нее. — Я их не таскаю, если вы это имеете в виду, а просто прикручиваю. Так вы только за этим меня окликнули? Если так, то мне некогда.
Она отвернулась от меня и снова занялась бы колесом, если бы я не заговорила.
— Нет, не только. Когда я вас окликнула, то даже не знала, что вы…
Она снова повернулась ко мне, вздохнула и убрала со лба несколько прилипших прядей.
— Что вы хотите?
— Я ищу контору, или как там называется место, где работает Микки Роудс.
— О, это там. — Она указала на закусочную.
— Как, в закусочной?
— Нет, в этом здании не только закусочная, офис Микки на втором этаже.
— Вы не против, если я задам вам несколько вопросов насчет одной ночи? Меня зовут Кьяра Лаватини. — Я шагнула к женщине, не давая ей времени отказаться. — Мою подругу Руби убили здесь, на треке.
Она огляделась, словно надеялась увидеть кого-то, кто мог бы спасти ее от этого разговора.
— Ну, я не знаю.
— Как вас зовут?
Я всегда задаю этот вопрос клиентам, когда хочу вовлечь их в разговор и в конце концов подвести дело к танцу на столе. Узнать имя — очень важно, это как бы сразу обязывает к продолжению разговора.
— Энн. Но меня в ту ночь здесь не было, поэтому я ничем не могу вам помочь.
— Признаться, Энн, я сама толком не знаю, зачем я здесь. — Пожав плечами, я прикусила щеку изнутри, на глазах выступили слезы — Дело в том, что мама Руби… э-э… одним словом, ей кажется, что копы не слишком стараются расследовать это дело. Вы понимаете, что я имею в виду?
Внезапно Энн прониклась ко мне сочувствием и симпатией. Глядя куда-то вдаль с отсутствующим видом, она погладила живот, по-видимому, представляя себя на месте матери Руби.
— Миссис Даймонд, она… Руби была ее единственным ребенком… Я, конечно, не могу знать по собственному опыту, что такое потерять ребенка, но могу себе вообразить. — Я выдержала паузу, давая Энн время представить, что бы она испытала, потеряв своего маленького Вирджила. Женщина поежилась, и тогда я продолжила: — Миссис Даймонд просила меня побывать на треке и попытаться узнать побольше о последних минутах жизни ее доченьки. Она просила меня выяснить, кто мог желать смерти ее единственному ребенку.
— О Господи, — со вздохом сказала Энн. — Это ужасно! — У нее на глазах выступили слезы, покрышки были забыты. — Что ж, попытаюсь вам помочь. Насколько мне известно, Рой Делл был последним, кто видел вашу подругу живой, но он никогда бы не сделал ничего подобного.
— Почему вы в этом так уверены?
— О, Роя Делла все любят. Он, конечно, известный бабник, но разве его можно в этом винить? — Энн нахмурилась и покачала головой. — Вокруг него вечно крутятся поклонницы, каждая старается привлечь его внимание, у любого, знаете ли, голова закружится. К тому же его жена обращается с ним хуже, чем с собакой.
Мне вспомнилась картина: Лулу выволакивает Роя Делла из клуба… Я засмеялась.
— Да, однажды я видела, как миссис Паркс выволокла мужа из клуба. Сразу было видно, что она ревнует его ко всем сразу.
Энн нахмурилась еще сильнее.
— Что, вы говорите, она сделала?
— Заявилась в клуб “Тиффани”, где я работаю, Руби, кстати, тоже там работала, и буквально выволокла его из зала.
Энн задумчиво кивнула.
— Представляю. Но это было сделано напоказ, на самом деле Лулу не любит мужа и никогда не любила. Она любит его деньги, ей нравится быть женой известного гонщика, но его самого она не любит. Иначе с какой стати ей… — Энн замолчала, не закончив фразу.
— С какой стати… что?
“Только не замыкайся сейчас! ” — мысленно взмолилась я. Энн переминалась с ноги на ногу и покусывала нижнюю губу, она явно колебалась.
— Вряд ли это имеет значение, — сказала она наконец, густо покраснев.
— Энн, вы не можете судить, что важно, а что нет, возможно, это как раз одна из подробностей, которые неизвестны полиции и могут помочь матери Руби.
— Право, не знаю, как ей это может помочь, — неохотно проговорила Энн, — ну да ладно. Я точно знаю, что Лулу не любит Роя Делла, этого просто не может быть. Дело в том, что Бренда неделю назад застукала своего мужика с Лулу.
— Не может быть! — Я не скрывала, что ошарашена. — Вы уверены?
— Уверена? Да, еще как. Мы с Брендой близкие подруги, я была первой, кому она рассказала.
— Бренда сама застала их вместе?
Энн расширила глаза и огляделась, проверяя, не подслушивает ли нас кто-нибудь.
— Фи, это такая гадость, вы не представляете! В ту ночь Бренда задержалась допоздна, потому что должна была закрывать закусочную. Домой она не торопилась — Фрэнк в тот вечер проиграл гонку. Он, знаете ли, когда проиграет, всегда напивается до чертиков, а когда напивается, то вечно срывает злость на бедняжке Бренде.
Я вспомнила разговор двух женщин о мужьях, который слышала в закусочной, по-видимому, одной из них и была та самая Бренда. А Фрэнк, о котором она упоминала, — должно быть, тот самый гонщик, который демонстрировал такую преданность своему приятелю Рою Деллу. Выходит, он заискивает перед королем трека, а сам между делом трахает его жену.
— Ну так вот, Бренда шла к мусорному контейнеру с пакетом отбросов и услышала чей-то смех и стоны. Она подумала, что какие-то подростки там обосновались, обнимаются, целуются и все такое. Бренда покашляла и вообще постаралась произвести побольше шума, чтобы предупредить их, что они не одни.
Я понимающе кивнула, дескать, любой на ее месте сделал бы то же самое. Я представила себе площадку, где стояли столики, — действительно подходящее место для парочки подростков, которые решили уединиться перед тем, как разойтись по домам.
— Представьте себе, оказалось, что звуки доносились не с той стороны, где стояли столики, а из-за угла, из-за контейнера.
У меня по спине пробежал холодок. “Точь-в-точь как в случае с Руби”, — подумала я.
— Когда Бренда завернула за угол, чтобы бросить мешок с мусором, она буквально споткнулась о своего мужа и Лулу. Фрэнк стоял со спущенными штанами, светила луна, и Бренда видела его зад, выделявшийся белым пятном, и волосатые ноги, а Лулу была без блузки и без лифчика. Не хотела бы я увидеть это зрелище! С тех пор, стоит мне только посмотреть на Фрэнка, как я тут же представляю его со спущенными штанами.
Моя новая знакомая передернулась от отвращения.
— И что же сделала Бренда? — спросила я. Энн с грустным видом покачала головой.
— Надо знать Бренду и Фрэнка. Не знаю, почему она за него держится, наверное, это тот случай, о котором говорят:
“Любовь зла, полюбишь и козла”. Причем такое случается уже не впервые. Фрэнк просто повернул голову, посмотрел на жену через плечо и сказал, чтобы шла домой, иначе он ее взгреет.
— Не может быть! Я бы на месте Бренды шкуру спустила с мерзавца.
— Я тоже. Бренда сказала мне, что расплакалась и ушла. Она всю ночь не ложилась спать, ждала Фрэнка. В конце концов он явился — пьяный в стельку и злой как черт. К утру он вел себя так, словно ничего не произошло, и у, них все пошло по-старому. Бренда клянется, что любит его и что если бы не выпивка, Фрэнк был бы замечательным парнем и верным мужем. А я говорю, что все это чушь собачья.
Энн не скрывала своего презрения.
— Но я думала, что Фрэнк и Рой Делл — друзья.
Энн посмотрела на меня, как на несмышленого ребенка.
— Здесь, на треке, никто никому не друг. Гонки — жестокая игра. Ты можешь всю ночь пить с кем-то в баре, а на следующий день прижать его к борту на скорости сто миль в час. Таков уж этот бизнес. Тот же Фрэнк матери родной не пожалел бы, чтобы оказаться на месте Роя Делла. Может, потому и спутался с его женой, что тем самым как будто занял его место — хоть так…
Но я не могла понять, зачем это нужно Лулу. Хотела уже спросить у Энн, но та быстро схватила гаечный ключ и принялась за работу. К нам подходил какой-то мужчина, он нес шину.
— Ты что, все еще возишься с этой? — крикнул он моей собеседнице.
— Не лезь в бутылку, — огрызнулась Энн, — через минуту все будет готово.
Я поняла, что разговор окончен, она больше не рискнет что-либо добавить. Во всяком случае, не сейчас. Мужчина уставился на меня, и его рот растянулся в улыбке. Мне стало ясно, что пора двигаться дальше.
“Лулу и Фрэнк, — думала я. — Что из этого следует? Как повел бы себя Делл, узнав об этом? А если он узнал и стал встречаться с Руби, чтобы отомстить жене? ” В последнее как-то не верилось, Рой Делл очень дружелюбно относился к Фрэнку и побаивался Лулу. Ясно, что король трека ни о чем не догадывался.
Пока я шла к закусочной, у меня возникла галлюцинация — во всяком случае, я так решила, потому что никакого другого объяснения тому, что увидела, не находила. Мимо проехал старенький пикап “форд”, а за рулем восседала знакомая фигура в куртке из рыжей кожи. Волосы были скрыты под кепкой, но ее профиль я ни с чьим не спутаю. Карла Терранс, бывшая жена Джона Нейлора, сотрудница Агентства по борьбе с наркотиками и мой заклятый враг, объявилась в наших краях!
Не может быть! Я тряхнула головой и получше всмотрелась в водителя пикапа — машина ехала медленно. На миг наши взгляды встретились, мои глаза расширились, ее — наоборот, превратились в две щелочки. Так и есть, Карла снова с нами, вернулась из Майами. И, насколько я могу судить, она приехала сюда не ради развлечения. Что может здесь понадобиться человеку из агентства? И имеют ли ее дела какое-то отношение к Джону?
Карла поддала газу, пикап рванулся вперед и выехал за пределы зоны боксов. Вероятно, она испугалась, что я раскрою ее. Что ж, по крайней мере нам будет что обсудить с Джоном.
Закусочная была закрыта, с потолка до самой стойки была опущена металлическая решетка. Я посмотрела на металлическую пожарную лестницу, которая вела на галерею второго этажа и, по-видимому, к офису Микки Роудса. Может, удастся узнать что-нибудь полезное у Микки. Я стала подниматься по лестнице, высокие каблуки гулко стучали по ступенькам. Чем выше я поднималась, тем более громким казался рев моторов, доносившийся с трека, и тем сильнее ощущался запах выхлопных газов.
Галерея оказалась куда больше, чем казалось снизу. Вдоль перил ограждения шли мягкие сиденья для зрителей, откуда было хорошо видно финишную прямую. Кроме того, здесь стояли стулья и столики из гнутых металлических прутьев. Здесь был даже всепогодный бар, защищенный жестяной кровлей. По-видимому, Микки вложил в этот представительский центр все деньги, которые сэкономил на обустройстве трека. То же самое можно было сказать и об офисе. Я открыла массивную деревянную дверь и вошла в пустую приемную, застланную толстым ковром. Помещение было так хорошо изолировано от внешнего мира, что стоило мне закрыть за собой дверь, как рев моторов стих.
Зато в приемной слышались совсем другие звуки. Из короткого коридора, начинавшегося за стойкой секретарши, вели две двери, из-за одной из них доносился визгливый женский смех и низкий мужской голос. Судя по интонации, мужчина неплохо проводил время. Не успев как следует подумать, я шагнула вперед. Этот голос я узнала бы даже во сне, не так давно я слышала его в полной темноте в собственном трейлере. Я открыла дверь и замерла на пороге. На краю письменного стола сидел Джон Нейлор, а за столом — та самая брюнетка, которую он целовал на треке.
Я хотела что-то сказать, уже и рот открыла, но остановилась, посмотрела сначала на Джона, потом на женщину, потом снова на него. Нейлор напрягся, но выражение лица не изменилось ни на йоту, оно оставалось, как всегда, непроницаемым, только в глазах я заметила проблеск страха. Или мне показалось?
— Чем могу быть полезна? — спросила брюнетка, тряхнув волосами и медленно, как бы нехотя убирая руку, лежавшую на бедре Джона. У нее были большие карие глаза, на губах алела яркая помада, но я разглядела мелкие морщинки возле рта и в уголках глаз. — Если вы ищете мистера Роудса, чтобы получить деньги, то имейте в виду, он заплатит не раньше тридцатого. Никаких исключений. Я подпишу чеки тридцатого, ни днем раньше.
“Ишь ты, какая важная”, — подумала я. А в глазах Джона действительно промелькнул страх, я не ошиблась.
— Ну, я рассчитывала…
— Послушайте…
Она перебила меня, не желая знать, зачем я пришла на самом деле, но оно было к лучшему, поскольку мне было трудно даже вспомнить собственное имя или вздохнуть. Женщина округлила глаза и выразительно посмотрела на Джона, как бы говоря: “Вот видишь, чем мне приходится заниматься весь день? ”
— Наберитесь терпения, мистер Роудс проследит, чтобы все получили свои деньги, но это будет не раньше тридцатого. Да, выплата задерживается, но деньги обязательно поступят, и ваши жалобы ничуть не ускорят дело.
Я много чего могла сказать, но не стала, решив оставить эту стерву в заблуждении, что я — жена очередного гонщика, явившаяся потребовать деньги своего мужа. Посмотрев еще разок на Джона, я кое-как сумела пробормотать “ладно”, повернулась и ушла. Если разум уговаривал оправдать Джона за недостаточностью улик, то сердце требовало: “Убей гада! ”




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Стриптиз на гонках - Бартоломью Нэнси


Комментарии к роману "Стриптиз на гонках - Бартоломью Нэнси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100