Читать онлайн Нежный негодяй, автора - Бартелл Линда Ланг, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежный негодяй - Бартелл Линда Ланг бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежный негодяй - Бартелл Линда Ланг - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежный негодяй - Бартелл Линда Ланг - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бартелл Линда Ланг

Нежный негодяй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

С нехорошим предчувствием направлялся Аристо в Санта-Лючию. Не то чтобы чего-то боялся, просто сама мысль оказаться в бастионе христианства была ему неприятна. Любые атрибуты религии живо напоминали о Стефано Руджерио, покойном епископе Флоренции, воспитавшем его. И пытавшемся железной волей искалечить душу Аристо.
Единственной причиной, почему карлик вообще собрался в монастырь, была тревога женщины, которую он обожал многие годы. Каресса де Алессандро очень хотела узнать, как живет ее дочь, и услышать это от близкого человека. Такого, с кем она была лучше знакома, чем с Родриго да Валенти. Мать Джульетты не просила Аристо, но, как ни пыталась, не смогла скрыть своего беспокойства ни от него, ни от принца.
Так что, когда Данте подавил свою гордость и нехотя объявил о намерении посетить дочь, Аристо галантно выступил вперед и предложил сделать это вместо него.
Поначалу принц и слышать об этом не хотел. Но когда Аристо намекнул, что такой шаг меньше скомпрометирует Данте, давшего клятву воздерживаться от визитов к Джульетте, пока она томится, как какой-нибудь треклятый мученик в затхлой обители, тот уступил.
И вот снова Аристо подскакивает на лошади, которая, казалось, нарочно выискивает каждую рытвину и каждый ухаб по дороге в Санта-Лючию.
От размышлений его отвлек отдаленный топот копыт. Резко натянув сильными руками небрежно отпущенные поводья, карлик чуть было не свалился через крестец лошади. Ноги взлетели в воздух, волосатые лодыжки оголились, прежде чем всадник сумел восстановить равновесие и заставил животное резко остановиться.
Склонив голову, Аристо прислушался, но в этот момент его лошадка ржанием нарушила окружающую тишину леса. Будь ноги длиннее, карлик лягнул бы скотину в челюсть, чтобы успокоить. А так пришлось ждать, скрипя зубами, пока она утихнет сама.
Расстояние между Аристо и другим всадником, судя по звуку, сокращалось, и верный слуга взялся за рукоять кинжала.
— Кто идет? — выкрикнул он, когда голые ветви деревьев на повороте закачались и стало понятно, что второй путник приближается.
Из-за поворота появился мужчина верхом на гнедом коне.
— Карло, Zingaro.
Всадник тоже остановился, присматриваясь к Аристо.
Слуга облегченно вздохнул и опустил рукоять кинжала. Карло. Брат Родриго да Валенти.
— Что вы здесь делаете, maestro? — спросил Карло, пришпоривая коня. — Может, решили присоединиться к монахиням? — он подмигнул и широко улыбнулся, останавливаясь рядом с Аристо.
— Только вместе с тобой, — парировал карлик, в глазах которого вспыхнули огоньки добродушного смеха. Ему нравился Карло, он вседа обращался с карликом как с равным.
— Так ты думаешь, их на нас хватит?
Аристо вздохнул тяжело, будто держал на сгорбленных плечах весь мир.
— Большинство из них не стоят беспокойства… кроме Моны Джульетты.
— Конечно, — Карло пожал плечами. — Но я слышал, аббатиса недурна.
— Ты не ответил на мой вопрос, Zingaro, — прервал Аристо, ему вдруг стало необходимо увидеть Джульетту лично. — А ты, наверно… — он не закончил фразу, внезапная мысль пришла в голову. — А почему ты не с табором?
Карло снова пожал плечами, поерзал в седле.
— Я перебрался в Верди, maestro, собираюсь работать в отряде Родриго, — он опустил глаза, решая, стоит ли продолжать. — Риго просил меня присмотреть за Санта-Лючией и… Моной Джульеттой.
Аристо нахмурился, вновь охваченный тревогой, хотя очевидное желание собеседника говорить в открытую порадовало его.
— У него есть причины для беспокойства?
Карло, помрачнев, поджал губы.
Карлик вопросительно наклонился, черты его обезьяноподобного лица исказились еще больше. С самого начала мысль о том, что Джульетта де Алессандро находится в Санта-Лючии, причиняла ему беспокойство, но он никому этого не высказывал.
— Ну?
— Риго видел в монастыре Савонаролу. Может, это и не опасно, но сам он планирует задержаться во Флоренции немного дольше обычного, поэтому и попросил меня…
— Почему?
Задетый требовательным тоном Аристо, Карло ограничился немногословным объяснением.
— Он ведь на службе у принца. Ты, наверное, знаешь больше, чем я.
Но, как и Карло, Аристо был Zingaro. И прекрасно знал о том, что цыган легко соврет, если этого требуют обстоятельства.
— Дело не в принце, ведь Валенти пропустил вчерашнее свидание с Его Превосходительством и вообще не должен был уезжать во Флоренцию, не получив указаний. На Родриго это не похоже, так сказал мой хозяин. Он обеспокоен и недоволен.
Прежде чем взяться за поводья, Карло с нарочитой беззаботностью оправил плащ, потом твердо посмотрел в глаза Аристо.
— Я не посвящен в дела брата.
— Этому-то я и не верю. И если ты мне сейчас все подробно не расскажешь, я поеду прямо в Кастелло Монтеверди и сообщу Его Превосходительству, что Родриго обеспокоен и поручил тебе не спускать глаз с Санта-Лючии, он предполагает, что Савонарола и аббатиса замышляют что-то скверное. Можешь быть уверен, ты и глазом моргнуть не успеешь, как принц вытащит Мону Джульетту из монастыря. А это, как я понимаю, идет вразрез с намерениями Валенти преподать ей урок смирения.
У Карло от удивления отвисла челюсть. Но он успел вовремя закрыть рот и спасти свое достоинство.
Ясно, его обошли.
— Риго во Флоренции, ищет Марию, девушку из табора. Она исчезла несколько недель назад, и с тех пор о ней ничего не слышно. Риго чувствует свою ответственность, хотя я считаю это абсурдным, — по лицу Карло пробежала тень раздражения.
Аристо кивнул.
— Тогда пошли. Между нами, мы ведь сможем… э… убедить аббатису позволить повидаться с Моной Джульеттой? В конце концов, я верный слуга принца Монтеверди, а ты — брат ее жениха, — он покачал головой, при упоминании имени цыганки на сердце легло тяжелое предчувствие. — С этой девушкой, Марией, что-то неладное. С Джульеттой тоже… и они обе каким-то образом связаны.
Не говоря больше ни слова, мужчины двинулись к Санта-Лючии.
* * *
… тяжелый сундук парил в воздухе.
У Родриго при виде нависшего над толпой груза перевернулось сердце. Конечно, сундук парил всего лишь мгновение, на самом деле он стремительно падал.
Предпринять что-то было уже невозможно.
С грохотом он ударился о каменный пол. Охваченные паникой люди разбегались от алтаря, устремляясь к двери, стремительность бегства усиливал топот ног по мозаичному полу.
Родриго и его друзья оказались в числе последних. Compagnacci явно упивались результатом своей последней выходки, а Валенти присматривался, нет ли раненых.
Перед дверью он обернулся: отец Джироламо Савонарола стоял у кафедры совершенно один с искаженным от гнева лицом.
Снаружи на piazza кричала и смеялась группа молодежи.
— Так вот что вы задумали, — укорил Родриго Ленци и его друзей. — Напугали добрых жителей Флоренции, — он покачал головой. — Кого-то могли и ранить.
— Добрые жители Флоренции, — возразил Кавалли, — либо посещают мессы в других церквях… либо остаются дома!
— За исключением, конечно, нас, — добавил Ленци, очень довольный тем, что они устроили.
— Может, теперь он воздержится от своих лекций, а? — размышлял Родриго. Они не спеша уходили от Санта-Мария дель Фьоре и уже почти рассеявшейся толпы. — Может, физическая угроза для него страшнее вердикта папы Александра?
Таддео хмыкнул.
— Этот идиот ничего не боится. Можно было бы избежать многих неприятностей, если бы сундук раздавил его как жука!
— Отец говорит, что Signoria решила просить приора не выступать больше с проповедями, — сообщил Берто Кавалли.
Недавно Родриго узнал, что отец Берто — член Signoria, так что Кавалли представлялся надежным источником информации.
— Риго? — внезапно обратился к нему Берто, будто в голову ему только что пришла потрясающая мысль. — Пойдем ко мне на обед! Будут и знакомые.
— И решим, что делать дальше, — добавил Таддео, лукаво улыбаясь.
Что делать? Он еще не нашел Марию, но предполагал, что несколько часов в доме Кавалли позволят добыть кое-какую информацию, полезную для Данте. Да и доверие к нему самому укрепится.
Конечно, еще несколько часов во Флоренции могут быть полезными. Он с нетерпением ждет встречи с Джульеттой, но вдруг удастся выяснить что-то относительно Марии?
— Ну? — настаивал Берто. — Что скажешь?
Родриго натянуто улыбнулся. Будем надеяться, что Карло сдержит слово и присмотрит за Санта-Лючией.
— Конечно, amigo. Grazi. Ни за что не пропущу подготовки еще одного покушения.
* * *
Карло позвонил в колокольчик, Аристо, оставшийся с лошадьми, наблюдал за ним издали. Прошло некоторое время, из здания появилась облаченная в светлую рясу фигура и поспешила к воротам.
— Buona sera, — сестра София поприветствовала Карло. Посетитель явно не обрадовал ее.
— Buona sera, добрая сестра, — ответил Карло. — Я пришел навестить сестру Джульетту. Можно мне повидать ее, э… сестра?..
Монахиня побледнела.
— София, — рассеянно ответила она. Бросив встревоженный взгляд через плечо в сторону сарая, привратница наконец сказала: — Сестре Джульетте нездоровится, и принимать посетителей она сейчас не может.
Карло изумленно вскинул брови.
— Нездоровится?
— Да. Она больна. Приходите в другой раз, — сестра София резко повернулась, что сразу же вызвало у Карло подозрения.
Краем глаза он заметил, что Аристо вприпрыжку мчится к ним, взволнованно размахивая руками.
— Я привел с собой человека, который, возможно, сумеет ей помочь, — только бы карлик ради дочери Данте переборол свое отвращение к святому месту. — Слуга принца — знаток алхимии, советы получал у самой Маддалены.
Но монахиня не обернулась.
— Я требую свидания с Моной Джульеттой! — скрипучий голос Аристо тоже не возымел действия. — Вы должны немедленно доложить аббатисе, если не хотите, чтобы принц Монтеверди сравнял с землей стены этой обители!
Сестра София наконец обернулась. И даже шагнула к воротам, сотрясаемым разъяренным карликом. Монахиня прищурилась от солнца. Колпак свалился с головы Аристо, открывая ее взору искаженные злобой черты.
— Я… я уже объяснила! Сестра Джульетта больна. Когда выздоровеет, тогда и сможет принимать гостей. А сейчас — нет.
И повернувшись к мужчинам спиной, поспешила к зданию. Еще одна монахиня появилась из погреба под сараем. В спешке, придерживая руками наполненный чем-то фартук, она позабыла притворить дверь. Бросив торопливый взгляд на гостей, сестра последовала за привратницей.
В отчаянии Аристо ударил кулаком по решетке.
— Тупоголовые бабы! Ну нет, я найду способ проникнуть в этот курятник! Посмотрим!
Карло взглянул на небо. День клонился к вечеру.
— Скоро стемнеет. Может, удастся перебраться через стену и поговорить с самой настоятельницей… убедить, как важно нам повидать Джульетту.
— Сомневаюсь, что смогу перебросить старые кости, — проворчал Аристо. — И потом, здесь что-то не так. Я это чувствую, — он покачал головой и устремил взор на главное здание, будто надеялся вытащить оттуда привратницу и заставить ее открыть ворота. — Нужно рассказать Его Превосходительству.
Карло знал — если принц прибудет в Санта-Лючию и обнаружит, что его дочь серьезно больна, его отношения с Родриго, и без того сейчас натянутые, будут в опасности. А если — не дай Бог! — Джульетта умрет?
О последствиях лучше не думать, потому что, в конце концов, кровь — не вода. Как бы Данте ни любил Родриго, дочь — свою плоть — и кровь он любит больше. И потом, это ведь Родриго привел девушку в Санта-Лючию, да еще против желания принца.
— Ты ничего не расскажешь Его Превосходительству, — начал Карло и запнулся — так посмотрел на него Аристо. — По крайней мере, не сейчас… я хочу сказать, ну чем можно заболеть в обители, отгороженной от всего мира?
— Ничем особенным… только чумой.
Кровь отхлынула от лица Карло.
— Если болезнь занести сюда, она уничтожит весь монастырь, — добавил Аристо.
— Родриго никогда не оставил бы невесту там, где ей что-то угрожает!
— Никто и не говорит, что он сделал это намеренно. А она здесь уже несколько недель. Чуму ведь могли занести и позже.
— Ты поднимаешь излишний шум! Давай подождем до заката, переберемся через стену — я могу один, если ты не хочешь, — он постучал по рукоятке кинжала.
Аристо пренебрежительно посмотрел на Карло.
— Конечно. Воин в полном облачении против стада овец, — он направился туда, где стояли лошади, и Карло подумал, что сейчас карлик сядет в седло и отправится в Кастелло Монтеверди. А жизнь Родриго да Валенти будет разбита.
Но вместо этого Аристо порылся в седельной сумке и вытащил небольшую баночку. Откупорил ее, закатал рукава и принялся намазывать содержимое на лицо, шею, руки.
Порыв ветра, и в нос ошеломленного Карло ударило отвратительное зловоние какого-то снадобья.
— Боже! — пробормотал он. — Что это?
— Асафетида.
Чувствуя, как его начинает тошнить, Карло саркастически заметил:
— Только неграмотные крестьяне пользуются этой гадостью. Ты же ученый человек.
Аристо приблизился к нему, протягивая баночку. Отступать некуда, за спиной ворота.
— Если ты умен, то тоже намажешься, Zingaro. Неизвестно, с чем мы столкнемся, так что не повредит.
— Это зависит от обоняния, — пробормотал Карло, решительно отстраняя протянутую руку. — Убери от меня эту вонючую дрянь! — он задержал дыхание и уже стал задыхаться, когда Аристо закупорил банку и спрятал ее в складках темного плаща. Конечно, подумал Карло, этого достаточно, чтобы никто и ничто не осмелились приблизиться к источнику подобного запаха. Возможно, даже чума отступит.
— Так ты остаешься со мной, а начинаем, как стемнеет?
— Si, хотя я бы поступил иначе, — Аристо повернулся к лесу, по направлению к Кастелло Монтеверди, — остается только надеяться, что Его Превосходительство не встревожится по поводу моего долгого отсутствия и не прискачет в Санта-Лючию самолично. С армией.
* * *
Обед был в самом разгаре, когда необъяснимое беспокойство овладело Родриго.
Вокруг сидели богатые молодые люди его возраста, на столе хватало вина и лакомств, а сеньор Кавалли пересчитывал голоса, чтобы сообщить Джироламо Савонароле о прекращении его проповедей, но Родриго вдруг испытал страх, внезапный, беспричинный и парализующий.
Кто-то задал вопрос, и Родриго с трудом смог найти что ответить.
— Perdonami, — извинился он перед служанкой, предлагавшей чашу с ароматной водой для омовения пальцев после куропатки в соусе. Он не имел понятия, как долго она ждала.
Валенти вытирал руки о предложенное полотенце, когда перед глазами встал образ Джульетты. Голоса слились в раздражающий гул. Вместе с образом невесты пришло понимание: то предчувствие в соборе относилось не к Джироламо Савонароле, оно касалось Джульетты.
Необходимо при первой же возможности, не тревожа хозяев, вернуться в Санта-Лючию… убедиться, что все в порядке.
* * *
— Убери свою ногу с моего лица, — прорычал Карло, — иначе я тебя отпущу вместе с твоей драгоценной асафетидой!
Под покровом сумерек мужчины привели в действие план по преодолению стены. Однако Карло так и не простил карлику этой гадости. Каждый вдох давался с трудом, опалял ноздри.
— Проклятье! Я же сказал, убери…
Нога Аристо, упиравшаяся в скулу Карло, внезапно соскользнула на плечо. Карлик искал за что ухватиться, наконец это ему удалось. Нога покинула место опоры, раздался вздох облегчения, и первый «гость» оказался на стене.
Карло легко последовал за ним и здесь, наверху, его недовольство карликом рассеялось.
Лицо Аристо блестело от пота, несмотря на вечерний холод, в глазах застыла боль. Будучи лет на двадцать старше Карло, Аристо все еще оставался очень сильным. Именно он подкатил огромный булыжник к стене обители. Но еще и забраться на стену! — все его изуродованное тело протестовало.
— Все в порядке, maestro?
Аристо молча кивнул. Показавшийся из-за туч месяц осветил его измученное лицо.
— Тяжело… дышать… — объяснил он. — Подожди чуть-чуть.
Где-то открылась дверь.
— Ляг и замри, — приказал Карло, и только тут понял, что горб карлика все равно будет заметен. — Тогда не двигайся.
К сараю торопливо двигались две фигуры, первая — с фонарем и узелком под мышкой. Вторая несла, как им показалось, поднос с едой. В сарай они не вошли, впрочем, со стены дверь не была видна. Но по тому, как быстро монахини вернулись, уже только с фонарем, Карло догадался, что сверток и поднос оставили у дверей.
Шли сестры торопливо и крадучись, чем напомнили привратницу, отказавшуюся впустить их.
Когда женщины скрылись в здании, Аристо сказал:
— В сарае, очевидно, кто-то есть, и, судя по всему, этот кто-то — больной. Больной настолько, что его пришлось изолировать.
— Может, они прячут какого-нибудь беглеца?
— Не похоже.
— Тогда я знаю, о чем ты думаешь, — прошептал Карло, — но этого просто не может быть!
Наконец восстановив дыхание, Аристо сел.
— Помоги мне слезть с этой проклятой стены, и мы все узнаем.
Карло не согласился.
— Останься. Я пойду один и…
— Нет! — карлик разозлился. — Что, если Мона Джульетта?..
— В коровнике? Невозможно!
Аристо подвинулся к краю стены и посмотрел вниз.
— Мой друг Zingaro, там, где властвует христианство, нет ничего невозможного, — он помрачнел. — Ну, ты первый, я за тобой.
* * *
Несмотря на постоянное внимание и помощь Джульетты, Мария умирала. Девушка понимала это. хотя ее опыт в том, что касалось болезней и смерти, был весьма ограничен.
Она истощила все силы, а неспособность спасти цыганку только увеличивала горькое разочарование в себе. Больная спала, дыхание было глубоким и неровным. Положив на лоб влажное полотенце и проверив, хорошо ли та укрыта, Джульетта прилегла на свою постель в сене.
Девушка закопалась поглубже, укрылась шерстяным одеялом, но холод и усталость не проходили, и даже не хватало сил забрать пищу с подноса.
Ешь! Ты должна есть, или тоже умрешь!
Собравшись с силами, она откинула одеяла и поднялась. Джульетта уже взяла в руки поднос, когда до нее донесся какой-то звук.
— Луиджия? — тихо спросила послушница, вглядываясь в ночные тени. — Это ты?
Никто не ответил. Вздохнув, она собралась закрыть дверь, но… две пары глаз смотрели на нее в упор, одна голова поверх другой.
Джульетта вздрогнула и чуть не выронила поднос. Страха не было, но вот нелепое желание захихикать побороть не удалось.
— Мона Джульетта! — послышался знакомый дребезжащий голос. Аристо проскользнул в дверь, за ним Карло.
При виде карлика Джульетту охватили радость и облегчение. На какое-то время она даже забыла о своей подопечной. А когда вспомнила, подняла руку.
— Нет! Не входите сюда! Чума!
Мужчины замерли, и тут девушка ощутила запах, исходящий от Аристо. Совсем не розовая вода. Но даже не наморщила нос — обстоятельства слишком серьезны, чтобы обращать внимание на такие мелочи.
А второй мужчина Zingaro, и довольно красивый. Вот на это она внимание обратила.
— Как вы здесь оказались? — обратилась Джульетта к Аристо.
— Ищем вас, а привратница сказала, что вы больны и не можете принимать посетителей. La principessa очень беспокоится, madonna, и ваш отец предложил навестить Санта-Лючию. Но мне удалось уговорить его послать верного слугу, — карлик приложил руку к сердцу, а потом кивнул в сторону своего спутника. — Это Карло, брат Родриго.
Карло поклонился.
— Госпожа… э… сестра Джульетта, — необходимости в объяснениях не было.
— Вам нужно уйти отсюда, — сказал Аристо, прежде чем девушка успела улыбнуться его товарищу.
Джульетта попятилась.
— Нет. Я не могу ее оставить.
— Кого? — спросил Карло. Как же она прекрасна, думал он, хотя и истощена, а возможно, и больна, если принять во внимание ее румянец. Только бы не это! Ряса была измята и испачкана, капюшон лежал на полу, а медно-золотистые кудри спутаны.
Девушка указала на укрытую одеялом фигуру в дальнем углу и с болью промолвила:
— Марию.
— Наша Мария? — оторопел Карло.
— Да, — прекрасные черты исказили горе и растерянность. — Я пробовала все! Но ничего не помогает, — она покачала головой. — Не могла же я позволить им оставить Марию в лесу. Может, если бы условия…
— Выйдите вместе с Карло, per favore, — попросил Аристо. — Дайте мне взглянуть.
— Теперь уже ничего не поделаешь, — печально прошептала Джульетта, — так что не рискуй.
— А вы? — карлик отмахнулся и присел возле больной.
Девушка сердито мотнула головой.
— Никто не пожелал ей помочь, сестра Лукреция хотела оставить ее за воротами под дождем. Я сама вызвалась помочь Марии. Они согласились, если она останется в этом сарае.
— Эта женщина, аббатиса, просто воплощение христианской добродетели, — бросил через плечо Аристо.
— Не знаю, почему она не со всеми Zingari, но, конечно, я не могла не помочь.
— Мария убежала во Флоренцию, — объяснил Карло. — Две недели назад… после вашей помолвки, — он сделал шаг в глубину коровника и прижал край плаща к лицу.
— Оставьте нас, — повторил Аристо, снимая с Марии одеяло, — оба.
— Только с тобой, — заупрямилась Джульетта, — не нужно рисковать жизнью.
Карлик резко обернулся, его глаза сверкали.
— У меня была чума. Вряд ли я подхвачу ее снова, — и, обращаясь к Карло, добавил: — Уведи ее, пожалуйста.
Цыган подошел ближе, и девушка, не желая подвергать его опасности, нехотя подчинилась.
Когда они вышли, сухой холодный воздух опьянил Джульетту. Чистый, бодрящий, но в последние дни она мало ела, плохо спала и постоянно мерзла. Сейчас ей требовались тепло, еда и отдых.
Джульетта задрожала и обхватила плечи руками.
— У вас есть накидка? — Карло уже снимал свой плащ.
— Там, внутри.
— Вот… — он укутал дрожащие плечи девушки. Потом посмотрел в сторону обители. — Вы ведь не захотите теперь возвращаться к этим эгоистичным женщинам, прячущимся за стенами, как трусливые зайцы?
Джульетта покачала головой.
— Родриго будет в ярости… я уж не говорю о вашем отце. Madre Dio!
— Почему она убежала? — этот вопрос тревожил девушку больше, чем возможная реакция отца. Закутавшись в плащ, Джульетта стала спиной к ветру.
Карло отвел ее за стену сарая.
— Поговорим об этом позже. Сейчас я бы хотел узнать, почему Марии здесь отказали в помощи. Почему оставили вас наедине с ней в холодном сарае, будто вы изгнанницы?
Вышедший наружу Аристо услышал последние слова.
— Больных чумой обычно прогоняют. И многие христиане полагают, что цыгане прокляты Богом. Так зачем беспокоиться из-за какой-то Zingara?
— Но это ведь варварство, — запротестовала Джульетта.
Карлик пожал плечами.
— Теперь все равно, она мертва. Больше ничего нельзя сделать.
Карло опустил голову, пальцы сжались в кулаки. Опечаленная Джульетта отвернулась. Она чувствовала себя беспомощной, несчастной, ей было холодно. А может, она сама заболела.
Громко, требовательно зазвонил колокольчик у ворот. Прервав скорбное молчание, он гремел в ночной тиши с грозной решительностью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежный негодяй - Бартелл Линда Ланг



Роман интересный и читается легко
Нежный негодяй - Бартелл Линда ЛангЛИНН
26.05.2013, 8.23





Супер роман, интересные герои..
Нежный негодяй - Бартелл Линда ЛангМилена
8.06.2013, 18.34





Динамичный роман, цыган-полукровка более аристократический чем иные аристократы. И любовь главных героев очень милая. Правда, странновато читать, что принц голубых кровей отдаёт единственную дочь замуж за незаконнорожденного, кроме того некоторые определения уж очень современны - кабинеты, шкафы (в то время пользовались сундуками) и пр.
Нежный негодяй - Бартелл Линда ЛангItis
26.07.2013, 15.09





Более скучного романа не читала.гг полная дура.
Нежный негодяй - Бартелл Линда Лангмарийка
3.10.2014, 16.05





А мне роман очень понравился. Прочитала на одном дыхании. Автор имеет право фантазировать и придумывать своих героев с их положительными и отрицательными сторонами. Главная линия романа-любовь. А как не влюбиться в красавца, хоть он и цыган-полукровка, а ей 17 и хочется замуж? Да и природа сыграла свою роль-неукротимые гормоны. Читайте.
Нежный негодяй - Бартелл Линда ЛангТатьяна
2.07.2015, 21.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100