Читать онлайн Королевский пурпур, автора - Барри Сьюзен, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевский пурпур - Барри Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевский пурпур - Барри Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевский пурпур - Барри Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барри Сьюзен

Королевский пурпур

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4



В этот вечер графиня распорядилась устроить праздничный ужин. Она послала Августину купить упитанных цыплят, немного грибов и спаржи. Кроме того, она распорядилась, чтобы Августина заглянула в кондитерскую и купила пирожных с кремом на сладкое, а в винной лавке — шампанского.
— Вечером выпьем за будущее, — сообщила она Люси. — За ваше будущее и за будущее Серонии! О моем будущем беспокоиться не станем, ведь в день рождения мне стукнет восемьдесят восемь, а это на восемнадцать лет больше библейского срока, и что меня теперь ждет, значения уже не имеет.
Люси не стала передавать графине совет насчет Серонии, который дал незнакомец, доставивший ее утром домой на такси. Она полагала, что графиня вольна поступать со своей собственностью, как считает нужным, и если ей нравится помогать развитию событий в Серонии или по крайней мере верить, что она этому помогает, то это ее личное дело, и в советах посторонних она не нуждается.
Люси немного удивило то, как графиня отнеслась к оказавшейся в ее руках огромной сумме денег. Такое ее поведение позволяло надеяться, что в ближайший период они заживут без долгов. Пересчитав все до одного банкнота, графиня вызвала к себе Августину, а деньги заперла в ящике стола. Она сидела в кресле сияющая и, видимо, очень довольная и объявила, что есть еще несколько колец и прочих мелких вещиц, с которыми тоже можно расстаться, и она пригласит мистера Холлидея к себе и не станет поручать Люси вести переговоры вместо нее. Она явно переполошилась, когда Люси рассказала ей о своем утреннем приключении и о вульгарном человеке в кричащем костюме. У девушки хватило ума не слишком расписывать страшные детали происшедшего, и только Августина догадалась, что Люси смягчает подробности случившегося, и принялась громко хвалить неизвестного спасителя, рассказ о котором графиня, казалось, пропустила мимо ушей.
— И вы говорите, что он довез вас на такси до самого дома? Какая жалость, что вам не удалось уговорить его зайти и выслушать благодарность ее светлости! Ведь ее светлость, конечно, поблагодарила бы его.
— Он не хотел никакой благодарности, — спокойно ответила Люси.
И тут она вспомнила, — и сейчас это показалось ей странным, — что, перед тем как произнести свои последние слова («До свидания, мадемуазель!»), темноглазый незнакомец попросил ее передать его привет ее высочеству.
«Ее высочеству»? Откуда он знает, что графиня Ардратская имеет право на обращение — «высочество»?
Ужин в тот вечер явился достойным завершением дня, а может быть, Люси это только показалось. Столовая в их квартире выглядела довольно мрачно, как и мебель, безобразнее которой Люси видеть не приходилось. Здесь стоял огромный шифоньер красного дерева с треснувшим зеркалом и старомодный круглый стол. Когда им не пользовались, его покрывала пыльная скатерть с бахромой. Но сегодня Августина из кожи вон лезла, чтобы придать столовой праздничный вид. Она украсила портреты родителей графини — последних короля и королевы Серонии — воланами из пурпурного бархата, а в центр обеденного стола водрузила вазу с довольно чахлыми желтыми нарциссами. Стол она застелила скатертью из тяжелого белого камчатного полотна, а ножи и вилки начистила до блеска. Возле каждого прибора лежали кружевные салфетки в серебряных кольцах.
Были извлечены небольшие чаши для ополаскивания пальцев — изящные хрупкие сосуды венецианского стекла. Шампанское поместили в серебряную чашу, заполненную льдом, и до той самой минуты, когда его наконец откупорили, Августина все время проверяла, не растаяли ли кубики льда. В комнате, как всегда, был избыток тепла — графиня не выносила средней температуры, так что Августина то и дело спускалась в кухню за свежим льдом, пока графиня не приказала ей откупорить бутылку.
Тут графиня подняла бокал и произнесла тост:
— За будущее! — И в глазах ее появилось мечтательное выражение. — И за моего единственного внука Станислава! Он далеко от нас, в Америке, я никогда его не видела, но надеюсь увидеть еще при жизни, а не лежа в гробу.
Люси всегда хотелось узнать что-нибудь о семье графини, а теперь выяснилось, что у нее есть внук. Шампанское развязало графине язык, и она призналась:
— Это ведь он выплачивает мне содержание. Не очень большое, но ведь многие вообще не стали бы беспокоиться о такой старухе, как я, а он продолжает делать то, что начал его отец. Мой сын Борис в результате какой-то выгодной сделки получил значительное состояние, и теперь его семья живет в Америке.
— Меня удивляет, что они не послали за вами, мадам, — не удержавшись, заметила Люси.
У графини сверкнули глаза, словно оказалась задетой ее гордость.
— С чего вдруг? — резко ответила она. — Для них я была бы обузой. У них своя жизнь, а у меня… своя. Все было бы иначе, будь жив мой сын. Но он умер. Несколько лет назад он погиб в какой-то катастрофе на дороге.
— А ваш внук женат? — спросила Люси не столько потому, что ее мучило любопытство, а потому, что, как ей казалось, графине хочется поговорить о единственном оставшемся у нее близком родственнике.
— Был женат. — Старая леди пожала плечами. — Ходили какие-то слухи о разводе. Но что там произошло, мне неизвестно.
— И вы даже не знаете, есть ли у вас правнуки?
На губах графини промелькнула необычайно ласковая полуулыбка.
— Если бы так, я была бы очень счастлива, но думаю, никаких правнуков скорее всего нет. Когда Станислав три года назад написал мне, об этом не говорилось ни слова.
— И с тех пор он вам не писал?
— С тех пор — нет. Вполне возможно, что писать ему не о чем. — Гордая старуха постаралась защитить пренебрегавшего ею Станислава.
— А других родственников у вас нет? Дочерей с детьми?
На этот раз графиня поджала губы и, опустив глаза в тарелку, где лежала булочка, принялась намеренно расковыривать ее вилкой:
— У меня было две дочери. Обе удачно вышли замуж, и одна из них поддерживала со мной отношения. Но несколько лет назад она умерла. Другая вышла замуж за человека, которого я не одобряла, так что о поддержании отношений и речи быть не могло. Ее единственный сын, несомненно, где-то есть, но где, мне совершенно неизвестно. Он мне не интересен, а я — ему!
Люси была потрясена. Она тоже раскрошила свою булочку, а потом выпалила:
— Но ведь если бы вы увиделись, вы могли понравиться друг другу!
При одной мысли об этом глаза графини снова засверкали.
— Никогда! — отрезала она.
Люси решила прекратить этот разговор. Ясно, что дочь графини хоть и вышла замуж удачно, но выбор сделала неразумный, и мать так и не простила ее. Старая леди, мечтавшая когда-нибудь увидеть восстановленную монархию в Серонии и ради осуществления этой мечты отказывавшая себе во всех жизненных удобствах, не относилась к людям, легко прощающим или забывающим обиды. Наоборот, как поняла Люси, графиня была из тех, кто скорее объявит вендетту.
— Когда-нибудь, — гордо заявила графиня, — Станислав станет королем Серонии. И это будет чудесный день для всех верных сынов и дочерей нашего отечества. — Старая леди взяла бутылку шампанского и разделила то немногое, что в ней оставалось, между своим бокалом и бокалом Люси. От волнения ее унизанные кольцами пальцы — а сегодня она надела много колец — дрожали. — За короля Серонии Станислава Четвертого, — провозгласила она. — Пусть он поскорее займет трон!
Люси покорно чокнулась с ней, но ее собственные мысли были не столь оптимистичны и менее благосклонны к некоронованному королю. Раз он выделил своей бабушке такое жалкое содержание и практически ею даже не интересуется, у Люси в душе затеплилась надежда, что республика Серония будет процветать еще многие годы.
Она заметила, что старая графиня очень устала, и ласково, но твердо предложила ей лечь в постель.
— У вас слишком много волнений сегодня, мадам, — сказала она. — Мне кажется, утром вам следует подольше полежать.
— Утром мы отправимся за покупками, — воодушевленно объявила графиня. — Я намерена купить вам то, что обещала. И поскольку так праздновать, как сегодня, очень скучно, завтра мы где-нибудь поужинаем! Пойдем в «Риц» или в «Сплендид». Когда-то давным-давно я обедала в «Сплендиде», кухня там была тогда великолепная. Позвоните туда сразу после завтрака и закажите столик.
Люси почувствовала легкую тревогу.
— Но, мадам, — запротестовала она, — разве уж это так необходимо?
Хозяйка устремила на нее возмущенный взгляд.
— Конечно, необходимо, — отрезала она. — Посмотрите на себя — молодая женщина, вам едва исполнилось двадцать, достаточно привлекательная, чтобы иметь успех, если вас правильно представить в определенных кругах, а носите это безобразное серое платье. Оно оскорбляет мои глаза с тех пор, как вы появились в доме. Я давно мечтаю отдать его Августине, и пусть она его сожжет в печке… а вместе с ним и этот жалкий костюм, который был на вас утром. Завтра к этому времени у вас уже будет гардероб, достойный молодой женщины вашего класса!
Люси решила ничего больше не говорить, помогла графине подняться в спальню и наконец устроила ее на ночь на простынях, обшитых кружевами. Августина принесла хозяйке стакан горячего молока, куда добавила немного бренди, и Люси тоже отправилась спать.


Люси надеялась, что утром графиня забудет о вчерашних намерениях, но, принеся ей поднос с завтраком, увидела, что старая леди сидит в постели и нетерпеливо ждет ее. Даже не взглянув на поднос и не отпустив обычных замечаний относительно размеров бекона или количества тостов в тостере, графиня приказала подать ей одежду, велела найти в гардеробе меховую накидку и добавила, что на гардеробе где-то должна быть картонка, полная шляп.
— Залезьте на стул и снимите картонку, — сказала графиня. — Только прежде чем ее открыть, надо сдуть пыль, а то придется чистить шляпы.
Чистить их пришлось все равно, и Люси, работая щеткой, размышляла, как будет выглядеть в одной из них графиня. До сих пор Люси никогда не видела ее принаряженной, в парадном костюме. Что же это будет, когда она водрузит чудовищное изделие, все в перьях, именуемое шляпой, на свой рыжий парик? Сомнения ее усилились, когда графиня потребовала вместо меховой накидки подать ей меховое манто, которому, как показалось Люси, самое место в печке у истопника. А когда она увидела, как графиня в туфлях на высоченных каблуках пытается спуститься с лестницы, у нее перехватило дыхание.
Наконец благодаря энергичной помощи Августины они обе были готовы отправиться за покупками; к дверям подъехал тот самый водитель, которого вызывали вчера, и предоставил свою машину в их распоряжение на все утро. При виде Люси он выразительно ей подмигнул, а старую графиню спросил, в какие злачные места она намерена отправиться.
Графиня наградила его ледяным взглядом и больше не удостаивала вниманием. Все указания ему дала Августина, а графиня, сидя рядом с Люси на заднем сиденье, выразительно охарактеризовала демократию и порожденные ею пороки.
Когда такси доставило их к старинному магазину, которому графиня когда-то давно покровительствовала и который, как она объяснила, в прежние времена выглядел куда более скромно, и они оказались среди множества продавцов, по-видимому не слыхавших о демократии, графиня снова пришла в хорошее настроение и явно не могла дождаться, когда можно начать швырять деньгами направо и налево.
Они отправились прямо в отдел готового платья, где она велела продавцу показать им все платья и костюмы, пригодные для молодой девушки с изящной фигурой. Даже в демократический век графиню, несмотря на ее эксцентрический вид, а может быть, благодаря ему (шляпа с перьями и туфли на высоченных каблуках!), все слушались, выказывая явное почтение. И когда она заявляла, что какое-то платье ей не нравится, и с отвращением отбрасывала вещь в сторону, ей поспешно подносили другое, отчего у Люси голова кругом пошла — столько тут было нарядов, ожидающих ее одобрения.
Она стояла в примерочной, и на нее надевали одно платье за другим, костюм за костюмом, а графиня в дверях наблюдала за этой церемонией и так беспощадно браковала все наряды, что Люси потеряла надежду на то, что какое-нибудь из платьев ей подойдет. Самой-то ей нравилось почти все, что на нее надевали, и не удивительно, ведь она только и делала, что ставила заплатки на свои наряды да штопала, с тех пор как кончила школу, поэтому любая новая вещь доставляла ей радость; графиня же считала, что непосредственность, присущую Люси, надо подчеркнуть изысканным покроем одежды, и не успевала Люси надеть на себя следующее платье, как графиня требовала другое, уверенная в том, что она знает, что нужно девушке.
— Резкие цвета вам не идут, — объясняла она. — А голубой цвет слишком банален. Вам нужны полутона — бледно-голубой, светло-зеленый, пастельно-розовый… Мне, пожалуй, нравится вон тот лавандового цвета костюмчик с темным меховым воротником и этот — кремовый, с громадными пуговицами. Берем оба и еще легкое пальто.
Продавец порекомендовал чистошерстяное, и они остановили выбор на пальто тоже кремового цвета с поблескивающей золотой ниткой, что особенно понравилось Люси. Затем они выбрали еще несколько платьев: бледно-розовое из терилена, изящно облегающее фигуру, и строгое жемчужно-серое; Люси сочла, что оно больше подходит для скромной компаньонки, чем другое, отобранное графиней. Графиня не стала ей противоречить — она уже думала о другом — и распорядилась, чтобы им показали вечерние туалеты — самые воздушные, самые женственные изящные платья.
И вот Люси сделалась счастливой обладательницей бледно-бледно-розового шифонового наряда с пышной короткой юбкой и облегающим верхом. Никогда в жизни она не мечтала о чем-нибудь подобном. Увидев себя в зеркале, она едва удержалась, чтобы не ахнуть от удивления. Ее золотистые волосы мягко струились по плечам, глаза почему-то приобрели лиловый оттенок. Люси подумалось, что они у нее как у хамелеона, их цвет зависит от того, во что она одета: иногда они серые, иногда голубые, порой зеленоватые. Даже продавщица заметила эту странность и с некоторой завистью проговорила:
— Вы счастливая: если вам хорошо подобрать косметику, с таким лицом, как у вас, можно сотворить чудо.
— Это лицо вполне удовлетворяет нас таким, как есть, — обрезала ее графиня, а затем добавила: — О косметике мы подумаем позже. Сначала подумаем об обуви, чулках, белье.
Люси даже представить не могла, откуда у графини взялось столько энергии; она не ушла из магазина, пока не приобрела и не оплатила все, что запланировала. Не забыты были даже сумочка, пушистый шерстяной свитер, юбка к нему. Когда они наконец вернулись на Элисон-Гарденс намного позже обычного времени ленча, Августина уже намеревалась обратиться в полицию с просьбой объявить их розыск.
Окруженная пакетами (старая леди потребовала, чтобы все покупки погрузили в такси, в магазине она ничего не согласилась оставить), раскрасневшаяся от необычного возбуждения, графиня упала в кресло в гостиной и потребовала, чтобы ей немедленно подали бокал хереса. А пока его не принесли, попросила Люси распаковать некоторые покупки и как следует рассмотреть их.
Люси, довольная, но заинтригованная набором косметики, попеняла графине, что та истратила на нее такую кучу денег.
— Вы же заплатили за все это не меньше двухсот фунтов, — сказала она.
— Чуть-чуть больше, — удовлетворенно уточнила графиня. — Но игра стоит свеч, дорогая, давно я уже не получала такого удовольствия! И потом, я обещала, что, если вы выручите две тысячи за брошь, вы получите все вам необходимое… — Внезапно она запнулась. — Вы не забыли позвонить утром в «Сплендид»? Заказали столик?
Люси подтвердила, что столик заказан, и это очень ее беспокоит.
— А в чем… в чем пойдете вы, мадам? — робко спросила она, опасаясь, что графиня так вырядится на потеху многочисленным официантам, что она не выдержит подобного испытания. Как жалко, что они не купили вечерний туалет и для графини! — Я имею в виду вечером, в ресторан?
Графиня улыбнулась с еще большим удовлетворением:
— О, я что-нибудь себе найду. На чердаке в чемоданах полно нарядов, когда-то я их носила. Надо только достать их оттуда.
Августина принесла херес. При виде прозрачного шелкового белья, развешанного на стуле, она чуть не уронила поднос с бокалами и бутылкой вина.
— Если мадемуазель намерена носить такое, — с круглыми глазами заявила она, уставившись на тонкую, как паутинка, ночную рубашку, — то через неделю она заработает двухстороннюю пневмонию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Королевский пурпур - Барри Сьюзен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Королевский пурпур - Барри Сьюзен



пуританская книга, с стиле английских холодных характеров.просто ледяная книга.не стоит и начинать читать.читайте :лунной ночью, асасиан, завоевание, битва желаний ,чужие грехи
Королевский пурпур - Барри Сьюзенвиктория
31.07.2011, 15.51





А по мне так очень мило! Не шЫдевр, конечно, но мило!
Королевский пурпур - Барри Сьюзенeris
3.08.2011, 7.01





Добрый, наивный роман из серии "золушка",изредка можно и такой почитать,когда наша жизнь так скупа на доброту.
Королевский пурпур - Барри СьюзенТ
2.11.2015, 14.03





Скучно!!!очень скусно!!!
Королевский пурпур - Барри Сьюзенкот
20.05.2016, 10.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100