Читать онлайн Лето любви, автора - Барри Максин, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лето любви - Барри Максин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лето любви - Барри Максин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лето любви - Барри Максин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барри Максин

Лето любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Фредерика стояла в коридоре и наблюдала за Лорканом через приоткрытую дверь своей комнаты. Лоркан медленно поднялся с постели. Лучи солнца освещали его стройное обнаженное тело. Фредерика облизнула внезапно пересохшие губы. Каждое движение Лоркана было для нее прекрасно, ее сердце переполнила нежность. Лоркан стал собирать разбросанные по полу вещи и одеваться. Страстный любовник превращался в спокойного, выдержанного, умудренного жизненным опытом владельца галереи. В этом человеке каким-то чудесным образом соединялись в единое целое два разных существа. Но Фредерике сейчас было важно знать только одно: этот человек ее друг или враг?
Лоркан пригладил ладонями волосы. От этого теперь такого знакомого жеста сердце у нее дрогнуло. Лоркан подошел к окну, а не к картине. Фредерика заволновалась. Чего он ждет? Почему не заглатывает соблазнительную наживку? Фредерике казалось, что она стоит под дверью и подглядывает за Лорканом уже целую вечность, ну, не вечность, а очень долго. Когда же он подойдет к картине? Однако Лоркан продолжал стоять у окна, любуясь знаменитыми серебристыми березами и небом над Оксфордом. Он выглядел усталым.
Фредерика чувствовала глухие, тяжелые удары своего сердца. Что это должно значить? Почему он не смотрит на картину? Стоять под дверью дальше не имело смысла, поэтому Фредерика толкнула дверь, вошла в комнату и остановилась у порога. Не нужно спешить и раньше времени надеяться.
Лоркан обернулся на звук шагов и посмотрел на Фредерику. Его ореховые глаза внимательно оглядели ее с головы до ног, замечая каждую деталь. Великолепные спутавшиеся волосы. Просторное платье, скрывающее фигуру. Удивленный взгляд ее милых глаз. Лоркан вздохнул.
– Может быть, поедем ко мне и что-нибудь выпьем? – предложил он. – Я хотел бы показать тебе кое-что.
Оба старательно избегали разговора о том, что только что произошло между ними.
– Хорошо, я согласна, – тихо сказала Фредерика, которой не удалось придумать никакой отговорки.
Они закрыли дверь комнаты, оставив неубранной постель, и вышли на залитую ярким солнечным светом улицу. Картина, закрытая простыней, осталась на мольберте. Лоркан помог девушке сесть в машину и повел свой «Астон-Мартин» по Вудсток-роуд. Фредерика сидела так близко от Лоркана, что чувствовала тепло его тела. На ней не было ничего, кроме легкого платья и сандалий. Фредерика безмерно устала. Устали ее чувства, сердце, душа и ее тело. Но все-таки она испытывала удовлетворение.
Фредерика ощущала себя распутницей, сидя вот так, без нижнего белья, в шикарном автомобиле рядом с красивым мужчиной. Она чувствовала себя повзрослевшей и более раскрепощенной. Девушка грустно вздохнула и взглянула в окно на крупные желтые кисти золотого дождя, свисающие с садовых оград. На душе у нее было тяжело, собственное будущее казалось мрачным. Она любит человека, который, похоже, и сейчас строит планы, как бы отправить ее за решетку. То, что она не сделала ничего противозаконного, казалось, не имело для этого человека никакого значения. Лоркан, услышав тяжелый вздох, оглянулся и посмотрел на Фредерику. На ее лице было написано страдание.
– Фредерика, – сердито воскликнул он, – что, черт возьми, мы с тобой делаем?
Девушка засмеялась. Смех ее был слабый и безрадостный. Он отражал ее теперешнее состояние.
– Не знаю. Думала, может быть, ты знаешь.
Лоркан промолчал, делая поворот и подъезжая к белой вилле на Файв-Майл-драйв. Он открыл дверь, ведущую в большую пригожую, и пригласил Фредерику войти. На огромном бледно-зеленом ковре стояли кремовые кресла и диваны. Занавеси и подушки на диванах были одинакового холодного цвета мяты.
– Хочешь выпить? Вино? Или чай?
– Лучше чай, – тихо сказала Фредерика. «Только послушайте, как они разговаривают – два дружелюбно настроенных, вежливых, цивилизованных, незнакомых человека», – подумала она. Сейчас Фредерика не была настроена дружелюбно. Да и Лоркан совсем не был таким уж цивилизованным, когда занимался с ней любовью. «Но по крайней мере можно быть вежливыми друг с другом», – подумала Фредерика. Она подавила в себе желание громко расхохотаться.
Лоркан вернулся с полным подносом, на котором стояли чайник, чашки, сахарница и молочник, поставил все это на стол и налил чай в чашки. Он спросил, пьет ли она чай с сахаром или без. Ощущение нереальности происходящего росло. Когда Фредерике позвонил отец, у нее появилось такое чувство, будто из реального мира она шагнула в какой-то другой, нереальный. Теперь она чувствовала себя как в кошмарном сне, от которого не может очнуться.
Лоркан протянул Фредерике чашку и заметил, что его рука дрожит. Фредерика взяла чашку, ее рука тоже дрожала. Лоркан Грин откинулся на спинку кресла и глубоко вздохнул. Настало время поговорить открыто. Он не привык, чтобы его жизнью распоряжались другие. Он должен заставить ее признаться и отказаться от задуманного, потому что Фредерика должна быть с ним всегда, чего бы это ему ни стоило.
– Фредерика, – начал он.
И тут неожиданно зазвонил телефон.
Она подскочила на месте. Звонок вернул ее к жизни. Исчезло ощущение нереальности происходящего. Фредерика насторожилась, она мыслила четко и ясно.
– Сними трубку, – сказала она и встала с дивана. Чтобы дать Лоркану спокойно поговорить, девушка подошла к окну и встала спиной к дивану. Лоркан поднял трубку.
– Лоркан! Это я, Ричард. Рад, что ты дома. Думал, что придется оставлять сообщение на автоответчике. Хотел только сообщить, что наш информатор исчез.
– Что? – переспросил Лоркан, едва слушая, что говорит ему Ричард.
Нашел время, когда позвонить! Потом подумал, что Ричард тут ни при чем, и перестал злиться на друга. Лоркан бросил быстрый тревожный взгляд на Фредерику. Девушка стояла у окна, глядя в сад.
– Исчез, испарился, – повторил Ричард. – Нам известно только, что его нет в городе. Прежде он так никогда не поступал. Я понять не могу, почему он нам ничего не сказал.
Лоркан вздохнул.
– А может, он вас обманывал? – тихо, почти шепотом спросил он. Он говорил очень тихо, но Фредерика все-таки расслышала его слова.
– Что ты хочешь этим сказать? – резко спросил Ричард.
Лоркан взял трубку и направился в кухню, благо телефонный провод был достаточно длинный. Фредерика выждала некоторое время, потом тихо и осторожно, чтобы ее не заметил Лоркан, подкралась к двери на кухню.
– Я хочу сказать, – спокойно ответил Лоркан, – что осведомитель вас, возможно, просто дезинформировал.
– Зачем ему это нужно было? – удивился детектив. – Тебе удалось что-нибудь обнаружить?
– Полагаю, – ровным, спокойным голосом продолжал Лоркан, – он лгал вам, чтобы скрыть какое-то другое преступление. Ему нужно было привлечь ваше внимание к Оксфорду. – Лоркан взглянул на полуоткрытую дверь в кухню, не догадываясь, что за ней притаилась Фредерика и подслушивает их разговор. – А в это время его дружки быстро провернут свое дельце совсем в другом месте.
Фредерика закусила губу. Быстро? Привлечь внимание к Оксфорду? Значит, он разговаривает с полицией! Наверное, так и есть. Именно здесь и сейчас, после того, как только что занимался с ней любовью! Фредерика зажала себе рот рукой, чтобы не вскрикнуть от пронзившей ее боли. Ей нужны были точные и неопровержимые доказательства его предательства? Она хотела покончить с мучительной неопределенностью в их отношениях? Ну вот, теперь она получила это. Сполна.
– Я так не думаю, – осторожно возразил Ричард Брейн. – До сих пор информатор нас не подводил.
– Люди, подобные ему, со временем начинают служить и нашим и вашим, – хмуро сказал Лоркан. – Откуда ты знаешь, может, ему заплатили за то, чтобы он выдавал вам дезинформацию?
Лоркан поморщился, произнося эти слова. Теперь он сам совершал предательство. Он внезапно перешел на вражескую сторону, как перебежчик во время битвы. В действительности он принял решение в тот момент, когда Фредерика предложила ему сделать выбор между ней и картиной. И теперь у него не было пути назад. Он не мог отдать ее в руки полиции.
– Лоркан, – спокойно сказал Ричард. – Ты что-то обнаружил?
Лоркан снова взглянул на дверь кухни. Мысленно он видел перед собой стройную спину Фредерики, стоящей у окна. Он вспомнил, как она вздыхала, прижимаясь к нему. Ее груди касались его груди. Он глубоко вздохнул:
– Да, ты прав. Я понял, что был на ложном пути. Та студентка, о которой я тебе говорил, она тут ни при чем.
Все. Он сделал это. Какое ему теперь дело до собственной гордости, когда он может потерять Фредерику? Что хорошего в принципах и убеждениях, если от этого может пострадать женщина, которую он любит?
Фредерика снова зажала рукой рот, чтобы не закричать, но на этот раз от радости. Радость ее была такой ошеломляющей, такой острой, что она едва не упала в обморок.
Лоркан защищает ее! Лжет ради нее. Для такого человека, как Лоркан, это имело очень большое значение.
– Что ты хочешь сказать? Ты же, кажется, говорил, что…
Лоркан услышал шорох бумаги на другом конце провода. Он представил, как его друг вытаскивает из кипы бумаг и кладет перед собой фотокопию картины Форбс-Райта «Старая мельница и лебеди».
– Я ошибался, – без всякого выражения произнес Лоркан. – Ее преподаватель по живописи, зная, что девушка любит писать современные строения, поставил перед ней совсем другую задачу. Она должна взять за основу картину известного художника, где изображено строение девятнадцатого века, и написать его таким, каким оно стало сейчас. Я обнаружил ее наброски в колледже. Поскольку она живет рядом с мельницей в Кросс-Киз, то, естественно, выбор пал на Форбс-Райта.
Звучало все очень гладко. Даже убедительно. Настолько убедительно, что Фредерике захотелось ему поаплодировать. Ей хотелось броситься Лоркану на шею и сказать, что она будет любить его всю жизнь. Но что-то останавливало ее.
Ричарда Брейна не так-то легко было сбить с толку.
– Мне помнится, ты говорил, что она делает точную копию картины?
Лоркан зажмурился. Ему не нравилось то, что он собирался сказать.
– Да. Это и поразило меня сначала. Но сейчас я увидел ее работу и все понял. Девушка переписала в своей манере подготовленную копию. Теперь у этой проклятой мельницы есть даже веранда.
На другом конце провода воцарилось такое долгое молчание, что у Лоркана от напряжения пот выступил на лбу. Он еще крепче сжал телефонную трубку. Лоркан давно и хорошо знал Ричарда. Если уж Ричард что-то вбил себе в голову, то переубедить его никому не удастся. Когда речь шла о деле, которое он расследовал, Ричард был похож на упрямого терьера.
– Значит, этот старинный холст и манера письма викторианской эпохи?..
– Она перфекционист – всегда стремится к совершенству, – сказал Лоркан. – Я уже в этом убедился. В школе Рескина она – лучшая студентка, хотя вслух об этом не говорится. Все думают, что именно она получит наивысший балл на выпускном экзамене.
– Понятно, – сказал Ричард, но уверенности в его голосе не было.
– Вот поэтому внезапное исчезновение вашего информатора заставляет меня думать, что вас просто надули, – прибавил Лоркан, ловко подбрасывая, как опытный рыбак наживку, новую тему для разговора. – Говоришь, что раньше он таких фокусов не выкидывал?
– Нет, – подтвердил Ричард.
– Ты не считаешь, что ему могли заплатить за дезинформацию? И, зная, что ты скоро все обнаружишь, он скрылся. Это больше похоже на правду, чем то, что студентка-второкурсница становится мошенницей.
Лоркан с трудом перевел дух. Сердце у него бешено колотилось. Так же бешено колотилось сердце у Фредерики.
Может ли она действительно доверять ему? Даже теперь? Подозрение, как червяк, точило Фредерику изнутри: Лоркан при ней подошел к телефону, он взял трубку и ушел на кухню, громко сообщив, что это очень важный звонок. Дверь в кухню нельзя было плотно закрыть из-за телефонного шнура. А Лоркан достаточно умен, чтобы догадаться, что она может подслушивать его разговор. Может быть, он просто разыграл эту сцену для нее, чтобы она поверила, будто ей не грозит никакая опасность? Или у нее мания преследования? Или она, наоборот, реально смотрит на вещи?
И снова Фредерика почувствовала себя как в ночном кошмаре. Кто же Лоркан – бессердечный обманщик, хитрый безжалостный охотник? Или он говорил правду, уверяя ее в своей любви?
– Хм, может быть, ты и прав, – осторожно согласился с Лорканом Ричард.
Лоркан облегченно вздохнул и как бы между прочим добавил:
– Хорошо, буду тут держать ушки на макушке. На всякий случай.
– Хорошая мысль, – сухо ответил Ричард. И, когда Лоркан уже собирался положить трубку, спросил: – Она очень красива, Лоркан?
Лоркан Грин похолодел. Он молча уставился на стену. Потом спокойно сказал:
– Да, она очень красива!– И повесил трубку.
Фредерика быстро подошла к окну. Лоркан, вернувшись в комнату, обнаружил ее на прежнем месте. Он поставил телефон на столик и окликнул девушку. Она обернулась. У Лоркана дыхание перехватило. Она смотрела на него своими темными бархатными глазами, и сердце его таяло. Он понял, что так должно быть всегда. Лоркан подошел к девушке, протянув к ней руки. Фредерика испугалась.
– Ты обещал мне что-то показать, – напомнила она, поспешно делая шаг назад.
Сейчас ей нужно было все обдумать, прийти в себя, разобраться в том, что произошло. Если она позволит Лоркану обнять себя, то опять проиграет.
– Что? Ах да…
Лоркан сделал вид, будто не обратил внимания на то, как демонстративно Фредерика уклонилась от его объятий. Сделал вид, что не придал этому особого значения. Убеждал себя, что еще наступит время, когда он окончательно завоюет ее. Кроме того, он только что пожертвовал ради нее своей дружбой с Ричардом Брейном. Ему не нужно было спрашивать Ричарда, он и так знал, что инспектор никогда больше не попросит его о помощи. А еще его будет мучить сознание того, что эту жертву он принес ради женщины, которая его даже не любит. Но это уже не имело никакого значения.
Он любил Фредерику. Такова власть любви. Лоркан был счастлив, что не предал своего чувства. И не важно, как все обернется. Он не предал Фредерику. И внезапно как яркая вспышка мелькнула мысль, что ему никогда не придется пожалеть о том, что он сделал. Фредерика заметила странное выражение его лица и гадала, что случилось с Лорканом. Сама не сознавая, что делает, девушка шагнула к нему. Сейчас произошло какое-то чудо. Она была в этом уверена. Она чувствовала это. Но тут же вернулась на землю. Все-таки ему нельзя доверять.
– То, что я хотел показать тебе, находится здесь, – спокойно сказал Лоркан. Он подвел Фредерику к углу комнаты, где в простой скромной раме стояла картина. – Я случайно увидел ее в лавке старьевщика в Ботли и купил. Тебе нравится?
Лоркан повернул картину, и Фредерика увидела яркий цветной эстамп. Эта была карикатура Роя Лихтенштейна.
– Ты, конечно, знаешь, что Лихтенштейн – очень известный американский художник, работает в жанре поп-арта. Но почему его работа оказалась именно в Ботли, как ты думаешь?
Фредерика покачала головой. Ей вдруг стала совершенно неинтересна эта картина. Она отвернулась, даже не спросив, что это за оттиск – авторский или нет. Лоркан поставил картину на место и как бы между прочим заметил:
– Конечно, его работы очень легко подделать. Любой талантливый и даже не очень талантливый карикатурист может вполне прилично подделать работу Лихтенштейна.
«Вот, сейчас, – подумала Фредерика. – Сейчас самое время рассказать, что я подделывала Форбс-Райта, и объяснить почему». «Сейчас, – подумал Лоркан, – сейчас она мне все расскажет».
Фредерика уже повернулась к нему, уже раскрыла рот, но что-то заставило ее замолчать.
Неужели он все-таки договорился заранее со своим другом полицейским о телефонном звонке? Он пригласил ее в свой дом и попросил своего закадычного друга из полиции позвонить ровно в три часа. Ей не хотелось верить в это. Но точно Фредерика ничего не знала. И пока она не узнает все досконально, лучше ей не высовываться. Пока она не закончит картину и не покажет ее Лоркану во всем великолепии, со всеми прекрасными деталями. И увидит, как он поступит: вызовет полицию или велит ей уничтожить картину. До тех пор она будет мучиться, не зная, куда потом попадет – в рай или в ад. Единственным утешением для Фредерики было то, что ждать осталось недолго. Картина почти готова. Она сможет, она должна продержаться еще немного.
И она ласково улыбнулась Лоркану. Подошла к нему, протянула ему руку.
– Пойдем на реку, покатаемся на лодке? – предложила она.
Лоркан почувствовал комок в горле. Почувствовал, как внутри у него что-то съежилось и умерло. Потом кивнул.
– Пойдем, если хочешь, – согласился он. Голос у него был холодный и резкий.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лето любви - Барри Максин



ПРОЧИТАЛА С УДОВОЛЬСТВИЕМ. СОВЕТУЮ.
Лето любви - Барри Максиниришка
4.06.2013, 20.55





Интересно. Есть страсть. Немножко скомкано. Ну а в принципе понравилось!
Лето любви - Барри МаксинКристина
12.08.2013, 7.19





Приятное впечатление.
Лето любви - Барри МаксинБорис
31.01.2014, 11.32





Прочитать можно, но не трогает!
Лето любви - Барри Максинюлия
16.08.2015, 12.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100