Читать онлайн Обманутая, автора - Баррет Мария, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обманутая - Баррет Мария бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обманутая - Баррет Мария - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обманутая - Баррет Мария - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баррет Мария

Обманутая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Холодным январским утром черная машина остановилась рядом со зданием городского телевидения. Ливви вышла из машины, держа в руках огромную сумку от Харви Николса. Было восемь часов утра, а ее встреча была назначена на девять.
Поднявшись в офис, она помахала рукой Биллу, который стоял в конце комнаты, поглощая из бумажного стаканчика дневную порцию кофеина, и прошла к своему столу. Раскрыв необъятную сумку, она достала новый ярко-розовый пиджак от Николь Фарни, повесила его и стала разглаживать помявшуюся шерсть. Потом нервно улыбнулась и пошла к Биллу, который так и не отошел от кофеварки. Билл взглянул на нее:
– Черный? Без сахара?
– Нет, с молоком и два кусочка сахара. Я не ела со вчерашнего утра.
Билл налил кофе, добавил молока и сахара и протянул чашку Ливви.
– Нервы?
Ливви пожала плечами, глотнула обжигающий напиток:
– Оказывается, я смертельно напугана!
– Чем это? – вмешалась Сэм, сдвинув очки в сверкающей розовой пластмассовой оправе и потирая пальцем багровый след на переносице. Но вдруг, спохватившись, вскрикнула: – О! Дьявол! Извини, Ливви, я забыла!
Билл повернулся к ней и легонько шлепнул ее по макушке.
– Саманта! Как ты могла забыть, что сегодня у Ливви встреча с ревизором? Попробуй рассказать хотя бы о своей работе? Ты можешь высосать ответы из кончиков ногтей?
Сэм отвернулась, чтобы Ливви не увидела ее улыбку.
– Все будет в порядке, Ливви! Не волнуйся. Ливви молча кивнула и вернулась к своему столу.
Она так нервничала, что не могла оценить шутку. Сев, она уставилась в окно и, уже в пятый раз за это утро, стала продумывать возможные вопросы. Она попыталась вспомнить какие-нибудь интересные предложения по работе, но в голове у нее было пусто. Ее профессионализм был высок – успокаивала она себя. Если она сможет доказать свою компетентность, то очень возможно, что удача улыбнется. Предполагаемая работа – это серия программ по национальному искусству, с прекрасным финансированием, что открывало большие возможности для творчества. Это было то, чего она всегда хотела. Это был успех, к которому она стремилась с тех пор, когда летом, выпорхнув из Оксфорда, перешагнула порог Би-би-си. С того времени, как она себя помнит, Ливви всегда хотела быть достойной дочерью своего отца. И не обращая ни на что внимания, преодолевая все преграды, она упорно стремилась к цели.
Резкий телефонный звонок заставил ее вернуться к настоящему. Она повернулась вместе с вертящимся креслом, сняла трубку, наблюдая за экранами на стене:
– Ливви Дэвис.
– Привет, Ливви! Это Хьюго Говард.
Ливви отвернулась от экранов и потянулась за чашкой кофе.
– Хьюго! – воскликнула она. – Это просто невероятно! Как приятно услышать тебя. Как тебе понравилась свадьба Элизы?
Хьюго непринужденно рассмеялся:
– Свадьба как свадьба! Все было не так уж плохо. Было очень приятно встретиться с Джеймсом снова. Да и другие встречи были не менее приятны.
– Да? Уверена в этом, – с недоумением сказала Ливви.
Хьюго почувствовал ее изумление. Все шло, как он предполагал, – Джеймс ничего не говорил о своих встречах с ним. Было очень важно, что Джеймс осознавал свою зависимость от него. Хьюго пододвинул «Таймс» и пробежал глазами те объявления, которые отметил красной ручкой. Сейчас наступило время самого тонкого и сложного пункта его плана. Хьюго должен был заставить Ливви пригласить его на обед, который они устраивали у себя дома сегодня вечером. Хьюго знал о Джеймсе все, следил за каждым его шагом.
– Ливви! – небрежно проговорил он. – Извини, что звоню тебе на работу, но ты хочешь, чтобы я заехал за тобой, или мы все вместе встретимся в театре? – Он лгал с легкостью, лживость стала его второй натурой. Ложь доставляла ему удовольствие и возбуждающе щекотала нервы.
Ливви растерялась.
– Извини, Хьюго! – смущенно спросила она. – Я не понимаю, о чем ты говоришь, о каком театре? Джеймс и я устраиваем сегодня обед для друзей из министерства иностранных дел!
Хьюго, сдерживая улыбку, с испугом воскликнул:
– О нет! Не говори мне, что Джеймс забыл тебе сказать!
– Господи! Что он забыл?
– Я пригласил вас сегодня вечером на концерт Мисс Сайгон. Это было бы прекрасным способом возобновить нашу дружбу!
– Ты шутишь! – Ливви рассвирепела. – О, Хьюго, извини! Чертов Джеймс! Я готова убить его!.. О Боже! Я очень сожалею. – Ей было безумно неудобно. Как мог Джеймс забыть о приглашении?
Хьюго помолчал, давая Ливви возможность собраться с мыслями.
– Не расстраивайся! Я отдам билеты кому-нибудь из моих служащих. Для меня очень важно проявлять внимание к своим работникам. – Он прекрасно знал Ливви, ее реакцию и оказался прав в своих предположениях.
– Хьюго! Ты действительно можешь отдать билеты? Если тебе это удастся, то ты сможешь присутствовать на нашем обеде? Как ты считаешь? Я была бы тебе очень признательна, если ты таким образом извинишь дурное поведение Джеймса! О, Хьюго, скажи «да»! Я понимаю, что это скоропалительное приглашение, но мы будем рады тебя видеть! – Ожидая решения Хьюго, Ливви лихорадочно обдумывала свои дальнейшие действия. Она позвонит Люси, и если та согласится, то, узнав точное количество приглашенных, Ливви сможет позаботиться, чтобы провизии хватило.
Хьюго колебался. Все шло так, как он задумывал, но он не хотел, чтобы все его планы рухнули из-за необдуманного поведения Джеймса.
– Хорошо… если ты считаешь, что это вас не затруднит…
– Не будь ослом! Конечно, нет! И Джеймс будет очень доволен.
Хьюго ухмыльнулся про себя: для Джеймса это будет ад. Он просто взбесится.
– Тогда прекрасно, Ливви! Я буду счастлив! – произнес он вслух.
Ливви обрадовалась, что этот неприятный инцидент исчерпан.
– Великолепно! Гости соберутся к восьми – восьми тридцати. Запиши наш адрес. – Она подробно рассказывала, как их найти. Одновременно Ливви водила карандашом по бумаге, прикидывая, что еще ей нужно заказать.
Когда Хьюго повесил трубку, у нее в голове бродили неприятные мысли: как глупо, что Джеймс забыл о приглашении в театр. А потом ее охватило чувство одиночества; ей почему-то не понравилось, что после свадьбы Элизы Джеймс встречался с Хьюго. И ничего не рассказал ей об этих встречах.
Через пару минут она решительно выбросила из головы все неприятные мысли. Подняв трубку, она набрала номер Люси Дикон:
– Привет, Люси! Это я.
– Ливви, как ты?
– Хорошо… – Ливви испытывала страшное желание рассказать Люси о встречах Хьюго с Джеймсом, о билетах в театр. Но пришлось отложить жалобы до лучших времен – Сэм наблюдает за ней через эти кошмарные очки. – Вроде бы все в порядке! Но мне нужна удача. Ты сможешь быть сегодня у меня на обеде? Мне нужна пара Хьюго Говарду.
Люси заколебалась. Она очень устала, и ей не хотелось никуда идти, но Ливви было очень трудно отказать.
– Ладно. Мне нравится эта идея! К какому времени я должна прийти?
Ливви, машинально черкая на листке бумаги, думала о подозрительном молчании Джеймса, о Хьюго. Ей было неприятно, что их дружба возрождается. Неожиданно в ее мысли ворвался громкий, резкий голос Люси:
– Ливви! Ты все еще там?
– Господи, я задумалась! Извини. Приходи в восемь, Люси. – Ливви всегда назначала Люси время на полчаса или час раньше сбора гостей. Это было очень благоразумной тактикой – лишь бы Люси не догадалась в один прекрасный день об этой уловке. Тогда она успокоится и снова начнет опаздывать.
– Ладно. Я буду к восьми… – Она сделала паузу и лукаво добавила: – Тридцати! Ты ведь знаешь, я никогда не успеваю вовремя!
Ливви рассмеялась.
– Как бы там ни было, – добавила Люси, – я рада твоему звонку, но ты опередила меня! Я хотела пожелать тебе удачи в этой беседе сегодня утром.
– Спасибо, Люси! Я очень ценю твое внимание. Я дико нервничаю из-за этой встречи. – Ливви не сказала подруге, что Джеймс забыл о таком важном моменте в ее жизни. И его невнимательность очень злила и ранила ее.
– Не будь смешной! Ты и нервы? – Люси рассмеялась. – А у тебя есть шанс? Как ты думаешь?
– Если честно, то не очень большой! Но, возможно, Джеф Ридж тоже будет претендовать на эту работу. А он гораздо опытнее, и его больше знают, чем меня.
– Но ты можешь сделать это лучше, Ливви. Все твои предыдущие работы просто великолепны! Постарайся так не волноваться! – Люси слышала молчание в трубке и поняла, что ее сентенции не произвели впечатления. Ливви поставила на победу, а прошлые успехи ее сейчас волнуют как прошлогодний снег.
– Ну ладно, там будет видно. Я должна бежать, меня зовут к другому проводу. Мысленно с тобой! Удачи тебе, Ливви! Увидимся вечером в восемь тридцать!
– Я очень признательна тебе, Люси, за поддержку! Увидимся вечером у меня дома.
Ливви повесила трубку и повернулась на стуле. Ее взгляд неожиданно упал на розовый пиджак.
– Сэм! – позвала она, доставая свои бумаги из кейса и кладя их на стол. – Сэм?
– Да? – Сэм оторвалась от экрана компьютера и посмотрела на нее. Ливви не знала, предстает ли в данный момент перед ней в розовом свете через эту сногсшибательную оптику. Хочется надеяться, что да.
– Что ты думаешь об этом пиджаке? Он не слишком вызывающ? – спросила она, нуждаясь в одобрении.
Сэм встала и подошла к столу Ливви.
– Нет! Он бесподобен! Это нечто невероятное, восхитительное, чудесное! Пиджак потрясный, но не в этом дело! У тебя от страха глаза велики! А я серьезно думаю, что тебя ждет удача!


Ливви взбежала по ступенькам ко входу своего дома и позвонила в квартиру. Потом вернулась к мини-фургону и с помощью водителя стала выгружать коробки, свертки и пакеты. Они складывали все на тротуар, пока машина не опустела и под дождем на улице не оказался целый магазин.
– Сколько я вам должна? – спросила Ливви, ища в сумке свой кошелек.
– Два пятьдесят, красавица.
Джеймс оставил парадную дверь открытой, криво улыбнулся Ливви и стал подбирать покупки.
Когда Ливви расплатилась с водителем и тот, сев в машину, уехал, Джеймс, не глядя на жену, раздраженно спросил:
– К чему так много покупок? И какого черта ты пригласила на обед проклятого Хьюго? – Он потащил в холл часть свертков и стал укладывать их в лифт. Когда он оглянулся, то увидел разозленный взгляд Ливви и решил быть осторожным. Она не имела понятия, почему приглашение Хьюго взбесило его. Сдерживаясь, он угрюмо сказал: – Ты всегда готова изменить свои планы в последнюю минуту.
– Я меняю свои планы каждую минуту?! Я?! Не трепи мне нервы, Джеймс! – рассвирепела Ливви.
Швырнув принесенные свертки на пол, она круто повернулась и пошла за оставшимися на улице пакетами. Джеймс поплелся за ней.
Возвращаясь в холл, Ливви продолжала бушевать.
– Если бы ты не забыл об этом проклятом приглашении в театр, мне не пришлось бы приглашать его!
Джеймс, молча укладывая две последние сумки в лифт, подумал: «О каком идиотском приглашении она говорит?» Он был разъярен и наговорил Хьюго слишком много, когда позвонил ему утром и узнал о приглашении. Но Хьюго в ответ рассмеялся и назвал его психом. Может быть, это и так, но ему не понравилась игра Хьюго с Ливви. И днем, думая о том, какую опасность вся эта возня может представлять, он, впервые за все время, понял, что, возможно, увяз гораздо глубже, чем представлял. Он не понимал, какую дьявольскую игру ведет Хьюго, но знал, что дружба между Хьюго и Ливви лишает его покоя!
– Это все? – спросила Ливви. Она придерживала двери лифта, пока Джеймс укладывал последние пакеты у ее ног.
– Да. – Он выпрямился. Ливви закрыла двери, и лифт стал подниматься наверх. Джеймс стоял молча, бессмысленно наблюдая через железную клетку лифта, как перед самым лицом проплывают площадки этажей.
– Джеймс?
Лифт остановился на верхнем этаже, и Джеймс поднял глаза:
– Да?
– Ты понимаешь, что если кто имеет право иметь сегодня плохое настроение, то только я? – Линии стиралась сдерживаться, но Джеймс уловил в ее голосе нарастающую злость. Он почувствовал, как мурашки побежали по его спине.
– Что ты имеешь в виду? Ливви какое-то время молчала.
– Я имею в виду, что разговор с Хьюго помог мне понять, как мало я тебя знаю!
Джеймса как парализовало. Он затаил дыхание.
– Может быть, именно поэтому ты игнорировал меня последние недели? – продолжала она. Ее голос стал жестким, и он услышал сдерживаемые слезы. Он отвернулся, чтобы она не увидела отчаяние, вину и страх в его глазах.
– Почему? – Он с трудом глотнул, ожидая ответа.
– О, ради Бога! – закричала она, изо всех сил налегая на железную дверь в попытке открыть ее, что, впрочем, всегда несколько напоминало взлом сейфа. На сей раз взломщик из нее получился посредственным, и эта неудача оказалась последней каплей. Все напряжение и разочарование, которые она испытала во время сорокаминутной встречи, прорвалось и обрушилось на нее. Наконец она распахнула дверь лифта и бурно зарыдала. Ее качало, когда она выходила из старенькой деревянной кабинки.
– Ты не представляешь, как это подействовало па меня! Ты даже не пожелал мне удачи! – закричала она, повернувшись к нему и отыскивая ключ в сумке. Эти слова оживили Джеймса – он понял, о чем она говорила. Ее обидело его невнимание. А он уж испугался, что она почуяла что-то между ним и Хьюго.
– О, Ливви, моя дорогая, я так виноват! Все дело в твоей встрече. Как я мог забыть? – Он обнял ее и прижал к себе. Все эти прошедшие недели он ненавидел даже саму мысль о том, чтобы коснуться ее. Но в этот момент он испытывал такое облегчение, что даже не ощущал, что держит ее в объятиях. Он гладил ее по голове, успокаивая ее и себя. Когда она перестала плакать, он открыл дверь и завел ее в квартиру.
– Идем, я принесу что-нибудь выпить, – сказал он тихо. Панический страх исчез, но он не знал, как справиться с такой бурей эмоций. Ливви всегда была очень выдержанной и спокойной, и он не подозревал, какой темперамент скрывается в ней. Идя в кухню, чтобы открыть бутылку вина, он бросил через плечо: – Так что случилось утром?
На кухне он открыл бутылку вина, достал из шкафа высокие бокалы и с аптекарской точностью налил вино. Затем, взяв бокалы, он понес их в гостиную, но, остановившись в дверях, несколько минут наблюдал за ней.
Сидя на диване и нервно сжав руки, Ливви думала над вопросом, который задал Джеймс. Она не знала ответа, так как не понимала, что случилось сегодня утром. Впервые в ее жизни все шло не так. Обычно она всегда добивалась желаемого. Взять ее карьеру на телевидении! Она легко поднималась вверх, почти не прилагая к этому особых усилий. И поэтому принимала свой успех как должное. С Би-би-си она перешла на коммерческое телевидение, где заработки были в два раза выше. На коммерческом телевидении она добилась большого успеха, набралась опыта и приобрела известность. Сейчас, вспоминая утреннюю встречу, она пыталась понять, чего достигла. Если исключить нервное состояние, то ее предложения были блестящи, профессионализм высок. Но она никогда не могла предположить, что эта работа будет так отличаться от ее прошлых.
Взглянув на Джеймса, когда он подавал ей бокал, Ливви вздохнула:
– Я не знаю. Они не сказали ничего конкретного.
– Как? – Джеймс сел напротив и украдкой взглянул на часы; он хотел посмотреть шестичасовые новости.
– Так! Обычно выбирают единственного человека, который лучше всех может реализовать задуманное.
– О, Ливви! – Джеймс не мог сдержать улыбки. – Единственный человек – это, несомненно, ты! Ты хорошо известна своими работами, и я уверен, что, как только ты вошла в дверь, они пришли к тому же мнению. Ты сомневаешься?
– Да. Нет… Я…
– Ливви, это громадная работа, требующая высочайшего профессионализма и таланта. По крайней мере раза в три сложнее твоих прошлых работ. Заполучить эту работу будет нелегко.
– Да, но…
Джеймс тряхнул головой:
– Что «но»? Ты можешь хотеть получить эту работу, но ты не должна падать духом и опускать руки. Отнесись ко всему с юмором.
Ливви отвела от него взгляд, и Джеймс искренне позавидовал ей. Он был, конечно, не прав в своих высказываниях. Он-то все эти годы мало интересовался ее работой и ее успехом и сейчас ничем не мог помочь ей. И от осознания своей беспомощности ему стало тошно. Он понимал, что реальная жизнь сложна и непредсказуема. И он был бы удивлен, если бы Ливви, без всяких сложностей и разочарований, постоянно добивалась своего. Но удача не могла вечно сопутствовать ей. Джеймс в какой-то степени был бы рад ее неудаче. Он понимал, что если бы она продолжала так стремительно расти, то в конце концов ушла бы от него.
– Пойдем, Ливви. Прими душ и постарайся забыть сегодняшнее утро. И прости мою забывчивость. Я искренне сожалею об этом!
Ливви кивнула головой и продолжала неподвижно сидеть. Тогда он встал, подошел к ней, забрал из руки бокал с вином, поставил его на стол, а потом взял ее ладони в свои. Она посмотрела ему в лицо. Он улыбнулся ей своей обаятельной улыбкой, но она не действовала на нее. Ливви освободила руку, потянулась к бокалу и допила оставшееся вино.
– Вероятно, я была очень несдержанна, – сказала она. Как она могла объяснить ему, насколько ей нужна эта работа? Это было все, к чему она так долго шла! – Ты знаешь, а я по-настоящему рада увидеть Хьюго сегодня вечером. – Сказав это, она пересекла комнату и остановилась в дверях. – Не могу поверить, что ты забыл рассказать мне о встречах с ним после свадьбы Элизы. Если бы он не позвонил мне сегодня утром, то я никогда бы об этом не узнала. Джеймс пожал плечами.
– В нашей жизни так много случайностей, – сказала она, идя в спальню. – Но случайности можно создавать, ты так не считаешь? – спросила она, открыв дверь.
Джеймс снова пожал плечами. У него не хватало мужества смотреть ей в глаза.


– Игра закончена! – крикнул Хьюго Джеку Вилкоксу. Улыбаясь, он подошел к своему партнеру и пожал ему руку. – Хорошо сыграл, Джек!
– Если честно, то не очень. – Джек расхохотался и наклонился, чтобы поднять мяч. Он затолкал его в карман старых белых шорт. Хьюго со страшной завистью наблюдал за ним. «Родословная и богатство, – думал он, – даже в этом неряшливом костюме он – джентльмен».
– Чертовски хорошие корты! Жаль, что этот клуб так далеко от города. Не надеюсь, что кто-нибудь захочет приехать со мной сюда, – говорил Джек, выходя вслед за Хьюго с площадки.
Хьюго пожал плечами и протянул ему стакан с холодным коктейлем «Спорт», взятым из автомата.
– А какие здесь членские взносы?
– Очень высокие, – ответил Хьюго. – Но где еще ты сможешь сыграть партию с Дэвидом Ллойдом или заняться другими приятными и полезными вещами. Здесь есть гимнастический зал, бильярдная, сауна и всякие другие мелочи. Я продумывал все эти вещи, занимаясь уставом клуба. Многие из членов клуба живут в Уимблдоне или районе Рэйнс-парка. Поэтому я набрался нахальства назначить очень высокую цену.
– Все это звучит чертовски привлекательно! Я шепну об этом в Королевском клубе. Там нет ничего подобного!
Хьюго отвернулся с циничной улыбкой. Самый привилегированный клуб в стране, а Джек там шепнет! Да они даже не посмотрят на Хьюго – у него в сундуке нет хорошей родословной.
– Допивай, Джек. А потом, если захочешь, пойдем в сауну.
– Очень не прочь! Сауна – одно из самых любимых моих времяпрепровождений! – Джеймс смял стаканчик и бросил его в урну. В это время высокая длинноногая блондинка вышла с корта в сопровождении инструктора по теннису. Она села на скамейку, вытянула длинные загорелые ноги и стала ждать, когда сопровождающий принесет ей воды. Взгляд Джека упал на ее короткую белую юбку, которая с трудом прикрывала великолепные пышные бедра.
– Я скажу тебе, Хьюго, что ты не найдешь такое качество в Королевском клубе, – прошептал он Хьюго, когда они проходили мимо смеющейся блондинки в раздевалку. Повернув голову, он бросил на нее последний взгляд. – Все самцы постараются поймать такую за бедра. Они взбесятся от желания поймать ее и потаскать вволю!
После сауны Хьюго поднялся в верхний бар, сел и стал ждать Джека, ушедшего за выпивкой. Он посмотрел на часы и решил, что ему понадобится минут сорок, чтобы добраться до центра Лондона. А в восемь тридцать он должен быть у Ливви и Джеймса: Он улыбнулся, когда Джек вручил ему бутылку пива.
– Когда ты встречаешься с Нел?
Джек отвернулся, сделал глоток пива и поставил бутылку на стол, прежде чем ответить Хьюго:
– Ты знаешь, я еще не очень уверен, что это хорошая идея, Хьюго. Я думаю, что слегка староват для такой юной красотки.
– Ерунда! Тебе понравится Нел, она великолепна. «Небось ей хорошо заплачено за работу», – подумал он быстро, а потом сказал Джеку: – Как бы там ни было, если ты не в состоянии договориться о встрече с привлекающей тебя юной женщиной, друг всегда придет на помощь! Я не могу представить, что все твои спальни переполнены секс-бомбами. Я прав?
Джек расхохотался:
– Да, есть только квартирка с Лаурой Мейсен. Тридцать пять, американка с загорелыми бедрами и невероятной чувственностью. Великолепный экземпляр! Она из семьи, владеющей «Консул Планинг Лау».
– Прекрасно! Послушай, куда ты поведешь Нел?
– В «Чатни Мэрис». Ты думаешь, это нормально?
– Вполне. Она любит кэрри! «За такие деньги она и живого осьминога полюбит», – подумал он.
Джек вдруг занервничал:
– Расскажи мне все, что ты знаешь о ней. Я же должен знать, о чем говорить.
– Она кузина одного из моих брокеров. Расслабься, Джек! Она прелестная девочка, и тебе не понадобится искать темы для разговоров. Я обещаю тебе! – Хьюго улыбнулся. Джек вовсе не нуждался в разговорах с Нел, он просто хотел выяснить, что она из себя представляет.
Джек допил пиво и встал.
– Извини, друг, но я должен отчалить. Где ты проводишь вечер?
– Я иду на ужин к Ливви Дэвис и Джеймсу Барду.
– О, потрясно! Ты бывал у них прежде?
– Нет. – Хьюго достал ключи от машины из кармана.
– Ливви все сама переделала и сотворила нечто невероятное, – сказал Джек.
Оба мужчины вышли из бара, по дороге забрав свои сумки.
Идя с Хьюго, Джек предложил:
– В следующий раз мы должны сыграть в Королевском клубе. Если я смогу достать корт в середине недели, как ты на это посмотришь?
– Это было бы грандиозно! – Хьюго придержал дверь и, когда Джек вышел, пошел за ним к автостоянке. Дойдя до красного «порша», Хьюго остановился, протянул руку Джеку и, улыбаясь, сказал: – Приятного вечера с Нел.
– Она действительно хороша? – спросил Джек. Хьюго пожал плечами.
– Я затрахаю тебя до смерти, Говард, если она окажется дохлой псиной Г – сказал Джек ухмыльнувшись.
– Поверь мне, Джек, скорее ты это сделаешь с ней. Она изумительна!
– Да, да, да. – Джек пожал Хьюго руку и пошел дальше к своему БМВ.
– Только не ешь слишком много. Несварение разрушительно действует на потенцию! – крикнул Хьюго, проезжая мимо Джека.
Тот расхохотался в ответ:
– Положусь на удачу!
«Удача тебе обеспечена», – думал без всякой злости Хьюго, но ничего не сказал. Он махнул Джеку рукой, поднял стекло и дал прощальный гудок. «Я заплатил хорошие деньги за эту удачу. Ты будешь более чем счастлив!» – закончил свою молчаливую беседу Хьюго. Думая о наглой, хитрой и лживой Нел, он повернул на дорогу, ведущую к Челси.


Джеймс вышел из спальни и наблюдал, как Ливви составляла букет из белых лилий в большой стеклянной вазе в центре стола. Она была вся погружена в работу, бережно беря каждый цветок и находя его неповторимое, единственное место в вазе. Ливви прекрасно владела искусством аранжировки. Он смотрел на изящный букет и думал, что Ливви потратила на цветы столько денег, сколько большинство людей тратят на устройство целой вечеринки. С этими мыслями он пошел в кухню.
Достав с полки штопор, он сел и приготовился открывать приготовленные четыре бутылки «Бэролоу-85». Но, увидев роскошную плеть винограда во фруктовой вазе, отщипнул одну ягоду, а потом приподнял маслину, чтобы посмотреть, какие сыры купила Ливви.
– Не трогай, – зашипела Ливви, войдя в кухню с цветочным мусором в руках. Она завернула весь мусор в бумагу и выбросила в ведро.
– Здесь только итальянский?
– Нет, есть и козий валлийский сыр.
– Неужели?
– Да. Некоторые из нас, с очень приличными манерами, любят его, – сказала она, наклонившись и вынимая из холодильника длинное блюдо с ветчиной. Достань мне, пожалуйста, пакет с инжиром. Он наверху в сумке.
Джеймс отставил бутылку и поднял сумку с фруктами. Раскрыл и достал сверток с инжиром.
– А какое у тебя меню?
– Пармская ветчина с пюре из инжира и…
– Откуда?
Она повернулась и нахмурилась:
– Почему тебе всегда не правится то, что я покупаю?
– Откуда? – повторил он.
Она вздохнула:
– Из итальянского ресторана «Марио» на Королевской дороге. Джеймс, не заставляй меня чувствовать себя виноватой больше, чем я заслужила.
– Почему ты чувствуешь себя виноватой, Ливви? Еда замечательная, и ты, как всегда, замечательно выглядишь. Возня с обедом совершенно не отразилась на тебе.
– Лжец!
Он открыл последнюю бутылку и отложил все пробки в сторону.
– Не лжец, я говорю сухую и точную правду.
– Так я и поверила!
Джеймс быстро взглянул на нее и увидел, что Ливви улыбается. Он улыбнулся ей осторожной, хорошо рассчитанной улыбкой, потом встал, взял две бутылки и понес их в гостиную. Он поставил их на буфет, тяжело вздохнул и через стеклянную стену стал смотреть на сверкающие внизу огни Кэдогэн-сквера. Он боялся вечера. Он нервничал, так как не знал, что задумал Хьюго, и в то же время чувствовал, как сильное напряжение возникает у него в паху.
– Как все выглядит?
Он повернулся и оглядел все вокруг. Ливви наблюдала за ним и, заметив его взгляд, кивнула на цветы и свечи.
– Все прекрасно!
– Тогда праздник начинается. Наши гости будут с минуты на минуту. – Она улыбнулась, когда после ее слов раздался звонок у парадной двери. – Я тебе говорила! Невероятная точность! – Она кинулась в холл. – Чтоб мне провалиться! Люси, так рано, не могу поверить! Да входи!
Джеймс слышал, как она приветствует Люси. Он налил себе бокал вина, сделал глоток, и в этот момент обе женщины вошли в комнату.
– Люси! – Он подошел и расцеловал в обе щеки лучшую подругу Ливви.
– Привет, Джеймс, – сказала она, даже не пытаясь вежливой улыбкой прикрыть холодность своего приветствия. Ей никогда не нравился Джеймс. – Как восхитительно увидеть Хьюго после стольких лет. Тебе, должно быть, очень приятно. Ведь в колледже у вас с ним была великая дружба, Джеймс!
– Великая дружба… да, в юности бывает, – краснея, пробормотал Джеймс, кивнул и покраснел. – Могу я предложить тебе что-нибудь выпить Люси? – Невольно Он подумал о том, какие еще адские муки ему уготовит этот вечер.
Хьюго наконец нашел место для парковки. Он втиснул свой «порш» среди других машин, поближе к дому. Остановившись, он вышел из машины, запер ее и заботливо включил сигнализацию. Потом пошел к дому, неся с собой две бутылки вина урожая 1980 года и коробку шоколадных конфет. Продавец в «Берри Брос» уверил его, что это вино подойдет к любому блюду и любому столу. Хьюго купил все это не для того, чтобы произвести впечатление, а чтобы показать, чего он достиг. Л он очень хорошо знал, как ненавязчиво подчеркнуть свой успех.
Когда он оказался в квартире Ливви, то обнаружил, что только четверых из собравшихся он не знал. Он кратко представился, сохраняя надменное достоинство. Рассматривая комнату, он понял, что Джек был прав. С первого взгляда огромная элегантная комната просто ошеломила его. Стеклянная стена открывала изумительный вид на Кэдогэн-сквер. Роскошная комната в бело-золотых тонах была отделана деревом темного цвета, все плыло в аромате белых лилий. От красоты, открывшейся перед ним, у Хьюго перехватило дыхание.
– Боже! Какая сказочная комната! – сказал он. За прошедшие годы он с легкостью научился говорить комплименты, которые звучали очень естественно в любой ситуации. И никто не догадывался, что на самом деле он думает. Но в этот раз комплимент был искренним.
– Спасибо за оценку. – Ливви улыбнулась, и Хьюго понял, что вся эта сказка родилась благодаря ей. Комплимент не произвел особого впечатления на Ливви – она привыкла к ним. Эта мысль подстегнула его неприязнь.
– Вот. – Он вручал ей вино, когда к ним подошел Джеймс.
– Привет, Хьюго. – Он протянул руку, поприветствовал и моментально исчез.
– Ой, еще и это, совсем вылетело из головы, – с искренним видом спохватился Хьюго, повернулся к Ливви и вручил ей коробку шоколада.
– Восхитительно! Мы попробуем это попозже. – Ливви повернулась к кухне и, смеясь, воскликнула: – Джеймс, ты что, собираешься по отношению к Хьюго весь вечер быть свиньей? Проводи его к Люси. Она всю неделю умирала от желания увидеть тебя, Хьюго. Она надеется поговорить с тобой о бизнесе.
– Ой! Что я слышу, Дэвис! – Люси, пройдя через комнату, оказалась перед Хьюго и радостно расцеловала его в обе щеки, приговаривая: – Ммах, Ммах! Хьюго, моя любовь, ты совершенно неотразим!
Хьюго широко улыбнулся, и на какую-то секунду его взгляд встретился со взглядом Джеймса. Люси, сама того не ведая, произнесла словечки, которые очень много значили для Хьюго и Джеймса в прошлом, в те счастливые годы в колледже. Это была их интимная шутка, хотя другие об этом и не догадывались. И сейчас прошлое снова воскресло перед Хьюго, уничтожив модный костюм от Гиви и Хакса, счет в «Берри Брос», туфли ручной работы, членство в «Аннабель». Хьюго понимал, что все с ним происходящее – это не краткий взрыв желания, это нечто большее и может помешать его мести. Но сейчас он не позволит вывалять себя в дерьме. Он не собирается устраивать здесь состязание, где призом бы служил Джеймс! Он здесь находится только по делу. Его присутствие здесь – один из этапов хорошо продуманного и безопасного плана.
– Хьюго! Джеймс рассказывал мне, что ты занимаешься страхованием и у тебя невероятно грандиозные дела в Бразилии. Это часом не вранье? – Люси прикурила сигарету от золотой зажигалки, предложенной Хьюго.
– Чистая правда. Доход приличный. Мы имеем определенное количество прибыли от страховки там. – Он никогда не распространялся о Бразилии, так как это было неразумно. Его дела в Южной Америке были адски рискованными, незаконными, безнравственными, но дьявольски прибыльными. И Хьюго пока не собирался отказываться от этого бизнеса. Он увидел неожиданный интерес к его делам и постарался перевести беседу в безопасное русло. – Наш бизнес мы имели с двойной страховкой в «ИМАКО».
– Иди ты! – Люси не работала в промышленности, но каждый в деловых кругах знал «ИМАКО». Рейтинг этой фирмы был очень высок. – Какую часть твоего дохода приносят дела, связанные со страховкой?
Хьюго рассмеялся.
– Не обольщайся! Я вижу кучу долларов в твоих глазах, Люси. У меня небольшое количество страховок в их бизнесе, но они приносят неплохие деньги.
Люси расхохоталась.
– Не скромничай! – ехидно пропищала она. – Не надо прибедняться, Хьюго. В своем нежном двадцати-девятилетнем возрасте ты не мог бы ходить в туфлях от Ллойда без чертовски прибыльной, нет, фантастической, работы? Без чего-то блистательного!
– Блистательного? Ты часом не занимаешься бриллиантами? – вставила Ливви, доливая бокал Люси.
Люси попробовала холодное сухое вино.
– Хьюго, во всяком случае, у меня такое впечатление, что каких-то копей ты достиг и оставил нас всех далеко позади. Смущенных и дрожащих от возбуждения при виде такого ослепительного успеха.
– Ох, Люси! – Ливви, сотрясаясь от смеха, повернулась к Хьюго с бутылкой вина. – Это правда, Хьюго? Ты уже близок к победе?
Хьюго улыбнулся. Люси со своей всегдашней сверхъестественной интуицией нанесла мастерски точный удар. Но он не собирался вести сражение.
– Я действительно не знаю, Ливви! Все будет зависеть от того, что мне дадут несколько будущих месяцев. – Он был правдив, но истинное значение своих слов знал только он сам.
– Ладно. Скажи, как тебе нравится вид из нашей комнаты?
Хьюго улыбнулся еще обаятельнее:
– Об этом не нужно и говорить, Ливви! Насколько я помню, ты всегда парила над всеми, кто тебя окружал.
Ливви снова рассмеялась, уловив злобные нотки в голосе Хьюго.
– Мне трудно поверить в твою правоту, но во всяком случае – спасибо!
Хьюго вопросительно поднял бровь. Но тут вмешалась Люси.
– Да, дружок, в другой день ты был бы прав, но сегодня, к сожалению, сморозил редкую бестактность. Ливви могла бы на тебя обидеться. Она сегодня отправилась за работой. Естественно, была уверена, что получит ее, как только сядет за стол переговоров. Но этого не произошло, а такого облома она не ожидала. – Только Люси и могла бы вставить такой комментарий, не впадая в бестактность сама. Но дружеское чувство наполняло ее слова теплым юмором.
– А что за работа? – спросил Хьюго.
– Серия программ по национальному искусству. Нечто вроде «Южного берега».
Хьюго присвистнул:
– Ты думаешь, что получишь ее?
– Я думаю весь день. И честно сказать – не знаю. Они говорят, что хотят по-настоящему оригинальных идей и что мое собственное понимание этих работ привлекает. Но они не сказали, что мои предложения им понравились. Я понимаю, что они хотят кого-то или что-то по настоящему потрясающее, но я не уверена, что сделала это.
– Тебе надо было прийти на встречу голой, – заметила Люси.
Хьюго расхохотался.
– Ну ладно! С меня достаточно! – сказала Ливви. Заметив, что внимание Хьюго направлено на противоположную сторону комнаты, она сказала: – Расскажи мне о Южной Америке, Хьюго. Я всегда была очарована этими странами. Ты там много путешествовал?
Хьюго оторвал свой взгляд от Джеймса и кивнул в ответ на вопрос Ливви.
– Я много повидал в Бразилии за эти годы, так же, как и Джеймс. Я не хочу надоедать тебе рассказами о Рио. Уверен, что ты достаточно слышала об этом городе. А чтобы сказать о нем что-то свежее, надо быть писателем или журналистом. Я многое видел в Боливии, Перу и Аргентине. Все эти страны необычны, фантастичны, но – ужасны.
– Это интереснее красот Рио. Расскажи мне об этом побольше. Я очень хочу услышать рассказ из уст очевидца, – потребовала Ливви.
Хьюго сдержал улыбку. Это так типично для Ливви – пытаться доминировать везде и во всем.
– С чего я должен начать? – спросил он спокойно.
– Как тебе хочется, Хьюго! Был-то там ты, а не я! Если хочешь, я буду слушать тебя всю ночь, – ответила Ливви, поставив бутылку вина па стол. Она забыла о том, что должна была передать ее по кругу.
…Свечи мерцали своей загадочной алой жизнью, освещая стол и оживленно разговаривающих гостей. Компания распалась па небольшие Группы по два-три человека – и все чувствовали себя прекрасно. Все воздали должное десерту: портвейну, сыру, красному вину, фруктам. Конфеты, принесенные Хьюго, тоже были оценены по достоинству. Когда коробка была открыта, никто не смог удержаться от искушения. А потом один из гостей стал доставать трюфели в роскошной золотой обертке и облупливать ее, составляя на столе маленький шоколадный поезд.
Ливви, откинувшись на спинку стула, не сводила с Хьюго взгляда, пока он заканчивал свой рассказ. Ее глаза блестели от возбуждения. Она не уделяла внимания остальным собравшимся, видя, что они прекрасно обходятся без нее. Шум голосов и приглушенные взрывы смеха доказывали ее правоту. Они вдвоем тихо беседовали с Хьюго, и сейчас она была в растерянности, так как не могла поверить его словам.
Она наклонилась к нему и требовательно спросила:
– И ты действительно его видел?
Хьюго подтверждающе кивнул головой. Он придумал спектакль, разыграл его и теперь ожидал реакции. Он хотел понять, насколько глубоко он может втянуть ее в свою игру.
– Но ведь никто не видел и не слышал Ленни Дьюса почти десять лет! – Она остановилась. Услышанное так ошеломило ее, что она с трудом вздохнула. Ленни Дьюс был одним из самых блестящих и высокооплачиваемых современных художников на протяжении почти тридцати лет – до своего таинственного исчезновения. И вот уже почти десять лет о нем ничего не было известно. – Как же удалось это сделать? Я имею в виду найти его?
Хьюго глубоко затянулся сигаретой:
– Ленни хотел кое-чего от компании, с которой я имею дела. Он старался получить один зеленый массив, который правительство продало компании, а он желал во что бы то ни стало выкупить эту землю. – Это была искаженная версия сделки, которую хотел заключить Мануэлло. Этот бизнес принес огромные деньги, но Хьюго не упомянул об этом.
– Господи! Ты должен был рассказать об этом…
– И потерять шесть миллионов долларов. Он заплатил свою цену за наше молчание, Ливви. Эта сумма ничто для него.
– Но он мог бы связаться с какой-нибудь юридической фирмой!
Хьюго снисходительно улыбнулся:
– Все это не так просто. Ты же знаешь, что он весьма своеобразная личность. Абсолютный шизофреник, который живет в собственном мире.
– Нет, прости, но я все никак не могу поверить, что ты действительно видел его! – Ливви взяла сигарету Хьюго и закурила. Она редко курила – услышанное так поразило ее, что она не отдавала отчета своим действиям. – Как он выглядит, Хьюго? Это правда, что он наркоман?
– Нет. Он абсолютно здоров, очень светский, но никого не впускает в свою личную жизнь. Он произвел на меня приятное впечатление.
– Ты лично разговаривал с ним?
– Ливви! Ты ненасытна! Тысяча вопросов сразу! – Хьюго откинулся на спинку стула и завороженно рассматривал свою собеседницу. То, что он прочитал в ее глазах, поразило и возбудило его. Он всегда думал, что Ливви честолюбива до фанатичности, но сейчас он убедился в этом. Она так рвалась к цели, а приманка, подброшенная Хьюго, была тем шансом, который ей был необходим. И сейчас этот жар честолюбия, сжигающий ее, вырвался наружу. И был так горяч и агрессивен, что отблески пламени ощутил и Хьюго.
Он улыбнулся, хваля себя за удачную игру, и стал продумывать, как он мог бы использовать Ливви. Он медленным, чувственным движением приложил сигарету к губам и в упор посмотрел на нее.
– Ты знаешь, есть шанс, что я смогу выйти на Дьюса снова, если он мне понадобится. – Он отвернулся, чтобы стряхнуть пепел, но краешком глаза наблюдал за выражением лица Ливви. Он увидел се торжествующий взгляд, а затем выражение наглой самоуверенности в собственных чарах, которое он хорошо знал. И ему неожиданно захотелось схватить, смять и взять ее. Это желание не противоречило его замыслам, оно просто придавало новый оттенок его хорошо продуманному плану. Он использует Джеймса – в этом не было никакого сомнения. Но если он сможет использовать Ливви, то его месть будет вдвое слаще. Его радовало то наслаждение, которое он получит, оплетая ее сложнейшей паутиной.
Сердце Ливви стучало так бешено, что она положила руку на грудь, стараясь успокоить его. Она думала о сегодняшней утренней встрече, о работе, о том, что могло сделать ее всемирно известной. Встреча с Ленни Дьюсом, человеком, который скрывается десять лет – это был шанс, выпадающий раз в жизни! Это была бы великолепная работа! Она бы дала гораздо больше, чем серия программ по искусству для городского телевидения.
– Хьюго, ты не мог бы?..
Она замялась, постукивая потухшей сигаретой о пепельницу, и, воспользовавшись ее нерешительностью, Хьюго прервал ее:
– Установить с ним контакт? Без сомнения, ты это имеешь в виду? А для кого?
Ливви окинула его серьезным взглядом:
– Для меня. Для специальной программы о нем.
– Ливви! Это чертовски трудная просьба!
– Ладно, назови мне компанию, с которой он имел дело.
Хьюго тайком взглянул на Люси Дикон, сидящую на другом конце стола. Она была поглощена беседой с мужчиной справа от нее. Люси была единственным человеком, кто мог знать, что «ИМАКО» не ведет никаких дел в Бразилии, а Хьюго всегда заботился о мерах безопасности. Если Ливви удастся впутать в это дело, то ей никто не поверит, чье имя послужило причиной ее поездки в Бразилию. А если бы она знала правду о Мануэлло, то ей даже мысль о поездке туда показалась бы абсурдной.
Прижав палец к губам, Хьюго с видом заговорщика наклонился к ней.
– Это – «ИМАКО»!
– Кто там был?
– Только строго между нами. – Хьюго увидел азартный блеск в глазах Ливви. Он был прав, закинув удочку, где приманкой был Ленни Дьюс. Рыбка клевала. Он еще больше понизил голос: – Но я повторяю, только строго между нами, Ливви. Только два других человека знают, что это «ИМАКО». Дьюс не знал, кто вел с ним дело.
Ливви удивилась.
– Дьюс пошел на это, потому что они сделали все так, как он хотел, – пояснил Хьюго. – Дело в этом. Но я не знаю, сможем ли мы повторить эту встречу. Нет никаких оснований предполагать, что он захочет общаться со съемочной группой и британским репортером, когда он никого не впускает в свою частную жизнь.
Во время этой речи Хьюго мысленно восхищался своим блестящим стратегическим талантом и тем, как он мастерски сыграл роль. Он был уверен, что в Бразилии лучше всех выполнить для него работу сможет только Ливви. Она будет хорошим прикрытием для Джеймса – съемочная группа, высококлассный профессионал, – но самое главное, она будет там, даже если Джеймс упорхнет. Глядя на Джеймса, Хьюго думал, что это грандиозная идея – пустить их по следу Ленни Дьюса. Хорошо зная Джеймса, не питал особых иллюзий насчет него. Он отлично понимал, что никто и ничто никогда не заставит Джеймса пожертвовать собой. Ах, какое наслаждение он испытает, когда Ливви забьется в паутине, сплетенной им. С этими приятными мыслями Хьюго достал сигарету и улыбнулся Ливви.
– Знаешь, Ливви, твоя встреча с ним произвела бы впечатление разорвавшейся бомбы. Я думаю, что, может быть, я в состоянии помочь тебе!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обманутая - Баррет Мария



Средненько, вяло, мало эмоций.Сюжет интересный, местами даже увлекает, но не захватывает.Прочитала и забыла.
Обманутая - Баррет МарияТина
3.09.2013, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100