Читать онлайн Обманутая, автора - Баррет Мария, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обманутая - Баррет Мария бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обманутая - Баррет Мария - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обманутая - Баррет Мария - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баррет Мария

Обманутая

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 34

Алек оторвался от кроссворда, когда дверь в холл открылась в третий раз за последние десять минут. Он никак не мог разобраться в том, что происходило сегодня вечером в газете. Люди приходили и уходили. В этот раз в приемную вошел парень, держа в руках маленький коричневый пакет.
– Посылка для Оливии Дэвис, – сообщил он.
– Она только что ушла.
– Ты можешь расписаться за нее, парень?
Алек отложил книжку с кроссвордами, неохотно достал из кармана пиджака ручку. Машинально он выглянул на улицу и увидел Ливви, садящуюся в машину, припаркованную перед дверью.
– Обожди минуту, я попробую догнать ее, – сказал он курьеру. Вскочив, он обежал стол и выглянул наружу. – Мисс? Ливви Дэвис! – закричал он, махая рукой. Но машина уже сорвалась с места. Он понял, что его не услышали, и вернулся обратно.
– Вот. Распишитесь здесь. – Курьер подал ему квитанцию.
Алек вернулся на свое место. Ему не нравилось расписываться вместо других людей, это раздражало его.
Он снова достал ручку и наклонился над квитанцией, но в этот момент в холле появились спешащие куда-то Фрейзер и Энди.
– О, мистер Стюарт! – обрадовался Алек, увидев их. – Здесь посылка для Ливви Дэвис.
Фрейзер, дойдя до двери, обернулся.
– Позаботься о посылке, Алек! Она уехала на несколько дней, а я очень спешу. – Он беспомощно пожал плечами.
– Хорошо, мистер Стюарт.
– Можешь отнести ее на мой стол, когда распишешься за нее.
– Договорились.
Фрейзер поблагодарил Алека, пожал ему руку и поспешил за Энди. Сбежав по ступенькам, Фрейзер догнал спешащего Энди.
Алек мизинцем нашел место для подписи и нацарапал свои инициалы.
– Откуда посылка? – спросил он.
– Из Лондона, – ответил парень, складывая квитанцию и убирая ее в карман куртки. – Должно быть, что-то очень важное, раз решили послать с курьером. Но раз ее здесь нет, это пустая трата денег. Пока, приятель! – Курьер застегнул куртку, вышел под усиливающийся дождь, открыл дверцу фургона и залез в машину.
Алек наблюдал, как, мигнув красными огнями, фургон отъехал, а потом снова вернулся к кроссворду. Нет слов, все это раздражало! За сегодняшний вечер столько народу и сумятицы, сколько обычно выходит за неделю. Он надеялся только, что это не плохое предзнаменование.


Ливви сидела и молча смотрела в окно на освещенные улицы Абердина, по которым они проезжали. Дождь усилился, размывая по стеклу оранжевые огни фонарей. Ливви подняла руку и тыльной стороной ладони вытерла мокрые щеки. Она не знала, почему плачет, но не могла остановиться. Может, правильнее было остаться, думала она, пока слезы струились по ее лицу как дождевые капли – по стеклу перед ней. Один день в Абердине ничего не решал для Джеймса.
Утром она так старалась сделать что-то для кого-то еще, не думала о себе, а сейчас все изменилось. Она здесь, убежала от Фрейзера и думает только о себе. Она совершенно отчаялась и растерялась. Ей просто было необходимо время, чтобы все обдумать.
Пока Джеймс медленно вел машину к Бриджди, она потянулась к своей сумке. Она собрала ее меньше чем за десять минут, пока Джеймс в пальто стоял в дверях ее квартиры в мансарде, пытаясь скрыть отвращение во взгляде. Она достала носовой платок и вытерла нос. Потом посмотрела на его профиль и попыталась заговорить.
– Итак, как тебе понравился новый защитник, которого нашел Питер? Мама сказала, что… – Она замолчала, увидев, как он сжал челюсти, когда она заговорила, как судорожно дернулась его щека. Несколько секунд она наблюдала за ним. Он сосредоточился па дороге и молчал, делая вид, что ничего не слышал.
– Джеймс?
– Хм? – Он снял руку с рулевого колеса и похлопал ее по ноге. – Я пытаюсь сосредоточиться на дороге, Ливви, дорогая. Как-никак, незнакомая машина. Не хочу, чтобы мы нашли конец в доках Абердина! – Он слегка напряженно улыбнулся, и Ливви подумала, как все фальшиво. Почему она раньше не замечала его неискренности?
– Джеймс, я спросила, как тебе понравился новый защитник, которого нашел Питер? – Она не отрывала взгляда от его лица. Что-то заставило ее насторожиться, она сама не знала, что. – Мама должна была рассказать мне о твоих звонках. Почему она не говорила?
Джеймс хотел увеличить скорость, но включился красный свет, и он не успел. Не обращая внимания на ее второй вопрос, он сосредоточился на управлении машиной.
– Джеймс?
– Слушается руля, – сказал он наконец. – Добрый старый БТ.
Ливви заметила, как у него дважды дернулся мускул на щеке.
– Так что ты скажешь насчет нового защитника? Ты не можешь не знать о нем от Питера!
Вдруг Джеймс остановил машину. Он был разозлен бесконечными вопросами Ливви.
– Ливви, что это? Допрос третьей степени? – Он посмотрел на нее со смесью отвращения и раздражения. – Я понимаю, ты волнуешься. А сейчас давай забудем это!
Ливви пристально взглянула на него. Ее словно молнией поразило. Он вдруг сделался таким прозрачным, что она видела его насквозь.
– Нет, – сказала она, тряхнув головой. – Я ничего не желаю забывать! Ты ничего не хотел знать, не так ли, Джеймс? – Почему ей не пришло в голову спросить его раньше? – Ты ни разу не разговаривал с Питером! Он повернулся к ней.
– Ливви! Перестань! Какого черта ты задаешь дурацкие вопросы! – Он наклонился, чтобы дотронуться до нее, но она оттолкнула его.
– Ты ничего не знал, ты лжешь мне! Чего ты добиваешься? – жестко спросила она.
Он отвернулся, и его ноздри раздулись от гнева. Его затошнило от мысли, что он жил с ней. И все его мысли отразились на его лице.
– Боже! Почему ты приехал сюда? – вдруг заплакала она.
– У меня не было выбора! – злобно закричал Джеймс. Он ненавидел эту отвратительную женщину, пускающую сопли. Он отвернулся от нее, чтобы скрыть свою ненависть. Потом обуздал эмоции и сказал спокойно: – Пойми, Ливви! Что это все…
Но было уже поздно. Ливви увидела его лицо.
– Ты выродок! – закричала она, перетащила свою сумку на переднее сиденье и стала открывать дверь.
– Нет! Ты не сделаешь этого! – Джеймс схватил ее за руку и попытался помешать. – Ну-ка давай…
Он резко подтянул Ливви к себе, крепко вцепившись одной рукой в ее плечо, увеличил скорость машины. Совершенно обезумев, Ливви опустила голову и впилась зубами в цепкую, причиняющую ей боль руку. Пытаясь освободиться, он тряхнул рукой, совершенно забыв о машине.
– Господи! Ты сука! – И не раздумывая Джеймс ударил ее. От сильного удара по лицу голова Ливви впечаталась в стекло. Она задохнулась от боли и почувствовала во рту вкус крови. Это придало ей новые силы. Неистово сражаясь, она открыла дверь и выскочила из машины. Упав на колени, она чуть не потеряла сознание от боли, но холодный воздух отрезвил ее. Ледяной дождь приносил жгучую боль порезу на щеке, но, не обращая ни на что внимания, стараясь убежать от этого оборотня, она прижала к себе сумку и побежала по дороге. Она бежала, уклоняясь от машин и все дальше удаляясь от Джеймса, прежде чем тот смог осознать, что случилось.
Через несколько минут светофор дал зеленый свет, и две машины перед Джеймсом тронулись с места.
– Ливви! – Он выскочил из машины, оставив включенным двигатель, а дверь открытой, и бросился за Ливви вдогонку. – Ливви, вернись сейчас же! – вопил он. – Ты – тупая сука! Что ты делаешь?
Он обернулся, услышав жуткий скрежет. Это «форд», вылетевший с боковой дороги, пытался втиснуться в поток движущихся машин. Водитель не заметил стоящей машины Джеймса и врезался в нее со скоростью сорок километров в час.
– О Боже! – закричал Джеймс, потом снова посмотрел на дорогу и увидел, как Ливви, отчаянно размахивая рукой, остановила такси и торопливо села в машину.
– Ливви! Вернись сейчас же! – из последних сил завопил он. Но такси влилось в поток идущих машин, и Ливви уехала. Он зажал голову руками и закрыл глаза. Вокруг него собралась толпа, обсуждая аварию. Кто-то побежал вызывать «скорую помощь», но Джеймс уже ничего не соображал. Он слышал голоса, обращавшиеся к нему, но, не реагируя на них, дрожа всем телом, поплелся к груде металла, которая прежде была его машиной.


Алек закончил заполнять последние клеточки кроссворда и откинулся на спинку стула, чрезвычайно довольный собой. Конечно, это был не лучший его результат. Он затратил на решение кроссворда больше времени, чем обычно, но ведь он не превысил свой рекорд только из-за того, что ему постоянно мешали. Положив ручку в карман костюма, он с наслаждением водрузил ноги на стол. Уже около восьми часов вечера, все вокруг спокойно, как обычно. Он закрыл глаза и расслабился на несколько минут, и через какое-то время в холле воцарилась тишина, прерываемая его тихим храпом.


Человек, идущий первым, был в костюме, поверх которого была надета черная куртка с капюшоном. Этот камуфляж облегчал его работу. Ему не задавали лишних вопросов, так как он выглядел как преуспевающий бизнесмен. Он молча вошел в приемную вместе со своим товарищем, прячущимся за ним. Остановившись в дверях, человек в куртке с трудом поверил в свою удачу. Охранник, дежуривший в холле, спал.
Вынув из кармана небольшую, обтянутую кожей дубинку, человек в куртке бесшумно подошел к столу и встал за спиной Алека. Примерившись, он обрушил на затылок Алека тяжелый удар. Тело Алека обмякло и стало падать со стула. Человек в куртке подхватил его, а потом с помощью своего скромного друга уложил за столом, чтобы лежащее тело не бросалось в глаза. Потом они вышли к машине, оставленной у входа в здание. Нескольких минут им хватило, чтобы принести четыре литровых канистры бензина и запереть приемную. Злоумышленники поднялись по лестнице в главный офис и принялись за работу.
Разливая повсюду бензин, они особое внимание уделили главной комнате и входной двери в нее. Они действовали быстро и слаженно. Человек в куртке прошел через два редакторских кабинета, которые располагались в самом конце здания, но не обнаружил ничего интересного для себя. Его скромный приятель действовал в главном помещении.
– Ты ничего не пропустил? – спросил человек в куртке, подходя к своему напарнику.
Тот покачал головой: – Думаю, ничего. Все это вспыхнет сразу.
Человек в куртке оглядел все опытным глазом и, поднял две пустые канистры.
– Порядок! Пора уходить!
Потом он оглядел безлюдные помещения с двумя кучами хлама на столе и, пока его приятель разливал бензин по всему помещению, зажег спичку и сунул ее под кипы бумаг.
– Прощай, «Эбердин энгас пресс», – сказал он, когда пламя взметнулось вверх.
Сбежав по лестнице, ночные гости закрыли за собой двери в здание газеты и растворились в ночи.
Ливви наклонилась вперед и постучала в стекло, отделяющее пассажирский салон от водителя. Тот обернулся и отодвинул стекло.
– Вы не можете ехать быстрее? – спросила она.
– Это не зависит от меня, женщина, – сказал он.
Ливви нервно выглянула в окно. Они попали в пробку на Нооз Андерсон-драйв, сразу после Королевских ворот. Открыв сумку, Ливви достала кошелек и снова наклонилась вперед.
– Сколько я вам должна?
– Два пятьдесят пять, – ответил он, недоумевающе глядя на нее в зеркало.
– Прекрасно. – Она высыпала монеты на руку, отсчитала три фунта и отдала водителю. – Прошу извинить, но я пойду пешком. Я ужасно спешу! – Она распахнула дверь, вышла из машины и побежала по улице.
Она бежала по Саммерсхилл-роуд, ее сердце бешено стучало, а дождь хлестал в лицо. Она вся промокла, но ее это не волновало; все, чего ей хотелось, – это вернуться к Фрейзеру. Быстро промчавшись по Ланг Мэстрик-драйв, она обогнула Байт авеню, и перед ней неожиданно предстало здание «Эбердин энгас пресс». Ей осталось преодолеть около четырехсот метров. Никогда в жизни ее так не радовала неоновая вывеска. Не мешкая, она пробежала до входа в здание, чуть-чуть передохнула, потом перескочила через ступеньки, распахнула двери и влетела в холл.
– Алек? – Она промчалась мимо стола. – Алек? – Ливви оглянулась на распахнутые двери, чувствуя какую-то смутную угрозу. Вдруг плотное черное облако дыма поглотило ее.
– Господи! – Прижав руку ко рту, она бросилась назад. Подбежав к столу, увидела распростертое тело Алека на полу. Встав на колени, Ливви пыталась нащупать пульс, крича: – Алек! Алек, ты слышишь меня? – Его веки дрогнули. – Алек!.. Алек! Есть ли кто-нибудь в здании?
Она замолчала, когда его глаза на мгновение открылись, и приложила ухо к его груди.
– Вставай, Алек… пожалуйста… – Ее охватила дрожь. – Алек… кто-нибудь есть в здании?
Он попытался дать понять, что в здании он один.
– Слава тебе, Господи! – выдохнула Ливви. Как будто громадная тяжесть свалилась с ее плеч: Фрейзер был в безопасности! Через несколько секунд она стала действовать.
Опустившись на колени, она взвалила на себя тело Алека, придерживая его руками. С громадным усилием она потащила его к выходу. Ее колени подгибались из-за непосильной ноши. Сердце у нее бешено стучало, не хватало воздуха, но она упорно тащила его к стеклянным дверям. Добравшись до дверей, она толкнула их ногой и спустилась по лестнице. Потом она опустила его. Дождевые капли падали ему на лицо. Она выпрямилась и обхватила голову руками, преодолевая слабость и тошноту.
А потом Ливви действовала по наитию. Вбежав по лестнице, она скинула пальто и окунула его в грязную лужу под водосточной трубой. Потом в лужу последовал шарф. Склонившись к трубе, она взяла в руки носовой платок. Вернувшись в здание, она остановилась у телефона, набрала 999, сказала адрес. Мокрым носовым платком она обвязала голову, стараясь закрыть нос и рот. Поверх головы намотала мокрый шарф, натянула перчатки. Она была готова.
Набрав воздуха в легкие, она, не выдыхая, открыла дверь на лестницу и побежала по ступенькам вверх. В ее распоряжении было всего несколько минут.
Все здание было наполнено дымом. Глаза ничего не различали, но она хорошо знала дорогу. На первом этаже в легкие стал проникать дым, и она почувствовала, что задыхается. Крепче сжав губы, она открыла дверь в помещение редакции. Ядовитый дым стал разъедать легкие, она начала тереть глаза, пытаясь что-нибудь увидеть.
Огонь полыхал вовсю, но в основном горело там, где был разлит бензин. Все помещение еще не загорелось. У нее оставались секунды.
Двигаясь вдоль стены, она побежала к кабинету Фрейзера, подняла тяжелый крюк, размахнулась и ударила по стеклу. Стекло разлетелось вдребезги, а легкие получили глоток свежего воздуха. Она несколько раз глубоко вдохнула и закашлялась. Сделав последний вдох, бросилась в кабинет. Она подняла документы, разбросанные на полу, потом схватила пластиковый пакет, лежащий среди газет. В этот пакет она стала бросать все документы, попавшие на глаза: пленки, папки, коробку с дискетами, посылку, присланную из Лондона. Потом спрятала пакет под пальто и устремилась к двери.
Она даже не успела понять свою ошибку. Воздух, хлынувший через разбитое окно, усилил огонь. Все помещение уже было объято пламенем, плотный дым застилал глаза. Ливви охватила паника, когда она увидела огненную стену, встающую перед ней, и на пару секунд она замерла. Но потом, подавив панику, бросилась к выходу. Пламя было за ее спиной, и она изменила направление.
Она была уже у двери, когда загорелся потолок и горящие обломки рухнули ей на спину и плечо. Закричав от боли, она прижала обожженную руку к груди и стала спускаться по лестнице, хватаясь за стену, задыхаясь от черного дыма, с трудом уклоняясь от языков пламени. Огонь был везде – он сжигал ее легкие, ее лицо, ее руки. Потом она споткнулась и рухнула. Черное облако накрыло ее, и она потеряла сознание.
Фрейзер молча вез Энди Робертса в Абердин. Он с волнением бросал взгляды на Робертса, который просматривал папки, украденные из лаборатории «ИМАКО». Папки, из-за которых Фрейзер рисковал своей репутацией. И рисковал не зря. Он удивлялся, что не чувствует себя лучше после того, как получил нужную информацию. Почему это не радует его? Ведь это было дело, которому он посвятил свою жизнь с тех пор, как вернулся в Абердин. Но сейчас, после пережитого страха и напряжения, у него внутри была пустота. Он не испытывал ни радости, что справедливость восторжествует, ни триумфа своей победы, а только ужасное разочарование, что не с кем теперь разделить эти чувства. Они уже были на окраине города, когда Робертс отыскал то, что им было надо. Он восторженно закричал, привлекая внимание Фрейзера.
Фрейзер остановил машину, выключил двигатель и взял папку, протянутую Энди.
– Вот, результаты удобрений… пять лет назад, – возбужденно сказал юный репортер. Потом стал быстро перелистывать другие папки. – И здесь… и здесь… Черт побери, Фрейзер! Эти папки были заведены шесть лет назад – они впервые получили результаты анализов в 1987 году!
Фрейзер стал просматривать свою папку. Она была датирована апрелем 1991 года. Все страницы были заполнены сотнями исследований образцов воды и статистикой. Он быстро просмотрел материалы, которые могут пригодиться для публикации, и закрыл папку. Потом включил двигатель и посмотрел на Энди.
– Я хочу все это скопировать, а потом вернуть обратно. Так будет безопаснее, – сказал Фрейзер. – А потом я отправлюсь в аэропорт.
Он совсем забыл о Мойре из-за «ИМАКО» и теперь почувствовал вину. Ему надо поехать в аэропорт, извиниться перед Мойрой и рассказать ей про Ливви. Решив так, он обратился к Энди, спрашивая, может ли он высадить его здесь – ему срочно нужно в аэропорт.
Робертс согласился, закрыл папку и посмотрел вперед.
– Боже! Такой дым, как будто в городе сильный пожар.
Фрейзер прищурил глаза:
– Ты прав. Я надеюсь, что мы доберемся прежде, чем все кончится.
Энди улыбнулся. Первый раз с тех пор, как уехала Ливви, Фрейзер заговорил как нормальный человек.
– Кажется, горит та часть города, где наша газета. А вдруг это горим мы?
Они мчались на машине, наблюдая за оранжевым заревом на небе. В машине царило молчание, пока они торопились к городу. Но чем ближе они подъезжали к городу, тем сильнее обострялась тревога.
– Фрейзер? Ты думаешь?.. – Энди посмотрел на босса.
– Я не знаю. Но у меня есть причины для волнений, – быстро ответил Фрейзер.
Они проезжали по Нооз Андерсон-драйв, потом Фрейзер повернул в сторону Мэстрика. Когда они достигли Байт авеню, пришлось замедлить скорость, все было оцеплено. Полицейский офицер подошел к машине, и Энди высунулся из окна.
– Что случилось? – спросил он.
– «Эбердин энгас пресс». Это произошло из-за незатушенной сигареты, – ответил молодой полицейский. Он замолчал, так как Фрейзер выскочил из машины. – Эй! Куда вы? – заорал полицейский.
Фрейзер побежал по Байт авеню к зданию своей газеты. Прося подождать его, Энди вылез из машины и, повернувшись к полицейскому, объяснил, что Фрейзер – владелец газеты. Энди хотел последовать за боссом, но офицер остановил его и велел убрать машину.
Энди воспротивился было, но все же вернулся обратно к автомобилю. Оглянувшись, он увидел Фрейзера, стремительно несущегося к зданию.


Фрейзер остановился рядом с толпой. Его грудь бурно вздымалась от быстрого бега, и он с трудом восстанавливал дыхание. У него не было сил даже пошевелиться.
– Ох, бедная девочка! И ведь подумать только, какая смелость у некоторых! – Две старушки, стоящие перед Фрейзером, смотрели на пожар и обсуждали ситуацию.
– Она вытащила его! Да-да! Я слышала, это был работник безопасности. Мне никак не понять, откуда у нее взялось столько сил. Парень-то тяжеленный!
Старушки болтали, а Фрейзер стал тревожиться, но продолжал внимательно слушать их разговор.
– Ты знаешь, кто она была?
– О нет. Только слышала, что журналистка. Зачем-то вернулась… ну и… Эй!.. О чем ты думаешь, сынок?
Фрейзер больше ничего не слышал. С ледяным ужасом в душе он стал, работая локтями, пробираться через толпу, забыв о всякой вежливости. Пробравшись вперед, он увидел горящее здание, пожарные машины, насосы, две «скорые помощи» и полицейских, которые сдерживали возбужденную толпу. И тогда он побежал.
– Эй! Вы… Сюда нельзя! – Со всех сторон раздавались крики, предназначенные ему. Он почувствовал, что кто-то пытается схватить его и помешать, но это его не остановило. Он бежал, весь охваченный паникой. На тротуаре подальше от горящего здания Фрейзер увидел фигуру Алека, закутанного в красное одеяло. Фрейзер окликнул Алека и подбежал к нему.
– Алек… Алек… Что случилось?
– Господи! Мистер Стюарт! – Алек вздрогнул. – Они хотели увезти меня, но я сказал им нет. Нет, нет, я не могу до тех пор, пока не увижу вас… – Он покачал головой и закрыл лицо руками.
– О Боже!.. Бедная девочка, Ливви… Я… – Алек плакал от шока. – Спасибо Господу, что вы здесь, мистер Стюарт… Я…
Но Фрейзер уже не слышал его. Он бежал к зданию, потом стал яростно отталкивать пожарника, схватившего его: ему необходимо было найти Ливви. Он не понимал, что делает, все его мысли были о Ливви – он должен увидеть ее или услышать о ней.
Неожиданно кто-то толкнул его в спину. Фрейзер вскрикнул и упал на землю лицом вниз, сверху навалился пожарник, заломив ему руку. Он пытался освободиться, не обращая внимания на боль, через несколько минут успокоился, уткнувшись лицом в грязь. Пожарник сильным рывком поднял его.
– Куда вас понесло?! Черт вас побери! – Он взял Фрейзера за плечи и в сердцах встряхнул его.
– Я… – Фрейзер попытался понять, о чем его спрашивают, и через несколько минут ответил: – Женщина… Она была в здании.
Лицо пожарника изменилось.
– Вы знаете ее?
– Знаю ее? Боже! – Он перевел дыхание. – Где она? С ней все в порядке? Где?..
Пожарник кивнул в сторону «скорой помощи».
– Они собираются увозить ее сейчас… Вы… – он не закончил предложения.


Ливви лежала на носилках. Кислородная маска закрывала ее лицо, рядом сидел врач, слушая пульс. Ее собирались отправить в больницу. Водитель уже закрывал двери, когда появился Фрейзер.
– Подождите! – закричал он. – Это… это моя подружка.
Водитель придержал двери, и Фрейзер вошел в машину.
– Ливви? – склонившись к ее лицу, прошептал он. – Ливви? Ты слышишь меня?
Ее ресницы затрепетали, и она открыла глаза. Он увидел, как она пытается улыбнуться под маской, и с трудом сдержал слезы.
– Не разрешай мне плакать, – сказал он, нежно касаясь опаленных волос. – Мальчики не плачут. – Подняв руку, он вытер свое лицо.
Она кивнула, показывая головой на грудь.
– Что? – он наклонился ниже. – Что, Ливви? – Фрейзер взглянул на врача. – Что она пытается сказать?
– У нее что-то под пальто, – ответил доктор, – она не позволяет забрать это. Кажется, сумка, полная папок или газет. Врач пожал плечами. – Возможно, вам лучше поехать в больницу и там забрать у нее бумаги.
Фрейзер заглянул в ее глаза, чистые ярко-синие глаза, и, увидев облегчение в них, сказал:
– Да, я поеду в больницу.
Он наклонился к ее лицу и поцеловал кислородную маску. Она попыталась еще раз улыбнуться ему – и ее веки тихо закрылись.
– Я не позволю этой женщине покинуть меня снова, – прошептал он, – я люблю ее, ты понимаешь это?
Он замолчал, а потом сказал, запинаясь:
– Кроме того, она вечно без меня попадает во всякие ужасные истории!


Абердин, октябрь 1993 года
Ливви сидела за столом в большой неубранной кухне дома Фрейзера. Она редактировала статью, которую написала утром для «Лайф-стиль». Вообще-то она должна быть в офисе, но с утра решила никуда не ходить. Впервые за многие годы Ливви никуда не спешила. Работа перестала быть для нее самым главным в жизни. Она была счастливее, чем когда-либо могла себе представить.
Взглянув на часы, она включила приемник, чтобы прослушать новости, а сама вернулась к работе. Подогнув под себя ноги и подперев голову руками, она стала читать свою заметку. Через несколько секунд она услышала голос диктора и задрожала.
– Два бывших выпускника Оксфорда, обвиняемых в контрабанде пяти килограммов кокаина в нашу страну, сегодня предстали перед судом. Хьюго Говард, владелец страховой компании «Говард», признан виновным по всем обвинениям и приговорен к пятнадцати годам тюремного заключения; Джеймс Вард, бывший секретарь министерства иностранных дел, не признан виновным, но осужден и приговорен к пяти годам. Судья Оттомэн обвинил его в жестокости, с которой он действовал, подставляя под арест Ливви Дэвис. В феврале этого года ей было предъявлено ошибочное обвинение. Мисс Дэвис, бывшая ведущая передач городского телевидения…


Ливви все еще сидела у стола, когда через час Фрейзер пришел домой. Она не слышала, как он вошел. Она не слышала ничего и не отрывала глаз от окна, глядя на бледно-голубое октябрьское небо с бегущими по нему белыми облаками. Ее лицо было мокрым, но она не понимала, почему плачет.
Фрейзер скинул куртку и прошел на кухню. Он остановился в дверях и долго смотрел на Ливви. Глядя на нее, он никак не мог поверить, что она здесь, в Абердине, вместе с ним. Понимая, из-за чего она расстроена, он подошел к ней, откинул ее волосы и поцеловал в обожженную, изуродованную ужасными красными следами от ожогов половину лица. Она посмотрела на него.
– Ох, Фрейзер… Я… – Она повернулась к нему.
– Ливви? Эй! – Он быстро сел рядом с ней. – Что с тобой?
Она пожала плечами.
Фрейзер взял ее за руку и поцеловал в ладонь. Он знал, почему она плачет, поэтому пришел сегодня домой так рано. Не отпуская ее руки, он спросил:
– Ты хочешь поговорить об этом?
Она снова пожала плечами. Какое-то время они молчали.
Потом Ливви повернулась к нему.
– Как ты думаешь, все закончилось? – тихо спросила она.
Фрейзер сжал ее ладонь:
– Да, я думаю, что для тебя все закончилось.
– Что будет с Хьюго?
– Я не знаю. Весь этот ллойдовский бизнес связан с различными грязными вложениями. Об этом стало известно благодаря Робсону. И, если суд подумает над этим, то Хьюго может потянуть за собой очень многих людей.
– Как ты считаешь, почему он сознался? Фрейзер пожал плечами:
– Мне кажется, что ему безопаснее в тюрьме, Ливви. Ливви отвернулась и содрогнулась. Через несколько минут она слабо попыталась заговорить:
– Что ты?..
Но Фрейзер приложил пальцы к ее губам.
– Ты меня спросила, неужели все закончилось, – сказал он нежно. – Да, все закончилось, но не для нас. – Он наклонился к ней, притянул ее к себе и поцеловал. – Для нас все только начинается!


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Обманутая - Баррет Мария



Средненько, вяло, мало эмоций.Сюжет интересный, местами даже увлекает, но не захватывает.Прочитала и забыла.
Обманутая - Баррет МарияТина
3.09.2013, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100