Читать онлайн Обманутая, автора - Баррет Мария, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обманутая - Баррет Мария бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обманутая - Баррет Мария - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обманутая - Баррет Мария - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баррет Мария

Обманутая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Они расположились в гостиной Фрейзера в доме на Рабислау террас. Ливви сидела на полу, обхватив колени руками и положив на них голову, смотрела на кипы газет, разбросанных на ковре. Фрейзер в такой же позе сидел у противоположной степы комнаты. Было девять тридцать утра, и уже вторую ночь они почти не спали. За последние двенадцать часов они узнали очень много.
Все газеты были просмотрены. Вырезаны все заметки восьмилетней давности. Но полу также лежали финансовые отчеты, их по просьбе Ливви прислала из Лондона с курьером Люси Дикон. Там же был брокерский отчет для акционеров компании. Были выписки из дел, которые вел сам Фрейзер, и выписки из дел, проведенных другими адвокатами. Ко всей этой информации добавились факты, полученные ими от людей, с которыми они вчера специально встречались.
Комната выглядела как штаб времен второй мировой войны, где велись разработки сражений. В центре гостиной были разложены фотографии и карты, где был отмечен источник с загрязненной водой.
Они молчали какое-то время, а потом Фрейзер заговорил:
– Ливви, из всего, что мы накопали, следует вывод, что «ИМАКО» прекрасно знала, что бензотетрин очень опасен. Тогда почему они до сих пор занимаются его производством? Почему не стали выпускать какой-нибудь похожий химикат, но с меньшей токсичностью? Я не понимаю, почему они так рискуют.
Ливви подняла голову и потянулась к маленькой стопке финансовых отчетов. Она взяла сверху три документа и открыла на помеченных страницах.
– «Доход от производства бензотетрина приносит 11,5 процента прибыли и составляет 19,2 миллиарда фунтов стерлингов», – прочитала она. – Прелестный доход, а вот здесь, в середине, два года назад, в отчете для акционеров… вот… здесь… слушай: «Я довожу до сведения всех акционеров, что дивиденды за 1991 выросли до 7 процентов от прошлогодних 3 процентов». А вот из документов, присланных Люси: «ИМАКО» обращается к Сити с предложением финансировать производство нового удобрения в странах Восточной Европы». – Ливви отбросила документ и посмотрела на Фрейзера. – Это грандиозный бизнес, Фрейзер. Только благодаря производству бензотетрина «ИМАКО» держится на плаву. Их доходы могут впоследствии исчисляться биллионами! Их бизнес проник даже в Восточную Европу. И если они будут искать другой химикат, то потеряют очень много!
Фрейзер тяжело вздохнул:
– Ладно, а если посмотреть с другой стороны? Если они знают, что производство бензотетрина очень токсично, что это не обычный химикат, тогда почему они не принимают мер предосторожности? Ведь при применении все может стать известным? А так руководство компании спокойно заключает новые сделки!
– Может быть, ты прав. Возможно, все не так страшно, как мы думаем, но я твердо уверена, что они приняли необходимые меры безопасности. Никому не известно, что препарат токсичен. Хотя я думаю, что руководство компании об этом знает. Но они предпочитают производить токсичный препарат, приносящий огромные деньги, чем искать ему замену. И поэтому они действуют в своей обычной манере. Я знаю, что МАФФ обычно проводит проверку нового препарата, но, мне кажется, это поверхностное исследование – «ИМАКО» не позволит им копнуть глубже. Они подготовили препарат для обычной проверки, то есть для нескольких традиционных тестов, а чтобы интерес не пошел глубже, дали хорошую взятку.
Фрейзер неожиданно улыбнулся:
– Ты всегда такая циничная?
– Да нет. О, я не знаю! Возможно!
– Ладно, мне кажется… – Его прервал телефонный звонок. – Мне кажется, что лучше ответить на звонок, – закончил он и встал. – Вернусь через минуту.
Ливви наблюдала, как он шел по комнате, лавируя между кипами газет, потом услышала, как он ответил по телефону, и по его реакции поняла, что звонят из газеты. Она подошла к окну и посмотрела на грустный сад и на пасмурный мартовский день. Она вздрогнула и неожиданно поняла, как устала. Усталая, замерзшая, голодная, подумала она, но странно счастливая. Глядя на бледно-желтые нарциссы, Ливви вдруг поняла, что за эти дни совершенно забыла о всех своих бедах. Она не думала ни о своей жизни, пи о Джеймсе, ни о кошмарной истории с наркотиками. Она ни о чем не думала, кроме газеты, своего раздела «Лайф-стиль» и сейчас об «ИМАКО». Ничто больше не казалось важным, а разбираться в своих отношениях с Фрейзером у нее не было сил.
– Это был Гордон. Он сообщил, что в приемной меня ждет человек, прилетевший утром из Лондона, – сказал Фрейзер, вернувшись в комнату. Подойдя к Ливви и внимательно посмотрев па нее, он воскликнул: – Ливви! С тобой все в порядке? Ты вдруг стала очень грустной.
Она повернулась к нему, пытаясь улыбнуться. Все прекрасно, но она очень устала. Но как чудесно быть близко к нему, заниматься с ним делом, которое так волнует его и, самое главное, она чувствовала, что впервые в жизни делает что-то не для себя.
– А кто этот человек? Гордон сказал?
– Он занимается страхованием – младший партнер в страховой компании «Говард». Никогда не слышал об этой компании, но будет невежливо отказаться от встречи с ним.
Ливви покачала головой:
– Конечно, ты слышал об этой компании! Это компания Хьюго Говарда. Он занимается страховкой «ИМАКО». Он говорил мне это, когда я решила встретиться с Ленни Дьюсом. – Она замолчала, это имя снова вернуло ее к страшным событиям и причинило боль. – Я уверена, что Хьюго прислал этого парня сюда, чтобы разобраться в том, что происходит. Хьюго Говард всегда очень предусмотрителен.
Фрейзер посмотрел на нее.
– Но откуда он может знать об этом? Только тебе и мне все известно.
– Ты уверен?
– Конечно, я уверен! – фыркнул Фрейзер, расстроенный тем, что сказала Ливви. – Какой дьявол подсказал эту мысль Хьюго в Лондоне? – Вдруг он хлопнул себя по лбу. – Бет Броуден. «ИМАКО». Бет очень интересовалась, что у меня за дело с «ИМАКО». В тот вечер, когда она пришла в офис увидеться со мной… Это внимание к документам… Бет звонила мне о твоей встрече с Мак-Гриди и приходила вчера утром в приемную, когда мы ушли.
– Итак, Бет интересовалась тем, что ты знаешь? Если она работает на «ИМАКО», то прекрасно понимает опасность бензотетрина. В этом случае доктор Броуден знает, чем ей все это грозит. – Ливви отвернулась от окна и вдруг ясно осознала, что нужно делать. – Фрейзер? А что, если компания всесторонне изучила этот препарат? Что, если они провели исследования, но не обнародовали результаты? Тогда у них могут сохраниться результаты этих исследований.
– Да, но… – Фрейзер замолчал и посмотрел на Ливви. – Ливви, я знаю, о чем ты сейчас думаешь, и что затеяла.
– Правда? Расскажи мне.
– Что если бы мы получили эту информацию, то закончили бы это дело.
– Точно!
– Нет, не точно. У нас нет никакой возможности получить эту информацию. Тебе объяснить, почему? Это, может быть, очень опасно.
Ливви пожала плечами, села на диван и посмотрела на груды папок.
– Фрейзер, это будет очень просто, если все правильно рассчитать. Мы найдем лабораторию, где производились исследования, и днем, под каким-нибудь предлогом, появимся там, получим интересующие нас документы и исчезнем. Это будет легко, а риск совсем небольшой. – Она наклонилась и взяла вырезки из газет.
– Легко, – передразнил он, подходя к ней. – До тех пор, пока тебя не схватят. Нет, Ливви, нет! Я не собираюсь впутываться в такие дела!
– Но ты уже впутался! Ты целые годы занимался этим делом, Фрейзер. Почему не закончить это дело, когда у нас появилась возможность?! – закричала она.
– Скажи мне, что ты имеешь в виду, говоря о «предлоге»? – спросил он с сарказмом. – Объясни мне. Может быть, мы вместе обдумаем твое предложение.
Ливви не обратила внимания на его насмешку. Насмехается он или нет, но эта идея заинтересовала его.
Она молчала, обдумывая, а он отвернулся к окну и стал смотреть в сад.
– Как ты считаешь, долго ли то, что мы узнали вчера, сохранится в тайне? Если Бет идет по нашим следам, она скоро узнает, с кем мы встречались. Вопрос времени – она может узнать об этом сегодня, завтра или послезавтра! Мне кажется, что, даже не будучи Шерлоком Холмсом, она быстро определит всех, с кем мы виделись. И вспомни, что она все знает и будет торопиться. – Ливви посмотрела прямо ему в глаза. – А из этого следует, что очень много людей заинтересованы в том, чтобы все оставалось по-прежнему. И они тщательно подготовятся к бою и постараются уничтожить все улики. Выходит – нам надо постараться опередить их! – Она лукаво улыбнулась.
Фрейзер нахмурился:
– Это не смешно! Я не собираюсь подвергать тебя какой-нибудь опасности. Я просто не позволю тебе сделать это!
Она глубоко вздохнула:
– Ты подвергнешь меня большей опасности, если мы не закончим это дело. Так как я буду искать информацию, пока не найду все доказательства!
– Господи! Какая ты упрямая! – Фрейзер выскочил из комнаты, и Ливви услышала какой-то странный шум у него в кабинете. Через несколько минут он вернулся и резко сказал: – Очень хорошо! Я скажу тебе, с чем собираюсь согласиться. Я собираюсь позвонить Питу Хайнсу, который исследует образцы воды для меня, и попрошу его поторопиться с результатами. Завтра днем они у пас будут. И, если мы найдем что нам нужно, тогда я подумаю над тем, что ты предложила. Но только в этом случае, понятно? До этих пор ты должна забыть обо всем. Я не собираюсь преступать закон и не позволю тебе. Если результаты анализа воды покажут се опасность, то другой информации нам и не понадобится. Договорились?
Ливви хотелось улыбнуться, но она напустила па себя кроткий вид.
– Договорились. Мне кажется, нам сейчас надо пойти в газету и встретиться с тем парнем, о котором говорил Гордон.
– Нам?
– Но ты же просил о моей помощи, вспомни. – Ливви встала на колени и стала собирать газеты, разбросанные по ковру. Фрейзер опустился рядом с ней: – И как я мог забыть об этом?
Они посмотрели друг на друга и улыбнулись.


Пауль Робсон оторвался от газеты «Эбердин энгас пресс». Фрейзера сопровождала высокая блондинка, которая показалась Паулю странно знакомой.
– Фрейзер Стюарт? – спросил он, протягивая руку. – Я Пауль Робсон, страховая компания «Говард» в Лондоне. – После рукопожатия он вынул из кармана визитную карточку и вручил Фрейзеру.
Фрейзер представил Паулю Ливви как свою коллегу и спросил, чем он может быть полезен.
Пауль рассказал, что компания «Говард» занимается страховкой «ИМАКО» и что компании стало известно о расследовании, проводимом газетой Фрейзера. И поэтому Пауль прилетел сюда узнать о том, что известно газете и может ли деятельность «ИМАКО» стать угрозой для компании «Говард».
Услышав объяснения Робсона, Фрейзер приподнял бровь.
– Ради этого вы прилетели в Абердин? Это очень странно. Мы, районная газета, и вряд ли вас должны беспокоить наши публикации.
Робсон пожал плечами, но подумал точно так же.
– Да, для моего босса Хьюго Говарда это очень странная мысль. Это он считает, что ваши публикации очень важны. Может быть, он так решил из-за того, что МАФФ стала исследовать бензотетрин.
– Понимаю. Пройдемте, пожалуйста, в комнату для совещаний, и я попробую объяснить, что здесь происходит. – Фрейзер многозначительно взглянул на Ливви и предложил Паулю кофе. Робсон поблагодарил его, сказав, что не откажется, так как пришел в газету сразу после полета.
Фрейзер заказал Роне кофе и попросил Ливви проводить Пауля в комнату. Сам он должен срочно встретиться с редактором, чтобы узнать, как обстоят дела в газете.
Робсон кивнул, соглашаясь с аргументами Фрейзера.
Блондинка показалась ему очень знакомой… Ее имя он тоже уже не раз слышал. Но он не мог вспомнить, и это стало раздражать его. Ничего, будет время вспомнить, ведь возвращаться в Лондон долго и скучно. Он пошел за Ливви. Они помолчали, потом Ливви спросила, как он долетел. И они снова замолчали. Пауль уже стал себя чувствовать неловко, когда Фрейзер присоединился к ним.
– Итак, Пауль, боюсь, что ваше путешествие напрасно. – Фрейзер принес поднос с кофейником и чашками и стал размешивать кофе. Он протянул чашку с кофе и продолжил: – Будучи хорошим газетчиком, даже имея информацию, я бы ничего не сказал вам. Ответ всегда один – ждите публикации в газете! Обычно мы готовим материалы для публикации, но не делимся информацией. Единственное, что я могу сказать вам, известно: МАФФ начинает обычную проверку бензотетрина. Прошу извинить, но это все, что вы услышите.
Пауль впустил чашку.
– Благодарю за вашу честность, – сказал он. – Очевидно, моей целью было прилететь и просто посмотреть на вас.
– Очевидно, – улыбнулся Фрейзер. Робсон молчал несколько минут.
– Надеюсь, вы объясните мне, Ливви, почему вы кажетесь мне знакомой? Мы не встречались прежде? Вы не жили в Лондоне?
К его громадному смущению, блондинка встала, подошла к окну и стала молча смотреть на улицу. Пауль вспыхнул и начал, заикаясь, извиняться за свою назойливость.
Ливви повернулась к нему.
– Вы не оскорбили меня своим вопросом. Я работала па городском телевидении до того, как меня арестовали по подозрению в провозе наркотиков. Это было… – Она замолчала и посмотрела на Фрейзера, ожидая от него поддержки. Он почувствовал ее унижение, боль и пришел на помощь.
– Это было пять недель тому назад. Возможно, вы видели все это по телевизору или читали в газетах.
Робсон готов был провалиться сквозь землю.
Ливви подошла к столу. Она выглядела уставшей и неуверенной. Эти минуты снова напомнили ей о том, что она так хотела забыть. Но, собравшись с силами, она сказала Паулю:
– Пожалуйста, не расстраивайтесь. Я знаю, что вы узнаете меня из-за моей связи с Хьюго и «ИМАКО». Мне кажется, это было неизбежно. Наверняка па улице уже не смогут… – Она замолчала, так как Пауль коснулся се руки. Его лицо побледнело.
– Ваша связь с Хьюго и «ИМАКО»? – повторил он. Ужас в его голосе удивил Ливви, и она посмотрела на него.
– Да! Это Хьюго подсказал мне сделать программу с Ленни Дьюсом. Из-за этой встречи я полетела в Бразилию. Хьюго виделся с Ленни Дьюсом в Бразилии, когда «ИМАКО» совершала там земельную сделку.
– Но «ИМАКО» никогда не имела никаких дел с Южной Америкой. Мы работали с Южной Америкой, но не для «ИМАКО», – сказал Робсон.
Сейчас пришел черед удивляться Ливви. Она переводила взгляд с Фрейзера на Робсона, не зная, что думать. Она почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног, и совершенно растерялась.
– Но я говорила с кем-то из «ИМАКО», – прошептала она. – По телефону, он указал место, где… Ее голос угас. Вдруг она вскочила. – Господи! Я должна была увидеть это сама, Фрейзер! – закричала она, глотая слезы. – Я же утром читала финансовые отчеты. Почему не обратила внимания, что там не указаны сделки с Южной Америкой? О Боже! – Она закрыла лицо руками.
Фрейзер встал и хотел подойти к ней, но она опустила руки и, глядя ему в лицо, беспомощно спросила:
– Что это все значит?
– Я не знаю, Ливви! Я действительно не знаю! – ответил он и повернулся к Робсону. – Прошу извинить, но то, что вы сказали, потрясло нас обоих.
Робсон кивнул, он попытался просчитать ситуацию. Он не имел понятия, что здесь происходит. Единственное, он узнал, что Ливви Дэвис каким-то образом знакома с Хьюго Говардом. Она обвинялась в ввозе наркотиков в страну. По сведениям Ломана, Хьюго имел связи с наркодельцами в Бразилии и руководил распространением нескольких крупных партий наркотиков в стране. Мог ли Хьюго быть связан с контрабандой наркотиков? Робсон с трудом проглотил слюну.
– Я понимаю, что это не мое дело, по не могли бы вы мне сказать, откуда вы знаете Хьюго Говарда?
– Вы правы. Это не ваше дело! – резко сказал Фрейзер.
– Фрейзер! Пожалуйста! – Ливви, тяжело опустившись на стул, ответила Робсону: – Хьюго и я вместе учились в Оксфорде. – Не было никаких оснований объяснять что-либо Паулю, но она чувствовала, что это не простое любопытство. – Фрейзер тоже учился в Оксфорде. Но я много лет не виделась с Хьюго, до того, как несколько месяцев назад не встретилась с ним снова на свадьбе. Он был большим другом с мужчиной, с которым я жила, Джеймсом Бардом. И, по-видимому, они возобновили свою дружбу. Я видела Хьюго пару раз после свадьбы, но один раз он пришел к нам на обед и рассказал, что у него есть выход на Ленни Дьюса через «ИМАКО». Она остановилась и потерла лицо руками, а потом продолжила свой рассказ: – Он сказал, что «ИМАКО» имеет связь с Ленни Дьюсом из-за земли, которую компания купила в бассейне Амазонки. А эту землю Дьюс хотел купить, чтобы устроить заповедник. Хьюго сказал, что может дать мне след Ленни Дьюса. В тот день, когда он пришел на обед, у меня была встреча по поводу новой серии очень интересных телевизионных программ. Мне бы предложили эту работу, если бы у меня была какая-нибудь грандиозная идея. Хьюго после обеда рассказал мне о Дьюсе. Я и ухватилась за эту идею. Эта идея обеспечила бы мне работу, которой я так добивалась. Я получила интервью, которое Дьюс дал впервые за десять лет, а в придачу возможность просидеть в тюрьме пятнадцать лет!
Фрейзер вздрогнул после ее слов и отвернулся.
– Вы считаете, что вас подставили? – спросил Робсон. Его затошнило, а желудок пронзила такая боль, что он подумал о смерти.
Ливви цинично рассмеялась, но ее глаза были полны боли.
– Я должна показаться вам абсолютной дурой, но я не знаю, что думать.
– Дерьмо! – выругался Пауль, глядя ей в лицо. У него было собственное мнение по поводу случившегося. Это мнение у него сформировалось, когда несколько недель назад он смотрел передачу о ней. Зачем Ливви Дэвис рисковать, когда она была так известна и очень много потеряет из-за разоблачения? Ему этого было не понять. А сейчас он совсем не верил в ее причастность к наркотикам. – Я думаю, что мне лучше уйти!
– Да, – ответил Фрейзер и мгновенно встал. Робсон взял свой кейс и пальто.
– Благодарю, что вы уделили мне время. Прошу извинить, если сказал что-то не так…
– Нет! Вы ничего не сказали оскорбительного. – Ливви посмотрела на него, и он подумал, как она невероятно красива и как болезненно грустна. Он протянул руку.
– Прощайте. Удачи вам во всем!
Она кивнула, и он пошел за Фрейзером к дверям. Пауль не мог думать ни о чем, кроме прекрасного, печального лица – этого лица и дискеты Ломана. Он попрощался с Фрейзером, стараясь побыстрее уйти, чтобы все обдумать.
– Пауль! – неожиданно остановил его Фрейзер. – Могу я задать вопрос? Но на ответе я совершенно не настаиваю.
– Давайте!
– Вам симпатичен Хьюго Говард? Робсон заколебался.
– Нет, – наконец ответил он. – Выродок, а не мужчина.
– Спасибо, – сказал Фрейзер.
– За мою честность, – уточнил Робсон и вышел на улицу. И они оба поняли, что за эту секунду узнали друг о друге гораздо больше, чем за все утро.
Ливви стояла у окна, когда Фрейзер вернулся в комнату для встреч. Она посмотрела через плечо, наблюдая, как он идет к ней.
– Ливви, я хочу, чтобы ты следующим поездом вернулась в Лондон. Сейчас мы кое-что узнали. И все так непонятно, что ты должна это выяснить…
– Нет. Не беспокойся, Фрейзер, но я не поеду! – прервала она его.
Он коснулся ее руки:
– Ливви, пожалуйста, хоть раз прислушайся ко мне. Ты должна поехать и выяснить, почему Хьюго солгал тебе.
Ливви накрыла его руку своей:
– Сначала мы разберемся с «ИМАКО». Мы должны закончить то, что начали.
– Нет, Ливви!
– Да. Если Хьюго беспокоится, значит, есть повод для беспокойства. Мы в долгу перед твоим отцом и должны покончить с «ИМАКО». – Она говорила это страстно и убежденно. Да, она впервые что-то делает не ради своей выгоды, только это поддерживало ее все эти дни. – Я никогда не доверяла Хьюго, но мы можем поверить, что он не зря волнуется. И наконец мы сможем быть уверены, что люди Абердина добьются справедливости!
Фрейзер взял ее за плечи и повернул лицом к себе. Он чувствовал, что под ее словами скрывалось большее и надеялся, что это относилось к нему.
– Это только единственная причина? – В ожидании ответа он затаил дыхание.
Но Ливви отвернулась. В эту минуту ей так хотелось сказать, что это не единственная причина, что все это она делает для него, что она… Но она заставила себя молчать, разумом понимая, что так сказать невозможно и молча уставилась в пол. Все чувства остались в прошлом. Причина теперь не имеет значения.
Они молчали несколько минут. Потом, испытывая острое разочарование, Фрейзер стал убеждать себя. Она права, они должны закончить все, что начали, тогда, может быть, она оставит его, и он обретет покой.
– Ладно. Мы сейчас позвоним Питеру Хайнсу. Мы должны узнать результаты исследования, прежде чем станем играть Бонни и Клайда. – Он опустил руки и отошел от нее, стараясь увеличить расстояние между ними. – Пойдем, Ливви. Пора начинать.


Хьюго дожидался Пауля Робсона. Пауль звонил в офис и передал, что в полдень возвращается. У Робсона, был свой план, и его не интересовало, что произойдет с «ИМАКО». А Хьюго кипел от переполнявших его эмоций, каждая мелочь выводила его из себя. Когда Робсон вошел, Хьюго выбежал ему навстречу.
– В мой кабинет. Сейчас.
Пауль сделал бесстрастное лицо и пошел за ним. Возвращаясь из Абердина, он знал, что ему делать с компанией «Говард», но ему нужен был совет юриста. Он был связан контрактом и чертовски хотел найти какую-нибудь лазейку.
Подойдя к столу Хьюго, Пауль остановился, пока Хьюго усаживался. Робсон сбросил пальто, но не садился, так как не собирался выслушивать дерьмо, которое Хьюго выльет на него.
– Что ты узнал в газете? Я ведь просил тебя узнать все подробнее! – сказал Хьюго.
– Там не было никаких сведений. Они ничего не знают. – Он пристально наблюдал за Хьюго. – Владелец газеты твой старый друг. Ты знал об этом?
– Да? Кто?
– Фрейзер Стюарт. – Робсон был разочарован, так как Хьюго никак не отреагировал. Но Хьюго прекрасно владел собой, и к тому же он знал, кто владелец газеты в Абердине.
– Я знал его по колледжу, – ответил он спокойно.
– Да, он сказал мне. Я встретил еще одного твоего друга из колледжа. Ливви Дэвис. Они работают вместе.
На эту новость Хьюго отреагировал. Выражение удивления промелькнуло на его лице, прежде чем он сумел овладеть собой.
– Что она там делает? – спросил он. Голос его звучал напряженно. – Она знает что-нибудь про «ИМАКО»?
Робсон пожал плечами:
– Они сказали, что им ничего не известно.
Хьюго презрительно фыркнул:
– Ты поверил этому?
– Да, а почему не поверить? – Пауль положил свой кейс на стол. – Какого черта ты боишься, Хьюго? Почему ты так помешался на «ИМАКО»? Ты никогда раньше так не волновался, и мы всегда имели прибыль от этой компании. В чем дело сейчас?
Хьюго почувствовал чудовищное желание ударить Робсона по лицу. Его злость была такой неожиданной и необъяснимой, что он задохнулся. Пытаясь бороться с ненавистью, он стиснул кулаки и сжал губы. Как ему хотелось стереть самодовольное выражение с лица этого кретина!
– Мы не сможем выплатить по страховке, – сказал Хьюго сухо. – Я никогда не собирался заниматься с «ИМАКО» вторичной страховкой. Она первичная, и мы должны выплачивать все.
Робсон схватил свой кейс. На какое-то мгновение он подумал, что Хьюго просто смеется над ним, что это его обычная грубая шутка. Но потом он все понял, и теперь был в полной уверенности, что Хьюго безумен. Посмотрев на своего босса, Пауль спросил:
– Скажи мне, почему ты рисковал пятнадцатью миллионами фунтов стерлингов для первичной страховки, а не использовал вторичное страхование?
Хьюго откинулся на спинку кресла. Он был доволен, стерев самодовольство с физиономии Робсона.
– Ты знаешь, Пауль… Ты ведешь себя более нахально, чем я тебе позволяю, – процедил он.
Робсон неожиданно ринулся к столу, швырнул на пол кейс и схватил Хьюго за галстук. Притянув его к себе, он закричал:
– Если что-нибудь случится с этой проклятой компанией «ИМАКО», то компания «Говард» пойдет ко дну, не так ли?
Хьюго молчал, яростно высвобождаясь от хватки Робсона.
– Не так ли? – снова закричал Пауль и отбросил Хьюго как куклу. Хьюго рухнул на стул, судорожно глотая воздух.
– Вот почему ты так обеспокоен, не так ли, Хьюго? Хьюго попытался кивнуть. – И вся работа… Мое партнерство… – Робсон замолчал, поднял с пола кейс и грохнул им по столу. Хьюго испуганно подскочил. – Господи! Ты ублюдок, Хьюго! Я ведь тоже несу ответственность! – закричал Робсон. Он был в ужасе, сердце у него замерло, но вдруг он успокоился и решил, что должен убить Хьюго. Он снова бросился к столу и протянул руки, чтобы схватить Хьюго за горло, но остановился на полпути. «Что я собираюсь сделать? – подумал он неожиданно. – Как только я мог дойти до этого?»
Он опустил руки и плотно прижал их к бокам. Потом стиснул кулаки и повернулся, чтобы уйти.
– Эх, Робсон! Ты слишком большой трус, чтобы ударить меня! – съязвил Хьюго.
Пауль обернулся и неожиданно заметил сексуальное возбуждение в глазах Хьюго. Робсона затошнило.
– О, я ударю тебя, Хьюго! – прорычал он. – Но мой удар не принесет тебе наслаждения! – И с этими словами он вышел из кабинета…
На углу Бэвис Маркс Робсон остановил такси.
– Истон Стэйшн, приятель! – Откинувшись на сиденье, он закрыл глаза.
Надо было сразу же обратиться в полицию, он понимал это. Он бы так и сделал, если бы мог вернуть прошлое. Но сейчас было уже поздно – он слишком запутался и не знал ответа на многие вопросы. Но в полиции должны знать, что делать с информацией, добытой Ломаном. И если он будет действовать быстро, то может послать в Абердин с курьером копию дискеты Ломана. Она будет там сегодня вечером. Все, что он понимал, – надо спешить!


Хьюго положил руки на горло и стал массировать красные пятна, оставленные пальцами Робсона. Он с трудом сглотнул несколько раз, стараясь прогнать боль в горле, а потом поднял телефонную трубку. Он набрал телефон Джеймса в министерстве иностранных дел и стал ждать, когда тот снимет трубку.
– Джеймс?
– Привет, Хьюго! – Они разговаривали по телефону чуть ли не каждый день, но Джеймс все еще испытывал сильное физическое возбуждение, слыша голос Хьюго. – С тобой все в порядке, Хьюго?
– Нет, я звоню не для траханья! – резко прервал его Хьюго. Потом замолчал и перевел дыхание. – Джеймс, Ливви спуталась в Абердине с Фрейзером Стюартом. Я хочу забрать ее оттуда. – Он замолчал, так как ему трудно было говорить.
– Ливви? – Джеймс с отвращением произнес это имя.
– Да, Ливви! Помнишь се? Женщина, с которой ты спал в прошлом. Что? Спал восемь лет!
– Хорошо! Хорошо! Успокойся, Хьюго! – Джеймс был в ужасе: Хьюго совершенно не контролировал себя.
– Я не могу успокоиться, Джеймс, до тех пор, пока ты следующим рейсом не вылетишь в Абердин и не вытащишь ее оттуда. Вечером! Тебе все ясно? Джеймс помолчал, а потом произнес:
– Извини, Хьюго! Но это мне не подходит, я не могу…
– Ты можешь сделать так, как я сказал, Джеймс! – Хьюго задохнулся и болезненно кашлял несколько секунд, прежде чем громко прошептать: – Ливви ввязалась в дело, которое может повредить мне и тебе. Это слишком опасно. Я не могу сейчас тебе все объяснить, но хочу, чтобы она вернулась в Лондон сегодня вечером! – Он замолчал, а потом предупредил: – Не вздумай меня надуть, Джеймс! Ты знаешь, чем тебе это грозит! – И, не в состоянии больше говорить, повесил трубку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обманутая - Баррет Мария



Средненько, вяло, мало эмоций.Сюжет интересный, местами даже увлекает, но не захватывает.Прочитала и забыла.
Обманутая - Баррет МарияТина
3.09.2013, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100