Читать онлайн Обманутая, автора - Баррет Мария, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обманутая - Баррет Мария бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обманутая - Баррет Мария - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обманутая - Баррет Мария - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баррет Мария

Обманутая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

Ливви стояла рядом с домом двадцать два по Холбурн-роуд, отвернувшись от окна, в которое миссис Роу наблюдала за ней. Старушка постучала в стекло, а когда Ливви посмотрела на нее, радостно помахала. Митч опаздывал уже на десять минут, и все это время хозяйка Ливви стучала в стекло и махала рукой. Она явно относилась к Ливви как к своей любимице Тилли. Ливви отвернулась от окна и стала смотреть на улицу, засунув руки поглубже в карманы и желая, чтобы Митч скорее появился.
Стояли последние мартовские дни. Солнце сияло по-летнему ярко, но было холодно. Она была одета в новое пальто в клетку, которое купила для шотландской погоды, с огромным воротником и карманами, из которых не вынимала рук. Шерстяной берет закрывал ей уши. На ней было теплое белье, легинсы, охотничьи ботинки и серые теплые вязаные носки.
Переступая с ноги на ногу, она наконец увидела черный джип Митча с открытым верхом, из которого орало радио, и с облегчением вздохнула. Повернувшись к окну, она последний раз помахала хозяйке и пошла навстречу машине, резко затормозившей.
– Доброе утро, миледи Оливия! Не было никакой необходимости так экипироваться! У нас прогулка на вертолете, а не путешествие пешком в горы! – воскликнул Митч, выскакивая из джипа.
– Но мне холодно. И потом мы собирались прогуляться, когда прилетим. А на диких землях Абердина будет морозно!
Митч рассмеялся.
– Ах ты, нежная южанка! – Открыв дверь, он помог ей сесть в машину, закинул на заднее сиденье ее сумку. – Подожди минутку.
Подбежав к дому, где миссис Роу все еще стояла у окна, он постучал в стекло, и старушка, с большим трудом подняв шпингалет, распахнула окно.
– О-о, Митч! Как ты поживаешь?
– Прекрасно, прекрасно. Очень рад был увидеться с вами, миссис Роу! – Он перегнулся через подоконник и поцеловал старушку в морщинистую щеку. Потом галантно поклонился ей и удалился, легко перепрыгнув через дроковый кустарник, росший в саду. Потом с уже более серьезным видом сел в машину. Когда он поехал в сторону Абердинского аэропорта, Ливви буквально стонала от смеха.
Митч несколько дней планировал эту прогулку на вертолете: он считал, что это единственная вещь, которая может покорить ее. После неудачи несколько дней назад, когда он почти уложил ее в постель, но в последнюю минуту все рухнуло, он был в постоянном сексуальном напряжении. И все время отчаянно мечтал закончить то, что они начали. Не потому, что Ливви стала для него единственной женщиной, нет – Митч не верил в любовь. Он любил только свою маму и свою камеру. Это желание было другого рода – его можно было сравнить с пудингом, покрытым клубничным кремом, который он собирался съесть, но последний кусок предложили другому. А он хотел пудинга сейчас и больше ни о чем не мог думать.
Пока они ехали в аэропорт, Ливви стала набрасывать заметки для своего раздела. Она решила посвятить один номер туризму в Абердине. Эта идея ей пришла в голову, когда Митч предложил прогулку на вертолете. Она предполагала рассказать об Абердине, показать его старинную красоту и очарование суровой природы. Написать об исторических, знаменитых местах города и о его окрестностях, о побережье и долинах, о Грэмпиан Маунтинс и Спрей Вэлли. А для всего этого нужны были хорошие снимки. Ей хотелось сделать приложение интересным, хотелось, чтобы люди стремились купить его. А спрос, несомненно, привлечет желающих дать объявление или рекламу. Ей очень хотелось, чтобы ее приложение имело успех.
Митч втиснул свой джип на свободное место на стоянке в аэропорту, выключил двигатель и изучающе посмотрел па Ливви.
– Возбуждает? – спросил он.
Ливви оторвалась от блокнота и недоумевающе посмотрела на него.
– Тебя возбуждает? – опять повторил он, отбивая ритм ладонями по рулю, и уточнил: – Я говорю о прогулке на вертолете.
Ливви пожала плечами. Ей хотелось сказать, что вряд ли. Как-то раз, готовя программу, она целую неделю болталась на вертолете! Но тут она посмотрела на мальчишеское лицо Митча, полное счастливого ожидания.
– О да, я просто счастлива!
– Хорошо, мне кажется, ты получишь удовольствие! Она улыбнулась и наблюдала за ним, когда он стал поднимать крышу. Он занимался этим, пока Ливви вынимала из машины две камеры, свой рюкзак, сумку с пленками, набор с линзами, сандвичи, термос. Через несколько минут они уже были готовы.
– Пойдем, Ливви. Это будет роскошная прогулка, – нетерпеливо сказал Митч, взяв сумки и шагая к терминалу.
– Не могу дождаться, – ответила Ливви, с трудом сдерживаясь от смеха.
Усевшись, Ливви откинулась на спинку сиденья и стала ждать, когда пилоту разрешат взлет. Ей была знакома вся предварительная подготовка. Она закрыла глаза и расслабилась, ожидая, когда вертолет поднимется в воздух. Она не вслушивалась в болтовню Митча со своим другом-пилотом, который работал на нефтяную компанию. Ливви думала о снимках, которые нужно сделать для ее раздела. Через несколько минут она почувствовала, что ее бедро осторожно поглаживают.
– Не надо нервничать, – сказал Митч тихо. – Это все безопасно. – Ее затошнило от его снисходительно-покровительственного тона.
Ливви открыла глаза и передернулась. Он стал действовать ей на нервы – пора поставить его на место. Она улыбнулась, убрала его руку и сказала сухо:
– Я не нервничаю, Митч.
Он кивнул, но его взгляд говорил, что ей не нужно притворяться, он все понимает. Она глубоко вздохнула, по тут ее спас заработавший двигатель. Через несколько минут они поднялись в воздух, набрали высоту и, покинув зону аэропорта, направились от побережья в самое сердце Абердина.
Ливви была изумлена красотой земли, над которой они пролетали. Сначала они пролетели лад Абердином, и Митч смог сделать несколько черно-белых снимков Гранит Сити с его величественными, строгими зданиями на фоне сурового Северного моря. Сверкающее небо и бледное мартовское солнце давали плохое освещение для снимков, и они повернули в глубь страны по направлению к горам.
Вертолет летел вдоль Ривер Да, высоко над прекрасной долиной, потом над деревней Эбойн к скалистым вершинам на севере Шотландии. От открывающейся картины захватывало дух. Потом они пролетели над Грэмпиэн Маунтинс по направлению к Спрей, над сохранившимися замками и руинами, такой красоты Ливви даже не представляла. И наконец достигли административного центра Абердина – Хантли. Ливви непрерывно делала заметки в своем блокноте, пока Митч не впал в творческое безумие. Он просил пилота повисеть над понравившимся местом, пока он менял линзы, а потом уговорил его подниматься, опускаться, повернуть вправо, а сам в это время делал снимки в разных ракурсах, стараясь поймать в кадр бледно-голубое небо и сверкающее весеннее солнце.
Наконец, когда Митч снял все, что хотел, они полетели к Коррин Хиллс, чтобы посадить вертолет. Им надо было перекусить, погулять и сделать еще несколько снимков. Это был прекрасный нетронутый уголок природы, который городские жители облюбовали для прогулок и пикников. По всей территории Коррин Хиллса протекали ручьи, наполненные пенящейся ледяной прозрачной водой. Ручьи выходили из земли, а потом снова исчезали в камнях.
Митч договорился с пилотом, что они с Ливви проведут здесь пару часов, пока пилот не слетает в Дан Валли и не доставит бизнесмена в Абердин. Кое-что у него не было учтено! Ливви оказалась очень предусмотрительной, так тепло одевшись. Ей не страшен свежий воздух и холодная, мокрая земля, думал Митч, разыскивая место, где они могут устроить ленч. Он был мрачно настроен – поблизости не предвиделось сухого, теплого, прелестного амбара или, на худой конец, – заброшенной конюшни.
Они долго искали, пока не нашли подходящее место, где можно было присесть и перекусить. Митч опустил сумки и рухнул на громадный, покрытый мхом камень, выступающий из ручья. Он вытащил сандвичи и кофе, вручил их Ливви, а сам схватился за камеру и сделал несколько снимков Ливви, сидящей в пальто с поднятым воротником и в берете, туго обтягивающем голову. Она выглядела семнадцатилетней, пытаясь открыть пакет с бутербродами. И Митч, не в состоянии сдержаться, подошел и поцеловал ее.
– О! Зачем это? – воскликнула Ливви.
– Я не знаю. Ты выглядишь так, как будто это нужно.
Она улыбнулась:
– Мне нужно гораздо больше. Вот я не могу открыть этот чертов пакет!
Митч забрал у нее пакет, поднес ко рту и надорвал зубами. Скатал оторванную полоску в маленький комочек и собрался бросить в ручей. Но, увидев ее изумленный взгляд, смутился и затолкал комочек в карман.
Я думала совсем не об этом, – сказала Ливви, встав и посмотрев в ручей. Она прошла мимо Митча к ручью, вытащила какой-то старый пакет из воды и стала пристально всматриваться в воду, а потом крикнула:
– Эй, Митч. Подойди на минуту!
Он обернулся:
– Ты не собираешься бросить меня в воду?
– Не говори ерунды!. – Она не отрываясь смотрела на воду. – Правда, подойди на минуту. Я хочу тебе что-то показать.
Митч встал. Его совершенно не интересовал какой-то ручей, но он подошел к Ливви и проследил за ее взглядом.
– Что? Что ты увидела? – нехотя спросил он.
– Там!
– Где?
Она повернулась и посмотрела на него.
– Ради Бога, Митч! Ты когда-нибудь видел, чтобы русло ручья было ярко-желтое?
Он наклонился ниже.
– Оно не желтое. – Он лег на живот, закатал рукава, опустил руку в ледяную воду и вытащил со дна ручья маленький камень. Поднес камень к глазам и посмотрел на него. – Боже! Он желтый! – Наклонив лицо над водой, он понюхал. – Пахнет хорошо, чистая весенняя вода! – Затем набрал воды в ладонь и стал пить.
– Митч, не надо! – закричала Ливви.
Он выплеснул оставшуюся воду и обернулся.
– Ливви, ты сумасшедшая! – заявил он, вытирая руки о куртку. Потом встал на ноги.
– Мне, кажется, бояться нечего. Под этим валуном, наверное, месторождение минералов. – Он прищурился и бросил камень в ручей. Проследив взглядом, как он с тяжелым плеском упал на дно, он сказал: – Пойдем, Ливви. Пора перекусить. Если тебе хочется, мы займемся ручьем после ленча. Посмотрим, сможем ли мы найти камешки другого цвета!
– Хорошо, я верю тебе, ты хорошо знаешь местность. Но мне все это не нравится. – Взяв его за руку, она потащила его к камню, который они выбрали в качестве стола для ленча. Потом наклонилась и взяла пакет с сандвичами.
– Какой ты хочешь? С мясом или с сыром?
– М-м, с сыром, пожалуйста.
После ленча они прошли несколько миль, но потеряли ручей, и Ливви, восхищенная красотой местности, совершенно забыла о желтых камнях.
– Я завидую, что ты всегда, когда захочешь, можешь побывать в этих местах, – сказала она Митчу. Она стояла и смотрела на окружающий пейзаж, но ее мысли были снова заняты Фрейзером. Последние несколько дней она думала только о нем. Неожиданно для самой себя она сказала вслух: – Я не удивлена, что Фрейзер вернулся в Шотландию. Мне кажется, что он не мог бросить все это ради Лондона.
– О! Он вернулся не из-за этого. Я разговаривал несколько дней назад с Кэрол на эту тему. После нашей с тобой беседы меня очень заинтересовал этот вопрос, – сказал Митч.
– Да? – Ливви сжалась. Ей не хотелось слышать, что Митч может рассказать о Фрейзере, она очень горевала из-за того, что потеряла его. Это было смешно и нелепо – постоянно думать о нем! Она не имела права, ей предстояло пройти через суд. Как она могла считать, что Фрейзер сможет войти в ее жизнь? Через несколько месяцев ей, может быть, придется опять вернуться в камеру.
– По мнению Кэрол, его отец умер не из-за болезни, но она не знает всего этого в точности, – продолжал Митч, не заметив подавленного настроения Ливви. – Семья Фрейзера, Стюарты, владели громадными землями в Абердине, пока нефтяная компания не начала разработки на побережье. До этого британское правительство пыталось наладить здесь какое-нибудь производство, чтобы обеспечить массовую занятость населения.
Ливви насторожилась, отогнала грустные мысли и стала внимательно слушать.
– Производство удобрений было одним из видов промышленности, предложенных правительством. И «ИМАКО» предложила план развития химической промышленности в этом районе, но у них не было земли. Они вели переговоры с Робби Стюартом, но безрезультатно. Тогда британское правительство издало указ о принудительной продаже земли в том районе, где нужно «ИМАКО». Конечно, «ИМАКО» дала крупную взятку – несколько членов парламента были у них в кармане, – но Робби был ограблен. Он потерял большую часть своих владений, а получил жалкие гроши. Тогда он решил основать газету и бороться с компанией. Но у него было мало фактов, и он повел себя неправильно. Компания воспользовалась этим и отомстила ему. А дальше, по предположению Кэрол, у Стюарта «разбилось сердце», и он сломался. Стал пить, принимать таблетки и прочую ерунду. А меньше чем через год его не стало!
Ливви посмотрела на Митча:
– Ты думаешь, это правда?
Митч пожал плечами. Он только сейчас понял, что переключил внимание Ливви с себя на Фрейзера, и очень пожалел об этом.
– Я, честно, не знаю, – ответил он угрюмо. – Но думаю, этим объясняется особый интерес босса к «ИМАКО», не так ли?
Ливви отвела взгляд. Очень многое подтверждает реальность этой версии, подумала она: таблетки, выброшенные в унитаз, разговор о том, что надо встать лицом к трудностям и бороться с ними… Очевидно, все это ему знакомо намного сильнее, чем она могла представить. Она молчала несколько минут, раздумывая… Возможно, она была не единственной, кому пришлось тащить на себе тяжелый груз воспоминаний.
Митч взял ее за руку:
– Чем занята твоя голова?
– Я думаю о том, какие чудовищные вещи могут случаться.
Митч передернулся и отпустил ее руку. Ему сейчас стало ясно, что она ушла из его жизни. Он посмотрел на часы:
– Я думаю, надо возвращаться к месту встречи с вертолетом.
– Ты прав. Спасибо тебе за то, что ты рассказал мне. – Она улыбнулась, но что-то в ней изменилось.
– Все в порядке, – ответил он. – Если только это правда.
Она улыбалась, пока они возвращались к вертолету, а Митч злился, стараясь скрыть обиду. И она еще раз повторила:
– Да… если это правда.
Через сорок минут, поднявшись в воздух, Митч забыл обо всем, выискивая места для съемок. Он держал камеру у глаз и молча работал, совершенно увлекшись съемкой, а Ливви отмечала на карте то, что ее интересовало! Когда они пролетали над тем местом, где останавливались на ленч, Ливви достала из сумки бинокль и стала внимательно разглядывать что-то внизу. Она увидела знакомый камень с ручьем, подкрутила линзы, чтобы приблизить изображение, и неожиданно сказала:
– Митч, сделай снимок, где мы сидели.
Он отвел камеру от глаз и посмотрел на нее.
– Для сентиментальных воспоминаний? Обо мне? Она не обратила внимания на его язвительный тон, сосредоточившись, и опять подкрутила линзы.
– Нет, не для этого. Сними еще раз, пожалуйста! Митч опустил камеру на колени и похлопал пилота по плечу, тот сразу понял, чего он от него хочет. Пока вертолет снижался и завис над ручьем, Митч сменил линзы. Потом сфокусировал и снова отвел камеру от лица.
– Я уверен, что это просто минеральные соли, Ливви.
Она посмотрела на него и приподняла бровь.
– Я уже сказала, что доверяю тебе, но это очень необычный цвет.
Через пару минут он снял все, что хотела Ливви, и снова хлопнул пилота по плечу, давая разрешение на дальнейший полет.
– Мне кажется, нужно пролететь по долине. Ливви, может быть, сделать несколько снимков территории, которая принадлежит «ИМАКО»?
– Это было бы здорово! – Она сосредоточилась над блокнотом. Этот ручей очень удивил ее. Она ни на минуту не поверила в теорию Митча о залежах минералов, но у нее не было никакой своей версии. Она отложила бинокль и стала смотреть на местность, над которой они пролетали, приближаясь к территории «ИМАКО».
– Как называется местность, где мы пролетаем? – спросила Ливви пилота, когда они уже приблизились к Инверу.
– Гэрног. Земля принадлежит «ИМАКО», – ответил летчик. – Они собирались развивать свое производство, но общественность запротестовала, и им пришлось прекратить строительство. Я не знаю, как они используют эту местность, но она закрыта для посещения.
– Митч, ты можешь сделать здесь пару снимков?
– Ты хочешь снять Гэрног?
– Да, пожалуйста.
Он щелкнул несколько раз камерой, как его просили. Наконец они были над территорией «ИМАКО», где находился производственный комплекс. Он располагался милях в двадцати от города. Они покружились несколько минут над «ИМАКО», пока Митч выбирал объекты для съемки, и потом еще пять минут, так как Ливви захотелось иметь больше снимков, а затем повернули к Абердину. Пролетев над Кинтором, они приземлились в аэропорту.
– Какой волшебный день! Спасибо тебе, меня посетило много блестящих мыслей! – сказала Ливви, когда Митч стал зачехлять камеры.
Митч убрал линзы в коробку и взглянул на нее. Несмотря на то, что у него было плохое настроение после разговора о Фрейзере Стюарте, он широко улыбнулся.
– Правда?
– Да, я очень благодарна тебе.
– Я знал, что ты получишь наслаждение от прогулки! – самодовольно ответил он. И, отбросив плохое настроение, Митч отправился с Ливви на работу…
Ливви старательно увиливала от приглашения Митча пообедать.
Ей было неловко перед ним, так как он потратил весь вечер, печатая для нее фотографии, пока она делала наброски передовой статьи. Но вина ее исчезла, когда Кэрол подошла к нему и сказала, что у нее собирается компания и он может присоединиться к ним, если хочет. Митч собрался так быстро, что Ливви не успела даже глазом моргнуть. Потом он наклонился над ее столом.
– Не могу отказать хорошенькой девушке. Ливви, смеясь, оттолкнула его. – Уходи! Ты непостоянный мужчина!
Митч ушел с Кэрол, переполненный впечатлениями от прогулки на вертолете. Забавно будет позлить ее нудных положительных приятелей-бизнесменов!
После того как они ушли, в офисе остались только Ливви и Гордон. Оба работали молча в противоположных концах огромного помещения. Ливви потратила много времени, продумывая все детали своего раздела, так как обещала положить готовый материал на стол Гордона к концу недели. Она также хотела дождаться, пока просохнут пробные снимки. Ей хотелось посмотреть их после работы. Она надеялась, что снимки могут подбросить новые идеи для ее раздела.
Она посмотрела на Гордона, который собирался уходить и махал ей рукой.
– Не будь такой усердной, Ливви! – крикнул он. – Не буду. Обещаю.
Но оба знали, что будет. Работа в газете была отдушиной для Ливви. И она делала все, чтобы забыть о жестокой реальности.
Гордон улыбнулся своей обычной мрачной улыбкой, надел пальто и ушел из офиса, больше не сказав ни слова. Ливви смотрела, как за ним закрылась дверь, а потом услышала его шаги по лестнице. Через несколько минут она осталась совершенно одна.
Она проработала около часа, а потом неожиданно почувствовала сильную усталость. Откинувшись на стуле, она потерла спину, которая совершенно занемела от долгого сидения в одном положении, и потянулась. Уже было десять тридцать и она подумала, что надо собираться домой.
Собрав свои вещи, она потянулась за пальто и вспомнила о фотографиях. Оставив все на столе, она пошла в темную комнату и включила свет. Пробные снимки висели настоящей гирляндой. Она сняла их, сложила в кучу и понесла на свой стол. У нее так устали глаза, что было трудно рассмотреть снимки. Тогда она разыскала увеличительное стекло Митча. Снимки по-настоящему хороши, подумала она, рассматривая последний. Они просто фантастичны!
Потом она снова взяла снимок с местом пикника и, прищурив глаза, стала тщательно рассматривать его. Да, она была права. Русло ручья было ярко-желтого цвета, как будто кто-то специально раскрасил снимок. Она отнесла пробные снимки в темную комнату, включила специальную лампу и посмотрела на них. Цвет исчезал. Просмотрев другие фотографии, она отобрала снимки с владениями «ИМАКО» – Гэрногом. Она не знала, что должна увидеть, но чувствовала какую-то загадку. Интуиция никогда не подводила ее. Это была первая причина ее интереса. А другую причину ей подсказал Митч. Когда они подлетали к Абердину, он обратил ее внимание на грузовики, разбросанные по пустой территории «ИМАКО» – что делать грузовикам там, где нет производства? Может быть, «ИМАКО» чем-то занимается на пустой территории?
Ливви снова взяла лупу и стала рассматривать снимок, и хотя пыталась сосредоточиться, все было таким мелким, что трудно было разобрать детали. После нескольких минут бесплодного изучения она собрала пробные снимки и негативы и все это осторожно убрала в сумку. Она сама не знала почему, но ей не хотелось, чтобы их кто-то увидел. И вдруг ее осенило. Она стала понимать, что если необычный интерес к «ИМАКО» объясняется историей, рассказанной Митчем, то у Фрейзера могут быть интересные данные. Ей захотелось отыскать материалы, чтобы найти причину, волнующую ее.
Встав, Ливви посмотрела на маленький кабинет Фрейзера, отгороженный стеклянной стенкой, и увидела, что он оставил включенной лампу на столе. Огонь, который, казалось, указывал ей путь. Взяв сумку и быстро наведя порядок на своем столе, она направилась к кабинету, открыла дверь и вошла. Она хотела потушить свет и уйти домой. Но, взглянув на стол, она увидела небольшую коробку с дискетами, над которыми Фрейзер работал последние несколько дней. На них было написано слово «ИМАКО». Она протянула руку к коробке и медленно достала первую дискету. Отступать она уже не хотела.
Поспешно сев к экрану, она включила компьютер и поставила дискету. Затем открыла свой блокнот, вошла в программу и быстро просмотрела информацию. Это было то, в чем она нуждалась. И она стала быстро записывать все, что могло быть ей полезно. На дискетах оказалась информация, которая показала ей полную картину и подсказала путь, которым она должна идти.
В полночь она наконец покинула офис. Она больше не чувствовала усталости – ее переполняло профессиональное возбуждение. Сев в свободное такси, Ливви откинулась на сиденье и дала адрес Митча. Когда по освещенным улицам Абердина такси подъехало к квартире Митча, Ливви вышла из машины, расплатившись с водителем, и встала у освещенного входа, чтобы позвонить в квартиру. После некоторого времени из домофона раздался сонный голос Митча. – Митч, это Ливви.
– Ливви! Господи! Что ты здесь делаешь?
– Мне нужна твоя благосклонность. Можно мне войти?
Наступило молчание. Создавалось впечатление, что Митч исчез. Ливви, обхватив себя руками, топталась на холодной, темной улице.
– Послушай, Ливви! – наконец снова зазвучал голос Митча – Э… это прекрасно… э… есть смущающее обстоятельство… я…
Ливви улыбнулась:
– Все нормально, Митч. Меня не волнуют твои обстоятельства. Я пришла попросить у тебя на завтра машину. Ты не откажешь?
– Мою машину? – Он совсем растерялся.
– Мне нужно увидеться кое с кем, а я не могу добраться туда автобусом.
– Порядок. Подожди минуту.
Домофон снова замолчал, и Ливви посмотрела на здание, стараясь увидеть, где зажегся свет. Но повсюду в окнах стояла чернильная темнота.
– Ливви! Я впущу тебя в холл и брошу ключи от машины.
Ливви начала смеяться:
– Она такое чудовище, Митч?
– Очень смешно!
Щелкнул замок на входной двери и Ливви вошла в холл. Потом услышала голос Митча и подняла голову. Стоя наверху лестницы, завернутый в одеяло, он бросил ей ключи от машины. Она стала благодарить Митча, но он исчез, не дожидаясь, когда она закончит фразу.
Черт бы меня побрал! Наша интрижка закончилась, подумала она. Потушив свет, она вышла из холла. Но ее не волновало прекращение их романа. Когда она шла по улице, то ни малейших следов обиды и переживаний у нее не было. Единственное чувство, которое владело ею – было безмерное удивление.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обманутая - Баррет Мария



Средненько, вяло, мало эмоций.Сюжет интересный, местами даже увлекает, но не захватывает.Прочитала и забыла.
Обманутая - Баррет МарияТина
3.09.2013, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100