Читать онлайн Обманутая, автора - Баррет Мария, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обманутая - Баррет Мария бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обманутая - Баррет Мария - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обманутая - Баррет Мария - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баррет Мария

Обманутая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Через две недели Бет Броуден сидела в своем небольшом кабинете. Она дала себе несколько минут отдыха, прежде чем принять следующего пациента. Бет была зла на ушедшую больную. По ее мнению, больная была просто нытиком и притворщицей, а Бет пришлось долго разговаривать с ней вместо того, чтобы влепить пощечину. Бет была очень хитра и хорошо ладила с персоналом, поэтому занималась административной работой, терапией, но не хирургией. Нельзя сказать, что она питала к пациентам особо нежные чувства, и если ей приходилось обсуждать с ними их проблемы, она считала это пустой тратой времени. Депрессия, стресс – все время одно и тоже… Охота им впадать в стрессы… Сейчас, после нескольких минут отдыха, ей стало легче.
Она думала о своих отношениях с Фрейзером. Она думала о пустых телефонных звонках и о своих бесполезных усилиях. Не было ничего, кроме обычной дружбы: болтовня, выпивка. На черта ей такие идиллии! Нет, пора переходить к крутым мерам. Ей не нравилось, когда ее игнорировали как женщину! Бет Броуден сама управляет личной жизнью! Сегодня ночью она все изменит.
Она потянулась к своей сумке и достала маленькую записную книжку в кожаном переплете. Открыла страницу со списком нужных покупок, еще раз проверила его, добавила перечень ингредиентов для крема, а потом, после всего списка, написала «презервативы». Сегодня ночью она заменит эти идиотские дружеские отношения любовной связью – так что надо быть в боевой готовности.
Положив книжку в сумку, решила вызвать очередного больного, но ей помешал звонок секретаря из приемной.
– Привет, Бет. Звонит мистер Дерек Дорси, он ждет уже двадцать минут.
– Ох. – Это был уже третий звонок Дорси за неделю, но ей хотелось избежать разговора. Вот уж в самом деле – только она решила заполучить Фрейзера, так Дорси сразу добивается ее. – Попроси его перезвонить, – сказала она секретарю.
– Не получится – он заявил, что будет ждать, пока ты не освободишься.
– О Боже! – Бет тяжело вздохнула. – Ладно, Мэгги! Соедини меня с ним.
– Привет, Бет. – Его глубокий бархатный голос с прекрасной дикцией очаровывал. Бет вспомнила, как он действовал на нее до тех пор, пока она не поумнела.
– Привет, Дерек. Извини, что не могла сразу подойти к телефону.
– Не переживай, Бет! Я же понимаю, как ты усердно трудишься все эти дни! – Она услышала издевку в его голосе. По звуку голоса она всегда могла определить его настроение и состояние, даже его желание физической близости.
– Я звоню тебе, чтобы узнать, как продвигаются твои шашни с Фрейзером Стюартом, нашим местным газетным магнатом.
Бет заколебалась. Ливви Дэвис сильно затрудняла дело. Да и Фрейзер оказался крепким орешком. Она не знала, стоит ли посвящать Дерека в эти подробности.
– Я работаю в этом направлении.
После этих слов наступило короткое молчание, а потом он сказал холодно:
– Что ты под этим подразумеваешь, Бет? Не морочь мне голову, у меня плохое настроение.
Она услышала угрозу в его голосе. Он давал ей понять, что это не просто дружеский звонок и до Бет дошло это.
– Мы с ним друзья. Мы сегодня ужинаем вместе.
– Ты трахаешься с ним?
– Я не думаю, что…
– Прекрати, Бет, – сказал Дорси резко. – Нечего передо мной разыгрывать девственницу. Я сказал тебе, что мне нужна петля для шеи Фрейзера. Мы обнаружили утечку, и мне нужно знать, сколько информации ушло. В руках противника она является реальной угрозой. И ты прекрасно знаешь, что тебе грозит в этом случае, Бет.
– Мне? – Бет не собиралась покупаться на это. Она играла в другую игру и не могла быть куда-то впутана.
– Я надеюсь, что ты понимаешь это. Если химикат будет определен, тогда всплывут твои медицинские заключения.
– Ну и что? Я только написала то, что видела. Дорси угрожающе рассмеялся:
– Ты написала то, за что тебе заплатили. И это еще мелочь, моя дорогая Бет. У меня есть список чеков, выданных доктору Бет Броуден, нашему консультанту.
Бет разозлилась, но понимала, что не должна показывать этого Дорси. Ей было известно его могущество, и она боялась. И уже не в первый раз она почувствовала, что страх очень возбуждает.
– Итак, что тебе нужно от Фрейзера Стюарта?
– Мне нужно знать, как много ему известно.
– И как, ты считаешь, я должна выяснить это?
– О, моя дорогая Бет, – сказал Дорси саркастически. – Ты действительно меня об этом спрашиваешь? В этих вопросах я всегда полагался на такого эксперта, как ты!
Бет с трудом сдержалась от злого выпада:
– Ладно. Мне понадобится несколько дней.
– Как долго продлятся эти несколько дней? Позвони мне в субботу домой. И запомни, Бет, что если все вскроется, то конец не только «ИМАКО». Ты поняла, что я имею в виду?
Ей хотелось дать ему достойный ответ, но он повесил трубку.
– Ублюдок! – пробормотала она, положив трубку. Ожидая, пока очередной пациент войдет в кабинет, она неожиданно почувствовала, как мокро у нее между ногами, и разозлилась. Этот чертов кретин до сих пор возбуждает ее.


Ливви вместе с Митчем Мак-Дональдом сидела за столом, на котором громоздились куча фотографий и черно-белый макет трех страниц развлекательно-рекламного приложения «Лайф-стиль». Она подбирала фотографии для первой рекламы.
Две прошедшие недели Ливви было очень трудно. Они оказались гораздо тяжелее, чем она представляла, но принесли много удовольствия. Ей нравился Митч; он был забавным, легким, сумасбродным, и поглощенным работой. Он оспаривал каждое ее предложение, дразнил, заставлял думать и отстаивал свою правоту. Ей нравилось сражаться за каждый дюйм печатной полосы, не только с ним, но и с остальными коллегами. В той, прошлой жизни Ливви Дэвис все доставалось очень легко. Она была известна в Лондоне, и её слава работала на нее. Ей не задавали вопросов и не осмеливались возражать. А сейчас она поняла, что завоеванное в борьбе ценится гораздо больше.
В «Эбердин энгас пресс» она была не телезвездой и дочерью телезвезды, а обыкновенным сотрудником. И это было замечательно!
– Ох, не понимаю, почему мы так беспокоимся из-за этих дурацких снимков, – сказал замученным голосом Митч. Потом отобрал несколько, а остальные бросил на стол. – Посмотри, может быть, эти покажутся более интересными.
Ливви улыбнулась. Митч был верен себе. Ему нравилось постоянно флиртовать. Флирт придавал остроту работе.
– А если мы поместим этот снимок? – Ливви показала ему модель в черном кружевном лифчике, черных чулках и подвязках. – Вот это мне кажется очень интересным!
Они расхохотались, и Митч ущипнул ее за руку. Она ахнула и ущипнула его в ответ. А потом они затеяли шумную потасовку, хихикая, как дети. Все фотографии разлетелись по комнате.
– Кровожадный Митч! – Ливви, смеясь, отодвинула стул, прежде чем он успел снова дотронуться до нее. – Ха! Догони меня! – закричала она, вскочив со стула и бросилась бежать. Она спиной наткнулась на какого-то человека, чертыхнулась, а потом повернулась, чтобы вежливо извиниться. И оказалась лицом к лицу с Фрейзером.
– Фрейзер! – Она вспыхнула и приложила руки к покрасневшим щекам, пытаясь скрыть улыбку. – Извини, я… – Она чувствовала себя идиоткой. Митч перестал смеяться и стал собирать рассыпанные снимки, стараясь исчезнуть с грозных глаз шефа.
– Извини, – снова прошептала она, не поднимая глаз от пола. Фрейзер почувствовал страшную ревность, а потом стал успокаивать себя, борясь с диким желанием сказать Митчу что-нибудь язвительное.
– Мне хотелось посмотреть, чем вы занимались эту неделю. Гордон, кажется очень доволен.
Ливви кивнула и взглянула на него. Потом потянулась за черновым макетом и поясняющей запиской. Ее движения были скованными. Она была холодна с Фрейзером после встречи с Бет. Радовалась, что редко видела его, но удивлялась своей ненависти к Бет. Она мучилась, что постоянно думала о нем даже в те дни, когда не встречалась с ним. Фрейзер смотрел на макет, пока она коротко рассказывала о работе.
– Когда вы собираетесь отдавать это нашим рекламщикам?
Он видел, что макет хорош; каждый материал на месте, и оставлено место для газетной рекламы. Уже два клиента заинтересовались размещением рекламы нижнего белья. Об этом ему говорил Гордон. Реклама принесет три с половиной тысячи фунтов. Фрейзер был очень доволен.
– Если все получится, к концу недели отправим в рекламный отдел. Модели прекрасные, но у нас появились еще идеи, и мы хотим с ними помудрить, – сказала Ливви, несмело улыбнувшись.
– Хорошо. – Он оторвался от макета и посмотрел прямо на нее.
Какой он усталый, подумала Ливви, и ей захотелось прикоснуться к его лицу. Неожиданно она почувствовала такое непреодолимое физическое желание быть ближе к нему, что сильно прижала руки к бокам, боясь потерять контроль. Острота этого желания потрясла ее. Они не отрываясь смотрели друг на друга, пока Кэрол не позвала его.
– Мне звонят, – сказал он, не двигаясь. Каждому видно, что ей хорошо с Митчем, думал он с отчаянием.
– Да, – ответила она, уговаривая себя, что его поведение ничего не значит. Но они продолжали смотреть друг на друга.
– Мне лучше уйти. – «Возможно все, что ей нужно, это смех и никаких сложностей».
– Да. – «Как хочется, чтобы он не уходил». Митч громко закашлялся, и они отвернулись друг от друга.
Фрейзер посмотрел на Митча, а потом быстро взглянул на Ливви. Он видел чувства Митча – было глупо не заметить их.
– Я посмотрю, когда все будет готово, – сказал он резко и крупными шагами вышел из комнаты.
Ливви подошла к Митчу, опустилась на колени и стала собирать снимки. Ей нужно было время, чтобы разобраться в своих ощущениях. Это была злость, убеждала она себя. Она все еще злилась на него и боялась своих чувств.
– Итак, где десять дней пропадал босс? – спросила она, передавая кипу фотографий. Я совсем не видела его.
Митч был под впечатлением увиденной сцены, но все же ответил Ливви:
– Мне точно не известно, но Энди Робертс говорил на прошлой неделе, что это связано с «ИМАКО».
– «ИМАКО»? – Это слово слишком хорошо было знакомо Ливви. Она опустила голову, чтобы Митч не заметил ее лица. «ИМАКО», Хьюго, Бразилия, суд – все это снова вернулось к ней. И от сильного страха у нее задрожали руки. Она сжала их, стараясь изгнать из памяти то страшное время, забыть о нем, не думать о том, что было.
– А какие у Фрейзера дела с «ИМАКО»? – с испугом спросила она. – Он связан с ними?
Митч помог ей подняться.
– Я могу сказать, что сам слышал. С тех пор как я работаю в газете, Фрейзер уже интересовался «ИМАКО». В городе у него репутация человека, помогающего тем, кто пострадал от «ИМАКО». Тем, кого несправедливо уволили, кто получил травму, а взамен – никаких компенсаций. Он помогал им найти хорошую работу, нанимал адвоката, если выяснялись нарушения закона. Часто многие дела вел сам. Он блестяще закончил Оксфорд, так мне говорила Кэрол, хотел быть адвокатом. Но, когда умер его отец, ему пришлось вернуться сюда и стать владельцем газеты. Пока он учился в колледже, всем здесь заведовал Гордон Файф, но Фрейзер всегда понимал, что должен вернуться сюда и продолжить дело отца.
Ливви была оглушена услышанным. Ей с Оксфорда было известно, что Фрейзер хотел стать адвокатом. Но она ничего не знала о другом его «хобби» – так назвал Митч деятельность Фрейзера. Она поняла, как мало знала о том, с кем провела несколько изумительных ночей. Этот человек очаровывал и ужасал ее. Скрывая свой интерес, она стала раскладывать на столе фотографии.
– Но почему «ИМАКО»? – небрежно спросила она. – Что это за монстр такой?
Митч накрыл ее руки своими:
– Почему тебе это так интересно?
Ливви пожала плечами:
– Простое любопытство.
– Оно погубило кошку.
Ливви наклонилась к Митчу и прошептала ему на ухо:
– Но я не кошка! – А потом громко зарычала. Он отскочил от неожиданности и закрыл уши руками:
– Господи, Ливви!
– Я лев, – сказала она и взорвалась смехом.
– Очень смешно! – Митч уже терял контроль над собой – уши возглавляли список эрогенных зон его тела. И ему было совсем не смешно. Увидев его сердитое лицо, Ливви перестала смеяться и извинилась.
Митч был слишком возбужден, чтобы отнестись с юмором к шалости Ливви, но сумел справиться с собой. Он выдавил недовольную улыбку.
– Я не знаю, почему его интересует «ИМАКО», а не какая-то другая компания. Но думаю, что все это связано с газетой и с отцом Фрейзера. Я ответил на твой вопрос?
– Да, спасибо. – Она наклонилась и поцеловала его в ухо. – Ты простил меня?
– Да, – улыбнулся Митч.
– Давай не будем больше терять время, а займемся фотографиями.
– Правильно. – Он взял одну фотографию. – Я думаю, что ты выглядишь гораздо лучше этой модели и…
Она шлепнула его по макушке, и они занялись работой.
Митч ушел из офиса около семи вечера. Больше тридцати минут он уговаривал Ливви поужинать с ним, но, потерпев неудачу, ушел один. Она отговорилась тем, что ей нужно срочно отредактировать материал, принесенный днем Дженни.
Ей нравились ухаживания Митча. Митч был очень привлекателен, несмотря на то, что был на пять лет моложе ее. Высокий, стройный, с короткими светлыми волосами, которых, казалось, никогда не касалась расческа. У Ливви возникало желание погрузить свои пальцы в его волосы и пригладить их. Но ей не нужна легкая любовная интрижка, особенно со своим фотографом.
Когда Кэрол окликнула ее, чтобы попрощаться, Ливви подняла голову и помахала ей рукой. Обведя взором офис, она увидела, что осталась совершенно одна. Что называется – заработалась! Увидев, что в кабинете Фрейзера горит свет, она неожиданно для себя встала, потянулась и пошла на этот свет. Стоя в дверях, она посмотрела на пустой стол. Потом прислонилась к косяку и стала думать о том, что рассказал ей Митч о Фрейзере. Она восхищалась им и удивлялась, как могла быть такой высокомерной с ним. Она думала о своем прибытии в Абердин, о своей встрече с Бет, а воспоминания о нескольких днях, проведенных в Девоне, приносили мучительную боль. Все так запуталось. Может быть, она была несправедлива к нему? Она ничего не понимала.
– Ливви?
Она повернулась, оторвавшись от своих мыслей.
– Фрейзер?
Он улыбнулся ей.
– Я не привидение! – Он был без пиджака и держал в руках чашку кофе. – Разреши мне пройти, – сказал он.
Смутившись, она поспешно отошла от двери. – Хочешь пить? Я могу предложить тебе кофе?
– Нет, спасибо.
Он сел за стол, а его глаза пробежали по ее изящной фигуре. Его никогда не переставали изумлять те чувства, которые он испытывал, глядя на нее. Он поспешно отвел взгляд от ее лица и уткнулся в бумага, лежащие на столе.
– Ты знаешь, было бы чудесно, если бы ты смог… – Ливви замолчала. О, Господи! О чем я хочу просить?
– Если бы я смог что? – Он улыбнулся, и стали видны морщины вокруг его глаз. Взглянув на нее, он постучал ручкой по столу.
– Если бы ты смог пригласить меня выпить что-нибудь! – выпалила Ливви.
Фрейзер заставил себя сидеть спокойно, скрывая сокрушающее желание вскочить, схватить свое пальто и вытащить Ливви из кабинета, не давая ей возможности передумать. Он притворился, что обдумывает ее предложение, чтобы она не заметила его страстного желания быть с ней рядом. Когда он уже собрался сказать ей о своем согласии, то вдруг вспомнил, что вечер у него занят. Дерьмовое положение, подумал он с отчаяньем о встрече с Бет.
– Ливви, мне бы очень хотелось, но я не могу. – И снова подумал о Бет. Она собиралась прийти к нему домой, чтобы приготовить ужин. Бет столько дней носилась с этой идеей, что вынудила его согласиться. Он был не в состоянии отказать ей, а сейчас уже не мог избавиться от этого ужина. Но ему было трудно объяснить это Ливви – у нее уже сложилось неправильное мнение об отношениях между ним и Бет, и ему не хотелось расстраивать ее. – Я искренне сожалею. Может быть, в другой раз? – сказал он. Ливви пожала плечами. Он извинился, но боль от отказа была сильна.
– Да, как-нибудь в другой раз. Не перетрудись. Фрейзер вздрогнул – через несколько минут ему уже нужно уходить. Но Ливви не собиралась задерживаться. Попрощавшись, она ушла.
Ливви подошла к дому и стала подниматься по лестнице. После долгого, трудного дня ей хотелось поскорее оказаться в своей квартире. Четырехкомнатная квартира в мансарде была очень уютной. Она предвкушала, как будет нежиться в ванне, а потом устроится с бокалом вина на старом, но уютном диване. Ей очень нравилась обстановка квартиры. Громадные мягкие кресла с подушками, набитыми конским волосом, покрытые клетчатыми пледами; безукоризненная чистота; высокая старинная латунная кровать, которой, наверное, более ста лет; чудовищных размеров викторианская ванна, вмещающая океан горячей воды, и маленькая современная кухня, которую год назад устроил сын-юрист хозяйки дома. Это было все, в чем она нуждалась. Квартира не была элегантной или престижной, но она была теплой, удобной и принадлежала ей.
Она добралась до верхней ступени и остановилась, переводя дыхание и разыскивая ключ в своей сумке.
Когда она нашла ключ и вставила его в замок, то услышала, как внизу открылась дверь и, шаркая ногами, вышла миссис Роу. Ливви тяжело вздохнула, подумав, что только этого сейчас не хватало, но ей не хотелось огорчать свою хозяйку. Перегнувшись через перила, она крикнула:
– Добрый вечер, миссис Роу! Как вы поживаете?
– О, прекрасно, дорогая Ливви! – Маленькая фигурка, закутанная в клетчатый плед, остановилась посередине громадного ледяного холла и посмотрела через толстенные линзы очков на Ливви. – Я вышла, чтобы тебе сказать: сегодня приходили люди из телефонной компании и поставили тебе телефон!
– Замечательно! Какая прекрасная новость! Спасибо, что впустили их, – сказала радостно Ливви.
– Мне не трудно, дорогая Ливви. – Миссис Роу наклонилась и подняла кошку Тилли. – Ну, не буду тебе мешать, – сказала старушка, но продолжала стоять, ожидая, когда Ливви пригласит ее на чашку чая.
– Может быть, вы поднимитесь ко мне? – спросила Ливви, зная, что от нее требуется, хотя до сих пор продолжала удивляться местным понятиям о приличиях.
– О, не могу, дорогая Ливви. У меня много дел. – Шаркая ногами, старушка вернулась в свою гостиную, плотно прикрыв за собой дверь. Ливви улыбнулась чудачествам старушки, повернула ключ в замке и вошла в квартиру.
Она сразу же подбежала к телефону, подняла трубку и послушала гудки станции. Потом улыбнулась, положила трубку и пошла разыскивать записную книжку. Ей нужно было позвонить кому-нибудь, чтобы проверить телефон. Взяв книжку, она села на диван, поставила телефон на колени и стала набирать номер Митча. Как нелепо, подумала она, получать такую радость из-за одного маленького телефона. Она разглядывала комнату, пока набирала номер, и неожиданно квартира на Кэдогэн-сквер всплыла в ее памяти. Злость и обида на Эдди снова поднялась в ней. Пытаясь избавиться от этих чувств, она грубо сказала:
– Я не пропала без тебя, бабуля, но ты – сварливая старая кошелка!
– Привет. Кто это?
– Прости, Митч. Это Ливви. Я разговаривала сама с собой.
Митч, разъяренный тем, что его вытащили из ванны, сразу растаял.
– Подожди, Ливви. Я возьму другой телефон. – Не вешая трубки, обнаженный и мокрый, он побежал в кухню, схватил переносной телефон и вернулся в ванную комнату. Опустившись в горячую воду, он включил телефон. – О! Дорогая! Вот так гораздо лучше.
– Что ты имеешь в виду?
– Я принимаю ванну.
– Митч! Ты – декадент! Надеюсь, ты не голый? – поддразнила она его.
– Конечно, я не голый, Ливви. Я сижу здесь в вечернем костюме.
Она рассмеялась:
– Мне установили телефон. Ты первый человек, которому я позвонила.
– Не вешай трубку, Ливви! Иначе я сойду с ума!
– Хорошо, я не могу позволить, чтобы первый человек, которому я позвонила, пострадал.
– Прекрасно! – Митч был в восторге: лежать голым в ванне и разговаривать с Ливви – это почти блаженство. Но если бы она была с ним, получился бы уже настоящий рай! – Ливви, ты знаешь, новые телефоны могут быть очень сложными. Должен я приехать и показать тебе, как он работает? Может быть, мы вместе изучим инструкцию? Я даже могу перед выходом одеться.
– Ты очень добр, ко мне, Митч. – Она засмеялась. – Ценю твое предложение, но сейчас я позвоню своей маме, потом выпью бокал вина и лягу спать.
– Одна?
– Да, одна.
Он тяжело вздохнул в трубку:
– Ты очень жестокий человек, Ливви Дэвис.
– Жестокий и старомодный. – Она улыбнулась, услышав плеск воды. – Продолжай свои омовения, Митч. Увидимся завтра.
– Ах, Ливви, не покидай меня!
Но было уже поздно, она повесила трубку прежде, чем он успел спросить номер телефона. Он чертыхнулся, выключил кран и лег в ванне. Нежась в горячей воде с дорогим шампунем, он подумал, что се одиночество можно вернуть к жизни с помощью его поникшего мужества. Он решил заканчивать купание, купить бутылку шампанского и отправиться к ней на квартиру отпраздновать установку телефона. Свежевыстиранному, сладкопахнущему Митчу Мак-Дональду отказать будет чертовски тяжело. Особенно, если у него в руках бутылка «Мадам Клико».
Закончив разговор с Митчем, Ливви тут же набрала номер своей матери. За прошедшие две недели она несколько раз звонила Мойре, но всегда с работы и всегда быстро. Она признавалась себе, что была еще не готова на долгие разговоры с ней. Но сейчас все изменилось, ей хотелось услышать голос матери и первый раз в жизни хотелось посоветоваться с ней.
Услышав, как мать подняла трубку, она сказала:
– Привет, мам!
– Ливви! Дорогая! Как у тебя дела? – Мойра очень обрадовалась звонку дочери, но потом голос ее изменился, и она спросила: – Ты звонишь с работы? Уже восемь часов: – Мойра сразу вообразила, что с дочерью что-то случилось.
Ливви рассмеялась над ее страхами:
– Нет. Я звоню из дома. Мне поставили телефон.
– Как чудесно! Наконец-то мы сможем поговорить с тобой. Давай, я сейчас запишу твой номер, а то потом могу забыть. Да, я хотела сказать тебе, что Питер перешел в другую контору и сейчас у него немного больше времени, чтобы заняться твоим делом. Он…
– Ты взяла ручку, мам? – быстро перебила ее Ливви.
Мойра вздохнула. Она хотела рассказать Ливви о расследовании, о том, что собирался сделать Питер для ее защиты, о всей информации, которую он собрал. Но каждый раз, когда она упоминала о Питере, Ливви замыкалась. Мойра решила оставить ее в покое. Очевидно, Ливви была еще не готова посмотреть фактам в лицо, а Мойра не хотела подталкивать ее, видимо, время еще не пришло.
– Я взяла ручку. Диктуй!
Ливви продиктовала номер, и Мойра записала его.
– А сейчас расскажи мне о себе. Чем ты занимаешься в империи Фрейзера Стюарта?
Ливви рассмеялась.
– Со мной все прекрасно. Я много работаю над новым приложением «Лайф-стиль». Это оказалось гораздо труднее, чем я считала. А насчет империи Фрейзера Стюарта, то хорошо…
– Хорошо что? – допытывалась Мойра. Она почувствовала, что Ливви хочется поговорить с ней, и была счастлива. – Как Фрейзер? Ты часто видишься с ним?
– Нет, – ответила Ливви – Я редко с ним вижусь. – Она глубоко вздохнула. – А на самом деле я совершенно запуталась, и мне нужен твой совет. – И она все рассказала матери, чего не делала с тех пор, когда была маленькой девочкой. Она снова впустила Мойру в свою жизнь.
Бет сложила ткань и вытащила из духовки запеканку, поставила ее на стол и красиво нарезала. Услышав, что Фрейзер спускается по лестнице, она налила вино в два больших стакана и вышла с ними в холл. Один бокал она вручила Фрейзеру.
– Давай сядем. Я тут убегалась.
– Он повел ее в гостиную, и они сели на диван. Бет наблюдала, как он скинул несколько старых газет с. длинного столика и положил на него ноги.
Это хорошо, что он не торопится наброситься на еду, решила Бет. Мужчина, набивший желудок, уже ни на что не годится. Самое лучшее – заниматься сексом до обеда. Она откинулась на спинку дивана и, потягивая вино, стала ждать, когда он посмотрит на нее.
Бет старательно поработала над своей внешностью, готовясь к этой ночи. На ней был надет очень тугой черный кружевной лифчик, в котором ее большая грудь еще больше бросалась в глаза; кружевные черные французские панталоны, убийственные черные чулки с кружевным узким поясом. Фрейзер не сможет устоять перед этим. Сверху она надела черный кашемировый кардиган, который расстегнула, чтобы показать добрый кусок своей плоти, классическую черную шерстяную юбку и черные туфли на высоких каблуках.
Наконец Фрейзер повернулся к ней:
– Ты какая-то другая сегодня. Я не могу понять почему, но в тебе что-то изменилось!
Она весело рассмеялась.
– Это потому, что ты первый раз видишь меня одетой в стиле «Доктор Броуден». Надеюсь, тебя это не очень шокирует! – Она наклонилась, чтобы поставить бокал на пол, и перед глазами Фрейзера мелькнул черный кружевной лифчик, возникший из распахнутого ворота кардигана.
– Нет, конечно, не шокирует, – сказал он, быстро отведя взгляд и чувствуя, что его плоть начинает твердеть. Бет моментально это уловила и прижалась к нему.
– Фрейзер, – промурлыкала она мягким голосом. – Ты находишь меня привлекательной?
Он кивнул, сделав глоток вина.
– Ты чертовски привлекательная женщина, Бет.
– О! – Она отобрала у него бокал и поставила на пол рядом со своим. – Хорошо. Ты знаешь, я никогда даже не представляла, что ты так думаешь.
Фрейзер сознавал, что его возбуждает ее близость, но это было желание, которое он мог спокойно контролировать. Ежу ясно, чего от него хочет Бет, но он не хотел этого.
Бет пробежала пальцем по его руке, потом по лицу и дотронулась до губ.
– Фрейзер, мне кажется, что мы знаем друг друга уже достаточно долго, – сказала она. – Как ты считаешь?
– Для чего? – спросил он и отчетливо понял, что попался в умело расставленный капкан.
– Для этого, – прошептала она, наклонившись к его лицу, прижалась к губам. Ее рука скользнула к его промежности и стала нежно, но сильно массировать его плоть. Нога Фрейзера от неожиданности дернулась, упала со стола и сбила бокалы с вином. Вино вылилось на ногу Бет.
– Господи! – Фрейзер вскочил, наклонился, чтобы поднять бокал, и дотронулся до ноги Бет, чтобы посмотреть, сильно ли она намокла.
– Хм. – Она стала тереться ногой о его руку. – Как чудесно. Почему ты не хочешь проверить, как мокро в другом месте?
Рука Фрейзера вздрогнула.
– Да… – Он отдернул руку и выпрямился. – Я принесу вина, – сказал он быстро.
Бет подняла к нему лицо и легла на диван. – Зачем оно тебе? – простонала она голоском капризной девочки.
– Я буду через минуту, – сказал Фрейзер. Боже, ему нужен глоток свежего воздуха!
– Лучше бы ты отказался от вина. – Бет надулась и расстегнула еще одну пуговицу на кардигане. – Я не хочу терять это.
– Что?
Она улыбнулась и показала на выпуклость в его паху. Он опустил глаза. О Господи! Он ничего не мог поделать со своим телом. Это случилось. Неважно, стремился он к этому или нет. Но он определенно не хотел спать с ней, ни сейчас, ни ночью. Он вышел из комнаты, сжимая в горячих вспотевших ладонях бокалы, потом сбежал в кухню с чувством облегчения и ошеломляющим желанием истерически расхохотаться.
Бет какое-то время вслушивалась в тишину громадного старинного дома, потом встала, выключила люстру и посмотрела на свое отражение в зеркале над камином. Господи, Фрейзера надо немного подбодрить – у него в жилах не кровь, а водица! Она расстегнула еще одну пуговицу на кардигане и еще больше оголила грудь. Чертов педераст! Я сделаю так, что тебе станет жарко, подумала Бет и стянула с себя кардиган, потом расстегнула лифчик, зная, что ее громадные груди – хорошая ловушка. Потом, расстегнув молнию на юбке, спустила ее с бедер и втянула живот. Она легла на диван, раздвинув ноги, и стала ждать Фрейзера. От этого, подумала она уверенно, он не в состоянии будет убежать.


Ливви сложила зонтик, когда поднялась по ступенькам к двери дома Фрейзера. Она остановилась на крыльце и пригладила мокрые волосы. Она нервничала, но надеялась, что ее мама права. После разговора с Мойрой она больше ни о чем не думала. Она просто схватила свое пальто, зонтик, бросила ключ в сумку и выбежала из квартиры. Вспоминая подбадривающие слова Мойры и думая, что, если они смогут снова стать друзьями, есть шанс, что из дружбы вырастет нечто большее.
– Я видела его лицо, – говорила Мойра, – и думаю ты ошибаешься в том, как он относится к тебе. Ливви, не позволяй своей злости разрушить вашу дружбу.
Поэтому Ливви не стала звонить Фрейзеру, а решила пойти к нему, предупредив миссис Роу, чтобы она не ждала ее. И вот сейчас она стояла на крыльце дома, не зная, что делать. Фрейзер был дома, так как на кухне горел свет.
Фрейзер вышел из кухни, неся два больших стакана вина и думая, как ему объяснить Бет, чтобы не оскорбить ее, что его устраивают только дружеские отношения. И не потому, что он считал ее непривлекательной или несексуальной – она уже доказала, что это не так. Но ему была нужна только одна женщина, а пока у него была надежда, его больше никто не интересовал. Чувствуя, что лучше контролирует себя сейчас, и зная, что собирается сказать, он направился в гостиную, но неожиданно увидел чью-то тень у входной двери.
Поставив стаканы на стол в холле, он подошел к двери и посмотрел через стекло, пытаясь узнать, кто это. Он увидел Ливви, мокрую и радостно махавшую рукой, – у него засосало под ложечкой. Забыв обо всем, он распахнул дверь.
– Ливви! Господи! Что ты делаешь здесь? – Он широко улыбнулся от счастья, что видит ее, и втащил девушку в теплый холл. Тогда только он вспомнил о Бет.
Бет замерзла, лежа полуголой на диване и решила поискать Фрейзера. Он слишком задержался на кухне, но она не откажется сделать ему там подарок. Ей нравилось заниматься сексом в разных местах, а не только в постели. Она вспомнила один из самых прекрасных моментов, когда она стояла у раковины, пока Дерек брал ее, – это было за несколько минут до того, как стали прибывать гости, приглашенные на обед. Она взбила волосы перед зеркалом, думая, какие толстые стены в старинных домах, совершенно ничего не слышно, что происходит в других комнатах; потом открыла тяжелую дубовую дверь в холл.
– Фрейзер, где…
Фрейзер и Ливви одновременно обернулись, и Фрейзер грязно выругался от шока. Он отскочил и беспомощно уставился на большую грудь с громадными розовыми сосками. В это время Ливви закричала, влепила ему сильную пощечину и в панике выбежала на улицу. Фрейзер бросился за ней.
– Ливви! Пожалуйста! Ливви, вернись! – закричал он вслед высокой и изящной фигуре, бегущей под проливным дождем, но понял, что не догонит ее.
– Черт с тобой, Ливви Дэвис! – крикнул он в пустоту, потом повернулся к дому и второй раз за этот вечер вспомнил о Бет.


Ливви бежала от дома Фрейзера к своему дому. Слезы горечи и ярости катились по ее лицу, застилая глаза, щеки горели, мокрая юбка хлопала по ногам. Она открыла парадную дверь, влетела в холл и, прислонясь спиной к стене, зарыдала. Ей было все равно, что ее может услышать миссис Роу.
Через несколько секунд дверь хозяйки дома распахнулась, и Митч вбежал в холл.
– Ливви! Что стряслось? – Он обнял ее и прижал к себе. – Шш. Пожалуйста, перестань плакать. Он посмотрел через плечо на миссис Роу, и они растерянно и беспомощно переглянулись. Митч не отпускал Ливви до тех пор, пока она не успокоилась. Он гладил ее волосы, не зная, что делать, и бормотал слова, которые приходили ему в голову. Неожиданно Ливви отстранилась.
– Замолчи, Митч! – И стала смеяться. – Сапожник!
– Несколько неуклюж, а? – Он взглянул на нее, и сам рассмеялся. – Прости, – сказал он сквозь смех. – Я не умею обращаться с женщиной, рыдающей на моем плече.
– Ничего, пережить можно, – сказала Ливви, вытирая лицо рукавом. Потом погладила его плечо. – Ты должен потолстеть! Но спасибо тебе.
Он пожал плечами.
– Что ты делаешь здесь? – Ливви посмотрела на хозяйку, которая с удовольствием наблюдала за этой сценой.
– Я подумал, что мы можем отпраздновать прибытие телефона в твой дом, но тебя не оказалось дома, и миссис Роу попросила меня побыть с ней до тех пор, пока ты не вернешься. Она сказала, что ты ушла ненадолго.
Ливви подмигнула ему, зная его обаяние, и он весело ухмыльнулся:
– Можно мне взять бутылку из холодильника, миссис Роу?
– О, наконец-то, я так рада, что ты дождался. Я говорила тебе, что она скоро будет.
Она открыла дверь в комнату, и он исчез, а через секунду вернулся с бутылкой шампанского в руке.
– Прекрасно, – воскликнула Ливви, – это то, что мне сейчас нужно. – Сгинь, Фрейзер Стюарт, подумала она, но это было невозможно.
Ливви пошла к лестнице вместе с Митчем. Потом остановилась и, вспомнив о вежливости, спросила свою хозяйку, не хочет ли та чашечку чаю. Но старушка, лукаво подмигнув Митчу, отказалась.
Ливви с Митчем поднялись по лестнице и вошли в квартиру. Ливви зажгла газовый камин, дрожа от холода. Ее одежда промокла до ниточки, и она решила переодеться. Митч посмотрел на Ливви и подумал, что даже промокшая и заплаканная – она очень сексуальна. Он не отрывал глаз от нее, и она решила скрыться от этого откровенного взгляда. Сказав, чтобы он взял бокалы в шкафу под мойкой, она прошла в спальню.
– Принести тебе шампанского в спальню? – спросил он, разливая вино в два стакана для виски. Не получив ответа на свой вопрос, он взял бокалы и понес их в спальню. На пороге комнаты он замер.
Ливви скинула мокрую верхнюю одежду и осталась в одном белье. Белое трикотажное боди было низко вырезано на груди и совсем не прикрывало ее великолепные бедра. Мокрое белье облепило тело, показывая красоту фигуры. Не замечая Митча, она выдвинула нижний ящик комода, чтобы взять сухое белье. Когда она наклонилась, мокрый трикотаж четко обрисовал ее тонкую талию и крупные ягодицы. Увидев это, Митч потерял голову. Он поставил стаканы с шампанским на столик у двери и, не в состоянии удержать себя, направился к Ливви.
Его руки ласково дотронулись до ее бедер, и она вздрогнула. Он наклонился и поцеловал ее в шею. Ей было неловко, но она не могла шевельнуться. Его руки нежно изучали ее тело и остановились на груди. Когда он стал ласкать соски, она тихо вздохнула. Потом Митч нежно сжал ее ухо.
«Почему я позволяю себе быть такой безрассудной, – подумала она. Но у нее не было сил сопротивляться. Ей было хорошо, и нежные ласки Митча расслабляли ее, снимали напряжение. Она протянула руку и коснулась его. Ей было приятно, когда он застонал при ее прикосновении.
Вдруг в дверь громко застучали – и они отпрянули друг от друга.
– Ливви! – Стук усиливался. – Ливви, я знаю, что ты здесь! – кричал Фрейзер. – Ради Бога, ответь мне! Я должен поговорить с тобой.
Когда Фрейзер примчался к дому Ливви, парадная дверь оказалась открытой, и он, не останавливаясь, взбежал по лестнице. Он задыхался.
– Ливви! Боже, Ливви! Все было не так, как тебе показалось! Пожалуйста, открой дверь!
Ливви и Митч стояли неподвижно, но когда Фрейзер опять стал звать ее, то вся обида и злость снова вернулись к ней. В одном белье она бросилась к двери.
– Убирайся! – кричала она через дверь. – Меня не волнует, что там происходило. Возвращайся к Бет и оставь меня одну. – Она с трудом сдерживала слезы, и ее злость росла. – Иди! – визжала она. – Иди!
Но Фрейзер не уходил.
– Нет! Я не уйду до тех пор, пока ты не выслушаешь меня!
Неожиданно Ливви распахнула дверь и встала перед ним, полуобнаженная, с красным от ярости лицом.
– Я не буду слушать тебя, Фрейзер, – кричала она. – Ты прервал мое любовное свидание! А сейчас убирайся. – Она, разъяренная, стояла перед ним с горящими от гнева глазами.
Фрейзер недоверчиво посмотрел на нее:
– Я не верю тебе.
– Не веришь? – Она шире распахнула дверь и показала на шампанское и куртку Митча. Фрейзер посмотрел на шампанское, на мужскую куртку, а потом на Ливви и изменился в лице.
– Великолепно! – сказал он презрительно. – Я должен был знать, что ты…
– Что кто я? – У нее сдавило горло, и она посмотрела на него, с трудом сдерживая слезы. Потом отвернулась.
– Что… К черту все! – Фрейзер в ярости стукнул кулаком по двери. Потом засунул руки в карманы и, не посмотрев на Ливви, стал быстро спускаться по лестнице. Он бежал, перескакивая через ступеньки, чтобы поскорее оставить этот дом.
Ливви, прислонившись к двери, слышала как он прошел по холлу и захлопнул за собой дверь. Беззвучно плача, она вернулась в свою квартиру.
– Что произошло? – Митч стоял в дверях спальни и смотрел на нее. – Почему ты не сказала мне, что у тебя дела с боссом? – Он разозлился и почувствовал себя круглым дураком, когда был в спальне и беспомощно слушал битву чувств, не имея права вмешаться.
– Потому что все так запуталось и невозможно ничего объяснить, – сказала она утомленно. Перестав плакать, она взяла чайное полотенце и вытерла лицо. Потом, закутавшись в клетчатый плед, рухнула на диван. Митч стоял растерянный, не зная, как поступить.
– Мне, наверное, нужно уйти, – сказал он нерешительно.
Ливви молча кивнула. Взяв свою куртку, он подошел к дивану и склонился над ней.
– Ты уверена, что вас с Фрейзером ничто не связывает? – Он взял ее руки в свои и заглянул в лицо.
– Да, уверена, – ответила она. Он поцеловал ее руки.
– Тогда что ты скажешь, если я не могу удержаться?..
– От чего? – Ливви улыбнулась.
– От желания затащить Ливви Дэвис в постель!
– Ничего не скажу. А что, было такое желание?
– О да, – ответил Митч, приводя в порядок свои джинсы. – Должно пройти время, чтобы ты успокоилась. Я понимаю! – Он бросил ей воздушный поцелуй и пошел к двери. – Позвони мне, если захочешь, – сказал он, повернув голову. – Спокойной ночи, Ливви.
– Спокойной ночи, Митч, – сказала она ласково и через минуту осталась одна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обманутая - Баррет Мария



Средненько, вяло, мало эмоций.Сюжет интересный, местами даже увлекает, но не захватывает.Прочитала и забыла.
Обманутая - Баррет МарияТина
3.09.2013, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100