Читать онлайн Обманутая, автора - Баррет Мария, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обманутая - Баррет Мария бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обманутая - Баррет Мария - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обманутая - Баррет Мария - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баррет Мария

Обманутая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Было семь часов утра, когда Фрейзер осторожно откинул простыню и легко встал с постели. Он бесшумно прошел к двери, вышел в коридор и оглянулся на все еще спящую Ливви. В коридоре он собрал свою одежду, брошенную ночью, и быстро оделся. Потом спустился по лестнице, перешагивая те ступени, которые скрипели, отпер входную дверь и тихо открыл ее. Он вышел в пасмурное раннее утро и направился в деревню. Он должен был позвонить Питеру.
Фрейзер шел, глядя на деревья и небо, и думал о двух днях, проведенных с Ливви. Эти дни, чтобы ни случилось потом, навсегда останутся в его памяти. Он не думал о неудаче, о том, что может потерять Ливви, о том, какая ужасная трагедия может случиться с ней. Он просто любил ее так же, как это было много лет назад: окружая ее своей любовью, не оставляя времени на тяжелые мысли. Он видел, как печать грусти исчезла с се лица, он видел, как покой возвращается к ней и знал, что был прав с самого начала – Джеймс никогда не любил Ливви и даже не старался полюбить ее.
Конечно, помог и Видкоумб. Здесь не было ни телефона, ни телевизора, так как его дядя Симнокс не одобрял эти «современные новшества». Был старый приемник, который ловил только музыкальную программу. И они слишком далеко от деревни, чтобы увидеть и купить газеты. Ей хватит того, что она увидит и услышит, когда вернется, убеждал себя Фрейзер, понимая, как ему потом будет трудно защитить ее, но сейчас у нее в этом пет никакой нужды. Но когда он видел Ливви, сидящую у окна и смотрящую на изумительный пейзаж, лежащий перед ней, и на бесконечное небо, он понимал, что может отвлечь от печальных мыслей, но не изгнать их. Она была ранена. Он смягчил ее боль и страх, но они остались, так как ее рана была очень тяжелой.
Подойдя к телефонной будке, Фрейзер достал из кармана сумку с мелочью, которую он приготовил для звонков. Он оставил дверь будки открытой, придерживая ее ногой, и стал набирать номер Старого Пастората. Набрав номер, он стал ждать ответа. Не зная почему, он очень не хотел сегодня утром говорить с Питером. Его пугал предстоящий разговор.
– Привет, Питер.
– Ах, Фрейзер! Как вы там? Как Ливви?
– Прекрасно. Все хорошо, и Ливви выглядит гораздо лучше. Я предполагаю, что если мы пробудем здесь немного дольше, то…
Питер оборвал его:
– Сегодня ночью звонил Джеймс, Фрейзер. Он летит домой. Он будет в Хитроу сегодня утром и сразу поедет к нам. Он хочет увидеть Ливви. Мойра и я думаем, что она должна сегодня вернуться. Он очень важная фигура в этом деле, Фрейзер, и…
– Да, я понимаю. – Фрейзер не нуждался в объяснениях. – Не расстраивайтесь. Я возвращаюсь, бужу Ливви, и примерно через час мы выезжаем.
Фрейзер услышал, как Питер облегченно вздохнул:
– Хорошо, спасибо тебе, Фрейзер. Джеймс будет у нас скорее всего в полдень.
– Хорошо. Дорога у нас займет часа три с половиной. Мы вернемся домой в то же время, когда прибудет Джеймс. Увидимся. – Фрейзер повесил трубку. – Дерьмо!
Выйдя из будки, он с силой хлопнул дверью и отбросил ногой большой камень, лежащий на дороге. Он ничего не мог поделать. Он ждал возвращения Джеймса и всегда понимал, что у них с Ливви всего несколько дней. Но он не думал, что это произойдет так скоро. Ему было больно думать о том, что они расстанутся. Возвращаясь в дом, он расшвыривал ногами все камни, попадавшиеся ему на пути. Он продумывал возможные варианты, но сердцем чувствовал, что они никогда не сбудутся. Ему нужно было чем-то заняться, что-то придумать, чтобы он мог пережить оставшиеся часы.
Вернувшись в дом, он приготовил чай. Достал поднос, поставил на него чайник, две чашки, апельсиновый сок и понес в спальню. Войдя в комнату, он увидел, что Ливви еще спит. Тогда поставил поднос на пол и подошел к кровати. Он сел, откинул прядь волос с ее лица и долго смотрел на него, потом ласково коснулся ее плеча.
– Ливви, просыпайся.
Он увидел, как затрепетали длинные ресницы. Она открыла глаза. Увидев Фрейзера, она улыбнулась, вынула руку из-под покрывала и обняла его за шею и притянула к себе.
– Хм. Это не очень хорошее доброе утро. Почему ты встал?
Но Фрейзер осторожно отстранился от нее, опустил ее руку на кровать и отвернулся.
– Ливви, мы должны сегодня вернуться в Сассекс. Джеймс возвращается домой, – тихо сказал он.
Молчание.
Не глядя на нее, он подождал несколько минут, потом встал и, не зная, что делать, сказал беспомощно:
– Я приготовил чай.
Ливви села. Она подняла колени, уперлась в них подбородком и тупо уставилась в окно. Конечно, они должны вернуться в Сассекс. Она понимала и ждала этого. Но почему ей так плохо от этой мысли? Она долго сидела так, оцепенев от отчаяния, и тяжелое молчание висело между ними. Через какое-то время Фрейзер заговорил, и она посмотрела на него, забыв, что он в комнате.
– Я оставлю тебя, чтобы ты оделась, – сказал он. Она кивнула, но в голове мелькнула мысль, что глупо соблюдать какие-то приличия после такой сумасшедшей ночи. Он шел к двери, и она ощущала его отчаянье, но была не в состоянии сказать ни слова. Одно только упоминание о Джеймсе разбило все. Оно вернуло их в реальную жизнь, и Ливви понимала, что случившееся между ними – это уход от реальности с помощью идиллического, сказочного Видкоумб Хауса.
Они собрали вещи, доели остатки еды из корзины Мойры, налили в термос чай. Фрейзер отнес сумки в багажник. Он стоял, глядя на изумительный пейзаж, и думал, сможет ли когда-нибудь стать здесь снова счастливым. Ливви вышла из дома, и он подошел к ней, захлопнул дверь и спрятал ключ на старое место – за терракотовым горшком. Она выпрямилась и грустно улыбнулась над этим ритуалом.
– Ты всегда можешь вернуться в Шотландию, ко мне, – сказал Фрейзер. Она посмотрела на него.
– Да, я могу, – безжизненно сказала она. Она подошла к нему, стоящему рядом с машиной, взяла его руку и поцеловала ладонь, потом в последний раз посмотрела на изумительный пейзаж. – Пойдем. Мы должны ехать. – И, отпустив его руку, она открыла дверь машины и забралась внутрь.


Мойра слушала хорошо поставленный голос Джеймса, пока варила кофе. Потом села за стол, а он продолжал говорить. Ей казалось, что он эмоционально отделяет себя от Ливви, и, если бы она уже не знала этого, то сразу бы догадалась, что они живут вместе.
Мойра не любила Джеймса. Он ей никогда не нравился. Он был обаятелен, безупречно красив, остроумен, умен, но это не подкупало ее. Она не могла понять почему, но он казался ей бесчувственным и фальшивым. Ливви уверяла мать, что в ней говорит снобизм. Нет, не снобизм это говорил, а пресловутая старомодная материнская интуиция. Джеймс не только мало любит Ливви, но, может быть, не любит совсем. Она не хотела расстраивать дочь. Мойра очень многого не говорила дочери, так как считала, что Ливви сама разберется в своей жизни. Только сейчас она подумала, что давно должна была все рассказать Ливви.
– Мойра?
Она повернулась, поняв, что в последние несколько минут совершенно не слушала Джеймса. Она подбежала к вскипевшему кофе и понесла кофейник к столу.
– Извини, что ты спрашивал?
– Куда, ты сказала, уехала Ливви? Она потянулась к молочнику:
– Я не говорила. Молоко? Сахар?
– Но она уехала с Фрейзером Стюартом? Мойра пожала плечами, показывая свои сомнения.
В свое время она была хорошей актрисой:
– Я так думаю, но, по-настоящему не уверена. Я была так расстроена, что доверила все Питеру.
– О да, конечно.
Что-то в голосе и в самом Джеймсе казалось ей подозрительным. Но потом она заколебалась. Джеймс не любил Фрейзера. Возможно, самая обыкновенная ревность? Она налила кофе в две кружки, одну поставила перед Джеймсом, а сама вышла, чтобы позвать Питера. В холле она услышала шум подъехавшей машины и бросилась к входной двери.
– Питер? Я думаю, они вернулись! – крикнула она в сторону кабинета. Распахнув дверь, она вышла на крыльцо и стояла там, пока Фрейзер парковал машину и выключал двигатель. Она видела, как они вдвоем молча сидели в машине, а потом Ливви вышла.
– Привет.
– Ливви, как ты? – Мойра бросилась к ней и крепко обняла. Потом отстранилась и внимательно оглядела ее. Ливви выглядела лучше: с ее лица исчезло напряжение, взгляд прояснился, и в нем больше не было боли и горечи. Ливви посмотрела через плечо на Фрейзера. Он вылезал из машины. Фрейзер улыбнулся Ливви, и Мойра увидела радостный блеск в глазах дочери, когда та улыбнулась ему. Когда же Ливви перевела взгляд на дом и увидела Джеймса, вышедшего встретить ее, глаза ее потухли.
– Привет, Джеймс.
Он обнял ее, но ей было очень неуютно в его руках, в них не было ни тепла, ни заботы. Он поцеловал ее в лоб и погладил волосы, а потом отстранился и переключил все свое внимание на Фрейзера. Это определенно не ревность, подумала Мойра, пристально наблюдая эту сцену; это больше напоминает страх. Джеймс обнял Ливви за плечи и повел ее к Фрейзеру. Подойдя к Фрейзеру, он протянул ему руку:
– Я благодарен тебе за то, что ты присмотрел за Ливви. Я не знаю, что бы мы делали без тебя.
Фрейзер быстро пожал протянутую руку и кивнул, но ничего не сказал в ответ. Он не собирался быть вежливым с тем, кого презирал. В это время вышел Питер и разрядил обстановку. Он крепко обнял Ливви, но она, как обычно, стояла равнодушно, не показывая никаких эмоций.
– Пойдемте в дом, нам определенно требуется выпить, – сказал Питер и улыбнулся Фрейзеру. – Я думаю, ты не откажешься пропустить со мной рюмочку?
– Не откажусь, – ответил Фрейзер, расслабившись. Мойра подошла к нему, взяла под руку и повела в дом.
На кухне Питер сел за стол с Мойрой и Фрейзером, в то время как Джеймс смотрел в окно, не обращая внимания на окружающих. Он отчаянно старался решить, что делать дальше. Надо срочно увозить Ливви в Лондон, думал он, подальше от проницательных глаз Фрейзера. В Лондоне он сможет следить за каждым ее шагом. Джеймс должен защитить себя. И самый лучший путь – это продолжать скрывать свою причастность к контрабанде наркотиков. Он должен держать Ливви под контролем, чтобы опережать каждый ее шаг на пути к оправданию. Если она потонет, то он должен сделать все, чтобы она не потянула его за собой. Он посмотрел на Ливви. Она сидела на подоконнике, подобрав под себя ноги. Ее голова прислонилась к стеклу, взгляд был пустым. Джеймс подошел к ней.
– Послушай, Ливви. Я думаю, что ты должна вернуться со мной в Лондон. Я представляю, как ты нуждаешься в отдыхе, но сейчас мы должны держаться вместе и постараться защитить тебя. Мы постараемся узнать, что случилось на самом деле. – Джеймс бросил взгляд на Фрейзера, и острое чувство вины охватило Ливви. А Джеймс продолжал убеждать: – Мы должны поговорить с Джекобсом, Ливви. Что-то надо делать. Я уверен, что Питер согласится со мной. Я прав, Питер? – Питер кивнул. – Нужно выехать в Лондон сегодня. Это тяжело, но нам нужна правда. Мы не можем сидеть и дожидаться, что все кончится хорошо. – Опять посмотрев на Фрейзера, он намекнул, какой глупой считает поездку в Ластлей. Сев рядом с ней, он взял ее за руку. – Это неправильно. Нужно действовать. Ливви, ты должна взять себя в руки, вернуться к работе, вести себя как обычно. Надо не оберегать свою шкуру, а драться. Дезертирство только даст лишнюю пищу для сплетен. – Он отпустил ее руку и встал, решив на примере доказать свою правоту. – Посмотри, дом окружен подонками из прессы. Они ждут, чтобы сделать заявление. Они будут писать что угодно, пока ты не дашь интервью. Расскажи, что действительно случилось, и ты можешь завоевать симпатии людей. А это очень Существенно и может оказать помощь в решении нашего дела. Разве я не прав, Питер?
– Да и нет. Нельзя предугадать, что подумают присяжные, прочитав газеты.
– Правда? – Отвернувшись от Питера, он перехватил взгляд, которым обменялись Ливви и Фрейзер, и моментально переменил тактику. Он присел на корточки перед Ливви, взял ее руки в свои и стал нежно просить ее: – Ливви, поедем домой? Давай постараемся все забыть и соединим наши жизни. Это надо сделать до заседания суда. Я хочу забрать тебя домой, детка. – Он поцеловал ей руку и улыбнулся. Ливви пристально посмотрела на него и улыбнулась в ответ. Джеймс был прав; она никогда всерьез не принимала решения уехать в Шотландию – это могло помешать ее работе. Джеймс притянул ее к себе, обнял и торжествующе сказал: – Иди переоденься, и едем.
Ливви кивнула, спустила с подоконника свои длинные ноги и неловко встала. Проходя мимо матери, она коснулась ее плеча, и Мойра похлопала ее по руке. Идя к лестнице, она слышала, как Мойра спросила Джеймса, останутся ли они на ленч, и его извиняющееся бормотание. О чем говорили остальные, она не поняла. В своей комнате она просмотрела одежду, которую оставляла здесь, а потом сняла джинсы и мешковатый старый кардиган. Смешно, что Фрейзер никогда ничего не говорит о том, как она одета, подумала Ливви, вынимая из гардероба жакет и шерстяной свитер ручной вязки.
Приняв душ, она переоделась и стала собирать косметическую сумку. В этот момент кто-то стукнул в дверь. Ливви разрешила войти, а сама повернулась к зеркалу и стала расчесывать волосы. Дверь открылась, и в комнату вошел Фрейзер.
– О, привет. – Она опустила руку, а потом бросила щетку на кровать. Он неловко остановился в дверях:
– Привет. Я пришел попрощаться с тобой. Питер только что звонил в аэропорт, через час улетает мой самолет. Питер довезет меня до Гэтвина.
– Я понимаю. – Ливви не знала, что сказать. Она растерялась от тех чувств, которые вызывал у нее Фрейзер. А он не собирался торопить ее. Она всегда говорила, что влюблена в Джеймса, но Фрейзер сейчас не верил этому. Он мог не доверять Джеймсу, но понимал, что связан до тех пор, пока Ливви сама не попросит его. И, несмотря на злость и печаль, он хотел, чтобы их расставание было светлым. Улыбнувшись, он спросил:
– Надеюсь, ты вернешь мне носовой платок? В летнем домике я давал его тебе взаймы.
Ливви вспыхнула и совсем растерялась. Она наклонилась и стала копаться в своем рюкзаке, потом выпрямилась, подошла к комоду и поискала там. Ничего не найдя, она повернулась и беспомощно сказала – Я не могу найти его. Извини, я, наверное, потеряла его… в… когда было жарко. – И неожиданно они оба взорвались смехом.
Через минуту смех угас, и их лица стали серьезными. Ливви посмотрела на него и прошептала:
– Прости. – Не в состоянии видеть его понимающие глаза, она опустила голову.
Подойдя к ней, он прикоснулся к подбородку, поднял ее голову и нежно поцеловал в губы.
– Эй! – Он пожал плечами и попытался улыбнуться. – Ты что? – И оставив ее, он направился к двери. Там он остановился и подмигнул ей. Затем постоял немного, как будто хотел еще что-то сказать, но потом открыл дверь и вышел в коридор, так ничего и не сказав.
Ливви стояла и слушала, как он спускается по лестнице, а потом села на кровать и обхватила голову руками. Через минуту хлопнула входная дверь, заработал двигатель «рэндисровера», и Фрейзер уехал. Джеймс поднялся к ней и сказал, что они должны отправляться в Лондон.


Фрейзер зарегистрировался за пятнадцать минут до взлета и оформил свою сумку как ручную кладь. Потом прошел на посадку, предъявил билет и отыскал себе место среди других пассажиров, которые ждали, когда их поведут к самолету. Он раскрыл свою газету и начал читать.
Бет Броуден сидела недалеко от него. Она достала очки, решив получше рассмотреть его. Внимательно посмотрев, она моментально узнала его и улыбнулась, благодаря свою фортуну. Убрав очки в сумку, она поправила коротко остриженные, каштановые волосы, облизала губы, чтобы усилить их блеск, разгладила юбку на своих пышных бедрах и направилась к Фрейзеру.
– Здравствуйте, Фрейзер Стюарт!
Фрейзер опустил газету и посмотрел на нее. Он увидел круглое привлекательное лицо с умело наложенной косметикой, блестящие каштановые волосы и теплую улыбку. Он автоматически улыбнулся.
– Здравствуйте. Я должен извиниться, но забыл ваше имя…
– Нет, вы не должны извиняться, так как мы никогда не встречались. Хотя я думаю, что вы должны меня знать. Мое имя Бет Броуден.
Фрейзер выпрямился.
– Да, я знаю вас, доктор Броуден. Я помню ваши свидетельские показания по двум делам, связанным с «ИМАКО».
Она кивнула и легко рассмеялась:
– Тогда почему вы так спокойно говорите со мной? Он тоже рассмеялся.
– Я могу быть не согласен с чем-то, но… Я думаю, что теперь мой полет будет более приятным. Садитесь. – Он убрал свою сумку.
Бет Броуден поставила свой кейс на пол и села на предложенное место. Она приподняла юбку, чтобы показать, какие у нее прекрасные ноги, но Фрейзер не обратил на них внимания. Когда Дорси намекнул, что было бы хорошо поближе узнать Фрейзера Стюарта, она уклонилась от этого предложения, получила свой чек и выбросила все из головы. Сейчас она поняла, что сделала большую ошибку. Стюарт в жизни был намного привлекательней, чем на фотографии, и Бет никогда не упускала приятной возможности смешать бизнес с удовольствием. Она повернулась к нему:
– Мне кажется, что самолет не будет переполнен. Фрейзер оглядел зал.
– Я тоже так думаю. – И, понимая намек, спросил: – А где вы сидите? Может быть, нам по пути?
Бет улыбнулась:
– Я не уверена, но, если мне захочется, я могу поменять место.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обманутая - Баррет Мария



Средненько, вяло, мало эмоций.Сюжет интересный, местами даже увлекает, но не захватывает.Прочитала и забыла.
Обманутая - Баррет МарияТина
3.09.2013, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100