Читать онлайн Обесчещенные, автора - Баррет Мария, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обесчещенные - Баррет Мария бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обесчещенные - Баррет Мария - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обесчещенные - Баррет Мария - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баррет Мария

Обесчещенные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Инди отпила большой глоток воды из бутылки и передала ее Ашоку.
– Не понимаю, – сказала она, вытирая рот тыльной стороной ладони. – Вы что, думаете, что мой отец и Боди Ядав спланировали все заранее за много месяцев? – Ашок покачал головой. – Тогда зачем надо было арендовать дом задолго до того, как кража обнаружилась? В этом нет смысла.
Ашок допил воду и засунул бутылку в сумку.
– Я уверен, что мой дядя не мог этого сделать, – ответил он. – Если бы он планировал обокрасть магараджу, то сперва позаботился бы о своей семье, я уверен в этом. Он бы не оставил мою мать и свою собственную мать одних, без мужчины в семье.
Инди тяжело вздохнула, посмотрев в сторону переговорного пункта.
– Куда запропастился Оливер? Уже битый час его ждем.
– Он скоро вернется, – успокоил ее Ашок, дотронувшись до ее руки. Несколько дней назад он догадался об их чувствах и очень сожалел, что никому из них не хватает разума признаться себе в этом.
Инди взяла карту с переднего сиденья «лендровера».
– Что ж, когда Оливер вернется, если это когда-нибудь случится, мы еще раз посетим дом и снова поразмыслим.
Они были в Гханерао, побывали в доме и вернулись в городок. Домик был летним, его снимали богатые жители Дели на период невыносимой жары, для них он был малоинтересен.
– Ага! – Ашок помахал рукой, увидев, издали Оливера. – Вот и он!
Они с Инди двинулись через пыльную площадь ему навстречу.
– Хотите выпить? – крикнул Оливер, когда они приблизились. – Тут за углом есть магазинчик с напитками.
Инди замерла, ей не хотелось терять время. Она посмотрела на Ашока – тот пожал плечами. Оливер подошел к ним.
– Я бы сделал остановку, – сказал он. – Умираю от жажды, но зато у меня есть о чем рассказать.
– Хорошо. – Инди оглянулась на джип. – Пойду, запру машину.
– Возьми сумку, ладно? – окликнул ее Оливер.
Она подняла руку в знак согласия и ушла. Через несколько минут она вернулась, и они отправились в магазин.
Они сидели на тротуаре, Оливер держал открытую книгу на коленях и делал пометки на листе бумаги.
– Еще секунду подождите, – бросил он им, на миг, оторвавшись от дела.
Инди вздохнула и отпила йогурт. Ашок смотрел на опустевшую на полуденной жаре улицу, на ней не было ни души. Внезапно он заметил индийца, которого как будто видел раньше, но человек исчез в боковой улочке, прежде чем Ашок успел его рассмотреть.
– Вот! – Оливер распрямился, и Ашок повернулся к нему, тотчас же позабыв о том человеке.
– Вот что я обнаружил, – сказал Оливер, держа свои записи. – Это отличается оттого, что мы сначала предполагали. Я долго гадал, и, мне кажется, не все упирается в форт. Я думаю, что изначально так было, но потом обстоятельства изменились, и Рай решил сменить шифр. Он добавил стихотворение, и в нем таится ключ. Это совершенно не связано с фортом.
Инди отставила свое питье.
– Стихотворение?
– Джеральд Манли Хопкинс. – Оливер посмотрел на первую страницу записей. – У меня было странное чувство, что оно мне знакомо. Я ничего не говорил вам, поскольку не был уверен. Знакомым оказался собственно стиль, он уникален, вот в чем дело. – Он слегка улыбнулся. – Так вот, я сейчас позвонил своему приятелю Робу Джоунзу в Дели. Пока мы ехали сюда, я снова и снова повторял слова и думал, что Хопкинс мог быть единственным автором. – От волнения Оливер говорил так быстро, что Ашок с трудом понимал его. – Вот почему я так задержался! Робу пришлось сходить в библиотеку, взять стихи и перезвонить мне.
Оливер уселся в позу лотоса.
– Это должна была быть первая строфа, и ему пришлось просмотреть все первые строфы – и удача! Он нашел! Вот.
Оливер взял листок и начал читать:
– «Подобно веселому жаворонку, запертому в тесную клетку.Душа человека обитает в жалком, сложенном из костей доме.Та птица готова забыть свободный полет.И тяжелый труд с каждым прошедшим днем урезает жизнь».
Он остановился и посмотрел на них.
– Это называется «Плененный жаворонок». Это все вторая строка: «Душа человека обитает в жалком, сложенном из костей доме…». Этот стиль так присущ Джеральду Хопкинсу… – Оливер замолчал и вспыхнул. Ни Инди, ни Ашок не слушали его. – Однако стихотворение продолжается:
«Вот оба изнемогают в своих кельяхИли бьются о стены в страхе и ярости».
Затем, в третьей строфе, появляется слово «тюрьма». – Оливер снова посмотрел на товарищей, но их лица ничего не выражали. – И я продолжал размышлять: это все должно было иметь значение – клетка, тюрьма, ярость, и я принялся заново изучать книгу. – Он открыл книгу на нужной странице. – Вот эта страница о любви. Это было тогда, когда Джейн Милз и Рамеш Рай предались любви. – Он искоса глянул на Инди и увидел, как она с трудом сглотнула. – Предположим, что это так. Датировано 24 июля 1965 года. Шифр продолжается до октября. Зарисовка форта относится к 29 сентября. – Оливер покачал головой, смысл был настолько ясен, что ему было странно, как он не догадался раньше. – Убийство Филиппа Милза и его любовницы произошло в начале октября. Стихотворение датировано октябрем. – Он отдышался. – Теперь я выскажу предположение, о'кей?
Инди и Ашок согласно кивнули.
– Джейн и Рамеш любят друг друга, они вместе составляют этот ребус. В конце сентября они едут в форт, Джейн рисует; затем, в начале октября, Филиппа убивают. Так вот, Джейн не убивала, я в этом полностью уверен, но она вынуждена бежать. Рамеш Рай помогает ей в этом, зная, что она не сможет доказать свою невиновность; он прибегает к помощи человека, к которому он относится как к отцу, – Боди Ядава. Боди снимает дом в горах для Джейн. Она уже беременна, должна была быть, если ты, Инди, родилась в марте, так? Таким образом, Джейн пережидает в этом доме, пока Рамеш сможет организовать дальнейший побег, может быть, в другую страну, и пока она не родит. Этот дом – тюрьма из стихотворения, а Джейн – плененный жаворонок.
– Боже мой! – Инди коснулась руки Оливера. – Это блестяще, Оливер, мне не верится, что ты до этого всего додумался.
– Итак, вы думаете, что сокровища спрятаны в окрестностях дома, где-то здесь? – спросил Ашок.
Оливер покачал головой:
– Нет. Я предполагаю только, что Рамеш намеревался спрятать сокровища магараджи здесь, в доме Джейн, и затем отослать ему книгу. Он должен был знать к тому времени, что Рамеш уехал, почти наверняка с Джейн. Возможно, Боди должен был вернуться в Байджур с посланием. Но что-то нарушило их планы. Я думаю, что в слове «страх» из стиха заключается определенный смысл, что тот, кто убил Филиппа, мог следующей жертвой выбрать Джейн. Может быть, они намеревались убить Джейн, а на ее месте оказалась любовница; не исключено, что Джейн стала свидетельницей убийства, в отчете сказано, что отпечатки ее руки были по всей стене, она могла бороться, могла знать нечто, что таило опасность. – Оливер остановился. Он потер лицо, ощутив, что столь долгая речь истощила его силы. Затем глубоко вздохнул и посмотрел на Инди. – Что ты думаешь?
– Я не знаю. В том, что ты сказал, есть глубокий смысл, но куда это нас ведет? Если это не в доме, то где?
Оливер сложил листки и спрятал их в книгу.
– Я не знаю где, но я уверен в одном: твой отец, Инди, был очень умным человеком. Его поэзия, философия посвящены любви, добру и религии. То, что он делал, было вынужденным.
– Мы должны вернуться к дому, – предложил Ашок. – Там мы обнаружим то, что поведет нас дальше.
– Да, – согласилась Инди, – он прав, следует вернуться к дому Джейн.
Оливер кивнул. Ему не хотелось зря тратить время, это его раздражало, но, поскольку для Инди и Ашока это имело значение, он посчитал, что большого вреда не будет, тем более что это можно сделать быстро.
– Хорошо, – сказал он, вставая, и протянул Инди книгу. – Вы знаете путь, Ашок, или показать по карте?
– Пожалуйста, пройдемся по карте еще раз, Оливер, – попросил Ашок, и они направились к машине.
Часом позже на пыльную площадь посреди Гханерао въехал Джон. Его проводник побежал в магазинчик запастись водой и расспросить хозяина.
Джон не заглушил мотор. Ему было жарко, он взмок от пота, чертовски трудная дорога его вымотала, но он не собирался останавливаться на отдых, слишком велик был риск. Записка Оливера, ее содержание и тон не позволяли терять время.
– Они здесь были, – через несколько минут сообщил проводник, усаживаясь в машину. – Около часа назад. Сегодня заметили четырех незнакомцев.
– Четырех? – Джон резко обернулся.
– Так говорят. Двух европейцев, двух индийцев.
– Черт! – Перед Джоном возникли глаза индийца, с которым он столкнулся. – Куда они направлялись?
– К дому в горах, сэр.
– Ты знаешь путь?
Проводник кивнул. У него были карта и компас, но Джон видел, что до сих пор он пользовался только компасом. Это был очень опытный проводник.
Джон нажал на газ. «Два индийца, – думал он, вдавливая педаль, – Ашок и кто еще?» Свежая капля пота стекла со лба. Целую вечность он не испытывал такого страха, как сейчас.
Хан лежал на животе в зарослях на склоне холма, уткнув лицо в сухую, потрескавшуюся землю, ноздри забивал запах земли. Он прислушивался к голосам, доносившимся до него с веранды дома.
Он ждал.
У него были инструкции, он знал, что следует делать, но желание действовать немедленно было до боли сильным. Мысль об убийстве возбуждала, его восставшая плоть упиралась в выжженную землю, кровь пульсировала. Он хотел, чтобы все было кончено, он жаждал облегчения.
Внезапно он услышал шум и поднял взгляд.
Девушка спустилась по склону и села в укромном месте в тени навеса над домом. Оглядевшись кругом, она сняла блузку. Ее белье было все пропитано потом. Заведя руки за спину, она расстегнула лифчик, сбросила его и достала из сумки салфетку.
Она вытерла пот с шеи, груди и живота.
Хан затаил дыхание.
Несколько секунд она сидела в неподвижности, и он потянулся к ножу, висевшему на поясе. Ухватившись за рукоятку, он продолжал наблюдение. Подняв юбку, она протерла ноги до самого верха, низ живота. Затем она убрала салфетку обратно в сумку и потянулась за лифчиком.
Хан пошевелился. На миг, закрыв глаза, он представил себе ее прекрасное тело, истекающее кровью, ноги обнажены, глаза, дикие от страха, и вздрогнул. Носком ноги он столкнул камень, и тот с шумом покатился вниз по склону. Девушка вскочила.
– Оливер! – закричала она.
– Ты в порядке, Инди?
– Да… – Она посмотрела вверх на Оливера.
Хан видел, как она подхватила одежду и побежала обратно вверх, два раза она поскользнулась. Он улыбнулся.
Глупая, глупая девчонка. Не сообразила посмотреть, откуда свалился камень. Он отпустил нож и отер пот с лица. Скоро работа будет закончена, подумал он с удовольствием, было похоже на то, что это будет самая значительная схватка. Оливер втащил Инди на площадку.
– Ты как, о'кей? Выглядишь слегка испуганной.
Она нервно хихикнула.
– Я в порядке. – Она подошла к машине. – Куда теперь? – спросила она, кидая сумку на заднее сиденье.
– Ашок изучает карту, ища вдохновения. – Оливер нервничал, им овладело нетерпение. Он не мог справиться с чувством, что удача вот-вот ускользнет из их рук.
Присев на землю, Инди из-под ладони глянула на подошедшего Ашока:
– Что-нибудь новенькое?
Тот покачал головой:
– Не хотите ли взглянуть, Оливер?
Оли взял карту и ткнул в нее пальцем:
– Эй, Ашок? Что это за крестик?
– Тут был госпиталь и колония для прокаженных. Я помню, как моя мать говорила об этом, это было всем известно. Там был английский врач.
Оливер поднял глаза, шок и возбуждение смешались в его взгляде.
– Больная роза! Невидимый червь… – Закрыв лицо руками, он, не веря себе, качал головой. – Это проказа! Колония – вот куда они направились, вот где оно!
– Я не верю! Ты уверен? – воскликнула Инди.
– Нет! Конечно, я не уверен, но это больше, чем догадка. – Он вытащил из сумки книгу и раскрыл на стихотворении. – Вот она, больная роза, последний ключ. Давайте, надо ехать.
Ашок уселся в машину.
– Инди?
Инди бросила последний взгляд на дом. От него веяло мраком, и она, несмотря на жару, задрожала.
– Хорошо, – сказала она, – едем. Оглянувшись, она заметила, как чья-то тень скользнула по дому, но приписала это своему воображению и стала смотреть вперед.
Джон и проводник свернули на грунтовую дорогу, ведущую к дому. Увидев следы шин другой машины, Джон заглушил мотор, а проводник спрыгнул на землю и всмотрелся в следы.
– Думаю, что это «лендровер», сэр, – сказал он, проведя пальцем по земле. Затем он выпрямился и прошелся вдоль следа, осматривая склоны. Это заняло несколько минут.
– Все в порядке? – Джон вылез из машины и подошел к нему.
Проводник взглянул на компас, затем вслушался.
– Другая машина, сейчас она может быть в пятнадцати – двадцати милях отсюда. Она побывала здесь.
– Какого рода машина?
Проводник опустился на колени и склонился к земле.
– Двухколесный мотоцикл с шинами для загородной местности. Вот след.
Джон встал на колени и вслед за проводником ощупал след.
– Машина для мотокросса? – Он поднялся с колен. – Что теперь? Они уехали, мотоцикл последовал за ними?
Проводник тоже поднялся. Он развернул карту и сориентировал ее по компасу. Сверив расположение ориентиров – больницы и бумажной фабрики, – он привязался к местности.
– Едем, мы двинемся наперерез. Они едут по дороге, направляясь вот сюда. – Он ткнул пальцем в карту, и Джон кивнул.
Они уселись в машину.
Джон искоса глянул на проводника. В нем поселилось подозрение, так как этот человек был слишком хорош.
– Откуда вы все это знаете? – спросил Джон.
– Я служил в индийской армии, в спецназе, – ответил проводник, – но был ранен. – Он указал на колено. – Я получил пенсию, но ее не хватает.
Джон внимательно посмотрел на него и сказал:
– Сумка на заднем сиденье.
Проводник перенес сумку на переднее сиденье и достал из нее девятимиллиметровый браунинг. Краем глаза Джон следил за его действиями.
– Вы знаете, как с ним обращаться?
Проводник, кивнув, потрогал курок.
– Да, – ответил он, засовывая пистолет за пояс, – я знаю.
Чтобы добраться до колонии, потребовалось три часа тяжелой езды. Новая дорога доходила только до фабрики, а больница была расположена выше в горах, подальше от фабричных рабочих. Теперь опасности больше не было, лекарства были доступны, Красный Крест оказывал помощь, но старые суеверия умирали с трудом. До сих пор колонию избегали.
Грязная дорога привела их к больнице. Оливер выключил мотор, и их окружила внезапная тишина. Перед Инди было ветхое здание, недавно начавшийся ремонт не был закончен. Она вышла из машины и вошла в здание.
Ашок хотел последовать за ней, но Оливер остановил его.
– Оставьте ее одну ненадолго, – сказал он. Через стеклянную дверь приемного покоя они видели, как Инди разговаривает с врачом-европейцем. Спустя несколько минут она уронила голову на грудь и закрыла лицо руками. Врач, мужчина на вид лет пятидесяти с лишним, обнял ее. Оливер отвернулся.
– Полагаю, что она узнала, – спокойно сказал он.
– Что? – спросил Ашок.
– Правду, – закончил Оливер. Затем он вылез из машины и побрел прочь.
– Оливер?
Он обернулся. Он стоял на склоне над рекой, а вдали махала рукой и звала его Инди. Он двинулся к ней.
– Ты был прав, – сказала она ему. – А теперь иди, поговори с доктором Хейзом. Он хочет что-то показать нам.
Оливер ждал, что она сделает какое-то движение, возьмет его за руку или коснется как-то иначе, но этого не произошло. Она пошла первой, ожидая, что он последует за ней. Он так и сделал.
– Это здесь, – сказал им Хейз, указывая на пещеры на скалистом склоне. Потребовалось двадцать минут ходьбы от колонии, и он задыхался, пытаясь говорить. – Думаю, что это оно. Я никогда здесь не был, не хотел нарушать слова. – Он остановился передохнуть. – Вы пойдете одни. В конце концов, это ваше дело. – Он стиснул руку Инди. – Удачи, я надеюсь, вы найдете то, что ищете.
– Спасибо, – поблагодарила она, глядя в сторону. – Я тоже надеюсь.
Хейз стал спускаться в колонию, а Инди пошла вперед к пещере. На пути она остановилась и обернулась.
– Это точно так же и ваше дело, – обратилась она к Ашоку. – Вы идете?
Ашок бросил быстрый взгляд на Оливера, затем кивнул и пошел за ней в пещеру. Оливер остался на месте.
Он сел на землю и сунул руки в карманы. «Что ж, – наигранной бодростью он хотел перебить боль, – это было прекрасно, пока длилось».
В следующий миг он ощутил, что валится на землю.
Фонарь Инди освещал пещеру. Ее окружало могильное спокойствие, воздух был душен и неподвижен. Она увидела стопки ящиков, по шесть штук в каждой. На последней стопке сверху лежал небольшой пакет, завернутый в полотно и пластик. Инди схватила его и развернула. Это был дневник ее мамы. Закрыв глаза, она на миг расслабилась. Именно это она и искала. Инди перелистала страницы. Вот она, правда.
– Ашок, – прошептала она, – все здесь, это… – Внезапно она услышала глухой удар. Стены пещеры отразили звук. Она обернулась. – Ашок? – Инди взмахнула фонарем вверх и вниз. И тут она увидала его лицо. – Боже мой!
Уронив фонарь, она попятилась назад, нащупывая дорогу. Темнота поглотила ее, Инди поскользнулась, но, ухватившись за влажную стену, устояла на ногах.
Кто-то схватил ее за плечо. Она вскрикнула. Крепкая рука сдавила ей горло.
– Не здесь… – раздался голос, – еще нет, не сейчас.
Инди почувствовала холодное острие ножа на груди и дернулась от страха. Лезвие оцарапало ее до крови.
– Дура! – прошипел голос. – Глупая девчонка!
Человек толкнул ее вперед и потащил к выходу. Инди начала плакать.
– Я хочу видеть тебя перед тем, как убью, – прошептал он, его горячее дыхание обжигало ей горло. – На свету.
Инди пыталась дышать и подавить всхлипы. Она с трудом передвигала ноги, и он был вынужден тащить ее, встряхивая каждый раз, когда ее ноги подкашивались. Камни стен пещеры рвали кожу, когда ее тело задевало за них.
– Я хочу, чтобы ты ощутила боль и страх. – Он расхохотался, и хохот сорвал с места летучих мышей, которые закружились над ними.
Джон бежал вдоль края склона, подавая знаки проводнику, который был уже выше входа в пещеру. Он упал на колени, суставы пронзила острая боль, но он пополз дальше и увидел человека у входа в пещеру. Тот тащил Инди, захватив ее шею в замок. Джон махнул рукой, проводник прицелился и выстрелил. Инди вскрикнула и повалилась на землю. Джон кинулся вперед.
Он не заметил, как человек метнул нож, но ощутил толчок в плечо и упал. Лезвие вонзилось глубоко в тело. Проводник кинулся на незнакомца и подмял его под себя.
Джон, зажав рукой рану, доковылял до внучки.
– Инди? Господи! Инди?
Она вскочила на ноги.
– Боже мой, дедуля! – Она склонилась над ним и осмотрела рану. – Слушай, ты слишком стар, чтобы играть в войну. – Затем она коснулась его лба своим. – Но видит Бог, я рада, что ты таков. – И она разрыдалась.
Двумя часами позже Оливер ожидал возле джипа проводника.
На затылке у него вскочила здоровенная шишка, но чувствовал он себя достаточно хорошо, чтобы двигаться, и собирался уехать. Он прощался.
Оливер улыбнулся Ашоку, правая рука которого была на перевязи, а голова забинтована.
– Уезжаете, Оливер!
– Да, через несколько минут.
Ашок протянул здоровую руку, Оливер тепло пожал ее.
– Что вы собираетесь делать? – Он имел в виду Инди, Оливер понял это, но не знал, что ответить.
Она в нем не нуждалась. Это причиняло ему страданий больше, чем любая рана, но что он мог поделать.
– Возвращаюсь в Дели, на службу. – По крайней мере, одна хорошая вещь случилась – он принял окончательное решение об армии. Пример Джона Бенета убедил его. Если бы он достиг хотя бы половины того, чего достиг бригадир, он был бы счастлив.
– Теперь они узнают правду, – сказал Ашок.
– Да, я рад. А что вы, Ашок?
– Поскольку правда открылась и богатства обнаружены, я смогу восстановить доброе имя семьи, и надеюсь жениться.
– Поздравляю! – улыбнулся Оливер.
Ашок поклонился и протянул Оливеру фотографию невесты – это был знак дружеского доверия.
Оливер посмотрел снимок и отдал назад.
– Вы должны очень гордиться. – Он использовал те же слова, которые и Инди раньше сказала по этому поводу. – Ну, вот и Мулраджи! – Оливер повернулся к проводнику. – Вы готовы?
Проводник улыбнулся, поклонился и забрался в машину.
Оливер посмотрел на Ашока:
– Удачи. Вам всем.
Ашок кивнул:
– Удачи и вам, капитан Хикс. – Он отступил, пропуская Оливера на водительское место, и захлопнул за ним дверцу.
– Прощайте! – крикнул Оливер. Он включил мотор и развернул джип.
– Прощайте! – ответил Ашок. – Прощайте, капитан!
Он смотрел вслед машине, пока джип не выехал на дорогу и не скрылся из виду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обесчещенные - Баррет Мария



Хороший роман. Советую почитать. Интересная идея романа, а также образы главных героев. Правда, концовка в амереканском стиле....поцелуй - аплодесменты.
Обесчещенные - Баррет Марияgala.yan
16.12.2012, 14.50





Интересно, но вот желания перечитывать нет да и конец слишком скомкан...
Обесчещенные - Баррет Мариятатьяна
16.12.2012, 22.13





Один раз можно прочитать.
Обесчещенные - Баррет МарияКэт
26.10.2014, 12.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100