Читать онлайн Миражи, автора - Баррет Мария, Раздел - 36 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Миражи - Баррет Мария бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Миражи - Баррет Мария - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Миражи - Баррет Мария - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баррет Мария

Миражи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

36

Такси остановилось на углу Пятой авеню и 49-й улицы у Рокфеллеровского центра. Энцо вышел из машины. Водитель подал ему счет, чаевых Энцо не добавил. Марианна давала ему денег в обрез.
Поднявшись на лифте на шестьдесят второй этаж, он оказался перед входом в ресторан. Кивнув швейцару, проследовал в бар и там сразу же наткнулся на Робетти.
– Принес?
Робетти был толкачом в университетских кругах Ивовой Лиги, имел контакты в Европе. Ему недосуг было разводить ля-ля с шестерками вроде Монделло. Ему вообще не нравилось, что Марианна водила дружбу с такой швалью, но что поделаешь, у нее всегда какие-нибудь причуды дурацкие.
– Иди в сортир, оставишь в обычном месте. Я пока закажу тебе выпивку, – сказал Робетти.
Энцо, нервно оглядываясь, немедленно двинулся в туалет. Хотя они проворачивали дельце уже не в первый раз, ему все же было не по себе.
Войдя в мужской туалет, он зашел в первую кабинку и запер за собой дверь. Наклонившись над мусорной корзиной, он вытащил из-за нее коричневый конверт, пощупал – есть ли там купюры, и на то же место положил то, что принес с собой. Совсем немножко он сначала отсыпал себе.
С горящими щеками Энцо вышел из кабинки, вымыл руки, тщательно вытер их полотенцем. В этот момент вошел какой-то мужчина. На ходу кивнув ему, Энцо двинулся в бар. Опять его бросило в пот.
– На, пей, – Робетти протянул ему тяжелый хрустальный стакан с порцией виски. Особенно этот тип не расщедрится. Энцо взял стакан и залпом выпил. Робетти не собирался поддерживать компанию. У него были свои планы. Энцо полагалось дернуть свое и отчалить.
– Скажете, ежели что еще надо будет? – Энцо научился немного говорить по-английски, но с чудовищным акцентом. Он заметил на губах Робетти насмешливую ухмылку и разозлился.
– Скажу, скажу.
Энцо кивнул.
– Спасибо за выпивку, – сказал он, поворачиваясь, чтобы идти к двери. Теперь деньги у него есть, а на кой черт сдался ему этот Робетти? Он к тому же сегодня еще противней, чем всегда. Наглый. Вообще-то тут что-то неладно, подумалось Энцо. Войдя в лифт, он сунул руку в карман. Ох, что-то неладно. Подозрения становились все сильнее. Энцо вытащил конверт, достал пачку купюр. Это были сплошь однодолларовые бумажки, двадцать четыре штуки. А должно быть двадцать четыре десятки.
– Свинья вонючая, – сплюнул Энцо, засовывая деньги в карман.
Он остановил лифт, нажал кнопку подъема и, выйдя из кабины, прямиком двинулся в бар. Его душил гнев. Чего удумали – Монделло одурачить!
– Робетти!
Молодой человек из университетских умников взглянул на Энцо, и лицо его исказилось гримасой.
– Пошел отсюда, Монделло, – приглушенным голосом, чтобы не привлекать внимания, сказал он. – Какого черта ты явился?
– Я пришел за своими бабками, – рявкнул Энцо.
Робетти оттащил его в сторону.
– Нет у меня твоих бабок! – прошипел он. – И не ори. Хочешь, чтобы нас обоих зацапали?
– А где они? Отдавай, Робетти!
– Марианна не велела тебе платить. Она пронюхала насчет наших с тобой сделок и велела мне не…
– Она – что? – Энцо задрожал всем телом. – Что она сделала?
– Послушай, Энцо, охолони! Я…
Энцо не дал ему договорить. Он схватил Робетти за лацканы дорогого пиджака.
– Отстань от меня! – неожиданно писклявым голосом взвизгнул Робетти, и бармен сразу же направился в их сторону. Энцо разжал руки.
– Сам ее спроси! Я сделал, как она велела!
Робетти попятился для безопасности.
– Я тут вообще ни при чем.
Бармен угрожающе приближался. Энцо развернулся на каблуках и пошел прочь из бара.
Мысли его путались. Робетти его надул. Он так на него рассчитывал, а тот его все время дурил. Марианна ему велела! Черт подери, ее пришибить не жалко! За порогом он обернулся. Робетти разглаживал пиджак.
– Мы еще встретимся! – крикнул Энцо и плюнул на пол.
Выбегая из ресторана, он не глядя чуть не сшиб кого-то входящего через двойные стеклянные двери в холл. Энцо прошмыгнул в лифт, дверцы захлопнулись за ним. Через несколько минут он выбрался на улицу и кинулся бежать. Кровь стучала у него в висках, гнев подымался откуда-то изнутри удушливой волной.
Ну все, с него хватит. Теперь он положит конец ее дурацким играм, будет, нахлебался дерьма. Сейчас он заставит ее пожалеть о том, что она натворила. Перед его глазами заплясало ее лицо – смеющееся, насмешливое. Он воочию видел ее темные блестящие глаза, дьявольские глаза. Да, пришла пора ей расквитаться за все.


– Боже, кто это вас так?
Метрдотель услужливо помог Патрику войти в холл. Его только что сшиб с ног какой-то сумасшедший.
– Извините, сэр. Видимо, кто-то из гостей хватил лишнего в баре. Позвольте мне вам помочь.
Метрдотель взял из рук Патрика портфель.
– Примите мои самые искренние извинения. Все в порядке?
Патрик кивнул.
– Ну и хорошо. Портфель можно взять, сэр?
– Да, пожалуйста. У меня здесь встреча. С мистером Биллом Пенчардом.
– Ах, да, конечно, вы – мистер Девлин, не так ли? Прошу за мной. Мистер и миссис Пенчард уже за столиком.
Он передал портфель Патрика гардеробщице и повел его в зал. Патрик увидел, как Билл поднялся с места и помахал ему рукой. Они выбрали столик в самом укромное уголке ресторана, и Патрик отметил про себя их предупредительность.
– Пэдди!
Он обменялся рукопожатием с Биллом и поцеловал Лиз в щеку. Она крепко сжала его руку.
– Пэдди, как ты?
Он пожал плечами.
– Да все нормально.
Билл подвинул ему кресло.
– Садись, и давай для начала выпьем. Мы уже заволновались, боялись, что ты не придешь.
– Да, виноват, я опоздал. Встречался с Чарльзом Хьюитом.
Он было погрустнел, но тут же встряхнулся.
– Как это не приду? Такого не может быть. Исключено!
Он протянул руку через стол и погладил Лиз по плечу.
– Я соскучился без друзей. Слишком долго пробыл в одиночестве.


Дейв легонько постучал по панели, отделявшей салон от водителя.
– Какие у нас перспективы?
Они застряли посреди Пятой авеню. Шофер улыбнулся.
– Не знаю, что и сказать, сэр. Но вообще-то Рокфеллер-центр отсюда в трехстах метрах, на углу Сорок девятой. Если желаете, пешком можно быстро дойти. Пожалуй, лучше и не придумаешь.
– Хорошо. Мы, наверно, так и сделаем. – Он вопросительно оглянулся на Джона и Франческу. – Вы согласны?
– Лучше пройтись, чем опоздать, – сказал Джон и наклонился к дверце, ища ручку.
– Выходим здесь! – бросил Дейв шоферу.
Джон уже выбрался из лимузина и теперь помогал Франческе. – Так, говорите, прямо и налево? – переспросил Дейв, прежде чем выйти из машины.
– Точно так, сэр, мимо никак не пройдете!
– Спасибо.
Дейв присоединился к Джону и Франческе и захлопнул дверцу.
– Ну и духотища, – посетовал он. – Семь потов сойдет, пока мы туда доберемся.
Франческа засмеялась и взяла его под руку.
– Только смотри, Дейв, если промочишь мой костюм, я тебя в жизни не прощу!


– Марианна! Марианна!
Всю обратную дорогу Энцо одолел бегом. В легких появилась резь от физического напряжения, к горлу подступала тошнота.
– Марианна! – вскричал он, распахивая дверь. – Куда ты подевалась, шлюха проклятая!
Он нашел ее в полутемной гостиной. Она лежала на софе в легком шелковом халате. На губах ее играла блаженная улыбка. Рядом лежал раскрытый журнал «Вэнити фэйр».
– Ну что, получил по носу?
Она подняла глаза на Энцо. Это были холодные, тяжелые, бесцветные глаза, с красными потеками, невидящие. И они смеялись над ним. Как всегда. Марианна была здорово под кайфом.
– Давно пора было догадаться, что рано или поздно я тебя вычислю, малыш Энцо, – протянула она, по-прежнему улыбаясь. – Ты и в половину не такой смышленый, каким себя воображаешь. – При улыбке обнажились все ее зубы, хищные, как у крысы.
– Заткнись, Марианна! Я тебе покажу, кто из нас умный, а кто дурак!
Он угрожающе двинулся на нее.
– Вот как? Значит, ты такой умный, что все разнюхал, и это тоже?
Она швырнула ему журнал с цветной фотографией во всю страницу. На ней была изображена Франческа Кэмерон.
Марианна разразилась хохотом.
Энцо оцепенел.
– Какого черта… – промямлил он.
Энцо стоял как пораженный громом, безмолвный, неподвижный. В этот момент он будто снова перенесся в Италию, на вершину утеса, и смотрел оттуда вниз, на кромку пляжа, по которому шла юная девушка, и воображал ее обнаженной, отчетливо видя ее высокие узкие бедра и округлые груди.
Сдавленный стон вырвался из его груди, словно по телу прошел электрический ток. В следующую секунду видение исчезло. Осталась Марианна с ее наглой насмешкой.
Он стоял все так же неподвижно, пережидая боль. И когда она наконец отступила, его заполнила неодолимая, всепоглощающая ярость. Она пронизала в нем каждую клеточку, от нее не было спасения, нельзя было остановить, и она затопила его сознание горячей темной кровью.
– Что, Энцо, малыш, сознайся, это для тебя шок, а?
Она наслаждалась его болью, его отчаянием, которое оказалось сильнее, чем она могла предположить. Какое утонченное удовольствие!
– Удивлен, откуда я все знаю, а, Энцо, умник ты мой, толкач подпольный?
Увидев в журнале статью с фотографией, она сразу припомнила газетные вырезки и снимки, которые хранились у Энцо. Сходство было налицо, и ей оставалось кое-что разнюхать, выведать, раскопать, чтобы все окончательно сложилось в единую картину. Она долго ждала этого момента. Момента своего триумфа.
– А я всегда знала, малыш, – вкрадчиво прошептала она. – Всегда. Она остановилась в отеле «Эспрей», люкс номер семнадцать. Она просила передать, что…
В мгновение ока Энцо прыжком одолел разделявшее их расстояние. Схватив Марианну, он сжал руки на ее горле. Она таращилась на него широко открытыми, испуганными глазами, а он тряс ее что было мочи. Но эти испуганные глаза все еще смеялись над ним. Он стащил ее с софы и бросил на пол, навалившись на ее легкое худое тело всей своей тяжестью. Продолжая сжимать ей горло, он приподнял ее голову и с размаху ударил об острый угол стеклянного столика. С разбитого виска хлынула кровь. Она фонтаном била, заливая его руки, а он снова и снова бил ее головой об угол стола. Еще, и еще, и еще.
И потом оставил, разжав руки.
Тело Марианны безжизненно лежало на залитом кровью ковре. Из расколотого черепа сочилась кровь медленной густой струей. Энцо отвернулся.
Рядом на полу лежал забрызганный кровью журнал «Вэнити фэйр». Фотография Франчески тоже была выпачкана этой кровью. Подняв журнал, Энцо приблизил его к лицу и, ощущая на губах кровь Марианны, поцеловал ту, которую так долго и безуспешно искал. Потом вырвал страницу с фотографией и бросил на грудь трупа. Марианна заплатила за все свои грехи.
Час спустя, прибрав в комнате, он вышел из дома через черный ход, отключив домофон и заперев дверь на двойной замок.
Энцо направился на угол Парк-авеню и Сорок девятой улицы.


Патрик допивал свой кофе в молчании. Он понимал, что Лиз и Билли неприятно поражены правдой о Пенни. Да, ему были понятны их чувства. Это трудно уложить в голове, ему самому это до сих пор не совсем удалось. Но что поделать, такова была правда.
– Извините, я на несколько минут отлучусь, – сказал он. Ему показалось, что им нужно остаться одним. Он встал и пошел в туалет.
– Пэдди!
Он обернулся.
– Ты в порядке? – спросил Билл.
– Конечно.
И он двинулся между столиками в противоположный конец зала.
– Патрик! Привет, Патрик!
Он остановился на полдороге, услышав свое имя. У столика рядом с туалетом сидел один из самых неприятных и пронырливых щелкоперов, некто Бретт, фамилии Патрик не помнил.
Патрик сухо кивнул и продолжил свой путь, но парень встал и замахал ему рукой. Пришлось подойти. Он заметил, что взгляды нескольких обедающих за столиками обратились к нему, и среди них была женщина. Он остановился как вкопанный и встретился взглядом со спокойными зелеными глазами, которые смотрели на него прямо и понимающе. На миг ему почудилось, будто они никогда не расставались. Кровь отхлынула от его щек, он с трудом перевел дыхание и сделал шаг к ее столику.
– Привет, Патрик.
Она успела заметить его прежде, чем он ее, и у нее было больше времени справиться с волнением. Она испытала то же чувство, вся былая боль внезапно отступила. Но это мгновение быстро прошло. Она смотрела на него, призывая на помощь все свое самообладание.
– Привет.
У нее голос изменился, подумал Патрик, но лицо все так же очаровательно. Он выдавил из себя улыбку.
– Как поживаешь?
– Прекрасно. – Она тоже улыбнулась ему, вежливо и сдержанно. – А что ты делаешь в Нью-Йорке?
– Приехал по делам. Политика. – Господи, как же все это пошло, подумал он. Ему хотелось обнять ее, прижать к себе, хотелось трогать ее волосы, целовать. Вместо этого он спросил: – А ты здесь какими судьбами?
– Приехала по делам. Мода, – смеясь, ответила она.
Джон прервал наконец свою беседу и посмотрел на Патрика.
– Здравствуйте, Патрик, как поживаете? – холодно спросил он.
– Отлично, Джон, благодарю.
Патрик кивнул Дейву, который поднялся, чтобы представить Уилла О'Коннела. Они с американцем обменялись рукопожатием.
– Не желаете ли присоединиться к нам? – спросил О'Коннел. За столиком повисло короткое неловкое молчание. Патрик вежливо отказался.
– Где ты остановилась? – спросил он у Франчески.
Она задержалась с ответом, и О'Коннел громко объявил:
– Я поселил их в «Эспрее». – И с улыбкой добавил: – Мне нравится ублажать моих деловых партнеров.
– Тебе это здорово удается, Уилл! – воскликнул Дейв. – В жизни не видал ничего подобного!
Все заулыбались, хотя и несколько принужденно, и Патрик воспользовался моментом, чтобы откланяться.
– Приятно было познакомиться, Уилл.
Патрик пожал руки мужчинам и в последний раз взглянул на Франческу.
– До свидания, Франческа.
Он снова встретился с ней взглядом, и их зелень показалась ему глубже и ярче, чем прежде.
– До свидания, Патрик, – тихо ответила она.
Он кивнул и отошел.
– Это что за красотка? – Борзописец, первым окликнувший Патрика, не сводил глаз с Франчески.
– Старая знакомая, – ответил Патрик.
– Франческа Кэмерон, фирма Кэмерон—Йейтс, если не ошибаюсь. – Он осклабился, обнажив желтые прокуренные зубы, и хлопнул Патрика по плечу. – Чертовски рад тебя видеть, Патрик! Отлично выглядишь, тем более после этой кошмарной истории с женой.
– Да.
Фамильярность этого типа была ему неприятна. Он демонстративно отстранился от объятия.
– Я дам тебе свой номер, Патрик. Я останусь в Нью-Йорке на несколько дней, и хорошо бы нам с тобой как-нибудь вечерком вместе поужинать. Потолковать кое о чем. Пожевать чего-нибудь.
Патрик вдруг вспомнил: Бретт – это фамилия, а зовут парня Питер. Восходящая звезда желтой прессы.
– Вряд ли получится, – холодно ответил он. Ему было не до этого Бретта. Он поминутно оглядывался на Франческу.
– Да брось, Пэдди! Мы же старые приятели. Никто точно не знает, что случилось с крошкой Пенни, но болтают много всякого. Ты сам знаешь. Я даю тебе отличный шанс объяснить все как есть.
– Я ничего не намерен объяснять «как есть». Нечего объяснять. Так что извините!
Он повернулся, чтобы уйти. Этот парень здорово его раздражал, он терпеть не мог, когда ему лезли в душу.
– Не ерепенься, Пэдди! Мне можно довериться. Твоя бедная женушка имела некоторые проблемы. Так мне, по крайней мере, говорили. А вдруг еще кому-нибудь говорили!
Ну, парень, ты меня достал, подумал Патрик. Тут никакого терпения не хватит. Наклюкался и обнаглел – виски от него несет.
– А теперь послушай, что я тебе скажу, Питер. Если бы у меня возникло острое желание поделиться с кем-нибудь проблемами моей личной жизни, то вот тебе мое честное слово: такой сукин сын, как ты, будет последним, к кому я с этим приду. – И, приблизив лицо к Бретту, закончил: – Так что отвали. Усек?
Он отступил, вежливо улыбнулся и пошел к своему столику. Бретт недвижно постоял, соображая, что же произошло, и двинулся к метрдотелю.
– Мне нужно позвонить по междугородному. Где у вас телефоны?
Метрдотель указал на кабины, и Бретт ринулся туда. Его осенила блестящая идея, надо только кое-что уточнить. Надо организовать с помощью газеты проверку, и, если все сойдется, он сварганит прелестную историйку про молодого члена кабинета министров и его подружку-дизайнершу. Вовсе не обязательно, чтобы все в ней было точно, но кому это нужно? Он набрал редакционный номер и стал ждать ответа. Такое спускать нельзя – чтобы ему, Питеру Бретту, плевали в морду. «Отвали!»
Через несколько секунд на том конце провода сняли трубку.
– Алло, Боб? Это Питер Бретт. Да, отлично! Нет, я пока в Нью-Йорке. Да, все в порядке. – Он зажег сигарету и швырнул спичку на пол. – Слушай, Боб, у меня есть наметки сенсации насчет Патрика Девлина… Ну да, того самого! – он коротко ухмыльнулся. Конечно, все знали обаяшку Патрика Девлина. – Да. Я его тут встретил. Кто? Ты шутишь! Когда? Фантастика!
Бретт бросил на пол недокуренную сигарету и притушил ее каблуком, вмяв в пол. Кровь бросилась ему в голову.
– Немедленно давай мне эту информацию! Ограблен сейф поверенного фирмы Кэмерон—Йейтс? Украдены все документы, в том числе касающиеся любовной связи Патрика Девлина и Франчески Кэмерон. Он отец ее ребенка? Боже! А леди Маргарет Смит-Колин владеет значительной долей акций фирмы под фальшивым именем? – Бретт хохотнул. – Ну, фантастика! И когда это стало известно? Сегодня утром? Черт!
Он быстро раскинул мозгами.
– Слушай, Боб, не мог бы ты чуть-чуть придержать эту историю, ну, скажем, пару часов? Не засылай пока в набор, а? – Он возбужденно заходил с трубкой возле аппарата. – Можно? Великолепно! Я попробую связаться с ребятами из Си-би-эн и взять у них пару фотографов, а потом завалиться в отель к Кэмерон. Я думаю, в четверть часа уложусь. – Он достал из кармана записную книжку. – Слушай, я перезвоню тебе примерно через час, передам свой материал – интервью, если повезет – будут и фотографии, может, даже магнитофонная пленка! Ну самое большее – через полтора часа… Что? – Он опять хохотнул. – Ну уж не меньше, чем отставка, это голову можно дать на отсечение. Поделом ему. Говнюк самовлюбленный!
С этими словами он повесил трубку, хлопнул ладонью по аппарату и, улыбаясь, заспешил к метрдотелю оплатить счет и отменить заказ.


На тротуаре перед входом в Рокфеллер-центр Патрик поцеловал на прощание Лиз и на секунду обнял ее.
– Ты правда не сможешь выпить с нами сегодня кофе? – обеспокоенно спросила она. С ним явно что-то неладно – он так внезапно решил покинуть ресторан, что они тут же расплатились и, ни слова не говоря, ушли.
Патрик отрицательно покачал головой.
– Спасибо, Лиз, но правда не могу. Смертельно устал, нужно немножко проветриться.
Он протянул руку Биллу.
– Спасибо вам за обед.
– Тебе спасибо, Пэдди. Ты в самом деле уверен, что тебе ничего не нужно, ты в порядке?
– Да, уверен.
– Смотри, береги себя. Не слишком долго гуляй.
Патик улыбнулся.
– Ладно, Лиз, не буду. Пройдусь по кварталу, осмотрю Центр, взгляну на Радио Сити, на Мьюзик-Холл.
На самом деле на уме у него было совсем другое. Он прекрасно знал, что сейчас сделает.
– Ну что ж. Если ты будешь хорошим мальчиком…
– Да, обязательно буду хорошим мальчиком.
Он еще раз чмокнул Лиз, а она по-матерински потрепала его по щеке.
– Ну, пока. Я вам звякну.
– Хорошо. Пока, Пэдди.
Билл взял жену под руку.
– До свидания, Патрик. До скорого.
Они направились к стоянке такси, и Патрик провожал их глазами. Билл жестом подозвал шофера, и Лиз в последний раз махнула рукой Патрику. Когда они отъехали, он свистнул ожидавшему его водителю.
– Отель «Эспрей», – бросил он и сел на заднее сиденье. Машина мягко тронулась с места. Патрик совсем не был уверен, что она станет с ним разговаривать, но, встретив ее в ресторане, заглянув ей в глаза, он не мог отказаться по меньшей мере от попытки поговорить, объясниться. Надо было наконец выложить всю правду. Пусть все летит в тартарары, единственное, что имеет значение, – это его любовь.


Молодой портье, дежуривший в холле «Эспрей», работал здесь недавно, но Марианну Харт и ее итальянского жиголо успел узнать. Об этой парочке в отеле ходили легенды – уж очень щедрые чаевые они отваливали. Портье слыхал, что они подторговывают наркотой – не всем подряд толкают, а избранным, друзьям-приятелям. Так или иначе, навар они имели. И ему уже кое-что перепало. От случая к случаю они брали номер, прося никому об этом не говорить, а ему полагалось на это время притвориться слепоглухонемым. С такими клиентами, как Марианна Харт, которая меньше сотни на чай не кидает, можно позволить себе не быть слишком пунктуальным в выполнении служебных инструкций и, естественно, можно воздержаться от лишних вопросов. Денежки – самый лучший инструмент убеждения, а уж Марианна могла убедить кого угодно.
Увидев входящего в холл Энцо Монделло, портье мгновенно узнал его. Монделло кивнул ему и послал швейцара к его стойке, чтобы узнать номер интересующих его гостей. Портье записал на бумажке номер апартаментов, которые занимали Кэмерон и Йейтс, передал швейцару и посмотрел на входную дверь, ожидая, что там сейчас появится Марианна Харт. К своему удивлению, он ее так и не увидел, и повернул голову туда, где только что стоял Монделло.
Что за диво, подумал он. Монделло как ветром сдуло, исчез, не оставив чаевых. И подружкой его не пахнет. Черт-те что. Портье пожал плечами и тут же выкинул обоих из головы. Ему-то что за дело.
Энцо по черной лестнице поднялся на четвертый этаж, прошел по коридору до люкса номер семнадцать, вставил в замочную скважину отмычку, бесшумно повернул. Дверь отперлась. Он осторожно приоткрыл ее и проскользнул в комнату. Каждый его шаг был точно выверен.
Войдя в гостиную, он оглядел кипу рисунков на столе, раскрытые журналы, брошенный на спинку стула пиджак. Его внимание привлекла стопка фотографий на столике возле дивана. Он взял лежавшую сверху. Со снимка улыбался Джейми Кэмерон. Энцо долго рассматривал карточку. В душе его поднялось смятение. Опять все мешалось в голове. Кто этот темноволосый смуглый ребенок? Энцо задумчиво покачал головой. Потом он вгляделся в глаза мальчика, глаза глубокого зеленого цвета, и все понял. Он смял фотографию в кулаке, сжал ее в комочек и с силой ударил кулаком в стену. «О, черт!»
Он застонал, как раненый зверь. Она обманула его, провела, одурачила, а себя замарала.
Но он не дал воли своей ярости. Пройдя через комнату, открыл дверь спальни. Там он увидел спящего ребенка.
Отключив микрофон переговорного устройства, которым пользовалась отлучившаяся няня, он подошел к кроватке и наклонился над ней, чтобы разглядеть малыша. Он увидел невинное спящее личико. Личико ее ребенка. Почувствовал чистый, сладковатый детский запах и, прислушиваясь к тихому легкому младенческому дыханию, прижался головой к деревянным рейкам кроватки и беззвучно зарыдал.


Пока Джон расплачивался с таксистом, Франческа успела выйти из машины. Она ждала его на тротуаре возле отеля.
– Прости, Джон, может, ты все-таки передумаешь и не покинешь нас так быстро?
Он взял ее за руку.
– Ты совершенно напрасно переживаешь. Уж тебе-то хорошо известно, что я терпеть не могу всякие ночные клубы и прочее. Пускай Дейв с Уиллом повеселятся, им это в радость.
Она попыталась улыбнуться, но улыбка вышла невеселая. Джон это заметил. Принесла же нелегкая этого чертова Патрика Девлина, подумал он. Но ему не хотелось, чтобы Франческа увидела его недовольство.
– Мне гораздо приятнее побыть с Джейми, – негромко сказал он.
И он не лукавил.
– Не очень-то я доверяю этим службам.
Джон ласково обнял ее за плечи. Еще там, в ресторане, увидев, как она смотрит на этого Девлина, он понял, что у нее на душе.
Франческа посмотрела ему в глаза и покачала головой.
– Бедняга Джон, – сказала она. – Из-за меня ты отказался от веселой вечеринки. Я испортила тебе вечер.
И вдруг ему захотелось сказать ей нечто важное. Сказать именно сейчас, пока еще не поздно.
– Ничего ты мне не испортила, Франческа, – тихо сказал он. – Наоборот, ты спасла мою жизнь, дорогая моя девочка, ты дала мне гораздо больше того, о чем я когда-либо мог мечтать.
Он отвернулся и почувствовал на своей щеке ее теплое дыхание.
– И ты мне, – прошептала она.
И тут же она сделала шаг назад и засмеялась, смаргивая выступившие на глаза слезы.
– Ну и сентиментальная же мы парочка!
С этими словами она взяла Джона за руку, и они вошли в холл отеля.


Патрик ждал ее возле стойки портье. Он объяснил портье, кто он и кого дожидается. Увидев, как Франческа с Джоном входят в холл, он устремился ей навстречу. Они обменялись долгим взглядом.
– Мне надо с ним поговорить, – сказала она Джону.
Тот кивнул.
Он знал, что это случится, и позволил ей уйти.
– Не задерживайся, – сказал он.
Она кивнула в ответ. Ей хотелось добавить: «Я люблю тебя, Джон, и всегда буду любить», но побоялась смутить его этими словами. Поэтому просто крепко пожала ему руку и улыбнулась, глядя, как он направляется к лифту. Долгие годы потом она вспоминала эти минуты как самые горькие в своей жизни.
Проходя коридорами гостиницы, Джон старался не думать ни о чем, кроме Джейми. Вот сейчас он его увидит, полюбуется спящим. Это зрелище всегда навевало ему покой, вселяло надежды на будущее. Остановившись у номера, он нащупал в кармане ключ и вставил его в скважину. Но дверь оказалась незапертой.
Сначала он решил, что в комнатах кто-нибудь из службы детского сервиса. Ему в голову не пришла мысль об опасности. Он вошел и позвал:
– Есть тут кто-нибудь?
Никто не откликнулся. Джон прошел в комнату Франчески, где спал Джейми. Энцо успел спрятаться за дверью.
– Эй!
Джон оглядывал комнату.
– Есть тут кто-нибудь? – Комнату заливал бледный красноватый свет ночника. Джон подошел к кроватке, и Джейми, у которого сна не было ни в одном глазу, разулыбался, увидев его. – Привет, малыш! – ласково сказал Джон.
Удар ножом был быстрым и внезапным.
Энцо навалился на него сзади и полоснул по горлу. Одного удара было достаточно, чтобы оборвать его жизнь. Последнее, что он увидел и услышал, – возглас Джейми: «Папа!» – и улыбку на личике ребенка. Он умер с ощущением счастья.
Джейми закричал.
Энцо подскочил к нему. Он вытащил ребенка из кроватки и зажал ему ротик своей окровавленной ладонью. Выхватив с постели одеяло, он завернул в него Джейми и выбежал из номера. Времени обдумать свои действия у него не было. Он отлично ориентировался в здании отеля и сразу кинулся к черному ходу, спустился по ступеням, пробрался через прачечное отделение и выскочил на Восточную Сорок девятую улицу. Он плотнее завернул ребенка в одеяло и не отпускал ладони с его рта. Так он и побежал с ним в сторону Сорок девятой улицы и Центрального вокзала.


Патрик взглянул на часы. «Десять минут. Ты не задержалась». Это было единственное, с чем она не могла не согласиться. Он сумел сказать ей лишь самое важное, одни только голые факты – о Пенни, о мертворожденном ребенке. Чтобы сказать все, ему нужна была целая жизнь, но Франческа пожала плечами и сказала:
– Прости. Мне нужно время, чтобы подумать.
– Конечно.
Он отвел глаза. Ему почему-то показалось, что этого времени у них не будет.
– Я понимаю.
Он знал, что не имеет права рассчитывать на большее. Он поднялся вместе с ней.
– Ты позволишь увидеть тебя завтра?
Она заколебалась.
– Право, не знаю. Я… – Она еще не сказала ему о Джейми, может быть, и никогда не скажет. – Я тебе позвоню.
Он кивнул. Что еще мог он сделать? Она направилась к лифту.
– Франческа!
Она обернулась.
Ему хотелось увидеть ее глаза. Они горели ярко, как когда-то, и в его душе мелькнул луч надежды.
– Скажи, у тебя кто-то есть?
Он должен был об этом спросить. Не мог не спросить.
– Нет, – ответила она. – И никогда не было.
И она пошла дальше. Он проводил ее глазами, пока она не скрылась за дверцами лифта, и пошел в бар. Ему нужно было выпить.


Не прошло и пяти минут, как он услыхал душераздирающий вой сирен. Холл стремительно наполнялся людьми: бригада «скорой помощи», полицейские. Одни куда-то бежали, другие стояли с оружием наготове. Вход оцепили.
Патрик соскочил с табурета у стойки и протолкался сквозь толпу. Он мгновенно понял, что произошло. Не обращая внимания на крики, не дожидаясь лифта, он бегом промчался по лестнице на четвертый этаж. Его колотило от ужаса. Вбежав через пожарный вход в коридор, он услышал ее крик.
Безумный, отчаянный, животный крик.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Миражи - Баррет Мария

Разделы:
Пролог

Часть первая

1234567891011121314151617181920212223242526

Часть вторая

27282930

Часть третья

313233

Часть четвертая

3435363738

Ваши комментарии
к роману Миражи - Баррет Мария


Комментарии к роману "Миражи - Баррет Мария" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть первая

1234567891011121314151617181920212223242526

Часть вторая

27282930

Часть третья

313233

Часть четвертая

3435363738

Rambler's Top100