Читать онлайн Королевская постель, автора - Барнс Маргарет, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевская постель - Барнс Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевская постель - Барнс Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевская постель - Барнс Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барнс Маргарет

Королевская постель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

В Кенте стояла пора цветения яблонь, и дорожки брумовского сада были усыпаны белыми и розовыми лепестками, а воздух был напоен медовым ароматом.
Танзи сидела за прялкой у самых дверей, ведущих в дом, а ее маленький сын скакал на деревянной лошадке, направляясь к воротам.
– У тебя самая лучшая в мире резная лошадка, Робин, – сказала она мальчику.
Растрепанный трехлетний всадник радостно кивнул.
– Моя дорогая лошадка! Ее сделал Дик-Дик, – с гордостью сообщил он матери, не будучи еще в состоянии правильно произнести отцовское имя.
– Пожалуйста, скачи на своей лошадке в дом, где работает Дик-Дик, и позови его обедать, – сказала Танзи.
И когда мальчик поскакал галопом, не обращая внимания на то, что по дороге несколько раз упал, она обернулась и крикнула в открытую дверь деревенской девушке, которая накрывала стол:
– Мастер скоро придет!
В данном случае слово «мастер» относилось к Дикону, работавшему с дюжиной строителей, среди которых были и плотники, и черепичники, и стекольщики.
Со своего места Танзи прекрасно видела в другом конце большого двора лужайку и террасу, ведущую в хозяйский дом. Позади того крыла старого дома, который решено было сохранить, строился новый флигель. Она видела, как ее муж в окружении группы помощников, делает какие-то замеры, и в ту же секунду увидела сэра Джона, который присоединился к ним, что-то говоря и жестикулируя. Джон Мойл сравнительно недавно унаследовал и титул, и оба дома.
Танзи не имела ни малейшего понятия о том, что именно они обсуждают, но, как всегда, производили впечатление людей, увлеченных и прекрасно понимающих друг друга. Неожиданно один из рабочих увидел Робина, который пытался добраться до них на своем прекрасном, непокорном скакуне, и стал подбадривать мальчика веселыми дружескими приветствиями. Когда малыш упал в очередной раз, принимая все это за увлекательную игру, отец подскочил к нему и поднял на руки.
Танзи не могла представить себе, что Дикон понял из ее поручения, переданного сыном с помощью весьма скудного словарного запаса, но она громко рассмеялась, думая о том, как хороша жизнь и как она счастлива.
Ярко сияло солнце, был прекрасный, безоблачный день раннего лета, и в ее душе было так же ясно и безоблачно. Она жила в доме, построенном для нее и по ее вкусу. Муж работал с видимым удовольствием, сын рос сильным и здоровым, и вся их семья, казалось, стала неотъемлемой частью иствеллского поместья. Всего лишь несколько дней назад Том и Эми, поженившиеся с согласия ее брата, гостили в имении, и богатая наследница семьи Друри, ставшая леди Мойл, не только не косилась на Тома из-за его простого происхождения, но не скрывала того, что очарована им.
Будем надеяться, что, как и у нас, у них тоже все плохое позади, подумала Танзи. Ее муж шел к дому по дорожке, неся в руках свои бесценные чертежи, волосы его были покрыты пылью и мелкими кусочками камня, а в глазах – как всегда, когда он видел ее, – светилась радость.
– А где Робин? – спросила она с тревогой.
– Ему лечат нос, – ответил Дикон, останавливаясь возле стены, чтобы вытереть пот со лба. – Лошадка плохо воспитана и снова сбросила его. Вот леди Мойл и пришлось утешать Робина. Мне иногда кажется, что, будь он их собственным сыном, они вряд ли больше с ним нянчились.
– У них скоро будет ребенок, и если родится мальчик, они хотят назвать его Томасом, – сказала Танзи. – Как продвигается часовня?
– Превосходно. Сегодня утром мы поставили на место резные фрагменты алтаря. Те самые, над которыми я работал. И хотя это всего лишь маленькая, семейная часовня, мне кажется, когда она будет достроена, то сможет соперничать с любой часовней в стране.
Она сразу же поняла, о какой часовне он думает.
– Никто не мешает тебе делать то, что ты хочешь?
– Я абсолютно свободен и все время работал с радостью. Особенно когда у меня в руках был этот прекрасный камень из Кана. В Вестминстерской часовне я был бы только исполнителем, мне вряд ли удалось бы реализовать свои идеи. А здесь…
Дикон внезапно замолчал и, резко повернувшись, сел на низкую садовую стену, словно какая-то невысказанная мысль неожиданно нарушила его хорошее настроение.
– Мойлы довольны твоей работой, да? – спросила Танзи, удивленная полусердитым, полунасмешливым выражением его лица.
– Настолько довольны, что даже уговорили Тюдора приехать к ним на обед на следующей неделе, когда он поедет в Дувр инспектировать новые фортификационные сооружения. Леди Мойл желает, чтобы он также проинспектировал и новую часовню!
Танзи вскочила со стула, при этом шерсть, с которой она возилась, обвилась вокруг нее.
– Король Генрих будет здесь?! О, Дикон, мы должны этого остерегаться! Ведь вполне возможно, что он захочет увидеть главного строителя и…
– Его визит – очень большая честь для сэра Джона, и ты сама понимаешь, что я ничего не могу поделать…
Танзи подошла к мужу и положила руку ему на плечо.
– Здесь, в этой тишине и покое, так легко было забыть обо всем!
– Да, легче, – ответил Дикон.
– Церковь учит нас прощать своих врагов…
– Нужно, чтобы ушли из жизни те, кто помнит все эти войны.
– Ты хочешь сказать, что в поколении Робина уже не будет вражды?
– Всегда легче забывается то, о чем тебе рассказали, чем то, что ты видел собственными глазами. Ему не придется увидеть то, что видел я… Он не увидит, как потешаются над истерзанным, нагим телом короля Ричарда… И у него уже не будут сжиматься кулаки при виде Тюдора.
– Тюдор мог и не знать всего. В конце концов, он ведь разрешил похоронить твоего отца, когда аббат попросил об этом.
Однако Дикон был не склонен к примирению.
– Значит, ты все расскажешь Робину, когда он подрастет?
– Наверное, нет, не расскажу. Неужели ты думаешь, что я смогу рассказать о Босворте совершенно бесстрастно и не сделать все, что я там видел «всамделишным», как говорит наш сын, когда мы рассказываем ему разные сказки?
Танзи старалась скрыть свое разочарование.
– Мы назвали своего первенца Робертом в честь моего отца, но для меня было бы большой честью дать ему имя твоего отца, – сказала она. – И много лет назад, когда я спросила тебя, ты ответил, что, несмотря на все трудности и опасности, ты рад, что знаешь правду.
– Дело ведь не в том, что мой отец – король. Для меня было самым важным то, что я, наконец, обрел родного человека, я понял, кто дал мне жизнь. Это было еще до того, как я встретил тебя, любимая. – Идя с женой к воротам, Дикон обнял ее за плечи. – Но нашему сыну не придется тосковать по любви и защите, я никогда не позволю, чтобы он узнал это ужасное чувство сиротства, отчужденности от своих сверстников.
– Сиротство… Именно это слово наш дорогой Том употребил однажды, говоря о тебе.
Дикон резко обернулся к жене.
– Но ведь он ничего не знает!
– Да, действительно, он сказал это, ничего не зная. Он просто почувствовал это. Том более тонкий человек, чем ты думаешь.
Прекрасная улыбка стерла с лица Дикона тревогу и озабоченность, которые реже стали появляться на нем в последнее время.
– Когда-нибудь я буду рад рассказать ему все, – сказал он.
И Дикон повел Танзи навстречу сэру Джону и Робину. Счастливое лицо мальчика было в наклейках, а сэр Джон нес деревянного коня.
– Сегодня наш скакун доставил нам некоторые неприятности, – сказал он, передавая Дикону лошадку.
Робин бросился к матери, крича на бегу, что хочет есть.
– Должно быть, это его постоянное состояние, – сказал удивленный сэр Джон, – ведь моя неблагоразумная супруга только что напичкала его засахаренными фруктами! Я зашел, чтобы попросить вас, Дикон, найти время и сделать новую стенку вокруг двора. Кухарки жалуются, что старая вот-вот рухнет. К тому же и у нас скоро появится маленький наездник, о котором стоит позаботиться заблаговременно.
– Мы молились об этом, – призналась Танзи.
– Я непременно посмотрю, сэр, – пообещал Дикон.
Однако было совершенно очевидно, что новая стенка – лишь предлог, и на самом деле сэр Джон пришел не ради этого. Хотя было послеобеденное время, он никуда не торопился, а стоял, засовывая в петлицу цветок жимолости, причем делал это с явно чрезмерным вниманием. Затем, словно бы невзначай, сказал:
– Мне не нравится, в каком состоянии находится набережная возле лондонского дома. Любой весенний паводок – и дом будет затоплен. Я бы просил вас оставить здешние дела и съездить на несколько дней в Лондон.
Наступило молчание, и было слышно только, как птицы чирикают в яблонях. Они оба прекрасно понимали, что угроза весеннего наводнения давно миновала. Потом их взгляды – хозяина и мастера – встретились, и было очевидно, что они прекрасно поняли друг друга.
– Благодарю вас, сэр, за все. Моя благодарность больше, чем я могу выразить словами, – сказал Дикон. – Я уеду завтра же.
– Накануне приезда короля, – пробормотала Танзи, глядя на их благодетеля с признательностью.
Сэр Джон не мог не слышать этих слов. Он повернулся и прислонился к садовой ограде.
– Не думаю, что Его Величество забыл, как выглядел Ричард Плантагенет, даже при том, что видел его недолго и при ужасных обстоятельствах.
И, взглянув на мальчика, спросил:
– Вы собираетесь когда-нибудь рассказать ему? За все то время, что Дикон работал у него, сэр Джон ни разу не возвращался к разговору о его происхождении, который они вели тогда, в старом ричмондском доме, после того, как он увидел книги. Однако и Танзи, и Дикон, конечно же, сразу поняли, что он имеет в виду.
– Как странно! – воскликнула Танзи. – Именно об этом мы говорили перед тем, как вы подошли, сэр!
– Ничего удивительного, Танзи. Предстоящий приезд короля не мог не настроить вас на эти мысли, – ответил сэр Мойл. – И что же вы решили?
– Я бы предпочла, чтобы Робин знал правду, – ответила она, прижимая сына к груди. – Но решать должен Дикон. А он сказал – нет.
Дикон смотрел на Джона Мойла, улыбаясь своей прекрасной, открытой улыбкой.
– Помня, как мудро и с какой добротой вы помогли нам и устроили нашу жизнь, я считаю, что именно вам, сэр, должно принадлежать решающее слово.
Сэр Джон внимательно смотрел на крепкого мальчугана с великолепным румянцем.
– Как Робин похож на мать! – воскликнул он, понимая, что именно это сходство может решить многое. – Ему нет нужды бояться ни фамильного сходства с Плантагенетами, ни воспоминаний. Пусть растет без предрассудков и радуется жизни в этом мире, который создает Тюдор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королевская постель - Барнс Маргарет



Интересный сюжет, и просто находка кому нравиться история..
Королевская постель - Барнс МаргаретМилена
5.06.2013, 7.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100