Читать онлайн Королевская постель, автора - Барнс Маргарет, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевская постель - Барнс Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевская постель - Барнс Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевская постель - Барнс Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барнс Маргарет

Королевская постель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Радости Танзи не было предела, когда месяц спустя Дикон вернулся из Оксфорда, и поначалу она даже не обратила внимание на то, что он ничего не стал рассказывать про свою работу. Он был очень спокоен и молчалив, и она без труда поняла, что мысли его где-то далеко, и почувствовала себя забытой и ненужной. В такие минуты Танзи не могла не вспоминать Тома, их непринужденные беседы и его веселый смех. Впрочем, сам Дикон не казался ни встревоженным, ни несчастным.
– Он молодец, что нашел для тебя время. Ведь сейчас он очень занят работой, – сказал он, узнав от Танзи о визите Тома. – И я очень рад, что управляющий не задавал лишних вопросов, когда приходил за деньгами после моего отъезда.
– Ты считаешь, что нам не следует переезжать в Оксфорд, – спросила Танзи, начиная бояться, что их дела совсем плохи: он не нашел работы, а ее денег надолго не хватит.
Танзи никак не могла понять, почему ее муж кажется таким спокойным и незаинтересованным ни в чем, если он так и не нашел работу. И почему он так странно ведет себя, словно поглощен какими-то важными мыслями?
– Чем же ты занимался все это время в Оксфорде? – спросила она, когда после его возвращения прошло уже дня два. – Ты почти ничего не рассказал мне. И совсем ни о чем не спросил меня, – добавила она, не в силах скрыть обиду.
Дикон почувствовал себя виноватым.
– Случилось нечто такое, что заставило меня забыть и о деньгах, и о работе, и вообще обо всем.
– Даже обо мне, твоей жене?
– Боюсь, что да, на время. Танзи, случилось одно из самых невероятных совпадений. Я до сих пор не верю в то, что это было на самом деле. И прежде, чем я смогу рассказать об этом тебе, – а никому другому я вообще не собираюсь об этом рассказывать – я должен привести в порядок свои мысли.
Он сел на скамью позади нее, рассеянно играя с маленьким белым котенком, которого Эми Мойл прислала Танзи, чтобы она не скучала в одиночестве.
– Ты вчера говорил мне, что ремонтировал какой-то большой дом, – сказала Танзи, подсаживаясь поближе к мужу, и он обнял ее.
– Да. Я вообще не работал ни в одном колледже. Как только приехал и стал наводить справки, я узнал, что требуется каменотес для работы в доме Лоуэлла.
– Лоуэлла? – воскликнула Танзи. – Наверное, это дом того самого несчастного лорда Лоуэлла, упокой, Господи, его душу?
– Да. Имя, конечно же, привлекло мое внимание. И какой это прекрасный дом! И как почти все дома сторонников Йоркской династии, он конфискован Тюдором.
– И отдан одному из его приближенных, да?
– Этот дом предназначался его дяде, Ясперу Тюдору, во всяком случае, мне почему-то так кажется. Или его бесценной матушке, леди Маргарите Бофор.
– Люди говорят, что он заботиться о ней больше, чем о своей жене.
– Может быть, так оно и есть, потому что ведь его жена – королева Елизавета – племянница моего отца, а леди Маргарита замужем за лордом Стэнли. Но как бы там ни было, она получила от него так много домов, что все равно не сможет их все использовать…
– В то время, как некоторым людям вообще негде преклонить голову…
– Дом этот стоит пустой, и в нем никто не живет, кроме старика-сторожа, поэтому он разрушается. Мне дали двух помощников, и какой-то клерк сказал, что нужно сделать. Еду нам приносили из домика, расположенного неподалеку, и мы были почти все время предоставлены сами себе. Работа была не очень трудная, и примерно через две недели мы ее закончили. Я был совершенно спокоен, потому что человек, с которым я заключил контракт, обещал мне потом много интересной работы в Оксфорде, если я к нему обращусь.
Когда я приехал в Оксфорд, я сразу же стал искать для нас дом.
Дикон сидел, поглаживая мягкий кошачий мех и глядя прямо перед собой.
– Но я так и не вернулся назад.
– Почему?
– Потому что я остался, чтобы выполнить работу, которая словно ждала именно меня. Я вовсе не искал ее. Все произошло случайно. Мне даже не заплатили еще. Я имею в виду деньги.
Танзи вскочила со своего места и, буквально вырвав растерянного котенка из ласкающих рук мужа, не слишком вежливо и ласково посадила его на пол, возле миски с молоком. Она должна была сделать хоть что-нибудь, чтобы вывести Дикона из этого странного состояния и отвлечь его от воспоминаний.
– Дикон, умоляю тебя, не будь таким таинственным! Известно ли тебе, что ты вернулся домой совсем другим?! О чем ты все время думаешь?! Мне кажется, что ты не здесь, что тебя здесь нет. И в то же время, – она стояла перед ним, склонив набок голову и уперев руки в бока, – в то же время ты кажешься мне более спокойным и довольным, чем когда-либо раньше.
Танзи, не отрываясь, смотрела на мужа изучающим взглядом.
Он встал и усадил ее рядом.
– Как хорошо ты меня знаешь!
– Я совсем не уверена, что это вообще возможно, – ответила она.
– Я ведь предупреждал тебя, моя дорогая, что со мной тебе будет нелегко, ведь правда? Но случаются совпадения, которые просто поражают меня. Этот дом, о котором я тебе говорил… там жил сам лорд Лоуэлл! Он прятался там.
– Значит, его не убили в том сражении?!
– Мне кажется, я с самого начала понял, что в доме кто-то есть. В конце одного из коридоров была комната, забитая полками с книгами. Могу признаться тебе, что когда другие строители уходили, я часто задерживался в этой комнате. Никогда прежде у меня не было такой возможности. Иногда мне казалось, что пока меня не было, ту или иную книгу кто-то переставил с одного места на другое. Или закладка оказывалась между другими страницами.
И вот однажды рано утром я работал на крыше, мне нужно было заменить старый шифер, и вот совершенно случайно я увидел внизу маленький дворик, обнесенный со всех сторон красивыми стенами. Я даже не подозревал о его существовании. И увидел, что по этому дворику прогуливается мужчина. Я подумал, что это какой-то человек, который, по договоренности со сторожем, пользуется библиотекой, потому что в этой комнате с книгами была еще одна закрытая дверь, которая могла открываться либо в другую комнату, либо в этот дворик.
В последний вечер, я вернулся в библиотеку, чтобы дочитать главу в книге «Крепость Фуа», и полностью погрузился в чтение. Вдруг я услышал, как в замке поворачивается ключ. Я очень испугался, увидев, что дверь открылась и на пороге появился мужчина.
Я стоял перед ним, как перепуганный болван, и крутил обручальное кольцо на пальце, будто хотел, чтобы оно стало моим талисманом и защитило меня от нечистой силы. Но это было вовсе не привидение. Это был тот же человек, которого я уже один раз видел прогуливающимся во дворике. Он казался гораздо более напуганным, чем я. И в то же время был очень рад. К моему удивлению, он позвал меня по имени.
– Ричард! – крикнул он.
Мне показалось, что в этом крике была радость. Я пробормотал какие-то извинения и что-то насчет того, что люблю книги. Потом, потрясенный тем, что он обратился ко мне по имени, я спросил:
– Откуда вам известно мое имя, сэр?
Мне показалось, что он как-то помрачнел, и в его лице уже не было прежней радости. Он приблизился и начал меня разглядывать.
– Так, значит, вас зовут Ричард? А как ваше полное имя?
– Ричард Брум, – ответил я.
– Брум? Да, вполне может быть. Только не делайте этого…
Он говорил так отрывисто, словно речь давалась ему с трудом.
– Не делать чего, сэр! – спросил я, думая, что он хочет запретить мне трогать его книги.
– Не крутите свое чертово кольцо. Он всегда так делал, когда волновался или размышлял. Когда я увидел, как вы крутите кольцо, и посмотрел на ваше лицо, мне на мгновение показалось, что…
Он отошел, встал возле стола, спрятав лицо в ладонях, чтобы я не видел, как он потрясен. Но очень скоро он взял себя в руки и даже улыбнулся.
– Брум. Конечно, Брум. Я помню. Вместо Плантагенет. Он и сам иногда пользовался этим именем, когда нам удавалось ускользнуть из дворца или из военного лагеря, и он не хотел, чтобы его узнавали. Но – Бог свидетель! – у него было очень мало таких беззаботных часов. Вы так похожи на него! Судя по возрасту, вы его сын. Тот самый внебрачный сын, о котором он так заботился.
Только тогда я понял, что это Фрэнсис, лорд Лоуэлл.
Только ты говорила, что лорд Лоуэлл полный, а этот человек был совсем худой. Но я помнил, что ему пришлось немало поскитаться, он ведь переезжал с места на место, спасаясь от преследований. Может быть, ему даже приходилось голодать. И именно в этот момент он сказал коротко и без всяких церемоний:
– Нет ли у вас какой-нибудь еды, молодой Дикон? Потом всегда он обращался ко мне только так.
К своей радости, я вспомнил, что в сумке у меня оставалась еда, так как я очень спешил закончить работу и вернуться на следующий день в Оксфорд. Я побежал за сумкой, а когда вернулся, лорд Лоуэлл сидел в кресле, наверное, это было его привычное место – возле окна. Свет падал прямо на его лицо, и я увидел, как он измучен и ужасно выглядит.
– Старый сторож работал в нашем доме много лет. Он и приносит мне то, что ему удается раздобыть в коттеджах на берегу, но сейчас, когда в доме работают, он боится выдать мое убежище, – сказал он.
Когда я вынимал из сумки хлеб и мясо, он увидел мои инструменты.
– Значит, вы один из тех, кто работает тут? Я никак не мог понять, кто это интересуется моими книгами.
Да, это я. Я – строитель и каменотес.
– Благодарю Бога за это! – сказал он и с жадностью съел все, до последней крошки.
А я все никак не мог понять, почему он благодарит Бога за мое появление.
– Сожалею, сэр, что у меня ничего больше нет, – сказал я, понимая, что его благодарность чрезмерна.
Он откинулся в своем кресле и попросил меня сесть напротив него.
– Теперь, когда ушли ваши шумные приятели, старина Джек принесет мне что-нибудь утром, – сказал он.
В течение всех двух недель, которые я провел в его доме, он относился ко мне, как к равному. Как к сыну своего друга Ричарда. Ему было известно, что его дом отдан матери Тюдора и что после ремонта в нем появятся жильцы.
– Мне уже не будет так спокойно, – сказал он.
– Все уверены, что вы погибли во время сражения, – сказал я ему.
– Мне это известно, – ответил он. – Наверное, именно поэтому я и смог вернуться сюда. Я переплыл реку на лошади.
– Вы хотите сказать, что вернулись специально, чтобы спрятаться здесь? Это была прекрасная мысль!
– Конечно. Кому из этих наглых Ланкастеров могло бы прийти в голову искать меня в моем собственном доме?
– Разумеется, вы правы, – вынужден был согласиться я.
И тут я заметил в его голубых глазах откровенную насмешку и подумал, что он, наверное, был прекрасным другом.
– Однако, милорд, как же вы собираетесь оставаться здесь теперь, когда в доме будут жить люди? – спросил я.
– И все же это самое надежное укрытие от шпионов Генриха. Кроме того, я разработал план: мне нужно наглухо закрыть ту дверь, замуровать ее. Все последние дни я думал о том, как мне, спрятавшемуся здесь, найти человека, которому я смог бы довериться и попросить его сделать это. Довериться полностью. Речь идет не только о моей собственной жизни, которая ничего не стоит. Речь идет о документах и записках, – он кивнул в сторону маленькой комнаты, где стоял стол, заваленный бумагами, – которые могут причинить вред многим сторонникам Йоркской династии, имена которых удивили бы вас.
– Вы можете не сомневаться в том, что я сделаю это, – ответил я. – Но как же вы будете входить и выходить из нее? Вы сами окажетесь замурованным.
– Вы должны оставить мне небольшой выход в этот дворик. Он окружен большими деревьями, и из него можно попасть на дорогу, которая ведет в Оксфорд. Но я не знаю, как можно в каменной стене сделать выход незаметным. Надо быть очень опытным мастером, чтобы это сделать, Дикон, и замаскировать его.
– Оставьте это мне, сэр, – сказал я.
– Мне кажется, на вас можно положиться. Потом я рассказал ему про свой экзамен и про то предложение, которое мне сделали братья Вертье. И о том, что я отказался. Этот рассказ очень сблизил нас.
– Мы должны начать работать немедленно и работать всю ночь.
– Сегодня же ночью, – ответил я, мысленно прощаясь со всеми своими оксфордскими планами.
Но я был вознагражден, когда он мне сказал:
– Вы говорите, совсем как ваш отец!
– Поверь мне, Танзи, когда он сказал «мы» – это не было просто вежливостью. При том, что он граф и ближайший друг покойного короля, мы работали с ним, как галерные рабы. Не считая времени, что я провожу с тобой, это были счастливейшие часы в моей жизни!
– Давайте пойдем в сад пока светло, – предложил он.
И мы пошли в этот дворик. Я осмотрел стены маленькой комнаты изнутри и снаружи. Мне удалось найти место, где удобнее всего было сделать проход. Но он предложил сделать лаз как можно ближе к большому дереву, и это меня смутило.
– Если дерево рухнет, вы окажетесь в западне, – сказал я.
– Почему такое могучее дерево должно упасть? – удивился лорд Лоуэлл.
– Если во время грозы в него попадет молния, – ответил я.
Он улыбнулся мне, как самому мрачному пессимисту в мире.
– Возможно, что ты спас его от смерти, – прошептала Танзи, поражаясь этому совпадению не меньше, чем Дикон или лорд Лоуэлл. – И ты смог узнать о своем отце так много, как никогда не надеялся.
Она прекрасно понимала, какое значение это имеет для Дикона, потому что очень любила собственного отца.
– Я узнал о нем не как о герцоге, регенте или короле, а как о человеке, окруженном друзьями. Когда мы работали, Фрэнсис Лоуэлл выполнял самую тяжелую и неблагодарную работу, а когда отдыхали и завтракали тем, что я приносил, он рассказывал мне о жизни в Мидлгеме. О том, как мой отец преодолевал природную робость, как он обучался верховой езде и как часами тренировался с мечом, булавой или в стрельбе из лука. Я прекрасно понял, как Ричард страдал от того, что его старшие братья были гораздо сильнее и крепче, чем он. Он всегда был слабее их, к тому же не очень высокого роста, как я. Лоуэлл рассказывал мне, как отец боготворил высокого, красивого и доброго Эдуарда и как преданно служил ему, когда тот стал королем. Отец часто говорил, что уж если из него не получился придворный, то, по крайней мере, получился воин, и он стал командовать армией, когда был еще совсем юным. Он умел привлекать людей, его многие любили и преданно служили ему.
– Мне это известно, – ответил я лорду Лоуэллу, стараясь привести камень в такое состояние, чтобы следы нашей работы не были видны, – потому что отец моей жены был одним из тех, кто воевал под его командованием. Роберт Марш, который держал в Лестере постоялый двор «Белый Кабан». Он был очень славным человеком.
– Так вы женаты? А я заставляю вас работать и днем, и ночью. И вряд ли смогу заплатить вам.
– И тогда я рассказал ему о тебе. Ах, Танзи! Дорогая, он тебя помнит! Он сказал, что ты очень славная, порядочная девушка, очень хозяйственная и в то же время любознательная. И после того, как мы проработали какое-то время в молчании, он вдруг сказал:
– Дикон, как странно, что из всех девушек Англии вы выбрали в жены именно ту, которую видел ваш отец и с которой он разговаривал. Девушку, которая – я совершенно уверен в этом! – ему очень понравилась.
– Как я был счастлив слышать это, Танзи!
– И я. И это все, что милорд Лоуэлл сказал тебе? – спросила Танзи, увлеченная рассказом мужа.
– Нет. Он часто говорил об их планах – его и герцогини Бургундской – вернуть на трон Йоркскую династию.
– Я не уверена, что сейчас они добьются успеха. Как говорит мистер Джордан, страна успокоилась и процветает.
– Но они никогда не откажутся от своих планов. Конечно, он знает священника Саймона из Оксфорда, и это они с Линкольном устроили дело с Ламбертом Сайнелом, хоть он и признает, что был выбран не очень подходящий парень. У них есть секретные агенты, которые разыскивают молодых людей, похожих на Плантагенетов, на одного или другого принца. Я рассказал ему, как фламандский торговец уговаривал меня стать вторым претендентом, как я колебался прежде, чем наотрез отказался.
– Вы не жалеете об этом? – спросил он. – Мы нашли во Фландрии юношу по имени Перкин Варбек. После подготовки он сможет пригодиться. Но вы, с вашим лицом настоящего Плантагенета…
– Я не сомневаюсь в том, что он хотел бы вовлечь меня в их планы. Но я подумал, как же мы могли бы вместе работать?
Танзи схватила его за руку.
– Нет, Дикон, не надо снова об этом!
Он наклонился поцеловать ее, и с его лица вмиг ушло выражение тревоги и озабоченности. Он был оживлен и целиком принадлежал ей.
– Нет, моя ненаглядная, никогда снова. Я сказал ему, что у меня самая прекрасная жена в мире, и что я очень огорчил ее, когда отказался работать над часовней Тюдора. Ей принадлежит вся моя жизнь.
Несмотря на финансовые трудности, они оба чувствовали, что вступили в более спокойный и благополучный период своей супружеской жизни. В комнате уже стало почти темно, но они не сразу заметили это. Танзи встала, посадила котенка в его корзинку и зажгла свечу.
– Нельзя сказать, что твоя поездка в Оксфорд была очень прибыльной, – рассмеялась практичная Танзи, слишком счастливая, чтобы огорчаться из-за денег.
– Увы нет. В смысле денег, конечно, нет. Я не уверен, что у него вообще были хоть какие-то деньги. Во всяком случае, он мне ничего не предложил, и я был очень рад этому. Когда мы прощались, я искренне сказал ему, что был счастлив помочь тому, кто рисковал своей жизнью ради моего отца, и потерял все. Он подарил мне книгу «Крепость Фуа», которая ему принадлежала. Это означало полное доверие, какое только возможно между друзьями, и бесценные воспоминания о моем отце – последнем Плантагенете.
Неожиданно Дикон рассмеялся.
– И если мы не встретимся больше, я на всю жизнь запомню самого неопытного строителя, с которым мне когда-либо приходилось работать, и все эти бесценные часы, когда мы с ним трудились и разговаривали. Слава Богу, его планы продвигаются, а он сам в безопасности!
Вставая со скамьи, Танзи почувствовала, что возвращается из легенды в реальную жизнь.
– Все это необыкновенно и прекрасно, Дикон, и я не могу передать тебе, как я за тебя рада, – сказала она. – Но я вынуждена напомнить тебе, что лестерские деньги на исходе, а вместе с Джодом нас трое, и… – она сделала паузу, но не рискнула сказать ему, что через несколько месяцев их будет уже четверо. – И на что же мы будем жить? Завтра и потом?
Однако было очень похоже, что Дикон, ее серьезный муж, заразился оптимизмом лорда Лоуэлла. Он взял свечу в одну руку, а другой обнял свою жену.
– Бог поможет, – произнес он благочестиво. – А сегодня… сегодня мы живем любовью.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королевская постель - Барнс Маргарет



Интересный сюжет, и просто находка кому нравиться история..
Королевская постель - Барнс МаргаретМилена
5.06.2013, 7.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100