Читать онлайн Унесенные страстью, автора - Барнет Джилл, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Унесенные страстью - Барнет Джилл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 95)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Унесенные страстью - Барнет Джилл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Унесенные страстью - Барнет Джилл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барнет Джилл

Унесенные страстью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Когда пастух с дудою дружен,
И птицы вьют гнездо свое,
И пахарь щебетом разбужен,
И девушки белят белье,
Тогда насмешливо кукушки
Кричат мужьям с лесной опушки:
Ку-ку!
Ку-ку! Ку-ку! Опасный звук!
Приводит он мужей в испуг.
Уильям Шекспир
Калем захлопнул за собой дверь библиотеки и на мгновение прислонился к ней, с трудом переводя дух. Сосновые иголки прилипли к его влажной рубашке, нити бородатого мха висели на брюках и на ремне. Очки его болтались на одном ухе. Он надел их как следует, поправил на переносице, и стекла их тотчас же затуманились от жара его потного лица.
– Когда-нибудь я убью Фергюса, – пробормотал он сквозь зубы, снова протирая очки и обирая иголки, мох и влажные листья с одежды. – Вот этими руками... Сдавлю его толстую старую шею.
– Сдается мне, Фергюс привез тебе новых невест!
– Ну да, – выдохнул Калем, снимая увядший лист клена с белой рубашки и обернувшись на голос брата.
Эйкен сидел у окна, вытянувшись в кожаном кресле с подголовником; ему приходилось сидеть, откинувшись и вытянув ноги, – высокий рост не оставлял ему выбора. Калем тоже считался высоким при шести футах роста и достаточно сильным и мускулистым, но Эйкен был более чем на полфута выше, более широк в плечах, а руки его были такие громадные, что он мог обхватить своей ладонью ствол молодого дерева. Он метал молот дальше, чем кто-либо из всех, кого Калем знал, и при этом был достаточно проворным, чтобы носиться на коньках, точно ветер, сжимая клюшку в громадных ладонях. К тому же были лошади Эйкена. На Эйкена Мак-Лаклена стоило посмотреть, когда он гарцевал на одном из своих великолепных белых скакунов!
У Калема не было такой, как у брата, сноровки в обращении с животными. Зато он сам умел быстро бегать. Он бегал так быстро, что мог состязаться с любым из скакунов Эйкена в гонках по берегу. В детстве Калем всегда выходил победителем в соревнованиях по бегу. Он умел поворачивать на бегу, не теряя при этом ни доли секунды.
Эйкен любил похвалиться, что его старший брат может резко поменять направление в мгновение ока. И он был прав. Калем никогда не шел в обход. Он мог мчаться прямиком через чащу, ничуть не сбавляя скорости даже там, где березы росли так густо, что любому другому пришлось бы между ними протискиваться. Калем бегал так, как Эйкен скакал верхом – вкладывая в это каждую унцию той ловкости и сноровки, которыми Господь одарил его.
Однако убегать от невест, привезенных Фергюсом, это уж было чересчур!
– И сколько же их там на этот раз?
– Пять.
Калем отцепил последнюю лесную колючку от рубашки и бросил мох и иголки в пустой медный бак для золы, стоявший у очага. Ему послышалось, что Эйкен тихонько хмыкнул. Калем поднял глаза.
Брат смотрел на него, широко улыбаясь, как и всегда, когда Калем наводил чистоту.
– Я просто люблю порядок, – сказал Калем, оправдываясь, потом прошел к своему письменному столу и собрался было сесть, но передумал, смахивая какие-то пылинки с сиденья.
– Ну конечно, вот в этом ты весь! – Эйкен помолчал, глядя на голову Калема все с той же усмешкой. – Может, ты заодно уж вытащил бы шишку из своей шевелюры? А то ты похож с ней на гончую с подрезанным ухом на охоте за кабаном.
Эйкен засмеялся, а Калем взъерошил свои волосы, и маленькая сосновая шишка упала на аккуратную стопку бумаг на столе. Он хотел было устранить этот новый непорядок, как гулкое цок-цок-цок раздалось в коридоре.
Братья подняли глаза. Конь Эйкена, цокая копытами, вбежал в библиотеку. Он замер, посмотрел на хозяина и потряс головой.
Калем со стоном упал в кресло.
– Неужели ты не можешь держать эту чертову скотину подальше от дома?
Эйкен пожал плечами:
– Он ведь ничего не ломает.
Калем смотрел, как длинный хвост жеребца раскачивается взад и вперед, едва не задевая хрустальный с серебром графинчик для виски.
– Этого еще не хватало, – тихонько пробормотал Калем, глядя, как брат ласково треплет лошадь по морде. – Этот псих, видно, думает, что перед ним комнатная левретка.
Внезапно оглушительный яростный стук донесся до них одновременно и от парадных дверей, и от черноте хода.
– Впустите нас! – кричали за дверью женщины. – Впустите!
Братья переглянулись.
– Я займусь ими. – Эйкен выбрался из кресла и встал.
– Да смотри, прихвати с собой Фергюса!
– Ладно. Я и так собирался.
Эйкен, широко шагая, быстро прошел через комнату; трава и засохшие комочки земли осыпались на ковер с его высоких сапог для верховой езды. Лошадь заржала и рысью, словно танцуя, пошла вслед за ним.
Калем выдвинул нижний ящик письменного стола и достал оттуда веничек и совок для мусора. Мгновение спустя он уже стоял на коленях, сметая траву, и пыль, и комочки засохшей грязи, сохранившие отпечатки конских копыт, с ковра. Он высыпал мусор из совка, отряхнул метелку и, тряпкой протирая совок, внимательным взглядом окинул темный ковер. Удовлетворенный, Калем повернулся, оглядывая высокие, из полированного красного дуба, полки для книг, занимавшие в комнате две стены и сделанные еще его дедушкой.
Все книги в кожаных переплетах стояли ровными, аккуратными рядами. Нигде ни пылинки, ни пушинки, и весь хрусталь, все предметы из бронзы, бывшие в комнате, – от графинов до вазы с орехами – так и сверкали. Оконные стекла были такие чистые, что, если бы не рамы и не легкие неровности на стекле, можно было бы подумать, их вовсе нет.
Спрятав метелку и тряпки обратно в ящик, Калем уселся за стол. Он три раза перекладывал стопки бумаг и, сочтя в конце концов, что они достаточно ровные, с облегчением вздохнул и откинулся в кресле. Все было в полном порядке.
Немного погодя дверь с грохотом распахнулась, отлетев к стене с такой силой, что лепные украшения на ней могли запросто сплющиться. Бумаги Калема разлетелись по всему письменному столу.
Эйкен вошел, шагая, как обычно, широко, бесшабашно.
– Все в порядке, – доложил он так, словно укрощать разъяренных женщин было в самом деле не труднее, чем дышать.
Калем лег грудью на стол, раскинув руки, словно баклан крылья; он – ухватился за край стола, прижимая к нему бумаги. Он поднял глаза, очки его сидели на кончике носа. Вид у его младшего брата был такой, будто он только что проделал нечто столь же несложное, как бодрящая прогулка верхом по лугам.
Калем выпрямился, сдвинул очки на переносицу и сгреб бумаги в охапку. Он опять принялся их складывать в ровные, аккуратные стопки, а брат его тем временем снова развалился в любимом кресле, словно ничего и не случилось. Да, для Эйкена, пожалуй, усмирить этих женщин и впрямь не составляло труда.
Но не для Калема. Женщины страшили его. Они с Эйкеном во многом отличались друг от друга, но это несходство никогда не мешало Калему. А вот с женщинами Калем ощущал себя так, точно попадал в другой мир – непонятный, несуразный, бессмысленный.
Женщины были совершенно недоступны его пониманию – вечно они говорили одно, а делали при этом совершенно другое. Калем никогда не знал, чему верить: тому, что они говорят, или тому, что делают... или даже хуже того – тому, что они вовсе не говорят, но хотят, чтобы ты сам догадался и сделал. Они были начисто лишены всякой логики, и стоило ему оказаться в их обществе, как он становился раздражительным и сварливым, совсем как в те минуты, когда Фергюс к нему приставал с разговорами о женитьбе.
Калем закончил уборку и пристально, с неодобрением уставился на грязные сапоги брата.
– Между прочим, у каждой двери есть рожки для сапог.
– Знаю. Мне уже осточертело без конца через них перешагивать. Дурацкая штука, если ты хочешь знать мое мнение.
Эйкен взял грецкий орех из вазы, стоявшей около кресла, и тот хрустнул в его громадной ладони. Он вынул сердцевину, бросив скорлупки на стол и на кресло. Мгновение спустя послышалось цоканье – и конь его рысью вбежал в комнату.
Калем сдался. Он снова сдвинул очки на переносицу и стал решительно раскладывать бумаги на столе. Он делал это до тех пор, пока все они не были сложены ровными стопками в алфавитном порядке. Потом оглянулся на Эйкена; тот сидел весь засыпанный ореховой скорлупой.
– Где женщины?
– На кухне.
– На кухне? С чего это вдруг?
– Место женщины на кухне.
Эйкен с хрустом расколол еще один орех.
– К тому же я сказал им, что ты просто обожаешь пончики и пирог с голубикой.
– Это же ты обожаешь пончики и пирог с голубикой!
Эйкен ухмыльнулся:
– Конечно!
– Я жажду избавиться от этих мегер, а ты посылаешь их печь пироги?
Эйкен пожал плечами, подбросив в воздух очищенный орех, так что тот упал ему прямо в рот.
– Я проголодался. – Он посмотрел на Калема. – Не волнуйся. Они слишком озабочены тем, чтобы произвести на тебя впечатление своей стряпней, для того чтобы гоняться за тобой. К тому же я запер кухонную дверь.
– Где Фергюс?
Эйкен скорлупкой указал на открытую дверь.
Калем взглянул, но в дверях никого не было. Он выждал, пока затихнет хруст орехов и досадный шорох скорлупок, падавших на чистый ковер. Наконец он окликнул:
– Фергюс!
Ни звука.
– Фергюс Мак-Лаклен, я ведь знаю, что ты где-то здесь!
Ни звука.
– Иди сейчас же сюда, старый плут!
– Иду... Иду...
Высокий старик с волосами до плеч, белыми, словно морская пена, появился в проеме двери. Его суровое, изборожденное морщинами от времени и непогоды лицо было хмурым.
– Ты что же, думаешь, я не слышу? Ты же ревешь, как сирена в тумане. Не худо бы тебе было с большим уважением относиться к тем, кто постарше тебя, – вот что, парень!
Старик покосился на жеребца, потом перевел взгляд на Эйкена; тот указывал на Калема. Фергюс стал в позу, уперев в бедра громадные кулаки, и, повернувшись, устремил мрачный взгляд на бюст Роберта Брюса, стоявший на высокой подставке из красного дерева рядом с письменным столом Калема.
– Я вовсе не глухой, не немой и не слепой, как ты думаешь.
– Я здесь, – сказал Калем сухо.
Фергюс опять повернулся, скосив на него глаза. Он ничего не ответил, лишь вздернул подбородок, выставив вперед жидкую бороденку, словно упрямый мул.
– Я ведь предупреждал тебя – чтобы больше никаких жещин!
– Ну да, так и было, парень, именно так.
– Так убери их отсюда, старик.
Фергюс стоял неподвижно, точно врос в землю.
– Я тебе еще раз повторяю – не привози больше женщин на остров. Впрочем, ты больше и не поедешь на побережье.
– Я бы и на этот раз не стал посылать его, – заметил Эйкен.
– Да я и не посылал Фергюса. Я послал Дэвида. Ты что же, думаешь, я уже совсем ничего не соображаю?
Эйкен только пожал плечами и бросил орех своей лошади.
– Если б ты имел хоть каплю соображения, Калем Мак-Лаклен, ты бы уже давным-давно женился. Вот и все, что тебе надо сделать, парень. Только-то и всего...
– О Боже! – еле слышно простонал Эйкен. – Он опять за свое...
Он поудобнее устроился в кресле. Конь положил ему морду на плечо, глядя на Фергюса большими печальными глазами. Калем же просто стоял в ожидании очередной, давно уже навязшей в зубах нотации.
– ... Все старейшины клана, должно быть, уже не раз перевернулись в своих гробах. Печальное время настало для рода Мак-Лакленов. – Фергюс тяжко вздохнул и покачал своей громадной седой головой. – Твой прапрадедушка, вождь клана Мак-Лакленов, погиб на Каллоден-Мур, пролив свою кровь ради освобождения клана, а ты вот стоишь здесь – и у тебя ни жены, ни детей! – Фергюс сердито потряс головой. – Эх! В мире все теперь наперекосяк, не то что прежде.
Калем взглянул на брата; тот шевелил губами, беззвучно повторяя за Фергюсом давно уже знакомые слова.
– ... А твой прадед – он был настоящий герой и все же был вынужден бежать с князем Бони во Францию и жить там в изгнании – да, вынужден. Но думал ли он о себе? Нет, он не думал о себе. Он потратил годы, отыскивая новое пристанище для своего народа. Он переплыл через море, пришел в эти дикие безлюдные места и не успокоился, пока не нашел этот остров.
Фергюс помолчал, потом плавно повел рукой, точно миссионер в грешников.
– Смотри! Оглянись вокруг себя, на этот остров! Твой остров! Он такой же, как был тогда, при шотландцах Бони. Затем этот славный муж отправился обратно в Шотландию и перевез сюда свой погибающий клан. При этом он потерял жену: твоя бабушка – чудная, милая – умерла, не вынеся путешествия. А ты!.. Прошло сто лет, как твой прапрадед, чье имя ты носишь, великий Калем Мак-Лаклен, погиб, отдав свою жизнь за князя на пустошах Каллодена, а ты даже не можешь уважить твоих предков Мак-Лакленов, взяв себе маленькую, миленькую, славную женушку!
Фергюс с отчаянием выдохнул.
К этому времени Эйкен уже тихонько похрапывал; на голове у него покоилась морда его жеребца. Калем пригнулся, упершись руками в стол.
– Отвези... этих женщин... назад, – произнес он, отчетливо выговаривая каждое слово.
– Раз уж ты сам не хочешь понять, что тебе нужно сделать, – что ж, придется мне позаботиться! – Фергюс высоко поднял голову, скрестив руки на груди и не двигаясь с места. – Тебе нужно жениться, Калем Мак-Лаклен!
– На одной из этих страшных мегер? – вскричал Калем так громко, что Эйкен, вздрогнув, проснулся.
– А чем они плохи?
– Понял, брат? Ни черта Фергюс не смыслит в достоинствах женщин! – заметил Эйкен. – Он даже представить себе не может, чем они плохи.
– Я ничуть не дурнее тебя, Эйкен Мак-Лаклен, и зрение у меня нисколько не хуже! – прорычал Фергюс, обращаясь к бюсту Роберта Брюса.
– Фергюс!
– А? – Фергюс обернулся на голос Калема.
– Одна из этих женщин настолько стара, что годится мне в бабушки.
На несколько секунд воцарилось молчание.
– М-да, Салли, пожалуй, уже не первой молодости, – признался наконец Фергюс.
Эйкен хмыкнул:
– Там уж и о последней говорить не приходится!
– Ты должен жениться, Калем Мак-Лаклен. Тебе нужно обзавестись семьей. Заиметь детишек. Это будут дети Мак-Лаклен... Посмотри на Эйкена! Твой брат на четыре года моложе тебя, а у него уже есть дети.
– Двое детей, – добавил Эйкен с широкой улыбкой.
Она тут же погасла, стоило только Фергюсу что-то пробормотать насчет очередного письма. Старик, нахмурившись, стал рыться в кармане пиджака.
– Ага, вот оно!
Он протянул Эйкену письмо на плотной веленевой бумаге, всем им уже хорошо знакомой. Они успели получить не менее десятка подобных писем из школы, где учились дети Эйкена.
Фергюс прихлопнул письмо у себя на ладони и бросил на Эйкена убийственный взгляд, говоривший: «Тебе нужно жениться».
– У тебя тоже нет жены, – произнес старик вслух.
Эйкен только пожал плечами:
– Я уже был женат.
– Твои дети должны быть здесь, среди Мак-Лакленов, а не в какой-то никчемной школе, где чужеземцы превращают их в маленьких варваров. Им нужна мать.
– Зачем? Я ведь свою никогда не видел.
Эйкен расколол еще один орех, забросил в рот, потом нахмурился и выплюнул его на ладонь.
Калем покачал головой. Быть может, Эйкену и вправду нужна женщина. Что-то ему, во всяком случае, нужно.
Эйкен поднял на них взгляд.
– Я уже сказал, что в жизни не знал своей матери, и ничего – как видишь, вырос.
– Видеть-то я это вижу, парень!..
Эйкен что-то шепнул своей лошади, потом потрепал ее по морде.
– Ты больше любишь своих лошадей, Эйкен Мак-Лаклен, чем собственных ребятишек.
Эйкен застыл; он сидел молча, не двигаясь. Вся его бравада внезапно улетучилась. Он не отрываясь смотрел на нераспечатанное письмо каким-то странным, отрешенным взглядом.
«Пожалуй, Фергюс на этот раз зашел уж слишком далеко», – подумал Калем, переводя взгляд со своевольного, упрямого старика на столь же своевольного, упрямого брата.
Старик, наверное, и сам сообразил, что хватил чересчур; он тоже умолк. Напряжение росло; с минуту в комнате царила мертвая тишина, не считая непрестанного тиканья каминных часов Бэйарда.
Эйкен наконец поднял голову; скулы его напряглись чуть сильнее, глаза чуть больше сузились.
– Я сам позабочусь о своих ребятишках, старик.
– Им нужна рука матери и им нужно жить здесь, среди Мак-Лакленов. Дети должны жить с отцом – вот что я скажу тебе, парень.
Эйкен ничего не ответил.
Фергюс опять повернулся к Калему.
– А ты – глава клана Мак-Лакленов, последний в нашем роде Калем Мак-Лаклен, а у тебя вообще нет детей. У ребятишек Эйкена нет двоюродных братьев и сестер. Детям нужна семья, вот что я скажу вам, друзья мои! И если вы сами не хотите об этом заботиться – что ж, придется позаботиться мне!
– Послушай, старик! Ты что же, думаешь, эта старуха родит мне детей?
Фергюс пожал плечами:
– Она была первой, кого я нашел.
Калем стоял, не проронив ни слова.
Эйкен, однако, не мог удержаться:
– Где ты искал ее – ночью, в пещере? – Он покосился на Калема. – Фергюс, должно быть, отыскал ее, роясь в отбросах в поисках глаза тритона. – Старик бросил на Эйкена рассерженный взгляд. – Жабьей кожи? Или крыльев летучей мыши?
– Как тебе угодно, Эйкен Мак-Лаклен. А все-таки вам с братом нужно жениться.
– И ты, значит, хочешь, чтобы такая вот старая грымза стала матерью наследника рода Мак-Лакленов?
Эйкен расхохотался.
Фергюс поскреб подбородок.
– Ну... Зато она согласилась приехать бесплатно.
– Бесплатно? – Калем так и вскинулся, глядя на Фергюса.
– Ну да.
Ошеломленный, Калем стал припоминать всех тех женщин, которых доставлял на остров Фергюс, и мысленно принялся их считать – деньги и женщин.
– Ты хочешь сказать, что все это время платил им? – Фергюс в ответ промолчал; сомнений не оставалось – так оно и было. – Ты, значит, платил им за то, чтобы они приезжали сюда, тогда как я только и делал, что твердил тебе: никаких невест, никаких жен, никаких женщин?
– Мне не всем приходилось платить.
– Ну и сколько же их было?
Фергюс молчал, но губы его шевелились, пока он считал. Наконец он взглянул на Калема:
– Шестнадцать.
Эйкен расхохотался; Калем понимал почему. В прошлом году Фергюс заманил на их остров восемнадцать невест.
– Вот видишь, брат, две все-таки согласились приехать бесплатно, – заметил Эйкен, и по лицу его было видно, что он еле сдерживается, чтобы снова не рассмеяться.
– Эти жалкие болваны с побережья воображают, будто Мак-Лаклены – привидения, – с негодованием бросил Фергюс.
Старик подождал с минуту, точно надеялся, что Калем или Эйкен заговорят. Однако они оба молчали; тогда он посмотрел на Калема с вызовом. Потом опять подбоченился:
– Почему ты кричишь на меня, Калем Мак-Лаклен? Ты же сам заплатил последней, чтобы она убралась отсюда.
– Все потому, что она то и дело лезла к нему в постель, старина. – Эйкен взглянул на Калема: – Зря ты не женился на ней. Тогда даже Фергюс не смог бы сказать, что ты не почитаешь старинные обычаи клана.
Калем не понял, о чем это Эйкен толкует, и, покосившись на Фергюса, заметил, что тот тоже ничего не понимает.
Эйкен усмехнулся, глядя на них обоих:
– Ты, как и наши предки, спал бы, положив рядом с собой боевой топор.
Никто не засмеялся, и Эйкен, пожав плечами, что-то пробормотал насчет того, что, к сожалению, люди из клана Мак-Лакленов начисто лишены чувства юмора.
Калем опять повернулся к Фергюсу:
– И сколько же ты платил им?
– Я не записывал.
Калем принялся расхаживать по комнате, ероша свои черные волосы и вспоминая, как в течение двух месяцев он бегал от трех разных женщин, когда из-за внезапной непогоды они никак не могли вернуться на материк. Это было просто ужасно.
– А эта рыженькая девчушка – она не кто-нибудь, а Мак-Ганней из Новой Шотландии, той, что в Канаде, – возвестил Фергюс с гордостью. – Ну чем не пара для тебя?
Калем остановился:
– Это та истеричка с космами, торчащими во все стороны?
– С космами? Ты бы видел ее глаза! – пробормотал себе под нос Эйкен; он содрогнулся.
– Чистокровная шотландка – вот кто она! – Фергюс как будто даже стал выше ростом; он выкатил грудь колесом. – Ее мать была...
– Сестрой ее отца, – договорил за него Эйкен, потом расколол одной рукой сразу три ореха и широко улыбнулся, глядя на Фергюса.
Фергюс на мгновение умолк, вне себя от возмущения, потом отвернулся и сердито направился к выходу. Он что-то бормотал насчет недостойного отпрыска рода великих Мак-Лакленов, пока не налетел на лепное украшение на двери.
Ошеломленный, старик постоял так с минуту, ткнувшись лбом в картуш, точно пригвожденный к дверям. Он что-то шептал, озираясь и пытаясь сообразить, где он и что это с ним произошло; потом повернулся и с яростью воззрился на Эйкена, после чего устремил свой пронзительный взор на бюст Роберта Брюса.
– Вам нужно жениться. И я не успокоюсь, пока вы оба не найдете себе жен. Кому-нибудь придется позаботиться о крови Мак-Лакленов, о том, чтобы их род не угас.
И он, тяжело ступая, вышел из комнаты.
– Если только ты вздумаешь привезти на этот остров еще хоть одну женщину, то единственной кровью членов рода Мак-Лакленов, о которой кому-либо придется заботиться, будет твоя, Фергюс! – крикнул Калем ему вдогонку.
Послышались грохот и громкое гэльское проклятие. Через несколько секунд входная дверь хлопнула.
С минуту оба брата молчали. Наконец Калем выдвинул ящик стола и вынул мешочек с деньгами. Он бросил его Эйкену.
– Заплати им еще, чтоб они убрались, и пусть кто-нибудь доставит их на берег.
– Мне придется поехать в школу. – Эйкен поднялся и взял письмо. – Я заберу их оттуда.
Он было направился к двери, но задержался у бюста Роберта Брюса. Эйкен потрепал его по макушке. Подражая Фергюсу, он произнес:
– Не волнуйся, Робби, дружочек. Тебе нужно жениться, вот что, парень, и уж старый Фергюс позаботится об этом. Он скоро привезет тебе Венеру Милосскую – жди со дня на день!
– Вряд ли ты бы так веселился, если бы они гонялись за тобой.
Эйкен в ответ лишь рассмеялся, как и обычно, когда Калем в очередной раз попадал в подобную передрягу.
– Слушай, ты, главное, увези этих женщин. Заплати им, откупись от них как угодно. Мне вовсе не улыбается, чтобы они торчали на острове, как те в прошлый раз.
Эйкен дважды прищелкнул языком, и жеребец подбежал к нему. Одним неуловимым движением Эйкен вскочил в седло. Опираясь о луку седла, он улыбнулся Калему:
– Не беспокойся, брат. Я обо всем позабочусь.
Он пригнулся, припав к холке лошади, и выехал из библиотеки. Однако уже в дверях Эйкен задержался и обернулся.
– Я прослежу, чтобы этих женщин забрали с острова. – Он шутливо отсалютовал Калему и добавил: – Но не раньше, чем будут готовы пироги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Унесенные страстью - Барнет Джилл



Понравился.
Унесенные страстью - Барнет ДжиллValentina
24.01.2011, 9.50





Читается легко,очень интересно.Ничего никогда не происходит просто так, за темной полосой идет светлая, надо только ждать и надеяться.
Унесенные страстью - Барнет Джиллтатьяна
2.07.2011, 17.41





и мне понравился!
Унесенные страстью - Барнет ДжиллКира Корор
15.04.2012, 10.09





Очень красиво и изысканно. Не пошло, не навязчиво, но в то же время волнующе и трепетно! Советую!
Унесенные страстью - Барнет ДжиллГера
3.06.2012, 14.04





Браво автору! Прекрасный роман! Мужчины просто на высоте. Джорджина отличная героиня!
Унесенные страстью - Барнет ДжиллЛена
10.06.2012, 21.04





прочитала махом!!какие ещё нужны комментарии....
Унесенные страстью - Барнет Джиллтаня
18.06.2012, 9.36





Душевный роман,есть над чем посмеется ,дети чертята, в роли Эйкона представляла актера Алекса Петтифера,всем советую,время не потратите зря
Унесенные страстью - Барнет ДжиллЛиза
24.12.2012, 15.34





Душевный роман,есть над чем посмеется ,дети чертята, в роли Эйкона представляла актера Алекса Петтифера,всем советую,время не потратите зря
Унесенные страстью - Барнет ДжиллЛиза
24.12.2012, 15.34





Всех, кто хочет пожениться, на остров, желательно, необитаемый. Пусть выживают, решают проблемы, а главное, не дать им сбежать раньше времени, чтобы успели приглядеться друг к другу, понять, что в жизни главное. Роман немножко не о том, но очень добрый. Понравился
Унесенные страстью - Барнет ДжиллЭлис
17.03.2013, 10.00





чудо))
Унесенные страстью - Барнет Джилланэтта
6.04.2013, 0.17





Мне не понравился. Навыдумывали. За двумя зайцами побежали (два сюжета параллельно).
Унесенные страстью - Барнет ДжиллТатьяна
27.04.2013, 15.24





роман с двумя разными гг.Это как то непривычно.Сюжет неплохой,но как то скучноват,не хватает чего то захватывающего.Постельных сцен за такой объемный роман всего по одной на каждую пару,хотя ими можно было разнообразить роман.Оценка6/10
Унесенные страстью - Барнет Джиллинна
13.05.2013, 21.00





Просто потрясающе))) прекрасная истории о любви))
Унесенные страстью - Барнет ДжиллМилена
22.05.2013, 14.17





Неплохо , но не запоминающийся роман для меня ...интересно ,необычно , что две героини главные , но вот пожалуй и всё , что особо запомнилось ... 5 баллов
Унесенные страстью - Барнет ДжиллВикушка
22.05.2013, 18.09





Прекрасно написано..Автору удалось довести меня до слез....и оргазма.
Унесенные страстью - Барнет ДжиллНатали
30.09.2013, 19.50





Очень уж длинный роман,читала,читала..читала ,читала,устала.Не хватило легкости,юмора.Одна пара-малахольные,но они нашли друг друга,я рада за них.В другой паре понравилась она.мне и так жалко ее было,а еще он-грубиян,неряха и грязнуля,но надеюсь она его исправит,хотя наврядли,мужики-плохообучаемые существа.А так сюжет неплохой.6/10.
Унесенные страстью - Барнет ДжиллОсоба
19.11.2013, 14.19





Я не очень люблю читать романы с двумя любовными линиями. Но здесь всё органично в этом смысле. У этого автора мне очень нравятся откровенные сцены. Жаль только, что их мало. Например, в этом романе всего две :) Роман хороший, но немного затянуто начало. Поставлю 8 баллов.
Унесенные страстью - Барнет ДжиллНефер
1.05.2014, 6.01





Легкий приятный роман
Унесенные страстью - Барнет ДжиллИрина
16.09.2014, 11.12





Всем советую. Две сюжетные линии, главные герои и героини очень интересные и красивые :). Понравились все романы этого автора!
Унесенные страстью - Барнет ДжиллНадежда
26.10.2014, 16.20





Странные герои.
Унесенные страстью - Барнет ДжиллКэт
27.10.2014, 10.46





так хорошо начинался роман... и середина была интересной, но концовка с Джорджи вообще не понравилось... смазала... такое ощущение что уже не она дописывала...
Унесенные страстью - Барнет ДжиллАсель
26.03.2015, 19.35





Давненько я этот роман читала, и вот случайно снова встретила его на этом сайте. Приятный, добрый, и нежный роман. А и еще чуточка юмора, которого нам порой так не хватает. 10 б.
Унесенные страстью - Барнет ДжиллКэтрин
27.03.2015, 22.35





Душевно, просто и со вкусом. Замечательное описание поведения детей - наверняка автор срисовала с реальных деток. 10 баллов.
Унесенные страстью - Барнет ДжиллНюша
29.03.2015, 16.28





Книга мне понравилась,но только разочаровал интим между Джорджи и Эйкеном,как я поняла мало того,что ему досталась расчетливая женщина,так она еще и не девственница была,хотя роман вроде исторический и в те времена леди должны были быть целомудренными,а так ничего стоит почитать,понравилась девочка!
Унесенные страстью - Барнет ДжиллАмина
25.04.2015, 20.49





Очень хороший
Унесенные страстью - Барнет ДжиллАнна
21.03.2016, 19.59





10ball-mne ponravilos prekrasno
Унесенные страстью - Барнет Джиллiamze
10.11.2016, 18.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100