Читать онлайн Райский остров, автора - Барнет Джилл, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Райский остров - Барнет Джилл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Райский остров - Барнет Джилл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Райский остров - Барнет Джилл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барнет Джилл

Райский остров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Мадди был свободен. Наконец-то! И он летал, оставляя в голубом небе за собой пурпурную полоску. Он парил над пляжем, и прохладный ветерок овевал его лицо и бороду. Его одеяние развевалось, не успевая за его поворотами и спиралями. Он прочертил все небо сиреневыми петлями, которые могли бы соперничать с черными дымами от костра Маргарет.
Вот он пролетел низко над пляжем, где счастливые Теодор и Лидия строили что-то из песка. Они сразу подняли головы, засмеялись, стали по-детски неподражаемо указывать пальцами в небо. Мадди вдруг нырнул с высоты, на бреющем полете пронесся над ними, сорвал с Теодора кепку, вертикально взмыл вверх и с высоты наблюдал, как тот подпрыгивает на месте. Через какое-то время джинн снова оказался низко, над самыми их головами, и бросил кепку Лидии на колени. Девочка усмехнулась и помахала ею в воздухе. Мадди сначала еще планировал над пляжем, потом начал выделывать замысловатые сальто в воздухе, колокольчики на загнутых носках его туфель звенели как сумасшедшие, вдруг он резко пошел на посадку и приземлился как раз между детьми.
– Возьми меня с собой, Мадди, пожалуйста. Давай полетаем. – Теодор прыгал и вертелся на месте.
Хэнк стоял неподалеку, сложив руки, как дворцовый страж. Он сверлил Мадди взглядом, который должен был запугать любого и каждого, потом отвернулся, покачал головой с отвращением и, немного пройдя по воде, нырнул в волну. Мадди прекрасно знал, что Хэнк все еще не принял его и относится с раздражением к самому факту его существования. Джинн встал и протянул руки старшим детям.
– Пойдемте. Я вас обоих возьму с собой.
– Меня тоже? – проговорила Лидия голосом, который сорвался на писк.
– А ты хочешь летать?
– Лиди – трусиха.
– Вовсе нет, – твердо сказала девочка и крепко взяла Мадди за руку.
– Держитесь крепче, – предупредил он и набрал высоту мягко-мягко, как не взлетал ни одного раза за две тысячи лет.
Мадди держал каждого за руку. Оседлав воздушный поток, они летели, делая виражи и отбрасывая тень на песок. Волосы детей развевались по ветру, щеки раскраснелись. Они парили над Маргарет, которая смотрела на них из-под руки. В другой она держала зонтик из банановых листьев. Они летели над самыми высокими кокосовыми пальмами, задевая листья, потом нырнули к кристально прозрачному морю, отражаясь в гладкой воде, кружили над мрачным Хэнком, явно стараясь его подразнить.
Вдруг Мадди пожал маленькие ручки, подмигнул ребятам, покрепче взял их, и они начали взлетать вверх по ухабам воздушных потоков, выше и выше, пробиваясь через кудрявые белые облака. Роса, осевшая там на их щечках, потом долго еще блестела на ярком солнце. Высоко в небе, над голубым Тихим океаном, долго летали они благодаря Мадди, который блестяще владел древним искусством волшебства и сердце которого таяло от того, сколько радости и восхищения он принес детям. Устоять перед радостью и восхищением возбужденных детей было невозможно.
Маргарет сидела на пляже, завернувшись в одеяло, как в бурнус. Она вертела на плече самодельный зонтик, как на пасхальном параде, задумчиво провожая глазами порхающих детей. Никто дома ей не поверит. Даже папа будет потрясен, ведь раньше она не давала ему повода сомневаться, что она – здравомыслящий человек. Она чуть обернулась и посмотрела на Аннабель, безмятежно спавшую на другом одеяле под импровизированным навесом, который Маргарет устроила из паруса от спасательной шлюпки.
Свежий ветерок дул с моря, шуршал парусом, шелестел в зонтике и играл со складками ночной фланелевой рубашки, которая была надета на ней. Она сидела, прижав колени к груди и глубоко, по щиколотку, закопав ноги в песок.
Вода была прекрасного ярко-голубого оттенка, вдалеке слышался шум волн, разбивающихся о рифы. Песчаные крабы бегали по мокрому песку, успевая зарыться в него каждый раз перед волной, которая так и норовила утащить их в море. Неожиданно неподалеку or нее вынырнул из воды Хэнк и через мгновение плюхнулся с ней рядом на песок.
– Ты должна искупаться, Смитти. Здесь очень интересно нырять.
Она посмотрела туда, куда он показывал, – на спокойные воды лагуны. Но ничего не ответила.
– А устриц там! Никогда не сможешь столько съесть, дорогуша!
Она искоса взглянула на него.
– Так и скажи, что тебе нужны жемчужины, ведь на себя ты не надеешься.
Хэнк откинул голову назад и от души расхохотался:
– Ты права.
Они посидели немного, затем Маргарет заговорила о том, о чем раздумывала последнее время.
– Сделай мне, пожалуйста, одолжение. Мне бы хотелось, чтобы ты научил Лидию плавать.
– Ты сама умеешь плавать.
– Но ты занимаешься с Теодором, тебе будет совсем нетрудно взять и Лидию. А у меня еще кожа горит, – добавила она.
– По-моему, у тебя все прошло.
– Поверь, это не так.
Он пристально посмотрел на нее.
– Сегодня утром ты пробовала воду.
– Ты сам сказал, что от соленой воды я быстро поправлюсь.
– Но это было неделю назад.
– А раньше я никак не могла, все так и горело, – сказала она усталым тоном. Театральным жестом пощупала лоб и глубоко вздохнула: – Я думаю, что и так провела на солнце больше времени, чем нужно. Голова начинает кружиться.
Хэнк озадаченно смотрел на нее, а Маргарет надеялась, что он ни о чем не догадается. Через длинную-длинную минуту он согласился:
– Хорошо, я буду ее учить.
– Спасибо, – произнесла она самым слабым голосом, который только смогла изобразить.
– Но только до тех пор, пока ты не поправишься, поняла?
Маргарет кивнула, натянула побольше на себя одеяло и стала украдкой наблюдать за Хэнком, который в это время смотрел на океан.
Капли соленой воды и даже пена морская блестели на его загорелой коже, скользили и падали в белый песок. Он поднял руку, привычным жестом пригладил волосы и откинул их с загорелого лба.
Обрезанные штаны не доходили ему до середины бедра, пожалуй, они были всего лишь уступкой, соблюдением приличий. Все его тело было словно выставлено напоказ. Черные волосы (эти последние росли очень густо на его груди) спускались к животу и затем снова возникали на смуглых бедрах и икрах. Линии его тела только четче проступали сквозь мокрую ткань. Ноги казались невероятно длинными и мускулистыми. Рельефные мускулы, когда он шел, перекатывались под кожей, как скользкие змеи. Она не отрываясь смотрела на него, а он лежал на животе, глядя вдаль.
Маргарет понятия не имела о том, сколько времени провела она так, очарованная необузданной силой этого великолепного тела.
Темные волосы, загорелая кожа, хорошо развитые мускулы – она никогда не видела такого яркого выражения мужского начала.
Маргарет всегда осознавала, насколько они отличаются друг от друга. Столкнулись два мировоззрения, две философии, два восприятия жизни. Хэнк не давал ей забыть и о физиологической разнице между ними.
Маргарет отвернулась, она чувствовала себя неуютно, когда он сидел так близко, да к тому же почти без одежды. Она потрогала пальцем губы, похлопала себя по переносице. Неожиданно во рту пересохло. Исподтишка Маргарет попыталась увидеть, заметил ли он ее состояние. Но Хэнку, кажется, было не до нее. Он хмурился, глядя в небо на Мадди и детей.
– Я все еще не могу поверить тому, что вижу собственными глазами.
– Я тоже, – поддакнула она, заставив себя смотреть куда-то в сторону.
– Это невозможно ни понять, ни как-то объяснить.
– Вот именно.
Маргарет закрыла глаза и попыталась отогнать навязчивый образ. Когда она их открыла, то, в свою очередь, встретилась с внимательным взглядом, который, правда, не смогла бы объяснить.
Она сидела, крепко вцепившись в колени. Рубашка закрывала ее почти до пят. Больше всего на свете ей хотелось бы сейчас скинуть эту чертову фланель и нырнуть в воду, но она не могла на это пойти. Ей безумно хотелось заставить-таки Хэнка научить Лидию плавать.
Неожиданно Аннабель восстала ото сна и села на соседнем одеяле, хлопая глазами. Она посмотрела на них серьезно, как бригадный генерал, потом улыбнулась и сказала неизменное «Пивет!».
– Привет! – засмеялась Маргарет.
Забавное выражение физиономии Аннабель наводило на мысль, что она знает что-то такое смешное, чего не знает никто, какой-то детский секрет.
Маргарет почувствовала, что на нее легла тень. Это Хэнк выглядывал из-за ее плеча на крошку. Она чувствовала его дыхание, теплое, как вечерний ветерок, но почему-то ее пробрала дрожь, а на теле появилась гусиная кожа, хотя она была полностью одета.
– Привет, ребенок, – его низкий голос согревала улыбка.
Аннабель помахала ему. Хэнк засмеялся, и смех этот глубоко тронул Маргарет. Малышка встала, уморительно подбросив самое себя вверх, подошла к нему, переваливаясь на пухлых ножках, привычно устроилась на его ногах – Хэнк сидел по-турецки – и ловко повернулась спиной к нему, запрокинув голову так, что ее волосы цвета спелого абрикоса смешались у него на груди с его черными.
– Привет!
Маргарет словно окаменела. Она была так растрогана, что в носу у нее защипало, слезы подступили к глазам, в горле встал комок.
Она отвернулась, попыталась восстановить дыхание и поняла, что у нее на самом деле кружится голова.


Уже через два дня Хэнк добился того, что Лидия плавала по-собачьи в бассейне. Теодор в это время уже скатывался с водопада. Дразнил сестру, и та очень старалась догнать его.
Маргарет сидела в тени большого хлебного дерева на противоположном берегу небольшого водоема, одетая с ног до головы. Хэнк подплыл к ней, оперся руками о скалу и принялся внимательно смотреть на нее. Маргарет неловко заерзала. Дело в том, что она просто умирала от жары. Пот тек с нее ручьями, лоб был в испарине, она вытирала его рукой и обмахивалась широким зеленым листом.
– В воде прохладнее, Смитти.
– Не сомневаюсь.
– Ты не была в воде с тех пор, как вы втроем бродили по волнам.
Она пожала плечами.
– Проклятие, возьми какую-нибудь тряпку, обмотайся ею и плавай. Что здесь такого?
Она бросила на него затравленный взгляд.
– Ты больше не сгоришь. Твоя кожа закалена. – Хэнк подтянулся на руках, вылез из воды на край бассейна и сел с ней рядом. Вода текла с него маленькими струйками, и около ее ног образовалась целая лужица.
Маргарет еле заметно отодвинулась, но Хэнк все равно пересел к ней поближе.
– Посмотри. – Он задрал ей юбку и приложил свою руку к ее икре. – Твои ноги уже почти такого же коричневого цвета, как и мои.
Она резко опустила подол.
– Никогда так больше не делай.
– Бога ради, Смитти. Ты что, думаешь, я первый раз вижу женские ноги? – Он покачал головой и спрыгнул в воду.
Когда он вынырнул, встал на дно и опять обратился к ней, Маргарет поняла, что не хочет смотреть ему в глаза.
– Поверь, я видел все, что только можно увидеть по женской части.
Хэнк понял, что она взволнована. Но Маргарет промолчала.
– Твои ноги ничуть не отличаются от тысячи других женских ножек.
Хэнк снова ушел под прохладную воду и не торопясь поплыл. Себе-то он мог признаться, что сейчас бесстыдно соврал. Пожалуй, ему еще не приходилось никогда в жизни произносить такую чудовищную ложь.


Это случилось несколько дней спустя. Хэнк шел по узкой полосе сонного, залитого солнцем пляжа. Смитти сидела и задумчиво водила пальцем по песку. Она не сразу заметила его, и некоторое время он за ней наблюдал. Волосы ниспадали ей на плечи, и их прядями лениво играл ветерок. Он подошел совсем близко, она встрепенулась и лихорадочно все стерла. Интересно, что она там писала? А может быть, рисовала?
Он шел прямо на нее и остановился в каком-нибудь метре. Она была одета во фланель, открыты были только лицо, кисти рук и ступни ног. Очевидно, ей было очень жарко. Она же еще ругает его за упрямство. Он сел рядом. Близко-близко. Смитти окинула его испепеляющим взглядом, что его ужасно рассмешило. Остерегаться надо было ей самой в первую очередь. Сначала он решил выждать, не начнет ли она разговор первой, поэтому откинулся на локти, вытянулся на песке и стал наблюдать за тем, как чайки ныряют в море. Но вскоре он почувствовал на себе ее взгляд и поднял голову. Она смотрела куда-то ему в грудь. Хэнк скосил глаза, но ничего не увидел, а потом она уже отвела взор в сторону моря.
– Если ты будешь сидеть здесь и париться, то, может, позвать аборигенов, они тебя доведут до готовности?
– Какой ты остроумный.
– Стараюсь.
– Ни к чему. Я просто думаю.
– Шутишь? Думаешь? – Хэнк расхохотался и стал ждать продолжения, но его не последовало, Смитти молчала.
Хэнк с удивлением прикидывал, когда она разродится какой-нибудь очередной идеей. Ее волосы выгорели, как будто тропическое солнце, завидуя, вытравило из них золото. На щеках играл здоровый нежный румянец. Она вообще замечательно выглядела. Хэнк подумал, что Смитти – одна из самых красивых женщин, если не самая красивая, каких он когда-либо встречал. Но не это было в ней самым главным. У нее был острый ум, и, хотя он поддразнивал ее это вызывало в нем симпатию и уважение. Ему нравились ее остроумные замечания и колкости. Она никогда не оставалась в долгу. Она заставляла его думать, шевелить мозгами, и одно это было неплохо. Ему пришлось по душе то, что она вечно вызывала его на поединок и была непредсказуема.
– Что тебя гложет, дорогуша?
– Я тебе не дорогуша.
– А могла бы ею стать.
Смитти медленно повернулась и лукаво посмотрела на него.
– Ох, сердце девичье, успокойся, молю.
Хэнк захохотал.
– Ну, не хочешь разговаривать – мы могли бы...
Он хотел сказать грубость, но остановился.. Одно дело было называть вещи своими именами про себя, другое – вслух. Он был уверен, что она будет оскорблена, правильно. Ему хотелось подразнить ее, а не обижать, поэтому он сделал вид, что вообще ничего не сказал.
Когда он все-таки поднял на нее глаза, то вдруг понял, что ее снедают те же чувства, что и его. Они оба все время ощущали присутствие другого. Он приподнялся и сел поближе. Вдруг Смитти подняла руку, словно пытаясь остановить его, указать на невидимый барьер, их разделявший. Хэнк понял, что это естественная реакция, инстинктивный жест. Он ничего не сказал, но не стал и придвигаться.
Но тут рука ее упала, как белый флаг, – сигнал о сдаче на милость победителя. И уже через мгновение она лежала на песке в его объятиях.
Он схватил ее голову руками и стал яростно целовать. Какой она была желанной! Боже милостивый, как он скучал по вкусу женщины! Эта была самой сладкой из всех, кого он когда-либо пробовал. Ему так хотелось длинных, горячих, волнующих поцелуев, он изнемогал от неутоленных желаний.
– Нет! – закричала Смитти и вырвалась, вскоре ей удалось восстановить дыхание, затем она вскочила и отвернулась к морю.
Хэнк тоже поднялся и встал рядом. Последовала неловкая пауза.
– Все размышляешь, милочка? Неужели ты до сих пор не поняла, что никакие думы не помогут тебе?
– Уходи.
– Я могу оставить тебя наедине с мыслями, но это не решит твоих проблем.
– Может, и нет.
– Поговори со мной, Смитти.
Она покачала головой:
– Я не могу.
– Какого черта? Что тебя гложет?
– Я не знаю, – растерянно отвечала она. – Я не могу понять, почему я так чувствую. Я... не люблю тебя.
Он рассмеялся.
– Любовь не имеет к этому никакого отношения.
– Ты никогда не любил?
– Я? Любил? – На этот раз он уже просто ржал. – Любил свою руку.
Смитти смотрела на него с искренним недоумением, слегка склонив голову набок.
– Не обращай внимания. Это была пошлая шутка.
– Ну, я понимаю, что ты более опытен во всех этих делах.
– Да, у меня годы опыта.
Спина ее застыла, и она отошла подальше, и тут он понял, что ей даже в голову не приходит, что он шутит. Смитти подвело ее здоровое чувство юмора.
Несколько секунд он наблюдал за ней, потом ухмыльнулся:
– Никаких поводов для ревности, милочка.
Она чуть не подпрыгнула и развернулась в одно мгновение:
– Что-о-о?
– Я тебе и раньше докладывал. – Он поднял руки вверх. – Ни жены, ни любовницы. К чему ревность? Я твой всей душой.
Смитти молчала. Вдруг она приложила палец к щеке и произнесла с явной издевкой:
– А еще говорят, чудес не бывает!
Хэнк захохотал, но Смитти не смеялась. Они смотрели друг на друга, и молчание длилось, как дни в одиночестве. Он сделал шаг к ней.
– Объясни мне, почему нельзя взять то, что идет к тебе в руки? Развлечешься немного, чего-чего, а забав я тебе обещаю предостаточно.
Он взял ее за упрямый подбородок и развернул к себе.
– Чем больше ты будешь думать, тем хуже.
Смитти опять отодвинулась.
– Все равно ничего не получается. Ничего ни с чем не сходится. Я не могу выстроить картину, – бормотала она, – мне необходимо подумать.
– Ты думаешь и так за нас двоих. Проклятие, Смитти, надеюсь, ты не собираешься думать за весь мир?
– Хотя бы один из нас должен работать головой.
Хэнк заливисто рассмеялся. Она посмотрела ему прямо в глаза.
– У тебя голова слишком крепкая, чтобы помочь в этом вопросе.
– У меня не только голова крепкая, – пробурчал он себе под нос.
Смитти отвернулась и, видимо, решила, что ей пора.
– Ну нет! Ты так не уйдешь. – Хэнк взял ее за руку и очень нежно потянул к себе.
Смитти, не ожидавшая никаких активных действий с его стороны, споткнулась, а Хэнк с готовностью подставил руки, подхватил ее и поднял, так что она не успела и глазом моргнуть.
– Подумай о последствиях, если ты решился на грубое со мной обращение.
Он ничего не ответил.
– Поставь меня на место.
– Никак не могу решить, что именно тебе пойдет на пользу. То ли тебя лучше остудить немного, то ли разогреть. – Хэнк медленно пошел к воде. – Склоняюсь к мысли, что остудить будет вернее. Особенно теперь, когда Лидия плавает как рыба.
Смитти ойкнула.
– Ты все знаешь?
Хэнк только засмеялся и подбросил ее в воздух.
– Отпусти меня, Хэнк.
– И не собираюсь. – Он продолжал заходить глубже и глубже. – Теперь как раз пора вспомнить мой ром, истраченный на бананы, пропавшее бренди. Пришло время ответить за виски, из которого ты сделала мишень.
– Хэнк...
– Желаете сказать последнее слово?
Она посмотрела на воду.
– Даже не думай об этом.
– Не буду, дорогуша.
– И не пытайся.
– Думать я не собираюсь. – С этими словами он бросил ее в воду, а сам спокойно пошел обратно. На пляже он обернулся, дождался, пока она, отфыркиваясь и кашляя, показалась на поверхности.
Потом засунул руки в карманы и, насвистывая, стал удаляться. Через некоторое время все-таки остановился, приложил руки ко рту рупором и прокричал:
– Эй, Смитти! – Она выжимала воду из платья. – Я не буду думать. Эту привилегию я оставляю за тобой.
На следующее утро Маргарет решительно вышла на пляж. На ней был надет самодельный купальный костюм. Она соорудила из лохмотьев юбки спортивные короткие штаны. На самом берегу она остановилась, подождала, чтобы Хэнк, качавшийся на волнах, заметил ее. Он увидел ее, когда встал на дно и повернулся к берегу. Половина его торса была видна над водой. Хэнк застыл на месте и молча, без всякого намека на улыбку, смотрел на нее. Смотрел так, как будто не мог насмотреться.
У нее тоже пересохло во рту. Интересно, что он сейчас о ней думает? Ей бы очень хотелось выглядеть уверенной в себе и показать, насколько ей безразлично, что она наполовину обнажена. В конце концов, она не какая-нибудь юная девица. Она – женщина. Профессионал. Интеллигентная, разумная особа.
– Составить тебе компанию?
Хэнк ухмылялся, как всегда, и шел ей навстречу. О, на этот раз она все предусмотрела, она же не дура, и бросила ему штаны. Потом отвернулась и подождала немного.
– Ты оделся?
– Да, – сказал он прямо ей в ухо, так что она даже подпрыгнула от неожиданности.
Маргарет обернулась, почти уверенная, что он проигнорировал ее просьбу и держит «плавки» в руках. Но нет. Он был одет. Она заглянула в его темные глаза... и забыла, о чем собиралась ему сказать. Но потом, вздохнув. несколько раз, сообразила:
– Мне бы хотелось еще устриц.
Хэнк склонил набок голову.
– Устриц или жемчужин?
– Вообще-то устриц, но жемчужины бы тоже не помешали.
Он протянул ей руку:
– Тогда пошли.
Маргарет сначала опешила, не зная, как ей поступить, потом протянула ему свою, но не двинулась с места, а уставилась на то, как ее рука скрылась в его и утонула. И руки у них были удивительно разные. У него огромная, загорелая до черноты, с сильными пальцами, большой ладонью. У нее, безусловно, бледнее и тоньше. Пальцы – длинные и тонкие.
– Пошли же, Смитти.
Они побежали в воду, держась за руки, хотя волны перекатывались через них.
– Нам надо проплыть немного, затем пройти по отмели, и вскоре я покажу тебе это место.
Она кивнула, еще одна волна накрыла их.
– Устрицы, которыми ты меня угощал, были великолепны. Я ужасно их люблю.
– Да, это было заметно.
– Единственное, чего не хватало, так это немного соуса табаско.
Хэнк расхохотался.
– А что тут смешного?
Он покачал головой:
– Ты никогда мне не поверишь.
Они медленно шли по песчаному дну лагуны, волны стали выше и сильнее. Один раз Маргарет даже чуть не сбило с ног, она ухватилась за Хэнка, а он легко поднял ее перед собой, как будто она совсем ничего не весила. Это было совсем ново для нее. Обычно мужчины не носят на руках женщин, которые одного с ними роста. Маргарет вся обмирала, чувствуя его руки у себя на талии. Он находился сзади нее, и, когда их накрывала высокая волна, он поддерживал ее сзади, как нерушимая стена, а она спиной прикасалась к его широкой мускулистой груди.
Это тоже было совершенно новым для нее ощущением. А однажды волна толкнула ее так сильно и неожиданно, что колени ее подогнулись, и если бы Хэнк не подставил ногу, то она уселась бы на дно. Но через несколько минут они дошли до кораллового рифа. Хэнк взял ее за руку повыше локтя.
– Это здесь. Ты будешь нырять?
Она кивнула.
– Готова?
Она опять кивнула.
– Вдохни как можно глубже несколько раз.
Они стали дышать одновременно. Потом по его знаку сделали особенно глубокий вдох и нырнули.
Сине-зеленая вода была прозрачной как стекло. Маргарет открылся целый новый мир. Незнакомый и таинственный, он завораживал. Вокруг них резвились рыбки всех цветов радуги: желтые, красные, оранжевые, фиолетовые. На скалах и на дне – всюду виднелись красные и пурпурные анемоны, которые были сверху похожи на небольшие молитвенные коврики.
Подводные растения с розовыми, лимонными и багровыми листьями лениво покачивались в медленном токе воды. Он тянул ее еще глубже, вниз, крепко держа за руку. И пока они плыли, Хэнк указывал ей на белые, красные и даже черные кораллы, которые росли на скалах, как огромные грибы.
Маргарет и Хэнк плыли в волшебном мире, расцвеченном мириадами разноцветных рыбок, райских созданий, как ей представлялось. Невозможно было даже представить себе такое. Подводный рай походил на раскрашенный Млечный Путь. Маргарет казалось, что они попали внутрь радуги. Солнце пронизывало водную толщу, заставляя все сверкать и переливаться, как драгоценные камни.
Хэнк поднял большой палец вверх, и они поднялись на поверхность.
Не успев отдышаться, Маргарет заявила:
– Давай скорей спустимся обратно. – И уже хотела нырнуть, но он остановил ее.
– Надо передохнуть. Дыши глубже.
Было что-то гипнотическое, завораживающее в подводном мире. Маргарет понимала теперь, откуда взялся миф о сиренах. Это было восхитительно-чудесное, но простое чувство. Ее глубоко тронуло то, что она увидела, и это не имело ничего общего со здравым смыслом или любопытством. Как будто открылась какая-то маленькая дверь в иную галактику, которая была ведома только ей, Маргарет Хантингтон Смит.
Она лихорадочно дышала, ей не терпелось скорее нырнуть обратно, а Хэнк смеялся:
– Успокойся. Оно там и будет, никуда не убежит.
– Я хочу увидеть все-все. Сейчас же, Хэнк.
– А как же насчет устриц?
– Их я тоже хочу увидеть. Как там внизу великолепно! – Она заглянула ему в лицо, положила руку на грудь и прямодушно улыбнулась. – Спасибо за то, что ты взял меня с собой. Это самое красивое место из всех, которые я когда-либо видела.
Казалось, даже Хэнк подрастерял здесь свой цинизм. Он выглядел по-другому, был настроен проще и серьезнее. И он долго-долго смотрел на нее не отрываясь. В конце концов Маргарет смутилась от того, что позволила себе так расслабиться, и тут случилось самое неприятное. Хэнк все испортил: притянул ее к себе и поцеловал.
Хэнк все шел следом, когда они выбирались из воды.
– Не понимаю, чего ты так взъелась.
– И никогда не поймешь! – гневно кричала Маргарет, резко дергая головой, чтобы убрать со лба мокрые пряди. Выжав немного свой костюм, она быстро пошла прочь. – Для этого ты слишком упрямый и самоуверенный.
– Черт побери, да это был всего лишь поцелуй.
Она ничего не ответила и не остановилась.
– Проклятие! Это была только разведка.
Маргарет так резко повернулась на месте, что чуть не столкнулась с Хэнком.
– А мог бы этим не ограничиться, надо было пощупать все, что мне хотелось, ведь твой язык был у меня аж в горле, дорогуша.
– Не ври. Я это просто ненавижу.
Хэнк уже овладел собой, засмеялся и, обойдя ее, заглянул ей в лицо.
– Ну нет, милочка, не притворяйся. Вовсе нет. – Он шлепнул ее. – Не можешь ты это ненавидеть, или я ничего ни в чем не понимаю. Ты это обожаешь.
Маргарет так рванулась к нему, что свалила бы с ног, но Хэнк отпрянул и дико заржал. Ему доставило немало удовольствия ее раздражение. Хэнк ушел, но вкус его остался. Маргарет уже совсем ничего не понимала, не понимала себя. Кто она есть? Самое печальное заключалось в том, что, к ее стыду и сожалению, он оказался прав. Ей действительно понравился его поцелуй.
Всю следующую неделю Маргарет посвятила тому, чтобы изменить порядок вещей. Она научится готовить и поймет, что с ней происходит. Она поймет, почему Хэнк Уайатт так на нее действует.
Крещение огнем, иными словами.
Огня она добилась. Она сожгла три рыбины, два блюда с гагачьими яйцами, кокос (Хэнк проинформировал ее, что вряд ли найдется на земле второй человек, которому пришло бы в голову печь кокос), четыре плода хлебного дерева, много батата, юбку, запястье и три пальца.
Кроме этого, Маргарет много времени отдала наблюдениям. Она пристально следила за Хэнком и размышляла. Хэнк строил хижину, вернее, пристраивал к ней комнату, которая была якобы нужна детям на случай дождливой погоды. На самом деле он строил ее не для них, а для себя. Эта мысль пришла ему в голову после того, как Аннабель три дня подряд будила его рано утром. Сначала она довольствовалась тем, что таскала его за густые брови, хлопала в ладоши, когда он вскакивал с криком. На следующее утро малышка подползла под его гамак и била кулачками по его дну, пока Хэнк с рычанием не встал. Еше один новый день начался с рева Хэнка, которому запустили в нос бананом.
Маргарет наблюдала за тем, как он работает, как блестит его тело в лучах солнца, как он играет с Теодором, даже с Лидией. Ему прекрасно удавалось вовлекать детей и в игру, и в работу.
Однажды утром, когда Маргарет тушила их очередной горящий завтрак пригоршнями песка, к ней подбежала радостная Лидия. Ее русые волосы были аккуратно заплетены в две ровненькие косы. Вечером того же дня, после бурного купания и катания на волнах, Хэнк у нее на глазах снова причесал девочку. Но добил ее окончательно звонкий поцелуй в щеку, которым Лидия одарила Хэнка, ужасно гордясь своей прической. Маргарет даже отвернулась, чтобы потихоньку сморгнуть слезу умиления.
Хэнк очень хорошо относился и к Аннабель, часто таскал ее на плечах, чтобы крошка могла дотянуться до веток деревьев и иногда сорвать листочек. Он показывал ей птиц и насекомых. Аннабель с детским, наивным восторгом наблюдала за тем, как колибри перелетают с цветка на цветок. Часто Маргарет бывала смущена, когда Хэнк и сам пристально следил за ней взглядом, как будто он знал что-то, что ей не было известно. Вместо ответов перед ней вставали только вопросы. Внимание Маргарет, например, всегда привлекала его походка. Почему? Никогда прежде она даже не замечала, как ходят мужчины. Почему она часто по утрам пробиралась за ним на пляж и смотрела, как он плавает? Зачем она это делала, ведь потом комок подступал к горлу и она прямо не знала, куда себя девать.
А что она делает сейчас в результате недели наблюдений и анализа? Взрослая тридцатидвухлетняя женщина, адвокат, степенная и разумная, крадется меж камней к водопаду, чтобы подглядеть, как Хэнк бреется. Руки дрожат, впрочем, дрожит и все внутри, дрожит от необъяснимого волнения, которое невозможно унять.
Она стояла, думая об одном. О том, что ей нужно уйти. Но ей не удавалось сдвинуться с места. Она стояла и ждала, чтобы услышать, как он ныряет и плещется, но за камнями царила тишина. Еще через мгновение Маргарет вдруг осознала, что делает, и так смутилась, что краска бросилась ей в лицо. Она закрыла рот ладонью, затрясла головой. Надо бежать отсюда. Это полная глупость. Она сильно потерла лоб рукой и спросила себя в очередной раз, как ей пришло в голову прийти сюда, что она здесь делает. Вот дура. Маргарет обернулась... и увидела Хэнка. Он стоял, скрестив руки на груди, нахально улыбался с видом превосходства и смотрел на нее так, как будто уже давно наблюдал за ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Райский остров - Барнет Джилл



отстой.не любовный роман а сказка,с джином в бутылке,полетом на фиолетовом облаке и прочей ерундой.
Райский остров - Барнет Джилларина
9.11.2011, 15.51





НУ книга просто супер смеялась от души
Райский остров - Барнет Джилланна
22.11.2011, 22.06





бред
Райский остров - Барнет Джиллнаталья
23.11.2011, 16.22





а мне понравилось. легко, приятно, весело читается.
Райский остров - Барнет ДжиллТамара
7.12.2011, 16.40





Любовный роман должен быть любовным романом , а не "Красной Москвой".Причем тут джинн , это что сказка для взрослых.
Райский остров - Барнет ДжиллГалина
25.01.2012, 13.51





Хороший,добрый роман. Можно прочитать. Но больше всего мне понравился роман "Джунгли страсти".
Райский остров - Барнет ДжиллАнна
26.03.2012, 12.13





Согласна с Ариной, этот роман следует разместить в разделе роман-сказка. Я же люблю более реальные вещи...
Райский остров - Барнет ДжиллТатьяна
10.06.2012, 9.49





Самый крутой у нее роман-великолепный.уже 10 лет его перечитываю)
Райский остров - Барнет ДжиллГалямина
3.12.2012, 6.48





Суперрррр класссс Божественно
Райский остров - Барнет ДжиллХатадже
10.04.2013, 19.05





Суперрррр класссс Божественно
Райский остров - Барнет ДжиллХатадже
10.04.2013, 19.05





Ужас, фантастика))) но конец не плохой, может действительно стоит верить в чудеса..
Райский остров - Барнет ДжиллМилена
19.05.2013, 14.16





Роман хороший, мне понравился. Но мне очень интересно что же загадал мальчик.
Райский остров - Барнет ДжиллТатьяна
28.10.2013, 7.10





Это не любовный роман, а скорее, приключенский. Взрослые (он и она) и трое детей. Конечно, есть смысл в этой истории.Всё очень трогательно. Но мне как-то не очень. Джин лично мне не понравился. Я люблю сказки, но более откровенные :)Всё время ловила себя на мысли - как было бы замечательно, если бы он и она на острове без детей и Джина :)rnСтавлю шесть баллов.
Райский остров - Барнет ДжиллНефер
18.04.2014, 13.51





Роман захватывает на столько ,что пока не дочитала до конца ,даже ужинать не пошла.
Райский остров - Барнет ДжиллНаташа.
19.10.2014, 1.36





Это не любовный роман! Но прикольно.... Особенно понравилась коза:)
Райский остров - Барнет ДжиллОльга
21.10.2014, 21.55





Роман-сказка. Прочла на одном дыхании. Советую всем тем кто не любит сопли-слюни. 10 баллов!
Райский остров - Барнет ДжиллНадежда
22.10.2014, 22.10





Нормальный роман. Интересный. Легкий для чтения. И джинн совсем не портит атмосферу книги.
Райский остров - Барнет ДжиллИрина
28.12.2014, 23.18





И мне роман понравился,читала с интересом.Противостояние двух сильных личностей.Дети не мешали,а дополняли сюжет.Вот с джинном перебор,согласна.Роман приключенческий,но и любовная линия хорошо просматривается.И конец очень хороший.9 !
Райский остров - Барнет Джиллс
27.07.2015, 13.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100