Читать онлайн Львиное сердце, автора - Баркли Сюзанна, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Львиное сердце - Баркли Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Львиное сердце - Баркли Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Львиное сердце - Баркли Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баркли Сюзанна

Львиное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

Час спустя Меган вошла в зал. Нервы ее были на пределе.
– Что с тобой? – спросила Крисси.
Меган просто не терпелось рассказать двоюродной сестре о сокровищах и о том, что произошло потом. Но, взглянув на морщинки, которые жизнь прочертила на когда-то гладком лице Крисси, она передумала. Бедняжка Крисси достаточно настрадалась от оскорблений супруга, потеряв к тому же при рождении двоих детей.
И вообще Меган не любила обременять своими заботами других.
– Я просто волнуюсь.
– Успокойся, – прошептала ей на ухо Крисси, когда они шли сквозь толпу к главному столу. – Похоже, лорд Росс забыл о песчаных блохах.
Честно говоря, Меган про это тоже забыла. Казалось, встреча на берегу произошла сто лет назад, а его ярость по поводу блох была ничто по сравнению с той опасностью, которая теперь грозила им. А она еще усугубила дело, попытавшись увидеть отца.
– Надеюсь, он простит все мои сегодняшние грехи.
– Как ты провела день? – спросила мать, когда Меган села на свое место.
– Прекрасно. – Меган гордилась тем, что смогла скрыть душевное смятение и ее голос звучал твердо. – А вы?
– Я была занята приготовлениями к свадьбе. – Леди Мэри вздохнула, с застывшим лицом глядя на возбужденных, шумных людей в зале. – В остальном день прошел спокойно.
Мама тоже может лгать, неожиданно для себя поняла Меган, поняла впервые, хотя не раз они вместе сидели за едой или за шитьем и говорили друг другу неправду. То была не предумышленная ложь, а полуправда, которая обходила стороной неприятности. Она проистекала из желания оградить от мучений любимого человека.
«Мне безразлично, что твой отец завел любовницу», – время от времени повторяла мать, но глаза выдавали страдание.
«Я вполне довольна ролью менестреля нашего клана и обойдусь без мужа и детей», – говорила Меган, но от вида каждого новорожденного, которому она помогла появиться на свет, ей делалось больно – так велико было желание иметь собственное любимое дитя.
Меган всегда считала, что такие выдумки только к добру. Зачем волновать маму? – думала она и не жаловалась, что болит нога. «Мама посчитает, что я ее предаю, если признаюсь, что скучаю по отцу», – и Меган скрывала свою печаль. Теперь же Меган пришло в голову, что, наверное, прав Росс, считая ложь источником зла.
– Вы уже слышали о нашей встрече с Филис? – без обиняков спросила она.
– Меган! – У матери перехватило дыхание, и она схватилась за сердце. – Никогда не произноси имя этой… потаскухи в моем присутствии.
– Но от этого она не перестанет существовать, – мягко возразила Меган. – Возможно, если мы будем говорить о ней и о том, что произошло с нами с тех пор, как она появилась…
– По-твоему, это я виновата в том, что он сошелся с ней. – Губы у матери задрожали. – Я знаю, ты боготворишь его и всегда считала меня излишне чопорной и холодной. Но ты не понимаешь, что значило для меня оставить привычный мне мир и приехать сюда. В Кертхилле было еще больше грубости и дикости, чем сейчас. Ни одной благородной дамы, с которой я могла бы побеседовать, лишь одни мужчины, занятые рыбной ловлей, охотой и сражениями. Твоего отца я вполне устраивала в постели, но в остальное время я была ему не нужна. Если я и стала холодной, то только потому, что он ничего не делал, чтобы пробудить во мне желание.
– Мама! – воскликнула Меган, пораженная этой вспышкой. Ни за что на свете она не признается, что и в самом деле иногда винила мать за то, что они с отцом больше не живут как муж и жена. – Я знаю, каким несносным может быть папа.
– Несносным? Даже когда он снисходит до того, чтобы спуститься вниз, то смотрит сквозь меня, словно меня здесь нет.
О, мама. Меган хотелось обнять мать и сказать, что все будет хорошо, но тогда она произнесет самую большую ложь. Если не случится чуда, их жизнь не станет лучше.
– Мне очень жаль, мама. – Жаль, что отец так себя ведет, и жаль, что она разбередила раны матери. Росс ошибается. Правда может причинить больше вреда, чем ложь. – Я… почти закончила список древних пословиц, – запнувшись, сказала она, чтобы только сменить тему.
– Я рада, что хоть что-то хорошее произошло в этот несчастный день. – Глаза матери блестели от навернувшихся слез. – Когда я думаю, что Эаммон там в башне с ней, а я вынуждена сносить хихиканье и понимающие взгляды гостей…
Матери стоило лишь начать, и теперь она была не в силах остановиться. Годы, полные горечи и страдания, вылились в нескончаемый поток жалоб. Вечер обещал быть долгим.
– Добрый вечер, благородные дамы. – Лорд Найджел шлепнулся в кресло с другой стороны от леди Мэри. Его багровое лицо и трясущиеся руки говорили о том, что он провел весь день за выпивкой. – Лэрд не спустится к ужину, – добавил Его светлость, взяв очередную чашу с вином и отправляя ее в рот.
Мать скорбно вздохнула.
– Вы говорили с ним?
– Нет. Так сказал Арчи. – Лорд Найджел кивнул на стол сзади, где комендант крепости пировал со своими лизоблюдами. Они были неплохими, но слабыми людьми и заискивали перед Арчи, прославляя его ум. Но Арчи не был умен. Он был тверд, как железный палаш шотландских горцев, но, подобно мечу, его нужно было направлять.
Комин, наоборот, изощреннее, чем кажется, подумала Меган, прищурившись, когда в зале незаметно появился ее бывший жених. Он осторожен и угодлив. Даже не может открыто войти в зал. Нет, он старается сделать это не привлекая внимания, крадется вдоль стен, где потемнее, словно змея, подползающая к мыши.
Вдруг Меган осенило. Если в Кертхилле и вершится какое-то злодейство, то она готова прозакладывать каждую страницу в своей бесценной книге историй и легенд, что Комин замешан в нем.
– Комин, рад тебя видеть, – загудел лорд Найджел. – Садись со мной.
Комин бросил взгляд на Меган и послушно сел около Найджела. Самодовольный блеск его бесцветных глаз предвещал беду, и Меган это сразу ощутила. Он что-то задумал, коварный мерзавец. Но как докажешь?
– О, Мег, – прошептала Крисси. – Вот идет лорд Росс, и он выглядит таким…
– Злым, что готов вцепиться в меня, – пробормотала Меган. Тем не менее она не могла не отметить, что он появился в зале совсем не так, как Комин.
Хотя Росс и был здесь гостем, он вошел в зал с повелительным видом, как победитель, сильный и статный. Малиновая с черным одежда поверх красной туники прекрасно оттеняла его черные, как эбеновое дерево, волосы и загорелое лицо. Как же он был красив… и как зол. Ей необходимо любым способом обратить эту враждебность на Комина.
– Леди Мэри, – Росс слегка поклонился и занял свое место, избегая смотреть на Меган, хотя их кресла стояли рядом.
От гнева у Меган пропала неуверенность. Она не позволит обращаться с ней, как отец обращался с матерью. Выхватив из-за пояса маленький ножик для еды, она воткнула его в стол в дюйме от ладони Росса, лежащей на скатерти.
– Что за черт! – Он отдернул руку и согнул пальцы. – Зачем вы это сделали?
– Я не хочу, чтобы в моем собственном доме на меня не обращали внимания.
Он уставился на нее.
– Вы что, с ума сошли?
– Вы желали, чтобы мы говорили друг другу правду, милорд, – нежным голосом прощебетала она ему на ухо. – Вот вам правда.
Он открыл было рот, собираясь ответить, но передумал. Он еле сдерживался, чтобы не улыбнуться.
– Вы сообразительны и остры на язык.
– Я же говорила, что мы подходим друг другу.
– Неужели?
Улыбка, заигравшая у него на губах, преобразила лицо – в нем проявилась мягкость и нежность. Что заставляет его прятать эти качества даже от себя самого? И что ей сделать, чтобы излечить его? Возможно, поможет правда, которую он так ценит.
– Да, подходим. – Меган облегченно вздохнула. – Пока вы еще благосклонны ко мне, я прошу прощения, – прошептала она, – за то, что пыталась увидеться с отцом. Но…
– У вас всегда есть «но». – Он с раздражением покачал головой. – Ваша поспешность поставила нас всех под угрозу, – тихо, но жестко ответил Росс. – Этим делом займусь я.
– Мы вместе займемся им.
– Меган. – Он нашел ее руку под столом. Судя по его стиснутым зубам, Меган ждала, что он до боли сожмет ей пальцы. Но он просто держал ее за руку. – Это – темное и опасное дело. Люди, которые нам противостоят, – убийцы.
– Но я могу помочь. – Она сдавила ему ладонь, не переставая улыбаться, несмотря на его сердитый взгляд. – Я ведь знаю этих людей и…
– Глупышка, вы что, хотите, чтобы и ваша смерть была на моей совести? – сквозь зубы проговорил Росс.
– А я не хочу, чтобы на моей совести была ваша, но…
– Вина, милорд? – спросил оруженосец. Метан чуть не расцеловала веснушчатого юношу, который стал наполнять кубок Росса.
Росс смотрел ей в глаза так решительно, что она чуть не опустила взгляд.
– Мы продолжим этот разговор позже, – заявил он и взял кубок.
– Милорд, я еще не попробовал вино, – тихо сказал оруженосец.
– Хватит нянчиться со мной. – Росс сделал два глотка, затем опустил сосуд и поморщился. – Дьявол, этот напиток такой же кислый, как и мое настроение. Поищи чего-нибудь послаще. – Оруженосец поспешно отошел, а Росс снова повернулся к Меган. Он буквально впился в нее своими голубыми глазами, в которых таилось тщательно скрываемое вожделение. Если бы ее тоже не охватило желание, то она наверняка не прочитала бы этого в его взгляде. Только она была готова дать волю страсти, а он свою страсть пока еще безжалостно подавлял.
Вдруг ей ужасно захотелось испытать пределы его терпения. Глядя на него сквозь ресницы, она промурлыкала:
– Как ваше плечо?
Рука, сжимавшая ее руку, дрогнула.
– Не смотрите на меня так. – Но его хриплый голос говорил совсем другое, а пальцы обвились вокруг ее ладони, как бы желая ее защитить.
Меган улыбнулась.
– Вы хотели знать правду. Вы мне небезразличны…
– Не надо. Вам потом будет горько. – И еще тише: – Я ничем не смогу отплатить вам.
«Нет!» – хотела она воскликнуть, но не успела ничего сказать: он снова вздрогнул, отпустил ее руку и стал растирать себя, словно замерз.
– Почему здесь вдруг стало холодно?
– Здесь жарко как в пекле, – ответил его оруженосец, подойдя сзади. У юноши так горели щеки, что веснушки почти исчезли. – Вам нездоровится?
– Я никогда не болею. – Росс провел рукой по лбу. – Но мне хочется пить. Где вино?
Меган, нахмурившись, встретилась с озабоченным взглядом оруженосца. Она одними губами прошептала «воды» и с беспокойством посмотрела на Росса – он был бледен, а над верхней губой выступили капельки пота. Что с ним? Когда он появился в зале, то был, как обычно, здоров и крепок. А теперь он выглядел… ужасно.
Вдруг Росс застонал, оттолкнул кресло и скрючился, схватившись за живот.
– Оуэйн! Эндрю! – позвал оруженосец. – Россу плохо.
– Она отравила его, как грозилась сегодня, – воскликнул Эндрю. Вскочив со своего места за ближайшим столом, он вспрыгнул на помост.
– Я не делала этого! – вскрикнула Меган. Но тут Росс снова застонал, и ей стало не до того, чтобы доказывать свою невиновность. Она было потянулась к нему, чтобы помочь, но крепкие руки резко отстранили ее.
– Не трогайте его! – заорал Оуэйн.
– Но я могу помочь. – Она снова попыталась приблизиться к Россу, но была отброшена так грубо, что упала в кресло. Это ее не испугало, она встала, но теперь уже ее удержала Крисси.
– Не надо, Мегги. Они тебя ушибут.
– Неважно, – воскликнула Меган. – Я должна ему помочь.
Ее голос утонул в шуме, поднявшемся в зале. Люди Росса встали вокруг своего господина, подняли его сведенное судорогой тело на плечи и вынесли из зала.
Сердцем Меган была вместе с Россом. Если это яд, то она, возможно, никогда не увидит его живым.
* * *
– Делайте что-нибудь! – кричал Эндрю на троих мужчин, которые теснились у кровати Росса, дрожавшего под грудой одеял. Лицо его было белее подушки, а глаза запали и помутнели.
– Я не знаю, что делать! – кричал в ответ Оуэйн, беспомощно сжимая и разжимая кулаки.
– Воды, – прохрипел Росс. – Пить… в горле жжет.
– Вот, пейте. – Дейви быстро поднес кубок к губам Росса, но тот поперхнулся, так как не мог глотать. – Он не может даже пить.
– Он умирает, – прошептал Джайлз. – Мы должны что-то сделать.
Оуэйн сам дрожал.
– Что? Скажите мне что, и я…
– Впустите меня! – Дверь распахнулась, и в комнату ворвалась Меган, за ней бежал, запыхавшись, один из Кармайклов.
– Я не мог ее остановить, – сказал охранник.
– Убийца! – набросился на нее Эндрю.
Меган трясло, но она не отступила, уверенная, что он не тронет ее. Он и не тронул, но лишь потому, что сэр Оуэйн схватил Эндрю за руку, когда тот был уже около Меган, и заставил остановиться. Сэра Эндрю трясло от ярости и ненависти. Он прорычал:
– Если Росс умрет, я вас убью.
– Прекрасно. – Меган бросила свирепый взгляд на горой возвышающегося над ней мужчину. – Я прошу лишь дать мне возможность помочь ему. Если он не выживет, то я тоже не смогу жить.
– Красивые слова, но как вы спасете его? – осторожно спросил Оуэйн.
Она сама не знала, но не показала виду.
– Мы теряем время. Если бы я желала его смерти, то ничего бы не делала, а ждала, когда яд прикончит его.
– Значит, вы признаете, что его отравили, – проворчал Эндрю.
– Это и слепому ясно. – Все обратили свои взоры на кровать, где метался Росс, крича от боли, а Дейви тщетно пытался успокоить его. – По крайней мере я знаю, что ему дали. Я обыскала кладовку с травами и обнаружила, что из моих запасов исчез порошок сушеного осеннего шафрана.
– Ага! Выходит, яд был ваш! – воскликнул Эндрю.
Тут в разговор вмешалась подошедшая Крисси.
– Кто угодно мог сломать замок на сундучке с лекарствами и взять проклятое зелье, – объяснила она. – Это не дело рук Мег.
– Хватит болтать, – оборвала Меган. – Хотите – приставьте мне кинжал к горлу, но его единственная надежда – это я.
– Дайте ей подойти, – приказал Оуэйн, и все тотчас расступились.
– Я могу чем-нибудь помочь? – охрипшим голосом спросил Дейви.
Меган хотела было отказаться от его помощи, но поняла, что вдвоем с Крисси они не смогут держать такого крупного и сильного мужчину, как Росс, пока будут заниматься его лечением.
– Разденьте его до нижних панталон, – приказала она оруженосцу. – Затем возьмите у Крисси полотенца, разорвите их на длинные куски и привяжите его запястья и щиколотки к кровати.
Это распоряжение вызвало новое недовольство, но Меган было некогда спорить. Она только сказала:
– Он поранит себя, если будет так метаться.
Она знала, что он будет сопротивляться той неприятной процедуре, которую предстоит проделать, чтобы спасти ему жизнь.
Росс повернул голову на промокшей от пота подушке и увидел Меган.
– Ведьма, – выдохнул он, и глаза его потемнели от ярости.
Меган застыла, боясь, что он прикажет выгнать ее, а его люди по глупости так и сделают. Но он не успел больше ничего сказать, так как снова начал извиваться в конвульсиях.
– Скорее, – торопила она рыцарей Росса, стоявших с посеревшими лицами. Сама же занялась приготовлением лекарства, скромно отвернувшись, пока те раздевали Росса. Крисси без лишних напоминаний поставила котелок с травами на огонь. Это был настой из омелы и петрушки, чтобы поддержать сердце и облегчить боль в желудке. Но это понадобится позже. Сейчас же надо было поскорее очистить его от яда. – Держите ему голову, пока я буду вливать жидкость в рот, – распорядилась Меган, когда Росса прикрыли для приличия одеялом.
Как и следовало ожидать, он всячески сопротивлялся, насколько позволяли повязки, приковавшие его к постели. У нее сердце разрывалось при виде его страданий, но она не прекращала своих действий. Крепко зажав ему ноздри, она заставила его открыть рот и влила лекарство. Он стал давиться, но все же проглотил настой и свирепо посмотрел на нее.
– Крисси, держи эту миску около его рта. Дейви, будь наготове, повернешь его лицом к миске, когда у него начнется рвота.
– Это спасет его? – с тревогой спросил Дейви.
Меган вздохнула.
– Надеюсь, что спасет. Займись мы этим немедленно, уверенности было бы больше. А теперь… Будем делать, что сможем, и доверим богам остальное.
Промывание было неприятным и болезненным, но, к счастью, травы, которые она ему дала, подействовали быстро.
– Ведьма, – снова выдохнул Росс, когда с промыванием было покончено, и, беспомощно откинувшись на подушки, посмотрел на нее покрасневшими глазами. – Я никогда вам этого не прощу. – Веки его дрогнули, и он вроде бы заснул.
– А я никогда не простила бы себе, если бы потеряла вас. – От этой мысли Меган содрогнулась. – Быстрее. Он должен проглотить настойку омелы. Это поможет сердцу, если снова начнутся спазмы.
– Откуда вы столько знаете о ядах? – настойчиво требовал ответа Эндрю.
– В небольших количествах это не яд, – неожиданно осмелев, ответила за Меган Крисси. – Омелу используют при подагре, но при ее помощи можно избавиться и от нежеланного ребенка. Иногда женщина, желая скрыть свой позор, принимает слишком много омелы. А год назад одна из служанок отравилась шафраном. Когда нас с Меган позвали к ней на помощь, было уже поздно.
Оуэйн посмотрел на Росса.
– А как будет с ним?
– Это мы узнаем лишь через несколько часов, – мягко ответила Меган, подумав, что для него, если судить по ее прошлому опыту, это будут ужасные часы, полные страданий. Дева Мария, избавь его от них! Меган хотелось убрать с его лба потные волосы, но она не решилась, чтобы не разбудить его. – Боюсь, что это спокойствие обманчиво, – сказала она. – У него еще будут спазмы в желудке, судороги, он станет задыхаться, возможна горячка с бредом, прежде чем яд выйдет из него. – Если выйдет, добавила она про себя.
* * *
Рианнон. Прекрасная Рианнон. Она плясала среди теней, и ему было никак до нее не дотянуться. Прикрывшись только распущенными черными вьющимися волосами, доходящими ей до колен, она искушала его мельканием обнаженного тела. От страсти у Росса пересохло во рту, а низ живота пронзила острая боль, как будто в него всадили меч. «Рианнон, иди ко мне, любимая, – задыхаясь, охрипшим голосом позвал он. – Я хочу тебя, как никогда прежде».
Но она со смехом ускользала от него. «Поймай меня, и тогда я исполню все, что ты только пожелаешь».
Желание. Да, он желал ее так отчаянно, что едва дышал. Все внутренности у него сжались в комок и горели. И этот огонь могла погасить лишь она. «Я умру… умру без тебя». Он ловил ртом воздух и хотел кинуться к ней, но руки и ноги его были привязаны. Он сопротивлялся, борясь с теми, кто удерживал его.
«Будьте вы прокляты, пустите меня к ней. Рианнон!» – кричал он.
«Она дьяволица, – прошептал голос Оуэйна. – Она обольщает вас лишь для того, чтобы обмануть и отдать в руки людей своего отца».
«Нет!» – не согласился Росс, но предупреждение многократным звоном отдалось у него в голове.
«Глупец. – Темные зазывные глаза Рианнон стали жесткими, как кремень. – Я уже сделала это. Посмотри вон туда».
В клубящемся сером тумане, окутывавшем их, он увидел своих людей… тех, кого он сам завел в ловушку, расставленную отцом Рианнон. Кругом лилась кровь, кричали умирающие и ржали лошади. Сто человек погибли из-за того, что он поверил этой женщине. Сто душ у него на совести.
«Ведьма! Убийца! – Росс напряг все силы, чтобы схватить ее, разгоряченный теперь уже не страстью, а ненавистью. Но сдерживающие ремни были сильнее его воли и ненависти. – Я убью тебя».
Грудной издевательский смех Рианнон звучал из тумана. «Ты слишком слаб душой, чтобы убить женщину».
«Ты ошибаешься». Ее облик померк и исчез, а его место заняло другое, дорогое для него лицо.
«Поедем со мной на север на мою свадьбу». Лайон!
«Не езди, – молил Росс. Страх за брата был сильнее, чем муки от предательства Рианнон. – Сатерленды убьют тебя».
«Нет. Я женюсь на Сьюзан даже без согласия Эаммона. Она – воплощение всего, о чем я мечтал».
«Нельзя доверять женщинам. Она обольстит и предаст тебя».
«Я могу доверить ей свою жизнь», – ответил Лайон. Вдруг из его рта вырвался гортанный стон, и он упал к ногам Росса. Из раны фонтаном хлынула кровь – какой-то Сатерленд бесчестно поразил его в спину.
«Лайон!» – закричал Росс. Он хотел нагнуться к брату, но не мог. Изрыгая проклятья, он яростно боролся с путами, не пускающими его. Если бы только он мог закрыть рану и не дать вылиться крови, то спас бы Лайона. Он знал, что смог бы это сделать.
Но силы его таяли, а туман сгущался, засасывая его в черную пустоту. Он сопротивлялся, нанося удары и проклиная все вокруг, но тут темнота поглотила его.
– Мне кажется, что жар прошел, – прошептала Меган.
Сидя по другую сторону кровати, Оуэйн кивнул в ответ.
– Видит Бог, я не хотел бы пережить еще одну такую ночь.
– Аминь!
Наблюдать страдания Росса было сущим адом, но слышать, как он выкрикивает слова любви к другой женщине, – еще хуже. Кто такая эта Рианнон? Меган очень хотелось узнать, но старая привычка скрывать свои чувства не позволила ей это сделать, и вопрос болью засел у нее в сердце.
– Вам обоим надо поспать, – сказала Крисси, подойдя к Метан.
Верная Крисси. Без ее помощи Меган не вынесла бы этой ночи. И так уж руки и ноги у нее болели оттого, что она не разгибая спины прикладывала ему холодные салфетки, чтобы снять жар, или силой заставляла проглотить вонючий напиток.
– Ты иди, а я на всякий случай посижу с ним еще немножко, – проговорила Меган, потирая ноющее бедро.
– Ты же совсем выбилась из сил, – сказала Крисси, сама едва держась на ногах от усталости.
Но Меган пока не могла оставить Росса. Ее присутствие было необходимо. Если она уйдет и не станет следить за каждым его вздохом, у него может остановиться дыхание. Росс сказал бы, что это глупый предрассудок, но он спал и не мог посмеяться над ней. Когда он откроет глаза, она хотела бы быть рядом.
– Иди спать, Крисси.
– Минутку. Я провожу вас, – предложил Оуэйн. – А потом спущусь и скажу нашим людям, что лорд Росс вне опасности.
Меган слабо улыбнулась.
– Спасибо вам за помощь.
– Я мало что мог сделать. Росс умер бы, если бы вы не боролись за его жизнь, миледи, – сказал Оуэйн, и его прямота так напомнила ей Росса, что Меган чуть не расплакалась. Наверное, это от усталости, подумала она. – Дейви спит у двери, если что-нибудь понадобится.
Меган взглянула на своего больного.
– Нет, милорд теперь спит спокойно и не проснется еще несколько часов.
– Я думал о вас. Вдруг вы захотите поесть или еще что-нибудь.
Заботливость Оуэйна тронула ее, тронула и нежность, с какой он поддерживал Крисси за талию. Она не противилась этому и охотно оперлась на его руку. Когда у них это началось? Бедняжка Крисси была создана для семейной жизни. Но валлиец казался еще более крепким орешком, чем Росс.
Меган вздохнула и стала смотреть на Росса. В золотистом отблеске свечей, стоящих на столе около его кровати, он не выглядел таким свирепым и властным. Темные круги под глазами подчеркивали бледность лица, хотя черты его разгладились. Он выглядел на несколько лет моложе сурового и гневного мужчины, прибывшего в Кертхилл два дня назад.
Она ласкала глазами его большое тело, распластавшееся на кровати: широкие плечи и грудь были обнажены, одеяло покрывало его ниже пояса. Такой сильный, но сейчас такой уязвимый. Ее сердце переполнилось нежностью. Теперь, когда он вне опасности, ей хотелось, чтобы он оставался беззащитным, как дитя, хотя бы пару дней. Она использовала бы это время, чтобы укрепить связь между ними.
И словно ее мысли передались ему, ресницы его вдруг вздрогнули. Он открыл глаза и пристально посмотрел на нее ясным взором без настороженности, а в голубой глубине она увидела как бы вторую половину себя, и всякое сомнение оставило ее: этот человек предназначен ей судьбой и выбран богами в супруги, он – ее единственная любовь…
– Вы, – выдохнул Росс, и чары рассеялись. Выражение его лица сделалось жестким. – Что случилось?
– Я спасла вам жизнь. – Нескромно, но чистая правда, а ей нужна любая возможность, чтобы завладеть его сердцем.
Он нахмурился и, быстро сообразив, сказал:
– Ваш «папа» знает, что мы нашли пещеру, и поэтому он отравил меня.
Меган тяжело вздохнула.
– А может, кто-нибудь другой. Хотя мне непонятно, кто сумеет отличить мяту от календулы. Тот, кто отравил ваше вино, знал, что делает, и знал, что вы будете умирать долго и мучительно. От дозы осеннего шафрана умирают три дня.
Он со свистом выдохнул воздух и поджал губы.
– Выходит, я второй раз обязан вам жизнью.
Скупая, но благодарность.
– Мое подвенечное платье готово, и я собираюсь надеть его через два дня на нашу свадьбу.
Ему стало стыдно.
– Меган, я не хотел вас обидеть.
– Но король ведь приказал нам соединиться, а мы желанны друг другу…
Боль, прозвучавшая в ее голосе, отозвалась мучением в душе Росса, так как, желая ее, он нарушал верность своей семье.
Как он желал ее! То, что их союз может принести ему радость, приводило его в смятение и порождало чувство вины. Это чувство вины сведет его с ума и постепенно разрушит и ее любовь. Лучше погубить в зародыше свое нечестивое желание.
– Для брака мало одной лишь страсти, – грубовато произнес он. – Необходимо уважение и…
– …доверие. – Меган вскинула руки. – Я дважды спасала вам жизнь и отвела в ту проклятую пещеру. Что еще я должна сделать, чтобы доказать, что стою вашего бесценного доверия и уважения?
Ему нечего было ответить. Недостойным оказался он. От страсти к Меган он предал собственную семью и свои представления о добре, зле и чести.
– Мег, это сложнее, чем просто…
– Нет, все очень просто. Вы лишаете нас будущего, так как считаете и меня виновной в смерти Лайона. – Страдание, звучавшее в ее голосе, перекликалось с мукой в его душе.
– Нет! – Росс хотел было сесть, но боль не позволила ему, и он упал на спину. Она сочувственно смотрела на него. – Вы не убивали Лайона…
– Но вы возлагаете на меня грехи моего отца.
Росс прерывисто дышал, мышцы свело от боли.
– Да, – не мог не согласиться с ней он.
– И это будет продолжаться даже после того, как отец Саймон соединит нас в законном браке? – спросила она, едва сдерживая слезы.
Росса это тоже мучило.
– Даже если мне удастся поверить женщине и я свыкнусь со своей виной, моя семья никогда не примет дочь убийцы Лайона.
– Но почему? Я ничего плохого не сделала вашему брату. Он пришелся мне по душе. – Меган охватило отчаяние. – Это из-за Рианнон? Вы чувствуете себя виноватым из-за того, что предпочли бы жениться на ней? – выпалила она.
Пораженный, Росс мрачно спросил:
– Откуда вам известно ее имя?
– Вы выкрикивали его в бреду.
– Никогда больше не повторяйте его.
Чем она была для тебя? Но Меган не посмела спросить, боясь того, что может узнать. Может быть, Крисси удастся выведать что-нибудь у Оуэйна.
– Я устал. – Со страдальческим выражением лица Росс отвернулся к стене, как бы давая понять, что она ему не нужна.
Меган содрогнулась. Как бы ее замужняя жизнь не стала повторением жизни ее матери. Ее передернуло, когда она представила череду грядущих лет без любви: унылых, неприветливых, похожих на продуваемые ветром вересковые пустоши.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Львиное сердце - Баркли Сюзанна



Роман просто отличный. Было много разных эмоций.Меган просто ангел пережила столько страданий но все равно осталась веселой и добивалась любви Росса который упрямо не делал уступать ей, просто зараза так хотелось ударить его за это, но он в конце концов сдался. Иногда смеялась, но больше наверное плакала когда читала про Сьюзен и Лайона они так любили друг друга что сердце сжималось от печали о их несчастной судьбе. 10баллов
Львиное сердце - Баркли СюзаннаШотландскаЯ Леди
8.11.2012, 18.42





Сюжет хороший, не поспоришь)) Меган жалко хромая, со страшными шрамами, этого для автора была, так она ее сделала бесплодной))) меня не очень впечатлил...
Львиное сердце - Баркли СюзаннаМилена
11.05.2013, 14.33





Тяжелый роман.
Львиное сердце - Баркли СюзаннаКэт
25.06.2015, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100