Читать онлайн Львиное сердце, автора - Баркли Сюзанна, Раздел - Глава шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Львиное сердце - Баркли Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Львиное сердце - Баркли Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Львиное сердце - Баркли Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баркли Сюзанна

Львиное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестая

Шум прибоя, бившегося о скалы под Кертхиллским замком, едва проникал сквозь толстые стены башни, в которой находились покои Эаммона. Это были две большие смежные комнаты, заставленные мебелью. В очаге горел огонь. Эта комната в верхнем этаже замка в более счастливые времена принадлежала леди Мэри.
Развалившись в кресле с высокой спинкой и вытянув ноги к огню, сидел истинный правитель Кертхилла.
– Я слышал, что прошлой ночью в деревне была потасовка, – сказал он.
Арчи осушил чашу эля и вытер губы тыльной стороной ладони.
– Да. Как мы того и опасались, Кармайкл и его люди нагрянули к портному Георгу и обследовали берег.
– Надеюсь, им ничего не удалось обнаружить?
– Вроде нет. Дуглас и его команда не оставили им времени. Но они сражались словно дьяволы, хоть сами всего лишь слабаки с юга. Они ухлопали шесть человек у Дугласа.
– А как груз?
– Богатая добыча… лучшее из всего, что у нас было. Корабль, который Дуглас и его ребята захватили, шел из Кале и направлялся в Лондон с трюмом, полным французского бархата и итальянской мебели, купленных каким-то английским графом. Попорченные вещи находятся у торговцев, а остальное на складе. Дуглас развернул «Ястреб» и укрыл его в бухте, как вы приказали. Вот список того, что Дуглас продал от предыдущей добычи.
Его милость взял пергамент и, посмотрев, отдал обратно.
– Прекрасно. Проследи, чтобы эти вещи были готовы к отправке в Лондон.
Наморщив лоб, Арчи водил грязным пальцем по пергаменту, отыскивая с трудом выученные слова: стулья, столы, предметы одежды, драгоценности.
– Я не очень-то уверен, что узнаю эти вещи.
– Пусть Дуглас тебе поможет. Я не хочу рисковать и появляться около склада, пока Росс Кармайкл со своими людьми находится в Кертхилле.
– Похоже, что лорду Россу вы тоже понравились, как и его брату, – посмеиваясь, сказал Арчи Комину. – Лайон не подозревал вас до тех пор, пока не увидел на поляне, когда уже понял, что ему конец.
На некрасивом лице Комина появилась улыбка, а глаза заблестели от удовольствия.
– Он даже и не знал, почему умирает.
Комину было бы приятнее бросить Лайону вызов и сразиться с ним за женщину, которую они оба возжелали, – Сьюзан. Победить этого легкомысленного здоровяка воина и уехать с призом. Но когда отец по настоянию Комина сказал Сьюзан, что запрещает ей брак с Лайоном, девушка ясно заявила о своих чувствах.
– Лайон или никто, – ответила Сьюзан. – А к тебе я отношусь как к брату, – добавила она в ответ на просьбу Комина. – К тому же ты был обручен с Меган, а я не могу обидеть сестру и выйти замуж за человека, который ее отверг.
Блестящий план Комина, который он начал осуществлять два года назад, рухнул. Он так тщательно и предусмотрительно вынашивал его, что никто не заподозрил, что это он, а не Эаммон правит кланом Сатерлендов. Ему ничего не оставалось, как вернуться к прежним методам, до сих пор безотказным: обману, лжи и убийству.
– Мы слишком многого добились, чтобы позволить Россу Кармайклу все погубить, – сказал Комин. – Если он не станет совать нос в дела Сатерлендов, пусть себе женится на Меган – и скатертью дорога. – Наблюдательная и бойкая на язык Меган была для него как бельмо на глазу, едва он появился в замке Кертхилл. Жаль, что не она погибла в результате несчастного случая, а ее брат. – Если Росс станет мешать моим планам, мы от него избавимся.
– Если второй Кармайкл умрет здесь, то старик Лайонел камня на камне не оставит от Кертхилла, невзирая на запрет короля, – возразил Арчи. – И в следующий раз у него будет больше кораблей. Он потопит «Ястреб», и торговле придет конец.
Комин бросил на коменданта крепости свирепый взгляд, и тот замолк.
– Ты причитаешь, как старуха. Уж коли придется отделаться от Росса, то я подсуну Лайонелу козла отпущения.
– Милорд. – В проеме двери, ведущей в спальню, появилась Филис. Рыжие кудри обрамляли молочного цвета лицо с блестящими зелеными глазами и пухлыми, надутыми губками. У нее была пышная фигура, соблазнительные изгибы которой обрисовывало обтягивающее платье из дорогой шерсти. Хотя Комин привык к ней, но тем не менее ощутил волнение в чреслах от обольстительного вида этой сирены. Неудивительно, что леди Мэри сдалась без борьбы – с чарами Филис было трудно тягаться. – Он проснулся.
– И что-то соображает?
Филис пожала плечами, отчего распахнулся ворот платья и обнажилась полная грудь. Она и не подумала прикрыться.
– Пойдем, вы поглядите сами. – Ее зазывный взгляд пьянил.
К сожалению, за два года ее чары ему прискучили. Он жаждал Сьюзан. Он проклинал ее за то, что она ускользнула от него. И это после всех усилий, которые ему пришлось приложить, чтобы расчистить себе путь к ней. Но сейчас его люди прочесывают весь север Шотландии, у него есть соглядатаи и в замке, и в деревне. Рано или поздно она попытается подать весточку матери или сестре, и тогда он поймает ее.
– Мне сегодня не до забав, Филис. Что случилось?
– У вас теперь совсем нет для меня времени, – жалобно сказала она. – А мне надоело сидеть взаперти день и ночь с лэрдом Эаммоном. Он лежит как каменный. Ни на что не годен, даже не разговаривает.
– Если тебе скучно, то, я уверен, Арчи будет только рад услужить.
Арчи так яростно ринулся вперед, что споткнулся и чуть не упал с высунутым языком.
– Я уж постараюсь, Филис…
– Ты мне противен. – Она отмахнулась от пыхтящего коменданта. – А вам я советую найти время и посмотреть на Эаммона – он весь потный и серый, вот-вот даст дуба.
Комин с криком вскочил с кресла.
– Если ты что-нибудь напугала, давая ему порошки!..
– Нет. Я очень осмотрительна. – Филис отпрянула к косяку двери, пропуская Комина, который бросился в спальню.
– Мне он нужен живым еще несколько месяцев.
Пока он не найдет Сьюзан и не закончит восстановление Шур-Мора. Но, приблизившись к кровати под балдахином, Комин усомнился, есть ли у него хотя бы две недели, – настолько жалкой была фигура человека, съежившегося под одеялами.
* * *
– Меган Сатерленд, что ты задумала? – спросила Крисси.
Меган вздрогнула и попыталась спрятать за спину старую холщовую накидку на голову. Труднее было скрыть простое домотканое платье, взятое у служанки, в которое она была одета.
– Я… иду в огород…
– Вовсе нет, – оборвала ее сестра, входя в их общую маленькую комнату. Они жили в ней вдвоем с тех пор, как Крисси, уже вдова, вернулась в Кертхилл два года назад. – Выкладывай все.
Меган вздохнула.
– Росс велел приготовить ванну, и я…
– Неужели ты додумалась до того, чтобы прокрасться к нему, переодевшись служанкой?
– Ну?..
– Твою мать хватит удар.
– Послезавтра мы поженимся, – сказала Меган, полная решимости выполнить задуманное. – И тогда, естественно, я буду его мыть.
– Это неприлично. – Крисси скрестила руки на груди. – Тебе что, так не терпится заглянуть ему под одежду?
– Крисси! Ты ведь знаешь, что это не так. – Но Меган покраснела, потому что она хотела именно этого.
– Ох, Меган. Мне очень жаль, что я напугала тебя рассказом о брачной ночи. На самом деле это не так уж больно.
– К боли я привыкла. Если я пережила, когда на меня упала лошадь, то уж как-нибудь переживу лорда Росса на себе.
– Мег, неприлично так шутить.
– Это не шутка. – Рассказы Крисси о ее ужасной брачной ночи, а также горечь оттого, что отец изменил матери, сделали свое дело: Меган стала бояться мужчин. Но Росс был совсем другой. Когда они впервые встретились, в его глазах она увидела сострадание и нежность. А прошлой ночью она наблюдала, как он верен своим соратникам. Такой человек не будет грубым и не изменит. – Я люблю Росса и очень хочу выйти за него замуж, но он пока что не любит меня.
– Меган, что ты еще натворила?
Меган скорчила гримасу и нехотя рассказала об их встрече на берегу.
– Я положу ему в ванну болотную мяту, и зуд прекратится, но главное – я хочу заняться его раной. А он не подпустит к себе Мег Сатерленд и на сотню ярдов, поэтому…
– Поэтому ты и переоделась служанкой.
– Да, – подтвердила Меган. – Я должна это сделать. – А про себя добавила: потому что я люблю его.
Сердце у нее запрыгало, затем болезненно сжалось. Она закусила дрожащую губу. Так или иначе, но она должна растопить его холодность и заставить полюбить ее.
– Что же ты стоишь, мечтаешь? Пошли его мыть, – заявила Крисси.
Меган с удивлением взглянула на сестру, но охотно приняла неожиданную помощь. Они спрятали длинные волосы Меган под вуалью и повязали поверх платья фартук. Подхватив корзинку с лекарствами, Меган пошла впереди. Хихикая, словно непослушные дети, они торопливо миновали лабиринт коридоров и поднялись по лестнице в башню, где была комната Росса. Как раз у них перед носом закрылась дверь за последним из слуг, несущим ведра с горячей водой.
Меган заколебалась. Хватит ли у нее смелости ворваться к Россу во время купания? Если он откажется от ее помощи, то она просто умрет. Но главное – его здоровье, и Меган отважно подняла щеколду.
– Подожди, Меган. А вдруг он го… – Крисси не успела договорить, как их глазам предстало зрелище, намного превосходившее самые сокровенные фантазии Меган.
Он и правда был голый. Хотя и не совсем. Меган смотрела на него широко раскрытыми глазами, едва не ахнув. Дева Мария! Он был… великолепен.
Стоя к ней спиной в одних нижних холщовых панталонах, доходящих ему до бедер, лорд Росс разговаривал с Оуэйном. Свет, струящийся из открытого окна, бросал золотистый отблеск на мускулистые плечи и спину, на длинные жилистые ноги, на его большое тело.
Из огромной деревянной бадьи поднимался пар, заполняя всю комнату, – казалось, они находятся в потустороннем мире. Он похож на языческого воина, собирающегося участвовать в неком древнем ритуальном обряде, подумала Меган. Ей вдруг тоже захотелось стать частью этого ритуала, подойти к Россу, дотронуться до его блестящей от пота груди, почувствовать объятие его сильных рук. Сладкая боль родилась где-то внизу живота, разлилась теплом по жилам, груди покапывало, а колени подгибались.
– Отвернись. – Крисси обхватила ее сзади и повернула лицом к двери.
– Зачем ты это сделала?
– Чтобы ты не выглядела дурочкой, – прошептала ей на ухо Крисси. – Неприлично смотреть на него так.
– Но я ничего… такого не увидела, – ответила Меган.
– Зачем вы сюда пришли? – спросил Оуэйн, подойдя и наклонившись к ним.
Меган собралась было ответить, но Крисси опередила ее:
– Мы здесь, чтобы помочь милорду помыться, – начала она объяснять, но валлиец оборвал ее:
– Лорд Росс не нуждается в ваших услугах. И зрители ему тоже не нужны, – добавил он, обращаясь к людям, толкущимся в покоях.
Сердце у Меган упало, когда она увидела, как люди Росса один за другим стали выходить из комнаты. Она бросила отчаянный взгляд на Крисси.
– Я не могу уйти, – беззвучно, одними губами произнесла она.
Крисси, кивнув головой, взяла лорда Оуэйна за руку и потянула в сторону. Она что-то прошептала ему, от чего он нахмурился, но Меган готова была расцеловать Крисси за то, что она так быстро отвлекла Оуэйна. А Росс тем временем влез в деревянную бадью и улегся в ней, откинув голову на край и блаженно закрыв глаза.
Несомненно, это был знак судьбы. Меган опустилась на колени и поспешно заползла под кровать, толкая корзинку с лекарствами перед собой. От поднявшейся пыли ей захотелось чихнуть. Нет, только не это. Если она сейчас чихнет, то выдаст себя. Меган растянулась на животе. Зажав ноздри и затаив дыхание, она пыталась справиться с першением в горле. Из-под кровати ей были видны ноги Крисси, которая выходила из комнаты. Затем она увидела сапоги Оуэйна, подошедшего к бадье.
– Мне кажется, надо, чтобы кто-нибудь осмотрел ваше плечо, – сказал он.
Этот «кто-нибудь» так и сделает, но как только вы удалитесь, мысленно ответила Меган.
– Я здесь никому не доверяю, – сурово ответил Росс, что привело Меган в отчаяние.
– По словам леди Крисси, леди Меган умело лечит травами, – продолжал Оуэйн.
– Ого, лиха беда начало – ты уже по собственной воле разговариваешь с шотландской знатной дамой.
– Это оттого, что я беспокоюсь о вас.
– Я выжил, несмотря на худшие раны.
Оуэйн недовольно фыркнул, а Меган рассердилась и мысленно обозвала Росса заносчивым глупцом. Он полагает, что неуязвим? Так поделом ему, если его рана загноится, вся кипела она внутри, но сердце, пробудившееся к любви, знало, что на самом деле она так не думает. У нее не будет ни минуты покоя до тех пор, пока она не займется его раной.
– Ценю твою заботу, – холодно и сдержанно продолжал Росс. Неужели он никогда не выходит из себя, даже со своими соратниками, недоумевала Меган. – Но мне нужен не уход, а способ, как избежать брака с этой проклятой женщиной.
Она – проклятая? Меган глубоко вздохнула, и рот ее наполнился пылью. Слезы застилали глаза: она изо всех сил старалась не кашлять и к тому же ей было обидно от его слов.
– Но леди – хорошенькая и совсем не дурочка, как вы боялись, когда увидели этих кукол, – заметил Оуэйн.
Дурочка! От гнева кашель у Меган прошел.
– Игры с куклами едва ли можно признать причиной, чтобы отвергнуть ее, – сказал Росс. – Но должен же быть какой-то выход. – Послышался плеск воды. – Изъян или порок, из-за которых я смогу отказаться от нее.
Он не знает про ногу! Меган вздрогнула: прежние сомнения снова овладели ею. Она вспомнила, с каким страдальческим лицом отец сообщил ей, что Комин не женится на ней. «Мужчину нельзя заставить взять в жены калеку», – грустно объяснил он.
Ей хотелось закричать: «Я не калека». Она ведь энергичный и полезный человек. Но мужчины этого не видят. Даже отец отказался взглянуть на ее сломанную ногу. Когда-то она была его любимицей, но после несчастного случая он отдалился и от нее, и от всей семьи. И в этом тоже была ее вина. Ее беззаботность стоила жизни брату, а клан потерял из-за нее своего лэрда. Терпеть чувство вины было тяжелее, чем боль в ноге.
Но она все вынесла, как многострадальные героини древних легенд, и за это боги подарили ей новую надежду – они послали ей Росса. Выглядывая из-под драпировок, Меган уставилась на предмет своих желаний. Ее взгляд скользнул по его лицу, и горечь ушла из сердца. Она станет для него лучшей из жен. То, что Росса в этом надо еще убедить, мало беспокоило Меган. Она знала, что добьется успеха.
– Ты поставил людей сторожить склад в лачуге? – спросил Росс Оуэйна.
– Да. И у портняжной мастерской тоже поставил – на случай, если вернется Лукас.
У Меган перехватило дыхание – собственные заботы померкли перед лицом новой опасности. Если Лукас вернется и попадет в руки Росса, то парня могут силой заставить рассказать, где прячется Сьюзан.
Оуэйн направился к двери.
– Прислать вам Дейви?
– Через четверть часа, – устало и равнодушно ответил Росс. – Пока отмокает повязка, я хочу побыть один.
– За дверью стража. Позовите, если что.
– Думаешь, какой-нибудь ненормальный Сатерленд вскарабкается по стене и влезет в окно? – раздраженно спросил Росс.
– Не стоит рисковать.
Росс вздохнул.
– Прости, Оуэйн. Я не привык, чтобы со мной нянчились, как с беспомощным ребенком.
– Не беспомощным, а уязвимым. Мы не должны забывать, что здесь мы окружены врагами, – спокойно, но зловеще произнес Оуэйн и ушел.
Как лучше подойти к нему? Меган была в раздумье, но вдруг не выдержала и чихнула. Вопрос решился сам собой.
– Кто здесь? – спросил Росс. Она услышала плеск воды и скрежет железа по дереву. – Выходи, иначе я тебя вытащу.
Черт возьми! Меган стала медленно вылезать из-под кровати, моля Бога, чтобы ее маскарад обманул его и она смогла бы перевязать ему рану и уйти.
– Вы! – воскликнул он, как только она появилась из-за драпировок, скрывающих кровать. Меч, направленный в ее сторону, слегка качнулся и застыл, не опускаясь. – Поставьте корзину и подойдите сюда.
С бьющимся, словно пойманная птица, сердцем Меган медленно сделала шесть шагов, отделяющих ее от бадьи, стараясь не показать ни свою хромоту, ни страх. Каким-то образом ей это удалось.
– Милорд? – прошептала она, опустив глаза, как подобало служанке.
– Что вы здесь делаете, Меган?
Она подняла голову. После его обвинений у нее не было причин для кротости и смирения.
– Человеку, столь умело делающему выводы, должно быть ясно, что я пробралась сюда, чтобы убить вас, – резко ответила она.
Он хмуро глядел на нее.
– Не дерзите мне.
– Раз вы не доверяете мне, откуда вам знать, что я пришла не за этим? – продолжала она, все больше входя в раж.
– Вы – не убийца.
– Всего лишь проклятая женщина, дурочка, которую можно презирать и необходимо отвергнуть?
Он покраснел. Отлично, она сумеет заставить этого самонадеянного лорда сбавить тон.
– Вы подслушали то, что для ваших ушей не предназначалось.
– Но речь шла обо мне. – Меган прищелкнула языком. – Стыдитесь, милорд! Я думала, вы хотите, чтобы наши отношения строились на правде.
Он покраснел еще больше, и не от горячей воды. Вот это забавно! Но Меган подавила смех.
– А правда состоит в том, что договор о женитьбе уже заключен и что мы желанны друг другу. Если вы будете это отрицать, то возьмете на совесть еще одну ложь, – сказала она, едва он открыл рот, чтобы возразить ей. – Я, может, и наивна, но не глупа. Не от ненависти же мы целовались прошлой ночью.
Его живые глаза гневно сверкнули. Он положил меч на пол и сказал:
– Для брака одного вожделения мало.
А как же моя любовь? – кричало ее сердце, но гордость не позволила высказать это вслух. Она лишь спросила:
– А разве мир между нашими кланами не стоит брака?
– Вы прекрасно знаете, что стоит. Иначе меня бы тут не было.
Меган сжала губы.
– Это так, но, я думаю, вам было важнее доказать, что Лайона убил мой отец. – Не испугавшись его сердитого взгляда, она опустилась на колени около ванны. – Я тоже хочу правды. И прошу только не осуждать отца сразу.
– Он – лэрд, и если это не его собственных рук дело, то он знает, чьих. А тут еще исчезновение вашей сестры.
Меган дрожала, но, закусив губу, не выдала тайны, хотя жаждала выговориться. Еще не время.
– Я не могу вам ничего больше сказать, но уверяю вас, что Сьюзан не причинила Лайону зла. – Все было как раз наоборот – гибель Лайона поставила Сьюзан и их ребенка перед огромной опасностью. – Может быть, я и расскажу, когда мы поженимся.
– Если вам так не терпится заполучить мужа, почему же вы до сих пор не вышли замуж? – отрывисто спросил Росс.
– Я ждала вас. – Она сказала чистую правду. С болью в сердце.
– Но вы даже не знали меня.
– Я… Лайон часто и с гордостью говорил о вас.
– Да? – удивился Росс.
Черты его лица смягчились, и Меган почувствовала прилив сил.
– Он рассказывал мне тысячи историй о том времени, когда вы оба были еще юношами. Я знаю, например, что у вас под подбородком шрам, полученный на учебном рыцарском поединке: столб, в который метали копье, накренился и выбил вас из седла. Лайон говорил, что вы мужественный, честный и умный… настоящий рыцарь.
Росс сурово сжал губы.
– Будь я настоящим рыцарем, я не подвел бы своего брата. – В глубине его глаз промелькнуло раскаяние. – Вы не могли бы уйти?
– Нет. – Меган дотронулась ладонью до его правой руки, лежащей на краю ванны. – Я займусь вашей раной.
Под ее пальцами напряглись его твердые мускулы, а дрожь передалась от него к ней. От желания его глаза потемнели и затуманились. Он может не доверять ей, но тем не менее хочет ее. Его жаркий взгляд зажег искру в глубине ее существа. Но мудростью, от века данной женщине, она поняла, что страсть привяжет его к ней лишь на какое-то время. Одной страсти мало, чтобы покорить такого сложного человека навсегда. Для этого ей придется завладеть его умом и сердцем, а не только телом.
Пока что была одна страсть, но и это могущественная сила. Шум прибоя, доносившийся из открытого окна, был созвучен неожиданно нахлынувшему на нее нетерпению. Она наклонилась к нему, замирая от чувств, что он возбудил в ней.
– Мег, – прошептал Росс. В голове у него был туман. Пар, наполнявший комнату, смешался с опьяняющим запахом розмарина и лимона. Она была так близко от него, что он мог различить черные зрачки ее темных глаз и видеть, как они расширились от желания и как по краям ее соблазнительного рта проступили капельки пота. Губы у нее медленно раскрылись. – Нам не следует быть здесь вместе, – проговорил он.
– Но я хочу вас. – Она выдохнула эти слова, и они ласковым дуновением коснулись его кожи, жаждущей ее прикосновения.
– О, Мег. – Он погрузил кончики пальцев ей в волосы у виска и снял накидку – волосы, прямые и блестящие, как шелк, рассыпались у нее по плечам и по спине, несколько прядей опустились в воду, щекоча ему грудь. Более светлые пряди среди каштановых волос сверкали, словно только что отлитое золото, в свете падавшего на них солнца. – Я поклялся больше не делать этого, – пробормотал он, ласково водя большим пальцем по ее нежной коже.
– Ну, пожалуйста… – С тихим стоном она закрыла глаза, а у него сердце билось все сильнее и сильнее.
– Я не должен так желать вас.
– Но это неизбежно. – Ее рука обвилась вокруг его затылка, а мягкие пальцы зарылись в волосы. – Поцелуйте меня еще. – Она одновременно и молила и требовала. – Нам обоим этого хочется.
– Помоги мне Господь, но я жажду вкусить вас, как умирающий жаждет воздуха. – Росс чуть ли не зарычал, пытаясь противостоять жаркому огню желания, бушующему у него внутри.
Она наклонилась ближе, слегка коснувшись его губами.
– Как хорошо. Мне так хорошо никогда не было, – прошептала Меган. Ее губы почти касались его губ, а соблазнительный запах дразнил.
Ему тоже никогда не было настолько хорошо, и именно это и пугало. Едва попробовав запретного плода, он страстно желал вкусить его целиком.
– Я не могу… мы не можем, – начал было он тихим голосом, хриплым от вожделения и от боязни признаться в нем.
– Какой вред от еще одного поцелуя? – Она перешла от слов к делу, не дав ему ответить. Удивительно теплый, мягкий рот прижался к его губам в детском поцелуе, который тем не менее разжег его страсть. Росс сдался – сопротивляться было выше его сил. Он обхватил ее одной рукой за шею и скрепил объятие поцелуем. Под напором его языка ее губы с нежным стоном раскрылись, возбудив его больше, чем умелые уловки распутной женщины. Она охотно отвечала на его действия, но он знал, что она невинна. И это дарило ему невыразимую сладость.
– Я хочу тебя. Как я хочу тебя, – повторял Росс, осыпая поцелуями наклоненное к нему лицо. Она тоже что-то лепетала, то ли выражая согласие, то ли отказывая, но ему было уже все равно – он решился овладеть женщиной, которой был одержим с первой встречи. – Вот так, раскрой рот, – прохрипел он, языком вкушая его сладость. Более интимные ласки были впереди.
Скорее бы. Он больше не может ждать. Росс сделался глух и слеп ко всему, кроме первобытного импульса овладеть женщиной, которая зажглась от желания в его объятиях. Он хотел приподнять ее, но рука у него соскользнула, и он ударился левым плечом о край бадьи. Он выругался сквозь зубы.
Она тут же выскользнула из его рук и подскочила к левой стороне ванны.
– Я просто дура. За поцелуями совсем забыла, зачем я здесь.
– Чтобы соблазнить меня, – прошептал он, пытаясь отстраниться, но это ему не удалось, так как хватка у нее была на удивление сильной, хотя и мягкой.
– Ммм… Это было приятно, но я должна посмотреть, что с вашей раной. Ну-ка, не дергайтесь, – приказала она и, прежде чем он успел отпрянуть, вытащила из-за пояса кинжал и ловко разрезала мокрую повязку, затем отбросила кинжал и отогнула края холщовой материи. – Как я и подозревала – загноилось. Если тут же не принять меры, вы лишитесь руки.
Несмотря на горячую воду, Росс похолодел.
– Не может этого быть.
– Разрешите помочь вам. Я сумею спасти вашу руку, – настаивала Меган.
– Выходит, у меня нет выбора.
– Разве я хоть раз причинила вам вред?
Росс выгнул бровь.
– А блохи?
– Они вам не навредили. Я просто люблю подразнить.
И делала это не один раз, подумал он. Тело его все еще гудело от неудовлетворенного желания, а рот так и тянулся к ее губам. Черт возьми! Она одержала верх – он не может противостоять ей.
– Не будьте таким упрямым невеждой. Сами ведь потом пожалеете, что не разрешили мне помочь вам.
– Как вы сказали – невежда? Ну ладно, делайте что хотите. – Он внимательно наблюдал, как она побежала за своей корзинкой. Ее хромота была более заметной, чем раньше. – Нога все еще болит?
Она тут же остановилась и медленно повернулась к нему.
– Да, – ответила она, опустив глаза.
– Мне очень жаль, что вы ушиблись, помогая мне прошлой ночью.
– Ничего. – Она водила носком кожаной домашней туфли по рисунку на ковре.
Моя Меган вдруг смутилась? Но она вовсе не его Меган! Хотя скоро будет. Мысль показалась совсем не такой уж противной.
– Кто-нибудь смотрел вашу ногу? – недовольным тоном спросил он.
– А вы обо мне беспокоитесь. – Ее улыбка могла соперничать с солнцем, светившим в окно.
От нескрываемого обожания, которое Меган выказывала ему, Россу делалось неловко. Обманщик – вот он кто. Хуже всякой лжи дать ей понять, что она ему небезразлична, когда между ними не может быть ничего иного, кроме вражды. Даже не будь она из клана Сатерлендов, он не смог бы довериться женщине, из-за которой так быстро потерял самообладание. Но ведь как хороша! Росс тряхнул головой, отметая эту мучительную и запретную мысль.
– Вы, кажется, хотели перевязать мне плечо.
– Да, конечно. – Она подхватила корзинку и подошла к нему. Хромота была почти незаметна, а глаза горели от рвения.
Росс призвал все свое мужество, чтобы не только вытерпеть перевязку, но и противостоять растущему влечению к Меган. Это всего лишь похоть, напомнил он себе. И раньше ты с этим справлялся. Но ведь Меган не похожа ни на одну из женщин, которых он встречал раньше. Она была опасна.
– Не глядите так уныло, – весело пожурила его она. – От моих рук пока еще никто не умер.
– Я ничего не боюсь, – сердито ответил он. Она засмеялась. Еще смеется!
– Обещаю не дразнить вас, а вы пообещайте не рычать на меня.
К своему удивлению, Росс согласно кивнул головой. Этот ее смех и проклятые улыбки, которыми она отвечала на его постоянную враждебность, озадачивали его. После года, проведенного в уединении и печали, ее жизнерадостность опьяняла, подобно глотку вина.
И так же, как вино, была опасна.
Не поднимая головы от его раны, она сказала:
– У нас с вами много общего. Вы согласны? Мы оба ценим честь семьи. И мы оба страдаем от потери дорогого нам человека и…
– Мы совсем не похожи, – прервал ее Росс, стараясь погасить теплое чувство, растущее у него в груди. Будь проклята его слабость. Она пугала его. Страшнее всего было то, что он понимал: страстное желание близости с Меган Сатерленд перестало быть исключительно тягой плоти.
Ее улыбка исчезла.
– Я не такая смелая, как вы…
– Вздор! – воскликнул он, невзирая на зарок оставаться бесстрастным. – После вчерашней ночи я сказал бы, что вы даже чересчур смелы.
Это неправда, возразила про себя Меган. Если бы она так не боялась лошадей, то поехала бы вместе со Сьюзан, чтобы убедиться в ее безопасности, или по крайней мере могла бы украдкой навестить свою бедняжку сестру.
– Это вы храбрый. Доблестный и сильный, как герой легенды.
Он нахмурился, смутившись от ее хвалебных слов. Она засмеялась, и он в ответ как бы нехотя улыбнулся. Уголки его губ чуть-чуть приподнялись, убрав с лица напряженность.
– Вы снова дразните меня.
Таким он, наверное, выглядел в юности – счастливым и беззаботным. Она была готова на все, лишь бы он снова стал таким.
– Я нечаянно.
– Ваши недостатки – это дурной характер и упрямство. А то, что вы меня дразните, даже приятно. Иногда, – торопливо поправился он.
– Я упрямая, да? – Меган вопросительно подняла бровь и достала глиняный горшочек с мазью. – А я считаю себя решительной. – Ведь она твердо решила выйти за него замуж и завоевать его любовь, про себя пояснила она. А вслух произнесла: – Я решила доказать вам, что мы – честные люди. Хотите пойти в деревню и посмотреть, что хранится в хижине?
– Это – самое неразумное и опасное, что можно придумать.
– Меня никогда не отказываются впустить в любой дом…
– А если те, кто напал на нас прошлой ночью, все еще там? Или охраняют этот дом? Что тогда?
Меган вздохнула.
– Конечно, это были матросы с «Ястреба». Мы должны обыскать хижину и придумать, как их поймать. – Она вскочила на ноги и направилась к двери.
– Постойте. – Он встал, но, вспомнив про свою наготу, плюхнулся обратно в воду. – Что с моим плечом? – Он был готов спрашивать что угодно, лишь бы она не уходила.
С виноватым видом она поспешила вернуться к ране. Он покачал головой: она такая же порывистая, как его собственный отец. И Лайон был таким же.
Ох, Лайон. Росс скорбел о брате, но вдруг почувствовал надежду, что это не отец Меган приказал его убить. Ради нее он надеялся, что это дело рук матросов с «Ястреба». Еще одно подтверждение, что она уже околдовала его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Львиное сердце - Баркли Сюзанна



Роман просто отличный. Было много разных эмоций.Меган просто ангел пережила столько страданий но все равно осталась веселой и добивалась любви Росса который упрямо не делал уступать ей, просто зараза так хотелось ударить его за это, но он в конце концов сдался. Иногда смеялась, но больше наверное плакала когда читала про Сьюзен и Лайона они так любили друг друга что сердце сжималось от печали о их несчастной судьбе. 10баллов
Львиное сердце - Баркли СюзаннаШотландскаЯ Леди
8.11.2012, 18.42





Сюжет хороший, не поспоришь)) Меган жалко хромая, со страшными шрамами, этого для автора была, так она ее сделала бесплодной))) меня не очень впечатлил...
Львиное сердце - Баркли СюзаннаМилена
11.05.2013, 14.33





Тяжелый роман.
Львиное сердце - Баркли СюзаннаКэт
25.06.2015, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100