Читать онлайн Львиное сердце, автора - Баркли Сюзанна, Раздел - Глава восемнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Львиное сердце - Баркли Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Львиное сердце - Баркли Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Львиное сердце - Баркли Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баркли Сюзанна

Львиное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восемнадцатая

– Он вне себя, – прошептал Дейви, обращаясь к Оуэйну. – Когда этот негодяй уводил леди Меган и ребенка, милорд чуть не сошел с ума.
Оуэйн вздохнул и с беспокойством взглянул на Росса. Тот стоял один посередине травянистой пустоши. С опущенной от горя и отчаяния головой, с теперь уже ненужным мечом в руке он был похож на каменное изваяние. Он ничего не слышал: ни просьбы Дейви поесть и попить, ни попыток Оуэйна наметить план дальнейших действий. Он просто неподвижно стоял.
– Это не может так продолжаться. – Оуэйн зашагал по шуршащей траве, остановился около Росса и осторожно коснулся его руки. – Росс…
– Оставь меня! – заорал спокойный и выдержанный наследник Кармайклов.
– Росс, будьте же благоразумны…
– Благоразумен! – Он обернулся к Оуэйну, дрожа всем телом. Покрасневшие глаза с мукой смотрели из прорезей шлема. – Какое там благоразумие, когда они оба в его власти, я же, будь все проклято, ничего не могу сделать, лишь стою здесь, вместо того чтобы взобраться на холм и дубасить стены этого проклятого замка голыми руками. – Воздух был холодный, и от его прерывистого резкого дыхания клубами шел пар.
– Замечательно, – спокойно произнес Оуэйн. – Мы пойдем с вами, и пятьдесят пар рук справятся быстрее.
Росс замигал глазами и вздрогнул, словно стряхивая с себя приснившийся ему кошмар.
– Но это бесполезно… и глупо…
– И тем не менее если вы считаете, что иначе нельзя вызволить леди Меган и младенца, то мы – с вами.
Росс вскинул взор на валлийца. Потрясение его несколько улеглось.
– Не говори так, Оуэйн. Не возлагай на меня ответственность за ваши жизни. У меня и так сумбур в голове и тяжесть на душе.
– Вы сами знаете, как лучше помочь нашей госпоже, – ответил Оуэйн, успокоившись, так как увидел, что Росс пришел в себя.
– Лучше! – Росс резко кивнул в сторону нависшего огромного, причудливой формы силуэта Шур-Мора на фоне сумеречного неба. – Лучше было бы, если бы эта неразумная женщина сидела у себя дома.
– Но ведь благодаря ей ребенок не остался один, без любви и ухода, – мягко напомнил Оуэйн.
– Благодаря ее безрассудству Комин может теперь мучить их обоих. – Росс отвернулся от крепости. – Комин ненавидит ее. И почему только я этого не замечал? Почему не верил ей?
– Это оттого, что ваш мозг был отравлен Рианнон.
– Слабое утешение, – огрызнулся Росс. – Я виноват, что она там. Но сожаления тут не помогут. – Расправив плечи, он вложил в ножны меч. – Пойдем. По коням.
– По коням? – воскликнул Оуэйн, но ответа не последовало, так как Росс уже торопливо бежал к лошадям. – Но… но мы не можем оставить здесь леди Меган с ребенком, – не соглашался Оуэйн, едва поспевая за Россом.
– Нам здесь нечего делать.
Всякие возражения были бесполезны.
* * *
Роскошь. С первого своего шага в Шур-Море Меган была окружена роскошью, которая давила на нее. Меган не могла смотреть на превосходные гобелены, висящие на стенах комнаты, куда втолкнул ее Комин. Не могла сидеть на креслах с витиеватой резьбой, стоящих с двух сторон камина, или лежать на огромной кровати под балдахином в противоположном конце комнаты. Ведь это награбленное добро кровожадных пиратов.
Поэтому она ходила взад и вперед. Подошвы башмаков, которые дала ей тетя Брита всего двадцать четыре часа назад, протоптали дорожку по толстому ковру от окна к двери и обратно. Движения облегчили судороги в ноге, но не избавили от опасений.
Она была одна. Когда Меган решилась на эту страшную авантюру, она не представляла, что ей будет так ужасно одиноко.
Росс со своими воинами покинул ее, оставив во власти Комина. Меган застонала и прижалась лбом к холодному оконному стеклу. Стекло было редкостью даже в Эдинбурге, и Комин, должно быть, отвалил за него столько же денег, сколько стоят остальные роскошные вещи, вместе взятые. Но Меган думала не о том, кто держал ее в неволе, а о том, кто стоял внизу, на плоскогорье, еще несколько часов назад. Этого человека она любила всем сердцем, и он утверждал, что любит ее, но не доверял ей.
Взглядом она молила его понять, почему решилась на это: нельзя оставлять крохотного младенца одного в крепости Комина. Ведь Киеран дорог им обоим.
Звук ключа, заскрежетавшего в замке, отвлек Меган от ее тягостных мыслей. В комнату не спеша вошел Комин, и у Меган волосы зашевелились на затылке. За ним следом появилась служанка с водой для мытья, пеленками и ячневой кашей для Киерана. Ребенок, сухой и сытый, давно спал на кровати благодаря помощи служанки. Но той это не прошло даром.
– Ты, как я вижу, заметила, что у нее разбита губа и синяк под глазом, – сказал Комин. – В следующий раз получит еще, если ослушается моих приказов и станет помогать тебе нянчить ублюдка.
– Ребенок долго не протянет, если его морить голодом, – заметила Меган. – Прости меня, – шепнула она служанке, которая, отведя глаза, поставила поднос на дубовый стол и исчезла. Такова, значит, плата за помощь по уходу за Киераном и за возможную помощь в побеге из этой роскошной башни ужасов.
– Я хочу, чтобы он остался жить, но не в излишествах. – Комин беспокойно шастал по комнате, трогая то серебряный подсвечник, то бархатные занавеси, обрамляющие окно. Наконец он остановился у кровати, глядя на спящего младенца. Лицо у него было настолько жестоким, что Меган кинулась к кровати, пытаясь прикрыть ребенка. Но Комин ударом наотмашь отбросил ее в сторону, и она, чтобы не упасть, уцепилась за деревянную подпорку балдахина. – Отродье Кармайкла обойдется без удобств. Эта кровать предназначалась Сьюзан, и я не желаю, чтобы он спал в ней. Убери его отсюда, и чтобы я не видел его и не слышал. Иначе я сброшу его с лестницы. – Он помолчал, потирая небритый подбородок. – Увечный раб не очень-то расторопен, но меня повеселит смотреть на то, как он будет ходить, спотыкаясь, вроде тебя.
Меган не обратила внимания на колкость.
– Но где же он будет спать?
– В корзине на кухне… как собака. А когда подрастет, то станет драться с собаками за подачки с моего стола.
– Но… он может умереть от голода.
– Не умрет. Я-то ведь выжил на объедках, которые давал мне твой родитель.
У Меган от негодования пропал страх. Выпрямившись, она сказала:
– Отец взял тебя в дом, кормил и поил и относился как к собственному сыну, даже лучше. И как же ты отплатил ему?
– Мне надо было выжить. Эаммон – трус. Он отказался помочь мне покарать Маккейев за то, что они лишили меня родового гнезда, отказался помочь мне, да и самому себе тоже, разбогатеть.
О, папа, вскрикнула про себя Меган. Не будь она так занята своей ногой, возможно, спасла бы отца от отравления опиумом.
– Все, что я получил от него, так это жалкую башню, которую превратил в замок, где не стыдно жить и королю.
– И заплатил за него кровью тех, чьи корабли потопили твои люди.
– Они для меня – ничто. Око за око – вот мой девиз. Я восстановил то, что Маккейи и твой папенька украли у меня. Отсюда я правлю своим королевством.
– Королевством? Да у тебя всего пятьдесят наемников. – И два десятка слуг, чьи раболепные манеры, когда они вышли поздороваться с хозяином, говорят сами за себя, мысленно добавила Меган.
От следующих наглых слов Комина она чуть не задохнулась.
– У меня достаточно денег, чтобы купить целую армию и отвоевать то, что принадлежит мне… и то, что не принадлежит. Сначала всю Северную Шотландию, затем… – Он довольно улыбнулся. Глаза его алчно блестели. – Я смогу бросить вызов самому королю. Но начну с Сатерлендов. Прежде всего накажу Бриту за то, что скрывала от меня Сьюзан. Потом разделаюсь с Маккейями. После этого – Кертхилл. Эаммон к тому времени уже умрет…
– Нет, он не умрет.
– Два года его травили опиумом, который я сам покупал. Судя по словам Дугласа, Эаммон не сможет без него жить. – Комин улыбался во весь рот. – Это жуткая смерть.
О, папа! От ужаса Меган пошатнулась, но взяла себя в руки. Мать спасет отца – Меган должна в это верить… иначе можно сойти с ума.
Но то, что он сказал дальше, нанесло ей последний удар.
– Потом и тебе достанется.
– Мне? Что я такого сделала, чтобы ты так ненавидел меня?
Губы Комина скривились.
– Да само твое существование – это бельмо у меня на глазу. Не будь тебя, я давно мог бы жениться на Сьюзан. Ты не умерла, а должна была.
– Так это ты! Ты застрелил подо мной лошадь, – выдохнула Меган. Она вся горела от страха и отвращения. Ответом ей была лишь мерзкая улыбка, но зловещий блеск в его глазах говорил о том, что она не ошиблась. – А Эван?
– И Эван тоже. Всего один несчастный случай – и я получаю все: наказание твоему отцу, Сьюзан в жены, Кертхилл как место для торговли.
Так вот кто ее враг! Тошнота подступила к горлу, но она должна продолжать разговор, чтобы найти выход для себя и для Киерана.
– Почему же никто не обнаружил стрелы в шее лошади?
– Да потому, что Хакон вызвался спуститься вниз и притащить лошадей и тело Эвана. А стрелу он вынул. – Комин скрестил руки поверх золотых цепей, висящих у него на груди. – Тебе предстоит расплата, поняла? – Он сказал это очень спокойно, словно они говорили о рулоне материи, которую Меган купила.
– Быть узницей в твоей крепости – достаточная пытка, – с притворным спокойствием произнесла она. Если удастся уговорить его разрешить ей свободно ходить по замку, то она найдет возможность убежать.
– Не достаточная. – Комин поглаживал подбородок, а свет от свечей усиливал безумный блеск в его глазах. – Ты гордая сучка. Еще бы – бард клана Сатерлендов, – издевался он. – Но пара ночей взаперти с моими воинами усмирят твой норов.
– Нет! – воскликнула Меган. Сердце ее так громко колотилось, что заглушало похотливый смех Комина.
Меган обогнула столбик кровати, стараясь держаться от него подальше, но он преследовал ее, словно жестокий хищник.
– Может, я сам попользуюсь тобой. – Комин оскалил зубы и стал похож на волка. – Помнишь, как ты застала меня, когда я мучил гончих на псарне? Твой отец не поверил тебе, но не мог понять, куда подевалась одна собака. Мне нравится играть не только с собаками, Меган. В моей постели ты научишься многому, чему тебя не обучил Росс.
Пресвятая Дева! Меган в отчаянии смерила глазами расстояние до двери – ей не добежать с ее хромой ногой. К тому же она не может оставить Киерана.
Их прервал неожиданный звон колоколов.
– Что за черт! – Комин кинулся к окну, распахнул его и высунул голову. – Дым из кухни и конюшен. Это дело рук Росса. А я-то думал: что это он так легко сдался? Но ему не удастся сжечь мой дом, как это сделали Маккейи с родительским замком. Я вернусь и тогда займусь тобой, – отрывисто бросил он Меган и торопливо вышел.
Лязгнул задвигаемый железный засов, эхо отразилось от каменных стен комнаты. Все кончено. Дрожа, Меган опустилась на край кровати. Бежать! Но как? Она одна, на третьем этаже башни, а дверь заперта снаружи. Но остается окно. Меган вскочила, взяла на руки спящего Киерана и пошла к очагу. Положив ребенка на пол подальше от огня, она сдернула постельное белье и связала его в веревку. Длины было достаточно, чтобы спуститься на крышу часовни под окном, а оттуда на землю. Если Росс каким-то образом попал внутрь Шур-Мора, он найдет ее быстрее внизу, так как ему не придется обыскивать весь замок.
* * *
Будь все проклято! Меган вылезла из окна!
Росс сжал рукоятку меча и уставился вниз, на связанное в веревку постельное белье, свисающее на крышу под окном. Стояла темная ночь, но зарево от горящих строений превратило ее в освещенный адским пламенем день. Во дворе замка метались люди, пытаясь потушить пожар и не налететь на Кармайклов и Сатерлендов, которые вместе с Россом перелезли через стены Шур-Мора. Но на крыше часовни не было видно ни испуганной женщины, ни младенца. Почему она не могла подождать здесь, пока ее спасут, как сделала бы любая нормальная женщина? – спрашивал себя Росс.
Первая же служанка, которую он встретил, – та самая, с рассеченной губой, – услужливо показала Россу, где Комин прячет леди и ребенка. С облегчением вздохнув оттого, что оба в безопасности, Росс послал остальных своих людей захватить воинов Макдоннела, а сам понесся вверх по лестнице к Мег. И вот что он обнаружил.
Нахмурившись, Росс отошел от окна и, чуть-чуть приоткрыв дверь, услышал голоса на лестнице:
– Поставьте охрану наверху и убивайте любого, кто попытается освободить даму.
Комин! Росс схватил первое, что попало ему под руку, – пятифунтовый кованый железный подсвечник – и втиснул его в дверные ручки в качестве засова. Едва он успел это сделать, как задвижка запрыгала и послышались ругательства.
Тяжелые удары обрушились на дверь. Росс же побежал к окну, схватился за самодельную веревку и стал спускаться вниз, удивляясь тому, как Меган удалось сделать то же самое, да еще с ребенком, привязанным к груди. От нее можно ждать чего угодно, подумал он, ощущая одновременно гнев, гордость и тревогу. Что, если люди Комина схватили ее? А если…
– Вот он. Держите его, – раздался сверху голос Комина.
Веревка задергалась – кто-то стал ее перерезать. До крыши оставалось метра полтора, и Росс прыгнул, согнув колени, чтобы не ушибиться. Затем соскользнул вниз по гладкой сланцевой крыше и перелез через ее край. Вслед ему полетел кинжал, но отскочил от его шлема, а Росс опустился на гравий около часовни. Тут он получил еще один удар, и такой сильный, что у него зазвенело в ушах. Ругаясь, он поднялся на ноги и схватил притаившуюся фигуру, прижав ее к грубой каменной кладке часовни.
– Сдавайся!
– С удовольствием, – послышался тихий, но дерзкий ответ.
– Мегги? – Росс повернул к свету бледное испачканное лицо. – О, моя Мегги!
– Росс. – Это все, что она смогла произнести, и тут же слабо пискнула, так как он чуть не задушил ее в объятиях.
– О, Мегги! – Он целовал ей шею, щеки, волосы.
Ничего не видя вокруг, она припала к нему, и их губы сомкнулись в поцелуе, согревшем ее с головы до ног.
– Росс, ты сердишься на меня?
– Я в ярости. – Даже тьма не могла скрыть огонь в его глазах, в которых смешались гнев, страх и любовь. Его рана еще долго будет кровоточить. – Когда ты отдала себя в руки этого безумца, я… я… – Он не находил слов.
Но Меган не потеряла способность говорить.
– Я не могла позволить Комину забрать маленького Киерана, – быстро сказала она.
Лицо Росса посуровело.
– Ты могла бы доверить мне себя и ребенка.
– Но…
– Никаких «но». Где Киеран?
– Здесь. – Меган отошла за угол часовни и принесла маленький сверток из одеяла. Она поудобнее устроила его у себя на руках. – Он так хорошо себя вел, – прошептала она и отогнула край одеяла, чтобы Росс полюбовался на спящего младенца.
– Чего не скажешь про тебя. Пора кончать вести себя неосмотрительно и рисковать жизнью.
– Хорошо, – покорно согласилась Меган. – Спасибо, что ты пришел за мной… за нами. Когда ты сказал, что не уверен, действительно ли Лайон отец Киерана, я испугалась…
Росс фыркнул.
– Вот что бывает, когда лжешь. Я вообразил, что Комин откажется от ребенка, если подумает, что мне он ни к чему.
– Ты решил разыграть спектакль? – поддела его Меган. Этого она от него не ожидала.
– Теперь ты видишь, к чему это привело. – Он снова принялся ее целовать, затем уткнулся ртом ей в шею. – Мегги, я столько раз умирал от горя, когда ты ушла вместе с Комином.
– И я тоже, когда решила, что ты покинул меня, – слабым голосом произнесла Меган.
– Я никогда этого не сделаю. Но… я уже говорю «но», как ты. Мне показалось, разумнее сначала уйти, затем потихоньку вернуться, а Комин пусть думает, что ты не так уж мне дорога, и это, возможно, облегчит твое положение.
Меган наслаждалась этими сладкими речами и теплом его рук, обнимавших ее. Но опасность еще не миновала.
– Росс, тебе придется не только вызволить отсюда нас с Киераном, но и поймать Комина.
Она быстро рассказала, как Комин собирается распорядиться своим добытым нечестным путем богатством.
Росс сжал кулаки, и его передернуло от омерзения.
– Неужели нет предела вероломству этого человека?
– Нет. Он признался в том, что подстроил несчастный случай, из-за которого погиб мой брат. И я не сомневаюсь, что Лайона убил тоже он.
– Зная его намерения насчет Сьюзан, я могу в это поверить. – Росс понимал, как Меган не хочется видеть виновным собственного отца. – Но сейчас не время для разных предположений. – Росс осторожно прикрыл головку Киерана одеялом и повел Меган прочь от часовни. – Самое главное – это увести отсюда тебя и Киерана. Только когда вы оба будете в безопасности, я смогу вернуться и рассчитаться с Комином.
– Как ты попал внутрь замка?
– Когда Комин выкрал Киерана, он забыл веревку с крюком на конце. Мне эта вещь показалась полезной, и я забрал ее. Она пригодилась, чтобы перелезть через заднюю стену.
Меган остановилась.
– Ты пришел один?
– Нет. Здесь Оуэйн и остальные. Они сражаются с наемниками Комина.
Держась поближе к стене, где было темнее, Росс вел Меган к задним воротам.
– И ты еще бранил меня за то, что я рискую. – Меган охватила ледяная дрожь, но не от холодной каменной стены под руками, вдоль которой она ощупью продвигалась вперед, а из боязни за Росса. Уж не считает ли он себя неуязвимым? – А где воины Комина? – шепотом спросила она.
– Мы напали на тех, кто стоял в карауле, оставили их лежать без сознания. Остальные были в зале – веселились, отмечая победу своего хозяина. Теперь они тушат пожар и отражают атаку моего отряда. – Росс задержался на углу. – Подожди здесь, а я посмотрю, свободен ли путь.
Казалось, прошла вечность, прежде чем он вывел ее на открытое пространство. Легкий ветерок распушил ей волосы. Змейки дыма клубились по земле, а в противоположном конце двора трещало и гудело пламя. Поднимаясь к небу, оно образовало оранжевый фон, на котором сошлись в молчаливой схватке черные фигуры: Сатерленды, Кармайклы и наемники Комина.
– А если кого-нибудь ранят? – забеспокоилась Меган.
Росс вздохнул.
– Ты не сможешь всем помочь, – сказал он, спеша увести ее подальше от башни, к кузнице, а затем к задней стене. Им попались на глаза всего несколько человек – это были слуги, прятавшиеся в темноте. Росс был начеку. – Вон там задние ворота. – Он указал в сторону пустого сада, на дверь в каменной стене. – Нам надо пройти вперед совсем немного. Хорошо, что Киеран спит.
Меган потрепала рукой теплый комочек.
– Со мной он чувствует себя в безопасности.
– Совсем как я.
Росс улыбнулся, его зубы блеснули в темноте. Он сделал шаг в сторону кухни, и тут темная фигура загородила им путь.
Комин!
Отблеск пожара засверкал на его обнаженном мече. Лязгнуло железо – это меч Комина скрестился с мечом Росса.
– Беги, Мег! – закричал Росс, не оборачиваясь, так как Комин яростно наступал на него.
Меган, спотыкаясь и прихрамывая, отбежала в сторону от сражающихся, которые кружили на месте, отражая обоюдные удары. Путь к воротам был открыт, а там ее ждала свобода. Она прижимала к груди драгоценную ношу и безумно хотела воспользоваться этой возможностью. Но…
Сердце готово было выскочить у Меган из груди, когда она следила, как Росс бьется, спасая и свою, и их жизни. Она слишком хорошо помнила исход предыдущего поединка. Что, если Комин совершит еще какую-нибудь подлость? Она должна быть здесь, чтобы предупредить Росса.
Тут зашевелился и захныкал Киеран, словно ее душевное смятение нарушило его сон. Она обещала Сьюзан позаботиться о нем. Так перед кем ее основной долг? Перед любимым мужчиной или младенцем, которого она уже полюбила как своего собственного?
– Уходи, Мегги! – крикнул Росс, и она сообразила, что для него в самом ее присутствии кроется опасность.
Прижав пальцы к амулету, висевшему в ложбинке на груди, она прошептала:
– Сохрани его, любовь мою. – Ей показалось, что камень согрелся у нее в ладони, как бы обещая помочь.
Сжимая янтарь так же крепко, как маленького Киерана, Меган побежала к воротам, забыв о своей хромоте.
Росс услыхал, как она побежала, и будто гора упала у него с плеч. При Меган его мысли отвлекались от поединка, так как он боялся, что Комин попытается снова схватить ее. Теперь же он полностью отдался битве.
Сразу стало ясно, что Комина ничему не научило их предыдущее сражение. Наступая, он терял бдительность. Росс надеялся, что не слишком устал и сможет воспользоваться этим преимуществом. Он не спал две ночи и двигался не так стремительно, как обычно. Пытаясь преодолеть усталость, он думал о том, что на карту поставлены не только жизни Меган, Киерана и других шотландцев, которых Комин поработит, если одержит сейчас победу, но и возмездие, которое должен совершить именно он, Росс. Образ брата придал силу и ярость ослабевшим мускулам, а мысль о мщении укрепила дух.
– На этот раз вам конец, – поддразнил Комина Росс. Его меч сверкал. Он кинулся в атаку.
Комин не ожидал такого натиска. Он отступил на пару шагов, затем пришел в себя и ринулся вперед.
– Я лучше владею мечом, – заявил он.
– Может, вы и хитрее, но… – Росс фыркнул от смеха, поймав себя на том, что употребил любимое «но» Меган, – но не искуснее меня, – договорил он. И, чтобы доказать это, он нанес удар Комину в плечо. Клинок разорвал шелковую верхнюю одежду, но, не причинив вреда, скользнул по кольчуге. – Приходится носить кольчугу даже в собственном замке?
– Я ожидал вашего появления. Уж слишком легко вы сдались тогда.
– А мой брат тоже легко сдался?
Комин пропустил выпад Росса и застонал, когда меч противника задел его бедро, разрезав толстые кожаные доспехи. Непристойно выругавшись, он одной рукой схватился за ногу и яростно кинулся на Росса.
– Я не убивал вашего брата.
– Сьюзан сказала, что вы были на том месте, где убили Лайона.
– Я не был уверен, что она нас увидела, – скривился Комин. – У нее немного помутился рассудок, когда он умер.
– Такое случается, когда у тебя на глазах убивают любимого человека.
– Любимый! – Отвращение промелькнуло в глазах Комина. – Мне было омерзительно видеть их вместе, знать, что он касается ее. – От бешенства на щеках Комина проступили красные пятна. Обдуманная пикировка уступила место небрежным, неистовым ударам – настолько сильна была его злоба на Лайона. И вот наступил тот момент, которого ждал Росс, – брешь в обороне.
– Это за Лайона, – тихо произнес Росс, и скрежет меча по мечу Комина заглушил его голос. Росс целился в не защищенную доспехами точку у локтя. Он повернул острие меча таким образом, что оно вонзилось в это место и задело мышцы.
Комин выругался, и его меч упал на землю. Выпучив от удивления глаза, он уставился на струйку крови, текущую у него по руке.
– Ха-ха. Это не смертельный удар, – ухмыльнулся он.
– Нет. Я еще увижу, как вас притащат в Эдинбург, закованного в цепи, и вы предстанете перед судом короля, – с удовлетворением заметил Росс. Победа была уже близка. – Вы поплатитесь за смерть Лайона.
– Я? – Комин грубо и с издевкой рассмеялся. – Но я не убивал вашего брата… это сделал Эаммон.
– Не может этого быть! – Росс схватил Комина за перепачканную кровью одежду и тряхнул его. – У Сатерленда не было причин убивать Лайона. Это сделали вы. Я хочу знать правду.
Комин продолжал улыбаться, испытывая животное наслаждение, от которого у него заблестели глаза.
– Я сказал ему, что опиум у него забрал Лайон, но если он хочет получить опиум обратно и прекратить свои муки, от которых у него разрываются внутренности, то он должен убить Лайона. Выстрел был чертовски удачен, учитывая, что у Эаммона тряслись руки.
– Лайона убил Эаммон?
Нет. Это неправда. Росс не хотел этому верить.
– Я не смог бы приблизиться к Сьюзан, будь мои руки в крови Лайона.
– Это ужасно. – Ошеломленный таким известием, Росс не мог прийти в себя.
Комин тут же воспользовался этим. Выхватив из-за пояса кинжал, он кинулся на Росса. Они упали и стали кататься по земле, стараясь отнять друг у друга нож. Комину удалось приставить лезвие к горлу Росса.
– Теперь заплатите вы…
Росс безуспешно шарил рукой, ища собственный кинжал, но его не было на месте. Промелькнула смутная мысль, что он воспользовался им, когда напал на охранника, перелезая через стену башни. Но… кое-что он обнаружил: гладкую тонкую деревянную палочку. Это же веточка рябины, которую дала ему на счастье госпожа Аила.
И вот тут Комину пришел конец. Острая палочка нашла единственное незащищенное место на укрытом доспехами теле Комина – его глаз. Он закричал от неожиданности, захрипел и… все.
Россу почудилось, что скрипя распахнулись врата ада, чтобы с жадностью поглотить еще одного бездушного грешного злодея, чьи деяния и из могилы могут отравлять жизнь живущим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Львиное сердце - Баркли Сюзанна



Роман просто отличный. Было много разных эмоций.Меган просто ангел пережила столько страданий но все равно осталась веселой и добивалась любви Росса который упрямо не делал уступать ей, просто зараза так хотелось ударить его за это, но он в конце концов сдался. Иногда смеялась, но больше наверное плакала когда читала про Сьюзен и Лайона они так любили друг друга что сердце сжималось от печали о их несчастной судьбе. 10баллов
Львиное сердце - Баркли СюзаннаШотландскаЯ Леди
8.11.2012, 18.42





Сюжет хороший, не поспоришь)) Меган жалко хромая, со страшными шрамами, этого для автора была, так она ее сделала бесплодной))) меня не очень впечатлил...
Львиное сердце - Баркли СюзаннаМилена
11.05.2013, 14.33





Тяжелый роман.
Львиное сердце - Баркли СюзаннаКэт
25.06.2015, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100