Читать онлайн Львиное сердце, автора - Баркли Сюзанна, Раздел - Глава десятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Львиное сердце - Баркли Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Львиное сердце - Баркли Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Львиное сердце - Баркли Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Баркли Сюзанна

Львиное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава десятая

– Вот она где!
Меган обернулась. Шумная толпа нарядно одетых женщин бежала к ней через двор.
– Пора! Пора! – кричали они.
Постельная церемония. Мысль об этом затмила ужас, охвативший Меган от сказанного Лукасом. Она попыталась закрыть собой парня, чтобы его не увидели. Веселые и раскрасневшиеся от вина женщины не представляли опасности, но Лукаса мог увидеть еще кто-нибудь.
– Спрячься на конюшне. Я приду, как только смогу, и мы отправимся на помощь моей сестре, – прошептала она через плечо.
– Но, миледи, не собираетесь же вы одна везти больную с грудным младенцем через весь горный край. Нам необходима защита мужчин – на нас могут напасть дикие звери и разбойники.
– У моего мужа опытные воины. – Еще вчера она не доверилась бы Россу. Но сегодня совсем другое дело. Он был так добр и так миролюбиво настроен, что, несомненно, поможет ей. На счастье она потрогала амулет. – Уходи, Лукас, спрячься и жди, когда я вернусь за тобой.
Больше она ничего не успела сказать, так как на нее набросились женщины. Они увлекли ее в сторону башни, но Меган, оглянувшись, успела увидеть, что Лукас ушел. Она облегченно вздохнула.
Теперь же ей предстояла церемония брачной постели: ее разденут донага перед новобрачным, и он увидит ее шрамы. Настолько ли сильно он увлечен ею, чтобы не обратить на них внимания? Великий Боже, не допусти, чтобы он отверг меня!
– Не дрожи, – прошептала ей мать, когда хохочущая толпа взбежала по лестнице и направилась по коридору к спальням. – Лорд Росс, как мне кажется, хладнокровный и уравновешенный человек – насколько это возможно для мужчины – и не станет силой овладевать тобою в брачную ночь.
Не этого боялась Меган. Она жаждала его прикосновений, жаждала осуществления страсти, горевшей в его глазах, когда он смотрел на нее. Ее мучили совсем другие страхи: она боялась, что он отвергнет ее, боялась, что он откажется защитить Сьюзан. Пришла пора, когда должна решиться судьба обеих сестер.
Едва успели женщины добежать до спальни новобрачных – эта комната в более счастливые времена была комнатой ее родителей, – как на лестнице раздались выкрики и топот.
– Мужчины идут! – воскликнула Крисси.
Хихикая и тихонько поругивая медлительность своих пальцев, женщины начали раздевать Меган. За несколько минут с нее сняли все одежды, надеть которые заняло часы. С нее как раз стягивали через голову тонкую льняную сорочку, когда громкие крики и хохот возвестили о приходе мужчин.
Меган, как могла, прикрыла наготу распущенными волосами, но даже ее длинных локонов не хватило, чтобы закрыться совсем.
Дверь распахнулась и со стуком захлопнулась. В комнату ввалились два десятка пьяных мужчин, неся Росса на плечах. Они стащили с него верхнюю одежду и рубаху и принялись за панталоны, чтобы раздеть донага, под стать поджидавшей его новобрачной.
Его взгляд тут же устремился на нее, ярко-голубые глаза потемнели от прилива желания, такого сильного, что Меган почувствовала это даже на расстоянии. Приятное тепло разлилось у нее по телу, а его жаркий взгляд ласкал ее, словно он дотрагивался до нее. У Меган внутри, как огонь в очаге, разгорелась страсть. Вот он, этот миг, которого она так жаждала. Откинув назад волосы, она смотрела на него, преисполняясь торжеством при виде того, как глаза Росса расширились от восторга, скользнув по ее заострившимся соскам и опускаясь все ниже и ниже. Сердце Меган воспарило высоко-высоко – и вдруг упало: он смотрел на ее бедро. О Боже. Обеими руками она закрыла бок, чтобы он не увидел безобразные шрамы. Но было поздно.
– Что это? – спросил Росс. Нахмурившись, он оттолкнул пьяных гуляк и приблизился к Меган. Она и представить себе не могла, что это будет так ужасно. Не замечая затаивших дыхание женщин, она стала пятиться назад, пока не уперлась в кровать – дальше идти было некуда. – У вас это после… прошлой ночи? – Беспокойство, прозвучавшее в его голосе, дало ей силы ответить.
– Нет. Это… случилось давно и…
Я так старалась преодолеть это. Пожалуйста, не отвергай меня, кричала ее душа.
– Так вы от этого хромаете? – Лицо его утратило мягкость. – Будьте вы прокляты! А я-то чувствовал себя виноватым, так как думал, что это из-за меня! Значит, вы снова солгали. – Его глаза, только что горевшие желанием, стали холодными и презрительными. – Я мог бы отказаться от вас.
Тут сквозь толпу протиснулся лорд Найджел. Его багровые щеки пьяницы надулись, как кузнечные мехи. Уставившись на Меган, он произнес:
– Она хромает совсем чуть-чуть, и это не помешает ублажить тебя в постели. Она родит тебе кучу сыновей.
У Меган внутри все трепетало. Она услыхала материнский стон и подавляемые рыдания Крисси. Черт возьми! Она ведь человек, а не племенная кобыла или порченый товар. От гнева она перестала дрожать и, расправив плечи, прямо взглянула Россу в глаза.
– Если вы собираетесь отвергнуть меня – пожалуйста, поторопитесь, а то я продрогла, стоя здесь голая, выставив свои отвратительные изъяны на обозрение ваших вассалов.
У него дернулась щека, и он заскрежетал зубами. Лицо было таким суровым, что она снова задрожала.
– Оставьте нас, – громовым голосом приказал Росс и махнул рукой в сторону глазеющей толпы.
– Ты хочешь отказаться от нее? – забеспокоился лорд Найджел.
За его спиной Меган заметила Комина. Среди множества сочувственных лиц его лицо выделялось насмешливой улыбкой, а глаза светились от удовольствия. Еще бы! Сейчас Росс отвергнет ее, как когда-то он сам. Меган ненавидела его всей душой. Теперь она еще больше убедилась в том, что он главный виновник совершаемых таинственных дел.
– Я подожду с решением до утра.
– Нет! – Меган топнула босой ногой. – Я не лошадь, чтобы меня объезжали перед покупкой.
– Ну, что касается вашей резвости, то уверен, что вы мне подойдете, – медленно процедил Росс, оглядывая ее с головы до ног, отчего у нее мурашки пробежали по телу. – Но поскольку вы склонны ко лжи, то, возможно, я – не первый ваш всадник.
– О! – Разгневанный вскрик Меган потонул в изумленных вздохах и возгласах окружающих.
Но тут леди Мэри, как свирепая медведица, бросилась на защиту своего дитяти:
– Эй, думайте, что говорите! Моя девочка чиста, как новорожденный младенец.
– Как будто здесь можно хоть кому-нибудь верить, – сердито огрызнулся Росс. – И в чистилище не найти большего сборища лжецов.
Лорд Найджел опередил ответ леди Мэри, взмахнув рукой в кольцах.
– Все это весьма необычно, – задумчиво произнес он. – Но король очень хочет этого брака, и Росс согласился не обращать внимания на хромоту Меган, если она окажется девственницей. Да будет так. Утром, если простыни окажутся чистыми, Росс волен отказаться от жены. Церковь согласна?
Отец Саймон прищурил близко поставленные глаза. Меган поняла, что он взвешивает в уме, кому выгоднее проявить верность. Он ведь прибыл с лордом Найджелом и ничем не обязан Сатерлендам или ей самой.
– Это действительно редкий случай, но лорд Росс ведь все равно вправе отказаться от нее из-за хромоты. Я не вижу вреда в том, чтобы подождать до утра.
Напряжение немного спало. Сатерленда переминались с ноги на ногу, шурша одеждой, и тихо переговаривались, строя предположения насчет завтрашнего утра. У людей Росса, как и у их повелителя, были жесткие и суровые лица.
– Я в этом участвовать не буду, – заявила уязвленная Меган.
Росс пожал плечами и, даже не взглянув на нее, сказал:
– Как будто у вас есть выбор. – Обращаясь к зевакам, он рявкнул: – Все убирайтесь вон!
– Ложись в постель, дорогая, – сказала Меган мать, когда люди поспешно вышли. – Будь прокляты все мужчины с их грубостью, высокомерием и бессердечием, – добавила она.
Оцепеневшая, дрожа от холода, безысходности и тоски, Меган покорно улеглась под одеяла на широкой кровати за занавесями, где ее родители когда-то скрепили свои брачные узы. Эту злосчастную кровать следовало сжечь, подумала Меган, когда мать поцеловала ее и задернула занавеси. Меган осталась одна в темноте, отгороженная от всего мира. Ей казалось, что так, должно быть, выглядит чистилище – черная бездонная яма, где осужденные ждут приговора.
Едва дыша и прижимая янтарный амулет к прерывисто бьющемуся сердцу, Меган села в постели, пытаясь уловить хоть какое-то движение своего мучителя. Но в комнате было тихо, только из очага доносилось потрескивание и шипение поленьев.
Вдруг занавеси раскрылись, и Меган от неожиданности вздрогнула. Она подавила страх, хотя ей хотелось съежиться при виде жесткого лица, наклонившегося к ней. Его взор был столь суров, что у нее пересохло во рту, а сердце запрыгало где-то в горле.
– О чем еще вы солгали? – зло спросил он, сжав в кулаке край бархатной занавеси. – О так называемой торговле вашего батюшки? Или о смерти Лайона?
– Нет, – запинаясь, ответила она, испуганная и самими вопросами, и той неистовостью, с которой они были заданы. – Я не считаю, что отец замешан в этом деле, а что касается смерти Лайона, то я думаю, что это был несчастный…
– Удивительно, как у вас до сих пор не отвалился язык. – Отпустив портьеру, он отвернулся и стал мерить комнату напряженными шагами, сжав от ярости кулаки.
– Сначала я думала, что вы знаете про мою ногу, – попыталась объяснить Меган. – В то время, когда я поняла, что вам это неизвестно, я уже очень хотела стать вашей женой и думала, что я… тоже вам нравлюсь. Я думала…
– Меня не интересует ваша хромота. – Нахмуренный лоб слегка разгладился. – Мне просто жаль, что вы настрадались от этого. Если бы вы сразу сказали мне…
– Вы бы отвергли меня. Вы ведь всем об этом заявили только что.
– Возможно. – Он снова стал угрюм и запустил руку в разлохмаченные волосы. – Все женщины – прирожденные лгуньи, а уж вы, Сатерленды, искусны в этом, как никто другой. Но с враньем покончено. Я желаю знать правду. И сейчас же. – Он снова подошел и наклонился над ней, твердый, как каменная стена. – Клянусь, вы не уйдете из этих покоев, пока не расскажете мне все. Начните с того, где сейчас находится ваша сестра. Она была вместе с Лайоном, когда он погиб. Значит, она – ключ к разгадке тайны и ее прячут, чтобы она не выдала убийцу.
– Это не так, – сказала Меган, а про себя подумала, что ведь Сьюзан и вправду что-то знала и скрылась, чтобы уберечь некий секрет, которым не осмелилась поделиться даже с Меган.
– Ага. Выходит, я на правильном пути.
Меган попыталась придать лицу невинное выражение. Еще час назад она рассказала бы ему то немногое, что знала, и попросила бы его поехать вместе с Лукасом за Сьюзан и ребенком. Бедняжка Сьюзан! Когда они доберутся до нее, она, наверное, будет слишком слаба для путешествия. У Сьюзан родильная горячка. Эта коварная болезнь могла привести к смерти. При этой мысли у Меган все сжалось внутри. Только не Сьюзан! Неужели она мало настрадалась?
– Я не знаю, где она, – стояла на своем Меган.
– Но вот Лукас знает. Можете больше не врать, – оборвал ее он, едва она раскрыла рот. – Я видел вас вместе с ним сегодня вечером.
Он сказал это так презрительно, что Меган совсем потеряла надежду. Но об этом она станет скорбеть позже, а сейчас надо спасти Сьюзан.
– Моя несчастная сестра ничего не знает.
– Ваша несчастная сестра завлекла моего брата сюда на погибель. Мы не выйдем из этой комнаты, пока я не узнаю, где она.
Он отошел от кровати и с силой опустился в кресло у очага. Языки пламени бросали отблески на его неумолимое лицо, отчего оно стало похоже на черную с золотом маску.
Даже в гневе он был красив, сильный мужчина, верный своей семье. Меган хорошо понимала его и ценила это качество. Ах, если бы они встретились при других обстоятельствах! Десятки неразрешенных вопросов роились у нее в мозгу. Она была слишком упряма, чтобы не попытаться найти ответ хотя бы на один из них.
– Вы в самом деле считаете, что я не девственница? – нарушила она зловещую тишину.
– Какое это имеет значение?
– Для меня – имеет. И очень большое. – У Меган побелели суставы, так сильно она сжимала край одеяла. – Есть способ проверить это, – робко сказала она.
– Вы ждете, что я лягу с вами на брачное ложе?
– Вам ведь прежде этого хотелось.
Он посуровел.
– Как и Рианнон, вы хотите поймать меня на моей похоти. Но на этот раз не получится.
От упоминания имени другой женщины Меган напряглась.
– Вы отступитесь от своего слова?
– Я никогда не говорил, что лягу с вами в постель.
– Нет, говорили… когда давали брачные обеты. А что будет утром, когда придут женщины и увидят не испачканные кровью простыни? Они решат, что я… распутна.
– Ну и пусть. Меня интересует только, где ваша сестра и чтобы она сказала правду. Я вытяну из нее правду.
Вот оно что. Их взгляды скрестились, словно в поединке. Схватив кувшин со сладким свадебным вином, он поднес его ко рту, и по его дрожащим рукам Меган понята, как он разъярен.
От его угрозы она похолодела. Она-то надеялась, что он поможет ей защитить и уберечь Сьюзан! Теперь это может сделать лишь она сама. Меган дрожала, но не от мысли о предстоящем опасном пути к тетке Брите. Дрожала она оттого, что ей придется сесть на лошадь. Что ж, раз надо, значит, надо.
* * *
– Милорд?
Росс проснулся и увидел перед собой озабоченное лицо Оуэйна.
– Что?
– Я постучал… но вы не ответили.
Росс застонал. Виски ломило – он, должно быть, выпил лишнего вчера ночью. На него это было не похоже. Он насупился, пытаясь припомнить, что же довело его до такой невоздержанности.
Свадьба. И ложь Меган.
Он повернул голову, ожидая увидеть большие карие глаза, смотрящие на него с соседней подушки, но там никого не было, только заметная впадина на льняной наволочке, где лежала ее голова.
– Где Меган? – прохрипел он.
– Когда мы вошли, ее здесь не было, – сказал Дейви.
– Вот дьявол, неужели она сбежала…
Преодолевая головную боль, он сел и откинул покрывала. Господи, да он голый, хотя совершенно не помнит, как раздевался. И что еще хуже, отвратительное красное пятно испачкало чистую белую простыню. Кровь. О Боже! Он напился и овладел женой, до которой поклялся себе не касаться. Будь все проклято! Но, как бы он ни был зол на самого себя, вид крови, да еще в таком количестве, ошеломил его. А что, если он в ярости и неуправляемой страсти изранил ее? Это невозможно – он не мог так поступить ни с одной женщиной. Но выходит, что смог. Он опустил голову – ему было стыдно, несмотря на то что Меган Сатерленд довела его до жестокости своей ложью. От ее упрямства и суеверий можно было сойти с ума, но это преступление с его стороны – так обойтись с ней.
– Вставай. Пора заняться делом, – сказал Эндрю, и Росс заметил рядом с ним троих своих воинов с суровыми лицами и одетых в доспехи.
– Что случилось?
– Они загружают корабль, – сказал Дейви. В одной руке он держал простую шерстяную тунику, а в другой – кольчугу Росса.
– Наконец судьба нам улыбнулась. – Забыв свою вину перед Меган и головную боль, Росс натянул одежду, а Оуэйн, Эндрю и Дейви посвятили его в то, что произошло, пока он топил свой гнев и разочарование в вине.
– Уйдя от вас, мы отправились в деревню, – начал Оуэйн.
– Те двое, которых мы оставили там сторожить, были убиты, – перебил Эндрю.
– Мы прождали несколько часов, и вот подплыл корабль. Тут мы сообразили, что происходит, – продолжал Оуэйн.
– Когда это было? – Узнав, что с тех пор прошло два часа, Росс нахмурился. – Почему вы не пришли ко мне сразу?
Все трое взглянули на кровать и тут же отвернулись.
– Мы не хотели вас беспокоить, – ответил Оуэйн.
Лучше бы они пришли пораньше, мрачно подумал Росс.
– Все готово. Наши люди ушли из замка маленькими группами. Одни следят издали за деревней, другие наблюдают из-за скал за берегом. Уи Уот ждет на берегу с лодкой, чтобы отвезти нас на «Черный ястреб».
– Хорошо. Пошли.
Прикрепив к поясу меч, Росс первым, не оглядываясь, вышел из комнаты. Пятна крови не давали ему покоя. Наверняка Меган убежала к матери за утешением. Когда он вернется, то пойдет к ней извиняться. Это страшило его больше, чем предстоящая «прогулка» на неприятельское судно.
– Хорошо хоть луны нет, – сказал Росс, когда они вышли во двор.
Но из-за кромешной тьмы они не могли идти быстро. Крадучись, они миновали задние ворота замка и медленно двигались вдоль края отвесного утеса, а затем по извилистой тропе к берегу. На море была легкая зыбь, которая не помешает грести даже таким сухопутным крысам, как мы, подумал Росс. Он сел в утлую лодчонку, добытую Уи Уотом. Уи Уот и Оуэйн выказали себя незаурядными гребцами, и, плавно обогнув береговой мыс, они вышли в полукруглую бухту. Мерцающие на берегу факелы придавали происходящему там какой-то потусторонний вид. Между нагруженными повозками и цепочкой отплывающих лодок суетились люди. Они несли громоздкие предметы: мебель, бочки и сундуки.
– Кажется, мы поспели вовремя. Теперь только бы найти на судне доказательство, – тихо сказал Росс, когда они подплыли ближе к кораблю, качавшемуся на якоре, словно пчелиный улей, куда нес свою добычу рой рабочих пчел. Россу было противно наблюдать, как корабль наполнялся тем, что было отнято у других. – Укроемся вон за той лодкой, – прошептал он. – Подгребите к дальней части судна и привяжите нашу лодку к якорной цепи. А я…
– Вы подождете здесь, – тихо, но твердо сказал Оуэйн.
– Нет. – Росс отрицательно покачал головой. – Ведь только я читаю по-английски и по-французски.
Оуэйн был вынужден согласиться, а Росс взял себе в помощь Уи Уота.
После всего случившегося с ним в Кертхилле взобраться по канату оказалось для ослабевшего Росса испытанием. Бросив быстрый взгляд поверх поручней, он увидел, что люди на палубе стоят к нему спиной и заняты загрузкой трюма. Перевалившись через поручни, Росс откатился в тень кормы судна. Уи Уот почти неслышно шлепнулся рядом.
– Лазить по канату – дело утомительное, – прошептал он, извлек из-под рубахи маленькую кожаную фляжку и протянул ее Россу.
Спиртное обожгло Россу горло, и жар разлился в желудке, но это придало ему сил. Не теряя времени, он огляделся, чтобы разобраться, где что находится. Корабль был похож на небольшую рыболовную шхуну, принадлежащую его кузену Алексу Соммервиллю, а поскольку Росс провел на ней целое лето, то знал, что капитанская каюта расположена на корме. Он смерил глазами открытое расстояние, которое ему предстояло пересечь, чтобы добежать до лесенки, ведущей в каюту. Необходимо было чем-то отвлечь людей. Увидев рядом бочонок с вином, он вытащил затычку и толкнул бочонок, который покатился по палубе.
– Берегись! – крикнул он. Красное вино тонкой струей разлилось вокруг.
Матросы сначала разбежались, потом устремились к лужам бургундского. Одни руками выплескивали вино за борт, другие, нагнувшись, лакали его, словно собаки.
Усмехнувшись, Росс взбежал по лесенке и распахнул дверь каюты. Она была пуста. На маленьком столике, приколоченном к полу, горела свеча, рядом стояли кувшин и два кубка. Значит, капитан недавно был здесь… и не один. С затворником Эаммоном Сатерлендом?
Не мешкая, Росс бросился к небольшому письменному столу в углу каюты, а Уи Уот следил за дверью. Капитан оказался неаккуратным человеком – бумаги в беспорядке валялись на столе и на полу. Росс сомневался, что нужные ему документы будут лежать на видном месте, но тем не менее он быстро пробежал глазами разбросанные пергаменты. Откинув их в сторону, стал рыться в ящиках стола. На дне одного из них он обнаружил маленький сундучок и поддел замок кончиком кинжала. Первое, что он увидел, – это декларацию судового груза с «Цветка Британии». Судно вышло из Кале и направлялось в Лондон с грузом товаров для лорда Дэнби. Тот ли это лорд Дэнби, который делал покупки у Дугласа?
От нетерпения у Росса учащенно забилось сердце. Он стал читать перечень вслух.
– Подождите. Некоторые из этих вещей были в списке, найденном в комнате лэрда Эаммона, – заметил Уи Уот. – Вот дьяволы! Они затопили корабль, а груз продают заново его же владельцу.
– Похоже на это. Но каким образом «Британию» занесло так далеко к северу, если она потерпела крушение у берегов Сатерлендов?
Под декларацией лежал судовой журнал «Британии». Последнюю запись, сделанную впопыхах, можно было разобрать лишь с большим трудом: «На нас напали пираты. У них нет флага, но это «Черный ястреб». Тот, кто найдет этот журнал, пусть знает, что мои матросы погибли смертью храбрых».
Пираты. Росс поднял голову. Пергамент затрещал под крепко сжавшими его пальцами. Выходит, вот какая у Эаммона торговля. Неудивительно, что никто не заподозрил его в преступлении. «Ястреб» охотился за добычей далеко от Кертхилла, затем доставлял подпорченные вещи в Кертхилл, где их чинили и перепродавали… либо самому их владельцу, либо другому ничего не подозревающему покупателю из благородных лондонцев.
Росс побелел от гнева, и усталость как рукой сняло. Мало того, что Эаммон грабил и убивал, но он превратил в рабов членов своего же клана. Селение Кертхилл выглядело по-прежнему бедной рыболовецкой деревушкой с изрытыми колеями улицами, покосившимися домами и измученными тяжелым трудом людьми. А лэрд жил в роскоши со своей дорогостоящей шлюхой. Лайон погиб, так как мог выдать тайну Эаммона. Но больше это продолжаться не будет. В нем начало зарождаться сладкое чувство мести. Росс положил судовой журнал, а из-под плаща вытащил футляр для пергамента, который висел у него на шнуре, обвязанном вокруг шеи. Он быстро отобрал из содержимого сундука доказательства грабежа, свернул бумаги в трубку и запихал их в водонепроницаемый кожаный футляр.
– Мы отомстим за тех погибших моряков, – тихо сказал он и накапал воска из свечи на край футляра, чтобы опечатать его.
Секундным делом было поставить сундучок на место, где он его обнаружил. И только он успел это сделать, как тяжелые шаги протопали по лесенке, ведущей к каюте. Росс нагнулся и задул свечу. В это мгновение дверь распахнулась.
– Что, черт возьми, здесь происходит? – спросил грубый голос. Крупная фигура заполнила дверной проем и тут же бросилась на Росса. – Я тебе покажу, как воровать у Бардолфа Дугласа.
Сильные руки сжали Россу горло, подняли его над полом и стали трясти, словно пес крысу. Огненные искры разорвались у Росса в мозгу, но он все же отбивался обеими ногами. Цели он достиг, так как противник охнул, но хватку не ослабил, буквально выжимая из Росса жизнь. Тот пытался освободиться от здоровенного детины, пинал его и лягался, но вырваться никак не мог. Горло болело, он задыхался. Прыгающие перед глазами огоньки померкли, кругом была черная пустота, и Росс понял, что ему приходит конец…
– А-а-а! – Дуглас содрогнулся и закричал, затем отпустил Росса, и тот без сил упал на пол. Дуглас сделал пару неуверенных шагов, ловя ртом воздух, и упал лицом вниз – из спины у него торчал кинжал Уи Уота. Когда он упал, то от его тяжести сотряслась вся каюта.
– Мне он был нужен живым, – прохрипел Росс, потирая шею в кровоподтеках. Шатаясь, он встал на ноги.
– Простите, но по-другому я не смог бы одолеть его.
– Спасибо, – вздохнул Росс. – Но мне необходимо его признание.
– Вы бы не выжали из него ни слова, это твердый орешек. – Уи Уот обтер кинжал о тунику капитана и засунул обратно в сапог. – Нам лучше уйти.
– Да. – Росс проверил, надежно ли спрятан под плащом пергамент, и отворил дверь. – Пойдем, нам надо вывести из строя корабль. – После дней, проведенных на борту шхуны своего кузена, Росс знал, как это делается.
Оставив Уи Уота сторожить, Росс прокрался вниз по лестнице и забрался в помещение под кормой. Здесь рулевой управлялся с длинным деревянным рулем при помощи рукоятки, веревок и блоков. Поскольку судно стояло на якоре, сейчас рулевого не было на месте. Росс кинжалом перерезал веревки, но тут удача изменила ему.
– Кто-то прикончил капитана! – раздался крик сверху.
– Берегись! Нас взяли на абордаж, – прокричал другой голос.
Росс и Уи Уот устремились к поручням.
– Надеюсь, ты умеешь плавать? – бросил через плечо Росс своему напарнику.
Уи Уот сплюнул и ответил:
– Придется научиться.
Они одновременно прыгнули в воду. Уи Уот завопил, так как это было все равно что погружаться в глубокую черную яму.
Соленая вода защипала Россу глаза, попала в нос, едва зажившую рану на плече стало жечь. Не ориентируясь, он скрежетал зубами и отчаянно бил ногами в воде, моля Бога, чтоб его не затянуло под днище корабля. Словно пробку, его вынесло на поверхность, и тут же чья-то рука ударила его по спине. Повернувшись, Росс поймал Уота за загривок.
– Ну как купание?
– Пока не утонул. – К чести Уи Уота, он не запаниковал, а ухватился за Росса. Но в свете факелов, отражавшихся во вспенившейся воде, было видно, как он испуган.
Мужество Уота придало Россу энергию, необходимую, чтобы побороть собственную усталость и боль. Одной рукой он понадежнее засунул футляр с пергаментом под мышку.
– Нам надо найти Оуэйна и лодку.
Над перилами «Ястреба» показались лица матросов.
– Вот они! За ними, ребята!
– Только не я. Ночью в воде полно всякой нечисти.
Росс ухмыльнулся. Такое суеверие он одобрял. Прежде чем матросы справились со своими страхами, Оуэйн провел лодку между кораблем и пловцами.
– Дайте мне руку. – Вмиг он вытащил их из воды и начал грести, пока Росс и Уи Уот отлеживались на дне лодки, едва дыша, словно рыбы, выброшенные на берег.
Уот первым пришел в себя и взялся за второе весло. Когда Росс смог сесть, его соратники уже действовали слаженно, как пара запряженных в ярмо быков. Но они гребли против ветра и, несмотря на героические усилия, продвигались вперед медленно. К тому же крики с «Ястреба» насторожили воинов на берегу, а град стрел, посыпавшихся с корабля, заполнил ночное небо.
– Берегись! – Росс достал из-под сиденья припасенный заранее щит и поднял его над их головами, как делали древние римляне. Когда стрела с металлическим звоном ударилась об него, Росс понял, что не зря терпит адскую боль в раненом плече, держа щит. Он отразил еще две стрелы до того, как наконец их лодка оказалась вне досягаемости. Только тогда Росс позволил отдохнуть своему изболевшемуся телу. Откинув щит в сторону, он повалился на сиденье, опершись спиной о нос суденышка. – Мы были на волосок от гибели, но я добыл то, что мы искали. – Покинув неспокойные воды бухты, Росс рассказал Оуэйну о своей находке. – Как жаль, что капитан мертв – он мне необходим как свидетель.
Оуэйн сказал:
– Лучше он, чем вы.
– Я тоже так считаю. – Росс повернулся к берегу, обдумывая свои следующие шаги.
Как только лодка со скрежетом уперлась в песчаный берег, Джайлз и еще двадцать воинов появились из-за скал.
– Мы услыхали крики на борту корабля и испугались, – объяснил молодой рыцарь.
– Мы немного промокли, а в остальном это оказалось увеселительной прогулкой, – ответил Росс. Боль в плече притупилась – он был в приподнятом настроении от успеха.
Росс отправил Эндрю и Джайлза с десятью воинами захватить склад в каменной хижине вместе с пиратами.
– Они не могут сейчас отплыть, а я хочу кое-кого из них представить лорду Найджелу для дознания.
Остальных воинов вместе с Оуэйном и Дейви Росс взял с собой в замок. Когда они проходили через зал, Росс подавил желание сплясать или издать торжествующий клич, обращаясь к закопченным балкам. Нет, он не станет праздновать победу, пока доказательство, спрятанное в футляре у него под мышкой, не будет передано в руки лорда Найджела.
Именно его громкий голос раздался в эту минуту:
– А вот и наш новобрачный!
Раскачиваясь в кресле у остывшего камина, лорд Найджел поднял чашу, приветствуя Росса.
Росс направился к нему, переступая через оброненные кубки и спящих людей.
– Милорд, мне надо показать вам кое-что очень важное.
– Сегодня ночью я только и делаю, что ловлю молодых людей, которые куда-то крадутся, – заявил Его светлость. – Вот этот зачем-то собрался ехать верхом. – Он указал на Комина, устроившегося в другом кресле.
– У меня важные новости, – сказал Росс. – Боюсь, что лэрд Эаммон – пират, контрабандист и убийца.
– Что? – в один голос воскликнули Комин и лорд Найджел.
– У меня есть доказательство. – Росс сломал печать, вытащил бумаги и поднес их к красному носу королевского дядюшки. – Видите, это декларации судового груза и страницы из бортовых журналов трех кораблей – все они потоплены «Черным ястребом», который в настоящее время стоит на якоре вот там, в гавани.
Мутные глаза старика широко раскрылись: он пытался разобрать, что это за документы.
– Если все правда, то это тяжелое обвинение. Утром мы разбудим отца Саймона, и он прочтет мне это.
– Нет. – Росс схватил старика за руку, едва удержавшись от желания встряхнуть его как следует. – Если мы это отложим, то ублюдки сбегут. Мои люди окружили тех из них, кто находится в деревне. Когда вы их допросите…
Тут Комин издал сдавленный стон. Росс повернулся к нему.
– Мне жаль, что я огорчил вас. Я знаю, что Эаммон вырастил вас, но правосудие необходимо.
– Да… конечно. – Комин встал. Одет он был в костюм для верховой езды из грубой шерсти и кольчугу.
– Куда вы отправляетесь ночью?
– Для горца нет ничего лучше, чем прогулка верхом в такую ночь.
В холодную и ветреную, да еще при надвигающейся буре? Странные люди эти горцы.
– Я намерен подняться к лэрду Эаммону немедленно, – заявил Росс лорду Найджелу, – чтобы он не убежал, узнав, что я побывал на его корабле. Я буду весьма признателен, если вы пойдете со мной… на случай, если он не захочет меня принять.
– А, хорошо. – Старик толкнул локтем дремавшего за его креслом оруженосца. – Помоги мне, а то я сам не дойду.
Когда они выходили из зала, Комин поравнялся с Россом.
– Я тоже пойду. Лэрду будет легче, если я буду рядом. – В бесцветных глазах Комина смешивались страх и решимость.
– Вы слишком добры к нему, – сказал Росс, но ему была понятна подобная верность.
Нетерпение Росса росло с каждым шагом. Они пересекли темный двор и поднялись по башенной лестнице в логовище Эаммона Сатерленда. Вот и настал тот миг, когда он встретится лицом к лицу с человеком, приказавшим убить Лайона.
– Дверь не заперта, – прошептал Оуэйн.
По знаку Росса валлиец приоткрыл обитую железом дубовую дверь и вошел. За ним бесшумно последовали еще двое его проворных земляков.
У Росса, вошедшего за ними, застучала кровь в висках. Несмотря на поздний час, в медных настенных подсвечниках горели две длинные свечи, а в очаге полыхал огонь. Нарядные гобелены украшали стены, а дорогая мебель заполняла все свободное пространство. На столе, сервированном на двоих, были остатки еды, но тех, кто ел жареную дичь и пил вино, не было видно.
Сквозь открытый дверной проем, ведущий в другую комнату, послышался шум: эти звуки могли издавать лишь люди, охваченные страстью. Значит, Филис на самом деле не отпускала от себя Эаммона ни днем, ни ночью. Росс сделал своим людям знак осмотреть помещение. Обойдя первую комнату, они подошли к двери и одновременно ворвались внутрь. Там было темно, но Росс разглядел на постели двоих: мужчина лежал на спине, а обнаженная Филис оседлала его. Она подняла голову и сдавленно вскрикнула, но Росс был уже около кровати и приставил кинжал к горлу ее любовника.
– Не двигайтесь, лэрд Эаммон, – приказал Росс.
Но это был не Эаммон Сатерленд!
– Арчи… сделай же что-нибудь, – закричала Филис.
Комендант судорожно сглотнул, глаза его полезли от ужаса на лоб, а кадык судорожно двигался под лезвием кинжала Росса.
– Что за дьявольщина? – воскликнул Росс. Он бросил взгляд на Оуэйна. Все остальные вошли в комнату.
– Теперь я понимаю, почему Эаммон здесь заперся, – вырвалось у лорда Найджела, с нескрываемым интересом воззрившегося на девку.
Комин побледнел и смотрел на Арчи испепеляющим взглядом. Ему явно не нравилось, что комендант забавляется с любовницей лэрда.
– Росс, посмотрите сюда. – Уи Уот приподнял покрывало на другом конце кровати – там, сжавшись в комок, лежал человек с остекленевшим, невидящим взглядом.
– Он мертв? – спросил Росс.
Уи Уот отрицательно покачал головой.
– Для этой жизни мертв, но вообще-то он живой.
– Кто это?
– Да Эаммон же! – воскликнул лорд Найджел и, склонившись, заглянул в посеревшее, изможденное лицо. – Он сам похож на смерть.
– Возможно, его смерти не долго ждать, – мрачно заметил Уи Уот.
Росс нажал на лезвие кинжала, приставленного к горлу Арчи. Показалась тонкая полоска крови.
– Что здесь происходит?! – спросил он.
Злобные глаза коменданта гарнизона бешено забегали.
– Ну нет, один я на виселицу не пойду. – Он оттолкнул Филис, она упала на Росса, и они оба очутились на полу.
Филис закричала, что она поранилась, и продолжала вопить прямо в ухо Россу, пока он поднимался на ноги, пытаясь освободиться от этой нагой особы, цепляющейся за него. Краем глаза он увидел, как Арчи слезает с другой стороны кровати.
– Не дайте ему уйти! – крикнул Росс.
Оттолкнув Филис, он вскочил на ноги, вытащил меч из ножен, обежал вокруг кровати и бросился вслед за Арчи.
Но Комин опередил Росса – быстрым движением он всадил меч коменданту в грудь.
– Ублюдок, – прохрипел Арчи. Шатаясь, он обеими руками прикрывал зияющую рану, кровь заструилась у него между пальцев и с бульканьем выступила изо рта. – Зря я поверил… – Он упал лицом на пол с меньшим грохотом, чем его предшественник Дуглас, но с тем же результатом – он был мертв.
– Черт возьми! Он был нужен мне живым. – Росс подошел к лежащему Арчи, не обращая внимания на крики Филис.
– Вы велели не дать ему уйти, – сказал Комин.
У Росса вырвался вздох разочарования. У него голова шла кругом – последний поворот судьбы оказался неожиданным. Этой ночью было столько взлетов и падений, удач и неудач. Но последняя оказалась самой удручающей – так близко подойти к разгадке преступления и наказанию виновного и… лишиться сразу двоих важных свидетелей, замешанных в этом деле. Он смутно слышал шаги и громкие голоса. Это люд из замка пришел выяснить, что стряслось.
– Оуэйн, не пускай никого, пока мы сами не разберемся, – приказал Росс, но было уже поздно.
Леди Мэри стремительно ворвалась в покои в накидке поверх ночной рубашки. Увидев тело Арчи, она остановилась как вкопанная и покачнулась. Ее поддержала сзади Крисси, глядевшая на все широко раскрытыми глазами. Но леди Мэри не нуждалась в помощи. Она снова кинулась вперед и упала на колени около лежащего тела. Дрожащей рукой она дотронулась до распростертой фигуры.
– О, Эаммон.
– Это Арчи Сатерленд, – с непривычной для него мягкостью сказал лорд Найджел. – Эаммон лежит там, на кровати, но…
Леди мгновенно вскочила и подбежала к кровати.
– О, Эаммон. – Слезы струились у нее по лицу. Она нежно коснулась спутанных седых волос. – Что они с тобой сделали?
Росс подошел к ней. В свете принесенных Оуэйном свечей можно было разглядеть то, что осталось незамеченным вчера в полумраке часовни. Великий Боже, неужели прошла всего лишь одна ночь? Казалось, что со времени свадьбы минула вечность.
Уж не возмездие ли это, подумал Росс. Он видел набальзамированные трупы, и они выглядели более живыми, чем этот человек с сухой, как пергамент, кожей, потрескавшимися губами и пустым взором. Зрачки карих глаз Эаммона были крошечными, словно булавочные головки. Вчера лэрд так ужасно не выглядел, правда, в часовне было темно, и Росс думал тогда совсем о другом.
– Он жив, Уот?
– Да. Но кровь у него почти застыла. – Маленький человечек нащупал жилку на шее лэрда. – Я во время своих странствий встречал пару раз таких людей. Его отравили… думаю, это опиум.
– Опиум! – в один голос воскликнули Росс и леди Мэри. Она закрыла лицо руками.
Уи Уот взял со столика около постели чашу и осторожно ее понюхал.
– Да, это точно опиум. Я знаю этот запах. Сладкий, как поцелуй шлюхи, и такой же коварный. – Он понизил голос и прошептал Россу в ухо: – Судя по его виду, его поили им довольно долго.
Росс был в замешательстве, пытаясь все увязать.
– Выходит, Эаммон в этом не участвовал. Арчи держал его здесь пленником, а все в замке думали, что Эаммон – раб прелестей Филис. И все это время Арчи правил, прикрываясь именем лэрда.
– Я должна была почувствовать, что Эаммон не мог отвернуться от меня и семьи, – всхлипывала леди Мэри, гладя исхудалую щеку мужа. – Я должна была верить в него, как Мег. – Ее трясло, но она овладела собой, расправила плечи и смахнула слезы – она была смелая женщина, и эту смелость унаследовала ее дочь. – Мы можем его спасти? – спросила она Уи Уота. – Вы только скажите, что надо делать.
– Не знаю. – Уи Уот поскреб свой небритый подбородок. – Нужно отучить его от зелья. Но это жуткое дело. Ужасное. А если к тому же человек недостаточно силен…
– Все что угодно, только бы спасти его.
Росс не мог смотреть на ее искаженное мукой лицо. Но теперь Эаммоном займется Уи Уот и постарается помочь.
– Успокой шлюху и узнай у нее все, что ей известно, – приказал он Оуэйну.
– Мое место около вас, – ответил тот. Тут Комин переступил через тело Арчи.
– Позвольте мне. Я обязан сделать это ради Эаммона, – сурово добавил он.
Когда Комин подошел к Филис, крики ее стали просто паническими. Она хотела убежать, но он сильной пощечиной сбил ее с ног и в бессознательном состоянии выволок из комнаты, словно тюк грязного белья, пообещав выжать из нее все, что она знает.
Росс стиснул зубы – ему претило подобное обращение с женщиной, будь она даже такой, как Филис. У него даже не хватило духу убить Рианнон. Она все равно умерла, и ее смерть была ужасней, чем он мог себе представить. Кстати, а где же Меган? Почему ее нет здесь?
Вслед за мыслью о Меган в его уставшую голову пришла еще одна мысль: Эаммон не мог убить Лайона. Злодеи – это Арчи и Дуглас. У Росса словно гора с плеч свалилась, и от облегчения все поплыло перед глазами. Но это не имело теперь для него значения. Он думал только о Меган. О Меган Кармайкл. Своей жене.
Угрызения совести, тоска, сомнения – надо всем этим восторжествовала правда. Эаммон не убивал Лайона. Росс может привезти Меган домой, жить с ней в мире и… любви. Теперь они могут быть вместе, как она и хотела с самого начала и как ему тоже потом страстно захотелось. Да, он желал ее, хотел любить и обнимать ее, и от этого желания у него заболело сердце.
– Меган? – крикнул Росс, обезумев от прилива страсти. Он оглядел комнату, но жены нигде не было. Неужто он так поранил ее прошлой ночью, что она не может ходить? Иначе ничто не удержало бы ее и она была бы у постели любимого отца. – Крисси! Леди Мэри! Где Меган?
Обе женщины обеспокоенно переглянулись.
– Она… уехала несколько часов назад, – медленно произнесла леди Мэри.
– Уехала? Куда?
Леди Мэри вздохнула.
– Сьюзан заболела, и Меган отправилась в горы, чтобы привезти ее домой. Так она нам сказала.
– И вы отпустили ее одну! – заорал Росс.
Леди Мэри вздрогнула.
– С ней Лукас. Меган сказала, что она никому больше не доверяет.
Никому не доверяет. Это его вина. Будь он проклят за опрометчивые угрозы и недоверие к ней. Но он помирится с ней… даже если на это уйдет вся его жизнь.
– Куда вы? – крикнул Оуэйн вслед Россу, который вскочил с кровати и выбежал из комнаты.
– Искать Меган.
Его люди устремились за ним, но ужас, обуявший его, наделил Росса крыльями, и он несся по ступеням винтовой лестницы, рискуя сломать себе шею. За спиной он слышал предостерегающие крики Оуэйна и Дейви – они призывали его надеть кольчугу и шлем. Но Россу нужно было только одно – поскорее найти Меган.
Оуэйн догнал его у двери конюшни и остановил.
– Будьте же благоразумны. Нам нужны проводники и…
– Так разыщи их! Но пусть поторопятся, потому что я…
– Милорд… – Воин из Кармайклов, спотыкаясь, вышел из конюшни. Его одежда была помята, а из раны на виске сочилась кровь. – Ваша леди…
Росс схватил его за плечо.
– Что с ней?
– Она… и какой-то парень уехали еще до рассвета. Я собрался пойти сказать вам, но… кто-то ударил меня сзади… и я больше ничего не помню.
От предчувствия беды у Росса все сжалось внутри. Кому-то еще понадобились Меган и Лукас. Но кому?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Львиное сердце - Баркли Сюзанна



Роман просто отличный. Было много разных эмоций.Меган просто ангел пережила столько страданий но все равно осталась веселой и добивалась любви Росса который упрямо не делал уступать ей, просто зараза так хотелось ударить его за это, но он в конце концов сдался. Иногда смеялась, но больше наверное плакала когда читала про Сьюзен и Лайона они так любили друг друга что сердце сжималось от печали о их несчастной судьбе. 10баллов
Львиное сердце - Баркли СюзаннаШотландскаЯ Леди
8.11.2012, 18.42





Сюжет хороший, не поспоришь)) Меган жалко хромая, со страшными шрамами, этого для автора была, так она ее сделала бесплодной))) меня не очень впечатлил...
Львиное сердце - Баркли СюзаннаМилена
11.05.2013, 14.33





Тяжелый роман.
Львиное сердце - Баркли СюзаннаКэт
25.06.2015, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100