Читать онлайн Ради любви, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ради любви - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 87)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ради любви - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ради любви - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Ради любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Над спокойной морской гладью занималось очередное утро. Прошло уже несколько часов, как Джиллиан вернулась на свое место, а Уилл Свифт все еще бросал свирепые взгляды в сторону девушки. После короткого разговора с капитаном гнев Джиллиан только усилился. Увидев свою исхудавшую, лежащую в полузабытьи сестру, она тут же напрочь забыла о неприкрытой угрозе, что таилась в глазах охранника. Свифт был самой настоящей свиньей, как и тот, от кого он получал приказы! Она вообще не будет его замечать.
Презрев всякую осторожность, Джиллиан коротко глянула на койку, где лежал Кристофер Гибсон. Новоиспеченного приятеля уже не было рядом с Одри, когда Джиллиан привели обратно в трюм. Он лежал на своей койке и демонстративно похрапывал. Первый помощник капитана церемонно помог ей спуститься по ступенькам. Свифт как был, так и остался стоять с разинутым ртом и вылезшими из орбит глазами. Однако Джиллиан чувствовала, что Кристофер очень внимательно за всем следит, как ощущала его украдкой бросаемые взгляды: на протяжении всей ночи. И она ужасно мучилась от страстного желания немедленно рассказать ему о своем разговоре с капитаном.
В груди у Джиллиан клокотала самая настоящая ярость. Капитан Дерек Эндрюс показал себя во всей красе. Именно таким она его и представляла: бесчувственный, равнодушный ублюдок, с сердцем таким же черным, как и наряд, который он на себя напялил…
Услышав еле слышный стон, Джиллиан отвлеклась от своих мыслей и повернулась к койке Одри. Светлые волосы сестры потемнели от пота, хотя в трюме было невыносимо холодно. Лицо ее горело неестественным румянцем, она глядела вокруг бессмысленным взором, нашептывая непонятные бессвязные слова.
Джиллиан готова была заплакать от жалости к сестре. Она взяла стоявшую рядом кружку, поднесла ее к пересохшим губам Одри и ободряюще прошептала:
— Попробуй немного попить, дорогая.
Одри перевела вдруг прояснившийся взгляд на Джиллиан и слабо улыбнулась. От этой улыбки Джиллиан стало совсем плохо. Ее сестра, чувствительная и нежная, никогда и в мыслях не державшая ничего плохого, в избытке обладала качествами, которых порой так не хватало Джиллиан. Одри, несмотря на свою застенчивость, когда это было необходимо, великодушно отдавала все, что могла. Джиллиан вспомнила, как Одри нежно заботилась о потерявших мать соседских детях. Несчастные, болезненные, всегда голодные и чумазые малыши обожали Одри, прекрасно разглядев за ее стеснительностью нежное и доброе сердце.
И вот как жестокая судьба вознаградила Одри за бескорыстную заботу о других. Теперь уже в беде была она сама. Тяжкие страдания не оставляли ее ни на минуту, и даже в минимальных удобствах ей было отказано.
Губы Одри слегка приоткрылись, и Джиллиан немного наклонила кружку. Она смотрела, как Одри жадно глотает воду, и невольно несколько раз провела языком по своим пересохшим губам. Не получив дополнительной порции воды, она отдала Одри свою, чтобы та почувствовала хоть какое-то облегчение от снедавшей ее лихорадки. Но Джиллиан прекрасно понимала, что этого слишком мало.
А еще этот холод… Неотступно преследующий холод. Она ужасно боялась, как бы это не стало той последней каплей, которая и убьет Одри.
Джиллиан зябко повела плечами и в очередной раз поправила сестре одеяло — жалкую тряпку, которая не могла остановить непрерывную дрожь, сотрясающую худенькое тело. С каждым часом, проведенным у изголовья сестры, Джиллиан все неотступнее преследовало воспоминание детства. Их мать умерла от воспаления легких, когда они с Одри были еще совсем маленькими. Джиллиан почти не помнила красивое мамино лицо, но что навсегда врезалось в память, так это ее кашель. Тяжелый, удушающий, протяжный, он с каждым днем становился все сильнее и сильнее, пока…
Вдруг в горле у Одри что-то захрипело, и Джиллиан буквально перестала дышать. Краем глаза она увидела, как Кристофер резко сел на койке. Он уже начал вставать, когда Одри вдруг опять задышала нормально. У Джиллиан слезы выступили на глазах от радостного облегчения, к которому добавилась благодарность их новому другу за внимание.
Возле трапа, ведущего на палубу, послышался какой-то шум, и, повернувшись, Джиллиан увидела, как Уилл Свифт устремился вверх по ступенькам. На полпути он остановился перед хорошо знакомой широкоплечей затянутой в черное фигурой. Следом за капитаном спускался и первый помощник. Свифт заговорил громко и испуганно, его слова были отчетливо слышны в наступившей тишине:
— У меня приказ господина Барретта, капитан. Вам нельзя сходить вниз, к этому отребью.
Даже с такого большого расстояния Джиллиан увидела, как окаменело лицо капитана. Его резкий ответ прозвучал, как удар бича:
— Убирайся с дороги!
Свифт попятился назад, в явной панике уступая дорогу капитану. Джиллиан находилась за койкой Одри и поэтому могла, не боясь быть замеченной, наблюдать за происходящим. Капитан медленно шел по узким проходам между койками, и новая волна презрения к этому человеку захлестнула Джиллиан.
Мерзавец… В темных глазах не было и следа сочувствия. Его взгляд рассеянно скользил по неимоверно грязному полу, тесно сдвинутым койкам, будто все увиденное было в порядке вещей.
Джиллиан вся напряглась, когда он на секунду приостановился около их коек, глянул на нее, на лежащую Одри и, не сказав ни слова, двинулся дальше. Несколько минут спустя он с бесстрастным выражением лица уже поднимался обратно на палубу.
Негодяй… негодяй… какой же негодяй с трудом сдерживая слезы отчаяния, Джиллиан повернулась к Одри. Он все это сделал специально, чтобы лишний раз порисоваться — вот он я, капитан, я здесь царь и бог! Даже пальцем не пошевелил, чтобы как-то помочь несчастным страдальцам, заживо погребенным в трюме!
Дрожа от волнения, Джиллиан наклонилась, чтобы погладить горячую щеку Одри, и ее произнесенные едва слышным шепотом слова прозвучали, как клятва:
— Одри, я обязательно что-нибудь придумаю…


Увидев, что Джиллиан что-то шепчет на ухо своей сестре, Кристофер посмотрел в сторону трапа. Капитан на миг остановился, обернулся и таким взглядом посмотрел на девушку, что юноша едва не подпрыгнул от изумления.
Так вот, значит, что…
Джиллиан ничего не заметила. Кристофер видел на ее измученном лице неподдельное отчаяние. Одри металась в забытьи, и, судя по всему, жить ей осталось не больше недели.


— Что все это значит, капитан?!
Джон Барретт просто раскалился от злости! Приказать ему явиться к себе в каюту и даже не дать возможности закончить завтрак — это самое настоящее надругательство! Не желая подчиняться возмутительному требованию, он раздраженно указал на дверь обоим неотесанным болванам, которых прислал капитан. В ответ они схватили его и насильно, как какое-то отребье, притащили в каюту капитана!
И вот он стоит здесь, его крепко держат за руки два здоровенных матроса, а капитан, этот хам, сидит в своем кресле и даже не удосужился поднять на него глаза!
Коренастая, приземистая фигура Барретта буквально распухала от сдерживаемой ярости. Его бычья грудь бурно вздымалась, глаза выпучились, и он непроизвольно облизывал губы, что было признаком предельного возмущения. Он все больше и больше становился, похож на огромную жабу, особенно когда дергался, пытаясь освободиться от железной хватки матросов.
— Прикажите своим людям немедленно отпустить меня или, клянусь всеми святыми, вы горько пожалеете об этом…
— Советую вам выбирать выражения, Барретт. — Дерек Эндрюс поднял взгляд от лежащего перед ним на столе гроссбуха и холодно в упор посмотрел на суперкарго. Потом неторопливо встал из-за стола и добавил: — Похоже, вы вляпались… и вляпались весьма прилично.
— Значит, я вляпался! — в уголках толстых губ Барретта запузырилась слюна. — Я что вам сказал, Эндрюс? Прикажите вашим людям отпустить меня!
— Мои люди отпустят вас, когда я сочту это нужным, и не раньше. На данный момент я не вижу никаких причин для такого приказа.
— Да я вас… — Барретт безобразно задергался между двух матросов, пытаясь справиться с бешенством. Наконец он овладел собой. — Ладно, капитан, ваша взяла. Чего вы от меня хотите?
— Всего лишь убедительных разъяснений по поводу условий, в которых содержатся люди внизу.
— Условия внизу? — Барретт сделал непроизвольную попытку шагнуть вперед. Он по-звериному оскалился, когда неимоверным усилием попытался высвободить руки. — Да вам-то что за дело до этого? За груз отвечаю я и только я!
— Внизу полным-полно больных! Какую помощь вы им оказываете?
— Да как вы смеете допрашивать меня! — взорвался Барретт.
— Отвечайте на мой вопрос! Как вы помогаете больным?
— Да никак! Никак, черт возьми! Выносливые выживут! — Капитан вдруг успокоился и ровным голосом поинтересовался:
— Ну, а остальные? Те, которые не выносливые?
— Остальные дерьмо! Убытки! Чем раньше мы избавимся от них, тем лучше!
— Вот как… — Темные глаза капитана недобро вспыхнули, и он продолжил с угрозой в голосе: — Я не буду спрашивать у вас, как проходили предыдущие перевозки, потому что в данный момент это не имеет никакого значения. Дело в том, что это мой корабль, и на своем корабле я не позволю вам перевозить людей в таких условиях. Это судно никогда не станет плавучей тюрьмой со всеми ее ужасами.
— Позвольте напомнить вам, что в подписанном вами контракте оговорено, что…
— К чертовой матери этот контракт! — Капитан шагнул еще ближе. Барретт почувствовал его горячее дыхание на своем лице, когда тот буквально вколачивал в него резкие слова: — Вы лично проследите, чтобы от свинства внизу не осталось и следа! Вы будете выдавать людям столько еды, сколько им действительно требуется, а больных будете кормить еще и дополнительно! Тем, кто захочет, вы выдадите мыло и воду для мытья. И советую поторопиться с наведением порядка внизу, иначе этим займусь я! Зарубите это себе на носу, мистер Барретт!
— Да у вас нет никакого права…
— Вы поняли, что я сказал?
— Ублюдок…
Лицо капитана превратилось в неподвижную маску, и он вкрадчивым голосом, четко разделяя слова, повторил:
— Вы… меня… поняли?
— Да, понял! — процедил Барретт.
Капитан выдержал небольшую паузу, чтобы его слова прозвучали спокойно, потом перевел взгляд на матросов, все еще крепко державших взбешенного суперкарго за руки:
— Доставьте мистера Барретта обратно в его каюту. Из горла Барретта вырвалось сдавленное рычание, когда он в очередной раз попытался вырваться:
— Прикажите этим болванам отпустить, меня, Эндрюс, или вы всю жизнь будете жалеть об этом!
Капитан молча повернулся к нему спиной. Матросы слегка приподняли Барретта и, не особенно церемонясь, выволокли из каюты.


Дверь с негромким щелчком закрылась за вопящим от возмущения Барреттом. Дерек не испытывал никакого удовлетворения от произошедшей между ними горячей стычки.
— Да, конечно, такие, как Барретт, отнюдь не редкость…
Дерек подошел к иллюминатору и замер, зачарованный игрой солнечного света на морской глади. Мучительные воспоминания снова начали бередить душу. Он на собственной шкуре испытал все, что увидел сегодня в трюме. Тюрьма на Ямайке была таким же «очаровательным» местечком — душная, вонючая камера, кишащая крысами; омерзительная еда; постоянная жажда и тяжесть оков, которые до костей натирали запястья и лодыжки. На Ямайке, правда, не было такого пронизывающего холода, но зато донимала невыносимая жара. Отсутствие шторма Ямайка в полной мере компенсировала бесконечной, до невыносимой ломоты в спине рубкой сахарного тростника. Но мучения были совершенно такими же. И такой же была постоянная тошнота, и тюремщики так же упивались своей властью над беспомощными людьми.
Пять лет его жизни навсегда отняла такая же тюрьма…
Знакомое, обрамленное огненно-рыжими волосами лицо снова всплыло у него перед глазами, и тьма в его душе сгустилась еще сильнее. Дереку едва исполнилось двадцать лет, когда он, нанявшись матросом на «Ветер Короны», впервые попал на Ямайку. Большую часть своей жизни он прожил самостоятельно. Море было его родным домом и тем единственным местом, где он обретал успокоение, а женщины если и появлялись в его жизни, то лишь как мимолетные гостьи. И он был вполне доволен этим, пока не встретил Эммалину.
Дочь вечно пьяного и нищего надсмотрщика с сахарных плантаций с огненными волосами и глазами зелеными, как море, Эммалина была самой красивой женщиной, какую он когда-либо встречал. Дерек вновь с поразительной ясностью вспомнил, как впервые встретил ее на Кенсингтон-стрит. Он просто остолбенел. Никто в мире не смог бы убедить его, что невинность в этих огромных зеленых глазах — лишь искусное притворство, как никто не сумел вселить в него сомнение в искренности ее любви, когда она лежала в его объятиях.
Самым странным было то, что даже после всего происшедшего между ними Дерек все еще был уверен в искренности ее любви. Она любила его, по-своему, но любила.
Он задержался на этой мысли и нахмурился. К несчастью, сейчас Дерек был так же уверен в ее любви, как и тот британский матрос, в чьих объятиях он застал Эммалину, Дерек поднес к лицу невольно сжавшиеся кулаки. Когда он увидел их, Эммалина насмешливо улыбнулась ему в лицо. Он не мог вспомнить, как между ним и британцем началась драка. Единственное, что все время отчетливо стояло перед его глазами, так это труп зверски избитого им британца. Он лежит в луже крови у его ног, Дерек поворачивается к Эммалине, а она… она улыбается.
Все годы, что Дерек провел в тюрьме, эта улыбка мучила его. Она преследовала его на плантациях, где он гнул спину под, нещадно палящим солнцем, изводила бесконечными ночами, когда он страдал от бессонницы в своей камере, терзала при каждом позвякивании кандалов. От этой улыбки умерла частичка его души.
А Эммалина процветала. Вскоре, после того как, он был осужден, она вышла замуж за богатого плантатора в два раза старше нее. Этот человек мог дать ей все.
Почти все…
Образ рыжеволосой девушки вернулся, чтобы снова терзать его. Он призывно манил таким страстным молчаливым обещанием, что Дерек в отчаянии скрипнул зубами.
Нет, Эммалина, второго раза не будет.
Неожиданно у него перед глазами в обрамлении воздушных белокурых волос возникло совсем другое женское лицо, по красоте не уступавшее лицу Эммалины. Дерек еще сильнее насупился. Одна стоит другой. Каждая по-своему опасна и несет зло, и от обеих лучше держаться подальше.
Видение прозрачных голубых глаз вернулось с новой силой. И нарастающее напряжение в паху едва не опровергло все его умозаключения.
К чертовой матери! Нет! К черту их обеих! Не хочу! Дерек с треском захлопнул за собой дверь каюты, и навязчивые призраки, наконец, оставили его.


— Господин, да не виноватый я!
Гнусавый голос Свифта упал до умоляющего хныканья от одного только вида багрового от бешенства лица Джона Барретта. Таким разъяренным Свифт его еще ни разу не видел. О том, каким ужасом был охвачен охранник, яснее ясного говорило темное мокрое пятно, расползшееся по штанине. Тем не менее, Свифт продолжал стоять на своем:
— Это все белокурая стерва! Это все она, господин! Она в темноте проскользнула у меня и у ребят за спиной и прямиком отправилась к капитану! Я и понятия не имел, что она выбралась на палубу, пока Каттер не привел ее назад. А наутро приперся капитан и полез вниз. Что я мог сделать, господин?
— Так, значит, она ходила к Эндрюсу… — Ослепляющая ревность захлестнула Барретта. — Эта зараза, небось, сполна заплатила ему за то, что он влез в мои дела. Ничто другое не толкнуло бы этого твердолобого ублюдка на нарушение контракта!
— Сэр, она не заплатила ему ни пенни, клянусь!
— Идиот! — Барретт бросил на Свифта уничтожающий взгляд. — У такой бабы, как Джиллиан Хейг, в избытке имеется то, что получше денег!
— Да как же она… то есть, как же он… — Свифт затряс лохматой головой. — Все тут знают, что эту женщину вы приглядели для себя и…
Барретта аж перекосило. Свифт смущенно умолк.
— Значит, все тут знают? — ядовито осведомился суперкарго.
Свифт невольно подался назад.
— Да нет, никто ничего такого не говорит про вас, сэр! Ну, это… ну, все знают, что вы завсегда получаете то, на что положите глаз. А эта девка и не стоит вас, право, сэр, и капитан тоже… уж очень он, это, требует много. И он…
— Мне плевать на то, что ты думаешь о капитане Эндрюсе! — взревел Барретт и злобно расхохотался при виде помертвевшего охранника. Свифта просто затрясло, когда Барретт шагнул еще ближе. — Ты у нас начальник охраны, вот и расхлебывай всю эту кашу!
Свифт, судорожно сглотнув, ответил каким-то странным подергиванием головы.
— Я… это… справлюсь, господин, не думайте там ничего такого… но я ведь обещал, что не…
— Все, закончили со всеми обещаниями! Я понес убытки! Капитан имел наглость приказать мне навести внизу порядок: кормить лучше, воды давать больше… ухаживать за больными… вообще обращаться с этим вонючим сбродом, как с господами! Ничего себе шуточка! Я не собираюсь этим заниматься! И не позволю этой белокурой говнюшке изгаляться надо мной на пару со своим ублюдочным любовником! — Барретт вперил горящий взгляд в побелевшее лицо охранника. — И ты у меня еще ответишь за причиненный ущерб!
— Не виноватый я, господин! — Свифт умоляющее заломил руки. — Вы же знаете, я завсегда служил вам Верой и правдой! И сколько раз мы вместе в плавание ходили. И ничего такого не было. Все из-за этой стервы, господин! Кабы знать, я врезал бы ей по роже так, что она уж никогда бы не встала!
— Ты что, врезал ей? — Барретт даже глаза сощурил. — Следы остались?
— Да не так чтоб уж очень заметно. Но она сама напросилась, господин… Терпежу не было никакого.
— Куда же ты ей врезал?
— По зубам, господин… чтоб она заткнулась.
— Идиот! Конечно, она тут же кинулась к этому ублюдку! Разбитой-то рожей кого хочешь убедишь!
— Сэр, да я же не хотел! Я ж не знал, что она на такое решится! — Свифт испытывал один лишь животный ужас. Ему уже доводилось видеть тех, кого за нерадивость наказывал Джон Барретт. Поэтому он был готов на все, лишь бы избежать наказания. Мысли Свифта без труда можно было прочесть на его перекошенном от страха лице: — Господин, я все сделаю! Только скажите что, и все будет путем! Только скажите, чего вам надо! — еле ворочая языком, проговорил он.
Барретт, наслаждаясь растущей как на дрожжах паникой Свифта, мысленно расхохотался. Тупой кретин, наложивший в штаны от страха! Прямо чудо какое-то, что этот недоумок до сих пор умудрялся не путать ему карты. Но от ужаса в глазах Свифта была своя польза, а уж кому; как не Джону Барретту, знать истинную цену страха.
Со знанием дела выдержав паузу, чтобы охранник совсем ополоумел от ужаса, Барретт мягко проговорил:
— Значит, Свифт, ты хочешь поправить дело… ради меня, так?
— Так точно, сэр, — дрожащим голосом ответил Свифт. — Я все исправлю. Только скажите.
— Ты можешь искупить свою вину только одним… сам знаешь чем. Если ты, конечно, не баба.
— Я не баба, сэр, вот увидите, клянусь! — Барретт еще немного помолчал, потом повернулся к стоящему на столе открытому ящику и сунул туда руку. Его пальцы плотно обхватили холодную рукоятку пистолета, и Барретт довольно улыбнулся. Улыбка превратилась в плотоядную усмешку, когда он вытащил пистолет из ящика и показал его Свифту.
— Один выстрел, тело за борт, ты опять на коне, и я все забуду.
— Выстрел, сэр? — мокрое пятно на штанах Свифта расползлось еще шире. — Это вы про капитана, сэр?
— Про капитана.
У Свифта глаза вылезли из орбит.
— Ну а ежели он…
— Выстрел в темноте, труп за борт — и все! Но если ты не способен сделать это и доказать мне свою преданность… — Барретт замолчал на полуслове, чтобы сказанное получше дошло до охранника, и резким движением протянул Свифту пистолет. — Мне нужно, чтобы все было сделано быстро… Сегодня ночью, когда Эндрюс будет обходить вахтенных.
Свифт завороженно смотрел на оружие, потом протянул трясущуюся руку. Он с такой силой схватился за рукоятку, что побелели костяшки пальцев.
— Все будет сделано, сэр. Сегодня ночью. — Пятясь задом, охранник неуклюже вывалился из каюты в коридор. Барретт презрительно фыркнул. Перетрусивший болван! Конечно, он сделает все. Еще бы! Он так перепуган, что ослушаться просто не способен!
Барретт громко захохотал, обтер ладонью потное лицо и направился к столу. Сделав несколько шагов, он скосил глаза на треснувшее зеркало, подошел поближе и принялся внимательно рассматривать свою физиономию, постепенно расплываясь в улыбке.
Отталкивающий, значит? Ничего, когда капитан сгинет навсегда, бразды правления перейдут к Каттеру. Но власть на корабле уже будет не его, а Барретта. Тогда эта норовистая кобылка быстро найдет его привлекательным! Она будет в полной его власти. Они все будут в полной его власти, все, каждый человечишка на этой посудине!
Вдруг Барретт нахмурился. Не забыть бы избавиться от Свифта, чтобы этот трусливый дурак никогда не смог его продать. Устроить это легче всего в порту, там его никто и не хватится.
А пока надо сделать вид, что он подчинился капитану. Сегодня на ужин этому сброду внизу подадут горячую еду, а может быть, даже и чай! Грязные мерзавцы глазам своим не поверят!
По лицу Барретта расплылась мрачная улыбка. Очень скоро все они дорого заплатят за то, что капитан сунул нос не в свое дело. Выживают лишь самые выносливые, разве не так, капитан? Его позабавила мысль, что самоуверенный глупец, возможно, считает себя одним из них.
Вот здесь-то он и ошибается.


Джиллиан, не веря своим глазам, разглядывала еду, которую им подали на ужин. Плошка супа, большой кусок хлеба и чашка горячего ароматного чая…
И не играло особой роли, что по краям плошки с супом уже начал застывать жир, что в куске мяса, лежащем на дне, было слишком много жил… Ей не пришло в голову пожаловаться на то, — что хлеб малость заплесневел. А что касается чая…
Джиллиан потянулась за чаем, настороженно поглядывая по сторонам, будто кто-то собирался вырвать чашку у нее из рук, и застыла, встретив полный ненависти взгляд Уилла Свифта.
— Правильно делаешь, что боишься, — хриплый шепот Свифта предназначался только для ее ушей. — Небось, думаешь. Что утерла всем нос, а? Не тут-то было, красавица. Ой, как ты ошибаешься! Да ладно, лопай свою жратву, будет потом что вспомнить! — Взгляд Свифта потяжелел. — Я слово себе дал, что все следующие дни тебе надолго запомнятся.
— Ничего у тебя не выйдет — меня не запугаешь. Я прекрасно знаю, чего ты стоишь, — резко ответила Джиллиан, стараясь не обращать внимания на холодок страха, медленно ползущий по спине. Ее глаза гневно вспыхнули. — Ты низкий, подлый человечек, которого и по имени то назвать стыдно.
— Сволочь… — выдохнул Свифт и буквально затрясся от злобы. — Моя бы воля, я бы быстренько с тобой разобрался, делов-то кот наплакал. Да господин Барретт не такой, кажись, он тобой всерьез заняться хочет, и все тогда будет в лучшем виде, потому как он лучше меня с тобой разберется. Ну, а когда он с тобой закончит, ты вернешься ко мне… — Свифт загоготал, и у Джиллиан мороз по коже пополз от этих звуков. — Кажись, я тебя, наконец, достал! Готовься к гулянке! А теперь, ваше высочество, иди и нажрись до отвала. Слово даю — все, чего обещал, получишь на полную катушку.
Свифт, довольно посмеиваясь, пошел дальше, оставив Джиллиан в глубоком ужасе. Какой гаденыш… злобная, подлая тварь. Хуже всего/было то, что охранник вовсе не шутил.
Взглянув на Одри, Джиллиан с облегчением вздохнула. Слава Богу, ее любимая сестра в своем забытьи не слышала угроз Свифта. Она должна надеяться, что сумеет уберечь Одри, она просто обязана… Что-то надломилось в душе Джиллиан, и она почувствовала, как глаза неудержимо наливаются горячими слезами. Она первый раз за все время плавания получила горячую пищу, однако не питала никаких иллюзий относительно будущего. Ясное дело, это приказ капитана, вот откуда такая озлобленность Свифта. Но она не обманывалась и на сей счет: капитан сделал это отнюдь не от избытка доброты. Она разговаривала с ним и прекрасно почувствовала его холодность и расчетливость. Помнила, как он взирал на мучения, которые претерпевал его «груз». Ни тени сочувствия не скользнуло по его красивому бесстрастному лицу. Просто он сообразил, что она сказала правду, — если ничего не предпринять, в порт назначения он никого не привезет. Она привлекла внимание капитана Дерека Эндрюса к тому, что было для него самым ценным «с» этом корабле. Все дело в прибыли, в наваре. И, убедившись в правильности ее слов, он немедленно предпринял шаги, чтобы не потерять ни фунта.
Одри слабо шевельнулась, открыла глаза, и это отвлекло Джиллиан от безрадостных мыслей. Со слабой, улыбкой Одри еле слышно спросила:
— А куда ушел папочка? Мне стало так хорошо, когда я его увидела.
Джиллиан положила ладонь на лоб сестры и едва не отдернула руку — лоб пылал. Джиллиан поправила подушку, потом взяла плошку, осторожно зачерпнула ложкой быстро остывающий суп и поднесла ко рту Одри.
— Успокойся, дорогая. Нам сегодня принесли такой вкусный суп. Поешь немного, и тебе сразу станет лучше.
Послушно приоткрыв рот, Одри с видимым усилием сделала глоток и снова заговорила о том же:
— Я хочу увидеть папочку, Джиллиан. Пожалуйста, скажи ему об этом, хорошо? — Она огляделась вокруг. — Мне здесь совсем не нравится. Я попрошу его забрать меня отсюда домой.
Сдерживая слезы, Джиллиан все-таки сумела улыбнуться:
— Папа отошел на минутку, дорогая. Но он скоро вернется, и тогда ты с ним поговоришь. А пока ты должна доесть суп, а после мы выпьем горячего чаю.
— Чай? — У Джиллиан защемило сердце, когда она увидела в тусклых глазах Одри слабую искорку радости. — Папочка принес нам чай, да?
— Конечно, дорогая. Но сначала давай доедим суп, хорошо?
Одри съела еще несколько ложек, потом устало закрыла глаза и едва слышно прошептала:
— Джиллиан, я так устала. Скажи папочке, что я хочу увидеться с ним… пожалуйста, Джиллиан…
— Непременно скажу, дорогая, но…
— Когда он придет домой, он… я…
Голосок Одри сам собой угас, и душу Джиллиан затопило чувство безнадежности. Состояние Одри ухудшалось буквально на глазах.
Почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, Джиллиан обернулась и встретилась е полными сочувствия глазами Кристофера.
Он все слышал.
В горле у Джиллиан стоял комок, и ей захотелось узнать, а понимает ли он, что Одри может не дожить до конца недели.


Дерек положил перо и внимательно перечитал последнюю запись, только что сделанную им в вахтенном журнале. С удовлетворением закрыв журнал, он бросил рассеянный взгляд в иллюминатор на серебристую лунную дорожку, что бежала по спокойной глади моря. Черный бархат неба был заткан яркими звездами.
При звуке корабельного колокола Дерек нахмурился. Один, два, три, четыре, сосчитал он про себя. Десять вечера. Половина ночной вахты позади. Надо пойти и перед сном все еще раз проверить. День был долгим и трудным.
Дерек заставил себя подняться из-за стола, лениво потянулся всем своим мускулистым телом и взял плащ. Выйдя на палубу, он приостановился и не спеша огляделся. Дул холодный ночной бриз, мачты негромко поскрипывали, волны мягко плескались о борт — вот и все звуки, наполнявшие ночную тишину. Дерек с удовольствием, всей грудью вдохнул свежий ночной воздух. Две недели поистине адских мучений, когда он почти приучил себя к мысли, что «Воин зари» не выдержит ударов бесконечных штормов. Впереди лежали шесть недель плавания в неизвестность. Да еще возможная нехватка провианта и бесчисленные проблемы с необычным «грузом». Дерек еще раз глубоко вздохнул и залюбовался бесконечной лунной дорожкой на неподвижной поверхности воды, что, казалось, вела прямо на небеса. И вскоре почувствовал знакомый душевный подъем.
Море было суровым и требовательным хозяином, который частенько становился жестоким. Но море было и ласковой, очаровательной хозяйкой, которая баловала своих любимчиков. Эта последняя проверка ночной вахты была его свиданием с этой самой хозяйкой. Она всегда радовала Дерека своей красотой, и он знал, что…
Еле слышный шорох слева заставил капитана мгновенно насторожиться. Снова шорох, шаркнула нога, сиплый вдох…
— Все правильно, капитан, — тихо проговорил знакомый гнусавый голос. Дерек начал медленно поворачиваться в его сторону. — Да, капитан, можете повернуться и взглянуть на того, кто собирается сегодня ночью отправить вас к праотцам.
Тусклый блеск металла привлек внимание Дерека, и он оказался лицом к лицу с прятавшимся в темноте худым трясущимся типом. Нервы у Дерека были натянуты как струна, но, тем не менее, он ответил обманчиво беспечным тоном:
— Глупая шутка, Свифт. Не смешно.
— А я и не думал шутить, сэр! — Голос у Свифта заметно дрожал. Рука, нацелившая пистолет прямо ему в сердце, тоже ходила ходуном. Палец, плотно прижатый к спусковому крючку, судорожно подергивался. Дерек ясно сознавал, что двинься он сейчас, и ему не избежать пули. — Мне тоже не смешно, как и вам.
— Тогда зачем затягивать эту глупость?
— Вы что, и вправду без мозгов? — вдруг охрипшим голосом поинтересовался Свифт. — Неужто не видите, что я не шучу? Я сохраню свою жизнь, только если отниму вашу! Меня послали убить вас!
У Дерека вдоль позвоночника пробежали мурашки, что никак не было связано с прохладным вечером.
— Мне спросить, кто приказал вам это сделать?
— Да кто же еще? — мотнул головой Свифт. — Господин Барретт, конечно.
Дерек шагнул, было вперед, но замер на месте от окрика Свифта:
— Назад, капитан, не то застрелю!
— Похоже, ты не такой дурак, как я думал.
— О чем это вы? Вы держали меня за дурака? Дураков пруд пруди, но я не из таких. Господин Барретт тоже считает меня дураком, — усмехнулся Свифт. — Он думает, я ничего не соображаю и не догадаюсь, что быстренько отправлюсь вслед за вами на тот свет, ежели сегодня ночью выполню его приказ. — Свифт недоверчиво покачал головой: — А все из-за этой белокурой стервы! Она наложила проклятие на это плавание, клянусь!
— Это ты о мисс Хейг?
— О ком же еще? Это все она! — Свифт совсем потерял голову. — Корчит из себя благородную перед господином Барреттом, потом идет и ложится с вами, чтоб ее забрали снизу…
— Это Барретт так думает?
— Ага, точно! Он бесится от зависти, а она его ни в грош не ставит, делает из него дурака только так… да еще натравливает на тех, кто ему всегда служил версии правдой!
— Натравливает на тебя?
— Точно! — в голосе Свифта появились умоляющие нотки, и дуло пистолета начало медленно опускаться. — Да не хочу я вас убивать, капитан… тем более что господин Барретт все равно в покое не оставит и пришьет, чтобы я не растрепал про все эти дела. Вот с чего я с вами сейчас и говорю.
— Ты очень мудро поступаешь, Свифт, и сделал самый правильный ход. — Дерек снова шагнул вперед, и дуло мгновенно нацелилось ему в грудь. Тогда он, не сводя глаз с пистолета, проговорил как можно более дружелюбно: — Ты прав. Если бы ты убил меня, то обязательно отправился бы следом. Барретт не оставил бы тебя в живых. — Чуть помолчав, Дерек спросил: — И каков же был план?
— Я должен был застрелить вас и выкинуть за борт, а господин Барретт взял бы власть на корабле в свои руки и разобрался бы со всеми.
— И что, тебе очень хочется, чтобы это случилось? — Дерек пристально посмотрел Свифту в лицо. — Ты действительно хочешь, чтобы Барретт стал здесь полновластным хозяином?
— Упаси Господь, сэр! Я же об этом и говорю! Он тогда убил бы меня… я точно знаю,
— Тогда зачем ты все еще целишься в меня? Свифт помолчал, потом тихо ответил:
— Да я ждал вас, чтоб вы уговорили меня не стрелять… думал, что вы за это вознаградите меня.
— Вознаградить тебя за то, что ты наставил мне в грудь пистолет?
— Точно. Но это была бы скромная награда, сэр. — Чего же ты хочешь?
— Чтоб вы защитили меня от господина Барретта.
— Защитить? Тебя? Да у тебя же есть пистолет. Наведи его на своего господина и защитишь себя лучше всякого другого, разве не так?
— Я не убийца, сэр.
— Даже если на карту поставлена твоя жизнь? — Свифт медлил с ответом. Глаза его испуганно забегали.
— Да кто же захочет расстаться со своей жизнью, сэр? Я такой, какой есть, и не думаю, что там мне будет лучше, чем здесь, вот так.
— И дальше что?
— Я прошу всего лишь гарантий… что вы не дадите ему до меня добраться, пока мы все на борту вашего корабля. Мне больше ничего не надо, и коли согласны, я отдам пистолет. Ну не хочу я вас убивать, и все тут…
— Потому что я тебе нравлюсь…
— Да нет! — хмуро ответил Свифт. — Не нравитесь! Только вы мне не настолько противны, чтобы я хотел увидеть, как вы помрете у меня на глазах и от моей руки, сэр!
Дерек почувствовал почти непреодолимое желание улыбнуться, когда медленно протянул руку к дрожащему охраннику:
— Я даю тебе слово, Свифт. От дай мне, пожалуйста, пистолет.
— А не обманете?
— Дай мне его, пожалуйста.
Когда в его ладонь легла мокрая от пота рукоятка пистолета, желание улыбнуться сразу куда-то исчезло. Он резко повернулся на каблуках и бросил через плечо:
— Следуй за мной.


Громкие шаги в коридоре заставили Барретта насторожиться. Запертая дверь каюты внезапно затрещала под тяжелыми ударами и через мгновение с грохотом распахнулась. Барретт резко сел на койке, но ворвавшиеся в каюту матросы уже Грубо схватили его и поставили на ноги. Он возмущенно завопил:
— Что все это: значит? Вы что, с ума сошли? Я требую…
И он в изумлении запнулся, когда в проеме двери, появился капитан Эндрюс, а за его спиной маячила знакомая, съежившаяся от страха фигура. Барретт судорожно сглотнул. — Я, я требую объяснений, капитан!
— Не тратьте попусту времени, Барретт! — Эндрюс в несколько размашистых шагов пересек каюту и угрожающе навис над низкорослым суперкарго. — Если бы я был другим человеком, то сделал бы с вами то, что вы собирались сегодня ночью сделать со мной. Это было бы легче всего,
— Я не понимаю, о чем вы говорите! — У Барретта прервался голос, и он бросил злобный взгляд на Свифта. — Если этот что-то наговорил вам про меня, не верьте, — это ложь! Я устроил ему сегодня взбучку за тот свинарник, что он развел внизу. И предупредил, что доложу обо всем директорату компании, когда мы прибудем в порт. Он чуть с ума не сошел от злости и, как вижу, теперь пытается отыграться на мне!
Вместо ответа капитан протянул Барретту его пистолет. Барретт как-то неестественно дернулся и завизжал:
— Свифт выкрал его у меня из каюты!
— Я не делал этого, сэр! — Свифт резко шагнул вперед. — Он все врет! Я такими делами не занимаюсь. Я ж не дурак! Сделай я это, и мне конец.
— Это ты лжешь, негодяй! — угрожающе прошипел Барретт. — И ты ответишь за это!
— Ну нет, да вы что! Это ж вы хотели покончить с капитаном, это вы хотели застрелить его, вы! И ждали, что я приду и скажу, что дело сделано, вот так!
— Довольно! — с выражением презрения на лице капитан подал знак своим людям, и они еще крепче стиснули руки Барретта.
Когда его потащили из каюты, Барретт успел проорать:
— Прекратите, слышите! Я требую… Я хочу знать, что вы собираетесь со мной сделать!
И он продолжал орать даже тогда, когда за его спиной с лязгом захлопнулась железная дверь корабельного карцера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ради любви - Барбьери Элейн



Хороший , серьёзный роман ! Рекомендую .
Ради любви - Барбьери ЭлейнМарина
21.11.2011, 16.15





Очень интересный роман. Прочитала на одном дыхании.
Ради любви - Барбьери ЭлейнЛена
3.07.2012, 14.05





Бесподобный роман. Захватывающий сюжет.Невозможно Оторваться от чтения.Все реалистично и соответствует историческим реалиям того времени.
Ради любви - Барбьери ЭлейнВ.З..64г.
28.09.2012, 23.14





10/10 супер давно не читала такого романа...
Ради любви - Барбьери ЭлейнМилена
8.05.2013, 8.38





Нет слов, чтобы описать все эмоции, которые охватывали меня во время чтения. Давно уже не попадалась книга, что захватывает с первой страницы. 10 баллов за книгу и отельное спасибо В.З..64г. Я всегда обращаю внимание на Ваш комм., что понравилось Вам, значит стоит почитать и мне.
Ради любви - Барбьери ЭлейнИванна
9.09.2013, 13.33





Супер! Супер! Супер!
Ради любви - Барбьери Элейнleka
9.09.2013, 21.16





Не понравилось.Осилила 6 глав.Гл.героиня не понравилась,невоздержанная и безмозглая.Понятно,что на корабле мрачная ситуация,но автор так все растянула-затянула,что конца не предвидится.
Ради любви - Барбьери ЭлейнГандира
10.09.2013, 0.05





Вообще не понравилось! не читать!!!
Ради любви - Барбьери Элейнвесенний цветок
10.09.2013, 9.47





Читать, но мне понравилось только в конце)До середины идет тяжеловато
Ради любви - Барбьери ЭлейнПупсик
11.09.2013, 1.22





невероятно)))браво браво
Ради любви - Барбьери Элейнанэтта
12.09.2013, 18.25





невероятно)))браво браво
Ради любви - Барбьери Элейнанэтта
12.09.2013, 18.25





Потрясающий роман,такие захватывющие сюжеты и как всегда волшебная любовь.Читайте роман,наслаждайтесь.
Ради любви - Барбьери ЭлейнАнна
15.09.2013, 0.50





Девственница испытала оргазм 2 раза!? И это с нелюбимым, малознакомым человеком с большим,извините, членом.Такое почти во всех романах и это бесит.Еще имя гг.-Джиллиан, какое-то мужское. А вообще роман супер, не оторваться.
Ради любви - Барбьери ЭлейнИ.О.
23.09.2013, 10.52





Девственница испытала оргазм 2 раза!? И это с нелюбимым, малознакомым человеком с большим,извините, членом.Такое почти во всех романах и это бесит.Еще имя гг.-Джиллиан, какое-то мужское. А вообще роман супер, не оторваться.
Ради любви - Барбьери ЭлейнИ.О.
23.09.2013, 10.52





Для И О, думайте обо мне что хотите, ваш комментарий не соответствует действительности. Тут физиология. По собственному опыту знаю. Извините за откровения. Встречалась я с парнем, (случай клин клином), была девочкой. От поцелуев и от всяких там) прикосновений..вобщем получила удовольствие, оставаясь при этом дев-й. После этого сильно переживала, что я испорченная , грязная, совесть заела так, что этого самого парня бросила..А жизнь пошла новым руслом.
Ради любви - Барбьери ЭлейнКира
23.09.2013, 12.06





средненько, я бы сказала. .. очень тяжело идет, особенно первая половина.. .только последние 4 главы понравились... 7/10
Ради любви - Барбьери ЭлейнЛилия_89
25.09.2013, 13.27





Больше всего меня поразило, что в те времена по закону за долги отца его семью продавали в фактически рабство в Американские колонии. А дальше - кому как повезет. Это историческая правда. И куковать бы тем сестрам в борделе, если бы одна из них не дала капитану на корабле. Роман супер интересный.
Ради любви - Барбьери ЭлейнВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.51





Скучно...сопливо и неинтересно
Ради любви - Барбьери ЭлейнСветА
24.10.2013, 19.29





Аннотация немного невпопад: героиня не без гроша в кармане, а просто попала в рабство за долги отца, да и отношения с капитаном у неё возникли по необходимости для спасения сестры.rnНе сопливый роман, герои имеют свои переживания, много не логичных поступков, немного напрягает некая затянутость,но в целом - интересно.
Ради любви - Барбьери ЭлейнItis
7.11.2013, 21.01





Полная ерунда
Ради любви - Барбьери ЭлейнЕлена
10.03.2014, 9.45





Слишком много отрицательных персонажей, да и сам главный герой слишком мрачный
Ради любви - Барбьери ЭлейнVirginia
3.05.2014, 0.30





Книга интересна,у этого автора есть роман про Демиана и Амметистт, тоже оооочень интересна
Ради любви - Барбьери Элейнлуиза
14.10.2014, 11.40





Да,действительно гг немного напрягает - то своим острым языком которые не может сдержать, то тем что он внезапно куда-то делся и молчит как рыба когда надо говорить. А главное все они расцветают на третий месяц после родов...:)
Ради любви - Барбьери Элейнeli
19.12.2014, 19.08





Роман интересный, поражают законы того времени, реалистично все описано, гг г. настоящий мужик, гг г. дурковатая, роман точно не чтиво перед сном 9/10
Ради любви - Барбьери Элейнэля
13.03.2016, 19.08





Задумка интересная, многие вещи реалистичны, герои и первого и второго плана понравились, но изложение подзатянуто, читать скучновато, есть много нелогичных моментов и лишних деталей: 6/10.
Ради любви - Барбьери ЭлейнЯзвочка
14.03.2016, 1.02





Оч-оч понравилось.Прям-таки захватил роман.Да,каждый со своим характером...но уживаются в любви
Ради любви - Барбьери ЭлейнФАЙРА
27.10.2016, 15.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100