Читать онлайн Ради любви, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ради любви - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 87)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ради любви - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ради любви - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Ради любви

Читать онлайн

Аннотация

Спасаясь от кредиторов покойного отца, юная Джиллиан отправляется в Новый Свет… без гроша в кармане, с хрупкой сестрой Одри на руках. И когда Одри, не снеся тягот пути, опасно заболевает, единственное, чем может расплатиться Джиллиан за ее спасение с циничным капитаном Дереком Эндрюсом, — это собственным телом. Но длится путешествие, сделка оборачивается подлинной страстью — и вот уже девушке приходится выбирать между свободой и любовью всей жизни.


Следующая страница

Глава 1

Англия, Лондон, февраль 1772 года
От стоявшего вокруг зловония перехватывало дыхание. Повозки, грохоча по булыжной мостовой узких улочек, катили через нищенские кварталы предрассветного Лондона. Справа и слева бесконечной чередой тянулись дома — развалюхи. Нависающие верхние этажи домов превращали улицы в мрачные туннели. В них стоял неимоверный смрад от сточных канав, переполненных гниющим мусором и вонючими отбросами. Зловонный хлам мог вывалиться на голову в любой момент. В полутьме нагло копошились жирные коричневые крысы, выискивая лакомые кусочки в отвратительных кучах. Вороны с хриплым карканьем в нетерпении ждали рассвета, чтобы присоединиться к пиршеству.
Угрюмая сырость, пробирающий до костей холод, тошнотворная вонь и безнадежная нищета лондонских трущоб — вот что сопровождало Джиллиан Хейг на пути в порт. Борясь с внутренним отвращением и подступающими слезами, девушка устало прикрыла глаза. Эти несколько миль казались бесконечными.
Все началось — несколько часов назад, когда вечернее небо усеяли ярко сияющие звезды, а высоко над головой неподвижно повисла большая полная луна. За спиной Джиллиан громко захлопнулась дверь, и лязгнул задвигаемый засов. Она со вздохом облегчения шагнула на улицу и присоединилась к остальным. Их загнали в одну из ожидавших повозок, и вереница колымаг снова тронулась в путь, объезжая местные тюрьмы. Но чувство облегчения продержалось недолго. С каждой остановкой в повозку набивалось все больше и больше отправляемых на поселение каторжников, и вскоре Джиллиан уже просто не могла пошевелиться. Злой зимний ветер безжалостно пронизывал ледяным холодом сгрудившихся в повозках людей.
Невнятные ругательства, которые становились все громче после каждой остановки, резко оборвались, когда впереди показалась быстро текущая Темза. Повозки приближались к Лондонскому мосту. Вид длинных пик, на которых торчали окровавленные головы казненных, на время заставил всех замолчать.
Джиллиан горделиво вздернула подбородок и, крепко сжав дрожащие губы, с трудом сглотнула. В ней поднимался хорошо знакомый гнев. От нее не дождутся и намека на слабость, которая может лишить ее самообладания! Она не преступница, как остальные, и не намерена вести себя, как они!
Джиллиан обернулась на звук сдавленного рыдания за спиной и встретила горестный взгляд таких же, как у нее, прозрачно-голубых глаз. Она всмотрелась в милые знакомые черты, тонкое девичье лицо обрамляли белокурые волосы, переливающиеся серебром в предрассветном сумраке. Но такие же, как и у нее, изящной лепки скулы были мокры от слез и бледны, несмотря на обжигающий ледяной ветер.
В горле у Джиллиан снова встал комок. Дотянувшись до руки сестры, она крепко сжала ее и сумела выдавить ободряющую улыбку.
— Не бойся, Одри. Помнишь, папа всегда говорил, что нельзя поддаваться страху. А те головы, что мы увидели там… — при упоминании о жуткой картине Джиллиан гордо вздернула подбородок, — это просто еще один признак варварства, ставшего частью человеческой жизни, бесчеловечного отношения людей друг к другу. Это реальность, Одри, реальность, с которой папа боролся каждый день всю свою жизнь. Это символ того, что нас научили презирать. Мы не можем отвернуться, потому что должны смотреть всему этому прямо в лицо и показать, что мы не боимся. Мы должны…
— О Джиллиан, — с дрожащих губ Одри сорвалось рыдание. — Мне страшно.
Джиллиан оборвала свою неспешную тираду. О чем еще всегда говорил их мудрый отец? «…Мои дочки, как две чудные кошечки, если одна уже довольна тем, что помурлыкала, то вторая все ищет, как бы порычать…»
Папа, папочка…
Как всегда, желание помочь сестре придало Джиллиан сил, и она еще крепче сжала руку Одри. Девушка успокаивающе зашептала, и слова шли прямо из сердца:
— Не волнуйся, Одри. Не волнуйся. Я с тобой, дорогая. — Отзвук негромких слов Джиллиан давно уже растаял в воздухе, а повозки все катили и катили в сторону моря.


Утром похолодало еще больше, и настроение у него окончательно испортилось. Еще немного, и пристань будет кишмя кишеть людьми, нетерпеливо ожидающими скорого прилива. Но перспектива предстоящего отхода «Воина зари» отнюдь не радовала капитана Дерека Эндрюса.
Дерек бросил короткий взгляд на темное, угрюмое небо. Налетевший порыв ветра качнул палубу, и капитан, покрепче упершись ногами, повернулся в сторону моря. Черты его лица были строги, взгляд холоден. Был он высок ростом и явно недюжинной силы. Чувствовалось, что тяжелая физическая работа для него не пустой звук. Одет он был во все черное. Этот цвет являлся единственной его уступкой тому потаенному уголку души, где жила тягостная тьма.
Начало светать, но суровость не исчезла с лица капитана. Напротив, чем дольше он вглядывался вдаль, тем больше и больше хмурился. Клубящиеся у горизонта свинцовые тучи не сулили ничего хорошего. Когда же он повернулся лицом к пристани, то густые черные брови, сошедшиеся на переносице, ясно свидетельствовали о том, что творится у него на душе.
Проклятие! Даже долгая ночь, проведенная в постели с Пэгги, одной из лучших портовых шлюх, не умиротворила его. И не то чтобы рыжая девка не старалась. Она делала все, что могла, и даже больше, и к утру выдохлась напрочь, но мысли и сердце его так и остались далеко от ее прелестей.
По-прежнему сурово хмурясь, Дерек припомнил вкус мягких губ Пэгги, то, как расчетливо она целовалась, будя его сладострастие. Припомнил и то, как ее опытный рот томительно медленно и неуклонно сползал все ниже и ниже по его груди и животу, пока наконец не вобрал в свою жаркую глубину ту часть его тела, что, несмотря на его витание в облаках, была тверда и полна вздымающей силой.
Пэгги была исполнена решимости подарить ему наслаждение. Это ясно читалось в ее глазах, полных искреннего чувства. Его догадку подтвердили неуверенные слова, что чуть слышно прошептала девица, когда он, прощаясь, спросил о цене. Но Дерек не позволил себе расчувствоваться. Слишком дорого стоило ему знание, что сказанные в порыве страсти слова частенько забываются, а самые красивые губы играючи могут произнести отвратительную ложь. Его понимание истинной природы прекрасного пола никак, однако, не влияло на желание вкусить сладостных плодов… И Пэгги была щедро вознаграждена.
Громкий крик с нижней палубы вернул Дерека к действительности. Предстоящее плавание было ему совсем не по вкусу. Если бы на обратном пути в Англию на них не налетело два жесточайших шторма — посланца злой судьбы, нещадно истрепавших судно. «Воин зари» выдержал бы непогоду и прибыл в порт в целости и сохранности. Но все получилось ровным счетом наоборот. Товар, которым набили трюмы в благодатной Пенсильвании, — пшеница, мука, печенье, сливочное масло, всевозможные копчености и бочки знаменитого пенсильванского яблочного сидра — был залит водой, хлеставшей из бортовой пробоины. Корабль чудом остался на плаву и с трудом дошел до Лондона. Это доказало надежность судна и мужество его команды. Но пиррова победа обернулась полным крахом для капитана, ставшего законченным банкротом.
Дерек прищурил глаза, в который раз вспоминая долгие бессонные ночи, которые в одиночестве просиживал в своей каюте. Он думал о том, что, хотя и спас свой корабль от морской пучины, опасность потерять его по-прежнему оставалась более чем реальной. Он прекрасно понимал, что ему негде занять суммы, необходимой для ремонта и закупки груза на обратный рейс, но торжественно поклялся самому себе, что любой ценой раздобудет нужные средства.
На следующее утро он встретил Джона Барретта.
Как бы в ответ на его мысли к кораблю подкатила черная карета. Распахнулась дверца, и на пристань торжественно ступил низкорослый, крепко сбитый и, несмотря на свою тучность, разодетый по последней моде господин. Дерек еще больше помрачнел. В Джоне Барретте многое, помимо его отталкивающей внешности, вызывало невольную неприязнь — бегающие глазки, высокомерный изгиб губ, извращенное удовольствие, с которым он занимался своим малоприятным делом, и упоение своей властью.
Барретт повернулся к веренице открытых повозок, подъехавших вслед за каретой, и что-то повелительно крикнул. Но яростный порыв ветра, весьма ощутимо качнувший судно, отнес его слова в сторону, и Дерек ничего не расслышал. Однако в повозках приказание было прекрасно понято: откинулись задние борта, и закоченевшие люди начали неловко выбираться на пристань.
Капитан хмуро наблюдал, как вновь прибывшие неумело и неохотно выстраивались неровными рядами. Кто-то был закован в ручные и ножные кандалы, кто-то с безнадежным видом устало горбился… Но на всех лежала печать долгих дней, проведенных за тюремной решеткой. Нелегкая доля выпала этим закоренелым каторжникам, ворам, продажным девкам и неисправимым преступникам. Все они обменяли срок своего заключения на колониальный контракт и теперь отправлялись за океан.
Дерек не понаслышке знал о тяжести железных оков. Но он знал и о том, что в ближайшее время станет неприятным сюрпризом для столпившихся внизу людей. Очень скоро кое-кто из них будет готов отдать все что угодно за эти цепи, только бы освободиться от ужасного рабства, уготованного им по ту сторону океана.
Дерек нахмурился. Но выстроившиеся на пристани люди не вызывали у него жалости. Большинство получило по заслугам. Он сбросил цепи, что когда-то сковывали его. Теперь он капитан собственного корабля и господин своей судьбы. И он не отступит назад… чего бы это ему ни стоило.
Укрепившись в этой мысли, капитан «Воина зари» нарочито медленно повернулся спиной к пристани.


— Эй, вы там! Живо построились, а не то так огрею, что мать родную позабудете!
Джиллиан резко обернулась на грубый окрик охранника и окинула его презрительным взглядом. Потом взяла в руку свой небольшой саквояж и шагнула на пристань. Налетевший порыв ветра сбросил с ее головы капюшон. Широкие складки плаща громко захлопали. Она поплотнее запахнула полы и огляделась вокруг. Пристань бурлила. Бесчисленные торговцы вопили, напропалую расхваливая свой товар. Возницы огромных подвод, груженных горами провианта, катили к кораблям у причала так, будто на пристани вообще не было людей. Торговцы и нищие, продажные девки и воры — все смешались в оглушительном гаме ругани, криках, радостных возгласах и лошадином ржании.
Джиллиан зябко повела плечами, когда порыв ветра в очередной раз немилосердно взметнул полы ее плаща, и повернулась к сестре, которая вслед за ней вылезла из повозки. Личико Одри было бледным и осунувшимся, но глаза уже не полнились слезами. Джиллиан с облегчением вздохнула и собралась, было шагнуть вперед, когда неожиданно получила грубый тычок в плечо.
— Эй, потаскуха, тебе же сказано — стройся! — Прямо ей в лицо уставились гноящиеся глазки охранника. Он обдал Джиллиан таким зловонным дыханием, что ее чуть не стошнило. — И хватит пялиться! Здесь тебе не бордель, усекла?
Кровь бросилась в лицо Джиллиан.
— Какая гадость! Я не позволю разговаривать со мной в таком тоне!
— Ах-ах, какие мы нежные — «не разговаривайте со мной в таком тоне»! — Джиллиан резко обернулась на насмешливый голос и увидела женщину с опухшей физиономией, которая издевательски продолжила: — Мы же благородные, как же можно! Куда до нас нищей честной шлюхе вроде меня.
— Если ты такая честная, то почему оказалась здесь! — сердито бросила в ответ Джиллиан.
— Может, и поделом, — гадко осклабилась шлюха. — Но тогда что делаешь здесь ты, такая благородная? Как это ты умудрилась оказаться в этой компании, а?
— Если бы это тебя касалось и если бы ты могла понять, я бы объяснила. — Джиллиан на миг замолчала и холодно закончила: — Но это не твое дело, и понять ты не способна!
Глаза шлюхи загорелись животной злобой. Она набычилась и неожиданно бросилась на Джиллиан. Сбив девушку с ног, она вцепилась ей в волосы и принялась рвать их, визгливо выкрикивая омерзительные ругательства. Потасовку остановил громкий злобный окрик:
— Разнимите же девок, черт подери! Я не собираюсь нести убытки еще до отплытия!
Взбешенная шлюха яростно обернулась на голос и буквально окаменела. Ненависть, горевшая в ее глазах, внезапно сменилась животным страхом, и она боязливо шагнула назад. Женщина вся съежилась, ее только что бурно вздымавшиеся груди жалко обвисли, и она жалобно запричитала:
— А я что… я ничего и не сделала, мистер! Это все она… она! Начала выпендриваться, корчить из себя благородную… ишь, королева выискалась!
— Уберите эту подстилку с моих глаз!
Тяжелая рука буквально отмела женщину в сторону. Джиллиан, бросив взгляд на мужчину, так перепугавшего взбешенную панельную девку, тоже замерла от ужаса. На нее надвигался коротышка с неимоверно широкими и мощными плечами, квадратным туловищем, темным и грубым лицом и тяжелым взглядом. Одет он был по самой последней моде. Одежда была идеально отутюжена, но невозможно было отделаться от ощущения какой-то нечистоплотности всего его облика. Впечатление еще больше усиливалось струйками пота, которые, несмотря на пробирающий до костей ледяной ветер, стекали по его толстым, в красных прожилках щекам.
Мужчина неторопливо и оценивающе ощупал взглядом
Джиллиан с ног до головы. Губы его раздвинулись в такой сальной ухмылке, что девушку передернуло.
— Глазам своим не верю… розовый бутон средь терний… Откуда ты, цветок прелестный? — вкрадчиво проговорил он и вдруг быстрым движением цепко схватил Джиллиан за волосы. Она, было, отпрянула, но мужчина с усмешкой притянул ее к себе, откровенно наслаждаясь своей властью.
— Джиллиан… с тобой ничего не случилось? — неуверенно проговорил у нее из-за спины нежный голосок, и Одри встала рядом с сестрой. Мужчина громко присвистнул и выпучил глаза в притворном изумлении.
— Мне снится сон! Две розы равной красоты! — Он грубо захохотал, и его лицо побагровело. — Теперь я знаю, где буду коротать долгие дни плавания, — в роскошном цветнике!
Отвратительный тип выпустил волосы Джиллиан и, обернувшись к охраннику, властно распорядился:
— Собери-ка их всех вместе! Всех до единого! Пусть стоят и ждут! Если кто удерет, шкуру спущу!
— Слушаюсь, мистер Барретт!
Барретт размашисто зашагал к кораблю. Джиллиан повернулась к Одри и увидела, что в глазах сестры снова блестят слезы. Отчаянно борясь с беспросветным ужасом, волной захлестнувшим ее душу, Джиллиан взяла сестру за руку и ободряюще пожала.
Люди зашевелились и медленно двинулись к кораблю. Джиллиан, шагая вместе со всеми, из последних сил старалась держать себя в руках. Вдруг что-то так больно ударило ее в спину, что у нее перехватило дыхание. Девушка сбилась с шага и полетела лицом вниз прямо на доски пристани. В самый последний момент чья-то могучая рука грубым рывком поставила ее на ноги.
Джиллиан в изнеможении припала к крепкой груди бородатого, с черными вьющимися волосами мужчины, который спас ее от неминуемого увечья. Она подняла глаза, и робкие слова благодарности замерли у нее на губах, когда она натолкнулась на яростный взгляд.
— Даже дураку известно, что иногда следует поглядывать себе за спину! — резко бросил он.
— Поглядывать за спину?.. — непонимающе переспросила Джиллиан и невольно обернулась. Гулящая девка, что стояла позади, уперла руки в бока и вызывающе расхохоталась. Девушке все стало ясно, и она рванулась к обидчице.
Бородач играючи удержал ее и буквально отхлестал резкими словами:
— Вот этого я бы на твоем месте не делал. Ты уже умудрилась заинтересовать Джона Барретта и скоро горько пожалеешь об этом. А что до Мэгги, то не тебе с ней тягаться. Ей по горлу тебя полоснуть, что чихнуть. И поверь, кошмары ее после этого мучить не будут. Так что помалкивай и держись от нее подальше.
— Я что-то не припомню, что просила вашего совета! — вспылила Джиллиан. — Я понятия не имею, кто такой Джон Барретт и какое отношение ко всему этому имеете вы! И меня это совершенно не волнует! А что касается той женщины… пусть сама держится подальше от меня, понятно?
Взгляд молодого человека стал холоден. Он отпустил ее и молча шагнул обратно на свое место. И тут до Джиллиан дошло, что сильные руки, спасшие ее, закованы в кандалы. А на ногах мужчины гремят цепи!
По спине Джиллиан пробежал холодок. Ее неожиданный спаситель был каторжником!
В ее ладонь робко скользнула дрожащая рука Одри. Джиллиан со всей решительностью отогнала от себя нарастающий страх, крепко взяла сестру за руку и шагнула вперед.


— Мистер Барретт, капитан на этом корабле — я! И советую не забывать об этом!
Угроза надвигающегося шторма, уже вовсю свистевшего в шканцах, бледнела в сравнении с перекошенным от ярости лицом Джона Барретта, стоявшего перед Дереком Эндрюсом. Неприязнь капитана к низкорослому неприятному типу быстро перерастала в откровенное презрение. Обстоятельства могли заставить его участвовать в предстоящей перевозке ссыльных, но были не в состоянии заставить получать от этого удовольствие. Он слишком хорошо знал обо всех надувательствах и уловках, столь распространенных в делах подобного рода. Известно ему было и о похищениях взрослых и детей, которые существенно пополняли списки несчастных. Участие в этом деле отнюдь не радовало Дерека Эндрюса. Он дал себе слово разрешить этим людям ступить на борт только после того, как лично убедится, что все они осуждены справедливо и по закону.
— Повторяю еще раз, — повысил голос Дерек, стараясь перекричать хриплые крики парящих над кораблем чаек и громкие голоса матросов на пристани. — Согласно моему прямому приказу мой первый помощник будет стоять у трапа, чтобы удостовериться, что каждый из этих людей оказался здесь на законных основаниях.
Джон Барретт шумно засопел от с трудом сдерживаемой ярости и оскалил желтые зубы в злобной усмешке:
— Как это понимать, капитан Эндрюс? Вы что, сомневаетесь в моей честности? Или подозреваете меня в противоправных действиях?
— Вы вольны, предполагать все, что вам заблагорассудится, — холодно ответил Дерек, — отменять свой приказ я не намерен. Вот так, мистер Барретт.
Смуглое лицо Барретта потемнело от гнева. Он, казалось, еще больше раздулся от злобы и с ненавистью прошипел:
— Какими мы стали добродетельными, просто загляденье! А совсем недавно были готовы буквально на все, лишь бы спасти свой корабль. И не задавали никаких вопросов! Но Лондонская транспортная компания оказалась единственной, согласившейся поддержать вас в этой ситуации! И только она решилась вложить кругленькую сумму в починку этого корыта, чтобы вы могли и дальше продолжать заниматься извозом! Или я ошибаюсь, капитан?
— Я продал вам, мистер Барретт, место на своем корабле для вашего груза. Но своей души я вам не продавал, — ледяным тоном ответил Дерек.
— Ну конечно, не продавали! — оглушительно расхохотался Барретт. От хохота лицо его приняло апоплексический оттенок, и он едко продолжил: — Я бы посоветовал вам, сэр, еще разок перечитать условия нашего контракта. Вы действительно капитан «Воина зари», это правда, но по условиям подписанного нами соглашения я занимаю должность суперкарго на все время плавания. А, занимая эту должность, я и только я один отвечаю за груз. Все решения, имеющие отношение к любому лицу, которое является частью груза, будут приниматься мной — больше никем. Действуя в согласии с договором, я заявляю вам еще раз, что каждый мужчина и каждая женщина из этой живописной группы там внизу на пристани были отобраны лично мной. Для вашего сведения добавлю, что много раз сопровождал подобные группы за океан. И в отличие от вас достаточно сведущ в том, что нужно таким людям, как они. Я позаботился и о соответствующем провианте, между прочим. Могу еще добавить, что переправил в колонии сотни таких уголовников, чтобы они смогли честным трудом искупить свою вину перед обществом, может быть, впервые в своей жизни. Я сердцем чувствую, что, следуя этой высокой цели, тоже немало потрудился на благо общества. И просил бы вас вспоминать об этом всякий раз, когда вы надумаете побеседовать со мной на эту тему!
Даже не удосужившись ответить, Дерек отвернулся, перегнулся через поручни и прокричал сквозь стоявший вокруг гвалт:
— Мистер Каттер! Займите позицию у трапа! — Из горла Барретта вырвался лишь яростный сип, когда Дерек снова повернулся к нему. Капитан заговорил таким ледяным голосом, что свистевший вокруг северный ветер по сравнению с ним вполне мог показаться южным бризом:
— Что касается условий моего договора с Лондонской компанией, то прошу вас заметить, что я намерен выполнять их скрупулезно и полностью. В качестве суперкарго вы будете отвечать как за груз в целом, так и за то, в каком состоянии он прибудет в место назначения. Я отлично знаю, что мое вмешательство может привести к конфискации моего имущества для компенсации убытков Лондонской компании. Тем не менее, прошу вас запомнить, что, пока груз находится на моем корабле, вы его полновластным хозяином не будете. — Дерек непроизвольно шагнул вперед и, впившись потемневшими от гнева глазами в багровое лицо Барретта, закончил: — Повторяю, никто из этих людей не ступит на палубу, пока мой помощник лично не убедится в том, что все прибыли сюда на законных основаниях.
— Отлично! — злобно процедил Барретт и с неожиданным для человека такой комплекции проворством развернулся и заторопился к сходням. Потом остановился, обернулся и запальчиво бросил: — Но предупреждаю, капитан, со мной шутки плохи.
Наблюдая, как Барретт на удивление резво спускается по узким сходням на кишащую народом пристань, Дерек про себя признал справедливость слов, сказанных этим презренным типом. С Джоном Барреттом действительно шутки плохи.
Но ведь он и не собирался шутить.
Твердым взглядом Дерек проследил, как Барретт, наконец, сошел с корабля и на борт начал подниматься первый из ссыльных. Крепко сжав поручни, капитан наклонился вперед, чтобы лучше видеть, что происходит на нижней палубе.


В мрачных тучах неожиданно возник просвет, и солнечный луч упал на сходни, по которым понуро поднималась вереница людей. Сходни представляли собой узкую длинную доску с веревкой с одной стороны вместо перил. Сходни немилосердно прогибались, стремясь выскользнуть из-под ног, и вдобавок отчаянно раскачивались вместе с кораблем.
Крепко сжимая в руках саквояж, Джиллиан с неистово колотящимся сердцем молча двигалась вперед. Не решаясь обернуться к дрожащей Одри, что робко смотрела вслед за ней, девушка вызывающе выставила вперёд подбородок, всем своим видом демонстрируя бесстрашие. Делала она это скорее ради сестры, чем ради себя.
Ступив на сходни, насквозь продуваемые безжалостным ледяным ветром, Джиллиан украдкой огляделась вокруг. Вот судно, которое доставит ее и Одри в неведомые далекие земли по ту сторону океана. Судно было большим и малопривлекательным на вид из-за голых мачт, торчавших, словно ребра остова исполинского животного. На палубе деловито суетились матросы, сыпавшие непристойной руганью направо и налево. Вокруг царили неимоверная толкотня и ужасный гам, прорезаемый время от времени пронзительными свистками и выкриками, от которых некуда было укрыться.
Джиллиан глубоко вздохнула, чувствуя, как куда-то исчезает ее смелость. Слишком много людей. Да вдобавок еще их группа ссыльных. А в ней уж точно больше сотни человек. На этом казавшемся таким большим корабле места всем может не хватить.
Губы Джиллиан предательски дрогнули. Она много Чего слышала про такие суда. Знала она и про то, что не все попадали на них законным путем. Закон вообще мало, что значил для тех, кто проворачивал дела такого рода. Говорили, что к концу плавания на борту оказывалось намного меньше людей, и никто никогда не интересовался судьбой тех, кому не удалось пересечь океан.
От этих мыслей Джиллиан невольно пробрала дрожь, и глаза неожиданно наполнились слезами. Устыдившись своей слабости, она заставила себя отогнать подальше мрачные мысли и, поморгав, смахнула набежавшие слезы.
Что с ней такое творится? Неужели при первом же столкновении с превратностями судьбы она откажется от всего, чему учил ее отец? Неужели она из-за страха забудет о том, кто она, кем она была и кем надеялась стать? Она Джиллиан Харкорт Хейг, дочь Морриса Харкорта Хейга, выдающегося знатока словесности! Отец был замечательным человеком и прекрасным педагогом. Его мало волновал материальный достаток, и единственное, что он сумел дать своим дочерям, — это прекрасное образование. И он не уставал снова и снова повторять им, что невежество и страх — главные враги человека, а знания и смелость — великая сила. Она всегда сердцем верила тому, что говорил отец. И никогда не простит себе, если сейчас дрогнет!
С этими возвышенными мыслями Джиллиан осторожно начала подниматься по сходням. Она с любопытством взглянула вперед и едва не вскрикнула от ужаса, увидев на палубе знакомую приземистую фигуру.
Снова этот отвратительный тип!
Из-за налетевшего порыва ветра Джиллиан не расслышала, что Джон Барретт сказал молодому моряку, стоявшему у верхнего конца сходен. Однако налившееся кровью лицо торговца яснее ясного говорило о том, что разговор был не из приятных. Барретт со своими горящими безудержной яростью глазами чем-то напоминал дикого вепря, рисунок которого Джиллиан видела в одной из отцовских книг. Там говорилось, что этот зверь убивает просто ради удовольствия.
Загипнотизированная злобным выражением лица Барретта, девушка ахнула, когда он с размаху ударил моряка кулаком в лицо. Удар был таким сильным и неожиданным, что юноша едва удержался на ногах.
С верхней палубы донесся чей-то яростный крик. Джиллиан взглянула вверх и увидела перегнувшегося через поручни высокорослого, крепкого, одетого во все черное человека. Мгновение спустя он, подобно устремившейся на врага хищной птице, быстро и ловко слетел по трапу вниз.
Джиллиан, онемевшая от ужаса и судорожно вцепившаяся в веревку, натянутую вдоль сходен, не могла отвести глаз от его лица. Над полными бешенства черными глазами сходились нахмуренные густые темные брови. Красивые чеканные черты исказились от гнева. Тонкий шрам пересекал по всей длине темную от загара щеку, делая еще более грозным не сулящее ничего хорошего выражение его лица. Большими шагами он подошел к Барретту и встал перед ним, едва сдерживая бушующую в нем ярость.
В наступившей тишине его голос, негромкий и глубокий, был слышен с удивительной ясностью:
— Мистер Барретт, извинитесь перед мистером Каттером.
— И не подумаю! — огрызнулся Барретт и захохотал. От этого хохота у Джиллиан вдоль спины пробежал холодок.
— Вы тут недавно напоминали мне, капитан Эндрюс, что на этом корабле хозяин — вы, — продолжил Барретт. — А я еще раз напоминаю вам, что на этом корабле суперкарго — я. Как таковой я старше по чину этого сосунка и не потерплю от него никаких дерзостей!
— Мистер Каттер действовал по моему приказу. Его полномочия в данном случае неоспоримы. Ударив его, вы ударили меня, мистер Барретт, — помолчав, капитан повторил с еще большей непреклонностью: — Принесите свои извинения, мистер Барретт. Я настаиваю на этом. Иначе об отплытии «Воина зари» не может быть и речи.
— Да вы что! — задохнулся Барретт. Его лицо налилось неприкрытой злобой. — Вы хотите заставить меня поверить, что поставите на кон плавание и неизбежную потерю судна ради какого-то матроса?!
Лицо капитана стало еще более жестким, и он ничего не ответил.
Молчание повисло между двумя противниками, и с каждой секундой оно становилось все более и более давящим, тяжелым и труднопереносимым.
— Ладно! — процедил, в конце концов, Барретт. Трясясь от ярости, со взглядом, полным ненависти, он резко повернулся к стоявшему рядом моряку. — Можете считать извинения принесенными!
— Такое извинение мистера Барретта приемлемо для вас, мистер Каттер? — обратился к своему помощнику капитан.
Разбитые губы молодого человека тронула легкая удовлетворенная улыбка:
— Так точно, сэр!
— Продолжайте расспрашивать людей, мистер Каттер, — чуть помолчав, спокойным тоном добавил капитан.
Побагровевшее лицо Барретта перекосилось от злости, когда капитан, широко расставив ноги, застыл у борта.
По мере того, как очередь неимоверно медленно двигалась к кораблю, у Джиллиан нарастало чувство презрения. Этот капитан… ну нет, ему ее не провести! При всей своей показной справедливости он был совершенно равнодушен ко всем этим мужчинам и женщинам, которых загоняли на борт, как скот! Иначе он не дал бы втянуть себя в эту омерзительную торговлю людьми! Не слишком он пекся и о правах своей команды. Если бы это было так, он бы никогда не согласился взять на должность суперкарго такого гнусного типа, как этот Барретт!
Яростные порывы ветра обжигали холодом, но это не мешало Джиллиан внимательно прислушиваться к тому, о чем спрашивали каждого поднимавшегося на борт. Вопрос был один и тот же: «Вы прибыли сюда на законном основании, согласно решению суда? Ответьте, да или нет». Джиллиан презрительно усмехнулась.
Ветер хлестнул еще яростнее, чем прежде, и Джиллиан охватил неудержимый озноб. Теперь ее трясло и от холода, и от омерзения. Обернувшись, она увидела мертвенно-бледное личико Одри, дрожащие посиневшие губы, и от этого ее затрясло еще сильнее. Она знала, что сестра мучительно страдает и от страха, и от неимоверного холода, ничем не могла ей помочь и стиснула кулачки, злясь на собственное бессилие.
Их нагло лишили всех гражданских прав! С ними обращались, как с преступницами, только потому, что нежданная смерть помешала их отцу, замечательному, честнейшему человеку, вовремя рассчитаться с долгами! Их приговорили к ссылке за океан, даже не поинтересовавшись, хотят ли они выплатить его долги многолетним принудительным трудом так далеко от родных мест. Их выставят на торги, и тот, кто даст наибольшую цену, станет их господином! Из них сделали почти что рабынь!
Возмущенная до глубины души, с колотящимся сердцем, Джиллиан шагнула на палубу. Внезапный порыв ветра сорвал с ее головы капюшон, чтобы безжалостно обдать холодом миловидное, с тонкими и безупречными чертами лицо, обрамленное белокурыми волосами. Опалив юного помощника капитана высокомерным взглядом в ответ на его вопрос, она позволила себе рассеянно взглянуть на напряженное и ставшее от этого еще менее привлекательным лицо Джона Барретта. И тут в первый раз их глаза встретились. Придя в ярость от его наглого и откровенного взгляда, молодая женщина почувствовала, что теряет самообладание.
— Вы спрашиваете меня, прибыла ли я сюда на законном основании, согласно решению суда? Ну что ж, у меня тоже есть что спросить! Законно ли делать из свободной уроженки Англии рабыню?
— Это снова ты! — Барретт буквально прошил ее яростным взглядом. — Отвечай на вопрос, стерва!
— На вашем месте, сэр, я бы вспомнила собственную биографию, чтобы правильно использовать это слово! — вспыхнув, язвительно ответила Джиллиан.
У капитана вырвался приглушенный смешок. Резким взмахом руки он остановил Барретта, угрожающе шагнувшего к девушке, и мягко обратился к Джиллиан:
— Отвечайте на вопрос, мадам.
— Этот постыдный фарс не стоит моего ответа! — кипя от негодования, прошипела Джиллиан.
Глаза капитана еще больше потемнели. В них загорелся мрачный огонь, от которого у Джиллиан мурашки побежали по спине.
— Мадам, отвечайте на вопрос.
— Вы говорите о законности, — с нескрываемым презрением проговорила Джиллиан. — А как быть с нравственностью? Или, вернее, с безнравственностью, когда из свободного человека делают раба? Или это такая мелочь, которая недостойна вашего внимания?
В темных глазах капитана начал разгораться гнев, и Джиллиан упрямо выставила вперед подбородок. Она ни за что не покажет, что этот сверлящий взгляд буквально проникает ей в душу и вызывает какой-то необъяснимый трепет. Она боялась этих глаз, но внутренняя дрожь не была связана со страхом. Сделав над собой усилие, Джиллиан продолжила с тем же откровенным презрением;
— Но, похоже, я попусту трачу слова. Вы всего лишь мелкий работорговец, строящий свое благополучие на крови соотечественников! А у работорговцев интерес всегда только один — прибыль! Какая уж здесь нравственность!
— Да заткните же ей, наконец, рот! С меня хватит! — взревел Барретт и снова шагнул к Джиллиан. — У нас нет времени выслушивать рассуждения о морали, особенно от гулящей девки, которая торгует собой на каждом углу!
— Лжец! Да как ты смеешь…
— Ты обозвала меня лжецом?! — брызгая слюной от ярости, проскрежетал Барретт. — Ты, дешевая шлюха, которая ради одного-двух пенни ляжет под кого угодно!
— Отвратительный лжец! — в бешенстве бросила ему в лицо Джиллиан. — Низкая, подлая тварь! Вы не способны узнать добродетельную женщину, потому что благородные чувства вам неведомы! Вы просто презренный и развратный человек, и будь я мужчиной, я бы…
Ее яростную тираду прервал слабый отчаянный вскрик у нее за спиной. Джиллиан стремительно обернулась и в ужасе замерла. Одри, все еще стоявшая на узких сходнях и отчаянно тянувшаяся к ней дрожащей рукой, покачнулась, и начала беспомощно оседать…
Кошмар происходящего просто-напросто парализовал Джиллиан, и прежде чем она успела броситься на помощь сестре, к сходням устремился капитан и в самый последний момент подхватил Одри, уже готовую соскользнуть в ледяную воду.
Страх и ярость сошлись воедино в душе Джиллиан, когда она увидела, что капитан все еще стоит рядом с Одри и поддерживает ее рукой за талию. Ее потрясение выплеснулось в придушенном возгласе:
— Уберите руки от моей сестры!
— Вашей сестры?
Какое-то мгновение капитан с явным недоверием переводил взгляд с одного миловидного лица на другое. Они как две капли воды походили друг на друга, за исключением разве что ярости, сверкавшей в прозрачной голубизне глаз Джиллиан, когда она с бешенством повторила:
— Еще раз говорю — уберите от нее руки! — Лицо капитана исказилось от гнева. Он подчеркнуто заложил руки за спину и отвесил легкий насмешливый поклон:
— К вашим услугам, мадам. — Потом повернулся к своему помощнику и резко бросил: — Заканчивайте здесь и займитесь грузом в трюме. Если кто полезет не в свое дело, без разговоров — на цепь!
Занятая своей безудержно рыдающей сестрой, Джиллиан даже не посмотрела вслед капитану. Торопливо вернувшись на свое место в веренице людей, она почувствовала на себе чей-то назойливый давящий взгляд. Джиллиан украдкой глянула в сторону и увидела Джона Барретта. Лицо его не обещало ничего хорошего. Она с презрением посмотрела ему прямо в глаза, и он с деланным равнодушием отвернулся.
Но она не видела, что с верхней палубы за ней внимательно наблюдала еще одна пара темных полных гнева глаз.


Неблагодарная ведьма! Красивая неблагодарная ведьма!
Кипя от негодования, с неимоверной силой стиснув руками поручни, Дерек мрачно смотрел, как ссыльные медленно поднимаются по сходням. В ушах продолжал звучать вопрос, снова и снова задаваемый каждому из них. Капитан с трудом удерживался от того, чтобы не глядеть на стройную высокомерную, теперь уже молчаливую девушку.
Дерек прикрыл глаза и снова мысленно увидел, как налетевший порыв ветра срывает с головы девушки капюшон, открывая ее лицо. Прозрачная глубина широко распахнутых небесно-голубых глаз и поразительно темные длинные ресницы на миг просто ошеломили его. Тонкие, точеные черты лица, волосы, такие белокурые и мерцающие, будто в каждую прядь вплетены светящиеся серебристые нити… И острый как бритва язык…
Каждое слово, отчетливо выговариваемое этой гордячкой, било не хуже кнута. Дерек коротко и язвительно рассмеялся. Столько гордости… пожалуй, многовато для гулящей девки и ее размазни-сестры. Хороши близняшки, ничего не скажешь…
Дерек снова перевел взгляд на сестер. Нет слов, обе потрясающе красивы. И такие разные при всем своем удивительном сходстве. И у каждой своя слабинка. Одна чуть что, так сразу валится в обморок, а вторая безгранично самоуверенна и дерзка.
До Дерека вдруг дошло, что определенная часть его тела по-своему отреагировала на появление белокурой красотки, мало обращая внимания на ее недостатки. Такой неожиданный поворот дела позабавил его. Но он не дурак. Не на такого напали. Будь он самым отчаявшимся из мужчин, а она — единственной из оставшихся в мире женщин, он все равно и пальцем не прикоснулся бы к потаскухе, у которой вместо языка рапира.
Отчего-то застыдившись своих мыслей, Дерек с глубоким вздохом расправил мощные плечи и обратил свое внимание на суету у мачт. Начался прилив, и мысли капитана заняло предстоящее плавание. Настало время поднимать паруса.
Дела больше не могли ждать, и Дерек решительно повернулся спиной к ссыльным на нижней палубе, выкинув из головы красивую высокомерную шлюху.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Ради любви - Барбьери Элейн



Хороший , серьёзный роман ! Рекомендую .
Ради любви - Барбьери ЭлейнМарина
21.11.2011, 16.15





Очень интересный роман. Прочитала на одном дыхании.
Ради любви - Барбьери ЭлейнЛена
3.07.2012, 14.05





Бесподобный роман. Захватывающий сюжет.Невозможно Оторваться от чтения.Все реалистично и соответствует историческим реалиям того времени.
Ради любви - Барбьери ЭлейнВ.З..64г.
28.09.2012, 23.14





10/10 супер давно не читала такого романа...
Ради любви - Барбьери ЭлейнМилена
8.05.2013, 8.38





Нет слов, чтобы описать все эмоции, которые охватывали меня во время чтения. Давно уже не попадалась книга, что захватывает с первой страницы. 10 баллов за книгу и отельное спасибо В.З..64г. Я всегда обращаю внимание на Ваш комм., что понравилось Вам, значит стоит почитать и мне.
Ради любви - Барбьери ЭлейнИванна
9.09.2013, 13.33





Супер! Супер! Супер!
Ради любви - Барбьери Элейнleka
9.09.2013, 21.16





Не понравилось.Осилила 6 глав.Гл.героиня не понравилась,невоздержанная и безмозглая.Понятно,что на корабле мрачная ситуация,но автор так все растянула-затянула,что конца не предвидится.
Ради любви - Барбьери ЭлейнГандира
10.09.2013, 0.05





Вообще не понравилось! не читать!!!
Ради любви - Барбьери Элейнвесенний цветок
10.09.2013, 9.47





Читать, но мне понравилось только в конце)До середины идет тяжеловато
Ради любви - Барбьери ЭлейнПупсик
11.09.2013, 1.22





невероятно)))браво браво
Ради любви - Барбьери Элейнанэтта
12.09.2013, 18.25





невероятно)))браво браво
Ради любви - Барбьери Элейнанэтта
12.09.2013, 18.25





Потрясающий роман,такие захватывющие сюжеты и как всегда волшебная любовь.Читайте роман,наслаждайтесь.
Ради любви - Барбьери ЭлейнАнна
15.09.2013, 0.50





Девственница испытала оргазм 2 раза!? И это с нелюбимым, малознакомым человеком с большим,извините, членом.Такое почти во всех романах и это бесит.Еще имя гг.-Джиллиан, какое-то мужское. А вообще роман супер, не оторваться.
Ради любви - Барбьери ЭлейнИ.О.
23.09.2013, 10.52





Девственница испытала оргазм 2 раза!? И это с нелюбимым, малознакомым человеком с большим,извините, членом.Такое почти во всех романах и это бесит.Еще имя гг.-Джиллиан, какое-то мужское. А вообще роман супер, не оторваться.
Ради любви - Барбьери ЭлейнИ.О.
23.09.2013, 10.52





Для И О, думайте обо мне что хотите, ваш комментарий не соответствует действительности. Тут физиология. По собственному опыту знаю. Извините за откровения. Встречалась я с парнем, (случай клин клином), была девочкой. От поцелуев и от всяких там) прикосновений..вобщем получила удовольствие, оставаясь при этом дев-й. После этого сильно переживала, что я испорченная , грязная, совесть заела так, что этого самого парня бросила..А жизнь пошла новым руслом.
Ради любви - Барбьери ЭлейнКира
23.09.2013, 12.06





средненько, я бы сказала. .. очень тяжело идет, особенно первая половина.. .только последние 4 главы понравились... 7/10
Ради любви - Барбьери ЭлейнЛилия_89
25.09.2013, 13.27





Больше всего меня поразило, что в те времена по закону за долги отца его семью продавали в фактически рабство в Американские колонии. А дальше - кому как повезет. Это историческая правда. И куковать бы тем сестрам в борделе, если бы одна из них не дала капитану на корабле. Роман супер интересный.
Ради любви - Барбьери ЭлейнВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.51





Скучно...сопливо и неинтересно
Ради любви - Барбьери ЭлейнСветА
24.10.2013, 19.29





Аннотация немного невпопад: героиня не без гроша в кармане, а просто попала в рабство за долги отца, да и отношения с капитаном у неё возникли по необходимости для спасения сестры.rnНе сопливый роман, герои имеют свои переживания, много не логичных поступков, немного напрягает некая затянутость,но в целом - интересно.
Ради любви - Барбьери ЭлейнItis
7.11.2013, 21.01





Полная ерунда
Ради любви - Барбьери ЭлейнЕлена
10.03.2014, 9.45





Слишком много отрицательных персонажей, да и сам главный герой слишком мрачный
Ради любви - Барбьери ЭлейнVirginia
3.05.2014, 0.30





Книга интересна,у этого автора есть роман про Демиана и Амметистт, тоже оооочень интересна
Ради любви - Барбьери Элейнлуиза
14.10.2014, 11.40





Да,действительно гг немного напрягает - то своим острым языком которые не может сдержать, то тем что он внезапно куда-то делся и молчит как рыба когда надо говорить. А главное все они расцветают на третий месяц после родов...:)
Ради любви - Барбьери Элейнeli
19.12.2014, 19.08





Роман интересный, поражают законы того времени, реалистично все описано, гг г. настоящий мужик, гг г. дурковатая, роман точно не чтиво перед сном 9/10
Ради любви - Барбьери Элейнэля
13.03.2016, 19.08





Задумка интересная, многие вещи реалистичны, герои и первого и второго плана понравились, но изложение подзатянуто, читать скучновато, есть много нелогичных моментов и лишних деталей: 6/10.
Ради любви - Барбьери ЭлейнЯзвочка
14.03.2016, 1.02





Оч-оч понравилось.Прям-таки захватил роман.Да,каждый со своим характером...но уживаются в любви
Ради любви - Барбьери ЭлейнФАЙРА
27.10.2016, 15.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100