Читать онлайн Дерзкое обольщение, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкое обольщение - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.19 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкое обольщение - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкое обольщение - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Дерзкое обольщение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Она вновь ощутила сладкое прикосновение его губ, ласково умоляющих ее губы раскрыться. Она явственно слышала сводящий с ума аромат мужского тела. Пребывая в царстве грез, она вдруг ожила под его нескончаемыми поцелуями. Теплые губы ласково прикасались к ее лицу; нежно дотрагивались до густых ресниц, заставляя их трепетать; любовно скользили по прямому носику и изящно очерченным скулам; ласкали бархатную кожу до тех пор, пока она не застонала от желания. Жадные губы накрыли ее губы, желая испить сладость ее рта, с готовностью открывшемуся навстречу его поцелую.
Одна широкая мозолистая ладонь нежно скользила по ее телу, а вторая запуталась в распущенных шелковистых локонах. Постепенно эти прикосновения становились все более настойчивыми; рука, перебиравшая ее блестящие каштановые волосы, вдруг резко распрямилась и прижалась к накрахмаленной подушке. Его поцелуи стали глубже, его язык ворвался в ее рот и принялся интимно заигрывать с ее языком, пробуждая в ней желание, сводящее с ума, желание, которому невозможно было противиться. Полностью отдавшись захватившим ее чувствам, Моргана с готовностью ответила на поцелуй, позволив его обжигающему языку сполна насладиться нежностью ее рта.
Широкие ищущие ладони жадно двигались по ее телу, нежное кружево ночной рубашки сбилось под их натиском. Мужские руки накрыли полные округлые груди, а голодные губы сомкнулись вокруг напряженного соска, заставив девушку задрожать от обжигающей страсти.
Содрогаясь от возбуждения, она боялась открыть глаза, боялась, что этот прекрасный сон закончится…
Протянув руку, она ощутила под пальцами его густые спутанные волосы и дрожащей ладонью прижала его голову к груди. Однако он недолго наслаждался этой красотой: его губы проделали тот же путь, что и руки за несколько мгновений до этого. Он принялся покрывать жадными поцелуями ее упругий белоснежный живот; нежно провел губами по округлым бедрам; терпеливо поцеловал каждый дюйм длинных красивых ног; бушующая сила его страсти достигла апогея, когда он начал покрывать горячими влажными поцелуями каштановые завитки между ними.
Низкий нетерпеливый стон неожиданно прорезал ночную тишину, и в следующее мгновение чувственная тяжесть разгоряченного мужского тела куда-то пропала. Инстинктивный протестующий крик Морганы сменился резким выдохом, когда она ощутила первую внезапную боль между бедер…
Он совершил мощный толчок и замер, только когда оказался глубоко внутри ее, наслаждаясь моментом полного обладания. А потом в тишине спальни прозвучал его глубокий прерывистый шепот:
– Моргана, я так давно мечтал об этом… так давно…
В этот момент девушка окончательно проснулась и широко распахнула глаза. Так это не сон! Это реальность… реальность!..
Теплые ищущие губы снова накрыли ее рот. Жезл его страсти, огромный и пульсирующий внутри ее, начал уверенно двигаться, постепенно увеличивая темп, разжигая в ней бушующее пламя. Поглощенная этим горячим обжигающим светом, Моргана с радостью встречала каждое проникновение, ощущая, как с каждой минутой, приближающей их обоих к моменту развязки, в ней растут любовь и желание.
Почти достигнув вершины, Девон на секунду замер… благоговейно прошептал ее имя… а потом резко, неожиданно вознес их обоих на пик наслаждения и тут же низвергнул обратно, исторгнув из груди девушки восторженный крик.
Теплая влажная тяжесть мужского тела исчезла, и Моргана почувствовала сожаление. Обвив Девона руками за шею, она снова притянула его голову к себе. Она не хотела, чтобы кончалось это прекрасное действо, начавшееся под покровом ночи. Вновь ощутив прикосновение его губ, Моргана приоткрыла рот, приглашая его внутрь, купаясь в звуках нежной музыки, рождавшейся в ее душе под его прикосновениями.
Лунный луч, проникший в спальню сквозь незанавешенное окно, осветил суровые черты лица Девона, которые смягчились от выражения глубокой нежности, светившейся в его синих глазах.
– Моргана, милая… – Лаская ее щеку подушечками пальцев, он мягко прошептал: – Я не думал, что это случится… Когда ты ушла, я остался в саду. Я плохо себя чувствовал и, наверное, потерял сознание. Когда я очнулся, вокруг стояла тишина. Праздник закончился, но мне надо было поговорить с тобой. Я должен был сказать, как сильно скучал по тебе… что Консуэло де Артега…
Моргана прижала тонкую ладошку к его губам, не дав договорить.
– Нет, Девон, ничего больше не говори. Я сейчас не хочу думать ни о чем. Мне нужно, чтобы ты просто обнял меня. Хорошо, милый? Можешь просто обнять меня?
Ответом ей послужил низкий сдавленный стон, и Моргана ощутила страстное прикосновение мужских губ к своим губам. Тяжелое горячее тело Девона вновь опустилось на нее сверху.


Яркий утренний свет, потоками лившийся через окно, разбудил Моргану. Лежа с закрытыми глазами, она никак не хотела просыпаться, но шум утренней суеты, долетевший до нее с первого этажа, заставил девушку повиноваться неизбежному. Она ощущала тепло и приятную слабость, во всем теле чувствовалось какое-то ленивое умиротворение. Медленно открыв глаза, она обвела взглядом спальню, но не заметила в ней никаких перемен. Неожиданно ее внимание привлек валявшийся на полу предмет. Девушка наклонилась, подняла его и тут ее озарило: откинув одеяло, она увидела, что лежит полностью обнаженная. Прижав легкую ночную рубашку к груди, она закрыла глаза, чтобы успокоиться и унять сердцебиение. Так это был не сон! Девон приходил к ней прошлой ночью… любил ее… а она просила его любить ее снова и снова! Но где он сейчас? Она не слышала, как он ушел. При мысли о том, что могло бы произойти, останься он здесь, девушка густо покраснела. Да, следовало поблагодарить Девона за то, что он избавил ее от неловкой ситуации, о которой она ни разу не подумала за всю волшебную ночь. Да, Девона следовало поблагодарить… и она собиралась сделать это как можно скорее…
От направления, которое приняли ее мысли, Моргана стала совсем пунцовой. Сообразив, что Эгги вот-вот появится на пороге спальни, девушка поспешно вскочила с постели. Быстро подойдя к умывальнику, она совершила утренний туалет. Кожа, ставшая особо чувствительной в интимных местах, напомнила о событиях прошлой ночи, так что прохладная ароматизированная вода не только не охладила, но еще больше разгорячила. Облачившись в свежую сорочку, Моргана открыла шкаф и взяла с вешалки первое попавшееся платье. Проходя мимо туалетного столика, она схватила щетку и принялась яростно расчесывать спутанные каштановые локоны.
Но почему-то даже это простое действие обернулось потоком воспоминаний – о руках, перебиравших ее волосы и сжимавших их в порыве страсти, о нежных поцелуях, которыми он покрывал шелковистые пряди, о губах, скользивших по коже…
Боже! Замерев, девушка прикрыла глаза. Как ей пережить этот день, как дождаться момента, когда она снова увидит его и убедится, что нежность и свет любви, горевшие в его глазах, никуда не исчезли, что это не просто фантазии страстной ночи?
– Моргана! Моргана, ты встала?
Голос Эгги, донесшийся из-за двери, грубо ворвался в мысли девушки, и, чувствуя себя слишком взволнованной, она постаралась проговорить как можно спокойнее:
– Да, Эгги, я встала и через несколько минут спущусь к завтраку.
– Приехали люди Санта-Анны вместе с Грильо. Им было приказано ждать до тех пор, пока ты не проснешься. Президент сказал, что после вчерашнего праздника тебе захочется поспать подольше.
Проклятие! Она совсем забыла, что обещала Антонио покататься с ним верхом сегодня утром. Однако сейчас было уже поздно менять решение. Такое поведение неизбежно вызовет толки, а девушка не чувствовала себя в состоянии выдержать пристальные взгляды дяди Мануэля и Антонио.
Вернувшись к шкафу, она извлекла оттуда амазонку и ботинки для верховой езды. Быстро сбросив с себя платье, она переоделась, взяла щетку и повернулась было к зеркалу.
Она не могла поверить, что видит себя: пунцовые щеки, яркие золотые искры в карих глазах, мягкие, слегка приоткрытые зовущие губы, распухшие после бурной ночи любви. Под глазами залегли легкие тени, но они ничуть не портили ее общего сияющего выражения! «О, Девон! Сердце пело так громко, что почти оглушало. Ты сделал это со мной, Девон! Ты сделал меня женщиной… показал мне, что значит любить, и теперь, когда я знаю это… о, Девон, пожалуйста, возвращайся скорее. Ты нужен мне, милый…»
– Моргана, ты идешь?
Энергично расчесывая волосы, девушка обернулась к двери и принялась закалывать тяжелые пряди гребнем.
– Да, Эгги, уже иду. Передай лейтенанту Мираде, что я буду через минуту!
Бросив последний взгляд на свое отражение, девушка открыла дверь, осторожно ступила в коридор и, одарив Эгги спокойной улыбкой, медленно двинулась по направлению к лестнице.


Проскакав быстрым шагом по пустынной улице, Моргана свернула в рощицу, где любила кататься больше всего. Испытывая глубокое чувство благодарности зато, что ее не заставили ехать в Аламеду, где обычно совершали конные прогулки столичные девушки, она в то же время не могла избавиться от подозрений, вызванных просьбой Антонио приехать именно сюда. Конечно, здесь сохранился красивый уголок первозданной природы, но в этом месте почти не бывало людей. Приставив к девушке конвойный отряд, он обезопасил ее от случайных лесных грабителей, но заодно и получил возможность покататься с ней наедине. Именно для этого он предложил встретиться здесь, вместо того чтобы просто приехать в дом дяди Мануэля. Стесняясь собственных мыслей, Моргана стала размышлять о том, как бы погасить интерес Антонио. Она не сомневалась, что этот страстный человек страдает от вынужденной изоляции, к которой обязывало его положение. Если бы донья Инесса приехала в столицу, он не стал бы искать общества Морганы. К сожалению, она не приезжала, и Антонио в своем одиночестве обратился к девушке. Откровенно говоря, ей льстило, что красивый и могущественный президент Мексики так настойчиво добивался ее благосклонности. Кроме того, трудно было устоять перед его мужской привлекательностью. Если бы она не встретила Девона, не познала сладости его прикосновений, не вкусила от физической близости, разделенной с ним, неизвестно, как далеко зашли бы их с Антонио отношения.
– Hola, Моргана!
Услышав знакомый голос, Моргана обернулась на звук.
– Антонио! Не ожидала увидеть вас так скоро! Раньше мы всегда встречались немного подальше.
– Но мне так не терпелось увидеть тебя. У меня не хватило сил дождаться, когда ты приедешь на наше обычное место.
Подняв глаза на выразительное красивое лицо Антонио, Моргана снова почувствовала силу его обаяния. Неудивительно, что такому человеку удавалось одним словом успокоить беснующуюся толпу и завоевать доверие людей настолько, что они не раздумывая следовали за ним. Осознание того, что этот властный мужчина униженно молит ее о взаимности, не могло не льстить самолюбию девушки.
– Мне очень приятно, Антонио, но почему вы сегодня пребываете в таком нетерпении?
– Я решил, что сегодня мы отправимся на пикник. Мне кажется, в вашей стране это очень распространенный вид досуга.
Потрясенная неожиданным предложением, Моргана не удержалась от усмешки.
– Да, это так, только сейчас еще очень рано для пикника, Антонио.
В глазах Санта-Анны загорелся странный огонек. Поравнявшись с девушкой, он взял ее за руку и, поднеся ладонь к губам, мягко проговорил:
– Да, но ты можешь полностью довериться мне. Я все тщательно продумал. Видишь ли, мне стало известно, что ты всегда завтракаешь после возвращения с прогулки. – Рассмеявшись, он наклонился и заговорщицки прошептал: – Я слышал, как Эгги несколько раз выговаривала тебе за эту «дурацкую привычку». – Улыбка Антонио стала еще шире, и он добавил: – А поскольку вчера на празднике ты была так добра, что уделила мне много времени, я решил ответить любезностью на любезность.
– Антонио, ты не должен был…
Отпустив наконец руку девушки, которую он удерживал в своих теплых ладонях, Санта-Анна ласково заглянул ей в глаза:
– Знаю, что не должен был, но я это сделал, и теперь хочу, чтобы ты последовала за мной и разделила мой скромный завтрак, пока нам позволяет время.
Не в силах противостоять его обаянию, Моргана согласно кивнула:
– Ну хорошо, Антонио. Сегодня я особенно голодна, и раз уж мне не удалось побороть «дурацкую привычку», твои старания не пропадут. Поехали.


Проведя рукой по густым спутанным волосам, Девон, лежа в постели, прикрыл глаза, чтобы унять разбушевавшиеся чувства. Господи, сколько еще ждать той минуты, когда он снова увидит ее? На самом деле он не собирался прятаться в саду и ждать, пока все гости разойдутся, чтобы проникнуть в спальню к Моргане. Однако тяжелое путешествие, жара, вино и разочарование от холодного приема девушки сделали свое дело: голова у Девона разболелась так, что он едва держался на ногах. К тому моменту, когда Моргана стремительно покинула сад, он всерьез сомневался, что сможет сделать хотя бы шаг. Придя в себя, он не на шутку испугался, что все испортил. То, как он отозвался о Консуэло де Артега, только укрепило Моргану в подозрениях, если они у нее были. Девон устал от непонимания между ними. Он мечтал о возвращении того взаимного доверия и теплой близости, которые установились между ними после несчастного случая. Никаких подозрений и недомолвок… Он мечтал вновь увидеть тот особенный свет в глазах Морганы, который проникал в самую его душу.
Девон решил, что ночная тишина как нельзя лучше подходит для выяснения отношений, но стоило ему войти в комнату и увидеть божественно красивое тело девушки, освещенное лунным светом, как он потерял голову. В течение долгого времени он просто стоял и смотрел на Моргану. Она была прекрасна. Никогда в жизни он не видел столь красивой женщины. Густые каштановые локоны, еще недавно уложенные в высокую прическу и скрытые под мантильей, теперь разметались по белоснежным накрахмаленным простыням. Точеный профиль ярко выделялся на белой подушке: высокая изогнутая бровь, изящный изгиб щеки, на которой покоились невообразимо густые ресницы. Мягкие зовущие губы были слегка приоткрыты и так умоляли поцеловать их. Он не мог не ответить на этот немой призыв. Ее волосы оказались теплыми на ощупь, шелковистые пряди ласкали пальцы, кожа была безумно гладкой, а губы пьяняще сладкими. Ее тело с радостью приняло его, умоляя не останавливаться. Погрузившись в его волшебную сладость, Девон забыл обо всем, кроме обжигающего желания, того самого, которое не отпускало его с момента их первой встречи… желания взять ее… оказаться внутри… сделать ее своей самым древним способом. Он помнил ощущение ее нежной кожи под пальцами; помнил, как ласкал губами полные груди, пробовал на вкус напряженные соски; терзал ее, искушал, мучил, любил, пока оба не сошли с ума от желания. Его руки свободно порхали по всем изгибам ее тела; его пальцы запутались в блестящих каштановых волосках, окружавших горячее средоточие ее страсти, а потом коснулись напряженной вершинки ее женственности. Его губы следовали за руками до тех пор, пока не настал момент, которого оба ждали. Наконец он проник в нее, преодолев девственную преграду. Стон Морганы до сих пор стоял у него в ушах. А потом пришло сладкое головокружительное освобождение… Моргана… она принадлежала ему… целиком… наконец-то…
После того, что произошло, она не пожелала выслушать его объяснений. Девон до сих пор слышал ее нежный голосок: «Девон, милый, обними меня, просто обними меня…»
И он обнял ее… и любил… пока она не заснула в его объятиях… пока рассвет не заставил его уйти.
Проведя дрожащей рукой по глазам, Девон тщетно пытался справиться со своими чувствами. Каждая клеточка его тела, уставшая после трех недель изнурительной езды, теперь ныла от желания, а его напрягшееся естество стремилось вновь ощутить сладкое тепло ее тела, как будто вернуться домой.
Не в силах больше выносить этих мук, Девон встал с кровати и подошел к умывальнику. Бросив грустный взгляд на часы, он приблизился кокну и подставил лицо под лучи утреннего солнца. Да, он сейчас оденется и поедет к Эскобарам. Сейчас еще рано, но в доме наверняка все встали, чтобы убраться после вчерашнего праздника. Да, он купит цветов и подарит их донье Изабелле в благодарность за теплый дружеский прием. А потом он увидит Моргану…


С колотящимся, как у школьника, сердцем Девон остановился перед дверью дома генерала Эскобара. Да, он слышал голоса и шум шагов. Похоже, как он и предполагал, в доме кипела работа. Вздохнув с облегчением, он потянул за сонетку, с нетерпением ожидая, пока ему откроют дверь.
– Добрый день, сеньор Говард. – Радостное выражение лица Марии полностью соответствовало ее тону, и, неожиданно обрадовавшись, что у него появился еще один друг в доме, Девон улыбнулся в ответ:
– Добрый день, Мария. Я знаю, что пришел очень рано, но вчера я не смог засвидетельствовать свое почтение хозяйке дома, донье Изабелле. Если вы сообщите ей о моем визите…
– Этого не потребуется, Девон! Здравствуйте! Как приятно, когда день начинается с визита обаятельного молодого человека. Заходите.
Передав донье Изабелле красивый букет цветов, он проговорил с искренней улыбкой:
– Благодарю вас за теплый прием, оказанный скромному иностранцу, донья Изабелла.
– Девон! – На лице пожилой женщины отразился неподдельный восторг. Донья Изабелла наклонила голову, чтобы вдохнуть свежий аромат цветов, а потом подняла подозрительно заблестевшие глаза на Девона. – Мне очень приятно, но вы совершенно напрасно беспокоились. В этом доме вам всегда рады, и мы с Мануэлем в неоплатном долгу перед вами за то, что вы ухаживали за нашей племянницей, когда все мы были слишком потрясены, чтобы действовать быстро. Если бы не вы, все могло бы обернуться трагедией. Вы всегда желанный гость, Девон. – На губах женщины вновь заиграла улыбка, и она весело проговорила: – Вы разминулись с Морганой. Она только что отправилась покататься верхом. Обычно она возвращается через часок-другой, но вы можете зайти в дом и позавтракать с нами.
Потрясенный глубиной своего разочарования, Девон не колебался ни секунды:
– Она обычно ездит в Аламеду? Я тоже собирался прокатиться и мог бы догнать ее.
– Нет, не думаю, Девон. Моргана неоднократно говорила, что любит кататься в рощице сразу за чертой города. Мне кажется, она снова отправилась туда…
Тревожно нахмурившись, Девон прервал хозяйку дома:
– Но вы же понимаете, как опасно находиться там даже под охраной, донья Изабелла. Разбойники не раздумывая…
– Успокойтесь, Девон. – Почувствовав его беспокойство, донья Изабелла поспешила заверить: – Моргана находится в полной безопасности. Антонио приставил к ней двух охранников, которые заодно показывают ей самые удобные тропинки. Охранники вооружены, Девон, так что нам нет причин волноваться.
При этих словах мысли Девона приняли новое направление. Взяв маленькую ладошку, ободряюще похлопывавшую его по плечу, Девон поднес ее к губам и отрывисто произнес:
– Спасибо за приглашение на завтрак, донья Изабелла, но у меня назначена важная встреча. Всего доброго.
– Adios, Девон! – Наблюдая за тем, как высокий техасец нахмурившись шагает по улице, донья Изабелла ощутила странную тревогу. Войдя обратно во двор, она закрыла за собой калитку и, покачав головой, пробормотала себе под нос: «Quien sabe? Esosextranos Norteamericanos…»
type="note" l:href="#n_21">[21]


Звонко смеясь над шутками Антонио Санта-Анны, склонность к которым она обнаружила у этого разностороннего человека не так давно, Моргана оперлась спиной на ствол старого дерева, под которым они сидели. Полностью расслабившись, чему немало поспособствовала внимательность Антонио, наполнявшего ее бокал вином, девушка скользнула взглядом по загадочному мексиканцу, опустившемуся на траву рядом с ней.
Утро выдалось чудесное, и Моргана была благодарна Антонио за идею устроить этот маленький пикник. Поднявшись по крутому склону холма на ту волшебную поляну, которую он показал девушке при первой встрече, Антонио спешился и без лишних слов помог спуститься и ей. Взяв Моргану за руку, он подвел ее к тому месту, где утреннее солнце, проникая сквозь густую зеленую листву, образовывало на траве золотистый круг. На белоснежной скатерти были красиво расставлены блюда с покрытым аппетитной корочкой зажаренным цыпленком, теплым ароматным хлебом из печи, фруктами и пряностями. Белый с золотом французский фарфор больше соответствовал официальному приему во дворце, нежели скромному пикнику на лесной поляне. Тут же стояли хрустальный графин с вином и два бокала. Потрясенная такой роскошью, Моргана воскликнула:
– Антонио, это потрясающе! Ты хочешь сказать, что сделал это все сам?
– Конечно, нет, querida. Я ограничился идеей, а слуги сервировали стол. Надеюсь, ты довольна?
Обведя взглядом окрестности, девушка полюбопытствовала:
– Но здесь нет никого, кроме охранников. Кто же…
– Когда слуги приготовили все для пикника, я отослал их. Позже они вернутся, чтобы все убрать. Мне хотелось, чтобы этот день стал для нас особенным, querida. Я хотел поблагодарить тебя за то, что ты озарила своим светом мое серое одинокое существование.
– Ах, Антонио, твои речи меня не обманут. Я прекрасно знаю, как тебе нравится твоя должность и связанные с нею трудности. Ты рожден для того, чтобы вести за собой людей, и погибнешь, как только потеряешь такую возможность.
Антонио согласно кивнул, но в его глазах что-то сверкнуло.
– Оказывается, ты хорошо знаешь меня, Моргана. Может быть, даже лучше, чем те немногие люди, которые считают себя моими близкими друзьями. Да, ответственность стала частью моей жизни, и я с нетерпением жду каждого нового дня, который смогу посвятить своей стране… но вот ночи… ночи – это совсем другое дело…
Не вникнув в смысл его слов, Моргана опрометчиво проговорила:
– Ночью полагается спать, Антонио. Нельзя допускать, чтобы мысли о работе лишали тебя заслуженного отдыха.
– Это не мысли о работе не дают мне спать по ночам, querida. – Бросив на девушку многозначительный взгляд, от которого та покраснела, он улыбнулся и замолчал.
Потом он принялся развлекать Моргану историями о своей молодости, многочисленных военных походах, поделился мечтами о будущем страны. В его словах звучали юмор, торжественный пафос, глубокая преданность родине и внутренняя сила, которые и привели его на пост президента.
Сейчас, когда он сидел так близко от нее, его красивое лицо было расслабленно, и Моргана особенно остро ощущала исходившую от него ауру мужественности. Удивительно, но это больше не пугало девушку. Легкое умиротворенное состояние пришло на смену ее беспокойству.
Она чувствовала себя защищенной красотой ночи, проведенной с Девоном… она чувствовала себя настоящей женщиной… спокойной и уверенной в себе. Она без труда выдерживала обращенный к ней горящий взгляд.
– Скажи мне, querida, чего ты хочешь от жизни? Что ты собираешься делать в Мексике?
Застигнутая врасплох неожиданным вопросом, Моргана задумалась. Действительно, а что ей делать дальше? Весь прошлый год ей приходилось бороться за выживание, и она просто боялась думать о будущем. Поэтому теперь, когда этот вопрос возник, она не знала, что сказать.
Поглощенная собственными мыслями, она не заметила, как потеплели черные глаза и оливковая ладонь опустилась ей на плечо, лаская выбившийся каштановый локон.
– Право, не знаю, Антонио. Я хочу только, чтобы дядя Мануэль и тетя Изабелла гордились мной. Это самое меньшее, что я могу сделать в благодарность за проявленную ко мне доброту. Я хочу помогать им и делать все, что в моих силах, чтобы им жилось лучше. – Встретив пристальный взгляд Антонио, она смущенно улыбнулась. – Понимаю, из уст свалившейся им на голову бедной родственницы это звучит напыщенно.
– Нет, querida, наоборот. Мне кажется, ты уже достигла этой цели. Никогда еще не видел донью Изабеллу такой веселой и жизнерадостной. Ты заполнила в ее сердце пустоту, образовавшуюся от невозможности иметь собственного ребенка. Кроме того, я вижу гордость в глазах Мануэля каждый раз, когда он смотрит на тебя. Можешь быть уверена, что он счастлив рядом с тобой.
– Спасибо, Антонио. – От добрых слов президента на глаза девушке навернулись слезы. – То, что вы говорите, очень много значит для меня.
– А ты, querida, очень много значишь для меня. – Подняв руку, он нежно провел по щеке девушки длинными тонкими пальцами. – Ты с первого взгляда понравилась мне. А теперь, когда я узнал тебя поближе, моя привязанность к тебе переросла в более сильное чувство. Ты – идеал, о котором я всегда мечтал, querida, – мягко произнес Антонио, приблизив свое лицо к лицу Морганы. – В тебе есть все: ум, красота, сила духа и преданность. И я хочу, чтобы все это, – горячо прошептал он, почти касаясь губами губ девушки, – было моим.
Сначала он прикасался к Моргане очень нежно, наслаждаясь теплом, которое она выказывала из благодарности за добросердечный прием. Ладонь Антонио запуталась в шелковистых локонах возле виска, притянув ее голову ближе к себе и не давая высвободиться из объятий.
– Нет, Антонио, пожалуйста, я этого не хочу…
Свободной рукой Санта-Анна обнял девушку за талию, отрезав путь к бегству, и горячо прошептал в полуоткрытые губы:
– Но я этого хочу, Моргана. Мне нужно все, что есть в тебе прекрасного – твои красота, ум, сила духа и преданность… я хочу, чтобы все это принадлежало мне одному.
Губы Антонио были твердыми и настойчивыми, они все сильнее давили на губы девушки, заставляя их раскрыться. Когда же его язык проник в ее рот, Моргана не на шутку разволновалась и стала вырываться из его рук, шепча слова протеста, которые Антонио заглушал жаркими поцелуями. Рука президента опустилась ей на грудь, и девушка, осознав, что пора кончать с этим безумием, низко застонала и с силой рванулась из его объятий. В ответ на это Антонио тихо победно рассмеялся и переместил свой вес так, что Моргана оказалась плотно прижата к земле. С улыбкой посмотрев на девушку, он провел рукой по ее щеке:
– Не бойся, querida. Я не стану силой добиваться от тебя покорности. Я просто хочу вывести наши отношения на новый уровень, чтобы я мог выражать свои чувства к тебе так, как давно мечтал. Мне просто нужно целовать тебя, querida, гладить твое лицо, твои волосы… чувствовать рядом тепло твоего тела. М не просто необходимо ощущать это тепло, querida, хотя бы ненадолго. Пообещай мне это, и тогда, даю слово, я не буду заставлять тебя делать то, что ты не хочешь. Я не хочу ни к чему тебя принуждать, пойми. Но теперь позволь мне поцеловать тебя, откройся мне… по собственной воле…
Вне себя от страха, Моргана ухватилась за это произнесенное хриплым шепотом обещание. Дрожащими губами она проговорила:
– Ты даешь слово, что не будешь принуждать меня?
– Да, Моргана, я лишь хочу на время оказаться рядом с тобой… хочу попробовать на вкус твои губы…
Дрожа все сильнее, Моргана продолжала допытываться взволнованным шепотом:
– А потом я смогу вернуться домой, Антонио?
– Да, querida. Сделай это для меня, Моргана. Обними меня за шею и прижми к себе покрепче. Мне это жизненно необходимо… боюсь, без этого я не смогу жить дальше…
Темные, горящие страстью глаза, скользнув по лицу девушки, заметили ее неуверенность. Чувствуя, что победа у него в кармане, он заговорил мягким ласкающим голосом, закинув ее руки себе на плечи:
– Да, милая, вот так… видишь, как это удобно. А теперь, mi pequena, открой для меня свой ротик…
Губы Антонио медленно приближались к губам девушки, а его взгляд был прикован к ее лицу. Санта-Анна с наслаждением наблюдал за тем, как постепенно опустились опушенные густыми ресницами веки, прикрыв испуганные глаза с золотыми искорками, и мягкие нежные губы приоткрылись. Опьянев от сознания победы, он впился в ее рот, проникая все глубже и глубже. Последнее сопротивление было сломлено… Моргана принадлежала ему! Ему не составит труда соблазнить это юное дитя! Постепенно он сделает так, что Моргана будет хотеть его так же отчаянно, как он ее… А потом он возьмет ее, не нарушив данного обещания, ибо она сама будет умолять его об этом… она будет принадлежать ему целиком…


Дрожа всем телом, Моргана позволила Антонио положить свои руки ему на плечи. Потрясенная силой собственной реакции, она боролась с волной отвращения. Моргана прекрасно помнила, как Девон вот так же лежал на ней и она с восторгом принимала его! Как она допустила все это? Как она могла до такой степени утратить контроль над ситуацией? Его лицо медленно приближалось; его низкий голос был мягким и вкрадчивым, но она содрогалась от отвращения. Но ведь он просто хотел подержать ее в объятиях, поцеловать, а потом обещал отпустить домой. Чудесное утро вдруг превратилось в сплошной кошмар, который никак не кончался…
Закрыв глаза, чтобы спрятать сквозившую в них неприязнь, Моргана ощутила прикосновение губ Антонио и приоткрыла рот, с трудом сдержавшись, чтобы не стиснуть зубы, когда его язык проскользнул глубоко внутрь. Надо потерпеть… совсем недолго… и он отпустит ее. Обхватив его руками за плечи, Моргана заставила себя расслабиться под тяжелым телом Санта-Анны, который продолжал безостановочно целовать ее…
– Похоже, я испортил праздник.
При звуках этого резкого мужского голоса, нарушившего тишину уединенной лесной поляны, Моргана в ужасе распахнула глаза. Антонио поспешно отстранился и поднялся на ноги, оставив неподвижную девушку лежать на траве. Повернув голову, она увидела высокую фигуру Девона, который стоял в нескольких футах и презрительно наблюдал за разыгравшейся сценой. Вскочив, Моргана сделала шаг по направлению к нему и тут же невольно пошатнулась, встретившись с его взглядом. Слова приветствия замерли у нее на губах.
– Как вам удалось отыскать меня здесь, Девон? – осведомился Санта-Анна с неожиданным спокойствием, сохраняя невозмутимое выражение лица. – Я не ждал гостей.
– Это очевидно, Антонио. А как мне удалось вас найти? Ни для кого не секрет, что вы каждое утро совершаете верховые прогулки. Нетрудно было догадаться, что вы предпочитаете это уединенное место…
– А я и не знал, что мои повседневные привычки стали достоянием общественности…
– Безусловно, многое из вашей частной жизни остается для нас секретом, но, к сожалению, утренние прогулки к этому не относятся. И не стоит сердиться на охранников. Вы оставили их у подножия холма. Они не ожидали, что кто-то может подняться с другой стороны.
– Вы взобрались на холм по каменистой северной стороне? – В голосе Санта-Анны слышалось явное недоверие.
– Да, это не так трудно, как кажется. Имейте это в виду, когда в следующий раз решите поразвлечься.
При этих словах на лице Санта-Анны впервые промелькнул гнев. Резко обернувшись и увидев, как побледнела Моргана, он не смог сдержать радости от вида ее растерянности. Взяв ее за руку, он ласково проговорил:
– Пойдем, Моргана. Думаю, нам пора возвращаться в город.
– Да, Моргана, донья Изабелла будет беспокоиться за тебя. Или ты совершаешь столь длительные прогулки каждое утро?
Побледнев еще сильнее от резких слов Девона, Моргана непроизвольно сделала шаг назад, прямо в объятия Санта-Анны. Чувствуя, что вот-вот потеряет сознание, Моргана не нашла в себе сил высвободиться из его рук и вынуждена была опереться на него.
– Признаюсь, Моргана, я был удивлен, когда увидел, что ты встала сегодня утром так рано и сразу занялась столь активной деятельностью, учитывая, какая беспокойная у тебя вчера выдалась ночь… – Сделав паузу, чтобы девушка прочувствовала смысл его слов, Девон мрачно продолжил: – Я полагаю, ты из тех людей, которые всегда найдут силы для тех занятий, которые в будущем могут принести им пользу. Я восхищаюсь упорством, с которым ты идешь к поставленной цели.
– Должен признаться, – резко произнес Санта-Анна, – что совершенно не понимаю, о чем идет речь, Девон! И позвольте спросить, что заставило вас так настойчиво искать встречи со мной сегодня утром?
Растянув губы в легкой улыбке, Девон медленно проговорил:
– После моего возвращения из Салтильо, Антонио, нам с вами необходимо завершить кое-какие дела. Мне показалось, что лучше будет обсудить их с вами во время утренней прогулки, когда вы находитесь в расслабленном состоянии, нежели во дворце, где на вас давит груз иных забот. Но я, кажется, помешал вам – приношу свои искренние извинения.
– Ваши извинения приняты, Девон, – ответил Санта-Анна с суровым выражением лица и добавил с явной угрозой в голосе: – Но больше я не потерплю подобного вмешательства в мою частную жизнь. Надеюсь, я ясно выразился.
С трудом сдерживая ярость, охватившую его в тот момент, когда он выехал на поляну, Девон боролся с желанием вырвать Моргану из рук Санта-Анны и от души заехать кулаком в челюсть надменному латиноамериканцу. Усилием воли заставив себя успокоиться, молодой человек отвернулся и одним быстрым движением вскочил в седло. Оглянувшись и окинув собравшихся холодным взглядом, он напряженно проговорил:
– Да, все предельно ясно. В ближайшие дни я надеюсь получить от вас приглашение во дворец, чтобы обсудить наши дела во всех подробностях. Насколько я помню, Антонио, вы сами это предложили.
– Да, да, именно так. До свидания, Девон.
Переведя взгляд на Моргану, которая продолжала стоять в объятиях Санта-Анны, он всмотрелся в ее бледное лицо. Обжигающее желание причинить ей боль, заставить заплатить за мучительное разочарование, которое он испытал, увидев ее в объятиях президента, придало сарказма его и без того язвительному голосу:
– До свидания, Антонио. До свидания, Моргана. Восхищаюсь твоей выносливостью, Моргана, и желаю успеха во всех начинаниях, хотя, судя по тому, что мне сегодня удалось увидеть, ты в моем благословении не нуждаешься…
Побелев как полотно, Моргана буквально приросла к месту, не в силах вымолвить ни слова от унижения.
Вместо нее ответил Санта-Анна, и его голос прозвучал властно и решительно:
– Нет, Девон, Моргана не нуждается в вашем благословении. Ей вообще ничего от вас не нужно.


Девона мутило от страшного зловония, наполнявшего темные коридоры, но он упорно шел следом за медлительным маленьким охранником в потрепанной форме. С тех пор как Девон оказался в Мехико, он не раз проезжал мимо полицейского участка, зная, что за каменными стенами томится Стивен Остин, но действительность превзошла его худшие опасения. Стоило ему войти в здание, как он чуть не задохнулся от ужасного запаха. По мере того как он спускался по лестнице, зловоние становилось все сильнее, но когда он достиг этажа, где содержался Стивен Остин, смесь ароматов человеческих экскрементов, грязи, плесени, немытых тел и затхлости вызвала у него приступ тошноты. С каждой ступенькой повышалась и влажность воздуха, так что, когда Девон преодолел последний пролет, промозглая сырость проникла сквозь одежду и добралась до самых костей. Молодой человек замерз, несмотря на дневную жару.
Резко остановившись по команде сопровождавшего его солдата, он с нетерпением ждал, пока охранник в башне ознакомится с его пропуском. При виде недоуменного выражения, появившегося на морщинистом лице охранника, когда он увидел внизу страницы подпись Антонио Лопеса де Санта-Анны, Девон презрительно фыркнул. Да уж, не часто этому солдату приходилось видеть подпись «Великого Человека», президента Мексики, на пропуске в одну из камер. И сейчас бы не увидел, подумал Девон, если бы не исключительные обстоятельства.
С трудом сдерживая обуревавший его гнев, молодой человек в который раз вызвал в памяти картину, представшую перед глазами вчера утром, когда он выехал на уединенную лесную поляну. Моргана, которая принадлежала ему всего несколько часов назад, покорно прижималась к гибкому мускулистому телу Санта-Анны, обвивая руками его шею… При воспоминании об этом острая боль пронзила его сердце, такая же сильная, как и накануне. С тех пор он пребывал в отчаянии. Осознав, что сам довел себя до такого состояния, Девон почувствовал отвращение. Мучимый страстным желанием, он нарисовал в своем воображении Моргану, которой никогда не существовало на свете: он наделил девушку искренностью и добротой, абсолютно чуждыми ее истинной природе. О да, Моргана хотела его: в этом он не сомневался. Реакция ее прекрасного тела была столь мгновенной, столь искренней… такое невозможно изобразить. Однако ее невинность оказалась чисто физической: в мыслях Девон уже давно сломал печать ее женственности. И теперь его жгло осознание того, что, лишившись девственности, Моргана почувствует себя свободной и отдастся человеку, чье покровительство сулило ей высокое положение в обществе.
Воспоминание о том, как по-хозяйски Санта-Анна обнимал Моргану за талию, причинило Девону новые страдания, и он зажмурился, чтобы прогнать мучительное видение. Но видение осталось и в следующую секунду сменилось другим, еще более жестоким… Моргана отступает в объятия Санта-Анны, прижимается к нему, ища поддержки, широко раскрыв глаза, не говоря ни слова… слегка приоткрыв губы, распухшие от страстных поцелуев президента Мексики, ее богатого и знаменитого покровителя… ее любовника…
– Сеньор Говард.
Резко вернувшись к действительности. Девон перевел взгляд на сопровождавшего его солдата.
– Сеньор Говард, не хотите ли пройти в камеру полковника Остина?
Коротко кивнув, Девон двинулся следом за солдатом по плохо освещенному коридору, по обеим сторонам которого располагались ржавые железные двери. Рядом с одной из них солдат остановился. Вставив в замочную скважину большой ключ, он жестом пригласил Девона пройти внутрь.
– Проходите, сеньор. Я вернусь за вами, когда истечет время визита. Если захотите уйти пораньше, позовите меня.
Протянув молодому человеку фонарь, он равнодушно проследил за тем, как тот вошел внутрь камеры. Услышав за собой скрежет закрываемой двери и неприятный лязг ключа в замке, Девон высоко поднял фонарь и заметил в темноте высокую человеческую фигуру.
– Девон… Девон Говард, это ты?
Потрясенный увиденным, Девон не знал, что сказать… он никак не мог поверить, что это тот самым человек, к которому он пришел.
Остин никогда не отличался плотным телосложением, но сейчас от него остался один скелет. В тусклом свете фонаря Девон увидел бледное немытое лицо, заросшее почти двухмесячной бородой, которая свисала грязными свалявшимися клочками, по внешнему виду не отличаясь от спускавшихся на плечи нестриженых волос. На нем, по всей видимости, была та же одежда, что и в момент ареста: покрытое пятнами платье свободно болталось на похудевшем узнике, молча свидетельствуя о степени его физического истощения. Позади него в темноте Девон разглядел покрытую соломой койку; единственный табурет и отвратительного вида ведро в дальнем конце тесной камеры довершали скудную обстановку. Тонкая полоска серебристого света пробивалась сквозь узкую щель под самым потолком, которая являлась здесь единственным источником света и воздуха помимо маленького зарешеченного окошка на двери.
– Стив… Боже мой, неужели это ты?
– Да, Девон, это я. – Словно в подтверждение этих слов сквозь густые заросли бороды блеснула знакомая улыбка, и Девон крепко сжал протянутую ему руку, чтобы лишний раз убедиться в реальности происходящего. – Три месяца без мытья и практически без еды не могут не сказаться на внешности человека! И еще, Девон, на твоем месте я не стал бы подходить слишком близко. У меня такое ощущение, что на мне поселилось сразу несколько блошиных семей, и они вполне могут перебраться к тебе в поисках лучшей жизни.
Девон был до глубины души потрясен переменами, происшедшими с человеком, которым он восхищался всю свою жизнь. Молодой человек недоуменно покачал головой. Бросив взгляд на стену, он заметил, как по ней метнулись маленькие темные тени. Одновременно послышался легкий шум когтистых лапок, подтвердивший, что Стив Остин живет в камере не один. Содрогнувшись при мысли о том, в каких условиях вынужден существовать его друг, Девон чуть не задохнулся от гнева.
– Как ты можешь шутить такими вещами, Стив? Черт, если бы наши ребята увидели тебя в таком состоянии, они вмиг позабыли бы о дурацком союзе с Санта-Анной, похватали ружья и расстреляли его у ближайшей стенки!
– Ты прекрасно знаешь, что я этого не хочу, Девон! Бог свидетель, я мечтаю вырваться отсюда, но я не так долго просидел в тюрьме, чтобы окончательно лишиться рассудка. – Внезапно напрягшись, Стивен яростно замотал головой: – Санта-Анна не имеет никакого отношения к моему аресту. Во всем виноват Фариас. Санта-Анна не знал…
– Фариас! Гомес Фариас отбыл в ссылку почти два месяца назад! Антонио Санта-Анна взял власть в свои руки, а ты до сих пор здесь! Так что не говори мне, что этот паршивый ублюдок ни в чем не виноват!
– Нет, Девон, ты ошибаешься. Антонио – мой друг. Мы встречались с ним в ноябре прошлого года. Я объяснил ему положение дел в англо-американской колонии в Техасе, и он отнесся к нам с пониманием.
– Раз он такой понимающий, почему ты по-прежнему сидишь в тюрьме?
– Я получил от него записку, Девон. Его посланник сказал мне, что место для проведения слушания по моему делу пока не выбрано. Похоже, гражданский и военный суды никак не могут договориться, кому рассматривать мое дело.
– А ты в это время гниешь в вонючей тюрьме! Черт побери, Стив! Похоже, ты повредился рассудком. Неужели не понимаешь, что тебя держат здесь без всякой причины, что ты просто пешка в чьей-то политической игре? Ты заложник, Стив!
– Нет, Девон, это неправда. Посланник Санта-Анны сказал, что президент лично занимается моим делом и в скором времени все решится. Послушай, я, конечно, не успел привыкнуть к здешним условиям жизни и по-прежнему скучаю по дому… такому, каким я его помню, во всяком случае. Но здесь на кон поставлено очень многое.
– Что может быть важнее твоей жизни, Стив? Ты разве не понимаешь, что если пробудешь в тюрьме еще некоторое время, то останешься инвалидом на всю жизнь?
– Ты не смотри на мою грязную бороду, Девон. Может, я и похудел немного, но по-прежнему здоров как бык и больше, чем когда-либо, хочу высказаться. И я по-прежнему уверен, что единственный возможный путь развития для Техаса – это союз с Мексикой. Черт возьми, Девон, мы подписали соглашение… мы дали друг другу клятву! Должен признаться, когда я впервые приехал в Мехико, я тоже поначалу испытывал нетерпение. Целых три месяца я напрасно ждал ответа, а когда наконец получил возможность побеседовать с Фариасом, заявил, что, если они ничего не предпримут, техасцы сами возьмутся задело. Затем я написал письмо гражданскому правительству в Сан-Антонио-де-Бехар, в котором сообщил, что страна парализована гражданской войной и что им следует связаться со всеми общественными организациями в Техасе с предложением создать местное правительство, независимое от Коауилы, даже если власть не даст согласия…
– Так, значит, Санта-Анна сказал правду…
– Да, но после этого я встречался с Санта-Анной… в ноябре, как раз по вопросу отделения Техаса от Коауилы. Он сказал, что Техас не готов к отделению, но был глубоко озабочен проблемами колонистов и пообещал вынести на обсуждение центрального правительства вопрос о предоставлении техасцам американского происхождения равных прав в гражданских и уголовных делах. Он также пообещал отменить 11-й пункт закона от 6 апреля 1830 года. И он сделал это, Девон. Несмотря на то что новый закон пока не вступил в силу, англоамериканцам скоро можно будет свободно селиться в Техасе! Антонио сдержал слово, Девон.
– А знаешь, Стив, ты романтик. Ты всегда был чертовски доверчивым. Антонио Санта-Анна в жизни не делал ничего такого, что не сулило бы ему личной выгоды. Это не человек, а лицемерная змея…
– Если ты придерживаешься такого мнения, то какого черта совет отправил тебя для переговоров с ним?
– Да потому что я знаком с этим человеком, черт бы его побрал! Я прекрасно понимаю его сущность, но мои соотечественники знают, что я буду беседовать с ним с улыбкой на лице, чего бы мне это ни стоило!
Последовала короткая пауза, а потом бородатое оборванное пугало по имени Стивен Остин вдруг громко расхохоталось. Его смех неожиданно перешел во всхлипывания, не на шутку испугавшие Девона. Стив сделал шаг назад, рухнул на табурет и вытер выступившие на глазах слезы. Видимо, он усмотрел в своем тяжелом положении что-то смешное. Девон покачал головой:
– Я не сказал ничего смешного, Стив. Мне кажется, ты болен.
– Да, Девон, в твоих словах нет ничего смешного, – полковник снизу вверх посмотрел на друга, сохраняя на лице улыбку, – но я неожиданно ощутил всю иронию сложившейся ситуации. Ты только представь себе: главный миротворец сидит в тюрьме, а главный подстрекатель требует правосудия с улыбкой на лице и гневом в глазах! Знаешь, Девон, если бы ты не сказал, что пойдешь на все ради моего освобождения, то сейчас я мог бы усомниться в том, что когда-либо выйду отсюда!
Пристально вглядываясь в осунувшееся лицо Стивена, Девон покачал головой:
– Знаешь, Стив, ты меня удивляешь. После трех месяцев в этой дыре я перестал бы доверять кому бы то ни было, а ты продолжаешь наивно полагать, что Санта-Анна вытащит тебя отсюда, потому что я заставлю его сделать это.
– Сеньор Говард, вам пора уходить, – раздался за дверью голос солдата.
Услышав скрежет ключа в замке, мужчины разом замолчали. Стремительно поднявшись на ноги, Стив с улыбкой пожал Девону руку и мягко проговорил:
– Да, Девон, ты прав. Мама всегда говорила, что я удивительный ребенок. – При виде ответной улыбки Девона полковник заулыбался еще шире и продолжил: – Поступай, как считаешь нужным, но не ссорься с Санта-Анной. Не знаю, может быть, он действительно только притворяется нашим другом, потому что ему это выгодно, а может, он искренен… в любом случае он наша единственная надежда… моя единственная надежда. – Стив устало вздохнул. – Я так и вижу перед глазами картину, как ты разговариваешь с Санта-Анной. Не забывай улыбаться, друг мой, не забывай улыбаться…
Девон крепко пожал руку полковнику:
– Не волнуйся, Стив. Я сохраню с этим ублюдком хорошие отношения и вытащу тебя отсюда. Во всяком случае, добьюсь, чтобы тебя перевели в такое место, где можно не зажимать нос от вони.
– Надеюсь, Девон.
Бросив последний взгляд на измученное лицо Остина, Девон развернулся и вышел из камеры. Как только дверь за ним закрылась, он обернулся и с мрачным видом проследил за тем, как солдат тщательно закрыл замок. Черт бы побрал Санта-Анну, этого подлого мексиканского пса! Девон понимал, что, если не проявит настойчивости, президент будет вести себя так же, как последние два месяца: бесконечно долго изучать дело Остина во всех деталях и держать надоедливого техасца на расстоянии, пока арест Стивена не перестанет представлять собой никакой политической выгоды. К сожалению, сейчас на руках у Антонио были все карты… за исключением одной – Морганы.
Поднимаясь по лестнице вслед за конвоиром, Девон обдумывал дальнейший план действий. Да, Моргана… если он еще не разучился понимать женщин, то, проведя с ней ночь, он подчинил ее своей власти, во всяком случае, физически. Пусть в мыслях она по-прежнему стремится занять место в сердце президента, тело в любой момент предаст ее. И Девон собирался воспользоваться этой слабостью. Несмотря на всю свою власть, Санта-Анна никогда не добьется расположения Морганы. Да, самолюбие Санта-Анны обернется против него же… и Стивен Остин будет свободен.


– Ты поймешь, что я права, Моргана. Ты слишком долго просидела в четырех стенах. Если бы я знала, что праздник так отразится на твоем самочувствии, я бы его отменила или хотя бы перенесла на более поздний срок.
Сидя напротив племянницы в большой карете генерала Эскобара, донья Изабелла озабоченно разглядывала ее хмурое личико. Экипаж трясся по неровным мексиканским дорогам. Почувствовав, что ее слова привлекли внимание Мануэля и Эгги, которая буквально вперилась в бледное лицо Морганы, Изабелла пожалела о сказанном. Ей не хотелось портить загородную поездку, которая, как она надеялась, поднимет настроение девушки, пребывавшей в подавленном состоянии с тех самых пор, как вернулась с прогулки наутро после праздника Тела Христова. Она была бесконечно благодарна Антонио за то, что он встретил Моргану в лесу и помог ей добраться до дома, когда девушке неожиданно стало плохо. Изабелла помнила, с какой искренней заботой он смотрел на Моргану, как нежно он поцеловал ее в бледную щечку перед тем, как Эгги увела ее в спальню. Храни вас Бог, Антонио! Правда, всю неделю после того случая Моргана была необычно молчалива и грустна, отказывалась от конных прогулок. Беспокоясь за племянницу, донья Изабелла решила отметить праздник Святого Иоанна за городом, справедливо полагая, что Моргана не откажется принять участие в религиозном празднестве, как это было принято на ее новой родине. К сожалению, в огромных карих глазах, упорно избегавших ее взгляда, не было и намека на веселье.
И все-таки даже в плохом настроении Моргана была хороша! Неудивительно, что все молодые люди на празднике были очарованы ею. Сейчас это прекрасное лицо было бледно и белоснежная улыбка не озаряла изящные черты, но холодная сдержанность придавала новый блеск ее красоте. Si! Волосы Морганы покрывала тонкая мантилья из белого кружева, выгодно оттенявшая нежный цвет кожи, на бледном лице огромные глаза казались особенно выразительными, точеный профиль выделялся на фоне светлого окна кареты, и девушка в самом деле напоминала мадонну с картин старых мастеров. Изабелла Эскобар не сомневалась, что очень скоро молодые люди из высшего света будут просить у нее разрешения поухаживать за Морганой. Она была само очарование, и ее происхождение безупречно. Любое аристократическое семейство с радостью примет ее в свое лоно, особенно учитывая отношение к ней самого президента страны, его открытое восхищение ее красотой и умом. И все же, как бы Изабелла ни стремилась устроить выгодную партию для племянницы, она не могла думать о свадьбе без грусти. С появлением Морганы ее жизнь обрела смысл, и ей не хотелось так скоро расставаться с племянницей. С другой стороны, выгодное замужество обеспечило бы девушке безбедное будущее здесь, в Мехико, ее дети стали бы гражданами этой страны. У нее будет не только Моргана, но и внуки, которых она сможет баловать на старости лет. Да, это было бы чудесно…
Повернувшись к супругу, донья Изабелла взглянула в его суровое лицо и поймала его взгляд. В глубине его глаз вспыхнул теплый огонек, который в течение долгих лет горел для нее одной. «Да, Мануэль, – беззвучно прошептала она, – Моргана послана нам самим Богом. Мы должны сделать так, чтобы она была спокойна и счастлива, и тогда она никогда не покинет нас».


Отвернувшись от тети Изабеллы, Моргана стала смотреть в окно: по мере того как экипаж удалялся от города, местность становилась все более лесистой. Яркие солнечные лучи, пробиваясь сквозь густую листву, сплетали причудливые узоры на лице Морганы, согревая ее. Но даже они не способны были растопить глубокую тоску, поселившуюся в ее сердце. Переведя глаза на пассажиров кареты, Моргана заметила, как тетя с дядей обменялись взглядами, исполненными глубокой привязанности, несмотря на долгие годы, прожитые вместе. Почему не все браки складываются так удачно? Если бы это было так, Антонио скорее всего не стал бы столь настойчиво преследовать ее и то ужасное утро в лесу никогда не омрачило бы ее жизнь. И тогда Девон не смотрел бы на нее так презрительно, а его жестокие слова, до сих пор звучавшие у нее в ушах, никогда не были бы произнесены.
Закрыв глаза и предавшись воспоминаниям, Моргана вновь мысленно перенеслась в то страшное утро, презирая себя за доверчивость и наивность. Как она могла думать, что сумеет противостоять такому властному и напористому мужчине, как Антонио? Он явно хотел ее… он был одинок и в отсутствие жены нуждался в женском обществе. Моргана понимала это и не могла не сочувствовать ему. Неужели только поэтому она позволила Антонио так много лишнего? В этом Моргана не была уверена… единственное решение, которое она приняла за неделю добровольного затворничества, заключалось в том, что это утро никогда больше не повторится. Потому-то она и отказывалась от утренних конных прогулок, притворяясь больной. Таким образом ей пока удавалось избегать встреч с Антонио.
Но сегодня, вдень праздника Святого Иоанна Крестителя, когда все жители Мексики будут купаться в реках и озерах в память о первом обряде крещения, ей придется встретиться с президентом. Она знала, что Антонио приглашен. При мысли об этом у девушки неприятно сжался желудок. Сегодня она выяснит отношения с Антонио раз и навсегда… а потом как-нибудь увидится с Девоном и все ему объяснит. Моргана от всей души надеялась, что он поймет ее.
В этот момент карета резко остановилась, и, выглянув в окно, девушка увидела множество других экипажей. Бросив вопросительный взгляд на донью Изабеллу, она услышала ее неуверенный ответ:
– О да, Моргана. Многие семьи приезжают сюда из города на праздник. А сегодня выдался просто замечательный день. Должна признаться, мне не терпится пройтись босыми ногами по ручью. Конечно, молодежь предпочитает купаться на глубине, но я лучше похожу по берегу. Девушки будут бросать в воду цветы, будет много музыки и танцев, а потом еще и пикник. Тебе понравится, Моргана, вот увидишь.
Моргана сглотнула комок в горле и проговорила спокойным голосом, стараясь не выдать своего волнения:
– Звучит заманчиво, тетя. Я очень рада, что вы с дядей Мануэлем взяли меня с собой.
В этот момент со стороны Эгги раздалось еле слышное фырканье, предназначенное исключительно для ушей Морганы, и девушка недовольно покосилась на гувернантку. Эгги была слишком проницательной – внешний вид воспитанницы никогда не обманывал ее. Хотя она никому не рассказывала о том, что произошло в то утро на лесной поляне, Моргана не сомневалась, что Эгги обо всем известно. Отношение пожилой шотландки к президенту Мексики изменилось в худшую сторону, если, конечно, то, как она здоровалась с ним, что-нибудь значило. Несколько слов, сказанных Эгги в адрес Девона Говарда, свидетельствовали, что ее мнение о нем также ни капли не улучшилось. Иногда Моргане казалось, что Эгги умеет читать ее мысли: так тонко она чувствовала малейшую перемену в настроении воспитанницы. Выйдя с помощью дяди Мануэля из кареты, Моргана слегка покраснела, от души надеясь, что ее подозрения относительно Эгги не оправдаются. Ей невыносима была мысль о том, что кто-то посторонний может догадаться, что воспоминания о руках и губах Девона, об их сплетенных телах преследовали ее дни напролет. Моргана отчаянно хотела увидеть Девона, сказать ему…
Она вдруг резко остановилась. Слова приветствия замерли у нее на губах: к ним приближалась знакомая фигура президента, как всегда безупречно одетого. Бросив быстрый жадный взгляд на девушку, он обратился к донье Изабелле:
– Здравствуйте. Позвольте поблагодарить вас за приглашение провести этот замечательный празднике вами. – Взяв руку Изабеллы Эскобар отменно галантным жестом, Санта-Анна поднес ее к губам. Обменявшись несколькими словами с доном Мануэлем, Антонио наконец повернулся к Моргане; его темные выразительные глаза молили о снисхождении.
– Моргана, рад видеть тебя, милая. Для меня большое счастье снова встретиться с тобой после столь долгой разлуки. Я очень расстроился, узнав, что тебе нездоровится, но уверен, что солнечный день в хорошей компании – лучшее лекарство. Если позволишь… – Взяв девушку за руку и бросив на нее быстрый взгляд, словно оценивая ее реакцию, Санта-Анна повел ее к ручью, где под раскидистым деревом уже сидели какие-то люди, весело смеясь и оживленно переговариваясь между собой.
При воспоминании о похожем утре на похожей поляне Моргана побледнела. Санта-Анна, проявив удивительную проницательность, мягко проговорил:
– Не волнуйся, от этого дня у тебя останутся более приятные впечатления. Давай забудем об ошибках прошлого и попробуем начать сначала. Согласна, милая?
Сомневаясь в искренности пронзительного взгляда Санта-Анны, девушка тем не менее была благодарна ему за то, что он сумел найти выход из щекотливой ситуации. Облегченно улыбнувшись, она как можно беззаботнее ответила:
– Посмотрим, Антонио…


Не в силах устоять перед остроумием Антонио, Моргана громко расхохоталась, а следом за ней и вся компания, собравшаяся под раскидистым деревом. Всматриваясь в лица присутствующих, девушка наслаждалась теплом, исходившим от этих замечательных людей.
Среди гостей были сеньор и сеньора Диас, любящие супруги и близкие друзья тети Изабеллы, которые привезли с собой сына Хорхе с явным намерением познакомить его с очаровательной племянницей генерала Эскобара; сеньор и сеньора Мантальбан, дальние родственники тети Изабеллы и родители двух хорошеньких девочек четырех и шести лет, в эту минуту развлекавшихся тем, что вовсю обливали друг дружку водой, со смехом выслушивая упреки старших; недавно овдовевшая сеньора Мантальво с красивой дочерью Селестой, которая не могла скрыть своего восхищения великолепным господином президентом; генерал Аградо с супругой, сподвижники дяди Мануэля и друзья президентской четы; и, разумеется, сам президент. Невдалеке, почти полностью скрытые от глаз, находились охранники и слуги, которые прямо на траве накрыли замечательный стол и устроили удобные сиденья в тех местах, где это казалось практически невозможным.
Наслаждаясь теплым солнечным днем и прекрасной компанией, Моргана начала расслабляться. Великолепный обед, состоявший из холодного мяса и курицы, нескольких видов жаренной на углях рыбы, фруктов и пряностей, а также сладкого местного вина, почти полностью вытеснил у нее из головы воспоминания о синих глазах, исполненных презрения, и саркастических словах, которые до сих пор жгли ее огнем: «Преклоняюсь перед твоей силой духа, милая…»
Раскрасневшись от вина, Моргана поднялась на ноги. Почувствовав слабость в коленях, девушка решила, что впредь надо быть осторожнее. Да, ей, безусловно, стоит немного пройтись, чтобы вино выветрилось из головы. Заметив странный огонек в глазах Антонио, она ровным голосом проговорила:
– Мне кажется, Линда с Констанцией правильно сделали, что решили искупаться в такой жаркий день. Прошу меня простить. – Наклонившись, она прошептала на ухо тете Изабелле, что пойдет поищет укромный уголок, чтобы снять туфли с чулками и побродить по ручью.
– Хорошо, Моргана. Эта поляна охраняется, и ты будешь в полной безопасности. Только не очень долго, милая. Мы все будем скучать по тебе.
Благодарная тете Изабелле за ее понимание и проницательность, Моргана осторожно выпрямилась и, аккуратно ступая, направилась через всю поляну к рощице. Углубившись в лес, она спряталась за густым кустарником и, усевшись на большой валун, глубоко вздохнула. Наслаждаясь благотворным действием прохладного горного воздуха, девушка извлекла из лифа платья маленький носовой платочек и вытерла влажный лоб. В этот момент сзади нее раздался низкий ленивый голос:
– Привет, милая. А я все ждал, когда ты дашь мне возможность поговорить с тобой.
Резко обернувшись, Моргана недоуменно воззрилась на улыбающегося Девона.
– Девон!
Подойдя к девушке медленной вальяжной походкой, молодой человек остановился. Пристально глядя на нее, он взял у нее из рук платок.
– Позволь мне убрать это, милая.
Затаив дыхание Моргана наблюдала за тем, как Девон осторожно засовывает кружевной платочек в вырез ее платья. Не в силах произнести ни слова, она заглянула ему в глаза и увидела загоревшийся в глубокой синеве знакомый огонек страсти. Суровое, словно высеченное из камня, лицо медленно приближалось к ней, твердые губы, такие знакомые и желанные, искали ее губ. В тот момент, когда они прикоснулись к ней, обжигающая волна тепла окатила Моргану, и из ее груди вырвался низкий стон. Не задаваясь вопросом, почему отношение Девона так внезапно изменилось, Моргана преисполнилась к нему глубочайшей нежностью, крепко прижимаясь к сильному мускулистому телу. С бешено бьющимся сердцем девушка робко приоткрыла губы, и в ту же секунду язык Девона жадно ворвался в ее рот, словно желая выпить до дна сладкий мед ее поцелуев. Обвив руками его шею и запутавшись пальцами в густых волосах, Моргана отдалась во власть губ Девона, которые, оторвавшись от ее рта, спустились вниз по ее стройной шейке, на миг задержавшись на ключицах, а потом двинулись к восхитительным белоснежным округлостям ее груди. Потеряв способность мыслить связно, Моргана могла только чувствовать, как его язык проник в ложбинку между грудей, в то время как руки смело поглаживали нежные холмики, проступавшие сквозь тонкую ткань платья.
– Девон… пожалуйста… кто-нибудь может нас увидеть…
– Нет, милая, нас никто не найдет. Я видел, как ты уходила. Они будут дожидаться твоего возвращения… но ты пробудешь здесь немного дольше, чем рассчитывала… правда?
Не дав Моргане ответить, он вновь накрыл ее губы своими, и когда она с радостью приоткрыла рот, подарил ей глубокий, обжигающий, сводящий с ума поцелуй. Его ладони яростно метались по спине девушки, а губы терзали ее рот. Вдруг он резко отпрянул.
Девон прерывисто дышал, его грудь тяжело вздымалась, а когда он заговорил, его голос напомнил хрип умирающего зверя:
– Моргана, милая, пойдем со мной… пойдем туда, где нам никто не помешает. Я хочу снова любить тебя. Хочу снова прикоснуться к твоей коже… хочу целовать тебя… хочу проникнуть в тебя… хочу, чтобы ты окутывала меня своим теплом. Милая. – Взяв ее ладонь, Девон накрыл ею свое пульсирующее желанием естество. Прикосновение девушки стократ усилило его страсть, и он прошептал хрипло: – Чувствуешь, милая… чувствуешь, как сильно я хочу тебя… – Опустив ресницы и слегка приоткрыв губы, Моргана осторожно водила рукой по напряженной мужской плоти. – Посмотри на меня, Моргана! – От этого резкого окрика девушка моментально открыла глаза. При виде страсти, золотистыми искрами вспыхнувшей в глубине огромных карих глаз, Девон крепко прижал ее ладонь и горячо прошептал: – Чувствуешь, как велико мое желание? Признайся, что хочешь ощутить меня внутри… прямо сейчас. Помнишь, как это было… как, находясь в тебе, я становился все больше и больше… Скажи мне, Моргана, скажи, что хочешь этого… скажи, что снова хочешь стать частью меня, скажи, что хочешь…
– Нет! Моргана ничего от вас не хочет!
В мгновение ока Девон оказался на почтительном расстоянии от девушки, грубо оттолкнув ее в сторону. С трудом удерживая равновесие, Моргана с ужасом наблюдала, как Санта-Анна сделал шаг вперед и резко схватил Девона за лацканы сюртука.
Девон сразу же высвободился и, пристально глядя на покрасневшего от гнева мексиканца, молча слушал, как тот проскрежетал:
– Вы немедленно покинете это место и больше не будете досаждать сеньорите Пирс!
Слегка улыбнувшись, Девон ответил совершенно спокойным тоном, хотя внутри у него все кипело от ярости и руки сами собой сжимались в кулаки:
– А почему вы решили, что я досаждал Моргане, Антонио? Разве вы видели, чтобы она дралась со мной? Может, спросим у нее, уйти мне или остаться?
– Моргане нечего сказать! Вы заявились без приглашения на частное мероприятие. Если бы кто-то застал вас, репутация Морганы была бы погублена!
– А какая разница между тем, что произошло здесь, и тем, что я увидел на точно такой же полянке неделю назад? А, Антонио?
– Разница заключается в том, что я приказываю вам уйти… немедленно! И я не потерплю, чтобы вы задавали мне вопросы!
Вызывающе глядя на президента, Девон мягко проговорил:
– А кто дал вам право распоряжаться жизнью Морганы? Особенно учитывая то, что она не хочет отпускать меня. Ты же не хочешь, чтобы я ушел, Моргана, правда?
– Хватит!
Бешенство в глазах Санта-Анны заставило Моргану похолодеть. Парализованная страхом, она с трудом осознавала происходящее, понимая только, что в стране, полностью находившейся во власти Антонио Санта-Анны, Девону грозит опасность. Она прошептала хрипло:
– Антонио, прошу тебя, я не хочу…
Резко обернувшись к ней с искаженным от ярости лицом, Санта-Анна воскликнул:
– Tonto! Silencio!
type="note" l:href="#n_22">[22]
Ты разве не понимаешь, что этот человек хочет тебя использовать? – Вновь повернувшись к Девону, он гневно прошептал: – Но я не позволю ему сделать это!
Продолжая пристально смотреть на президента, Девон процедил сквозь стиснутые зубы:
– А вы, Антонио? Что вам нужно от Морганы?
Ноздри Санта-Анны раздулись от гнева, и он угрожающе прошептал:
– Я уже сказал, что не потерплю никаких вопросов с вашей стороны, Девон! Вы немедленно покинете это место! Вы уйдете отсюда и никогда больше не побеспокоите Моргану!
Сохраняя молчание, Девон с легкостью выдержал разъяренный взгляд Санта-Анны. Раздвинув губы в мрачной ухмылке, он спокойно проговорил:
– Так и быть, Антонио. Сейчас я уйду, но вот что касается встреч с Морганой… не знаю.
– Bastardo! – прошипел Санта-Анна. – Уходите сейчас же, пока я не сделал то, о чем потом буду сожалеть!
Заулыбавшись шире, Девон поднес руку к виску и шутливо отдал честь:
– Да, сэр. Похоже, мое присутствие здесь больше нежелательно. – Переведя взгляд на Моргану, он беззаботно проговорил: – Увидимся, милая.
Не прошло и нескольких секунд, как высокая стройная фигура Девона исчезла в густых зарослях. Чувствуя огромное облегчение оттого, что стычка между Девоном и Антонио закончилась бескровно, Моргана молча повернулась к президенту. Потрясенная выражением гнева на его лице, девушка похолодела. Она попятилась назад, но сильные руки вдруг грубо схватили ее за плечи. С силой встряхнув ее, Санта-Анна воскликнул:
– Tonto! Idioto! Tonto!
Он вдруг разом обрел контроль над собой и резко отпустил девушку. Пятясь назад и одновременно пытаясь удержать равновесие, Моргана во все глаза смотрела на президента, на лице которого внезапно появилась гримаса удовлетворения.
– Приведи себя в порядок и возвращайся к гостям! Никому не говори о том, что здесь произошло.
Раздраженная властным тоном Антонио, Моргана возмущенно ответила:
– Я не стану терпеть оскорблений и не позволю командовать мной. Я не хочу…
– Silencio! Помолчи, если хочешь сохранить честь и репутацию! Ты по глупости своей не понимаешь, какую услугу я тебе сегодня оказал! Когда у меня будет настроение, я все тебе объясню, а пока никому ничего не рассказывай. Поняла?
Не осмеливаясь дальше провоцировать его гнев, Моргана спокойно ответила:
– Да, понимаю.
Стараясь говорить ровным голосом, Санта-Анна произнес, глядя на девушку горящими глазами:
– Смотри, не забудь, что я тебе сказал!
Коротко кивнув в ответ, Моргана развернулась и направилась в сторону ручья, слыша за собой тяжелые шаги президента.


Задыхаясь от ярости, Девон пришпорил лошадь, пустив ее в галоп по опасному участку пути. При воспоминании о том, как Санта-Анна бесцеремонно схватил его за лацканы сюртука с явным намерением унизить, в душе у него закипал гнев. Будь на месте Санта-Анны любой другой человек, от которого не зависела бы судьба полковника Остина, Девон не стал бы отказывать себе в удовольствии избить этого мерзавца до полусмерти. Ублюдок! То, что все развивалось по плану, не приносило Девону удовлетворения. Да, он прекрасно знал, что люди президента видели, как он вошел в рощицу, и немедленно доложили хозяину о том, что они с Морганой уединились. И как он и предполагал, возбудить девушку оказалось совсем нетрудно. Единственное, чего он не учел, так это собственной реакции на нее. Господи! Он до сих пор ощущал прикосновение ее нежного тела, тонкий аромат ее кожи. Внутренне застонав, он представил себе, как ее мягкая ручка ласково движется по его мужскому естеству.
Нечеловеческим усилием воли отогнав от себя волнующие воспоминания, Девон заставил себя сосредоточиться на Стивене Остине. За последнюю неделю он чуть-чуть продвинулся в этом деле. На следующий же день после визита Девона полковнику выдали смену одежды, позволили вымыться и дали возможность предстать перед военным трибуналом. Решив, что дело полковника находится вне военной юрисдикции, судьи постановили перевести его в более приличную тюрьму. Дело Стивена поставили вторым на очередь рассмотрения гражданским судом, но точная дата пока определена не была. Девон понимал, что, если он не заставит Санта-Анну как можно скорее решить этот вопрос, Стив так и останется за решеткой. И в этом-то Моргана должна была ему помочь… Санта-Анна не допустит, чтобы его заинтересованность девушкой стала достоянием общественности. А если он попытается отомстить Девону, это сразу выплывет наружу. Единственным для него выходом из положения станет освобождение Стивена Остина, чтобы Девон побыстрее вернулся в Техас. Сегодня он сделал первый шаг в нужном направлении… продемонстрировал президенту, какую власть имеет над Морганой. Разыгранная им сценка разозлила Санта-Анну куда сильнее, чем рассчитывал Девон. Молодой человек понимал, что, как только он уедет в Техас, президент не замедлит отомстить девушке. Что ж, она это заслужила. А ему теперь остается сидеть и ждать ответного хода от Санта-Анны.
– Buenos dias, Девон.
Пожав руку президенту, Девон проследовал за ним на середину приемной во дворце. Он не ожидал, что Санта-Анна вызовет его так скоро. Не далее как вчера они чуть не подрались. Он думал, что Антонио потребуется несколько дней, чтобы остыть. Очевидно, он ошибся. То, что Санта-Анна хотел как можно быстрее решить дело Девона, лишний раз свидетельствовало о его глубокой заинтересованности в Моргане. Невольно напрягшись при мысли об этом, молодой человек тем не менее проговорил совершенно спокойно:
– Должен признаться, Антонио, я был несколько удивлен, получив приглашение от вас сегодня утром. Я думал, что после вчерашнего вы не захотите меня видеть.
– Напротив, Девон. Я всесторонне обдумал этот вопрос и пришел к определенному выводу. Вам меня не обмануть. Я понимаю, что вы хотите использовать Моргану против меня. Я бы никому в этом не признался, но вы, как видно, понимаете мое трепетное отношение к этой девушке и отдаете себе отчет в моих планах касательно ее будущего. Сейчас Моргана – мое слабое место, и раз уж вы оказались настолько проницательны, что догадались об этом, мне нет смысла скрывать свои чувства. Я также признаю, что Моргана испытывает к вам некую странную привязанность, которая заставляет ее вести себя крайне неосмотрительно для молодой девушки в ее положении. Но, друг мой, она так же привязана и ко мне. Если бы вы в то утро не появились на нашей поляне, все сложилось бы совершенно иначе. И рано или поздно я добьюсь своего, Девон, можете не сомневаться!
– А что об этом думают ваши близкие друзья, донья Изабелла и дон Мануэль?
– Они ничего не узнают. Я и раньше был осторожен, а с Морганой и подавно. Так что, Девон, нам осталось только решить наше с вами дело.
– И как вы намерены его решить, Антонио? – Прищурившись, Девон посмотрел в непроницаемое лицо президента.
– Как вы и рассчитывали, я дам вам то, что вы хотите, а именно освобожу Стивена Остина.
Пульс Девона участился. Он уже собирался заговорить, но Санта-Анна не дал ему такой возможности.
– …но не сию минуту, Девон. Я не такой дурак, чтобы выпустить полковника Остина из тюрьмы, пока вы в Мехико. Это одно из моих условий. – Пристально вглядевшись в лицо молодого человека, Санта-Анна тихо проговорил: – Вы уедете из столицы завтра же. Времени на прощания я вам не предоставлю. Я скажу дону Мануэлю и донье Изабелле, что ваша миссия выполнена и вам потребовалось немедленно вернуться домой.
– А что взамен?
– Взамен я покажу вам бумаги, в которых значится точная дата судебного слушания по делу полковника Остина. Также я даю вам слово, что лично постараюсь покончить со всеми деталями в самые короткие сроки.
– Вы и раньше давали такие обещания, Антонио, но ничего не сделали…
– Я таких обещаний не давал! – Возмущенный замечанием Девона, Санта-Анна помолчал несколько секунд, а потом добавил: – В любом случае выбора у вас нет. Если завтра вечером вы все еще будете в городе, я прикажу арестовать вас и бросить в ту же темницу, что и Остина. И вашему комитету придется изыскивать меры, как освободить вас обоих!
Потрясенный яростью, прозвучавшей в словах президента, Девон задумчиво покачал головой:
– Нет, Антонио, вы не рискнете портить отношения с англо-американской колонией в Техасе.
– Вы меня плохо знаете, Девон. Можете не сомневаться, что я пойду на что угодно ради достижения своих целей!
Внезапно осознав, что Санта-Анна говорит абсолютно серьезно, Девон, с трудом преодолев отвращение, тихо произнес:
– Хорошо, покажите мне бумаги по делу Стивена Остина. Моментально оказавшись у стола, Антонио взял пачку бумаг и передал ее Девону. Пробежав их глазами, одновременно пытаясь отыскать возможные лазейки, молодой человек наконец взглянул на президента.
– Хорошо, Антонио. Завтра вечером меня уже не будет в Мехико. Можете отправить меня из города под конвоем или послать за мной шпионов.
– Я хочу, чтобы вы расписались на этих документах. Можете не сомневаться, что я освобожу Остина, только убедившись в том, что вас давно уже нет в Мехико. Я знаю, вы не такой глупец, чтобы ослушаться меня. Кроме того, я уверен, что вы не испытываете серьезных чувств к Моргане. Мужчина, который искренне любит женщину, никогда не станет использовать ее в своих целях, как это сделали вы. Моргане повезло, что она от вас избавилась.
Покраснев от гнева, Девон быстро подписал бумаги и горячо проговорил:
– А с вами ей, значит, будет лучше?
Медленная улыбка озарила красивое лицо Антонио Санта-Анны.
– О да, гораздо лучше. Я буду как следует заботиться о своем американском цветочке, а когда устану от нее, то подыщу ей респектабельного мужа, которому я смогу полностью доверять.
– Как Консуэло де Артега?
– Консуэло получила хорошие деньги за свои услуги. В любом случае я уверен, что Моргана не скоро мне надоест. Думаю, нам с ней будет хорошо в течение очень долгого времени.
Бросив на Санта-Анну последний, исполненный презрения взгляд, Девон резко развернулся и вышел из комнаты. Он спешил как можно скорее покинуть дворец, пока желание разбить в кровь наглое лицо Антонио не взяло верх над его разумом. Низкий смех, доносившийся из-за дверей президентского кабинета, еще долго звучал у него в ушах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дерзкое обольщение - Барбьери Элейн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дерзкое обольщение - Барбьери Элейн



Скучновато(((
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнДарья
13.10.2012, 21.43





Мне очень понравился этот роман.Красиво написано.
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнЛюбовь
21.10.2012, 20.16





Роман очень интересный с приключениями и высокими чувствами.Характеры героев яркие и сильные. Читаешь с удовольствием.
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнВ.З.,65л.
13.02.2013, 13.26





Очень интересный роман.Хорошо написан, читаешь и будто переносишся в то время и место. Короче- читайте, не пожалеете.
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнИванна
9.04.2013, 13.19





Ой, слишком затянуто, еле дочитала, только конец оставил, хоть какое-то впечатление...
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнМилена
20.04.2013, 13.29





Очень скучный роман......
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнДина
7.07.2013, 18.11





Роман хороший. Вот только если бы поменьше было бы описания политики, было бы совсем классно!
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнLili
4.08.2013, 23.17





роман офигенный!!!!!люблю романы этого автора.....герои великолепны
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнЛуиза
16.10.2014, 20.30





Дерьмо! Дальше 6 главы не смогла читать
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнОксана
16.02.2015, 20.46





ужасный роман, сплошное издевательство над героиней, как женщиной, гг какой-то изверг, бесчувственный садист
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнМайя
26.03.2015, 13.47





не люблю такие романы, где унижают достоинство женщины, вечно делают из женщин проституток, ГГ здесь самовлюбленный садист, вечно злой, озабоченный. Бедная ГГ-ня, вечно униженная, обиженная..
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнМарина
26.03.2015, 14.39





Саааамый офигенный роман этого автора!))
Дерзкое обольщение - Барбьери Элейнлала
17.03.2016, 14.35





Были плохие романы. Но этот по своей тупости - зашкаливает. Дочитала до конца, но только из-за принципа. Не читайте. Не тратьте свое время. Более тупого и затянутого сюжета не встречала в своей практике.
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнAlins
24.03.2016, 12.14





Невероятно тупой роман. Героиня ужасающе глупая и герой самодур постоянно проклинают самих себя и друг друга, то грызутся, то ...тся. Мышиная возня какая-то. Действительно, жаль потраченного времени.
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнЧитатель
12.09.2016, 21.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100