Читать онлайн Дерзкое обольщение, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкое обольщение - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.19 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкое обольщение - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкое обольщение - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Дерзкое обольщение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Последний серебристый луч рассвета уступил место солнечному утру, окрасившему в золотой цвет окна дилижанса, который, раскачиваясь и подскакивая на кочках, мчался в Манга-де-Клаво. Сегодня ночью трое пассажиров, разбуженные в два часа ночи, устало погрузили свои вещи в странную повозку, запряженную сомнительного вида мулами, и отправились в путешествие. Твердо решив не смотреть, даже случайно, на высокого техасца, который развалился во сне на сиденье напротив, Моргана тем не менее остро ощущала его присутствие. В преддверии наступающей жары он снял накидку и шляпу, оставшись в батистовой рубашке с короткими рукавами, которая была небрежно расстегнута, открывая длинную загорелую шею и жесткие темные завитки волос на груди. Как хорошо она помнила эту теплую шею, к которой совсем недавно прижималась губами, и опьяняющее прикосновение этих волосков к обнаженному телу. Даже не глядя на него, она знала, что густые длинные ресницы покоятся на острой линии скул. Во сне, правда, его лицо было лишено той суровости, которая появлялась при пробуждении. А еще она помнила, как, словно по волшебству, менялось это лицо, когда на смену жесткому выражению приходила улыбка. В тесном пространстве дилижанса его неприкрытая мужественность чувствовалась особенно сильно.
Нет! Больше она не станет думать об этом!
Бросив быстрый взгляд на соседнее сиденье, Моргана вдруг ощутила странное раздражение. Эгги тоже дремала! Неужели только ей дорожная тряска мешает спать? Или же все дело в том, что ей приходится путешествовать в непосредственной близости от Девона Говарда? После того, что произошло у него в каюте два дня назад, молодые люди не сказал и друг другу ни слова. Моргане кое-как удалось отделаться от назойливых расспросов Эгги на следующее утро после тех унизительных событий. Она намеренно игнорировала пронзительный совиный взгляд гувернантки, понимая, конечно, что та заметит возникшую между ними неприязнь и сделает определенные выводы. Какая теперь разница? Вся эта отвратительная поездка скоро закончится, и постоянное присутствие Девона Говарда не будет больше нарушать ее душевный покой.
Накануне Моргана впервые заметила возникший на горизонте Веракрус во всем его уродстве. Она и представить себе не могла более унылого и серого места! Когда «Эстреллита» вошла в гавань, девушка увидела возвышавшийся по одну сторону форт Сан-Хуан-де-Улуа, сложенный из красных и черных кирпичей, а по другую – жалкий черный городишко Веракрус, над которым летала стая чаек. Окружавшие город с трех сторон красные песчаные холмы выглядели безжизненно и мрачно.
Семь часов назад они выехали из ворот этого города и по дороге, проходящей мимо таких же бесплодных песчаных холмов, направились в Манга-де-Клаво. Через несколько часов пейзаж начал постепенно меняться – стала появляться растительность: по обочинам дороги то и дело возникали одинокие пальмы и цветы. Когда они достигли маленькой индейской деревушки Санта-Фе, утро полностью вступило в свои права, и путешественники как по волшебству перенеслись из пустыни в цветущий сад. Их взглядам представилась живописная картина: маленькие бамбуковые хижины с покрытыми пальмовыми листьями крышами; женщины-индианки с длинными черными волосами, стоявшие возле хижин со своими полуголыми детишками; мулы, весело катавшиеся по земле; белоснежные козы, бродившие между пальмовых деревьев. Утренний воздух был мягким и ароматным, капли росы блестели на широких листьях банана, и вокруг царила спокойная прохладная тишина. Хижины в деревне были бедные, но чистые, и путешественники, запасшись свежим молоком и сменив мулов, продолжили путь.
Скоро местность за окнами дилижанса изменилась окончательно: на смену песчаным холмам пришла ровная плодородная долина, в изобилии заросшая деревьями и цветами.
Осталось немного. Манга-де-Клаво наверняка где-то рядом. Ей не придется долее выдерживать унизительное присутствие Девона Говарда и его явное безразличие к тому, что чуть было не произошло между ними. Да, конечно, ехать осталось недолго.
Моргана подняла руку, чтобы проверить прическу, на создание которой ушло так много времени, и сразу же поняла, что худшие опасения подтвердились. Несносные кудри снова рассыпались длинными локонами по плечам. Видимо, такая уж у нее судьба. Моргана тихонько вздохнула. Ей так хотелось предстать перед тетей с дядей, которые последний раз видели ее еще в детстве, серьезной зрелой девушкой. Дотронувшись рукой до соломенной шляпки, лежавшей рядом с ней на сиденье, Моргана незаметно кивнула. Да, когда она наденет эту скромную шляпку, которая закроет непослушные кудри, эффект будет тот самый, о котором она мечтала. Она с особой тщательностью продумала свой наряд, чтобы произвести наиболее выгодное впечатление на тетю Изабеллу, дядю Мануэля и президента Санта-Анну. Чувствуя, как неприятно сжимается желудок, она в который раз подумала о том, в какое опасное положение по своей доверчивости попала прошлой ночью на борту «Эстреллиты». Если бы ее обнаружили в каюте Девона, тетя с дядей были бы опозорены, а от ее репутации остались бы одни лохмотья. Сглотнув подступившие к горлу слезы, Моргана напустила на себя беззаботный вид, разгладила шелковую юбку и поправила скромный вырез так, чтобы он получше сидел на плечах. Пытаясь успокоиться, она на мгновение прикрыла глаза, а затем решительно отвернулась к окну и сосредоточила все свои мысли на пейзаже.


Осторожно наблюдая за девушкой из-под опущенных век и заметив, что она смотрит в окно, Девон ощутил знакомое стеснение внизу живота, которое в последнее время стало ассоциироваться у него исключительно с Морганой Пирс. Будь проклята эта маленькая дрянь! Она до сих пор обладала огромной властью над ним! Впервые в жизни он не мог понять, почему так реагирует на женщину! Женщину! Какое заблуждение! Моргана Пирс – всего лишь эгоистичный ребенок, которому вздумалось поиграть в женщину. Однако же, зная все это, Девон не мог выбросить ее из головы. Особенно мучило его, с какой легкостью Моргана искоренила в себе ответную страсть к нему.
Он обвел взглядом ее изумительный профиль, как будто выгравированный на фоне светлеющего пейзажа, и с трудом подавил вспышку гнева, никак, впрочем, не отразившуюся на его лице. Правда, гнев этот был направлен на него самого… на эту зависимость от прелестной девушки, сидящей напротив. Проклятие! Ему и раньше приходилось иметь дело со многими красивыми женщинами; некоторые из них были намного красивее Морганы. Нет… это не совсем правда. Он знал женщин, в которых было больше блеска, больше чувственности, но никогда еще он не видел более совершенных черт. Никогда еще он не ласкал такой мягкой и гладкой кожи, как у Морганы, никогда не касался таких восхитительно шелковистых волос, никогда не видел таких соблазнительных губ. А аромат ее кожи… ее вкус до сих пор оставались в его памяти, несмотря на отчаянные попытки забыть. Он отчетливо помнил лежавшую под ним изящную фигурку. Она была такой маленькой, такой хрупкой…
Эта девушка будет иметь успех в Мехико. В стране темнокожих и темноволосых женщин она сразу привлечет к себе внимание. Он не сомневался, что, как только она займет подобающее положение в обществе, у ее ног будут лучшие мужчины столицы. И, зная эту девушку, он мог предположить, что она как следует отыграется на них. Разве она сама не сказала, что собирается подыскать мужчину своего круга для следующей любовной интрижки? Что ж, он заранее сочувствовал несчастному, который возьмет в жены эту эгоистичную ведьму. Такая женщина на границе была бы совершенно бесполезна. Настоящая техасская женщина даст ей сто очков вперед… посрамит эту пустышку, у которой в голове нет ничего, кроме собственного удовольствия. Моргана Пирс – бесполезная китайская статуэтка, которая физически не сможет существовать без привычных роскоши и удобств, в которых выросла и нуждалась. Она просто красивая оболочка. Девон отлично это понимал… и не питал иллюзий относительно Морганы Пирс. Но тогда почему, черт возьми, он все равно отчаянно хотел ее?


С бешено колотящимся то ли от нетерпения, то ли от страха сердцем Моргана постаралась унять дрожь в пальцах, когда дилижанс остановился в Манга-де-Клаво. Знаменитая асиенда президента Мексики поразила девушку своей простотой без малейшего намека на претенциозность. Длинное изящное одноэтажное здание было выкрашено в яркий белый цвет, радовавший глаз посреди буйной растительности. Черепичная крыша и оконные рамы с красивыми решетками, увитыми многочисленными цветами, казалось, горели разноцветными огнями, яркими пятнами выделяясь на почти стерильной белизне дома. Бегло осмотрев прилегающую к асиенде территорию, Моргана увидела живописную каменную стену приблизительно пяти футов в высоту недалеко от дома, красивые арочные ворота которой вели в сад, где росло множество фруктовых деревьев, благоухавших в теплом утреннем воздухе. За садом виднелись длинные низкие постройки, где, по-видимому, располагались службы этой тихой асиенды, все больше и больше впечатлявшей девушку.
Звук шагов отвлек Моргану от созерцания окрестностей, и, обернувшись, она увидела, как к дилижансу направляются трое мужчин. Один из них, облаченный в форму, был, очевидно, чьим-то адъютантом. Он быстрым шагом приблизился к дилижансу, и на его бледном, оливкового оттенка лице появилась вежливая улыбка.
Без колебаний распахнув дверцу кареты, он воскликнул хорошо поставленным голосом:
– Сеньорита Пирс, я лейтенант Аманте, помощник генерала Эскобара. Добро пожаловать в Манга-де-Клаво! – Протянув руку, он галантно помог девушке выйти из дилижанса, в то время как другие двое мужчин принялись вытаскивать багаж. – Генерал с супругой ожидают вас в гостиной. – Обратив наконец внимание на Эгги, которая с суровым видом продолжала сидеть в дилижансе, лейтенант улыбнулся и также протянул ей руку: – Добро пожаловать, сеньорита Макхортер. – Профессиональная улыбка на его лице не дрогнула, пока этот вымуштрованный солдат ждал, когда высокий техасец выйдет из экипажа и встанет рядом с женщинами. Тогда, произнеся дежурное: – Добро пожаловать, сеньор Говард. Президент Санта-Анна с нетерпением ожидал вашего приезда, – и кивнув в ответ на приветствия вновь прибывших, лейтенант быстрой походкой направился впереди них к дому. Когда гости очутились в огромной прохладной комнате без ковра и почти без мебели, откуда-то из холла донесся звук быстро приближающихся шагов, и лейтенант торопливо обернулся.
Сквозь навернувшиеся на глаза слезы Моргана разглядела маленькую хрупкую фигурку тетушки Изабеллы, которая спешила к ней через всю гостиную. Такая же стройная, как в девичестве, с темными волосами, лишь слегка подернутыми сединой, она ласково улыбалась. Бросившись на шею тетушке, Моргана в первые несколько мгновений не могла выговорить ни слова от избытка чувств и молча слушала певучий голос:
– Моргана… querida mia, bienvenidas!
type="note" l:href="#n_3">[3]
Осторожно высвободившись из любящих объятий Изабеллы, Моргана отступила, сглотнула комок в горле и еле слышно пробормотала:
– Gracias… gracias, Tia Isabella.
type="note" l:href="#n_4">[4]
Переведя взгляд на стройного седоволосого мужчину, стоявшего немного в стороне и с мягкой улыбкой наблюдавшего за встречей двух женщин, на мужчину, чья военная выправка свидетельствовала о долгих годах преданной службы стране гораздо красноречивее, чем увешанная орденами форма, она нерешительно шагнула вперед и оказалась в теплых объятиях дяди.
Выдавив несколько слов в ответ на краткое, но искреннее приветствие дядюшки, Моргана отступила и в этот момент заметила стройного, атлетически сложенного мужчину, который вошел в гостиную следом за ее родственниками. Сдержанно поздоровавшись с Девоном Говардом, он теперь ожидал, когда его представят девушке, и его красивое, латиноамериканского типа лицо выражало неподдельный интерес.
Не скрывая слез радости, тетушка Изабелла обняла племянницу за талию своей тонкой рукой и с явной гордостью проговорила:
– Посмотрите, Антонио, эта красивая юная леди – моя племянница Моргана Пирс. А тебе, Моргана, я имею честь представить el Presidente de Mejico
type="note" l:href="#n_5">[5]
Антонио Лопеса де Санта-Анну.
Моргана была потрясена и не могла скрыть своего удивления, глядя на стоявшего перед ней мужчину. Он был молод… даже слишком молод для человека, о котором она слышала столько противоречивых историй! Этот мужчина провел больше лет на государственной службе, чем Моргана прожила на свете, и тем не менее он не выглядел человеком, имеющим за плечами такое богатое прошлое! Он был высок, на удивление высок, учитывая его национальную принадлежность, и обладал сильной атлетической фигурой. Волосы у него были цвета воронова крыла, а глаза, такие же черные, выглядели огромными на бледном лице, слегка тронутом морщинами. На первый взгляд он казался довольно меланхоличным, скорее похожим на отошедшего отдел ученого или философа, но так было только до того момента, как он заговорил. Его голос обладал тем удивительным мощным тембром, который легко мог очаровать любую дипломатическую миссию в полном составе и внушить подлинное уважение к его обладателю.
Президент изящным движением поднес руку девушки к губам и галантно произнес:
– Рад познакомиться, сеньорита Пирс. В последние несколько дней Изабелла только и говорила что о вас, и, признаюсь, мне было интересно узнать, что это за женщина, которую ожидают с таким нетерпением. Мое любопытство было столь же сильно, как и нетерпение вашей тетушки, но, должен сказать, награда стоит того.
Обернувшись к тетушке Изабелле, он добавил с ласковой снисходительностью:
– Да, Изабелла, я согласен. Ваша племянница – очень красивая молодая девушка.


Наблюдая за разворачивавшейся на его глазах сценой, Девон Говард, стоявший несколько поодаль, почувствовал, как внутри у него все сжимается от чувства, которое он не осмелился бы назвать вслух. Ну разумеется, этот хитрый мексиканец в восторге от встречи с Морганой! Он всегда питал слабость к молоденьким девушкам, несмотря на девятилетний брак. Его супруге едва исполнилось четырнадцать лет, когда он женился на ней. А ему – тридцать один! Внутренне фыркнув, Девон почувствовал, как в душе у него поднимается волна гнева. Санта-Анна глубокого уважал свою жену, донью Инессу. Естественно, она заслуживала уважения, эта дама, происходившая из знатной испанской семьи, которая принесла ему шесть тысяч песо приданого и теперь, считаясь образчиком жительницы Веракруса, довольствовалась тем, что проводила свои дни в уединенном загородном имении, пока муж вращался в блестящем столичном обществе, выступая в самых разных ролях, главной из которых была роль президента. Бедная женщина, она…
Пока другие продолжали переговариваться, Девон бросил взгляд в сторону двери и увидел, как в гостиную вошла высокая худая женщина, о которой он только что думал. Подойдя прямо к ней, Девон вежливо проговорил:
– Донья Инесса, рад снова видеть вас. Спасибо, что согласились принять меня в своем доме.
Натянутое выражение лица женщины смягчилось лишь самую малость, когда она смущенно произнесла:
– Сеньор Говард, добро пожаловать. Друзья и сподвижники моего мужа всегда желанные гости в Манга-де-Клаво.
Не заметив смятения жены, Санта-Анна повернулся, взял ее за руку, притянул к себе и заговорил:
– Инесса, наконец-то ты закончила одеваться! Позволь мне представить тебя нашей очаровательной гостье, сеньорите Моргане Пирс, и ее гувернантке, сеньорите Макхортер. Дорогие леди, разрешите представить вам сеньору Инессу Гарсия Лопес де Санта-Анна.
Вежливо улыбнувшись своей новой знакомой, Моргана призвала на помощь все силы, чтобы скрыть изумление, поразившее ее во второй раз за день. Дело в том, что у сеньоры Санта-Анны внешность была столь же невероятная, как и у мужа, только в другом плане. Высокая и худая, даже слишком худая для своего роста, сеньора Санта-Анна ни по каким, даже самым мягким, стандартам не могла считаться хорошенькой. Она была скорее серой мышкой. У нее было бледное лицо, худое и на удивление морщинистое. Его черты по отдельности трудно было назвать неправильными или отталкивающими, но все вместе они смотрелись отвратительно. Жена президента была одета в короткое белое платье, отделанное светлыми оборками, белые чулки и белые атласные туфельки. Этот наряд вкупе с ее внешностью создавал впечатление безжизненной непривлекательной женщины, рядом с которой живой энергичный мужчина выглядел совершенно не к месту. Выдавив из себя улыбку, которая, как она надеялась, скрывала истинные чувства, Моргана пожала протянутую ей в качестве приветствия тонкую руку, обратив внимание на огромный бриллиант, сверкавший на пальце у доньи Инессы, и другие великолепные камни, украшавшие уши сеньоры и переливавшиеся на большой броши, приколотой ко впалой груди. Однако ее высокий тонкий голос оказался если и лишенным тепла, то, во всяком случае, вежливым, так что девушка, смущенная собственной реакцией на женщину, в доме которой ей предстоит жить, постаралась не выдать своего изумления. Непроизвольно покосившись на высокого темноволосого человека, стоявшего несколько в стороне от основной группы, Моргана успела заметить, как понимающий взгляд Девона переместился с сеньоры Санта-Анна на нее. Вспышка презрения, исказившая черты его лица, как только их глаза встретились, заставила девушку моментально покраснеть. Проклятие! Неужели этот человек умеет читать ее мысли? Неужели он понял, жена президента ей не понравилась, в то время как сам сеньор Санта-Анна произвел на нее неизгладимое впечатление? Черт бы его побрал! И когда он, интересно, собирается уезжать? Моргана боялась, что не сможет долго выносить его присутствие.
Внезапно почувствовав на своей руке чье-то мягкое прикосновение, Моргана сосредоточила внимание на общем разговоре, уловив обрывок фразы, произнесенной тетушкой:
– …а потом, когда ты закончишь, мы сможем посидеть вдвоем, только ты и я, и ты расскажешь мне обо всем, что произошло после смерти дорогого Арнольда…
Понимая, что тетя ждет ответа, Моргана смущенно пробормотала:
– Прости, тетя Изабелла, боюсь, я не расслышала…
– Нет, дорогая, это мне следует извиниться. Я так обрадовалась встрече с тобой, что совершенно забыла, как вы с Эгги, должно быть, устали с дороги. Я слышала, что ваше морское путешествие оказалось на редкость тяжелым. Думаю, для вас это был не самый приятный опыт.
Почувствовав укол вины из-за того, что расстроила тетушку, Моргана поспешно ответила:
– Нет-нет, тетя Изабелла. Эгги, правда, страдала морской болезнью, но на меня качка никак не подействовала. Больше всего я сожалею не об этой части путешествия. – Неожиданно осознав, что эта фраза, произнесенная с особой горечью, привлекла внимание остальных присутствующих, молча ожидавших дальнейших пояснений, Моргана густо покраснела и запинаясь продолжила: – Скорее… это… больше всего меня раздражало то, что мы двигались очень медленно, тетя. Я очень рада, что наконец-то добралась до тебя.
– А уж как мы рады, Моргана! Пойдем. – Подталкивая девушку к двери, сеньора Эскобар ласково добавила: – Джентльмены извинят нас, а мы с Инессой покажем тебе твою комнату.
Послав мужчинам быструю улыбку, Моргана с удовольствием последовала за тетушкой, отметив про себя странную вспышку, промелькнувшую во взгляде Девона Говарда, когда их глаза на миг встретились. «Да… это правда, – прошептал ее разум в ответ на его безмолвный вызов, – мне есть о чем сожалеть».


– Но вы ведь понимаете, друг мой, что в настоящее время я ничем не могу помочь нашему общему другу полковнику Остину. Вам, разумеется, известно, что я передал президентские полномочия Гомесу Фариасу еще в декабре и приехал в Манга-де-Клаво, чтобы восстановить здоровье. Хотя я и поддерживал связи с правительством в Мехико, к сожалению, мне мало что известно о нынешнем положении дел.
Надеясь, что его недоверие к человеку, сидящему напротив за широким столом из красного дерева, не отражается на лице, Девон откинулся на спинку удобного кожаного кресла. Воспользовавшись минутной паузой, Девон затянулся длинной тонкой сигарой, которую Антонио Санта-Анна зажег для него несколько минут назад, и задумался над тем, как осторожнее ответить на вопрос президента. Оказавшись в кабинете Санта-Анны, Девон сразу же почувствовал, что эта первая встреча будет иметь огромное значение. Ему придется вести тонкую игру – надо заставить хитрого как лис мексиканца употребить все свое влияние, чтобы освободить Стивена Остина. Когда Девон наконец заговорил, его голос прозвучал низко, как и подобает, когда речь идет о столь секретных вещах:
– Я знаю, как сейчас обстоят дела в вашей стране, Антонио, но я также знаю, что в ноябре прошлого года вы встречались со Стивеном. Это было незадолго до того, как вы передали полномочия, и как раз в то время…
– Si
type="note" l:href="#n_6">[6]
, я тогда созвал специальное заседание министров с целью рассмотрения вопроса об отделении Техаса от штата Коауила. Думаю, вам известно мое мнение по этой проблеме, друг мой. Мне кажется, я выразился достаточно ясно. Тогда я сказал, что считаю Техас еще неготовым к отделению, но я уделил внимание многочисленным просьбам нашего друга полковника Остина и предпринял некоторые шаги для их удовлетворения.
– Например?
– Например, я внес предложение о том, чтобы правительство Техаса и Коауилы приняло закон, уравнивающий права жителей в гражданских и уголовных вопросах, чего раньше не наблюдалось, как мне говорили. Я также предложил установить систему судебных органов для удобства отправления юридических дел.
– Существовала еще одна проблема, Антонио…
– Да, Девон, и я так понимаю, она имеет особо важное значение для вашей английской колонии. – Растянув губы в благодушной улыбке, Санта-Анна ласковым голосом продолжил: – Я также отменил статью 11, которая запрещала англоамериканцам колонизировать земли Техаса.
По суровому лицу Девона пробежала тень. Он смотрел в глаза сидящему напротив человеку, и каждая его черточка дышала недоверием.
– Но, Антонио, если все было так, как вы говорите, если жалобы Стива нашли такой широкий отклик в правительстве и если полковник Остин полюбовно расстался с советником, то почему же его арестовали в Салтильо, по пути домой?
– Ах, мой друг, в этом-то и вопрос. Признаюсь, я был несколько смущен, узнав об этом. Как я уже говорил вам, в декабре прошлого года, спустя всего несколько недель после встречи с полковником Остином, я передал президентские полномочия Гомесу Фариасу и с тех пор не имею четкого представления о ходе событий. Если верить донесениям, которые я получал от Гомеса, еще до нашей с ним встречи в ноябре полковник Остин направил письмо в городскую управу Сан-Антонио-де-Бехара, в котором призывал муниципалитет, не теряя времени, связаться с остальными органами власти Техаса и убедить их создать местное правительство, независимое от Коауилы, даже если центральное правительство не даст на это согласия. Друг мой, – выразительные глаза Санта-Анны как будто призывали Девона встать на его место, – этот письменный документ носит предательский характер, и этого оказалось достаточно, чтобы заключить полковника Остина под стражу.
– Но вы же понимаете, Антонио, в каком состоянии находился полковник Остин, представив свои жалобы совету в июле и не получив никакого ответа до октября, несмотря на настойчивые напоминания. Ваша встреча в ноябре удовлетворила его нетерпение… вы должны были отметить, что он был доволен результатами вашей беседы.
– Да, конечно, Девон. Но, боюсь, я был не в том положении, чтобы оспорить решение действующего президента Мексики, не зная всей подоплеки этого дела.
– Но теперь, Антонио, теперь-то вы знаете все…
– Не совсем, Девон. Я еще не имел возможности ознакомиться с официальными отчетами по делу полковника Остина…
– …и его заключения под стражу при весьма странных обстоятельствах, сэр. Из достоверных источников мне стало известно, что полковника Остина держат в тесной камере в донжоне бывшего дома инквизиции. Ему не разрешают ни с кем видеться, читать и писать. Надеюсь, вы согласитесь со мной, Антонио, что это недопустимое обращение с человеком, чья преданность мексиканскому правительству до этого сомнительного инцидента никогда не подвергалась сомнению. В англо-американской колонии его часто критиковали за девиз, который вам, разумеется, знаком: «Верность Мексике и противодействие крайним мерам». Эти новые обвинения выглядят по меньшей мере странно по отношению к человеку, всегда считавшемуся «чересчур мексиканцем в пристрастиях».
– Прошу вас, друг мой, достаточно. Я не могу вам сейчас ничего сказать. Я не знаю о ходе этого дела. – Заметив вспышку гнева, промелькнувшую на лице Девона при этих словах, Санта-Анна продолжил умиротворяющим тоном: – Но раз в деле полковника Остина выявились такие серьезные противоречия, я постараюсь сделать так, чтобы оно разрешилось к нашему обоюдному удовлетворению. Вам необходимо запастись терпением, друг мой. Вам придется задержаться в Манга-де-Клаво на несколько дней… может, дольше, чтобы я мог отправить в Мехико депешу и дождаться ответа. Надеюсь, эта задержка не доставит вам неудобств, Девон?
Не будучи уверен в том, что облегчение, которое он почувствовал при этих словах, было связано исключительно с обещанием Санта-Анны уделить внимание его просьбе, а не с тем, что его пребывание в Манга-де-Клаво растянется по объективной причине, Девон спокойно ответил:
– Я хочу, чтобы полковника Остина освободили и он мог вернуться в Техас, Антонио. Я не считаю неудобством время, потраченное на поиски справедливости.
– Хорошо сказано, Девон. – Поднявшись со стула, Санта-Анна обошел вокруг стола и встал перед гостем. Дружески похлопав Девона по плечу, он весело проговорил: – А теперь, если вы дадите мне возможность заняться составлением депеши, она будет готова к утру. – Темные глаза президента выражали искреннее участие, когда он тихо продолжил: – Я тоже заинтересован в том, чтобы справедливость восторжествовала.
Девон кивнул в ответ, развернулся, и через несколько мгновений дверь кабинета захлопнулась за его спиной.


Как только за гостем закрылась дверь, благожелательное выражение сползло с лица Санта-Анны, уступив место глубокой озабоченности. Он оказался в щекотливой ситуации, требовавшей особо тщательного отношения. Понимая, что Девон Говард совершенно не похож на своего легковерного соотечественника, полковника Остина, он сразу решил вести себя с предельной осторожностью. Не мог же он, в конце концов, допустить, чтобы именно теперь, когда все вроде бы устроилось, его планы пошли кувырком. Полные, красивой формы губы Санта-Анны озарила легкая улыбка, и он мысленно поздравил себя со столь удачной задумкой. Он был известен своей гибкостью и либерализмом. Будучи избран президентом, он сразу же сумел правильно оценить реакцию людей на политику проведения реформ. В самом начале его срока либеральные реформы привели к тому, что военные и церковники лишились какой бы то ни было власти и их недовольство стало постепенно нарастать. Уловив первые признаки протеста, он передал президентские полномочия Гомесу Фариасу под предлогом того, что ему самому необходимо поправить здоровье, и предоставил своему преемнику возможность проводить эти реформы в жизнь. Свободный от обвинений в непопулярных мерах, которые по его тайному приказу принимал вице-президент, Санта-Анна наблюдал заходом событий из своей резиденции в Манга-де-Клаво и, в полном соответствии со своим планом, регулярно получал горячие просьбы вернуться на пост президента и успокоить волнения в стране. Однако он чувствовал, что торопиться не следует. Надо подождать еще немного. В Манга-де-Клаво он поддерживал постоянную связь с военными и священнослужителями, но намеревался еще некоторое время побыть в тени, прежде чем страна окажется в таком положении, при котором он сможет вернуться в Мехико совсем в другой роли. На сей раз он не удовольствуется полномочиями президента. Он давно уже решил, что если когда-нибудь снова войдет в Мехико, то только диктатором.
А что касается загадочного техасца, который только что покинул его кабинет… что ж, с ним надо держать ухо востро. Арест полковника Остина играл важную роль в его планах установления контроля над недовольными англо-американскими жителями штата Техас и Коауила. Он прекрасно знал о том, что творится в колонии. Неосторожное письмо полковника Остина попало в руки Гомеса в очень благоприятный момент, и его пленение давало огромную власть центральному правительству. Разумеется, англоамериканцы не будут предпринимать никаких решительных действий, пока полковнику Стивену Остину, основателю колонии, грозит опасность. Да, арест честного, но доверчивого полковника Остина был отличным сдерживающим фактором для англоамериканцев, но Санта-Анна не хотел, чтобы о его планах стало известно проницательному Девону Говарду. Надо создать видимость активной деятельности, чтобы усыпить его бдительность и подольше задержать в Манга-де-Клаво. Все, что требовалось президенту, это еще немного времени…
Он был уверен, что это окажется совсем нетрудно. А в это время он постарается как следует поразвлечься в Манга-де-Клаво. Приезд племянницы Мануэля Эскобара добавил капельку перца в уже порядком наскучившее ему вынужденное безделье за городом. Он начал уставать от ежедневных конных прогулок и объезда великолепных лошадей из своей конюшни, чему посвящал все свободное время в самом начале пребывания здесь. Более того, Санта-Анна несколько разочаровался в своих боевых петухах, которыми раньше гордился. Что касается жены, да, Инесса была умной честной женщиной, которая облагородила его имя. Она отлично управляла поместьем и была до глубины души предана мужу. К сожалению, она не отличалась физической красотой, и это сильно повлияло на ее самооценку. Санта-Анна смирился с тем, что Инесса никогда не будет блистать в светских гостиных из-за своей стеснительности и страха перед высокомерными презрительными дамами из высшего столичного общества. Что ж, если ее устраивала затворническая жизнь в Манга-де-Клаво, то его тоже устраивало сложившееся положение дел, при котором он мог делать все, что душе угодно, не выставляя только свои увлечения напоказ.
Уже в который раз за последние несколько часов его мысли обратились к хорошенькой Моргане Пирс. Подойдя к буфету, президент налил себе бокал вина. Медленно пригубив напиток, он ощутил в теле знакомое возбуждение. Да, она в самом деле красивая женщина.
У нее был необычный цвет волос, каштановый с рыжим отливом, но еще поразительнее были ее огромные блестящие глаза, в которых горели яркие золотые искры. Она также отличалась безупречной, подобной китайскому белому фарфору, кожей и совершенными чертами лица. Более всего в ней привлекали мягкие, красиво очерченные губы, как будто специально созданные для поцелуев.
Она, кажется, тоже нашла его интересным. Он привык производить подобное впечатление на женщин, но тем не менее было лестно, что именно эта молодая леди осталась неравнодушна к его чарам. Да, по всей видимости, оставшееся время в Манга-де-Клаво он проведет в приятной компании, а потом его верный соратник генерал Мануэль Эскобар отправится вместе с ним в столицу. С Мануэлем поедут и все домашние, включая великолепную Моргану Пирс. Да, с каждой минутой будущее казалось президенту все более привлекательным.


Стараясь говорить как можно тише, Эгги быстро застегивала пуговицы на платье Морганы, отчитывая девушку суровым тоном, с которым та была хорошо знакома:
– Я считаю, что в данном случае ты не должна идти на поводу у своих личных пристрастий, Моргана. Каковы бы ни были твои чувства по отношению к мистеру Говарду или причины этих самых чувств, необходимо, чтобы ты относилась к нему так же, как к любому другому человеку в этом доме.
Нежные губы девушки упрямо сжались. Ей сейчас было не до проповедей Эгги. Сразу по приезде Моргане показали ее апартаменты в Манга-де-Клаво, после чего она провела несколько часов наедине с тетушкой Изабеллой, и за это время сострадательная терпеливая женщина сумела вытянуть из племянницы все болезненные подробности банкротства и смерти ее отца. От этих воспоминаний Моргана совершенно обессилела, и даже горячие заверения тети Изабеллы в том, что отныне ее будущее обеспечено, не смогли полностью успокоить девушку. Заметив ее состояние, тетя Изабелла посоветовала племяннице немного поспать, и Моргана не стала спорить, потому что ей вдруг захотелось побыть одной.
Теперь, проворочавшись несколько часов без сна на удобной постели, Моргана готовилась к ужину, и ей пришлось выслушать нудную речь Эгги насчет ее поведения.
Когда последняя пуговица была застегнута, Моргана повернулась и, встретив неумолимый взгляд Эгги, не выдержала и резко проговорила:
– Прошу тебя, Эгги, не досаждай мне своими глупыми нравоучениями. Мне вообще непонятно, каким образом тебя касаются мои личные дела! Но в любом случае я не собираюсь…
– Но вы все-таки выслушаете меня, Моргана Пирс! – оборвав ее на полуслове, прошипела Эгги. – Это не я, а ты решила ехать в эту отсталую страну, где творятся такие беспорядки! Но раз ты здесь и собираешься жить под крышей дома своей тетушки Изабеллы, ты не имеешь права вести себя так, чтобы это плохо отразилось на репутации генерала Эскобара или ее самой! Твоя бедная матушка перевернулась бы в гробу, если бы узнала, что ты позоришь…
– Позорю?! Да я никого не опозорю тем, что не стану разговаривать с Девоном Говардом! Это всего лишь вопрос…
– И вот в этом ты как раз и ошибаешься, Моргана! Мы проделали длинный трудный путь, большая часть которого прошла в обществе мистера Говарда. Если ты будешь открыто выказывать свою неприязнь к нему, то дашь пищу для сплетен: все начнут обсуждать причины вашей вражды.
Чтобы избежать пристального совиного взгляда гувернантки, Моргана отвернулась к зеркалу. Поправляя несколько локонов, уже выбившихся из высокой прически, девушка еле слышно пробормотала:
– Я просто считаю, что мистеру Говарду недостает прежней…
– Моргана!.. – То, как Эгги произнесла ее имя, заставило девушку обернуться и внимательно прислушаться к ее словам. – Не знаю, что произошло между вами в последнюю ночь на борту «Эстреллиты» и внушило тебе такую неприязнь к Девону Говарду. И, – продолжила она резким, отрывистым голосом, – не хочу этого знать! Ты теперь молодая женщина и имеешь право на личную жизнь. Я не собираюсь в это вмешиваться. Но что я собираюсь делать и впредь, так это наилучшим образом исполнять свои обязанности, Моргана, а раз так, то тебе придется учесть, что любое проявление особого отношения к мистеру Говарду привлечет к тебе ненужное внимание. Как племянница генерала Эскобара, ты будешь вращаться в узком кругу людей, который наверняка похож на такого рода общества в других странах. Особенно в том, что касается любви к сплетням! Не стоит давать повода злым языкам испортить твою репутацию!
Густо покраснев от ее последнего замечания, Моргана вновь отвернулась к зеркалу и принялась разглядывать свое отражение. Конечно, этот маневр не мог обмануть проницательную гувернантку, но девушка, пока поправляла кружево на обнаженных плечах, успела придумать достойный ответ. Наконец она подняла глаза и посмотрела прямо в лицо ожидавшей ее слов Эгги.
Стараясь говорить как можно спокойнее, Моргана ровным тоном произнесла:
– Ну что ж, Эгги, возможно, ты и права. Если я буду открыто выражать свое отвращение к Девону Говарду, то сослужу самой себе плохую службу. В любом случае я не думаю, что он надолго задержится в Манга-де-Клаво. Он приехал сюда исключительно в политических целях, а такие визиты обычно заканчиваются довольно быстро. Думаю, мне удастся контролировать свои чувства в течение одного-двух дней. Это, разумеется, самое меньшее, что я могу сделать для тети Изабеллы. Она на редкость добрая женщина, которая уже тщательно обдумала мой выход в столичное общество. Мне сейчас не до этого, но я не хочу показаться неблагодарной, ведь она приложила столько усилий!
Заметив озабоченное выражение лица Эгги, Моргана попыталась улыбнуться.
– Ты, как всегда, права, Эгги. Я в который раз преклоняюсь перед твоей мудростью. А теперь, – Моргана заулыбалась еще шире, явно собираясь перевести разговор на другую тему, – скажи, как ты думаешь, это платье будет сегодня иметь успех? Я очень хочу произвести приятное впечатление.
Внешне удовлетворенная ответом своей подопечной, Эгги одобрительно оглядела с ног до головы ее стройную фигурку. Платье, о котором шла речь, было сшито из бледно-голубого газа поверх шелковой основы такого же цвета. Облегающий лиф, отделанный узкой лентой белого кружева, заканчивался на середине плеч и имел небольшой вырез посередине, открывавший соблазнительную полную грудь. Необычные рукава, пышные до локтя, элегантно облегали руки, заканчиваясь широкими манжетами с отделкой из белого кружева, которые слегка покачивались при каждом движении. Собранное на тонкой талии, дальше платье широкими фалдами спускалось до лодыжек и по подолу было расшито тем же кружевом, что и лиф. Бледно-голубые туфельки были подобраны в тон платью. Взглянув на голову девушки, Эгги про себя оценила изящную высокую прическу, которая не только подчеркивала совершенную форму скул и больших ярких глаз, но и позволяла нескольким блестящим каштановым локонам соблазнительно спадать на шею. В ушах висели маленькие сапфировые сережки, которые удалось сохранить, несмотря на то что большая часть драгоценностей была конфискована. Кулон с таким же камнем переливался на тонкой серебряной цепочке на шее, завершая туалет.
Эгги с затаенной гордостью признала, что Моргана, которую она воспитывала с детства, превратилась в настоящую красавицу, чье хрупкое очарование подчеркиваюсь изяществом наряда. Эгги с невозмутимым видом коротко кивнула и резко скомандовала:
– Повернись, Моргана.
Быстро повернувшись, Моргана нетерпеливо принялась поправлять пояс.
– Это платье очень идет тебе, Моргана, и поскольку наступило время ужина, я предлагаю спуститься вниз. Нехорошо опаздывать на первый же ужин в новом доме.
С преувеличенной вежливостью Моргана воскликнула:
– О, в таком случае мне надо поспешить!
Притворившись, что не заметила короткого смешка, сорвавшегося с губ Эгги, Моргана улыбнулась и устремилась к двери. Постепенно волнение заняло место веселости, и девушка, продолжая натянуто улыбаться, вышла в коридор, ведущий в гостиную. Несмотря на то что Эгги была права, она знала, как трудно будет сохранять спокойствие в присутствии Девона Говарда и вести с ним светскую беседу. Она выставила себя перед этим мужчиной такой дурой, что от одного только его взгляда испытывала страшное унижение. Кроме того, осознание, что сила влечения к проклятому техасцу ничуть не уменьшилась после того, как он столь жестоко обошелся с ней, делало ее очень уязвимой… особенно в те моменты, когда она ясно видела, как Девон легко переносит их размолвку. Что ж, вряд ли она первая женщина, которую он заманил в свою комнату невысказанными обещаниями и страстными словами, намеками на чувства более глубокие, нежели простая похоть. Подавив вспышку гнева и ревности, Моргана вскинула подбородок и решительно двинулась вперед. Она вела себя как наивная дурочка, и это послужило ей хорошим уроком. Будь она проклята, если позволит Девону Говарду увидеть, как больно он ранил ее… как она до сих пор страдает из-за его предательства. Да, будь она проклята, если выкажет перед ним свою слабость.


Пристально вглядываясь в лицо Санта-Анны, который с энтузиазмом рассказывал о своих планах касательно будущего страны, Девон Говард никак не мог побороть внутреннего недоверия. Проклятие! И как только люди подпадают под влияние этого человека? Было совершенно очевидно, что Антонио Лопес де Санта-Анна никогда не примет ни от кого совета, идущего вразрез с его собственными интересами. Переведя оценивающий взгляд на генерала Эскобара, он увидел, что тот совершенно согласен с политикой Санта-Анны, восхищается им и полностью доверяет его словам. Этот человек – круглый дурак и самый ярый противник англоговорящих техасцев из всех, кого он знал. Присутствие Девона он терпел только потому, что Санта-Анна пожелал, чтобы тот остался. Девон был уверен, что при других обстоятельствах генерал Эскобар по малейшему поводу объявил бы его смутьяном и предателем и упрятал в ту же тюрьму, что и Стивена Остина. Да, для него сейчас пребывание в Манга-де-Клаво равносильно переходу через болото, а это значит, что действовать надо осторожно, очень осторожно.
Всматриваясь в оживленное лицо Антонио Санта-Анны, Девон с неохотой признал, что имеет дело с незаурядной личностью. Даже сейчас, находясь в скромно обставленной гостиной своего дома, ожидая прихода Изабеллы Эскобар и ее племянницы, он производил впечатление того сильного человека, который мог появиться только в Мексике, сочетавшего в себе обходительность и очарование старого испанца с энергией и безрассудством революционера. Девон прекрасно понимал, что эти глаза, искрившиеся сейчас идеалистической верой в будущее своей страны, могли в одночасье перемениться, выражая…
В этот момент Санта-Анна замолчал и резко обернулся к двери. На его темном выразительном лице промелькнуло явное восхищение, и в следующую секунду он подошел к появившимся в дверях двум женщинам. Опасно сжав пальцами ножку бокала, Девон молча наблюдал за тем, как Санта-Анна тепло приветствовал Изабеллу Эскобар, в то время как его взгляд был прикован к стоявшей рядом с тетушкой Моргане, являвшей собой поистине захватывающее зрелище. Чувствуя странное жжение в груди, Девон, еле сдерживаясь, смотрел, как Санта-Анна подносит к губам руку девушки.
Будь она проклята! Будь проклята эта маленькая испорченная сучка с ангельским лицом! Будь проклята эта Моргана Пирс! Она наслаждалась вниманием Санта-Анны! И он никак не мог понять, как после долгого утомительного путешествия, которое они проделали, вынужденные сегодня утром проснуться до зари, ей удавалось выглядеть так восхитительно, сиять безмятежным невинным блеском, переворачивавшим все у него внутри! Черт, если бы Санта-Анна первым не подошел к ней и не взял ее за руку, он вполне мог бы сам совершить подобную глупость… только бы еще разок понежиться в лучах ее улыбки. С трудом сохраняя невозмутимый вид, Девон молча проклинал свою зависимость от этой юной красавицы, которая сейчас улыбалась и благодарила Санта-Анну за оказанное ей внимание. Да, она будет блистать в этом обществе, привыкшем баловать женщин, не ожидая от них в конечном итоге ничего, кроме хорошо воспитанных детей и безграничной верности. Последняя мысль болезненно отозвалась в сердце Девона, и он ощутил, как по спине пробежал озноб. Да, скорее всего на последнее Моргана Пирс не способна. Она, несомненно, просто страстная маленькая ведьма. Он помнил, с каким глубоким неподдельным чувством она отзывалась на его ласки. Скрепя сердце он признал, что никогда еще не испытывал ничего подобного тем чувствам, которые пробудила в нем Моргана. И будь проклята его слабость, но он не мог не сознавать, что его так же сильно тянет к этой девушке, как и во время их пребывания на борту «Эстреллиты».
С возрастающим гневом Девон наблюдал затем, как девушку мигом поглотила ожидавшая ее толпа. Генерал Эскобар и донья Изабелла улыбались своей хорошенькой племяннице словно заботливые родители, пока Санта-Анна осыпал ее комплиментами так, как только он один умел делать: сохраняя достоинство и в то же время выражая свое истинное восхищение красивой американкой, которая обещала стать украшением его столичного общества. Даже суровые черты доньи Инессы немного смягчились. Видимо, Моргане удалось втереться в доверие к этой женщине, когда они провели несколько часов днем в компании ее тетушки. Только он мог добавить ложку дегтя в бочку меда и подпортить столь блестяще удавшийся Моргане выход, и будь он проклят, если упустит такую возможность.
Приблизившись к Моргане с многозначительной улыбкой на губах, Девон прервал светский обмен любезностями:
– Добрый вечер, донья Изабелла… Моргана. Сегодня вы обе восхитительны. – Мягкий беззаботный ответ доньи Изабеллы последовал незамедлительно. Отметив про себя великолепные манеры супруги генерала, Девон перевел взгляд на Моргану, пристально всматриваясь в ее лицо и ожидая увидеть в карих глазах смущение.
Остро ощущая присутствие Девона с того момента, как вошла в гостиную, Моргана медленно подняла ресницы. Внутренне содрогнувшись, заметив, как презрительно изогнулись его губы, девушка стойко выдержала его взгляд.
– Спасибо, Девон. Вижу, что вы тоже легко перенесли тяготы путешествия. Но я все же рада, что мой путь завершен и я снова нахожусь в кругу семьи. Должна признаться, что не завидую вам, зная, что вам предстоит возвращаться в Техас. После столь долгого путешествия необходимость в скором времени проделать такой же путь назад показалась бы мне ужасной.
– О, но я не собираюсь покидать этот дом так скоро, как рассчитывал, Моргана. Донья Инесса и Антонио любезно предложили мне задержаться у них до тех пор, пока Антонио не отправит в Мексику прошение по важному для нас обоих вопросу и не получит на него ответ. Так что, как видите, нам не удастся так скоро расстаться.
Отметив, как мгновенно расширились зрачки девушки, Девон почувствовал моральное удовлетворение и улыбнулся, молча ожидая ответа. Да, она в любом случае собиралась отделаться от него, так что, возможно, на нее никак не повлияет его дальнейшее пребывание в Манга-де-Клаво. Метнув быстрый взгляд на Санта-Анну, Девон вдруг почувствовал, как его что-то словно обожгло. Он не удивился бы, вздумай Моргана попытать свои чары на самом Санта-Анне. Привязанность доньи Инессы к загородной жизни была известна всем, а Моргана сама говорила, что выберет себе следующего любовника только из самых лучших представителей высшего света Мехико. Зная, какие слухи ходили об Антонио, Девон не сомневался, что Моргана с легкостью сумеет осуществить свой план. Ну что ж, посмотрим, как будут развиваться события!
Избавив девушку от необходимости отвечать, Санта-Анна взял ее за руку и тем самым положил конец беседе. Улыбнувшись Моргане, он тихим голосом проговорил:
– Если вы позволите, Моргана, я провожу вас на ужин.
В ответ на ее согласный кивок его улыбка стала еще шире. Взяв девушку под руку, он повел ее в столовую, предоставив Девону вести к ужину донью Инессу. Слыша за спиной оживленную болтовню доньи Изабеллы, шедшей под руку с мужем, Девон попытался сосредоточиться на обращенных к нему словах доньи Инессы, в то время как его взгляд был прикован к маленькой красавице, уверенно выступавшей под руку с президентом Мексики… занимая то самое место, которое ей хотелось занимать.


– Да, Моргана, посмотри… посмотри, как гордо он вышагивает, высоко подняв голову, сохраняя уверенность в себе. Это один из лучших моих бойцов, прекрасная птица, ты не находишь?
Слегка приобняв девушку за плечи, Санта-Анна указал на клетку, стоявшую в ряду точно таких же клеток вдоль стены дома, расположенного в глубине сада. Покончив с великолепным завтраком, Моргана приняла предложение Санта-Анны показать ей поместье, не зная, что тем самым обрекает себя на несколько часов в обществе Санта-Анны и Девона. Теперь она с интересом прислушивалась к объяснениям первого и всеми силами пыталась игнорировать присутствие последнего. В большинстве случаев ей это удавалось, ибо мягкий мелодичный голос Антонио и неистощимый энтузиазм во всем, что касалось его прекрасной загородной резиденции, отвлекали девушку от собственных мыслей. Сначала он повел гостей через богатый сад, где Моргана все время ощущала на плечах солнечное тепло, проникавшее сквозь густой покров листвы над головой, и вдыхала восхитительный аромат цветущих деревьев. Затем они осмотрели первоклассные конюшни Санта-Анны и познакомились с его лучшим боевым конем, белым жеребцом, который вынес своего хозяина из множества сражений, снискавших ему славу. Потом они направились к самому большому строению в конце сада, и, войдя внутрь, Моргана с удивлением обнаружила посередине безупречно чистого помещения необычную площадку, обнесенную низкой деревянной стеной. Сдержав любопытство, Моргана отложила свои вопросы до тех пор, пока Санта-Анна не подвел их к задней стене с многочисленными деревянными клетками, в каждой из которых сидел агрессивного вида петух. Потрясенная тем, что такой утонченный человек, как Санта-Анна, находит немалое удовольствие в гаком сомнительном развлечении, как петушиные бои, Моргана не знала, что ответить. Обведя оценивающим взглядом великолепную алую птицу, о которой говорил президент, она признала, что никогда еще не видела ничего подобного. Перья у петуха были подрезаны, лишая его какого бы то ни было изящества в движениях, а гребешка и вовсе не было, что придавало ему неестественный вид. Петух смотрел на девушку с неприкрытой враждебностью. Следовало признать, что в кругу своих товарищей он походил на гладиатора.
Осознав, что Антонио до сих пор ожидает ее ответа, девушка неуверенно проговорила:
– Да, это в самом деле необычная птица, Антонио. – А потом с чистосердечием, вызвавшим улыбку на знаменитых латиноамериканских губах, признала, что плохо разбирается в петушиных боях, но ей всегда казалось, что это весьма жестокое зрелище и ей не хотелось бы стать его свидетельницей.
Санта-Анна легонько потрепал девушку по подбородку и, опустив руку, мягко отозвался:
– Да, так может показаться всякому, кто не знаком с историей и правилами проведения петушиных боев. – Повернувшись к Девону, он вежливо произнес: – С вашего позволения, Девон, я хотел бы посвятить Моргану в некоторые подробности этой забавы.
Полностью сознавая, что просьба Санта-Анны – простая формальность, Девон коротко кивнул. Сохраняя на лице натянутую улыбку, когда все внимание хозяина переключилось на девушку, к которой и были в действительности обращены все его слова с момента начала этой бесконечной экскурсии, Девон внутренне застонал. Этот мужчина явно увлечен молодой гостьей. Большую часть утра Девон молча шел следом за парочкой, с трудом сдерживаясь при виде того, как Санта-Анна глупо кудахтал над Морганой, а она отвечала ему с неподдельным интересом. Только слепец не увидел бы, что знаменитый мексиканец с каждой минутой все больше проникается симпатией к девушке, которая с прилежным вниманием выслушивала его занудный рассказ про обустройство поместья. Санта-Анна также был, очевидно, впечатлен тем, как умно и по существу Моргана отвечала, демонстрируя тем самым, что его слова находят живейший отклик в ее душе. Хитрая маленькая сучка намеревалась привлечь президента Мексики не только физической красотой, которая, похоже, с каждым часом расцветаю все ярче, но и своими умственными способностями.
Скользя взглядом по хрупкой девушке, с интересом внимавшей мягкому журчанию речи Санта-Анны, Девон не мог не признать, что никогда еще не видел Моргану такой красивой, как сейчас. Вопреки самому себе он испытывал непреодолимое желание прикоснуться к блестящим локонам, небрежно зачесанным назад и заколотым за ушами изящными гребешками. Тонкие классические черты лица и розовый оттенок кожи казались ему в этот момент прекраснее, чем когда-либо. Ее огромные, с золотыми искорками глаза, ясные и зовущие, были озарены утренним светом, а губы… Содрогнувшись всем телом, Девон возблагодарил небеса за то, что, занятые разговором, Моргана и Санта-Анна не заметили его минутной слабости. Проклятие, никогда еще ни одна женщина так не волновала его! Быть может, это бледно-розовый цвет простого утреннего платья усиливал свечение ее кожи, а изящный покрой наряда сообщал движениям удивительную грацию? Или, может быть, все дело в том, что Моргана – это Моргана, в любой ситуации неизменно хорошенькая и привлекательная, несмотря на пустоту, скрытую за красивым фасадом. Как бы там ни было, решил Девон, ему следует быть очень осторожным, потому что эта девушка начала забирать опасную власть над его чувствами. Он боялся своей внезапной беззащитности… именно теперь, когда так много было поставлено на карту.
– Видишь, querida, традиция петушиных боев зародилась еще в Древнем Китае, Индии, Персии и других восточных странах. Говорят, что Фемистокл устраивал подобные поединки для своих воинов в Древней Греции, чтобы внушить им храбрость. Римляне, как известно, принесли эту забаву с собой в Британию, где она получила широкое распространение. Мои птицы, Моргана, относятся к редкой разновидности боевых петухов, ведущих свое происхождение от основной азиатской породы бакива и другой породы, азил, отличающейся драчливостью. Это качество развивалось в петухах на протяжении многих столетий путем тщательного отбора и особого воспитания.
– Но, Антонио, – явно не до конца убежденная, Моргана нахмурила брови, – несмотря на породу, эти птицы, как мне кажется, плохо подготовлены к боям.
– А вот в этом ты как раз и не права, querida. Этих птиц, как настоящих спортсменов, кормят специальной пищей и как следует тренируют. Прежде чем выйти на ринг, им предстоит выполнить множество упражнений, направленных на развитие и укрепление мускулатуры. Кожу им укрепляют массажем. Перья им подрезают, а гребешки и вовсе убирают, чтобы они не служили дополнительной мишенью для противника. Поскольку у одних петухов шпоры длиннее, чем у других… – Заметив вопросительный взгляд Морганы, Санта-Анна спокойно пояснил: – Шпоры – это острые костные образования, которыми петухи пользуются в бою. Мы всегда уравниваем условия поединка, надевая на короткие петушиные шпоры дополнительные металлические, и подбираем противников по весу. Подготовка начинается за одну-две недели до поединка. Взгляни-ка, querida.
Подведя Моргану к площадке посередине, он мягко продолжил:
– Площадки, или ринги, различаются по размеру. Вот этот ринг имеет площадь четырнадцать футов и обнесен стеной, чтобы птицы не выпадали. Сам петушиный бой подчиняется очень строгим правилам. У каждою петуха есть свой хозяин, руководящий его действиями. За поединком наблюдает судья, который и выносит окончательное решение. Во время поединка сражается пара петухов или другое, заранее оговоренное, число участников. Некоторые бои продолжаются до тех пор, пока один из петухов не будет убит; в отдельных случаях хозяину дозволяется в любой момент забрать серьезно раненную птицу; иногда устанавливается ограничение по времени. Храбрые птицы успевают на своем веку дать множество сражений, querida, прежде чем отправиться на скотный двор на заслуженный отдых. Все эти великолепные петухи, которых ты видишь перед собой, могут похвастаться участием во многих поединках. Это не только спортсмены, но и воины, и они доставляют мне огромное удовольствие.
На миг замолчав и медленно скользнув взглядом по обращенному к нему лицу Морганы, Санта-Анна мягко закончил:
– Кажется, Моргана, мне не удалось заинтересовать вас моим увлечением.
Смущенная тем, что он так легко прочел ее мысли, девушка густо покраснела, вызвав у президента улыбку, и неловко пролепетала:
– Я… я хотела сказать, что не мне об этом судить, Антонио. Если человек вашего положения считает достойным внимания такие бои и подготовку к ним, то… ну… наверняка…
Мягко прикоснувшись к щеке девушки, Санта-Анна осторожно провел пальцами по теплой гладкой коже, увлекая Моргану в темный омут своих глаз, и, понизив голос так, чтобы он был слышен ей одной, проговорил:
– Нет нужды оправдываться, querida. Мне следовало догадаться, что такой нежной девушке, как вы, может не понравиться то, чем занимаются эти храбрые птицы. Вы созданы для поединков другого рода, querida, в которых ощущается не менее острое напряжение, но награда одинаково сладка для победителя и побежденного.
Не до конца осознав смысл этих слов, Моргана, слегка нахмурившись, вопросительно взглянула на президента, но тот уже отвернулся, услышав за спиной шаги Девона.
– А, Девон! Простите, что предоставил вас самому себе, пытаясь рассказать Моргане об особенностях петушиных боев. К сожалению, мои усилия были напрасными, друг мой. Мне так и не удалось убедить Моргану в их ценности, зато сам я убедился, что совершенно покорен чарами этой девушки. Сейчас я предлагаю вернуться в дом и немного освежиться после такой долгой утомительной прогулки, чтобы…
– Сеньор… сеньор Санта-Анна!
Прервавшись на полуслове, Санта-Анна посмотрел на подбежавшего к нему мальчика лет восьми-девяти.
– Сеньор, Хуан приказал мне срочно вас разыскать! В конюшне кое-что случилось, сеньор. Белый Вождь… он вдруг стал задыхаться… Хуан не знает, что делать.
Когда Санта-Анна повернулся к Девону, на его лице читалось явное беспокойство.
– Если я могу рассчитывать на то, что вы проводите Моргану в дом, Девон, я сразу направлюсь в конюшню. Белому Вождю нездоровится уже неделю. Это один из моих лучших жеребцов, и я очень дорожу им.
– Ну разумеется, Антонио, мы вас хорошо понимаем, правда, Моргана? – Метнув быстрый взгляд в сторону девушки, которая сделала вид, что не заметила насмешки в его словах, он быстро продолжил: – Я буду счастлив позаботиться о Моргане, это уже вошло у меня в привычку.
Обеспокоенный состоянием своего коня, Санта-Анна не обратил внимания на сарказм в его голосе и быстро обернулся к Моргане:
– Con permiso
type="note" l:href="#n_7">[7]
, Моргана.
– Si, Антонио.
Молча проследив за тем, как высокая прямая фигура Санта-Анны исчезла за дверью, девушка вдруг остро осознала, что они с Девоном остались одни. От охватившей ее внезапной тревоги задрожали руки. Она попыталась скрыть неловкость, с силой сцепив ладони за спиной, и без единого слова направилась к двери, из которой только что вышел президент.
– Куда ты так спешишь, Моргана?
Раздражение, копившееся в течение двух бесконечных часов, прорвалось наружу, и от этого простой вопрос прозвучал гневно и обвиняющее. Глупо было принимать сегодня утром приглашение Санта-Анны, но в последние несколько минут… то, как Антонио нежно ласкал щеку девушки… как таинственно нашептывал ей что-то на ушко… вывело Девона из себя. Если этот проклятый латиноамериканец еще хоть раз дотронется до Морганы…
Взяв себя в руки, Моргана, слегка нахмурившись, обернулась на резкий голос. Ответ показался даже ей самой чересчур холодным:
– Я никуда не спешу, Девон. Просто эта часть поместья Антонио не слишком меня интересует. Я бы предпочла…
В несколько шагов Девон преодолел разделявшее их пространство и оказался в опасной близости от девушки. Грудь его тяжело вздымалась от едва сдерживаемой ярости, контролировать которую становилось все труднее. Голос превратился в свистящий шепот:
– Неужели, Моргана? Несколько минут назад я мог бы поклясться, что тебе здесь очень даже неплохо. Во всяком случае, такое впечатление ты произвела на нашего друга Антонио. И я готов поставить последний доллар на то, что, находись Антонио здесь, ты бы так не стремилась уйти.
– Если ты хочешь сказать, что я предпочитаю общество Антонио твоему, Девон, то ты абсолютно прав! – забыв обо всякой осторожности, горячо воскликнула Моргана. – Какая нормальная женщина предпочтет общаться с невоспитанным диким техасцем, который не питает ни капли уважения к благородным дамам, когда рядом с ней умный обходительный джентльмен!
– Вот здесь ты не права, Моргана. Я испытываю к благородным дамам безграничное уважение. Просто ты, дорогая, не входишь в их число!
Поймав маленькую ладошку, занесенную для удара, Девон крепко сжал ее и резко прошептал:
– У тебя короткая память, милая. Когда ты дала мне пощечину, то получила в ответ то же самое. Если хочешь снова испытать эти ощущения, вперед!
Тяжело дыша, Моргана пыталась высвободить руку, но в конце концов покорилась его силе, а он воспользовался этим, чтобы привлечь ее к себе:
– И раз уж мы заговорили об этом, позволь мне предупредить тебя, что с Санта-Анной ты зря теряешь время. О, он с удовольствием развлечется с тобой. Ты, наверное, успела заметить, что он питает слабость к женщинам, но это строгая католическая страна, Моргана. Антонио Санта-Анна венчался в церкви, и перед лицом закона и народа, который он возглавляет, он женат до конца жизни! Его супруга пользуется в Мехико большим уважением. Единственный титул, который ты можешь получить, если будешь упорствовать, это титул шлюхи!
По тому, как неожиданно окаменело маленькое личико, находившееся так близко от него, Девон понял, что Моргана услышала его слова. Когда девушка заговорила, ее низкий голос выражал ту же ненависть, что и огонь, полыхавший в обращенных на него огромных глазах:
– Нет, Девон. Наши с Антонио отношения выглядят предосудительно лишь на твой извращенный взгляд. На самом деле это ты, и только ты хочешь наградить меня этим титулом… и я никогда… никогда не забуду этого и не прощу!
С губ Девона сорвался низкий, исполненный презрения смешок, и он притянул девушку еще ближе. Остро ощущая прикосновение сильного мужского тела, Моргана постаралась сохранить твердость, покраснев от того, что Девон чувствовал ее внутреннюю борьбу.
– Значит, ты никогда не простишь… и не забудешь! Но это не мешает тебе хотеть меня прямо сейчас, правда, Моргана? Несколько минут назад ты заставляла сердце Санта-Анны биться быстрее всякий раз, когда бросала на него взгляд. Ты прекрасно знала, что делала, не так ли? А теперь, когда твой герой удалился, твое бедное маленькое слабенькое тельце решило, что сойдет и невежественный, невоспитанный техасец?
Сдерживая гнев, Моргана резко выдохнула:
– Ты льстишь себе, Девон. Если я и испытывала к тебе какое-то влечение, то оно прошло в тот последний вечер на борту «Эстреллиты», когда ты проявил свою истинную сущность!
– Да неужели, дорогая? – Свободной рукой Девон запутался в блестящей массе волос, притянул ее голову ближе к себе и отпустил ее ладонь, крепко прижав к своему телу. Наклонив голову, он провел губами по ее щеке, болезненно сжимая объятия, когда девушка попыталась увернуться от его рта. Почувствовав внутреннюю дрожь, Моргана испугалась. Его нежные прикосновения сводили с ума, наполняя все ее существо теплом, которое грозило растопить гнев, служивший ей единственной защитой. Постепенно эти мягкие умелые губы придвинулись ближе к ее губам, покрывая ее лицо легкими поцелуями, сужая круги, пока она не начала буквально сходить с ума от раздиравших ее противоречий. Окончательно потеряв голову в тот момент, когда Девон прильнул к ее губам, она почувствовала осторожное, робкое касание его языка. Моргана сопротивлялась как могла, но в конце концов, поддавшись теплым эротическим ласкам, ее тело по собственной воле отдалось во власть желания, и ее губы раскрылись, приветствуя сладкое теплое проникновение. Из груди Морганы вырвался низкий стон, когда Девон с сокрушительной силой прижал ее к себе; она была полностью в его власти. И в этот момент он резко оттолкнул ее.
Стоя от него на расстоянии вытянутой руки, Моргана сумела оценить всю глубину его презрения. Кровь отхлынула у нее от лица, когда он с горечью и отвращением прошептал:
– Значит, ты никогда не простишь… ты не хочешь меня… – Легкая усмешка переросла в оглушительный хохот. Девон резко отпустил девушку, так что она невольно попятилась назад. – Нет, ведьма! Это я не хочу ни тебя, ни твоих игр!
Подождав несколько минут, чтобы привести в порядок чувства, он угрожающе прошипел:
– Просто запомни это, дорогая. На этот раз ухожу я, а не ты! И запомни еще кое-что. Ты американка, и все, что ты делаешь, отражается на других англоговорящих народах этой части света. Держись подальше от Санта-Анны! И я предупреждаю, что, если ты спровоцируешь скандал, который может помешать освобождению Стивена Остина, я не остановлюсь ни перед чем, чтобы…
Лишившись дара речи от охвативших ее унижения и гнева, Моргана с трудом выпрямилась и наконец смогла заговорить:
– Ты делаешь большую ошибку, пытаясь угрожать мне, Девон…
От этих слов Девон переменился в лице и резко приказал:
– Заткнись и возьми себя в руки, потому что мы сейчас сделаем то, чего ты так хочешь, а именно уберемся отсюда! И я тебя предупреждаю… попомни мои слова, а не то…


«…Попомни мои слова, а не то…». Моргана посмотрела в довольное улыбающееся лицо Антонио Санта-Анны, но в голове у нее продолжал настойчиво звучать голос Девона. Безупречно следуя правилам гостеприимства, президент успел уже несколько раз извиниться за то, что оставил ее накануне, вынужденный присмотреть за заболевшим жеребцом. Желая искупить свою вину, он настоял на конной прогулке по поместью, и Моргана согласилась, не желая вызывать подозрений. К сожалению, цена оказалась слишком высока, потому что все утро ей пришлось терпеть рядом с собой вежливого и улыбающегося Девона Говарда. Девушка начала искренне мечтать о том, чтобы он вовсе исчез с лица земли.
Тем временем всадники остановились на вершине холма. Внезапно осознав, что Антонио ждет от нее ответа, девушка мило зарделась, радуясь, что можно в любой момент сменить тему благодаря ее беспокойной лошади. Наконец, когда ей удалось обрести контроль и над кобылой, и над своими чувствами, она беззаботно проговорила:
– Простите, Антонио, я так залюбовалась пейзажем, что потеряла нить разговора. О чем вы меня спросили?
Явно польщенный комплиментом в адрес его поместья, Антонио повторил вопрос:
– Я сказал, что вы отлично держитесь в седле, Моргана. Должен признаться, я приятно удивлен вашим умением. Я сначала сомневался, что Бонита подойдет вам. Это норовистая лошадка, но я вижу, вы ей под стать.
– Gracias, Антонио. – Благодарная за простую похвалу, благотворно повлиявшую на ее заниженную самооценку, Моргана сделала глубокий вдох и твердо решила, что больше не позволит Девону Говарду унижать себя. Он ведь именно этого и добивался. В своем извращенном воображении он представлял себе ее в качестве роковой женщины, вознамерившейся добиться склонности Антонио Санта-Анны. Еще сильнее ранило девушку осознание того, что этот человек заботился исключительно об успехе своей политической миссии. Ну и ладно, к черту его и его великую добродетель! Будь он проклят! Она будет сама собой, и пусть думает что хочет о невинном стремлении Антонио сделать ее пребывание в Манга-де-Клаво приятным. К сожалению, Девон Говард явно мерил всех по своей мерке, но Моргана не собиралась позволять ему портить себе жизнь.
Сделав глубокий вдох, Моргана обвела глазами прекрасный пейзаж, пытаясь побороть чувство неловкости. Внезапно она поняла, почему в Манга-де-Клаво не было садов. Объяснение оказалось предельно простым. Все поместье Антонио, раскинувшееся на площади в двенадцать лье, представляло собой один большой сад, утопающий в диковинных растениях. Воздух, теплый и сладкий, был наполнен ароматами плодовых деревьев, разбросанных по всему поместью. То и дело взгляд натыкался на экзотические цветы, чей запах смешивался с благоухающим воздухом. Необычные, яркой окраски, виноградные лозы обвивались вокруг деревьев. Тропа, по которой они ехали все утро, не отличалась гладкостью, да и путь они проделали неблизкий, но Моргана упивалась радостью езды. Она не сидела верхом с тех самых пор, когда умер отец и с конюшнями пришлось расстаться за долги. Из-за утренней жары она не стала надевать жакет, который был сшит по прошлогодней моде, и ограничилась белой с рюшами блузкой в комплекте с длинной темно-зеленой юбкой из водостойкого материала. Наклонившись вперед, она беспечно потрепала лошадь по блестящей гриве. Великолепная черная кобыла, которой по виду было около трех лет, слушалась девушку, взбрыкивая только в тех случаях, когда приходилось подолгу стоять на одном месте.
Моргана не ожидала, что в Мексике будет так красиво, но восхищалась бы здешними видами куда больше, если бы рядом постоянно не вертелся этот молчаливый техасец.
Решительно переведя взгляд на Санта-Анну, она в который раз ощутила исходящую от этого мужчины ауру власти. Даже то, как он сидел верхом на своем великолепном белом жеребце в высоком мексиканском седле, украшенном серебром, облаченный в традиционный костюм, выдавало высокое положение этого человека, торжественно созерцавшего свои обширные владения. Еще больше поразили девушку энергия и сила, которые он излучал, хотя на самом деле, сложив с себя президентские полномочия, в Манга-де-Клаво он приехал, чтобы отдохнуть и восстановить пошатнувшееся здоровье. Что ж, если предчувствие не обманывает ее, то в скором времени этот человек вернется к работе в столице, и она сможет обустроиться в новом доме, избавившись наконец от досадного присутствия этого молчуна Девона Говарда.
Ну почему ее мысли неизменно возвращались к Девону? Во время сегодняшней конной прогулки его практически не было видно. С удовольствием предоставив Антонио возможность говорить, он хмурился только в тех случаях, когда хозяин дома останавливался возле девушки, чтобы поближе познакомить ее с некоторыми особенностями поместья. Злясь на себя за то, что произнесенные Девоном накануне слова как будто связали ее порукам и ногам, Моргана в отместку оживленно беседовала с Антонио, и если Санта-Анну это только порадовало, то Девон явно рассердился, чего она и добивалась. Так тебе и надо, ублюдок! Пусть даже он себе все надумал, она не против, чтобы он помучился сомнениями относительно ее намерений. Такой вот способ мести она избрала.
Антонио явно был очень привязан к донье Инессе. Это было видно по тому, как он беспокоился и заботился о ней, с какой легкостью доверял ей во всем, что касалось управления поместьем. Он то и дело хвалил умение супруги вести дела в Манга-де-Клаво во время его частых отлучек в столицу, и Моргана не сомневалась, что он будет рад, если жена согласится последовать за ним в Мехико, когда он окончательно выздоровеет.
Правда, она не была уверена, что донья Инесса согласится. За то короткое время, что провела в обществе этой приятной женщины, Моргана поняла, что та чувствует себя неспособной вращаться в столичном обществе. Она была слишком скромна и застенчива, и если высший свет Мехико походил на нью-йоркский, в чем девушка почти не сомневалась, то единственной защитой от надменного шепота за спиной и снисходительной критики послужит уверенное поведение. Нет, донья Инесса не выдержит. Вздохнув, Моргана признала, что сама не испытывает большого желания заново утверждаться в обществе, но чувствовала себя обязанной во всем слушаться тетю Изабеллу.
Да, пусть Девон Говард помучается подозрениями. Хотя они абсолютно беспочвенны, девушка собиралась использовать их как оружие против него. Девону Говарду не удастся отдохнуть в Манга-де-Клаво… или она не Моргана Пирс! Она заставит его поверить в то, что успех его драгоценной политической миссии находится под угрозой. Если это единственный способ заставить его заплатить…


Девону все труднее становилось сохранять невозмутимое выражение лица. Чувствуя, что легкая улыбка, которую он старательно изображал с начала поездки, теперь больше напоминает болезненный оскал, он сделал вид, что крайне заинтересован синеющими вдали горными вершинами. Он также был уверен, что Санта-Анна, в тот момент слишком занятый Морганой, не заметил его состояния. Девон недоумевал, как могло получиться, что человек, командированный штатом Техас для выполнения ответственной политической миссии, опустился до роли дуэньи?
Бросив короткий быстрый взгляд на Моргану, Девон в который раз почувствовал странное душевное волнение, снедавшее его всякий раз в присутствии девушки. Проигнорировав его давешние слова, эта мерзавка упрямо льстила президенту, с успехом втираясь в доверие к знаменитому мексиканцу. И, наблюдая за тем, с какой невинной естественностью она купается в лучах собственной красоты, Девон окончательно уверился в том, что она способна разжигать в мужчинах желание до такой степени, что это становилось опасно.
Удивительно, почему генерал Эскобар и донья Изабелла даже не пытаются контролировать племянницу? Неужели он один понимает серьезность создавшейся ситуации? Неужели только он один знает, что Моргана – всего лишь эгоистичная испорченная девчонка, скрывающая свою истинную сущность под маской добродетели? Неужели ей всех удалось одурачить?
Ладно, осталось потерпеть совсем немного. Прошло два дня с тех пор, как он прибыл в Манга-де-Клаво, и каждое утро он видел, что к Санта-Анне приезжает посланник. Его незамедлительно провожали в кабинет бывшего президента Мексики, и примерно через час посланник покидал дом с такой же поспешностью, с какой приехал. Девон хорошо понимал, что Санта-Анна еще не мог получить ответа на запрос по делу Стивена Остина. Скорее всего срочные депеши касались назревающих в столице беспорядков. Санта-Анна сложил президентские полномочия четыре месяца назад, и с тех пор Гомес Фариас упорно проводил в жизнь реформы в соответствии с либеральной программой, которую они с Санта-Анной открыто поддерживали. Всем было известно, что конгресс собирается упразднить руководящую роль армии, духовенства и дворянства в стране. Год назад священникам было запретили говорить о политике со своих кафедр; правительство прекратило контролировать сбор церковной десятины; послушникам мужских и женских монастырей было разрешено, если не сказать – настоятельно рекомендовано, сложить с себя обеты и вернуться к мирской жизни. Миссии на границе с Калифорнией также приобрели светский характер, денежные поставки прекратились, а земли стали раздаваться коренным жителям или сделались свободными для заселения. Следующим шагом на пути осуществления либеральных реформ было решение об уменьшении численности армии, а также политика умеренности в распределении чинов и званий.
Теперь же, год спустя, когда население почувствовало на своих плечах тяжелый груз реформ и возникла сильная оппозиция, Санта-Анна преспокойно «лечился» в своей загородной резиденции, забавляясь с последним «прибавлением» в его семействе.
Отвлеченный от своих мыслей стуком копыт, Девон обернулся и увидел, как к ним скачет всадник, подгоняя и без того усталую лошадь. Ступив на опасную тропинку, ведущую на вершину холма, всадник постарался ехать чуть медленнее. Санта-Анна сосредоточенно наблюдал за приближением гонца. Взглянув на Моргану, Девон ощутил резкую боль в груди. Эта девушка смотрела на Санта-Анну с восхищением… почти с благоговением. При мысли о том, что это восхищение могло быть искренним, тревога Девона стала во сто крат сильнее. Нет, как он мог настолько забыться… как он мог забыть, что Моргана – эгоистичная маленькая дрянь, которую волнует исключительно собственное удовольствие. Нет, он не позволит себе угодить в ловушку, поверив в ее искренность. Это закончилось бы катастрофой.
Когда молодой человек подъехал к президенту, Девон узнал в нем помощника конюха и ощутил нарастающее беспокойство.
– Que pasa
type="note" l:href="#n_8">[8]
, Хуан? – В ответ молодой человек быстро заговорил по-испански, так что Девон поначалу не смог понять ни слова. Прислушавшись к потоку речи, он разобрал примерно половину сказанного:
– …приехали из столицы, сеньор! Они утверждают, что у них срочное дело! Им нельзя задерживаться, а потому они попросили сеньору Санта-Анна немедленно вас разыскать. Сейчас сеньора развлекает гостей и просит вас вернуться как можно скорее.
Девон был потрясен выражением удовлетворения, промелькнувшим на лице мексиканца за секунду до того, как он отвернулся от задыхающегося Хуана и с нежностью посмотрел на Моргану.
– Ах, Моргана, я снова вынужден просить у вас прощения за то, что приходится прерывать нашу увлекательную экскурсию. Но вы должны понять, что важное дело требует моего немедленного возвращения в асиенду. Поэтому, – поколебавшись, Санта-Анна перевел взгляд на Девона, словно прося у него поддержки, – если Девон согласится еще раз проводить вас до дома, то мне остается принести свои извинения и обещать искупить свою вину.
Закипая гневом при виде опечаленного личика Морганы, Девон услышал ее понимающее:
– Конечно, Антонио.
Повторив слова девушки в ответ на вопросительный взгляд Санта-Анны, Девон молча проследил за тем, как тот торопливо направил лошадь на узкую тропинку. Девон не сомневался, что произошло нечто важное. Если чутье ему не изменяло, то люди, вызвавшие столь сильное беспокойство доньи Инессы и мгновенную реакцию Санта-Анны, не рискнули бы открыто потревожить бывшего президента в его загородном поместье, если бы не чрезвычайные обстоятельства. Такой осторожный человек, как Санта-Анна, разумеется, провел бы переговоры такого рода в обстановке строжайшей секретности, если бы положение в столице не стало критическим. Внезапно ему отчаянно захотелось присоединиться к двум скачущим по равнине всадникам. Положение Стивена Остина было незавидным…
Страх в глазах Морганы довел раздражение Девона до предела, и он резко проговорил:
– Не льсти себе, Моргана! Со мной ты в полной безопасности, хотя и привыкла считать, что перед твоими чарами невозможно устоять!
Яркая краска, залившая прекрасное лицо девушки, подтвердила предположения Девона. Он продолжил:
– Если ты не против продемонстрировать потрясающие навыки верховой езды, которые так впечатлили Санта-Анну, то мне бы хотелось как можно скорее оказаться в асиенде. Сдается мне, что с этого момента события будут развиваться стремительно.
В ответ соблазнительные губы девушки сжались в тонкую линию, и Девон с содроганием увидел, как она резко развернула лошадь, направив ее по крутому склону с ловкостью, едва ли уступавшей Санта-Анне. При виде такой головокружительной скорости Девон, подавив протестующий крик, пришпорил своего коня и помчался вслед за девушкой, чувствуя, как от страха за нее неприятно сжимается желудок. Девон тихо пробормотал себе под нос:
– Будь ты проклята, женщина! Если по вине собственного безрассудства ты покалечишься…
Забыв о собственной безопасности, следя лишь за неистовым спуском Морганы, Девон внезапно осознал, что эта прекрасная разъяренная женщина снова завладела его разумом, когда ему следовало размышлять над более важными вещами. Сморщившись как от боли при мысли о том, как ловко эта девица прибрала его к рукам, Девон пустил лошадь галопом, стоило ему добраться до равнины. Промчавшись мимо Морганы и почувствовав злорадное торжество при виде того, как гневно загорелись ее карие с золотыми искорками глаза, он крикнул через плечо:
– Пришпорь коня, или останешься далеко позади, милая.
Не оборачиваясь, Девон помимо своей воли внимательно прислушивался к ровному стуку копыт у себя за спиной всю дорогу до асиенды. Ощутив странный прилив гордости в тот момент, когда девушка без малейшего колебания приняла его стремительный темп, он внутренне застонал, не в силах бороться с собственной одержимостью кареглазой красавицей, которая гналась за ним по пятам.
– Сука… – с невольным восхищением пробормотал он, – проклятая маленькая сучка…


Отказываясь поверить в масштабы собственного невезения, Моргана изо всех сил старалась не смотреть на техасца, который клевал носом на противоположном сиденье подпрыгивающего экипажа. Ну почему судьба подвергает ее пыткам, заставляя все время находиться в обществе Девона Говарда? Неужели это наказание за прошлые прегрешения, или Всевышний в такой странной форме замыслил испытать ее на прочность? В любом случае такое стечение обстоятельств следовало принимать как вызов!
Разглядывая мелькавший за окном пейзаж, Моргана попыталась восстановить в памяти цепочку событий, молниеносно сменявших друг друга последние десять дней. Как и предполагал Девон, важные посетители, прибывшие в поместье в то утро, когда Санта-Анна показывал гостям окрестности асиенды, оказались эмиссарами из столицы. Побеседовав с ними наедине три часа у себя в кабинете, Антонио вышел и торжественно объявил, что отправляется в Мехико, чтобы вновь вернуться к исполнению обязанностей президента. Они с дядей Мануэлем покинули Манга-де-Клаво вместе с посланцами на следующее утро, предварительно наметив план дальнейших действий. В частности, было приказано отрядить солдат для охраны экипажа, который вернется в поместье, чтобы забрать тетю Изабеллу, ее служанку, Эгги, Моргану и – что хуже всего – Девона Говарда. Принеся свои извинения за то, что из-за наводнявших округу разбойничьих банд передвижение по дорогам было относительно безопасным только в сопровождении военных, президент поручил Девону доставить дам в столицу, предупредив, что конвойный отряд будет в его полном подчинении.
С тех пор Девон только и делал, что демонстрировал свое ненавязчивое техасское очарование, которое усыпило ее бдительность по пути в Веракрус. Тетя Изабелла, пав жертвой мягкой улыбки и вежливого внимания, была полностью в его власти. Даже Эгги, похоже, утратила настороженность, которую неизменно выказывала в его присутствии. Вынужденная принять общую линию поведения, Моргана иногда физически ощущала, как любезности застревают у нее в горле.
Однако если быть до конца честной, следовало признать, что Девон оказался непревзойденным актером: циничная усмешка предназначалась для нее одной, тогда как другим он неизменно улыбался тепло и радушно. Если бы не сдерживающее присутствие тети Изабеллы, поездка была бы просто невыносимой, а вся та красота, которую они видели из окон кареты в течение пяти дней пути, осталась незамеченной.
А красота и в самом деле была неописуемая. Несмотря на дорожную пыль и шум, производимый упряжкой из десяти мулов, пейзаж за окном радовал глаз нескончаемым калейдоскопом красок и запахов, наполняя долгие часы тряски по плохим дорогам удивительными впечатлениями. В первый день они ненадолго остановились в Санта-Фе и Сопилоте, чтобы переменить мулов. Немного погодя тетя Изабелла сообщила, что они как раз выехали из владений Санта-Анны, занимавших территорию в двенадцать лье. Они проехали по красивому мосту через реку Антигуа, по берегам которой росли огромные деревья, усыпанные крупными белыми цветами, источавшими нежный аромат. Стояла довольно сильная, но не удушающая жара; дорога шла по поросшим лесом горам, и на пути то и дело попадались самые разные деревья. Пальмы, апельсины, лимоны сменяли друг друга при каждом повороте дороги. От местных красот захватывало дух: однажды им открылась расстилавшаяся внизу великолепная зеленая долина, где на берегу ручейка сидели индианки, длинные черные волосы которых трепал легкий ветерок.
Однако еще сильнее, чем потрясающая красота горной природы, поразило Моргану разнообразие населявших ее людей, которые были так же не похожи друг на друга, как и сменявшиеся за окнами кареты пейзажи. Индианки работали, привязав к спинам маленьких детишек. В своих широкополых соломенных шляпах и двуцветных накидках они напоминали окружавшие их яркие цветы. Когда Моргана вдруг увидела arriero, ее даже охватило беспокойство. Это был один из тех знаменитых мексиканских купцов, которые перегоняли через горы длинные караваны мулов, нагруженных товарами и другими вещами, годными для обмена. Его темное дикое лицо невольно заставляло сомневаться в распространенном мнении о том, что эти люди – одни из самых надежных в государстве. Даже простой путешественник, восседающий в высоком седле с серебряными стременами, завернутый в разноцветное серапе, в широкополом сомбреро и высоких кожаных сапогах, представлял собой отличный материал для любого художника.
В Ла-Калераони ненадолго задержались, чтобы полюбоваться видом далекого моря. Прямо по дороге можно было купить свежие апельсины, ананасы и гранаты, которые оказались очень сладкими на вкус. Вот так первый день медленно перетек в ночь, которая застала путешественников в Плано-дель-Рио. Проспав несколько часов, они продолжили путь и, миновав Корраль-Фальсо, в первый раз увидели вдали пик Орисаба, покрытый сверкающей снежной шапкой.
Особенно ярко в памяти девушки запечатлелся старый городок Халапа. На нескольких узких улочках расположились немногочисленные большие красивые дома, старые церкви, совсем древний монастырь и изобильный рынок. Но особенно сильное впечатление на Моргану произвели цветы, которые, казалось, были повсюду: карабкались вверх по стенам, пробивались под рамами окон, цвели на аккуратных клумбах вокруг статуи Девы Марии, украшали маленькие лавочки. Девушка была до глубины души взволнована потрясающими горными видами и мягкой музыкой, которая лилась отовсюду.
Сама местность вокруг Халапы была завораживающе прекрасной: Конфре-де-Пероте с темно-зеленым сосновым лесом; возвышающийся надо всем пик Орисаба; горные гряды; мрачные скалы и зеленые долины; густые леса, покрывающие холмы и равнины; далекий океан. По сторонам дороги росли фруктовые деревья, алоэ, бананы вперемежку с зеленым миртом и сотней других растений.
Последним драгоценным камнем в короне Халапы была крутая дорога, по которой они поднимались при выезде из города. С нее открывался великолепный вид на горы, а густая листва, затенявшая ее с обеих сторон, радовала глаз. Крупные алые бутоны, белые и фиолетовые цветы, напоминавшие лилии, вкупе с розами наполняли воздух упоительным ароматом, который навсегда остался в памяти девушки.
По мере продвижения пейзаж за окном экипажа менялся. Дорога вела в гору, и на смену ярким экзотическим красным и тропическим растениям пришли травяные покровы. Банан и мирт уступили место дубу, а еще выше – темно-зеленой сосне. В Сан-Мигель-дель-Сольдадо окрестности приобрели более однообразный характер, а когда они прибыли в деревушку Лас-Вигас, исчезли практически все деревья за исключением неприхотливой ели. Начиная с этого места и на протяжении двух лье земля была покрыта затвердевшей лавой и большими массами кальцинированных горных пород, как в кратере вулкана. Тетя Изабелла рассказала, что эту местность в народе называют mal pais
type="note" l:href="#n_9">[9]
, и Моргана, на глаза которой то и дело попадались кресты с поблекшими гирляндами цветов, мысленно согласилась с этим названием.
Дорога становилась все круче и мрачнее, и когда путники миновали Крус-Бланка, Моргана почувствовала, что воздух стал холоднее. Пероте, Санта-Гертудис, Тепеяуалько, Ла-Вентилья… они миновали множество деревенек за многие часы пути, которые постепенно начали сливаться в один бесконечный день. Охо-де-Агуа, Нопалукан, Акахете и Амосок – все эти маленькие поселения слились в одно, и Моргана отчетливо помнила только Пуэбла-де-Лос-Анхелес. Город, который тетя Изабелла назвала самым большим в стране после Мехико, разочаровал девушку. Улицы здесь были ровные и широкие, дома большие, собор великолепный, но ощущение дискомфорта, скуки и безысходности, которое пронизывало атмосферу города, произвело на нее угнетающее впечатление. Похоже, единственным достоинством этого города являлась его близость к Мехико.
Теперь же, зная, что до столицы, а значит, и до конца путешествия, осталось несколько часов пути, Моргана преисполнилась нетерпения. Собственное будущее вдруг показалось девушке очень туманным. Сумеет ли она прижиться в доме у тетушки Изабеллы? Будет ли она опорой или обузой для своей благородной родственницы? Будет ли она принята в столичном обществе, как того хотела ее семья? Многочисленные вопросы заполонили сознание девушки, вынеся на поверхность сомнения, о которых она старалась не вспоминать. Крепко сжав ладони, чтобы не выдать дрожь в руках, Моргана судорожно сглотнула, пытаясь справиться с внезапно навернувшимися на глаза слезами. Несмотря на упрямую решительность, она очень тяжело перенесла длинный путь из Нью-Йорка. Купленная за высокую цену зрелость, которая так пригодилась Моргане, когда после смерти отца пришлось решать многочисленные финансовые вопросы, оказалась совершенно бессильной, стоило речи зайти о личной жизни. Бросив быстрый взгляд на техасца, который пробудился ото сна и теперь задумчиво смотрел на пролетавший за окном пейзаж, она почувствовала, как ее и без того измученное тело снова охватывает дрожь. В ее душе боролись два совершенно противоположных чувства. Минуту назад она мечтала лишь о том, чтобы никогда больше не видеть этого человека, а теперь, представив себе, что будет, когда они приедут в Мехико и разойдутся каждый своей дорогой, девушка ощутила пустоту внутри. Что с ней происходит? Этот мужчина презирал ее с момента первой встречи. Будь у нее хоть капля здравого смысла, она молилась бы, чтобы этот человек навсегда исчез из ее жизни. Быть может, юность и неопытность виноваты в том, что она не могла забыть нежные прикосновения его пальцев… до сих пор ощущала на коже обжигающее касание его губ… И как… как могло случиться, что она глубоко ненавидела Девона Говарда и в то же время сходила с ума от одного его присутствия? Как она могла мечтать о его объятиях, зная, как сильно он презирает ее?
Нет… нет, она не поддастся предательским чувствам! Никогда…
Внезапно Девон, до сих пор созерцавший пейзаж за окном экипажа, взглянул на девушку. Он как будто прочитал ее мысли. В глубине синего омута его глаз горел огонь, от которого у Морганы перехватило дыхание. Она сглотнула комок в горле, потрясенная увиденным: в душе Девона, оказывается, происходила такая же борьба. Осознание этого медленно приходило к девушке, и одновременно в ней нарастала радость. Он презирает ее, но все равно хочет! Несмотря на насмешливые взгляды, он тоже попался, он так же уязвим, как и она! Слегка улыбнувшись, девушка посмотрела прямо в эти синие глаза, а потом опустила взгляд на губы. Легкая, почти неуловимая судорога, пробежавшая по его лицу, подтвердила ее подозрения. Опьянев от ощущения собственной власти над ним, Моргана лукаво изучала его суровые черты до тех пор, пока краска смущения не проступила под загаром. Понимая, что ее улыбка приобрела дразнящий характер, который вряд ли остался незамеченным для испуганного Девона, Моргана с величайшей вежливостью, идущей вразрез с дерзким взглядом, спросила:
– Вы надолго рассчитываете задержаться в Мехико, Девон? Или мы скоро будем лишены вашего общества?
– О, я не собираюсь покидать Мехико до тех пор, пока моя миссия не будет выполнена, Моргана. Учитывая настоящее положение дел, я могу задержаться в столице на несколько недель, ибо намерен сделать все возможное для того, чтобы удачно завершить свои дела. От моих усилий зависит судьба хорошего человека.
– А-а, значит, судьба хорошего человека находится в руках не очень хорошего?
– Моргана! – потрясенная неожиданной грубостью девушки, осуждающе воскликнула тетя Изабелла.
– Все в порядке, донья Изабелла, – быстро вмешался Девон, скрыв за очаровательной улыбкой гнев, вспышку которого Моргана успела заметить у него в глазах. – Меня ничуть не оскорбила эта шутка. За время нашего долгого путешествия мы с вашей племянницей научились безболезненно обмениваться колкостями, не так ли, Моргана? Так что вам не стоит беспокоиться по этому поводу. Это ничего… совсем ничего не значит.
Искренне сожалея о том, что смутила тетушку Изабеллу, Моргана обратилась к ней извиняющимся голосом:
– Ну разумеется, тетушка, Девон прав. – Обернувшись к Девону, она посмотрела ему прямо в глаза и загадочно проговорила: – Это ничего не значит… совсем ничего…
Моргана возблагодарила небеса за то, что рядом была тетушка Изабелла, но все же нашла в себе силы отважно улыбнуться в лицо человеку, еле сдерживавшему ярость, а потом намеренно медленно отвернулась к окну. Пусть разговор завершится на этой ноте. Ей теперь предстоит многое обдумать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дерзкое обольщение - Барбьери Элейн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дерзкое обольщение - Барбьери Элейн



Скучновато(((
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнДарья
13.10.2012, 21.43





Мне очень понравился этот роман.Красиво написано.
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнЛюбовь
21.10.2012, 20.16





Роман очень интересный с приключениями и высокими чувствами.Характеры героев яркие и сильные. Читаешь с удовольствием.
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнВ.З.,65л.
13.02.2013, 13.26





Очень интересный роман.Хорошо написан, читаешь и будто переносишся в то время и место. Короче- читайте, не пожалеете.
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнИванна
9.04.2013, 13.19





Ой, слишком затянуто, еле дочитала, только конец оставил, хоть какое-то впечатление...
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнМилена
20.04.2013, 13.29





Очень скучный роман......
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнДина
7.07.2013, 18.11





Роман хороший. Вот только если бы поменьше было бы описания политики, было бы совсем классно!
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнLili
4.08.2013, 23.17





роман офигенный!!!!!люблю романы этого автора.....герои великолепны
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнЛуиза
16.10.2014, 20.30





Дерьмо! Дальше 6 главы не смогла читать
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнОксана
16.02.2015, 20.46





ужасный роман, сплошное издевательство над героиней, как женщиной, гг какой-то изверг, бесчувственный садист
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнМайя
26.03.2015, 13.47





не люблю такие романы, где унижают достоинство женщины, вечно делают из женщин проституток, ГГ здесь самовлюбленный садист, вечно злой, озабоченный. Бедная ГГ-ня, вечно униженная, обиженная..
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнМарина
26.03.2015, 14.39





Саааамый офигенный роман этого автора!))
Дерзкое обольщение - Барбьери Элейнлала
17.03.2016, 14.35





Были плохие романы. Но этот по своей тупости - зашкаливает. Дочитала до конца, но только из-за принципа. Не читайте. Не тратьте свое время. Более тупого и затянутого сюжета не встречала в своей практике.
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнAlins
24.03.2016, 12.14





Невероятно тупой роман. Героиня ужасающе глупая и герой самодур постоянно проклинают самих себя и друг друга, то грызутся, то ...тся. Мышиная возня какая-то. Действительно, жаль потраченного времени.
Дерзкое обольщение - Барбьери ЭлейнЧитатель
12.09.2016, 21.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100