Читать онлайн Дерзкая любовница, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкая любовница - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.66 (Голосов: 133)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкая любовница - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкая любовница - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Дерзкая любовница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– Добро пожаловать, сеньор Макфадден! Рады приветствовать вас на асиенде Аррикальдов! – Дон Энрике тепло улыбнулся шагнувшему через фойе долговязому шотландцу. Питер крепко пожал протянутую руку. – Вы прибыли как нельзя кстати – скоро подадут ленч. Надеюсь, не побрезгуете нашим приглашением? Увы, нам так редко удается достойно отблагодарить вас за то радушие, с которым на руднике принимают наших гостей! К тому же я крайне обязан вам и вашему брату за вашу великодушную помощь Гарету Доусону! – И с некоторой тревогой дон Энрике добавил: – Надеюсь, что вы прибыли не с целью повидаться с Гаретом… Ведь он уже на пути в Техас…
– Да, мне это известно. – Питер с трудом подавил раздражение. Он явился сюда не для того, чтобы обсуждать проект Гарета Доусона. Он бы с превеликим удовольствием вообще выбросил из головы память о техасце заодно с мучительной ревностью. Шотландец подождал, пока дон Энрике плотно закроет за ним дверь библиотеки, и сообщил: – Я приехал сегодня к вам, чтобы предоставить ежемесячный отчет о работе шахты и заодно заняться кое-какими делами личного свойства.
– Прекрасно. Насколько я могу судить со слов Гарета, вы с братом нашли проект Джонатана Доусона вполне приемлемым…
– Да, да, Брок сделал все предварительные расчеты, однако не спешил с окончательными выводами – это требует личного знакомства с местностью.
Тут Питер заметил, как смотрит на него дон Энрике, и постарался взять себя в руки. Хозяин явно удивлялся, почему с отчетом приехал именно он. Ведь обычно это было прерогативой старших инженеров компании Но для Макфаддена это был единственный попо1 отлучиться в деревню. Иначе столь длительное отсутствие на службе наверняка зачли бы ему как прогул.
Ему совершенно необходимо было повидать Анжелику! После их встречи прошло целых два дня. За это время Гарет Доусон успел убраться в Техас. Никто не ведал, каким неистовым усилием воли Питер подавил стремление помчаться следом на другой же день. Нет, Анжелике следовало дать хотя бы сутки на размышление.
Но ждать дольше Питер не мог. Неопределенность лишала его рассудка. Он только о ней и думал, только и вспоминал вкус ее губ… И больше всего на свете он хотел бы ощутить его снова.
Однако для того, чтобы освободить конец дня, нужно было покончить с делами рудника. И Питер вложил в руки дона Энрике объемистый конверт.
– Нам с Броком пришлось просидеть допоздна, чтобы к сроку составить ежемесячный отчет. Брок говорил мне, что в прошлом месяце многих встревожило снижение добычи на одной из шахт. Вот, извольте взглянуть. – Питер открыл отчет на нужной странице и ткнул пальцем в строчку с заметно возраставшими цифрами. – Мы справились с этой проблемой, и шахта снова дает прежнюю прибыль.
Дон Энрике согласно кивнул и с улыбкой посмотрел на молодого шотландца:
– Будьте добры, присядьте рядом, Питер. Я постараюсь поскорее ознакомиться с отчетом и не задавать много вопросов – если, конечно, не обнаружится что-нибудь непредвиденное. А вы пока могли бы… – Тут дон Энрике вздрогнул, прерванный резким стуком в дверь. – Войдите!
В ту же секунду дверь распахнулась настежь, и в библиотеку буквально влетела донна Тереза – Питер впервые видел на лице обычно сдержанной хозяйки такое отчаяние.
– Энрике, прости меня. но мне одной не справиться! Эстебан, он… он вне себя. Он вбил себе в голову, будто достаточно окреп, чтобы держаться в седле. Он твердит, что хочет сам догнать того человека, который его ранил. Я говорила ему, что наши люди проверили всю округу и, судя по всему, бандиты давно убрались, но он и слушать не хочет. Он…
– Матерь Божья… – невольно вырвалось у дона Энрике, и он неохотно объяснил Питеру: – Мой сын два дня назад стал жертвой ограбления. Он вернулся домой раненый, едва живой от потери крови. Сейчас он еле держится на ногах, но упрямо не желает смириться и помышляет о мщении. Похоже, он до сих пор не осознал, насколько серьезна его рана. Питер, надеюсь, вы извините меня за небольшую задержку: я должен подняться наверх и поговорить с Эстебаном сам.
– Конечно, сеньор! – растерянно сказал Питер и собрался было присесть, как вдруг его внимание привлек шум на лестнице. Дон Энрике, более не в силах сдерживать гнев, с лицом мрачнее тучи, вышел в коридор:
– Эстебан. что происходит?!
– Я уезжаю! – И он рявкнул на подобострастно согнувшегося Фернандо: – Пошел прочь, дурень! Я не нуждаюсь в подпорках! Я вообще не нуждаюсь ни в чьей помощи!
Однако Питеру бросилось в глаза, с каким трудом спускается по лестнице молодой Аррикальд. Скорее инстинктивно Макфадден поспешил следом за доном Энрике. Вот Эстебан напрягся всем телом и покачнулся, и Питер едва успел обогнуть дона Энрике и вовремя подхватить раненого под руку. Однако в обращенном на шотландца взгляде бешеных черных глаз не было и следа благодарности.
– Руки прочь, болван! – грозно зашипел Эстебан. – Мне не нужна ничья помощь! Прочь с дороги, ну?!
– Эстебан!!! – потрясение воскликнул дон Энрике. – Если из вас двоих кто-то действительно болван, так это ты! А этот человек только что не дал тебе свернуть шею!
Питер молча передал Эстебана в твердые руки его отца и отошел. Ему вовсе не улыбалось быть втянутым в семейные дрязги, однако все это выглядело крайне любопытно. До сих пор ни о каких бандитах в округе никто не слыхивал.
Эстебан упрямо продолжал спускаться, правда, несмотря на его разъяренные протесты, поддерживаемый отцом. Затем он позволил проводить себя в гостиную и неловко опустился в кресло. Да, похоже, Питера угораздило навестить асиенду не в самый подходящий момент! Видимо, только его присутствие удерживало дона Энрике от суровой выволочки, на которую так и напрашивался его самоуверенный сын. Макфадден замер в нерешительности, не зная, что лучше: вернуться в библиотеку или пройти следом за остальными в гостиную.
– Ради Бога, входите же, Питер, – сказал дон Энрике и велел все еще присутствующему Фернандо: – Будь добр, подай бренди. Нам всем сейчас не помешает глоток-другой.
– Не нужно мне бренди! Дайте только слегка отдышаться перед отъездом. Фернандо, седлай моего жеребца!
– Никуда ты не поедешь, Эстебан! – взорвался наконец дон Энрике. – Ты не тронешься с этого самого места до тех пор, пока не наберешься сил, чтобы вернуться в свою спальню.
– Я уже сказал тебе, что уеду! Я должен отомстить тому, кто посмел меня ранить! Я не успокоюсь, пока не выпущу ему кровь, всю до капли, и пока не…
– Молчать! – Породистое лицо дона Эстебана покраснело, он явно едва сдерживался. – Эстебан, ты сию минуту встанешь и пройдешь со мной в библиотеку, где у нас будет возможность потолковать по душам. Твоя жажда мщения и так уже терпела два дня. И несколько лишних минут не намного увеличат расстояние, на которое наверняка успели удрать бандиты.
– Я не намерен…
– Тебя никто не спрашивает, Эстебан! – рявкнул дон Энрике и обратился к опешившему слуге: – Фернандо, ты подашь нам с доном Эстебаном бренди в библиотеку, а Хуанита пусть принесет чаю в гостиную для хозяйки и нашего гостя. – Затем дон Энрике как можно вежливее обратился к Питеру: – Простите нас, Питер. Уверяю, я не задержу вас надолго.
Дождавшись, пока его сын поднимется на ноги, дон Энрике резко развернулся и направился к библиотеке. Когда ее массивные двери плотно закрылись, Питер с сочувствием взглянул на донну Терезу. Ее округлое миловидное лицо беспомощно кривилось от попыток удержать слезы. И Макфадден искренне произнес:
– Донна Тереза, вы наверняка не находите себе места от тревоги. Я ничуть не обижусь, если вы покинете меня, чтобы присутствовать при разговоре между вашими близкими.
– Вы очень тактичный человек, сеньор Макфадден, – благодарно кивнула хозяйка. – Хуанита сию минуту подаст вам чай. Не стесняйтесь, чувствуйте себя как дома, – и, покраснев, она смущенно прошептала: – И мы с доном Энрике надеемся, что вы примете наши извинения за выход– ку Эстебана. Мой сын… его так унизило это неожиданное нападение, и он невольно срывает гнев на окружающих.
– Вам не в чем извиняться передо мною, донна Тереза.
– Большое вам спасибо, сеньор Макфадден!
Донна Тереза поднялась с кресла, наградила гостя еще одним признательным взглядом и поспешила в библиотеку. Только когда ее пышная фигура скрылась за дубовыми дверями, Питер дал волю накопившемуся раздражению. Похоже, придется проторчать в этой гостиной намного дольше, нежели он рассчитывал. Шотландец чувствовал, что его терпение иссякает. Ведь он находился так близко… буквально в нескольких шагах от кухни, где наверняка сейчас находится Анжелика, не зная, что он здесь, рядом…
Не в силах усидеть на месте, юноша вскочил и подошел к окну. Эстебан Аррикальд… Да, он изрядно успел наслушаться о самодурстве молодого Аррикальда. И о том, что он увлекся Анжеликой Родриго, – тоже. Тут руки Питера сами собой сжались в кулаки, и он потряс головой, борясь с наваждением. Нет, больше он не пойдет на поводу у глупых сплетен об Анжелике. Если она даст слово, то будет принадлежать Питеру, и только ему. Это все, о чем он мечтал… больше ему ничего не нужно. Он заберет ее к себе…
Тут раздались шаги: появилась горничная с подносом. Питер мельком поглядел на юную особу и был поражен ее откровенно похотливым взглядом.
– Сеньору угодно, чтобы я налила ему чай? – вкрадчиво произнесла она.
Первым порывом Питера было отказаться, но внезапно он решил воспользоваться ситуацией. Макфадден изобразил улыбку и направился к низенькому столику, милостиво кивая:
– Да, постарайся для меня, милочка. Чай – это то, что нужно!
Поощренная столь любезным тоном, девица окинула гостя оценивающим взглядом и принялась за дело. Она предоставила Питеру достаточную возможность полюбо– ваться своим пышным бюстом, так и выпиравшим из выреза платья, пока наконец не протянула ему полную чашку, игриво заметив:
– Вот, надеюсь, сеньору понравится. Я рада сделать вам приятное… и если понадобятся еще кой-какие услуги…
Питер едва сдержался – ему стало тошно и от фривольных взоров, и от прозрачных намеков. Просто удивительно. как Анжелике удалось заслужить столь скандальную репутацию, в то время как бок о бок с ней на кухне торчит эта девица.
– Как тебя зовут? – осторожно поинтересовался Макфадден, принимая чашку.
– Хуанита. с вашего позволения.
– Хуанита… Так вот, Хуанита. мне действительно потребуются кое-какие услуги. Там, на кухне, работает одна девушка, с которой я бы хотел поговорить. Если ты передашь, что я здесь и попозже приду повидаться с ней, я тебе буду очень обязан.
– Девушка? – Слащавая улыбочка Хуаниты мигом превратилась в гримасу. – Да ведь на кухне больше нет молоденьких, сеньор. Там работают одни старые…
– Нет, ты ошибаешься, – затряс головой Питер. – Эту девушку зовут Анжелика… Анжелика Родриго. И она работает…
– Сеньор, Анжелика Родриго больше не работает на асиенде! – злобно выпалила Хуанита и повернулась, чтобы уйти, но Питер успел поймать ее за руку:
– Постой, Хуанита! Еще два дня назад… Хуанита, вырывая руку, резко возразила:
– Еще два дня назад она скрылась из Реал-дель-Монте со своим техасцем… с Гаретом Доусоном! – И она дернула плечом при виде явной растерянности гостя – А чего ж вы хотите от такой, как она, сеньор? Все давно знали про ее делишки. Вот донна Тереза и вышвырнула ее из-за скандала с техасцем. И все слуги в доме только рады, а в особенности я.
Питер все еще ошалело качал головой, не в силах смириться со столь неожиданным оборотом дела. Нет, Анжелика не уехала бы отсюда ради Гарета Доусона… она не могла так поступить! Она же обещала всерьез подумать над его предложением… она обещала…
– Нет, ты, должно быть, ошиблась! Где она живет? Я поеду туда и поговорю с ней сам!
– Вы можете перевернуть вверх дном их дом в деревне, да только нет ее там, и весь сказ! А коли мне не верите, так спросите саму донну Терезу. Она вам скажет то же. – И Хуанита холодно добавила, позабыв про недавнюю игривость: – Да отпустите вы меня Христа ради, сеньор!
– Да… да…
Пальцы Питера бессильно разжались, и горничная вышла. Все еще с трудом осознавая сказанное Хуанитой. шотландец подошел к окну. От нестерпимого солнечного света и боли, терзавшей сердце, он зажмурился. Это неправда. Анжелика не могла уехать…


Эстебан напряженно застыл возле широкого окна библиотеки, словно высматривая что-то в саду. Дон Энрике, снедаемый гневом, шумно вздохнул и закрыл за собой дверь. Демонстративно обращенная к нему спина сына являлась еще одним болезненным ударом по родительскому самолюбию. А ведь он любил сына больше жизни… И не эта ли безумная любовь виной всему?..
– Эстебан, не соизволишь ли ты повернуться ко мне лицом? Я бы не хотел беседовать с твоей спиной!
Смертельную бледность надменного лица Эстебана подчеркивала гневная гримаса.
– Да ведь ты ни разу в жизни и не пытался беседовать со мной, отец! Ты только диктовал свою волю и ждал в ответ беспрекословного повиновения. Так что рано или поздно тебе. все равно пришлось бы разочароваться в своих ожиданиях. Ибо я не намерен подчиняться твоим приказам, как вышколенный слуга!
– Эстебан, я не собираюсь обсуждать твои мнимые обиды. Я привел тебя сюда, чтобы обсудить твои нынешние поступки. Ибо своими выходками ты все более напоминаешь избалованного ребенка, чем постоянно терзаешь свою мать. Ты еще слишком слаб, чтобы ехать верхом. Из-за своей необузданной гордыни всего пару минут назад ты едва не свалился с лестницы – не подоспей вовремя сеньор Макфадден!
– Ты, как всегда, готов исказить ситуацию в угоду своему мнению! Я действительно чувствую себя отлично и непременно отправлюсь в погоню за оскорбившими меня мерзавцами!
Дон Энрике озабоченно нахмурился: в библиотеку вошла донна Тереза. Он надеялся успеть объясниться с сыном начистоту без жены. Но с другой стороны, невозможно было и дальше оставлять ее в блаженном неведении об истинном мотиве поступков возлюбленного сына. Дон Энрике поколебался, но в конце концов решительно заявил:
– Эстебан, ты зря тешишь себя иллюзией, будто сумел меня обмануть. – Эти слова насторожили Эстебана, и отец продолжал наступать, пользуясь его замешательством: – С самого начала я отлично знал: твоя история о бандитском нападении – вранье от первого до последнего слова!
– Вранье?! – испуганно охнула донна Тереза, переводя глаза с мужа на сына.
– Мама, ты только послушай, что говорит отец! У него повернулся язык обвинить меня во лжи…
– Не усугубляй свою вину дальнейшей ложью, Эстебан! – Благородное лицо дона Энрике полыхало гневом. – Твое неожиданное возвращение на асиенду полумертвым, привязанным к коню, потрясло меня не меньше, чем мать. И гнев мой не ведал пределов. Как только ты смог говорить и рассказал о нападении, я отправил опытных следопытов, которым было приказано разузнать все возможное о разбойниках. Однако они не обнаружили ни малейших признаков присутствия в округе банды, о которой ты рассказывал.
– И для тебя этого оказалось достаточно, чтобы обвинять меня во лжи?!
– Нет, Эстебан, дело не только в этом. Просто мне и прежде случалось ловить тебя на лжи – хотя, каюсь, я предпочитал смотреть на это сквозь пальцы. Но я отлично изучил некоторые твои черты: ведь ты не остановишься ни перед чем ради исполнения своей прихоти.
– Это кто же тебе такого наговорил? Падре Мануэль… или Гарет Доусон? Ах, конечно, ты же без ума от его пресловутой «любви к земле»! Зато мне такая любовь неведома, и я не собираюсь ею воспылать!
– Поверь, Эстебан, найдется еще немало качеств, которые тебе бы не помешали. И не последним среди них является честность. Однако я давно утратил надежду увидеть в тебе хотя бы малейший на нее намек. Ставлю тебя в известность, что больше не потерплю тех наглых выходок, которые ты постоянно позволяешь себе с самого возвращения на аси-енду…
Эстебан покачнулся от слабости и вынужден был ухватиться за край стола, чтобы не упасть. Плечо терзала адская боль, бледный лоб его покрылся испариной.
– Не понимаю, о чем ты толкуешь!
– О том, что никаких бандитов не было и в помине! Что ты пустился в погоню за Гаретом Доусоном! Тебе удалось одурачить мать притворной заботой об Анжелике Родриго – но не меня! Я не настолько стар, чтобы не заметить, как ты пожирал ее глазами. И с каким страхом она смотрела на тебя. И оттого я даже почувствовал облегчение, когда узнал, что она досталась техасцу и что он решил увезти ее с собой в Техас.
Эстебан почувствовал, как силы покидают его. Он сделал несколько неверных шагов к ближайшему креслу и осторожно уселся, с досадой отмахнувшись от попыток матери ему помочь.
– Стало быть, ты только рад, что какой-то техасец удрал с твоей собственной кухаркой! Отец, ты все больше меня удивляешь!
– Я должен был это предвидеть.. – сокрушенно покачал головой дон Эстебан, не обращая внимания на циничное замечание сына. – Великая тайна неожиданного возвращения в Реал-дель-Монте, откуда ты уехал вместе с сеньорами Валентин… А вернулся ты из-за женщины, верно? И обнаружил, что она скрылась вместе с Гаретом. Твоя гордыня оказалась уязвленной. Она не позволила тебе смириться…
И тут Эстебан с совершенно искренним удивлением покачал головой, даже не посчитав нужным оправдаться:
– Просто невероятно, как эта сука посмела предпочесть мне неотесанного техасского мужлана?! Впрочем, что возьмешь с такой деревенщины? Придется мне заняться ее образованием, отец. Ибо я непременно отправлюсь за ней. И уж на сей раз не промахнусь! И никакой каприз судьбы не отведет мой кинжал от сердца Гарета Доусона, не воткнет его куда-то под ребра! Техасец не успеет снова нажать на курок! Мой клинок уже отведал его крови, но этого мало, мне нужна его жизнь – вся, до капли!
Приглушенное восклицание донны Терезы привлекло его внимание, и Эстебан зло рассмеялся:
– Что, мама, все еще удивляешься, на какие чувства способен твой сын? Ну что ж, привыкай. И не беспокойся. Она поплатится за свою измену. Я заставлю ее служить, как положено. Я возьму ее с собой в столицу. Такую красавицу запросто примут в свете. Мне только придется сочинить достаточно правдоподобную историю, как она попала ко мне. С этой сказкой все охотно согласятся, и мы будем приняты в самых высших кругах – какие бы сплетни про нас ни ходили!
– Эстебан… но ведь падре Мануэль устроил Анжелику в мой дом… под мое покровительство.. дабы избежать именно этой ситуации… – Жалобный голос донны Терезы прервался беспомощным вздохом. В ответ ее сын хищно ухмыльнулся.
– Если это все придумал падре Мануэль – что ж, спасибо ему!
– Нет, Эстебан, падре Мануэль не виновен в создавшейся ситуации. Вся вина целиком лежит на тебе. – Выражение лица дона Энрике смягчилось, когда он посмотрел на убитую горем супругу. – Тереза, почему бы тебе не проведать нашего гостя? – ласково предложил он. – Твое присутствие здесь вовсе не обязательно. Мы с Эстебаном могли бы говорить более откровенно, если бы…
– Нет уж, оставайся с нами, мама. Довольно тебе прятаться от жизни и закрывать глаза на то, что творится в твоем собственном доме. Будет лучше, если ты наконец поймешь: твой сын вырос и стал настоящим мужчиной, а не ничтожным пустозвоном, за которого меня принимали…
– Хватит, Эстебан! – Дон Энрике невольно с угрозой шагнул в сторону сына. – Я не позволю тебе издеваться над матерью! Это не она прячется от настоящей жизни. Скорее, этим занимаешься ты… чтобы оправдать свои слабости… и представить как проявление силы свое неукротимое себялюбие… тогда как оно лишь служит доказательством черноты твоей души…
– Отец, ты зря тратишь время…
– Да, пожалуй… Я больше не стану читать тебе нотации.
– Ах, какое облегчение! – воскликнул Эстебан, осторожно поднялся и направился было к двери, но дон Энрике вполголоса приказал:
– Сядь, Эстебан. Эстебан коротко хохотнул.
– А ты все же понял, что обладаешь решительным преимуществом передо мной, отец. Похоже, я действительно переоценил свои силы. И только поэтому сейчас подчиняюсь. Но настанет завтра и… Я не собираюсь отпускать техасца с победой. Я непременно…
– Ничего этого не будет! – Непреклонный тон и стальной взгляд дона Энрике повергли Эстебана в замешательство. – Ты пробудешь здесь, пока не заживет рана. Твоя мать – дипломированная сиделка, не так ли, Тереза?
– Да, да! – торопливо кивнула растерянная донна Тереза.
– А как только ты полностью выздоровеешь, ты отправишься прямиком в столицу и явишься с докладом к президенту – как и собирался поступить с самого начала. Можешь не опасаться наказания за задержку. Я уже отправил сообщение о стычке на дороге и о том, что ты задержишься. Я взял смелость принести извинения от твоего лица…
– А вот это весьма разумно, отец, – кивнул Эстебан, радостно сверкнув глазами. – Это даст мне время, чтобы отыскать Анжелику и привезти ее…
– Ничего подобного ты делать не станешь, Эстебан. Красивое лицо Эстебана застыло: он не поверил своим ушам.
– И как же ты намерен мне помешать, отец?
– Мой секрет прост, – с горьким смешком ответил Аррикальд-старший. – Деньги, Эстебан, деньги…
– Деньги?..
– Вот именно. Ты ведь понимаешь, что в этом смысле полностью зависишь от меня?
– Но я живу на свое собственное наследство, – выпалил Эстебан. – На те деньги, что достались мне от деда!
– Ты живешь на те деньги, которые я тебе даю! Я один являюсь наследником нашего деда и его душеприказчиком! И твое благополучие целиком зависит от моего к тебе расположения… которого ты умудрился полностью лишиться, Эстебан. Мое терпение и теплые чувства иссякли, превратились в ничто.
Эстебан в поисках поддержки покосился на мать, но та виновато потупилась. Эстебан надменно выпрямился и процедил:
– И на каких же условиях ты согласишься вернуть мне свое расположение?
– Прежде всего ты вернешься в столицу и будешь делать все, чтобы не опозорить нашу фамилию. Оставишь мысли о мести Гарету Доусону. Насколько я понимаю, ты и так успел ранить его не менее тяжко. Я уповаю лишь на то, что его рана не слишком опасна…
– Тогда как я уповал лишь на то, что попаду ему прямо в сердце, но. выходит, молился зря! Не бойся, твой разлюбезный техасец жив-здоров… по крайней мере настолько, что сумел взвалить меня на коня и привязать к седлу! Да, мы можем быть уверены, что Гарет Доусон полон сил и отлично…
– И останется таким впредь, Эстебан. – А как насчет сучки Родриго?
– Она уехала с ним по собственной воле. Могу лишь предполагать, что ей предоставилась возможность выбора, и она отдала предпочтение Гарету… – И повела себя как настоящая дура. Она еще пожалеет. – Если она и сделает что, то не в результате твоих действий
– Стало быть, мне и ее отыскать запрещается?
– Совершенно верно.
– А если я не послушаюсь?
– Тогда ты лишишься не только права носить имя Аррикальдов, но и нашей финансовой помощи. Я не позволю нанести урон фамильной чести. Это последнее предупреждение, Эстебан. Ты – мой сын, но я скорее забуду об этом, нежели позволю твоим действиям навлечь позор и унижение на этот дом. Ты понял, что я сейчас сказал?
– Я отлично все понял, – процедил Эстебан. – Ты выбрал не своего сына, а сына своего дружка, Джонатана Доусона.
– Коль тебе угодно – понимай мои слова так. Дело твое. Но ответа я требую сейчас же, немедленно. Что скажешь, Эстебан?
– Да разве у меня есть выбор, отец? – рассмеялся он. – Конечно, я подчинюсь. Как только поправлюсь, помчусь прямиком в столицу и буду трудиться во славу отечества, заслужу похвалу президента и прославлю имя Аррикальдов.
– Я требую от тебя всего лишь честной службы.
– Еще бы, еще бы, отец.
– И ты, сын мой, знаешь, что я всегда желаю тебе добра.
– И в твоих пожеланиях нет места потаскухе Родриго…
– Только если она сама выберет тебя.
– Но как она это сделает, сидя в Техасе?
– Значит, тебе следует просто выбросить ее из головы.
– Безусловно, отец. Ну а теперь я бы хотел вернуться в постель.
– Мудрое решение, сын.
Донна Тереза была тут как тут – подхватила сына за талию, и Эстебан чуть было не отпихнул ее. Ему никто не нужен… никто! Но он заставил себя сдержаться. Ибо именно сейчас он нуждался в помощи. Надо же, угодить в такие сети – проклятая рана! Но скоро, он поправится и, как требует отец, уедет в столицу. Там он доберется до самых верхов, займет важный пост при президенте – а тогда увидим, кто прав. Тогда он всем покажет…
На тонких губах заиграла зловещая улыбка – однако мать приняла ее за добрый знак.
– Спасибо, мама. Большое спасибо.
Опираясь на мать, Эстебан направился наверх, чувствуя спиной недоверчивый взгляд отца. Чертыхнувшись про себя, он расправил плечи и постарался шагать как можно тверже. Во всем, во всем, что случилось, виновата Анжелика!.. Стычка с Гаретом Доусоном, ранение, отцовский гнев – ив результате его загнали в угол! Но больше всего он злился на то, что, несмотря на все невзгоды, по-прежнему сходит с ума по маленькой шлюшке.
Анжелика стащила с себя накидку и положила ее на седло. Было слишком жарко. Пошел уже третий день, как они покинули Реал-дель-Монте. И, слава Богу, почти все это время дорога шла в предгорьях, где можно было укрыться или в тени росших вдоль дороги деревьев, или под горны– ми склонами. А теперь им предстояло ехать по пустынной долине – целиком во власти жестокого солнца.
Внезапное движение привлекло ее внимание, и сердце болезненно сжалось при виде неловкой, напряженной позы Гарета. Было очевидно, что с каждым часом ему становилось все труднее держаться в седле. Состояние его все ухудшалось, лицо искажала ставшая привычной страдальческая гримаса.
Анжелика с трудом проглотила тугой комок страха. Возникшая между ними стена отчуждения все разрасталась, она ощущалась почти физически. Из взгляда Гарета бесследно исчезли тепло и ласка. Их сменили настороженность и недоверие, ранившие ее до глубины души. Она чувствовала себя, как в клетке: Гарет не скрывал, что боится хоть на миг оставить ее без присмотра.
Он ее и близко не подпускал к своей ране, хотя сам едва ли справлялся с уходом. Анжелика видела, что рана болит все сильнее, и, не без основания, опасалась заражения крови. Гарет все с большим трудом двигался и от малейшего усилия обливался холодным потом. Дошло до того, что он едва мог сам вскочить в седло или спешиться. – и все равно техасец не давал себе поблажки.
Анжелика тревожилась все больше и больше. Несмотря на то что они ни разу не занимались любовью со дня отъезда, Гарет каждый вечер упрямо стелил одеяла рядом Анжелика спала, крепко прижатая к его груди властной рукой. Но сегодня он весь горел. По мере того как дело близилось к полудню, лихорадка явно усиливалась – а вместе с ней и тревога Анжелики, которая больше не в силах была хранить молчание.
– Гарет, тебе совсем плохо. Может, сделаем привал? Воспаленные глаза с трудом сфокусировались на ее лице.
– Я здоров.
– Неправда! Ты же чуть с лошади не падаешь! Ну зачем ты упрямишься?! Почему не позволишь мне тебе помочь?
– Мне не нужна твоя помощь, Анжелика! – прищурился Доусон. – Мне почему-то кажется, что твоя единственная цель – удрать в Реал-дель-Монте Я ведь уже сослужил тебе немалую службу, верно? Теперь больше можно не бояться Эстебана Аррикальда. Твой брат получил достаточно денег на лечение, и если ты подсуетишься и вернешься вовремя – запросто сможешь отправиться с семьей в столицу. Вот уж будет для тебя приключение что надо – верно, Анжелика? Куда веселее, чем тащиться со мной к черту на рога и иметь в перспективе дни, полные тяжкого труда, и ночи, полные моих навязчивых приставаний. Тебе просто не повезло, что Эстебан промахнулся. Тогда бы ты получила полную свободу! Но этого не случилось, и придется тебе выполнить свою часть сделки.
– Гарет, ты ошибаешься, – растерянно возразила Анжелика – для нее эти обвинения явились полной неожиданностью. – Я и не думала…
– Милая, да ведь то, что ты «думала», меня совершенно не волнует! – издевательски прохрипел Гарет и продолжал все более невнятно: – Я все равно заставлю тебя выполнить условия нашего соглашения.
– Неужели ты так уверен, что я собираюсь сбежать?
– Сейчас, Анжелика, я вообще не уверен ни в чем и ни в ком – а в особенности в тебе. – Было видно, с каким трудом дается ему каждое слово. – Так что выбрось из головы любые планы на будущий год, если они не имеют отношения ко мне. Я купил тебя, милая, заплатил сполна и не позволю тебе удрать.
Анжелика резко отвернулась. Зачем тратить слова впустую? Он не станет слушать. Он вбил себе в голову, что имеет дело с продажной особой, на слово которой можно положиться лишь до тех пор, пока за ней присматривают. А то, что он по-прежнему хочет ее, лишь подливает масла в пламя подозрительности и гнева.
Солнце клонилось к закату, и Гарет все чаще давал шпоры коню. Он помнил эту местность. Где-то неподалеку он делал привал, когда ехал в Реал-дель-Монте. Да, где-то здесь есть большой луг, окруженный тенистой рощей. По краю протекал ручей, образовавший глубокую запруду На его мягкой траве можно будет отлично выспаться, прижимая к себе покорную Анжелику.
Раздраженно фыркнув, Гарет покосился на свою спутницу. Она держалась в седле с удивительной грацией. Впрочем, она все делала грациозно.
Гарет все еще не желал признавать серьезность полученной раны. Но Эстебан поработал кинжалом на славу, и последствия его удара требовали тщательного ухода и лечения, а не тех небрежных полумер, на которые оказался способен сам Гарет в походных условиях. Однако он и мысли не допускал о том, чтобы тратить время на поиски врача в этой Богом забытой местности. Ничего, можно потерпеть до Техаса. Там он найдет хорошего техасского доктора, который в два счета поставит его на ноги. Ну а до той поры придется смириться с раной, как с обычным дорожным неудобством.
Гарет продолжал внимательно осматриваться, пока не заметил знакомую тропинку. Он направил коня туда, невольно заставив его прибавить ходу. В лицо повеяло прохладным ветерком, так приятно освежившим горячий лоб. Он постарался позабыть о ноющей ране и о звоне в ушах и сосредоточился на приятном предвкушении отдыха. Да, вот чего ему так не хватало!.. Пустить коня бешеным галопом, чтобы в скачке забыть обо всех неприятностях. Слишком давно он не имел такой возможности. Тревога за родную землю, неравная борьба с мексиканским правительством, постоянная необходимость быть начеку и отбивать налеты на ранчо грабителей и индейцев – все это заставило его слишком рано повзрослеть.
Гарет почти позабыл, что значит просто радоваться жизни. Он давно уже руководствовался не личным интересом, а соображениями долга. А вот Анжелике с поразительной легкостью удалось пробиться сквозь щит, который он соорудил вокруг собственного сердца, и теперь он ни за что не расстанется с ней.
Доусон тревожно оглянулся. Вон она, Анжелика, старается поспевать за ним на своей маленькой кобылке и озабоченно хмурится: где ей тягаться с великолепным жеребцом Гарета! Ему даже стало неловко. Опять он рассердил ее.
Железной рукой натянув поводья, Гарет заставил жеребца перейти на рысь и подождал Анжелику. При виде ее растерянности Доусону стало почему-то ужасно весело, он захохотал и опять пустил коня в галоп. Стало так легко… даже бок почти не болел. И пусть он ничего не слышит из-за шума в ушах, пусть кружится голова – от этого он чувствовал себя еще беззаботнее, еще веселее. Повинуясь команде, жеребец поскакал в глубину рощи.
Через минуту он оказался на лугу. Да, именно это место. Здесь так и веет гостеприимной прохладой. Гарету не терпелось смыть с кожи жар последних дней. Да, после купания ему наверняка полегчает. Они поплавают вдвоем с Анжеликой. Гарет озабоченно нахмурился. Ведь за ней нужен глаз да глаз. Однажды она чуть не скрылась от него под водой навсегда. Боже милостивый, второй раз он этого не перенесет!
Доусон остановил коня на берегу заводи и охнул от резкой боли, пронзившей бок Перед глазами все поплыло Пришлось схватиться за дерево, чтобы не упасть. Анжелика смотрела на него как-то странно, и что показалось Гарету очень смешным.
– Мы сейчас будем купаться.
От того, как непривычно прозвучал его собственный голос, Гарету снова стало смешно Анжелика остановила лошадь и собралась спрыгнуть на землю. Доусон был тут как тут и мигом снял ее с седла. Было почти не больно. Она ведь такая легкая, невесомая, как перышко. Не в силах сдержаться, он прижал ее и поцеловал в губы. Чудесный вкус… просто чудесный!
Но он весь горит. Проклятая жара сводит с ума. Если он сию же минуту не окунется в воду, пламя поглотит его. И он потащил Анжелику к соблазнительно сверкавшей водной глади.
– Гарет, не надо! Ты нездоров. Пожалуйста, приляг, ты же вот-вот упадешь!
Он замешкался лишь на миг. чтобы заглянуть в ее дивные глаза. Сострадание, неужели ей действительно небезразлично, что с ним творится? Гарет самодовольно ухмыльнулся. Пусть не трясется попусту. С ним все в порядке.
Анжелика говорила что-то еще, однако смысл ее слов ускользал от Гарета. Он тряхнул головой: это из-за шума в ушах ее слова сливаются в неясный гул. Гул становится все сильнее, а мир вокруг помутнел. Странно – почему уже смеркается? Голова пошла кругом, звуки и образы слились в стремительный вихрь, от которого у Гарета захватило дух. Он куда-то падал… проваливался в гулкую бездну, где слышался только шум… и слабое эхо тревожного голоса Анжелики…
– Гарет!.. Гарет!..
Анжелика, едва живая от страха, отчаянно пыталась удержать обмякшего Гарета – ив итоге рухнула на землю вместе с ним. Кое-как выбравшись из-под его отяжелевшего тела, она вскочила на ноги Доусон без сознания лежал у ее ног.
Он сгорает от лихорадки! За тот краткий миг, что техасец держал ее в объятиях, Анжелика с ужасом успела ощутить снедавший его жар. Как она раньше не распознала эти зловещие признаки: дикие выходки и безумные рассуждения последних часов?..
Анжелика недолго пребывала в растерянности: овладев собой, она поспешила достать из седельной сумки выстиранные бинты и котелок. Набрала в него холодной воды и метнулась к Гарету, чтобы обтереть влажной тканью пылавшее лицо. Однако Гарет не спешил приходить в себя. Но вот наконец его веки дрогнули. И тут же страхи навалились на Анжелику с новой силой: взгляд раненого оставался рассеянным, бессмысленным.
– Гарет, тебе лучше? – шепнула она. Ответа не было, и Анжелика совсем было отчаялась, когда Гарет нахмурился и выдохнул:
– Анжелика?.. Нет, жар слишком силен. Это не поможет. Я хочу искупаться. А ну-ка…
Он попытался встать, и Анжелика жалостно охнула при виде этой слабой, неловкой попытки. Лихорадка, ужасная лихорадка! Да, может быть, купание – единственный способ сразу унять жар Она слишком хорошо знала, к чему может привести такая высокая температура. И вовсе не желала, чтобы это случилось с Гаретом. Вода в заводи достаточно прохладна, она быстро снимет жар, а потом можно будет как следует заняться раной. Вряд ли Рарет станет сопротивляться, будучи в таком состоянии. В ответ на его блуждающий взгляд она промолвила:
– Да, я иду с тобой, Гарет. Только сними сначала сапоги… и одежду. Не стоит их мочить.
Гарет уставился на свои сапоги и сосредоточенно нахмурился. Оказалось, что стянуть их не так-то просто, как ему представлялось прежде. Анжелике пришлось самой его разуть после чего он бессильно рухнул на спину. Анжелика дрожащими пальцами стала расстегивать ему рубашку, стараясь подбодрить:
– Гарет, ты ведь сам захотел искупаться, правда? Позволь, я помогу тебе раздеться. Снимем сначала рубашку… вот так…
Гарет кое-как уселся, она стала стягивать рубашку – и тут же в глаза бросилась заскорузлая от крови повязка. Кожа вокруг нее покраснела и опухла, и Анжелика с тревогой взглянула на Гарета.
– Ерунда… – невнятно пробормотал он и, скривившись от боли, попытался помочь стащить с себя рубашку. Вялые руки почему-то никак не хотели вылезать из рукавов.
Анжелика, набрав в грудь побольше воздуха, храбро взялась за пряжку на брючном ремне. Затем настал черед брюк. Она почувствовала его напряженный взгляд и застыла в нере– шительности: в его глазах горел вовсе не жар лихорадки. В следующий миг Гарет привлек ее к себе и поцеловал, жадно и страстно, однако она решительно отстранилась, не слушая его невнятных протестов:
– Нет, Гарет. Мы идем купаться… Она помогла ему встать на ноги. Гарет еле стоял, покачиваясь и опираясь на Анжелику, но все же заметил;
– Ты не сможешь плавать одетой.
Она кивнула, подвела его к дереву, чтобы было за что уцепиться, и скинула с себя сандалии и верхнюю одежду, оставшись в прозрачной нижней рубашке.
Смешок Гарета напомнил ей, что, несмотря на лихорадку и слабость, он ничуть не изменился:
– Ах, милая, об этом мгновении я мечтал целых две ночи, а когда оно пришло, проклятая слабость не позволяет насладиться им сполна!
Пропустив его слова мимо ушей, Анжелика обхватила Доусона за талию и повела в воду. Тихо охнув от резкого холода, она продолжала двигаться вперед, пока вода не достигла груди. Только теперь она позволила себе взглянуть на Гарета и застыла, наткнувшись на дикий, напряженный взгляд.
– Я ни за что тебя не отпущу, Анжелика…
– Но я… я и не собиралась никуда, Гарет. Помнишь, мы же заключили сделку. Сроком на год… Ты сдержал данное мне слово, и я сдержу свое!
– Я хочу, чтобы ты была со мной, Анжелика… – упрямо шептал Гарет.
– Я никуда не денусь. Только сначала тебе следует выздороветь. У тебя лихорадка. Это наверняка оттого, что рана загноилась. Я захватила с собой немного лекарства… из тех трав, которые падре Мануэль прописал Карлосу. Это мама меня заставила – она слыхала, что в Техасе легко заболеть лихорадкой. Я сейчас разведу костер и заварю чай из трав. Он поможет тебе, Гарет.
– Не хочу я твоего чая…
Анжелика проглотила резкий ответ. Она лишь нахмурилась. И Гарет тут же с испугом вцепился в ее плечо:
– Милая, ты обиделась?.. Я не хотел тебя обижать… От столь неожиданной нежности у Анжелики чуть слезы не брызнули из глаз.
– Нет, я… я не обижаюсь. Я просто хочу тебе помочь… Однако Гарет вряд ли расслышал ее слова: похоже, на него накатила новая, необычайно сильная волна боли. Господи, помоги: силы Доусона таяли буквально на глазах.
– Гарет, послушай, нам лучше вернуться на берег. Я, кажется, уже устала…
– Ладно, – согласился Гарет, повиснув на ней всей тяжестью.
– Гарет… я не смогу сама вытащить тебя из воды! Он покорно кивнул и постарался выпрямиться. Едва переводя дух, Анжелика подвела раненого к дереву в нескольких футах от кромки воды и помогла опуститься на землю. Достала из седельной сумки одеяло и накрыла Гарета: его трясло от озноба. Пришлось порыться в его сумке и достать бутылку.
– Гарет, выпей… пожалуйста!
– Что что?
– Это бутылка из твоей собственной сумки. Тебя бьет озноб. Это тебя согреет.
Обхватив ее руку своей широкой ладонью, Гарет пододвинул горлышко бутылки к губам и припал к ней. Наконец Доусон облегченно вздохнул и невнятно буркнул:
– Мне надо немного поспать… Всего пару минут. Я скоро отдохну, и мы поедем дальше.
Анжелика улыбнулась дрожащими губами – беспомощное состояние Гарета чертовски пугало ее.
– Да, Гарет. Ты отдыхай. Я сама обо всем позабочусь. Оказалось, что он уже успел провалиться в беспамятство, и она облегченно вздохнула. Прежде всего Анжелика проверила, не спал ли жар. Вроде бы его лоб уже не такой горячий. Купание сделало свое дело.
Поплотнее укутав его в одеяло Анжелика еще раз пощупала горячую щеку и задержала взгляд на отрешенном лице Гарет поморщился. Вот, даже во сне его мучает боль! Это потому, что рана слишком долго оставалась без ухода Анжелика торопливо вскочила и осмотрелась. Понимая, что дорога каждая минута она набрала хворосту и развела огонь.
Вода в котелке уже закипала, когда она спиной почувствовала чей-то напряженный взгляд Анжелика оглянулась Гарет каким-то образом умудрился усесться, опираясь спиной о ствол дерева. Она-то надеялась, что управится с раной еще до того, как Доусон придет в себя. Не вышло.
Тем временем Анжелика успела бросить в кипяток нужные травы, снять с огня второй котелок – поменьше – и поставить его на землю возле Гарета. В сумке еще оставались чистые бинты. Чувствуя на себе все тот же пристальный взгляд, Анжелика осторожно откинула одеяло Увидев грязную тряпку, она сердито поморщилась
– Гарет, я должна сменить повязку, – как можно решительнее сказала она – Наверное, тебе будет больно
Гарет, все так же лихорадочно блестя глазами, замотал головой что было сил.
– Нет, нет, я управлюсь сам
– Послушай, ты сейчас слишком плох, чтобы самому заниматься раной! – И она решительно положила руку на повязку, набираясь духу, чтобы сорвать ее одним движением и причинить как можно меньше боли. Но Гарет перехватил ее руку и мрачно пробурчал:
– Я сказал – нет!
Анжелика с мольбой взглянула в помутившиеся от страдания черные глаза и зашептала
– Но почему, Гарет?' Почему ты мне не веришь? Ведь ты болен. Рана сильно воспалилась. Если оставить ее как есть, ты не сможешь ехать дальше!
– Что я слышу – уж не собираешься ли ты меня лечить, шлюха? Но с какой стати? Разве тебе не хочется поскорее получить свободу? Тогда ты вернешься в Реал– дель-Монте. И тебе не придется целый год отрабатывать свой долг… в моих постылых объятиях…
– Гарет, я же сказала, что ни о чем подобном не думала…
– Нет, – гнул свое Гарет. не обращая внимания на ее протест. – Нет, я сам о себе позабочусь!
При виде упрямо выпяченного подбородка у Анжелики тоскливо сжалось сердце. Доусон явно ничего не соображал. Следовало немедленно найти способ убедить его. Он должен ей поверить. Она сделала глубокий вдох. Оставался только один путь.
Анжелика медленно наклонилась и легонько коснулась губами его рта. Тут же его рука легла ей на затылок, запутавшись в густых темных волосах. Однако он все еще сопротивлялся ее чарам, и Анжелике пришлось вложить в поцелуй всю нежность, отчего ее собственное сердце забилось гулкими неровными толчками.
Нехитрый трюк, который должен был помочь сломить упрямство Гарета, равным образом подействовал и на нее: она сама не заметила, как поцелуй становился все более страстным, а тело привычно искало поддержки в кольце уверенных сильных рук. Анжелика снова и снова целовала его губы, и ямку на подбородке, и колючую щетину на щеках, когда наконец Гарет привлек ее к себе и ответил на поцелуй так, что у нее захватило дух. Теперь их сердца бились в унисон – часто и сильно. Она снова с мольбой посмотрела ему в глаза:
– Видишь, Гарет, мне хорошо в твоих объятиях! Вот… послушай, как бьется сердце. – Она сильнее прижала широкую ладонь, лежавшую на груди. Все так же заглядывая ему в глаза, она продолжала: – Гарет, я не собираюсь идти на попятный. Я заключила договор сама, по доброй воле. Ты был очень щедр со мной. Благодаря тебе мой брат скоро поправится. И мне больше нечего желать – кроме того, чтобы воздать тебе сторицей, – и она добавила хрипловатым низким шепотом: – Ты купил меня, Гарет, и заплатил сполна – все это правда. Но я сделаю все, чтобы ты не пожалел о потраченных деньгах. Поверь, что я говорю честно, ты ведь был честен со мной. Пока мы будем вместе, мы сможем дать друг другу многое… очень многое. Но сначала тебе придется поверить мне, Гарет…
Анжелика зарделась, смущенная собственными дерзкими речами, и немного отстранилась, напряженно следя за его лицом. Гарет молчал – он явно пытался взвесить ее слова. Потом привлек к себе и жадно поцеловал. Однако силы покидали Гарета, и не без сожаления ему пришлось разомкнуть объятия.
– Я не в состоянии противиться тебе, Анжелика. Ты сильнее, чем жар у меня в крови. Милая, я сдаюсь. – Он покачал головой, легонько поцеловал ее в губы и устало промолвил: – Делай что хочешь, Анжелика. Ради тебя стоит рискнуть… была не была…
Его руки бессильно разжались, Анжелика с облегчением перевела дух и уселась на корточки возле раненого. Трясущимися руками она опустила в горячую воду чистые тряпки. Настал черед присохшей к ране грязной повязки. Как можно решительнее она отодрала ее от кожи – и ахнула, не поверив своим глазам:
– И ты… ты допустил такое только потому, что сомневался во мне?! Ты был готов умереть от заражения, но не…
– Я свалял преогромного дурака, Анжелика, – горько рассмеялся Гарет. – И думаю, не в последний раз. Единственное, в чем я уверен, – ради тебя я готов пойти на все.


– Ну ладно, малый, валяй выкладывай! Что там стряслось? Тебя отшили? Девчонке показалось мало того, что ты смог предложить?
Питер замялся, нерешительно поглядывая на раздраженную физиономию старшего брата, сидевшего во главе стола. Мери хранила упорное молчание. Ей явно было не по себе. Питеру вовсе не хотелось, чтобы возникшее между их троицей несогласие переросло в настоящую вражду. Он почел за благо потихоньку убраться из столовой, но резкий окрик Брока остановил брата на полпути.
– Эй, я, кажется, задал вопрос! И надеялся, что тебе хватит хороших манер, чтобы ответить, прежде чем уйти!
– А если мне кажется, что это не твое дело? Брок медленно встал из-за стола, побагровев от гнева. Но сдержался, и в его голосе прозвучала печаль:
– Малыш, не забывай, что мы с тобой одной крови. И мне небезразлично то, что с тобой творится, и больно видеть тебя несчастным. Я уже смирился с тем. что ты привезешь девчонку с собой. – Он покосился на встревоженную жену и сокрушенно покачал лохматой головой: – Мери мне все уши прожужжала и кое в чем добилась своего. Оно и верно: дело не в том, какова кажется девчонка мне. Важно то, что увидал в ней ты. Надеюсь, что тебе по крайней мере хватило ума не звать ее замуж… – Брок упрямо качнул головой, услыхав сдавленное восклицание Мери, и продолжил: – Впрочем, что бы ты там ни решил – это твое дело. Я больше не стану на тебя давить и пытаться переубедить. – Он замолк и внимательно всмотрелся в застывшие черты младшего брата. Однако тот по-прежнему молчал, и Брок добавил: – Но ради всего святого, парень, мы целый день ждали, с чем же ты вернешься. Не заставляй нас ждать и дальше…
Питер отчаянно затряс головой. Под тонкой кожей проступил яркий румянец, а голос прозвучал непривычно глухо:
– Поздно же ты опомнился, Брок. Но коли тебе так неймется, я скажу напрямик. Я ее не видел.
– Не видел?.. – Брок ошалело уставился на брата. – Ты что же, передумал? Ведь ты…
– Передумал? – обреченно рассмеялся Питер. – Я просто вел себя как последний дурак, не поверив, что на асиенде мне сказали правду! Мне пришлось отправиться к ней домой… и самому убедиться, что она уехала…
– Уехала?!
Слова застряли у Питера в горле, и он сокрушенно кивнул. Наконец он нашел в себе силы продолжать – ив каждом слове слышалось отчаяние:
– Да, именно так. Она уехала. Я опоздал. Твой дружок, Гарет Доусон, оказался проворнее меня. Он не ждал у моря погоды. Он просто взял и увез ее с собой в Техас…
– Взял с собой… – Невольное восклицание Мери заставило Питера обратить к ней застывшее от горя лицо: – Он женился на ней?
– Нет, – качнул головой Питер, – и не похоже, что это ее волновало. Только такой дурак, как я, мог предложить ей руку и сердце.
– Питер… – В голосе Мери прозвучала такая боль, что он снова не удержался от горького смеха:
– Итак, мне преподали хороший урок. – Теперь он обращался к брату: – Брок, ты был прав с самого начала. Она ко мне равнодушна. И если уж быть честным, она ни разу не давала мне повода надеяться. Я сам все выдумал. Она сделала свой выбор, и этим человеком оказался не я. От асиенды путь неблизкий, было вдоволь времени для размышлений. И я решил, что хватит валять дурака. С этим покончено. Я выбросил ее из головы. – Питер замолк и посмотрел на растерянные лица Брока и Мери. – И я прошу вас больше не вспоминать при мне ее имени. Я хочу забыть о ее существовании, понятно?
Уже на полпути к дверям Питер услыхал бормотание Брока:
– Да, малыш… конечно…


– Анжелика! – Она мигом оказалась возле Гарета, однако его воспаленный взор был устремлен куда-то в пространство. Рассеянно щурясь, он потряс головой: – Черт побери, она сбежала! Так я и знал, что сбежит! Так я и знал…
– Гарет!.. Гарет, посмотри на меня! Я здесь, рядом. – Она взяла его руку и прижала к своей щеке. – Видишь, Гарет, я здесь.
Гарет вроде бы внял ее словам.
– Уже темно, Анжелика. Почему ты не спишь? Нам придется встать пораньше. У нас мало времени,
– Нет, Гарет. Тебе нужен отдых… должна зажить твоя рана…
– Нет… нет…
Он собрался встать, и Анжелика испугалась. Вот уже несколько часов Гарет то бредил, то впадал в забытье. Анжелика постоянно поила его травяным чаем, однако это не помогало. Краткое облегчение, дарованное купанием, давно миновало, лихорадка медленно, но верно брала свое.
Анжелика не знала иного способа облегчить его страдания и упорно раз за разом заваривала новую порцию трав, как только пустел котелок. При этом она постоянно меняла горячие компрессы на ране. Благодаря им воспаление немного уменьшилось – но зато возобновилось кровотечение.
Стараясь не поддаваться панике, Анжелика судорожно припоминала наставления падре Мануэля, лечившего Карлоса, однако в голову не приходило ничего нового. Если бы только здесь был сам священник – такой спокойный и уверенный, с его врожденным талантом целителя! Однако в этой глуши не от кого ждать помощи, все зависит только от нее самой. Гарет был абсолютно беспомощен.
Он все еще старался подняться на ноги, и Анжелика в отчаянии повторяла:
– Гарет, сейчас ночь. Нам надо выспаться. Если ты не отдохнешь, то никогда не поправишься! Ложись и отдыхай… вот так… – Она заставила его опуститься обратно на одеяло и улеглась рядом.
Доусон повернулся к ней, и Анжелика заставила себя улыбнуться. Он с тревогой заглянул ей в глаза:
– Анжелика, этот ублюдок Эстебан стал бы тебя мучить. Он больше ни на что не способен. А я никогда не причиню тебе боль… – Его речь прервалась громким стоном. Все его сильное тело напряглось от боли, и ей снова стало страшно. Однако Гарет справился и еле слышно продолжил, ласково гладя ее волосы: – Тебе будет хорошо со мной, милая. Я буду заботиться о тебе и постараюсь быть с тобой нежным – Но в следующий миг его лихорадочным рассудком овладела новая мысль, и он яростно воскликнул – К черту твои слова! Ты завел себе любовницу и не расстался с ней, как ни уговаривала тебя мама! И она возненавидела тебя! И сумела остаться с тобой навсегда! – Внезапно Гарет расхохотался – Большой Джон Доусон! Его единственный сын – точная копия матери! Он так и не смирился с этим – с моими темными волосами и черными глазами, ведь он сам – светлоглазый блондин! – Проведя рукой Анжелики по своей колючей щеке, он пояснил – Это – лицо Карсонов, родни по материнской линии. Все как один уроды
– Но ты вовсе не урод, – возразила Анжелика и тут же прикусила язык, вспомнив, как в первый раз увидела это грубое лицо, искаженное надменной гримасой. Зато какая открытая и добрая у него улыбка! Как бы Анжелика обрадовалась, увидев ее сейчас!
Но Гарет хмурился все больше
– А ты, милая, ты ведь похожа на своего отца? Это точно, потому что у вас с мамой нет ничего общего. И ходит он где-то по свету, и понятия не имеет о том, что его дочь лежит сейчас вот здесь, в моих объятиях. А он никогда так и не узнает Не восхитится твоей красотой
Его бессвязные речи невольно задели старую рану. Ведь будь на то ее воля, Анжелика предпочла бы грубоватые черты своей матери и ходила бы по деревне с гордостью, а не чувствовала бы себя среди местных белой вороной. Нет, в се сердце не было ничего, кроме ненависти к незнакомцу, наградившему дочь лицом и телом, неизменно будившими в мужчинах похоть. Неожиданно почувствовав себя униженной, Анжелика резко спросила:
– Наверное, следующей будет поговорка про «яблоко от яблони», верно, Гарет? Дескать, где отец. насильник, там и продажная дочь.
– Не мне на что жаловаться, милая, – совершенно серьезно ответил Гарет, – коль скоро покупатель – я. Пожалуй, я даже обязан тому человеку за то, что получил тебя. Не мне его судить.
И он снова стал гладить ее. Его веки закрывались сами собой, однако Гарет старался преодолеть предательскую слабость.
– Распусти свои волосы, милая. Мне так нравится, когда ты с распущенными волосами. Они прекрасны… и ты тоже прекрасна…
– Мне нет дела до моей красоты, Гарет, – горько усмехнулась она. – Она случайно досталась мне от отца, которого я никогда не узнаю… и только благодаря ей ты хочешь обладать мною.
– Нет, милая… дело не только в ней. Мне нравится, как ты трепещешь в моих объятиях мне нравится вкус твоих губ, твой запах и то, как ты смотришь на меня. А когда я занимаюсь с тобой любовью, милая, я.. я… – Но тут накатила новая волна боли, и Гарет замолчал. Цепляясь за нее как утопающий за соломинку, он попросил: – Распусти волосы, милая…
И Анжелика наконец-то смягчилась. У него совсем нет сил, он в лихорадке! А она набросилась на него с упреками. Ей стало стыдно за то, что так по-детски дала волю обиде в ответ на случайные слова, о которых он вряд ли вспомнит, когда придет в себя. И она быстро распустила волосы, и они черной волной накрыли плечи.
– Теперь ты заснешь, Гарет? – ласково прошептала она. – Я так устала, но не усну, пока не заснешь ты!
Он кивнул. И еле слышно выдохнул, накрыв ее руку своей широкой ладонью:
– Завтра я поправлюсь, Анжелика, и мы продолжим путь.
– Гарет…
– Спи, милая.
Он все еще не хотел проваливаться в забытье, и Анжелика нахмурилась. Придется хотя бы ненадолго притвориться спящей, чтобы он успокоился. Ох, как же она устала…
Анжелика проснулась, как от толчка. Яркое утреннее солнце светило прямо в глаза. С бешено бьющимся сердцем она посмотрела на Гарета. Осторожно, чтобы не разбудить, протянула руку и пощупала его лоб. Жара не было У нее вырвался прерывистый вздох. Слава Богу!
Сон его был глубок и спокоен, а пальцы по-прежнему сжимали прядь ее волос. Она вспомнила его недавний бред. Стало быть, у его отца была любовница? Ну что ж, в наше время этим никого не удивишь
Гарет, судя по всему, ничуть не возражал против этого, несмотря на странное, горькое удовлетворение тем фактом, что его матери все же удалось посмеяться над отцом. Впрочем, Гарет искренне любит своего отца – взять хотя бы нелегкую поездку за тридевять земель, в Реал-дель-Монте. Все что не укладывалось у Анжелики в голове почти так же, как отношение к ней Гарета, который в один миг от нежности мог перейти к подозрительности и несправедливым упрекам.
Упрямо тряхнув головой, Анжелика встала. Так или иначе, им предстоит провести вместе целый год. И она будет честна с ним – пусть даже вопреки собственным интересам. В ушах все еще звенели слова Гарета: «Я никогда не причиню тебе боль…»
Это правда, ей можно не опасаться, что Гарет поведет себя грубо. Чувство собственного достоинства не позволит ему глумиться над женщиной, в отличие от Эстебана Аррикальда. Уже сейчас она почти привыкла к его близости, а порой реагирует на его ласки больше, чем ей того бы хотелось. Приходилось постоянно напоминать себе о временном характере их сделки и о том, что, несмотря на всю свою нежность, Гарет по-прежнему пользуется обращением «шлюха».
Вздохнув, Анжелика посмотрела на остывшее кострище. Надо вскипятить воды, чтобы приготовить свежий чай из трав. Только бы Гарет не отказался глотать что отвратительное на вкус пойло – ведь теперь его ощущения не притупляет лихорадка. И на рану надо взглянуть… лихорадка могла возобновиться, а Гарету могло прийти в голову пуститься за ней вдогонку…
Анжелика принялась искать хворост для костра. Нечего попусту тратить силы на охи да ахи.
Она обошла окрестности стоянки и не обнаружила подходящего топлива. Судя по всему, это место служило ночлегом для многих путешественников – ничего удивительного, что поблизости выбрали все, что могло гореть. Однако развести костер совершенно необходимо.
Торопливо собирая волосы в пучок, Анжелика невольно вспомнила просьбу Гарета и почему-то покраснела. Ей вовсе не жалко время от времени оставлять волосы распущенными, если это поможет сохранить добрые отношения. Хотя она не понимала, что приводит его в такой восторг. Всю жизнь эти пушистые, упрямые пряди причиняли "дни неудобства. Куда как проще было бы иметь редкие, прямые волосы, как у мамы, – расчесал их раз в день, и готово.
Итак, за хворостом придется тащиться на дальний конец луга, в заросли. Она нерешительно оглянулась на Гарета. Он все еще спал. И Анжелика бегом припустила в лес. Ведь нужно вернуться до того, как он проснется! Кто знает, что взбредет ему в голову со сна!
Анжелика собирала хворост и постоянно оглядывалась назад, пока стоянка не скрылась за деревьями. Куча веток получилась довольно большая. Придется разделить ее на две части и еще раз вернуться сюда.
Но что это?! Застыв, Анжелика вся обратилась в слух. Так и есть: голоса, стук копыт… Кто-то едет по тропе. И направляется как раз к их стоянке. Анжелика уже могла различить неясное движение среди ветвей. Оцепенев от страха, она разжала пальцы и выронила тяжелый сук. Звук падения был ясно слышен в лесной тишине: двое верховых на тропе тут же остановились.
– Ты слышал, Клэй?
– Кажется, да…
Анжелика осторожно шагнула назад. Голоса были незнакомые. Надо поскорее вернуться к Гарету! Нельзя, чтобы его застали врасплох, беспомощного. Она попыталась двигаться дальше, когда с внезапным шумом обе лошади ринулись через чащу напролом, настигнув ее за несколько секунд. С бешено бьющимся сердцем, Анжелика уставилась на двух незнакомцев. И испугалась еще сильнее. Очевидно, эти бродяги давно мотались по лесной глуши, не имея времени и возможности позаботиться о себе. Одежда их скорее походила на лохмотья. Грубые физиономии покрывала многодневная щетина. Но больше всего опасений вызвали у Анжелики заряженные ружья, лежавшие наготове поперек седел, и торчавшие из кобуры рукоятки револьверов.
Она все еще молча разглядывала чужаков, когда один из них спешился и шагнул в ее сторону. Злорадно оскалившись, он двигался не спеша.
– Будь я проклят, Джимбо, если нам в руки не угодил маленький мексиканский перчик – отличная приправа к целому дню в седле!
– Черт побери, Клэй, не до того нам сейчас! Мы ведь даже не знаем, не гонятся ли за нами те парни!
– В этом-то вся и штука, верно? Представь себе, что им надоело за нами гоняться, а мы наложили в штаны и проехали мимо малютки сеньориты, не поприветствовав ее как положено? Ты же всю жизнь будешь себе локти кусать, правда?
– Клэй…
– Кончай, Джимбо, да поскорее слезай с лошади! Нечего тратить время даром – видишь, малютке некогда, она торопится. Не так ли, крошка?
– Сеньор, ради Бога, мне нужно идти…
– Ого, да мы никак болтаем по-английски? Вот это мило? Я люблю, когда бабы понимают, что я шепчу им на ушко, когда сгребу под себя. А также понимать, что они пищат в ответ – не дай Бог, вздумают меня оскорбить… Я от такого прямо зверею..
Следя за каждым ее движением, негодяй подбирался все ближе и ближе. Ее нос уловил отвратительный запах давно не мытого тела. а зловещая ухмылка, обнажившая желтые, поломанные зубы, вызвала волну тошнотворного страха Краем глаза Анжелика успела заметить, что второй бродяга тоже соскочил на землю и заходит с другой стороны, отрезая последнюю возможность скрыться.
– И что же мы тут делаем, милая крошка? – слащаво прогнусавил первый. – У нас тут неподалеку дом? Эй, Джимбо, а ведь там может быть еще одна такая красотка. Тогда каждому достанется по одной, и нам не придется делиться! Пожалуй, я эту милашку лучше придержу для себя. Глянь, какая хорошенькая да свежая!
– К черту, Клэй, давай кончать по-быстрому. У нас нет времени на шутки!
Анжелика оглянулась на второго бандита, а тем временем грубые руки стиснули ее плечи, и она принялась вырываться что было сил.
– Ну вот, Джимбо, как всегда, мне достается самая тяжелая работа. Теперь эта крошка у меня в руках! А значит, мне полагается первому ее…
Анжелика билась, как дикая кошка, как вдруг позади них неожиданно раздался голос:
– Ничего тебе не полагается!
– Гарет!..
Обнаженный до пояса, с повязкой, покрасневшей от свежей крови, Доусон тяжело опирался о ствол дерева. В руке он сжимал револьвер. Анжелика снова попыталась вырваться из цепких лап незнакомца, но не тут-то было.
– Ну-ну, стало быть их здесь двое. Впрочем, этого малого можно не принимать в расчет. Верно, дохляк? Держу пари, он сейчас сам грохнется и избавит нас от необходимости его пристрелить.
– Я бы не очень на это рассчитывал, приятель, – негромко возразил Гарет и приказал: – А ну отпусти ее! Знаешь, ты ведь прав. Я и сам понимаю, что недолго продержусь на ногах. И потому повторяю: отпусти даму, не то мне придется поспешить и разделаться с тобой, пока не свалился. Первым получит твой дружок – он и так у меня на мушке, а потом ты…
– Клэй, да брось ты эту суку! – взвизгул второй бродяга. – Брось ее! Если он и впрямь спустит курок, проклятые ублюдки снова выйдут на наш след – попадет он или нет…
Анжелика тут же почувствовала, как заколебался державший ее мерзавец, и воспользовалась моментом, чтобы вырваться. Чуть живая от страха, она подскочила к Гарету.
– С тобой все в порядке, Анжелика?
– Да, Гарет.
Он повел дулом в сторону бандитов.
– Бросьте свои пушки и садитесь на коней.
– Еще чего захотел! Черта с два я стану бросать пушку…
– Дело твое. Или бросишь ее немедля, или я нажму курок. Я еще не выжил из ума, чтобы отпускать вас на все четыре стороны с оружием. Такие, как вы, непременно вернутся и доведут дело до конца Даю вам три секунды!
Анжелика облегченно охнула, увидев, как оружие упало на землю.
– А теперь садитесь на коней и проваливайте! Бродяги опрометью кинулись к лошадям. Они еще не успели вывести коней обратно на тропу, как Гарет дважды выстрелил в воздух.
Это произвело надлежащее впечатление. Негодяи с места пустили лошадей в галоп и вскоре скрылись из виду. Лишь когда грохот копыт стих вдалеке, Гарет позволил себе опустить руку с револьвером и посмотреть на Анжелику. Его лицо было серым.
– Теперь эти ублюдки и думать не посмеют о возвращении. Кто бы там за ними ни гнался, выстрелы наверняка выведут погоню на их след и заставят уносить ноги. Им будет не до нас.
Анжелика кивнула и обняла Гарета, чтобы помочь ему вернуться на стоянку. Но он не двинулся с места.
– Анжелика… – Она с тревогой посмотрела на его напряженное лицо. – Никогда впредь не уходи, не предупредив меня. Еще пару минут, и тебя…
– Да, я понимаю, Гарет, и буду осторожна. Но теперь нам следует вернуться.
– Я сам доковылял сюда и сам дойду обратно. Подай-ка их оружие. Нечего ему валяться. Прихвати побольше хворосту. Я не отпущу тебя ни на минуту… пока не станет ясно, что эти двое далеко отсюда.
Анжелика замешкалась, и Гарет моментально помрачнел. Она поспешила поднять с земли трофеи – новый спор еще больше подорвет его силы. С тревогой наблюдая, как небрежно Гарет вешает на плечо тяжелое оружие, она набрала полную охапку хвороста и пошла назад.
Дойдя до места, она не глядя бросила хворост на холодное кострище, подскочила к Гарету и помогла ему опуститься на одеяло. Оружие сложили рядом. Анжелика накрыла Доусона одеялом и заботливо вытерла пот со лба.
– Спасибо тебе, Гарет, – прерывисто прошептала она. – Если бы не ты…
– Анжелика, только одно могло помешать мне встать между тобой и теми двумя мерзавцами. Но ведь я пока еще не мертвец – не так ли, милая? Я же ясно сказал, что теперь ты моя, только моя. А уж если я. – Он беспомощно умолк, сломленный новым приступом слабости. И едва слышно прошептал: – Все, теперь мне надо отдохнуть. А ты держи ухо востро и сразу буди меня, если что-то услышишь. Когда револьвер под рукой, я всегда успею выстрелить первым.
Анжелика кивнула, отлично зная, что так оно и есть. Глаза почему-то защипало, и она попыталась отвернуться, но Гарет придержал ее.
– Поцелуй меня сначала, милая. Хочу заснуть, чувствуя на губах твой вкус… – Она охотно наклонилась, как вдруг его рука с неожиданной силой привлекла ее – Милая, ты можешь ничего не бояться, – раздалось над самым ухом. – Никто, кроме меня, не посмеет тебя и пальцем тронуть!
Анжелика молча зажмурилась. Да, с ней не случится ничего плохого, пока Гарет держит ее в объятиях. Почему-то она была сейчас абсолютно в этом уверена




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкая любовница - Барбьери Элейн



Суперрррр!!!!!!!!!!!
Дерзкая любовница - Барбьери Элейнирина
6.03.2012, 11.17





Читать можно,но...Автора явно заклинило на слове шлюха!Сколько же можно!Просто безобразие какое-то!
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнОксана
25.04.2012, 14.23





Книга очень понравилась, но хочется спросить у автора.rnКогда писали эту книгу,самой не становилось, хоть изредка противно?! Вы, что действительно зациклились,на этом слове!!! ШЛЮХА!
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнИнна
3.07.2012, 16.20





Понравился роман!
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнМарина
16.07.2012, 21.48





прочла на одном дыхании отличная книга
Дерзкая любовница - Барбьери Элейнвиктория
19.07.2012, 20.51





Главный геройн ужасно эгоистичен. Совсем не заботится о своей возлюбленной и вначале романа все время называет ее шлюхой. Совсем не прониклась их любовью.
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнОльга
15.08.2012, 23.30





Бедная девочка оказалась в жерновах. Мерзко описан хозяйский сынок. Настоящий бульдог. Таких встречала по жизни. Техасец тоже относится к ней как к шлюхе.и ,действительно, это слово раздражает.Ведь Ей всего 17 лет. И она выбрала из двух зол меньшее. ЛЮБОВЬ ПРИШЛА ПОЗЖЕ. Но книга безусловна прелестна.
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнВ.З.,64г.
7.09.2012, 15.40





Интересный роман, но я бы предложила еще всем почитать "Рабыня страсти", ахнете.
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнОльга
12.03.2013, 14.08





Мне понравилось. 10 баллов.
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнКэт
8.04.2013, 15.16





Я бы назвала этот роман "Невероятные приключения Анжелики". Героя никак не украшает его цинизм и постоянное унижение героини. Мне почему-то хотелось, чтобы Анжелика вышла замуж за шотландца, который действительно ее любил и уважал, но любовь зла...: 8/10.
Дерзкая любовница - Барбьери Элейнязвочка
14.04.2013, 15.26





В середине книги, я уже перестала читать, слишком уж все затянулось.все же продолжила и мои предположения оправдались не было скучно.только дочитав, осталось впечатление что все как то банально, предсказуемо. "наши победили"
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнАлсу
15.04.2013, 16.06





Прелесть, очень понравилось. Даже полюбился главный герой, хотя он в начале с героиней был жесток.
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнМилена
17.04.2013, 5.34





Хороший роман о бедной девочке, которой за законами мелодраматического жанра не везет практически во всём, включая мужчин. Главную героиню жаль практически на продолжении целой книги, а главный герой любит странной любовью
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнItis
19.07.2013, 18.38





ГГ просто бесил меня! То шлюха, то милая. Как так можно говорить 17-й девочке, у которой ты был первым! Параноик просто! Но роман мне очень понравился. Всю книгу сопереживала героине и обливалась слезами!
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнKatrin
20.07.2013, 10.48





Ух, дочитала. Неоднозначное впечатление в самом начале книги достаточно быстро уступило место интересу))) Времени на чтение было ужасно мало (несколько часов, которые нужно было как-то провести, решила с пользой- с книжкой), так что пропускала странички с Эстебаном, потому что хотелось позитива, а не читать про этого психопата. Интрига в романе есть, написан легко. Cейчас вот думаю, что когда-нибудь я книгу перечитаю уже ничего не пропуская. Впечатление осталось хорошее. Отзыв сумбурный какой-то, но нет времени -улетаю)))
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнАдриана
21.07.2013, 19.58





Прочитала и думаю..., жаль что в реальной жизни мужчины не испытывают такие чувства к женщинам..., типичная женские мечты..., любит до безумия, жить без нее не может..., хочет только ее одну...rnЯ ТОЖЕ ТАК ХОЧУrnээээээээхххххх :))))), поставила 10 баллов :) хотя чувства плохо описаны...
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнАнита
23.07.2013, 8.01





Очень чувственно.
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнЛайм
23.07.2013, 12.27





роман хорош переживающий
Дерзкая любовница - Барбьери Элейнирина
24.11.2013, 12.19





роман хорош переживающий
Дерзкая любовница - Барбьери Элейнирина
24.11.2013, 12.19





балин,что за бред? и через каждое слово эта "шлюха"...фу, нет подходящих слов даже((очень нудный роман.а ГГ-я такая дурная,совсем не понравилась. да кто там её только не лапал и не целовал. роман читала через страницу..10/1..самый ужасный роман из того,что я вообще читала.
Дерзкая любовница - Барбьери Элейнгостья07
12.12.2013, 2.26





Роман ужасный,прочитала до 100 странице даже не смогла заставить себя дочитать.Главная героиня прям выводит и кого она только не встречает все ее любят и хотят. Роман 1/10
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнКатерина
14.04.2014, 21.56





super
Дерзкая любовница - Барбьери Элейнanna
3.06.2014, 14.40





Главная героиня прекрасна и естественна. Поведение, поступки , мотивации - всё. Но Гарет... Половину книги мне хотелось возить его долго мордой по дерьму или пристукнуть. Эгоист, хам, зацикленный на "шлюхе". Но , несмотря ни на что, роман - СУПЕР!
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнЛюдмила
4.06.2014, 0.56





Роман очень понравился,только вот вся эта муть насчёт сестра не сестра полный бред никчему.
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнНАТАЛЮША
23.07.2014, 22.07





Прелестный роман.Очень понравилась героиня- милая, добрая, искренняя девушка, даже обидно было за нее,когда ее несправедливо называли шлюхой все, кому не лень,даже ее возлюбленный...
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнJane
3.08.2014, 22.56





Хороший, динамичный роман. Единственное, пропускала все, что касалось планов Эстебана. Скукотища. Вообще не потеряла при этом смысл. Еще раздражало постоянное обзывание гг-ни. Безобразие. Сплошные шлюхи у автора!! А вообще очень страстные отношения между героями.
Дерзкая любовница - Барбьери Элейнleka
4.08.2014, 12.45





отличная книга.
Дерзкая любовница - Барбьери Элейнчитатель)
4.08.2014, 23.55





Роман очень понравился. Интрига оставалась до самого конца. Но подспудно ощущалось - всё завершится хорошо. Я очень довольна что нашла и прочитала этот роман. Советую прочесть и Вам.
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнТатьяна.
14.11.2014, 0.11





Еле домучила. Надоело уже на 5 главе. Читала через страницу.
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнАнна
15.11.2014, 19.27





А я не домучила. Начало еще ничего, хоть как-то интрига держит, а потом ВСЕ ПОВТОРЯЮЩИЕСЯ ГЛУПОСТИ и ЗАНУДСТВО. дочитала до середины 8 главы и дальше уже понятно, что будет (это я не о хэппиэнде, а о прозрачности сюжетного замысла автора). А сама любовная интрига (противостояние характеров) к середине (!!) книги уже почти сдулась.
Дерзкая любовница - Барбьери Элейнгость
16.11.2014, 0.31





Да уж, гл. герой бесит, раздражает, постоянно обзывает героиню, совершенно не хочет ее понять, не верит ей, обидно за девушку, ее постоянно унижают незаслуженно. В целом роман неплохой, читайте.
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнТаня Д
30.07.2015, 1.06





Роман потрясающий! Занесу в личный ТОП, Рекомендую!!!!!!
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнЭля
31.07.2015, 8.15





в жизни всякое бывает и я не удивляюсь тому,что слово шлюха часто повторяется.А роман - супер!
Дерзкая любовница - Барбьери Элейнлюбовь
12.08.2015, 5.36





Прекрасный роман!
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнНаталья 66
3.09.2015, 19.59





Дочитала через главу, ерунда. Понакручено о-о. уРА, МЫ ПОБЕДИЛИ.
Дерзкая любовница - Барбьери Элейниришка
21.01.2016, 1.41





Банальный простецкий сюдет , ГГня отличающаяся разве только что прям неземной красотой , ну а ГГой просто наитупейшее ЧМО , а в конце эпилог просто слащавее некуда . Прибавте к этому незамысловатый язык и довольно неуклюжий перевод -вот и весь роман
Дерзкая любовница - Барбьери ЭлейнПривет
30.04.2016, 12.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100