Читать онлайн Чистое пламя любви, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чистое пламя любви - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чистое пламя любви - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чистое пламя любви - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Чистое пламя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Вздрагивая от нетерпения, Аметист следила за тем, как разворачивается перед глазами несравненная панорама прекрасной Ямайки. Вот среди обильной зелени тропического леса показались дома и улицы Кингстона, и в ушах у нее зазвучал мелодичный голос ее матери: «Наконец-то мы на острове! Здесь не бывает зимы и холодного ветра, и здесь наша жизнь сложится совсем по-другому, моя милая. Я больше не буду болеть и смогу заботиться о тебе как положено. Вот увидишь, Аметист… Вот увидишь…»
Ах, с какой слепой верой в близкое счастье спускалась тогда по трапу маленькая девочка, крепко держась за руку своей любимой мамы! С какой радостью и облегчением она распрощалась в тот день с капитаном Стрейтом, этим бесцеремонным мужланом, имевшим наглость обозвать ее дурой и без конца тыкавшим носом в ее ошибки!
Аметист с трудом удержалась от слез. Бедная мама… она до последнего дня верила в удачу и в свою единственную дочь! Слава Богу, она не видит того, что происходит сейчас!
Сосредоточенно хмурясь, Дэмиен помог Аметист сойти по трапу и подняться в легкую одноконную коляску. Кучер повез их по знакомым улицам, и вскоре они оказались на Джонс-лейн. Аметист не отрывала глаз от ничем не примечательного скромного домика; она даже не слышала, о чем спрашивал ее Дэмиен, старавшийся снять напряжение этих минут дружеской беседой. Как во сне она спустилась на мощенный булыжником тротуар. Несколько ступенек на низком крыльце — и вот перед ней заветная дверь!
Аметист рывком распахнула ее и вошла в дом.
В гостиной ее встретила мертвая тишина и растерянный, ошеломленный взгляд широко распахнутых миндалевидных глаз. Аметист услышала по-матерински счастливый грудной низкий голос:
— Аметист… Дитя моей души… Наконец-то ты дома…
Скользя рассеянным взглядом по знакомой обстановке, Аметист погрузилась в воспоминания. Ей было что вспомнить, ведь в этом доме она прожила целых восемь лет. Дэмиен отправился в порт присмотреть за разгрузкой «Салли», оставив ее на попечение верной служанки. Он не забыл предупредить Тилли, что вернется к ужину и тогда они с Аметист займут ту же комнату, в которой спали до своего отъезда из Кингстона. Капитан ни словом не обмолвился о том, надолго ли задержится на Ямайке, однако Тилли не требовалось объяснений, чтобы догадаться: они с Аметист по-прежнему не женаты, но он не собирается отказываться от своего ребенка.
Задумчиво посмотрев вслед капитану, мулатка сказала:
— Он быть очень странный человек, Аметист, а ты как лихорадка у него в крови, и он не отпускать тебя до тех пор, пока лихорадка не вылечиться. Но такой, как он, никогда не откажется от своего ребенка… никогда! Тебе надо думать, много думать, потому что с таким обеа, как у него, нелегко справиться.
— Послушай, Тилли… — Аметист устало подняла руку к нывшему виску, чувствуя, как в груди просыпается давняя тревога. — Я сама думала об этом без конца, но так и не нашла решения. Давай отложим это на время… пожалуйста!
Мулатка покорно кивнула, понимая, что ее хозяйке и так нелегко.
На губах у Аметист промелькнула слабая улыбка. Она была благодарна Тилли за сочувствие, а кроме того, так устала, что на переживания и тревоги просто не оставалось сил.
Остаток дня женщины провели в разговорах и воспоминаниях. Аметист не могла слушать без слез о том, как Тилли потеряла последнюю опору в лице Раймонда. В ее душу вкралось гнетущее ощущение злого рока, нависшего над ней и теми, кто был ей близок. Мать тяжело болела и ушла из жизни совсем молодой, ее собственной судьбе тоже вряд ли позавидуешь. Теперь она узнала, что и Тилли лишилась последней надежды на счастье из-за прихоти черной потаскушки. Даже Дэмиен, считавший себя хозяином собственной жизни, оказался втянут в ситуацию, не приносившую ему радости. Ах, как легко было поддаться искушению и выйти за него замуж, избавиться от позорного клейма падшей женщины, родить ребенка, освященного узами брака! Но Аметист не верила, что Дэмиен любит ее по-настоящему. Эта жадная, ненасытная страсть казалась ей искусственной — так же как и его удивительная власть над ее телом и чувствами. Слова Тилли только усилили в ней прежние страхи. Если ребенок будет носить фамилию отца, то Дэмиену не составит труда отнять его у Аметист. Нет, она не станет рисковать самым дорогим, что у нее оставалось в жизни.
От тревожных мыслей у нее разболелась голова, и Аметист встала.
— По-моему, мне не помешает отдохнуть, Тилли, — я слишком устала…
Услышав шаги на крыльце, она повернула голову и застыла, не в силах оторвать взгляд от стоявшего на пороге мужчины.
Прошло несколько долгих минут, прежде чем Уильям стряхнул с себя оцепенение и кинулся к ней с распростертыми объятиями. Прижав ее к себе, он хрипло прошептал:
— Дорогая, родная моя, что он с тобой сделал?
Аметист глухо всхлипнула, не в силах вымолвить ни слова.
Уильям посмотрел ей в лицо, затем, не выдержав, наклонился и поцеловал в губы. Она таяла от счастья в таком знакомом, таком надежном кольце сильных ласковых рук — и не стремилась прервать поцелуй.
Наконец Уильям заставил себя отстраниться и горячо воскликнул:
— Дорогая, дорогая моя Аметист, я знал, что рано или поздно ты вернешься! Мы сейчас же отправимся ко мне домой, на плантацию, пока не явился Стрейт: я должен быть уверен, что ты в безопасности и ему до тебя не добраться. После я смогу спокойно вернуться и разобраться с ним!
Мало-помалу Аметист приходила в себя. Пытаясь освободиться, она невнятно повторяла:
— Нет, Уильям, я не могу… не могу поехать с тобой!
— Можешь! — возразил он неожиданно суровым тоном. — Ты сегодня же вернешься ко мне. Дэмиен Стрейт гнусно воспользовался тем, что я был не в состоянии тебя защитить. И как только ты смогла поверить ему, дорогая? Обеа… черная магия… ты же всегда первая смеялась над этой чепухой! Ты отлично понимала, чего стоят Есе эти смешные сказки и суеверия, и все же позволила ему себя запугать! Черт побери, даже если что-то было на самом деле… — Уильям с трудом перевел дух и продолжил, понизив свой голос до хриплого прерывистого шепота: — Разве ты сомневалась, что я скорее готов был умереть, нежели позволить тебе выкупить мою жизнь за такую ужасную цену? — Его голос предательски дрогнул, и Уильям на минуту умолк, а затем снова прижал к себе Аметист. — Дорогая, это был настоящий ад!
— Но, Уильям, поверь, я не могу уехать вместе с тобой…
На какой-то миг молодого человека сковала нерешительность, но он тут же овладел собой и повторил, сурово глядя в мокрое от слез лицо своей несчастной возлюбленной:
— Мы сейчас же возвращаемся домой, и я не приму от тебя иного ответа!
— Нет!.. — Аметист резко качнула головой. Ее голос с каждой минутой звучал все решительнее и тверже. — Нет, это невозможно. Уильям, да посмотри же на меня наконец! Через две, самое большее через три недели я рожу ребенка от Дэмиена! Неужели тебе хватит совести притащить меня к себе домой с ребенком от другого мужчины? Твои родители не признавали меня и прежде, а теперь у них есть отличный повод говорить, что они были правы!
— К черту моих родителей! — Уильям побагровел от ярости. — Я сам могу распоряжаться своей жизнью и принимать решения! Я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой! Без тебя мне был свет не мил, я не находил себе места от тоски, но я знал, что ты вернешься, знал…
— Послушай, Уильям, Дэмиен сам привез меня на Ямайку, чтобы я родила его ребенка. Он не отказался от меня и не говорил о том, что собирается это сделать. Но даже если бы я была свободна, ты должен уяснить одну вещь. Я никогда не выйду за тебя, никогда. Слишком поздно.
— Что значит «слишком поздно»? Да ты рехнулась! Стрейт все равно не женится на тебе — он просто использует тебя и бросит, когда увлечется другой женщиной. Ты же знаешь, какая у него репутация! Неужели ты могла вообразить…
— Нет и нет! — Аметист больше не могла слушать эту сумбурную речь, полную угроз и обвинений. — Я не могу стать твоей женой!
Уильяма настолько ошеломила эта гневная вспышка, что он растерялся:
— Но как ты… Неужели ты любишь его?..
— Увы, нет, — с горечью призналась она. — Любовь — это слишком нежное и трепетное чувство… оно совсем не похоже на то, что я испытываю к Дэмиену. Я не люблю его, а он не любит меня. Это больше похоже на какое-то временное наваждение, одержимость. Он не в силах избавиться от меня, а я не в силах избавиться от его обеа.
— Опять этот обеа, эта глупость!
— Нет, Уильям, ты ошибаешься! Я сама видела, как действует его черная магия! На моих глазах ты чуть не расстался с жизнью, пока Дэмиен не согласился снять с тебя порчу, и он до сих пор властен надо мной! — Аметист покраснела от смущения, но упорно продолжала: — Наверное, это свело бы меня с ума, если бы я не верила, что рано или поздно он бросит меня, как бросал других женщин… Иначе я не выдержала бы так долго и нашла бы способ избавиться от него любой ценой!
— Но в таком случае… если ты привыкла подчиняться грубой силе… у меня не остается иного выхода, кроме…
— И думать не смей об этом, Шеридан! Только тронь ее — и ты покойник! — Низкий угрожающий голос Дэмиена застал Аметист и ее гостя врасплох. — Она ясно сказала, что не хочет возвращаться к тебе. Ты слышал это собственными ушами: она выбрала меня, а не тебя. К тому же она носит моего ребенка, и я ни за что в жизни не расстанусь с ней!
— Но у меня есть право…
— У тебя нет никаких прав на меня, Уильям! — перебила его Аметист, стараясь не обращать внимания на то, какую боль причиняют ей эти жестокие, чужие слова. — То, что было между нами раньше, давно миновало. Ты навсегда останешься для меня самым дорогим и близким другом… но не более того. А теперь будь так добр, оставь нас.
— Аметист… — Горе, исказившее выразительное лицо юноши, было столь трогательным, что чуть не разорвало ей сердце.
— Пожалуйста, уходи!
Уильям резко повернулся и бросился к двери, не разбирая дороги, так что Дэмиен едва успел отойти в сторону.
Через минуту они услышали, как по мостовой застучали копыта Нерона.
В комнате повисла напряженная тишина. Внезапно Дэмиен увидел, что Аметист покачнулась от слабости, и поспешил прийти ей на помощь.
— У тебя выдался нелегкий день, дорогая, тебе не помешает немного вздремнуть. Я разбужу тебя к ужину.
Аметист молча кивнула, и капитан отнес ее в постель. Выйдя из спальни, он снова и снова повторял про себя случайно услышанные слова Аметист о том, что только вера в их неизбежный разрыв удерживает ее от безрассудного бегства, бегства любой ценой. Ну что ж, пусть тешит себя этой верой — лишь бы она помогла ему удержать упрямицу при себе. Он не станет уверять ее в обратном и уж тем более признаваться в любви — довольно и того, что он может говорить о своих чувствах в те минуты, когда она спит и не слышит его слов.
Когда Аметист почувствовала первые схватки, Дэмиен отправил Тилли за доктором Мартенсом, а сам осторожно перенес роженицу на кровать.
Аметист с трудом вспоминала то, что происходило потом. Спазмы повторялись все чаще и усиливались с каждым разом, пока не стали причинять ей мучительную боль. Доктор Мартене с непроницаемым видом сидел возле ее постели, однако его короткие фразы необъяснимым образом вливали в нее новые силы.
— Тилли… я больше не могу! Скорее бы все кончилось!
Мулатка оглянулась на доктора. Тот коротко кивнул, и она прошептала на ухо своей хозяйке:
— Потерпи еще немного, дитя! Скоро у тебя будет маленький…
Схватки все усиливались. Аметист показалось, что ее выворачивает наизнанку. Комната задрожала от пронзительных воплей. Неужели это она так кричит? Не может быть! Но отчаянный крик повторялся снова и снова, пока ее внимание не отвлекла дверь в спальню, которую чуть не снесли с петель.
Доктор Мартенс сердито оглянулся и рявкнул:
— Вон отсюда, капитан Стрейт! Ребенок вот-вот появится!
Но Дэмиен ничего не слышал. Он не отрывал глаз от лица Аметист. Тилли попыталась перехватить его, но не тут-то было: капитан уже стоял на коленях возле кровати и шептал:
— Милая, постарайся еще немного, совсем чуть-чуть! Ребенок вот-вот родится!
Он бережно сжал ее руки. Еще одна серия схваток — и фиалковые глаза закрылись, а темноволосая головка без сил откинулась на подушку.
— Аметист! — в панике воскликнул Дэмиен.
Его сдавленный возглас заглушило торжественное сообщение доктора Мартенса:
— У вас родилась чудесная здоровая девочка, капитан!
Дэмиен резко обернулся и увидел крошечное розовое существо, барахтавшееся в руках у доктора Мартенса и громко запротестовавшее, когда его звонко шлепнули по попке.
— Дочка? — Аметист выдохнула это слово еле различимо, но Дэмиен тут же повторил его:
— Да, милая. У нас родилась дочка!
Аметист посмотрела на него затуманившимся взглядом и пробормотала:
— Слава Богу, это девочка…
Едва дыша от нетерпения и в то же время стараясь действовать как можно осторожнее, Аметист поднесла дочку к груди и помогла ей найти набухший молоком сосок. Маленький ротик жадно зачмокал, а молодая мать невольно охнула и зажмурилась от удовольствия, вслушиваясь в совершенно новые ощущения. Малютка сосала молоко, и ее тело откликалось на это радостной дрожью. Она кормит грудью своего ребенка…
Аметист открыла глаза и с любовью посмотрела на круглую нежную головку, покрытую легким золотистым пушком младенческих волос. Не удержавшись, она осторожно потрогала их пальцем. Это знакомство с новой жизнью так увлекло ее, что она невольно вздрогнула, когда тишину нарушил низкий голос Дэмиена, все это время сидевшего возле ее кровати.
— Кажется, твое молоко пришлось ей по вкусу, да, милая?
— Ты прав, Дэмиен, — прошептала Аметист, не решаясь посмотреть ему в глаза. Она избегала его взгляда, боясь выдать свои чувства.
Машинально поглаживая шелковистый пушок на головке у дочки, она в конце концов все же набралась храбрости.
— Дэмиен, ты… разочарован?
— Разочарован?..
— Ну, что я не родила тебе сына?
Капитан заговорил не сразу: сперва он ласково погладил Аметист по щеке, потом заставил посмотреть себе в глаза. Как всегда в такие моменты, ее сердце учащенно забилось.
— Если говорить начистоту, — задумчиво произнес Дэмиен, — то поначалу я действительно испытал легкое разочарование, так как считал, что, если родится девочка, она будет как две капли воды похожа на тебя. Но этого не случилось.
Для Аметист такое признание стало полной неожиданностью, и она растерянно молчала, ожидая, что будет дальше.
— Вместо сына меня вполне бы устроила маленькая темноволосая девочка с густыми бровями и ресницами, чудесными голубыми глазами, которые со временем наполнились бы этим неповторимым лавандовым оттенком. У нашей дочки волосы светлые…
— …а глаза такие же прозрачные и серые, как у ее отца, — негромко заметила Аметист. — Но разве тебя не волнует то, что я не родила тебе сына?
Дэмиен внимательно взглянул на нее и спросил:
— Аметист, ты ведь хотела, чтобы родилась девочка, не так ли?
— Именно так, — подтвердила она, смело отвечая на его взгляд. — Я хотела девочку.
— Тогда я могу лишь порадоваться тому, что твое желание исполнилось, дорогая. Что до меня — мне торопиться некуда. Во второй раз у нас наверняка будет мальчик.
Аметист издала какое-то невнятное восклицание и потупилась, делая вид, что следит за ребенком, и стараясь не обращать внимания на широкую ладонь, которая по-хозяйски легла ей на плечо.
— Я… — Ее голос предательски дрожал и прерывался. — Я бы хотела назвать ее в честь моей матери, Мэриан Грир. Это красивое имя.
— Я ничего не имею против Мэриан, дорогая, — Дэмиен ласково усмехнулся, — но ее полное имя должно звучать так: Мэриан Стрейт.
— В данной ситуации ребенку дается имя матери! — От волнения Аметист даже покраснела.
— Правильно. Но ведь ее мать скоро будут звать Аметист Стрейт, — заявил Дэмиен не моргнув и глазом. — Как только ты поднимешься на ноги, я приглашу сюда священника и мы поженимся.
— Я не выйду за тебя! — Аметист пришлось зажмуриться, чтобы собраться с силами. Из-под густых ресниц выкатилась одинокая прозрачная слезинка, и она упрямо смахнула ее со щеки, а затем сдавленным голосом добавила: — У девочки будет мое имя!
Суровое лицо Дэмиена неожиданно смягчилось; он наклонился и поцеловал Аметист в губы, после чего чмокнул в макушку маленькую дочурку и ласково, но твердо возразил:
— Это и мой ребенок тоже. Чтобы ты не забывала об этом, вам обеим достанется мое имя!
— Нет, ни за что! — Аметист отчаянно замотала головой.
Дэмиену пришлось сжать в ладонях ее лицо, чтобы остановить истерику. Он проклинал свое упрямство. Нашел время для споров!
— Давай отложим этот разговор, дорогая! Ты еще слишком слаба, а я слишком счастлив, чтобы спорить с женщиной, подарившей мне это чудесное дитя. Мы назовем ее Мэриан, как ты хотела. А сейчас постарайся успокоиться… Вот так, молодец… У тебя был трудный день…
Мало-помалу Аметист взяла себя в руки, и Дэмиен постарался утешить себя тем, что со временем она одумается. А сейчас лучше оставить ее в покое…
Раймонд лениво шагал по пыльной дороге и почти не глядел по сторонам. Он и так мог по памяти нарисовать каждый из бараков, длинными рядами тянувшихся справа и слева от него. Чтобы не тревожить хозяйский взор картинами голода и нищеты, рабов селили как можно дальше от господского дома. Так было и на плантации Конвеев. Надвигались сумерки, но даже в этом неверном свете бросалось в глаза убожество жалких лачуг, напоминавших ту, что служила домом для Раймонда на протяжении последних пятнадцати лет. Однако еще ни разу за все эти годы его не терзала такая смертная тоска. Любовь к Тилли наполняла смыслом его существование. Он жил в ожидании новых встреч со своей возлюбленной. Но больше ему не суждено ее увидеть.
Ветер разносил смрадный дым от костров, на которых повара готовили какое-то варево, и Раймонд на мгновение зажмурился — то ли от дыма, то ли от непролитых слез, стоявших в глазах. Теперь он был таким, как все, — рабом, лишенным возможности любить ту женщину, которую выбрал сам.
Ему в ноздри ударил знакомый удушливый запах женского пота — и в тот же миг на локоть по-хозяйски легла маленькая мягкая ручка. Куашеба приветствовала Раймонда весьма откровенной улыбкой. Прижимаясь к нему всем телом, она прошептала:
— Раймонд приходить с поля поздно. Куашеба готовить Раймонд ужин!
— Раймонд ходить к реке, — мрачно ответил он. — Раймонд не любит быть грязный.
— За это Куашеба любить Раймонд! — ворковала юная рабыня, гладя своего избранника по спине. — Раймонд черный раб, но чистый. Он гордый, не как все грязный бугуяга на плантации у масса Конвей!
Раймонд смерил взглядом свою соблазнительницу — она была свежа и довольно привлекательна, однако Раймонд понимал, что ему следует держаться начеку. Хозяин и так чуть не продал его за неповиновение, и теперь ему ничего не оставалось, как сделать Куашебу своей женщиной. Он был рабом, а значит, его тело принадлежит массе, и масса отдал его в награду Куашебе. Молодая негритянка родила массе здорового мальчишку и оставалась на привилегированном положении, хотя хозяин успел обзавестись новой любовницей. Раймонд ничего не мог с этим поделать, но все-таки он составил тайный план. Его тело, принадлежавшее массе Конвею, старательно ублажало любвеобильную рабыню, но он ни разу не довел дело до конца и прерывал их близость до того, как семя могло попасть в ее лоно. Скоро он надоест Куашебе и она потребует у хозяина нового мужчину. Тогда ему останется дать знать Тилли и все встанет на свои места. А пока надо набраться терпения. Куашеба никогда не отличалась верностью и постоянством.
— Ну же, идем, — ворковала негритянка, маня своего избранника тонким пальчиком и не спуская с его мощной фигуры страстного взора. — Куашеба ждать Раймонд долго-долго!
Она уверенно сжала широкую ладонь Раймонда и повела его в отдельную хижину. Медленными, дразнящими движениями она сняла кофту и юбку, под которыми ничего не было. Мягкие, ухоженные руки чернокожей наложницы не спеша прошлись по пышной груди и бедрам до самого паха, где заманчиво темнел треугольник густых черных волос. Затем Куашеба шагнула к Раймонду, погладила его по груди и взялась за завязку на его широких холщовых штанах. С торжествующим смехом она распустила узел. Штаны упали на пол, и ее пальчики игриво прикоснулись к его вялому, безжизненному мужскому копью.
— Куашеба его поднять! Он вставать и хотеть Куашеба!
Раймонд на секунду зажмурился, не в силах подавить отчаяние и стыд. Как всегда, его тело не смогло остаться равнодушным к умелым ласкам ненасытной наложницы. Наконец Куашеба решила, что ее партнер вполне готов к соитию, и с торжествующей улыбкой опрокинула его на циновку. При этом она умудрилась оказаться внизу с широко раздвинутыми ногами, а Раймонд упал на нее сверху. Куашеба хрипло охнула, почувствовав, что Раймонд вошел в нее, и больно укусила его за шею. Не помня себя от ярости, Раймонд набросился на нее, как дикий зверь во время случки, и Куашеба застонала от восторга, упиваясь его грубыми, жестокими рывками.
Разрядка приближалась с каждой секундой, и наложница, что было сил стиснув ноги вокруг его пояса, пропыхтела:
— Ну же, Раймонд, дай Куашеба, что он хотеть! Сейчас… сейчас…
Она довольно улыбалась, несмотря на то что едва могла дышать под тяжестью его тела, корчившегося в судорогах дикой страсти. Ни один мужчина не приносил ей столько наслаждения. В конце концов она не выдержала и взвизгнула, и в ту же секунду Раймонд оставил ее, прежде чем разрядка настигла его самого. Куашеба зачарованным взором следила за тем, как вздрагивает его большое, сильное тело. Наконец она стряхнула оцепенение и набросилась на Раймонда с кулаками. В тишине пустой хижины хлестко зазвучали жестокие удары. Она долго лупила своего партнера по чему попало, но и этого ей показалось недостаточно и в ход пошли острые ногти. Разъяренная женщина умело располосовала ему до крови шею и грудь, яростно шипя сквозь стиснутые зубы:
— Куашеба брать Раймонд! Куашеба брать Раймонд и его семя!
Наконец ее ярость немного утихла, и она без сил опрокинулась на циновку, тяжело дыша и обливаясь потом. Раймонд все еще лежал сверху. Подняв голову и обратив на Куашебу тяжелый мрачный взгляд, он заговорил вполголоса, но каждое его слово падало, как огромный камень:
— Мой тело хозяин масса, но семя хозяин Раймонд. Куашеба выпучила покрасневшие глаза и крикнула:
— Куашеба все сказать масса! Масса продать Раймонд далеко-далеко! Там никогда не найти твой Тилли Суон!
На суровом лице Раймонда проступила такая жуткая гримаса, что Куашеба тут же пожалела о своих словах. Оторопев от страха, она только и могла, что повиснуть на его руке. Он и сам не заметил, что замахнулся на настырную тварь.
— Нет! Нет! Куашеба молчать! Куашеба ничего не сказать масса! — Она обхватила его руками за шею и жарко зашептала в самое ухо: — Раймонд быть с Куашеба, хотеть только Куашеба! — Негритянка снова приникла к нему всем телом. Она старательно спрятала лицо у любовника на груди, чтобы он не увидел, как отвратительно исказились миловидные черты от душившей ее ревности. — Куашеба уметь делать больно… Раймонд сильно жалеть… Раймонд кричать и плакать… А потом Куашеба брать другой мужчина!
С трудом удерживаясь от счастливых слез, Аметист не сводила любящего взгляда со своей дочурки. Девочка усердно сосала грудь, и Аметист хотелось петь от восторга.
— Мэриан Грир! — тихонько промолвила счастливая мать. — Ты совсем не похожа на ту, чье имя носишь, но все равно ты самая красивая девочка на свете, ты моя любимая крошка, и ничто, ничто не сможет нас разлучить!
Однако эти минуты безоблачного счастья были недолгими. К Аметист снова вернулись тревожные мысли. Как только Дэмиен появится дома, их нескончаемый спор возобновится с новой силой. Этот спор не утихал на протяжении целого месяца — с того самого дня, как Мэриан появилась на свет, — и с каждым днем становился все яростнее. Полоса осенних штормов должна была вот-вот закончиться, и, значит, они смогут без особого риска вернуться в Филадельфию. Дэмиен вбил себе в голову, что на этот раз Аметист должна появиться в городе в качестве его законной жены, и с таким упорством добивался ее согласия, что временами доходил до исступления, превращаясь из чуткого, заботливого любовника в жестокого, нетерпеливого зверя. Ему становилось тесно в скромном домике на Джонс-лейн, и он с проклятиями выскакивал на улицу, чтобы исчезнуть на целый день. Аметист была в отчаянии, она ужасно устала от этого бесконечного противостояния. Собственно, с какой стати Дэмиену приспичило жениться — ведь он и так вкушает все радости семейной жизни! Любовь должна будить в человеке душевную щедрость, самоотверженность, способность прощать, тогда как Дэмиен испытывал исключительно желание обладать ею, а его ненасытную алчность подогревала жгучая ревность и зависть. Эти дикие, первобытные страсти не могут бушевать в его груди бесконечно, и неизбежен тот день, когда он охладеет к ней. Однако Аметист все сильнее тревожила необъяснимая привязанность, возникшая между Дэмиеном и его крохотной дочкой. Он осторожно и бережно вынимал Мэриан из колыбельки, готов был без конца баюкать ее и нашептывать на ушко какие-то смешные ласковые слова. При этом на его лице появлялся такой самозабвенный восторг, что Аметист с трудом верила своим глазам: тот ли это Дэмиен Стрейт, которого она знала до сих пор? Судя по всему, Дэмиен сказал ей чистую правду: не важно, сын или дочка, он все равно готов был любить своего ребенка.
Но Мэриан и ее ребенок тоже; она ни за что не допустит, чтобы девочку воспитывал человек, способный прибегнуть к черному колдовству и напустить порчу на любого, кто встанет у него на пути. Уильям едва не распрощался с жизнью, когда капитану Стрейту приспичило завладеть ею! Даже если он искренен в своем порыве и действительно желает сделать ее своей спутницей на всю жизнь — что же это будет за жизнь под тенью его дьявольского искусства?
Дэмиен шагал по Порт-Ройял-стрит, погруженный в мрачные мысли. Через неделю «Салли» отдаст швартовы и возьмет курс на Америку; до этого времени он должен во что бы то ни стало сделать Аметист своей законной женой и дать Мэриан, которую успел полюбить всем сердцем, прочное положение в обществе и собственное имя.
Когда он свернул с Порт-Ройял-стрит на Джонс-лсйн, его сердце тоскливо сжалось от подозрений, не дававших ему покоя в последние дни. Почему Аметист с таким упорством отвергает его предложение руки и сердца? Уж не надеется ли она сбежать от него и вернуться к Уильяму Шеридану? Или это Арман Бошан успел похитить у Дэмиена ее любовь? Кем бы ни был этот человек — при одной мысли о том, что Аметист может тайно мечтать о другом мужчине, у Дэмиена темнело в глазах. Даже несмотря на это, ему не хотелось прибегать к испытанному, хотя и бесчестному приему, но время было на исходе и у него не оставалось иного способа сломить упорство своей непокорной любовницы, тем более что по возвращении в Кингстон капитан приобрел невольную союзницу в лице Тилли. По простоте душевной мулатка никогда не подвергала сомнению его умение колдовать и не забывала лишний раз напомнить об этом Аметист. Дэмиен был полон решимости снова заключить сделку с совестью, чтобы заставить мать его ребенка пойти с ним к алтарю.
Дэмиен поднялся на крыльцо и, войдя в гостиную, молча взглянул на Тилли.
— Аметист быть спальня. Кормить ребенка, — негромко ответила она на его немой вопрос.
Дэмиен все так же молча миновал гостиную и вошел в спальню. Аметист в одной нижней сорочке наклонилась над умывальником и протирала салфеткой свои пышные, полные молока груди. Появление Дэмиена застало ее врасплох — она резко выпрямилась и неподвижно застыла перед широко открытым окном. При виде ее изящного и в то же время по-женски мягкого и округлого силуэта, подсвеченного солнечными лучами, у Дэмиена учащенно забилось сердце.
— Почему ты так рано вернулся? — Она схватила со столика полотенце и постаралась прикрыть грудь. — Мэриан только что заснула. Я как раз покормила ее и…
Она беспомощно умолкла. Не в силах противостоять искушению, Дэмиен порывисто шагнул вперед.
— Не надо прятаться от меня, Аметист! — севшим от волнения голосом попросил он, осторожно отнимая у нее полотенце. — Позволь мне еще немного полюбоваться тобой, дорогая!
Всего несколько дней назад они снова стали спать вместе, и Дэмиен получал от их близости ни с чем не сравнимое наслаждение. Теперь он делил ложе с матерью своего ребенка, с женщиной, которую полюбил на всю жизнь и которая скоро, очень скоро станет его женой… Но сейчас у него не было намерения заниматься с Аметист любовью — как бы ни требовало этого его разгоряченное тело.
Дэмиен ласково привлек ее к груди и прошептал, пряча лицо в теплых душистых волосах:
— Я пришел сказать тебе, что «Салли» на будущей неделе отплывает в Америку. Груз уже закуплен, и его скоро доставят на корабль. — Заметив, как озабоченно нахмурилась Аметист, он добавил: — Если хочешь, мы могли бы взять Тилли с собой, чтобы в Филадельфии ты не одна ухаживала за Мэриан, — он наклонился и поцеловал ее, — иначе я рассержусь, если ты все время будешь посвящать только Мэриан!
Аметист молча кивнула, и тогда Дэмиен сказал главное:
— Мы поженимся в конце этой недели; я уже договорился обо всем с преподобным отцом Сидли.
— Дэмиен, прошу тебя, оставь эту безумную идею! Я устала повторять, что никогда не стану твоей женой!
— Нет, ты выйдешь за меня, и мы вернемся в Филадельфию законными супругами!
Она хотела вырваться, но Дэмиен грубо удержал ее на месте и угрожающе процедил:
— Послушай, если тебе все еще дорога жизнь Уильяма Шеридана, ты выйдешь за меня на этой неделе…
В обращенных на него фиалковых глазах вспыхнула такая паника, что Дэмиену снова стало не по себе, однако он сумел заглушить голос совести и с каменным лицом выслушал сбивчивый лепет Аметист:
— Что это значит? При чем здесь Уильям? Я не видела его с того дня, когда ты застал его у нас. Нет, тебе все равно до него не добраться!
— Мне не обязательно его видеть…
— О, только не это… только не обеа… — Аметист сделалась белее мела. — Ты не напустишь на него порчу.. Неужели опять…
Дэмиен не сводил с нее тяжелого взгляда и не произносил ни слова, предоставив охватившему ее волнению доделать всю работу.
По бледным щекам Аметист покатились прозрачные слезы, и она еле слышно спросила:
— Почему ты не хочешь оставить все как есть? Я не желаю выходить за тебя замуж!
Но Дэмиен продолжал держать паузу, гипнотизируя се взглядом. Наконец он отчеканил:
— В пятницу нас обвенчает преподобный Сидли. Будь к этому готова.
Она дрожала от страха и едва держалась на ногах. Дэмиен обнял ее и стал гладить по спине. Он был отвратителен сам себе, так как снова не побрезговал прибегнуть к обману, сыграл на ее лучших чувствах. Но как иначе он мог бы добиться своего?
Губами собрав слезы со щек Аметист, Дэмиен покрыл поцелуями нежную шею и грудь, и мало-помалу в нем снова ожило желание. Он подхватил Аметист на руки и отнес на кровать, ласково нашептывая:
— В пятницу ты станешь моей женой. Меня ничто не остановит… Я пойду на что угодно, но ты будешь моей до конца!
Тилли затаилась под дверью, не смея дышать. Она слышала весь разговор и отлично понимала, что означает наступившая в спальне тишина, прерываемая громкими вздохами. Содрогаясь от отвращения, мулатка отчаянно пыталась найти выход. Неужели она позволит белому обеа на всю жизнь приковать к себе ее девочку? Аметист — вольная птица, она не выдержит в этой клетке и рано или поздно восстанет против власти обеа. Что тогда будет, даже страшно подумать!
Из-за двери донесся хриплый стон, и Тилли с бешено бьющимся сердцем выскочила вон из дома. Она так и не придумала, как спасти дитя ее души. Ей ничего не оставалось, как только прибегнуть к помощи того единственного человека, которому не безразлична судьба Аметист.
Тилли добралась до городского рынка и окинула шумную площадь внимательным взглядом. Слава Богу, он здесь! Не прошло и десяти минут, как Куако покинул город, чтобы поскорее вернуться на плантацию Шериданов. Рядом с ним на облучке пристроилась Тилли.
Казалось, Уильям вот-вот взорвется от возмущения.
— Так ему хватило совести снова обмануть Аметист, чтобы добиться своего? И что она ответила ему, Тилли? Что она сказала, когда он пригрозил со мной расправиться?
— Аметист молчать и ничего не сказать, — мрачно отвечала Тилли. — Но этот обеа и так знать, что Аметист не хотеть, чтобы масса Уильям умирать!
— Тилли! — Молодой человек безуспешно пытался втолковать этой простофиле очевидные вещи. — Дэмиен Стрейт не имел и не имеет надо мной ни малейшей власти — он просто запугал Аметист, и теперь этот страх работает на него!
— Масса Уильям, нет разница, что делать этот обеа, — примирительно сказала Тилли. — Важно, что Аметист ему верить…
— Черт бы побрал этого Дэмиена Стрейта, пропади он пропадом! — пробурчал Уильям. При мысли о том, что Тилли права, ему захотелось разорвать капитана на куски.
Он метался взад-вперед по пустой поварне, куда Тилли вызвала молодого хозяина плантации для тайного разговора. Его рассудок лихорадочно прикидывал возможные варианты спасения Аметист. Наконец молодой человек замер на месте, но не спешил поворачиваться к Тилли, чтобы сообщить о найденном решении.
Загадочно улыбаясь, он похлопал мулатку по плечу и сказал:
— Я сейчас прикажу Куако отвезти тебя обратно в город. Можешь спать спокойно — я позабочусь о том, чтобы завтра все планы капитана Стрейта потерпели полный крах. — Служанка не спускала с Уильяма тревожного взгляда, и он пояснил: — Тебе лучше не знать, что я придумал, но одно могу обещать наверняка: Дэмиену Стрейту больше не удастся использовать меня и вертеть Аметист как куклой! Ступай домой, иначе Стрейт может тебя хватиться и что-то заподозрить, а это помешает моему плану.
— Тилли благодарить масса Уильям. — Мулатка прижала руки к груди. — Тилли и Аметист очень благодарить масса Уильям…
Бледнея от волнения, Аметист с тревогой заглянула в непроницаемое лицо служанки. Скоро наступит полдень. Больше тянуть было нельзя, и она заговорила, спотыкаясь на каждом слове:
— Тилли, мы с Дэмиеном в пятницу поженимся и вернемся в Филадельфию мужем и женой.
Как ни странно, Тилли отнеслась к этой новости совершенно спокойно.
— Ты… ты слышала, что я сказала?
— Тилли не глухой.
— И тебе ничего не хочется сказать мне? Совсем ничего? Вместо ответа Тилли как ни в чем не бывало отправилась в свою каморку за кухней, небрежно бросив через плечо:
— Тилли молчать… Тилли ничего не сказать.
Аметист в полной растерянности покачала головой. Она не узнавала свою Тилли. Что на нее нашло? До сих пор мулатка и слышать не хотела об их свадьбе, а сегодня даже глазом не моргнула. Нет, что-то тут не так! Однако сама Аметист пребывала в таких расстроенных чувствах, что попросту не имела сил разбираться в причинах, породивших в Тилли столь странное равнодушие.
Дэмиен сердито тряхнул головой и заставил себя сосредоточиться на длинной колонке цифр в бухгалтерской книге; однако тревожные мысли упрямо лезли в голову, не позволяя заняться деловыми расчетами. Утром капитан еще раз побывал у преподобного Сидли и теперь никак не мог понять толком, что побудило его попросить святого отца отсрочить свадьбу с Аметист еще на три дня, когда все было намечено на пятницу.
Дэмиен окинул задумчивым взглядом спартанскую обстановку своей каюты и улыбнулся. Он вспомнил, как проводил здесь время с Аметист, когда похитил ее из Кингстона… На этот раз они будут возвращаться не одни — он уже распорядился приготовить еще одну каюту для Тилли и малютки Мэриан. Мулатка наверняка не захочет расстаться со своей госпожой, ведь у нее никого не осталось на Ямайке с тех пор, как обожаемого ею негра с плантации Конвеев вынудили сожительствовать с другой женщиной. Аметист чуть не плакала, рассказывая Дэмиену эту трогательную историю. Они очень близки — Тилли и Аметист, — и ему остается только радоваться этой дружбе. Аметист отчаянно нуждалась в женском обществе, а Тилли предана ей всем сердцем и любит ее как родная мать…
Плавное течение его мыслей нарушил резкий стук в дверь.
— Войдите! — сердито крикнул Дэмиен.
Он обернулся, но вместо знакомой физиономии Барнса с удивлением увидел перед собой лейтенанта английской армии в сопровождении трех солдат.
— Дэмиен Стрейт, капитан корабля «Салли»?
— Да, это я. — Дэмиен, медленно поднялся из-за стола: — А в чем дело? Что-то случилось?
— Так точно, сэр, вы арестованы! Вам и вашему экипажу предъявлено обвинение в контрабанде!
— В контрабанде? Вы шутите? Я предоставил начальнику порта все бумаги, и он нашел, что они в полном порядке! Я честный купец, и все мои сделки на этом острове оформлены по закону…
Умело разыгрывая перед юным лейтенантом королевской армии святую невинность, Дэмиен лихорадочно прикидывал про себя, где он мог допустить ошибку. Всем было известно, что Британия и Америка вот-вот подпишут мирный договор, однако на Ямайке по-прежнему не жаловали выходцев из вольнолюбивых Штатов. В этот раз он прибыл в Кингстон с Аметист и не собирался скрываться от властей, поэтому спрятал подальше свое свидетельство о приписке к американскому порту и пустил в ход фальшивые бумаги британского торгового флота, уже сослужившие ему хорошую службу во время прошлого визита. Так почему же теперь, когда война давно закончилась, англичане вдруг вспомнили о том, что когда-то он был объявлен вне закона? Неужели кому-то из жителей Кингстона пришло в голову встать у него на пути, несмотря на страшный «обеа»?
— Соблаговолите пройти со мной, капитан Стрейт!
По всему было видно, что юный лейтенант полон служебного рвения и самозабвенно исполняет свой долг перед отечеством. Приказав своим людям идти вперед, он проследил, чтобы злокозненный контрабандист не успел ничего предпринять и не попытался бежать.
Щурясь от яркого солнца, Дэмиен не спеша вышел на палубу. Так и есть: экипаж тоже взят под стражу, и его моряки смотрят на него в полной растерянности, не понимая, как такое могло случиться.
— Не беспокойтесь, это какая-то ошибка, — обратился к ним Дэмиен, в то время как на душе у него скребли кошки. — Сейчас я переговорю с властями — и все выяснится.
Лейтенант промолчал, однако всем своим видом дал понять, что думает по этому поводу. Он махнул рукой, и небольшой отряд двинулся к сходням. Интересно, что может быть известно этому сопляку в лейтенантской форме? Отчего он так уверен, что Дэмиена не ждет ничего хорошего? Нужно как можно скорее разобраться во всем самому!
Все еще недоумевая по поводу столь странного поведения Тилли, Аметист осторожно передвигалась по спальне, стараясь не потревожить сон Мэриан. Девочка постоянно капризничала, и Аметист с досадой думала о том, что ребенок скорее всего просто откликается на ее собственное смятенное состояние. Накануне Дэмиен яснее ясного дал понять, что с ним лучше не спорить. Неужели это проклятие будет висеть над ней до конца жизни? Но ведь скоро они покинут Ямайку — и кого тогда выберет этот безжалостный человек, чтобы грозить ей? Неужели ему хватит совести напустить порчу на Тилли? Аметист передернуло от одной этой мысли. И она позволит Мэриан расти в одном с ним доме? Нужно во что бы то ни стало вырваться из-под его власти, пока не поздно! Но куда ей бежать? Уильям… Милый Уильям! Нет уж, она больше не допустит, чтобы этот юноша страдал из-за нее, иначе ее убьет чувство вины за погубленную жизнь!
В гостиной раздались чьи-то голоса, и Аметист нехотя двинулась к двери. Каково же было ее удивление, когда она увидела того, о ком только что думала. Молодой Шеридан о чем-то оживленно шептался с Тилли.
— Уильям, что ты здесь делаешь? Уходи немедленно! Дэмиен вернется с минуты на минуту, и тогда всем нам не поздоровится…
Однако Уильям и не думал спасаться бегством.
— Успокойся, дорогая, Дэмиен Стрейт ничего мне не сделает. Он вообще больше ничего никому не сделает — руки коротки!
— Что… что все это значит?
— А то, что капитан арестован — он сидит в кутузке со всей своей командой, и скоро их будут судить за контрабанду.
— За контрабанду? — Аметист недоверчиво вскинула на него глаза. — Но ведь «Салли» совершенно открыто стоит в порту, и до сих пор на Дэмиена не было ни одного доноса. Кто же тогда…
— Я, Аметист! Это я открыто назвал его контрабандистом и не побоюсь свидетельствовать против него в суде. Полагаю, мои показания надолго свяжут руки ему и его приспешникам, а значит, ты десять раз успеешь сбежать.
— Сбежать?
— Неужели ты думаешь, что я позволю снова обвести тебя вокруг пальца и запугать пустыми угрозами в мой адрес? И как ты можешь до сих пор верить в его дурацкий обеа — ты же сама даешь ему оружие против себя!
— Уильям, это не «дурацкий обеа». Я слишком хорошо знаю, на что он способен.
— Глупости.
— Но это правда!
— Милая, — молодой человек ласково взял в ладони ее лицо и посмотрел так решительно, что слова протеста замерли у нее на губах, — ради Бога, выслушай меня. Давай отложим пока этот спор. Тебе угодно верить в сверхъестественные способности капитана Стрейта — что ж, будь по-твоему, хотя ты просто идешь на поводу у собственных страхов. Но только пойми одну вещь: я пошел против Стрейта и сжег за собой все мосты. Он больше не сможет морочить тебе голову тем, что мое благополучие напрямую зависит от твоей покорности его воле. Я вызвал огонь на себя, и ему волей-неволей придется действовать открыто, чтобы спастись от тюрьмы. Но посмотри на меня: я жив, здоров, и со мной ничего не случилось. Разве это не доказывает, что никакого обеа нет и что все это — твои смешные страхи?
— Ах, Уильям! Я все равно не хочу, чтобы ты рисковал из-за меня.
— Но я уже рискнул — нравится тебе это или нет! Я люблю тебя, милая, и не успокоюсь, пока не освобожу тебя из-под его власти!
— Спасибо тебе, но… но все это напрасно — теперь уже я никогда не буду свободна…
— Не падай духом, дорогая. Я уже купил для вас с Тилли места на корабле «Уайтстоун» — он отплывает завтра утром и направляется в Филадельфию. Когда капитан Стрейт узнает о твоем бегстве, вы будете уже далеко в открытом море!
— И на что я буду жить в Филадельфии?
— Вот ваши билеты на корабль, — Уильям достал из кармана плотный пакет. — Здесь есть немного денег — этого хватит, пока я сумею послать тебе еще.
— Но я не могу находиться у тебя на содержании, Уильям!
— Выходит, находиться на содержании у Стрейта лучше? — с неожиданной резкостью спросил Уильям. — Или ты предпочитаешь, чтобы за твое «содержание» я стал требовать ту плату, которую требовал у тебя он?
Аметист, покраснев, отвела глаза. Уильяму тут же стало стыдно за эту вспышку ревности.
— Прости, я не хотел тебя обидеть, но как еще мне внушить тебе, что иного пути нет?
— Да, наверное, ты прав, — прошептала Аметист, поднимая на юношу заплаканные глаза. — Как я смогу тебя отблагодарить?
Он заколебался.
— Ты можешь отблагодарить меня, если скажешь правду. Я хочу услышать это, прежде чем отпущу тебя на другой край света. Ты… ты никогда не любила меня, дорогая? — Он не спускал с нее умоляющего взгляда и повторял: — Пожалуйста, скажи, я должен знать!
— Нет, Уильям, я не любила тебя той любовью, которую ты заслуживаешь, — прошептала Аметист. — Ты мне очень дорог. Когда я вижу тебя, у меня становится легко на душе, и ты навсегда останешься в моем сердце, но не на том месте, которое хотелось бы занять тебе.
На лице юноши было написано такое отчаяние, что Аметист, не выдержав, обняла его за шею и воскликнула:
— Уильям, Уильям, простишь ли ты меня за это горе и боль? Поверь, меньше всего я хотела сделать тебе больно, ведь я действительно тебя люблю!
Он тоже крепко обнял ее, а потом решительно разжал руки и сделал шаг к двери.
— Я все понимаю, дорогая. Да, да, наконец-то я все понял! Я слишком сильно тебя любил, и это заслонило от меня многие вещи. Мы с первого дня потянулись друг к другу, но моя привязанность переросла в любовь, тогда как твоя осталась простой дружбой.
— Ох, Уильям… — Аметист с глухим рыданием уткнулась в его плечо.
— Не плачь, милая, ничего страшного не случилось. — Глаза Уильяма при этих словах подозрительно заблестели. — Ты оказала мне великую честь, сказав правду. Я горд и счастлив тем, что помог тебе разбить цепи, сковавшие тебя с капитаном Стрейтом. А теперь слушай внимательно: я должен сообщить тебе очень важную вещь.
Аметист молча кивнула.
— Сегодня же упакуй все свои вещи, чтобы не задерживаться здесь утром. Не сомневаюсь, что ваше плавание пройдет удачно. Когда вы сойдете с корабля, навести поверенного моего отца, Вилбура Хелмсвуда, и передай ему письмо от меня — он поможет вам на первых порах.
Аметист кинулась к нему на грудь, такая растерянная, такая беспомощная, что Уильям почувствовал: еще немного, и все его благие намерения пойдут прахом — он рухнет перед ней на колени и не уедет отсюда до тех пор, пока она не согласится вернуться с ним на плантацию. Ему пришлось напомнить себе о том, что Аметист не любит его — а значит, никогда не сможет, быть счастливой, даже если уступит его мольбам из чувства благодарности.
— Тебе все понятно? Ты согласна с моим планом?
Аметист кивнула:
— Да, Уильям, согласна и очень тебе благодарна, но… тебе правда ничего не грозит? Ты больше не позволишь Дэ-миену причинить тебе вред?
— Нет, милая, не позволю, — твердо ответил юноша. — А теперь пора собираться — завтра ровно в шесть я заеду за тобой на фургоне и доставлю на корабль.
— Спасибо тебе, — прошептала Аметист. Что еще она могла сказать?
Улыбнувшись на прощание, Уильям повернулся к двери и вышел.
Аметист долго смотрела ему вслед. Наконец она глубоко вздохнула и обратилась к Тилли:
— Ну что ты стоишь как истукан? Этак мы и до утра не управимся!
Сборы заняли весь остаток дня, и в течение всего этого времени Аметист ловила себя на том, что постоянно косится на дверь: не вернулся ли Дэмиен? Эта мысль не давала ей покоя даже ночью; несмотря на усталость, она то и дело просыпалась и растерянно смотрела на пустое место рядом с собой — ей не хватало близости его большого, сильного тела, его уверенных объятий и ласк…
Благодаря Уильяму у нее появилось несколько дней, чтобы скрыться от Дэмиена и первой добраться до Филадельфии. При его изворотливости капитан Стрейт наверняка сумеет снять все обвинения и скоро выйдет из тюрьмы, но время будет упущено — она успеет встретиться с мистером Хелмсвудом и заметет все следы. Вот она, долгожданная свобода! Наконец-то…
Вымученно улыбаясь дрожащими губами, Уильям без остановки махал изящной женщине на палубе «Уайтстоуна», покидавшего гавань с попутным ветром. Он стоял на причале до тех пор, пока корабль не превратился в маленькую точку, слившуюся с горизонтом, мысленно обращаясь к облику навсегда утраченной любви:
— Прощай, милая… Я люблю тебя, моя дорогая! Я буду любить тебя до самой смерти…
Дэмиен метался по сырой вонючей камере, словно дикий зверь, угодивший в клетку, иногда останавливаясь лишь для того, чтобы с яростным ругательством прихлопнуть особо назойливого москита или раздавить скорпиона, отважившегося выползти из щели в полу. Судя по тому, как менялось освещение в тусклом оконце, он уже третьи сутки парился в этому аду, доставляя несравненную радость бесчисленным полчищам вшей, блох и прочей голодной нечисти, с которыми был вынужден делить эту берлогу. Мало того что в тюрьму угодил он сам — англичане схватили и весь его экипаж. Судя по тому, как нагло обращались с капитаном его тюремщики, простым матросам пришлось в эти дни совсем несладко. Изнемогая от бессильной ярости, Дэмиен в тысячный раз подумал о свадьбе, назначенной на этот день. Знает ли Аметист о том, что случилось? Вспоминает ли о нем? И что она сделает, если…
Его мысли прервал пронзительный скрип ржавого железа. В массивной двери отворилась небольшая «кормушка», однако вместо обычной брани капитан услышал знакомый голос, говоривший правильно и связно:
— Я заглянул сюда проведать вас, Стрейт, и убедиться, что вы всем довольны.
Дэмиен в два прыжка оказался у двери и впился взглядом в суровое лицо Уильяма Шеридана.
— Мне пришлось ждать целых три дня, чтобы увидеть наконец того, кто на меня донес! — яростно прошипел он. — И как я сразу не догадался, что это ты!
— Верно, вы могли бы понять это с самого начала — я единственный человек в этом городе, не поддавшийся на ваши сказки про обеа и не убоявшийся мести ужасного черного колдуна. Видите ли, Стрейт, даже если я и пострадаю, мне терять нечего — станет Аметист вашей женой или нет, вы в любом случае напустите на меня порчу, не так ли? — Лицо Уильяма внезапно исказила яростная гримаса, и он громко воскликнул, не скрывая больше своей ненависти: — С чего ты взял, будто я снова позволю тебе использовать меня в твоих интересах? Кажется, сегодня должна была состояться твоя свадьба, Стрейт? Ну, так вот, ты можешь не хлопотать понапрасну — я повидался с преподобным Сидли и предупредил его, что церемонии не будет, иначе бедному святому отцу пришлось бы обивать порог пустого дома и гадать, куда же делись жених и невеста!
— Пустого дома? — глухо переспросил Дэмиен. Его огромные руки сжались в кулаки. — Где Аметист? Что ты с ней сделал?
— Аметист жива и здорова, за нее можешь не волноваться. Ей наконец-то удалось вырваться из твоих когтей раз и навсегда, и в данный момент она уже на полпути к Америке. Прежде чем тебя отсюда выпустят, Аметист успеет найти такое укрытие, где тебе в жизни ее не отыскать!
— Я не верю тебе, Шеридан! — сдавленно прохрипел капитан. — Ты ни за что от нее не откажешься. Наверняка ты прячешь ее где-то на плантации!
— Напрасно ты, Стрейт, судишь других людей по себе. Аметист не захотела выйти за меня — в противном случае мы давно бы уже поженились. В отличие от тебя я не стал прибегать ни к силе, ни к шантажу, чтобы добиться своего, — я слишком люблю эту женщину и не пожертвую ее счастьем в угоду собственным прихотям. Хотя что с тобой об этом толковать? Ты все равно ничего не поймешь. Она давно покинула Кингстон, и добраться до нее тебе уже не удастся — руки коротки. Когда твое дело будут рассматривать в суде, я лично явлюсь в город, чтобы свидетельствовать против тебя…
— Свидетельствовать против меня? — взревел Дэмиен. — Да что ты знаешь обо мне, мальчишка? Что это за дешевый спектакль?
— Возможно, так оно и есть, — Шеридан пожал плечами, — но пока в этом убедятся власти, ты окончательно проиграешь.
Улыбка на лице его соперника становилась все шире, и у Дэмиена все застыло внутри.
— А что же Аметист? Неужели она одобрила твой план?
— Аметист? — Уильям заколебался. Дэмиен уже не пытался скрыть охватившее его отчаяние, и все же юноша решил нанести последний'удар. — Аметист плакала от счастья, Стрейт, когда взошла на корабль. Она наконец-то обрела свободу.
Дэмиен зажмурился, не в силах преодолеть приступ черной тоски, охватившей его. Он не сомневался, что Шеридан сказал чистую правду и Аметист ему уже не вернуть…
— Итак, Стрейт, счастливо оставаться! — Беспечный голос соперника вырвал Дэмиена из мрачного оцепенения. — Мне здесь делать больше нечего. Ты теперь точно знаешь, что потерял ее. — Словно стремясь построить непреодолимую стену, Уильям звонко повторил, отчеканивая каждое слово: — Ты потерял Аметист, Стрейт, потерял навсегда!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Чистое пламя любви - Барбьери Элейн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Чистое пламя любви - Барбьери Элейн



Мой первый роман, в которого я влюбилась!!!!
Чистое пламя любви - Барбьери ЭлейнАлекса
12.12.2011, 3.47





редкость среди такой лабуды найти ещё хуже чем просто дрянь... не читаемо...
Чистое пламя любви - Барбьери Элейналёна
12.12.2011, 8.05





Ну..роман не очень.. Надеялась увидеть более развернутое описание мученья главного героя, его страдание, его осознание небрежного отношения к героине. Увы..ничего такого. Роман ни чем не зацепил.
Чистое пламя любви - Барбьери ЭлейнАнна
17.12.2011, 14.15





красивый роман о настоящей любви
Чистое пламя любви - Барбьери ЭлейнПоли
17.12.2011, 17.31





жестокий,грубый мужчина.эгоист.бедная девочка!
Чистое пламя любви - Барбьери ЭлейнЕлена
15.07.2012, 11.36





довольно бессвязно и бессмыслено
Чистое пламя любви - Барбьери Элейннадежда
23.09.2012, 21.53





героиня глупая, упрямая, девчонка. история на 4.
Чистое пламя любви - Барбьери Элейноксана
3.02.2013, 14.00





Супер
Чистое пламя любви - Барбьери ЭлейнКсения
6.03.2013, 13.27





Гл. герой спасает героиню и ее мать от голодной смерти, рискуя при этом своей шкурой, и потом эта самая героиня обвиняет его в коварном отношении к ним. Дескать, у него какой-то расчет был. Сцена в театре в самом начале забавная, повеселила. Гл. герой понравился. Сильный, любящий, заботливый, терпеливый. До конца так и не дочитала, очень затянуты эти ее встречи с Арманом. Задумка неплохая, но ожидания не оправдались.
Чистое пламя любви - Барбьери ЭлейнАнна
10.03.2013, 20.39





Девочки, посоветуйте роман на вроде этого! Мне эта книга очень понравилась. Заранее огромное спасибо!
Чистое пламя любви - Барбьери ЭлейнАнастасия87
24.04.2013, 12.31





Читать можно, но мне не очень понравилось, это просто издевательство, любовь тут вообще была не при чем, обычный эгоим мужчин..
Чистое пламя любви - Барбьери ЭлейнМилена
9.05.2013, 12.11





Понрааилось
Чистое пламя любви - Барбьери Элейнлуиза7
25.09.2014, 20.20





Так себе.
Чистое пламя любви - Барбьери ЭлейнКэт
12.05.2015, 9.47





полный бред, гл герой - жестокий садист, а героиня с куриными мозгами.
Чистое пламя любви - Барбьери Элейнаня
16.10.2015, 23.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100