Читать онлайн Звезда любви, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезда любви - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезда любви - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезда любви - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Звезда любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Мне лучше, я тебе говорю. Хочу одеться. Я всего на пару шагов отходил от кровати, пролежав в ней столько дней, что и сосчитать не берусь.
Док смотрела на Бака, ее круглое лицо было мрачным. Всего несколько дней назад она всерьез считала, что Бак скоро встретится с Всевышним, но, приехав сегодня утром на ранчо, она увидела, что у него опять ясный взгляд, что он все такой же раздражающий ее болван.
– Подай мою одежду.
– Я тебе не служанка, Бак Стар! Я твой врач и говорю, что тебе не надо торопиться вставать.
– Я не собираюсь охотиться за мустангами, Док. Я собираюсь встать, чтобы поесть за столом вместе с женой, как и положено.
– С женой? – Док рассмеялась. – Да ты даже не смог справиться с завтраком! Если ты попытаешься съесть все после того, что пережил твой желудок, ты узнаешь, насколько ты еще нездоров.
– Для этого я не настолько глуп. Кроме того, я не слишком голоден.
– Так почему...
– Потому что я так хочу, вот почему!
, – Ты чертовски упрямый старик, Бак Стар!
– Может, оно и так, но я встаю.
– Ладно, пусть будет по-твоему, но не присылай за мной никого, когда рухнешь на пол, – спокойно ответила Док, недовольная тем, что Селеста вошла в комнату именно сейчас.
– В чем дело? – Селеста подошла к кровати и подозрительно посмотрела на врача: – Почему вы расстраиваете моего мужа, доктор? Он болен. Вам следует знать это лучше других.
– Вот именно, он болен, и ему это следует знать лучше других. Он хочет одеться и встать!
– Бак!
– Но вы правы. Мне не следует его расстраивать, поэтому я предоставлю вам, Селеста, уговаривать вашего мужа, этого старого дурака, который собирается закончить свои дни, немедленно встав с постели, – заявила Док, развеселившись, когда увидела выражение лица Селесты.
Селеста смотрела на нее, не зная, что ответить, а Док сдерживалась, чтобы не расхохотаться. Если бы она не злилась на Бака, она смачно чмокнула бы его в губы за удовольствие посмотреть на растерянную Селесту.
Но это долго не продлится.
– Бак, Док права. – В голосе Селесты сквозила тревога. – Ты слишком слаб, чтобы встать.
– Нет, я не слаб.
– Подожди день или два, – умоляла его Селеста. – Я не вынесу, если ты навредишь себе.
– Нужно, чтобы кровь омыла все мои косточки, Селеста, а то я никогда не поправлюсь. – Бак взывал к ее пониманию. – Если я проведу на ногах несколько часов утром, я буду готов сидеть рядом с тобой за ужином сегодня вечером.
– Нет, Бак, пожалуйста.
– Мне нужна одежда, Селеста.
– Нет, я не могу тебе ее дать.
– Тогда я позову Онор, чтобы она принесла мне одежду. Она ничего не боится и сделает так, как я скажу.
– Я не боюсь! Я беспокоюсь за твое здоровье. А Онор оно совершенно не интересует.
– Если ты беспокоишься о моем здоровье, ты принесешь мне одежду.
– Я не могу!
Перепалка доставляла Док слишком большое удовольствие, чтобы она захотела вмешаться, и поэтому очень удивилась, услышав крик Бака:
– Онор? Вы меня слышите?
– Я не хочу, чтобы эта женщина находилась здесь, Бак! – Селеста покраснела от злости.
Док повернулась, услышав стук в дверь и голос Онор:
– Меня звали?
– Вы нам тут не нужны! – заявила Селеста.
– Это я вас звал, войдите, – раздался голос Бака.
Дверь открылась, и на пороге показалась Онор, застывшая в нерешительности. Эти рыжевато-каштановые волосы, блестящие карие глаза, обрамленные густыми коричневыми ресницами, выражение лица – Док неожиданно поняла, что уже видела эту девушку раньше.
– Я хочу, чтобы вы подали мне одежду. Я встаю, – заявил Бак.
Онор переводила хмурый взгляд с Док на Селесту.
– Моя жена и врач говорят, что мне еще рано вставать, но я уже достаточно окреп, чтобы попытаться это сделать, и я хочу пробовать ходить, но для этого мне нужна одежда.
Тишина, последовавшая за словами Бака, тяжело повисла в воздухе.
На лице Онор промелькнуло странное выражение.
– Ваши вещи сейчас в прачечной. Они высохли, я их принесу, – ответила она.
– Нет, не принесете! – Селеста раздраженно шагнула к кровати. – Бак, ты позволишь ей не подчиняться моим распоряжениям? Я думаю только о твоем здоровье.
– А я о твоем, Селеста, дорогая. От меня мало проку, пока я лежу в кровати, а значит, мне пора подниматься, и не спорь.
– Бак, скажи этой женщине, чтобы она ушла из твоей комнаты!
Мгновение он смотрел не отрываясь на красивое, залитое слезами лицо Селесты, потом перевел взгляд на Онор:
– Принесите мою одежду.
Док молча наблюдала за тем, как Селеста едва сдерживает ярость.
– Я лишь пыталась следовать указаниям Док. Я хотела сделать так, чтобы у тебя не было рецидива. – Селеста всхлипнула. – Но я вижу, как мало это для тебя значит. Что ж, я не буду смотреть, как ты себя убиваешь. Я не хочу.
Селеста с грохотом покинула комнату, а Док повернулась к Баку. Он был расстроен, но тверд:
– Давайте, Онор, принесите мне одежду.
Док осталась с Баком наедине.
– Знаешь, тебе придется расплачиваться за эту выходку.
– Ты неправильно поняла Селесту, Док.
На лице Бака появилось отчаяние.
– Я люблю ее и знаю, что она любит меня, но ей хочется ухаживать за мной как за больным. Она не дает мне и шагу ступить без ее участия. Я провалялся в постели больше недели, и, если во мне осталась хоть капля мужества, сегодня я оденусь и проведу на ногах несколько часов.
– Селеста в ярости.
Бак помолчал, прежде чем продолжить:
– Я сделаю так, что она все поймет, я с ней объяснюсь, когда наведу порядок на «Техасской звезде».
– Я же говорю, что тебе слишком рано заставлять себя...
– Не слишком рано. Я не собираюсь заставлять себя, а если подожду еще, будет слишком поздно. – В голосе Бака послышалось беспокойство, он перешел на шепот. – Я теряю контроль над ранчо, Док. Я не могу себе позволить поступать, как мне хочется, если хочу сделать ранчо таким, каким оно было раньше. Селеста пыталась заниматься делами, но она и понятия не имеет о том, что нужно делать, и она действует по указке своей служанки. Мне нужно встать на ноги. Мне нужно узнать, какие решения необходимо принять, какие шаги предпринять, что я в состоянии сделать. Никто, кроме меня, не знает, сколько у меня долгов, и нет никого, к кому я могу обратиться.
– Но ведь есть Кэл. Он появится здесь очень скоро, чтобы тебе помочь.
– Нет.
– Он хочет помочь.
– Я не желаю говорить на эту тему! Бонни умерла, и Кэл для меня тоже умер.
– Болван ты, вот ты кто!
– Сейчас не осталось никого, кроме нас с Селестой. Рано или поздно Селеста поймет, чем я занимаюсь, а я забочусь о ней и о себе.
Раздался стук в дверь. Док повернулась и увидела Онор с выстиранной одеждой в руках.
– Куда мне это положить? – спросила она.
– На кровать, куда же еще?
Пристально взглянув на него после столь резкого ответа, Онор положила одежду на кровать и ушла.
Док подняла брови, услышав тихое хихиканье Бака. Она почти не сомневалась, что услышала в его словах некоторое уважение.
– У этой девушки твердый характер. Я заметил в ней это качество в тот день, когда ее нога впервые переступила порог моей кухни.
– Ты совершаешь ошибку, восстанавливая против нее Селесту.
– Я этого не делаю, так получается. Просто Селеста слишком уж переживает из-за моей болезни. Она сделала больше, чем вправе ожидать старик вроде меня.
– Она знала, за кого выходит замуж, когда выходила за тебя.
– Ну да, за состоятельного человека в расцвете лет, а не за больного старика, который больше уже и не мужчина.
– Бак... ты болен. Она это знает.
– Мне нужно занять то место, которое принадлежит мне по праву, Док. Я должен быть мужчиной, которого Селеста могла бы уважать.
– Уважать...
– Мне нужно встать сегодня. Я сделаю так, что Селеста не накажет эту девушку.
Док смотрела на жалкого калеку, в которого превратился Бак. И ее удивлял решительный блеск в его глазах.
– Давай я помогу тебе встать, – предложила Док, хоть ей и очень не хотелось идти у него на поводу.
– Я знал, что ты меня не подведешь.
– Не обманывайся насчет того, что я изменила решение. Я просто подумала, кто поднимет тебя – я или Онор, и в таком случае пусть уж лучше Селеста злится на меня, чем на нее. Селеста и так меня не любит.
– Нет, нет. Она думает, ты слишком мало сделала для того, чтобы мне стало лучше.
– Она так за тебя волнуется...
– Она говорит, что я смысл ее жизни.
– Садись, старый дурень. Я помогу тебе одеться, – сердито приказала Док, чуть не поддавшись искушению высказать все, что вертелось у нее на языке.


– Твой муж выбрал кухарку, не посоветовавшись с тобой.
Селеста зло смотрела на мрачную Маделейн, сидевшую перед ней на кровати. Селеста спряталась в ее комнате после того, как, разозлившись, покинула мужа, но, войдя сюда, обнаружила, что Маделейн слышала все, о чем говорилось в спальне Бака.
– Как ты смеешь даже думать такое? Мой муж меня боготворит! – вскричала она в ответ на слова служанки.
– Он пошел против твоей воли и позвал повариху. Я говорю это, чтобы ты поняла, что происходит.
Селеста внимательно посмотрела на служанку.
– У тебя что, мозги помутились от раны? Муж позвал кухарку, когда мы обе – Док и я – отказались выполнить его распоряжение, и он позвал ее только потому, что знал: она сделает все, что он прикажет.
– Потому что между ними существует связь.
– Потому что он знает, что она выполнит любое его распоряжение, вовсе не думая о том, к чему это приведет!
– Ты ошибаешься!
Красивое лицо Селесты исказила злобная усмешка.
– Ты пытаешься мне внушить, что мой муж предпочел бы мне эту худую, безвкусно одетую женщину? – прошипела она.
– Девушка и впрямь худа, но одета она отнюдь не безвкусно, у нее есть характер, с которым считается и которым восхищается твой муж.
– Ну откуда тебе знать, что происходит за дверью твоей комнаты, ведь ты лежишь в этой постели как бревно?
– Ты ошибаешься – я много чего знаю. – Темные глаза Маделейн сверлили лицо Селесты. – Я внимательно слушала, о чем говорили за ужином работники на кухне. То, что они едят там, а не в сарае для угля, – это победа кухарки, а ты не способна навести порядок.
– Сейчас мне приходится думать над более важными вещами.
– Может быть, но мужчины благодарны ей за это. А еще они говорят, что она чувствует себя на кухне полноправной хозяйкой, а ты не оспариваешь ее право на это.
– Хозяйка на кухне? Ты считаешь это подвигом?
– Ты уступила ей кухню. А еще ты позволяешь ей заходить в мою комнату, а следовательно, уступила ей право нарушить уединение этой комнаты. Ты должна задуматься над тем, что вскоре ты уступишь ей еще одну комнату, очень важную для нас.
– Что это ты имеешь в виду.?
– Теперь она входит в спальню твоего мужа.
– Злобная ведьма! Мой муж не желает никакой другой женщины, кроме меня.
– Эта девушка молода.
– Я тоже!
– И она для тебя угроза.
– Мой муж не поддается на ее провокации. Он даже не может справиться с тем, что у него есть.
– Он поправляется.
– Потому что я ему это позволила.
– Мужчины говорят о ней с уважением.
– Мне все равно, что они говорят.
Маделейн упорствовала:
– Пора обезопасить себя и не пускать Онор в комнату твоего мужа. Он любит молодых девушек. Больной или здоровый, он всегда останется в душе бабником.
Грудь Селесты вздымалась от ярости.
– Твой ум повредился от безделья, старуха! Мой муж влюблен в меня и только в меня. Он желает меня и только меня. А когда придет время, он даст мне то, что я хочу, потому что почувствует себя обязанным мне и не сможет устоять перед моим натиском.
– Я просто предостерегаю тебя.
– Мне это неинтересно.
– Ошибка не принимать во внимание мои советы.
– Ошибку совершаешь только ты, старуха! И прислушайся к моим советам: пока ты не сможешь самостоятельно вылезать из постели и садиться в кресло-каталку, ты будешь лежать там, где лежишь сейчас, потому что я не собираюсь тебе помогать!
– Значит, я, также как и твой муж, вынуждена буду позвать на помощь кухарку.
Разъяренная Селеста отпрянула от негритянки, сидевшей с каменным лицом, вышла и с треском захлопнула за собой дверь.
Рэнди разглядывал засоренный пруд, на который они наткнулись после того, как в течение целого дня занимались изгородью. Он скосил глаза на слабые лучи предвечернего солнца, поднял шляпу и стер рукой пот со лба, после чего решил поговорить с остальными:
– Баку это не понравится.
– Черт, как же это получилось?
Большой Джон соскочил с лошади, встал на колени, зачерпнул воду и поморщился от неприятного запаха гнилой воды. Нахмурившись, он повернулся к Митчу:
– Разве не ты говорил, что проезжал здесь позавчера и все было в порядке?
– Насколько я мог разглядеть, да.
Рэнди взглянул на пасущийся скот, медленно продвигавшийся в сторону водоема.
– Похоже, мы оказались здесь очень вовремя, иначе у нас передохло бы все стадо.
– Верно.
Большой Джон медленно поднялся на ноги.
– Выбора у нас нет. Думаю, нам придется отогнать все стадо на другое пастбище, пока мы не огородим и не вычистим этот несчастный пруд. Так что работу сегодня мы, похоже, закончим гораздо позже, чем собирались.
– Тогда пора начинать. Хорошо, что мы огородили северное пастбище, а то случилась бы настоящая беда.
– Большой Джон, Митч, соберите стадо и начинайте ею перегонять, – распорядился Рэнди и повернулся к Джейсу, молча сидевшему на лошади: – Я останусь здесь и сделаю все, что смогу, а тебе придется вернуться в дом и привезти на телеге подходящие лопаты и остатки проволоки. Вычистить этот пруд будет непросто.
Джейс повернул лошадь в сторону ранчо. Он взглянул на положение солнца на небе и недовольно покачал головой, погоняя лошадь. Это был ужасно длинный рабочий день, и кажется, он не скоро закончится.
Конечно, он хотел, чтобы день наконец закончился. Еще ему хотелось, чтобы вся его временная работа на ранчо «Техасская звезда» тоже закончилась – он был уверен, что, если делами займется Бак, ему прикажут отсюда выметаться.
Джейс давно размышлял над этим. Всего несколько дней назад он завидовал Большому Джону и Митчу из-за того, что у них есть постоянная работа на ранчо «Техасская звезда», но теперь...
Он вспомнил бледное лицо Онор и ее равнодушный взгляд. Нет, он не хочет оставаться здесь и видеть, как под равнодушием в глазах Онор скрывается боль, а плечи ее опускаются все ниже. Он хотел, чтобы она покинула это ранчо. Она должна уехать туда, где ее оценят по достоинству и где она не будет видеть Бака и мучиться из-за того, что ее отца никогда не интересовал факт ее рождения. Она должна уехать туда, где не будет видеть, как Бака изнуряет болезнь, подальше от того места, где она нашла брата и родственников, не подозревавших до сих пор о ее существовании.
Он пытался ей это объяснить, но все, что он говорил, он говорил не теми словами. Ее холодность к нему проявлялась настолько очевидно, что Большой Джон даже коротко высказался по этому поводу, когда они сегодня утром выходили из кухни:
– Ты не умеешь обращаться с женщинами, Джейс.
Это замечание причинило ему боль, и Джейс пришпорил коня. Чем скорее он вернется к водоему с лопатами, тем скорее они закончат сегодня работу, но для него это все равно окажется недостаточно быстро. Если бы у него был выбор, он стряхнул бы со своих сапог пыль ранчо «Техасская звезда» и уехал бы от него как можно дальше, но обстановка сложилась такая, что он...
Джейс не успел додумать, потому что Уистлер вдруг резко наклонился вперед, громко заржал и перекувырнулся с такой силой, что Джейс перелетел через его голову.
Джейс упал на землю, и в затылке у него что-то хрустнуло. Мир задрожал и остановился, когда он пошевелился. Он услышал, как Уистлер ржет от боли, и еще стон, как он сразу понял, свой собственный. Он попытался подняться, но не смог. Джейс беспомощно посмотрел в безоблачное небо и потерял сознание.
Онор недовольно сморщила нос. Селеста пребывала в раздражении из-за того, что Бак попросил Онор помочь ему вернуться в постель, а Маделейн каталась по коридору взад и вперед, словно патрулировала территорию. Онор не обманывала себя, вообразив, будто Бак позвал ее из-за доброго к ней отношения. Она знала, что он попросил ее о помощи лишь для того, чтобы молодая красавица жена не видела его слабости.
Короткие смешливые взгляды, которыми он обменялся с Док Мэгги, перед тем как врач уехала, доставили ей некоторое удовольствие, но тут Бак обратился к ней, снова назвав ее «девушка», когда она помогала ему добраться до кровати, и радость исчезла. Судя по всему, отец даже не помнил ее имени, но она ведь предполагала, что ей не стоит ждать многого. Несмотря на возмущенные реплики, которыми он с женой обменялся утром, в мире Бака Стара существовали всего два человека: он сам и Селеста, женщина, которую он обожал.
Онор вышла на крыльцо. Ей было незнакомо большинство приправ, стоявших на кухонной полке, которые Маделейн добавляла в еду, но она заметила за домом небольшой огород, за которым, как оказалось, когда-то хорошо ухаживали. К сожалению, с тех пор прошло много времени, и на огороде осталось лишь несколько самых выносливых растений. Но к трудностям ей было не привыкать.
Услышав стук копыт, Онор подняла голову от ароматных стеблей, которые она собирала. Неровная поступь лошади заставила ее нахмуриться еще до того, как показался Уистлер, который сразу направился к воде.
Сердце Онор замерло, когда она увидела, что Уистлер вернулся без всадника.
Забыв о травах, она осторожно приблизилась к жеребцу. Ее сердце забилось так сильно, что застучало в ушах, когда она обнаружила, что колени животного покрыты ссадинами и кровоточат, а чуть выше копыт зияют глубокие раны. Конь явно попал в какую-то переделку, но не было ни малейших признаков того, что за ним кто-то гнался.
Онор огляделась вокруг, а потом побежала к конюшне. Она уже сидела на лошади и выезжала за ворота, когда Селеста выглянула в окно кухни.
– Куда это вы направляетесь? Если дорожите своей работой, слезайте с лошади сию же минуту!
– Лошадь Джейса вернулась без него! Я хочу посмотреть, что с ним случилось! – отозвалась Онор.
– Ваше рабочее место в доме! О нем позаботятся мужчины. Вернитесь! Слышите?! – закричала Селеста еще громче, когда Онор направила лошадь к дороге.
Онор осторожно проезжала через густой подлесок, как вдруг увидела его. От вида Джейса, неподвижно лежавшего на спине, у нее перехватило дыхание. Она соскочила с седла, опустилась рядом с ним на колени, оглядела его и увидела кровавую рану на затылке.
Но он дышал.
– Джейс, ты меня слышишь? – спросила она испуганно, стараясь не поддаваться панике.
Ответа не последовало.
– Это я, Онор! Джейс, открой глаза. Мне нужно знать, что с тобой все в порядке.
Она уставилась на него в ожидании ответа. Он был таким неподвижным. Он с самого начала пытался внушить ей, что она совершила ошибку, приехав на ранчо «Техасская звезда». Когда же она не обратила внимания на его слова, он ясно дал понять, что не намерен помогать ей решать проблемы, с которыми она столкнется, но его поступки противоречили его словам. Она ощущала его волнение, даже когда они спорили. И тогда она неожиданно для себя открыла ему свой самый большой секрет.
Почему? Потому что ни один из них не понимал, почему это произошло, но она знала, что ему она небезразлична. Онор смотрела на окровавленное лицо Джейса, и ее сердце бешено стучало в груди. Ей нужно было удостовериться, то с ним все в порядке.
– Джейс, поговори со мной, пожалуйста, – умоляла его Онор дрожащим голосом.
Пожалуйста. Это слово прошептал умоляющий голос, прогнавший темную пелену, поглотившую Джейса. Он попытался ответить, но вместо слов смог лишь глухо застонать.
– Открой глаза, Джейс. Поговори со мной, – упрашивала Онор.
Тяжелые веки Джейса дрогнули, пропустив тонкие лучики света, и он попытался открыть глаза. Он увидел, что над ним склонилась Онор, а вся ее маленькая фигурка охвачена тревогой. Ему захотелось протянуть руку и убрать с ее лица напряжение, стереть слезы с ее глаз, успокоить дрожь ее губ своими губами. Он ощутил сильную потребность в этом, но он не мог пошевелиться, и это было странно.
– Джейс?
Он хотел ответить. Он хотел сказать ей многое... но его глаза медленно закрылись.
– Как, ты думаешь, это случилось?
– Кто знает? Все мы хоть раз падали с лошади.
– Я никогда так не падал.
Черт, Джейсу повезло, что он остался жив!
Приглушенный разговор медленно проникал сквозь тени, окружавшие Джейса. Его мозг реагировал, несмотря на болезненную пульсацию в голове, Джейс очень хотел ответить.
Сумев, наконец, открыть глаза, он увидел ровные стены сарая для угля, работников, стоящих в нескольких футах от него, и Док Мэгги с хмурым выражением лица, склонившуюся над ним и легонько щупающую его лоб.
Но он не увидел Онор.
Джейс оглядел комнату и тут обнаружил, что она стоит в тени, в стороне от работников. Она сделала небольшой шажок вперед, когда их взгляды встретились, но вдруг остановилась.
– Наконец-то ты очухался, Джейс, – вздохнула Док, выпрямляясь. Ее круглое лицо расплылось в улыбке: – Ну и адское у тебя было падение!
– Да... думаю, да, – невнятно прошептал он.
– Ты разве не помнишь?
Джейс вздохнул:
– Я мало что помню.
Он поднял руку к голове и дотронулся до повязки, которую ему наложила Док Мэгги.
– Мало тебе было упасть с лошади, тебе еще непременно надо было удариться о камень! Сначала я волновалась, когда приехала сюда и увидела, что ты без сознания. Мне пришлось сделать несколько стежков, чтобы зашить рану, но тебе повезло – у тебя очень твердая голова. Несколько дней она будет болеть, но думаю, в конце концов все быстро заживет.
Джейс нахмурился:
– Что с Уистлером?
– С ним все в порядке. Его немного покалечило, правда. Он сильно ударился коленями, когда упал, и еще порезался, но похоже, старина оклемается, ему надо просто немного отдохнуть, – ответил Рэнди.
Джейс попытался кивнуть и поморщился от боли.
– Уистлер вернулся к конюшне один, когда ты упал. Именно поэтому Онор сообразила, что с тобой что-то случилось. Она помчалась искать тебя, и хорошо сделала, потому что я собиралась уехать по вызову и вы бы не застали меня, если бы кто-то из вас пришел за мной чуть позже, – добавила Док Мэгги.
Джейс взглянул на Онор, но она стояла, уставясь глазами в пол.
– Сейчас я сделала все, что могла. Я оставлю обезболивающие порошки и вскоре вернусь тебя осмотреть, но, может быть, тебе просто надо полежать денек-другой, – сказала Док.
– Я поправлюсь к завтрашнему дню.
– Нет, не поправишься! – Док сурово взглянула на него. – Ты очень сильно ударился головой, Джейс Рул. Возможно, у тебя то, что мы, врачи, называем сотрясением мозга. Не буду вдаваться в подробности, но ты можешь умереть, если не будешь придерживаться назначенного мной лечения.
Выражение лица Джейса ей не понравилось.
– Не смотри на меня так! Я знаю, о чем говорю. И самое главное – если некоторое время у тебя будет кружиться голова, а ты попытаешься сесть на лошадь и снова упадешь... тогда, я думаю, врач тебе уже не понадобится.
Джейс молчал, а Док повернулась к Рэнди:
– Ты проследи, чтобы он не вставал, слышишь?
– Я ему не сторож, Док, – спокойно ответил Рэнди.
– Не волнуйтесь, Док. – Все глаза обратились на Онор, когда та неожиданно подала голос. – Я за ним присмотрю.
Док торжествующе улыбнулась Джейсу:
– Если я хоть немного знаю эту девушку, она так и сделает.
Джейс не ответил.
– Что, нет настроения спорить? – Док собрала сумку и повернулась к Рэнди: – Можешь сказать хозяину, если его это интересует, что ему придется несколько дней обходиться без одного работника. Ему это не понравится, но, похоже, Баку сейчас вообще мало что нравится.
Не обращая внимания на кивки и шепот, вызванные ее замечанием, Док повернулась к Джейсу:
– Отдыхай. Некоторое время ты все равно не сможешь работать. Как я уже сказала, я осмотрю тебя, когда приеду проведать Бака и Маделейн. – Док язвительно фыркнула: – Бак, Маделейн, а теперь еще и ты. Черт, «Техасская звезда» начинает походить на больницу!
В голове застучала боль, и Джейс закрыл глаза. Он открыл их снова, когда Док прижала к его губам стакан.
– Выпей. Это снимет боль.
Джейс поморщился, проглотив горькое лекарство.
– Лучше тебе лежать на этой койке, когда я приеду сюда в следующий раз, – заявила Док, вставая, и направилась к двери.
Веки Джейса опустились. Он услышал звук удаляющихся шагов. Сознание улетучивалось, и вдруг он ощутил мягкое прикосновение, открыл глаза и увидел, что Онор поправляет одеяло у него на груди. Он взял ее ручку и сжал пальчики. Лицо ее было испуганным, и он испытал удовольствие от того, что она не вырвала руку.
Спрятавшись в кустах недалеко от сарая для угля, Беллами нахмурился, наблюдая за работниками, которые вышли из сарая. На их лицах не было страха или тревоги. Он тихонько выругался. Все пошло не так, как он планировал, и это ему не нравилось.
Беллами утешал себя тем, что не виноват в провале операции. Условия Уолтера Коуберна осложнили работу, которую можно было сделать легко и быстро. Для старика недостаточно, чтобы убийцу сына просто застрелили. Ему нужно было удостовериться, что Рул перед смертью помучился.
Беллами получил запрос Коуберна в почтовом отделении, известном очень немногим. Ему льстило, что слух о его репутации достиг ушей состоятельного человека, живущего так далеко отсюда – в Нью-Йорке, и он принял предложение Коуберна приехать к нему и договориться о деле. Несмотря на то что он легко, хотя и неохотно, согласился, Беллами не понравились его условия. Ему не нравилось прятаться и планировать. Он предпочитал просто выстрелить в темноте без всяких сложных обязательств и уже подумывал отказаться от работы, когда Коуберн упомянул о чеке. Возможность поставить сумму самому была слишком большим искушением, чтобы отказаться от работы, но сейчас он начинал сожалеть о своем решении.
Сегодняшняя неудача задумывалась как простой несчастный случай. Он наблюдал за ранчо «Техасская звезда» достаточно долго, чтобы знать, что сегодня работники закончат огораживать северное пастбище. Знал он и то, что они будут возвращаться к дому мимо пруда и не смогут не заметить, в каком отвратительном состоянии находится этот пруд после того, как он над ним потрудился. Предугадать решение старшего работника было просто. Рула, как нового человека, вероятнее всего, пошлют на ранчо за инструментами для очистки водоема. Беллами заранее запасся проволокой и резко дернул за нее, когда Рул проезжал мимо. Одного он не предвидел – что может случиться так, что старая кляча под ним просто упадет. Не смог предвидеть он и того, что Рул ударится головой о камень, когда коснется земли. Да, ему повезло, что Рул не умер в то же мгновение. Коуберн пришел бы в ярость, что Беллами завершил дело слишком быстро, а Беллами утратил бы возможность получить солидную сумму, ожидавшую его по окончании дела.
Но его оплошность ему не нравилась, да еще реплики мужчин, которые ему удалось услышать. Они считали, что Рул встанет лишь через несколько дней. Ему придется подождать, прежде чем он получит возможность снова напасть на Джейса.
Беллами мысленно анализировал схему действий, которую он разработал, чтобы заставить такого человека, как Рул, страдать так сильно, чтобы Коуберн остался доволен. Рул уже потерял все, что у него было. У него остались только жизнь и гордость. Первое он может довольно скоро потерять, но разрушить вторую гораздо труднее. В итоге Беллами решил устроить несколько «несчастных случаев», от которых Рул пострадает физически и одновременно окажется негодным для работы. Атакованный с разных сторон, он утратит доверие нанимателя и людей, с которыми работает. Он даже может начать сомневаться в своих силах. Его, конечно, уволят, и он не сможет найти себе другую работу. Когда Рул окажется на грани голодной смерти, Беллами убьет его, но сделает это так, чтобы Рул узнал, что его смерть все сочтут самоубийством – люди будут думать, что он нашел трусливый выход из положения, сведя счеты с жизнью.
Да... это, пожалуй, подойдет.
Но торопиться нельзя.
Беллами пожал плечами. Что ж, придется подождать. В Лоуэлле есть приличный салун, где он прекрасно проведет время, пока не наступит его час.
Ободренный своим решением, Беллами неслышно вернулся к лошади. Днем раньше, днем позже... он может позволить себе это.
Бак выглянул в окно своей спальни, чтобы полюбоваться заходящим солнцем, затем решительно спустил ноги с кровати и приготовился встать. Скривив губы в горькой ухмылке, он признался себе в том, что Док была права, когда утверждала утром, что он недостаточно здоров, чтобы долго сидеть в гостиной, как он задумал. Но она уступила его просьбе, помогла ему встать с кровати и добраться до гостиной. Она посадила его в кресло и ушла заниматься другими делами, надеясь на лучшее.
Селеста была в шоке, обнаружив его в гостиной, когда вернулась с прогулки, куда отправилась, чтобы «успокоить нервы». Снова разволновавшись, она отказалась иметь дело с таким «упрямым человеком» и просто ушла, оставив его одного в кресле на несколько часов.
Когда он захотел встать, но не смог этого сделать, он не стал звать Селесту, не желая показывать ей, насколько он слаб. Он позвал Онор, которая, вообще не обратив внимания на гневное шипение Селесты, помогла ему встать с кресла и вернуться в комнату.
Теперь Бак подбадривал себя, собираясь встать самостоятельно. Но Док была права и в другом. Он болван и поэтому решил добраться до столовой, чтобы поужинать с Селестой, как он заявил однажды.
Желудок его заурчал, и это был приятный сюрприз. Ароматы, доносившиеся из кухни, дразнили его несколько часов, и в первый раз за эти Дни он обнаружил, что ужасно голоден.
Наконец Бак встал и, слегка пошатываясь, стоял до тех пор, пока не обрел равновесие. До столовой идти всего ничего. Он доберется туда или умрет, пытаясь это сделать.
– ...Когда хозяин узнает, он не обрадуется.
Бак оперся о стену коридора, услышав голос Митча, донесшийся из кухни. Стук ложек возвестил о том, что работники уже принялись за еду.
– А он еще не знает?
– Он спал, когда я вошел. Я подумал, что не стоит торопиться рассказывать ему о случившемся. Он так болен, что все равно не сможет ничего изменить, – ответил Рэнди со вздохом.
Лицо Бака покраснело от злости. Так болен, что все равно не сможет ничего изменить?
Бак доплелся до кухонной двери и гневно вскричал:
– Для чего это я слишком болен?
С удовлетворением отметив, что при звуках его голоса все присутствующие впали в шоковое состояние, Бак с нетерпением ждал ответа.
– Хозяин... ой, вы хорошо себя чувствуете?
Бак уставился на Большого Джона:
– Ты же видишь, что я здесь стою, да? Что вы, мальчики, от меня утаиваете?
– Мы ничего не утаиваем от вас, хозяин. Вы спали, и мы не стали вас будить.
Отмахнувшись от Митча, Бак подошел к столу и обратился к Рэнди:
– Что здесь происходит?
Бак услышал скрип стула, который Онор подвинула для него к столу, и сел.
– Ну?
– Водоем за границей северного пастбища сильно загрязнен, – ответил Рэнди.
– Так. Вы успели убрать оттуда скот?
– Конечно.
Бак покачал головой:
– Раньше у нас никогда не было проблем с этим водоемом.
– Я знаю.
– В чем причина?
– Я еще не выяснил. Пока мы его огородили. Бак тихонько выругался.
– Я решил, что надо поехать в город, купить все, что нужно, и попытаться завтра его прочистить, – произнес Рэнди.
– Завтра? Почему ты не поехал в город и не привез все необходимое уже сегодня?
Работники переглянулись. Бак услышал, как за его спиной беспокойно шевельнулась Онор. Он ждал.
– Джейс, новый работник, с ним произошел несчастный случай. Его сбросила лошадь, и нам понадобилась повозка, чтобы привезти его сюда. Митч поехал за Док Мэгги, но никто из нас не был уверен, что он выживет.
– Это бессмыслица какая-то! Этот парень знает, как управляться с лошадьми.
– Да, сейчас с ним все в порядке, но Док говорит, что ему надо провести несколько дней в постели.
– Несколько дней? – Бак разозлился. – Черт побери, я не собираюсь кормить ковбоя, который не может работать! Поставьте его завтра на ноги.
– Мы не можем, хозяин. Док сказала, что он очень сильно ударился головой. Если он встанет, он может умереть.
– Мне все равно. Если он не работает, то и не ест, вот и все.
– Хозяин...
– Вы слышали, что я сказал? Если он не будет работать, гоните его прочь, он нам здесь не нужен.
– Так, значит, вы и правда просто старый дурак?
На кухне воцарилась тишина. Бак увидел в глазах Онор гнев, когда она обошла его, встала перед ним и заговорила возмущенным тоном:
– Если вам нужен был еще ковбой, когда вы наняли Джейса Рула, вам тем более необходим ковбой сейчас, когда вы лежите в постели. Можно не сомневаться и в другом – в том, что Джейс сядет на лошадь задолго до вас.
– А ты обнаглела, девушка! Это не твое ранчо. Это мое ранчо, и я тут принимаю решения! – огрызнулся Бак.
– Я уже говорила вам, что меня зовут не «девушка», но вы правы. Тут принимаете решения вы, но это не значит, что вы всегда принимаете правильные решения. В этот раз вы не правы, – не сдавалась Онор.
– Как ты смеешь говорить со мной в подобном тоне?
Онор не обратила внимания на его слова.
– Просто ответьте. Вам нужна была помощь, когда вы наняли Джейса?
– Об этом речь не идет. Он не может работать, раз он лежит.
– То есть так, как лежали вы?
– Я могу лежать, когда захочу. Я здесь хозяин.
– Но судя по тому, как вы занимаетесь ранчо, оно не долго будет вашим.
– Это не ваше дело!
Онор повернулась к Рэнди:
– Как работал Джейс?
Рэнди взглянул на Бака и спокойно ответил:
– Он работает так же хорошо, как и любой из нас.
– Он выполнял свою часть работы? – допытывалась Онор.
– Даже больше, я бы сказал.
Она снова взглянула на Бака:
– Вы слышали, что он сказал? Где вы найдете другого хорошего ковбоя за те деньги, что платите Джейсу, если сейчас уволите его?
– Что... что Рул сказал вам насчет того, сколько я ему плачу?
– Ему не пришлось ничего говорить.
Бак скривил губы. Да, наглая девица, это точно. Он снова повернулся к Рэнди:
– Кстати, как же это Рул свалился? В этом виновата его старая кляча?
Рэнди пожал плечами:
– Пока не знаю, хозяин.
– Если у этой клячи слабые копыта, тебе следовало посадить Рула на другую лошадь.
– Мне казалось, с этой лошадью все в порядке.
– А где она сейчас?
– В конюшне... она сильно поранилась.
Бак взглянул на Онор. В ней было что-то притягательное, но что – он понять не мог. Наконец он принял решение.
– Предположительно Рул сможет снова ездить верхом через несколько дней, да? – спросил он, обращаясь к Рэнди.
– Примерно так, – ответила Онор. Бак нахмурился.
– У меня здесь не дом отдыха! Советую ему приняться за работу через несколько дней, иначе он будет уволен.
Бак ощутил удивление, охватившее сидевших за столом, но не обратил на них внимания. Девица наглая, но с умом. Где он найдет другого хорошего работника за те деньги, что он платит Рулу, особенно сейчас, когда помощь нужна ему позарез?
Баку не нужно было поворачиваться, чтобы узнать, кто вошел, когда все работники неожиданно посмотрели в сторону коридора. Не ускользнуло от его внимания и то, что Онор не отступила ни на шаг.
Бак напрягся и встал. Удовлетворенный результатом своих усилий, он взглянул на работников:
– Не думаю, что вам надо объяснять простые вещи. Я хочу знать, что происходит на «Техасской звезде» именно тогда, когда это что-то происходит. Никаких оправданий, понятно?
За столом послышался покорный ропот.
– Я голоден, – заявил он Онор. – Мы с Селестой будем есть в столовой. И смотрите, чтобы еда не остыла, когда вы принесете ее.
Онор скривилась. Он все-таки поставил ее на место! Он не допустит, чтобы маленькая насмешница думала, будто победила его.
Бак повернулся к двери в коридор и увидел, что Селеста уходит. Селеста не любит Онор. Он не сомневался, что она возненавидит Онор после того, как услышала их разговор.
Он подумал, что Селеста ведет себя так, словно ревнует его к этой девушке, но отбросил эту мысль. Селеста не станет ревновать такую старую развалину, как он.
Бак решительно двинулся к столовой с извиняющейся улыбкой на губах, предназначенной для молодой красавицы жены.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звезда любви - Барбьери Элейн

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Звезда любви - Барбьери Элейн



Ужас. На протяжении двух книг жена травит мужа. Полно воров, убийц и просто плохих людей. Читая этот роман отдохнуть не удастся.
Звезда любви - Барбьери ЭлейнКэт
8.04.2013, 8.52





Я чтото не поняла, конца опять нет... Осталось столько не раскрытых вопросов.
Звезда любви - Барбьери ЭлейнМилена
12.04.2013, 10.19





Девочки...это не конец?? Кто знает скажите где искать продолжение? ??????? А так понравилось. ..
Звезда любви - Барбьери ЭлейнЗарема
6.05.2014, 22.03





Девочки...это не конец?? Кто знает скажите где искать продолжение? ??????? А так понравилось. ..
Звезда любви - Барбьери ЭлейнЗарема
6.05.2014, 22.03





Да уж... конца так и не дождалась.
Звезда любви - Барбьери Элейнлюдмила
30.08.2015, 12.34





А мне книги понравились,я думаю все закончится на втором брате Тайлере,но я не нашла ни где книгу про него!
Звезда любви - Барбьери ЭлейнАмина
26.03.2016, 12.45





Третья книга будет????? Очень интересно узнать что же дальше будет!!!!
Звезда любви - Барбьери Элейнксюша
27.04.2016, 10.18





Третья книга будет????? Очень интересно узнать что же дальше будет!!!!
Звезда любви - Барбьери Элейнксюша
27.04.2016, 10.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100