Читать онлайн Звезда любви, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезда любви - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезда любви - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезда любви - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Звезда любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Да, Джейс Рул работал здесь какое-то время.
Ларри Мотт окинул взглядом рыжего ковбоя, подъехавшего к крыльцу его дома в тот час, когда день подходил к концу. На заднем дворе суетились работники, доделывая то, что не успели сделать за день. Они подняли головы, когда во двор въехал всадник и спросил Рула, и вернулись к работе, когда Мотт вышел на крыльцо.
Мотт машинально погладил свой живот, на его морщинистом лице, обрамленном бородой, заиграла улыбка, когда он подошел к незнакомцу поближе. Лицо этого человека скрывала тень от шляпы, но у него был вид работяги, если судить по мускулистому торсу и состоянию уже изрядно послужившего седла.
– Но Рул здесь больше не работает. Через месяц я ему сказал, что он мне больше не нужен. Признаться, я ему не доверял. Он усердно работал и хорошо выполнял мои приказы, но он был слишком уж тихим. Бывшие заключенные все такие – они тихие, пока не набросятся на тебя, – продолжил дородный ранчер.
– Как вы узнали, что он сидел в тюрьме?
– Он приехал в город в почтовой карете. У него не было ни лошади, ни денег, а вид у него был такой, будто ему пришлось несладко.
Мотт пожал плечами.
– Мы расположены достаточно близко от Хантсвиллской тюрьмы, и я сразу понял, почему он так выглядит. Я не нанял бы его, если бы мне тогда и правда не нужен был еще один работник. Я заплатил ему и отпустил, как только смог.
– Вы оказались умнее меня.
– То есть?
– Он меня обманул. У Рула мои деньги, я хочу их забрать.
– Здесь вам не повезло, дружище. Когда Рул уезжал отсюда, у него в кармане была всего пара долларов.
– Это после того, как вы ему заплатили?
– Я платил ему жильем и едой, а еще я отдал ему старую клячу. – Мотт пожал плечами. – Это ему не слишком понравилось, но, по-моему, этого было достаточно для человека, только что вышедшего из тюрьмы.
– Что ж, где-то он должен осесть, думаю, тогда я и получу с него должок. Он не сказал, куда направляется?
– Нет, к сожалению. Он не сказал, а я не спросил.
– Ну что ж, спасибо. – Всадник приложил руку к шляпе. – Тогда я поехал.
– Да, до свидания... э-э-э... как, вы сказали, вас зовут?
– Беллами. Моя фамилия Беллами.
– Удачи, мистер Беллами. Надеюсь, вы его найдете.
– О да, я его найду. – Беллами улыбнулся. – В этом я не сомневаюсь.


– Я сказала: «Только щепотку»! А теперь твой муж на волосок от смерти! Ты рискуешь все потерять!
Селеста холодно смотрела на Маделейн, лежавшую на кровати. Она пришла, чтобы проверить, как себя чувствует ее служанка. Ее муж пережил еще одну нелегкую ночь после «рецидива болезни», случившегося пару дней назад, и Маделейн слышала, как он страдал.
– Мой муж слишком упрям, чтобы умереть, – ответила Селеста, не желая показать свой страх.
– Верни мне порошок, – потребовала Маделейн, на которую ее ответ не произвел впечатления.
– Нет.
– Верни его мне!
– Нет! Он довел меня своим хныканьем. Я разозлилась и дала ему слишком много порошка. Это больше не повторится.
– Положи пузырек мне в руку. – Черные глаза Маделейн прожигали Селесту насквозь. – Больно видеть, что на тебя нельзя положиться, твоя злость затмевает твой разум.
Неохотно подчинившись, Селеста вынула пузырек из кармана и с размаху плюхнула его в ладонь служанке.
Пальцы Маделейн крепко сомкнулись вокруг пузырька.
– Поскольку мы еще не добились своего, нам не остается ничего иного, кроме как сделать так, чтобы твой муж выздоровел, насколько это теперь возможно. При других обстоятельствах я добавила бы в его пищу кое-какие лечебные травы, и он начал бы поправляться, – продолжила она уже мягче.
– Но мы находимся в той ситуации, какая есть. У нас на кухне чужой человек, любопытная чужая женщина, которая без колебаний высказывает свои мысли; Док Мэгги еще не привезла кресло-каталку, да еще ты не доверяешь мне свои порошки.
Маделейн нечего было ответить. Селеста зло рассмеялась:
– Не переживай. Я позабочусь о том, чтобы муж не умер, пока я не буду к этому готова. Я забочусь о нем непрерывно и постоянно. За это я получаю его бесконечную благодарность. И эта ведьма не может это не замечать. Я придумаю, как переломить ситуацию в мою пользу, если это будет необходимо. Дерек сейчас в моем распоряжении, он жаждет доставить мне удовольствие и положить деньги к себе в карман.
– Не связывайся больше с этим человеком! Мы сами все сделаем. Мы осуществим тот план, какой у нас был, когда мы сюда приехали. Все, что нужно для его осуществления, так это чтобы твой муж поправился настолько, чтобы ты смогла уговорить его изменить завещание. Тогда мы выберем момент для последней дозы, которую я ему аккуратно добавлю, чтобы не возникло никаких подозрений.
– Я устала ждать, Маделейн!
– Также, как и я, но я не хочу, чтобы последние годы оказались потрачены впустую. Я надеюсь дожить до той минуты, когда моя дорогая Джанетт будет наконец отомщена.
– Думаешь, для меня это менее важно, чем для тебя? Я страдала всю жизнь из-за того, как грубо с ней обошелся Бак.
– Ты ошибаешься. Больше всех страдала твоя мать.
– Нет, это я страдала, потому что мое самопожертвование длится до сих пор!
– Может, ты и права, но ты будешь жить и видеть, как твой муж расплачивается за свои грехи, и тебе воздастся за твое терпение. У твоей матери не было такой возможности, – мягко ответила Маделейн.
– Она сделала свой выбор сама.
– Я не потерплю, чтобы ты так говорила о собственной матери! Она была потрясена предательством Бака Стара, ее сердце было разбито. У нее не осталось ничего, ради чего стоило бы жить.
– У нее была я.
– Душа моей дорогой Джанетт была слишком хрупкой, чтобы жить с разбитым сердцем. Бак Стар знал это, когда соблазнил ее, у него было красивое лицо и манеры победителя, но потом он ее оттолкнул. Ты сильнее ее.
– Я научилась быть сильной.
– Нет, ты была волевой и решительной уже тогда, когда была еще ребенком. Ты добивалась своего любой ценой. Ты никогда не позволила бы себе страдать так, как страдала твоя мать. Моя дорогая Джанетт знала это, когда умоляла тебя отомстить за нее.
– Я устала от твоей болтовни.
– Я хочу покончить с этим раз и навсегда, – с нарастающим раздражением произнесла негритянка. – Ты позволишь впустую пропасть тем годам, которые уже посвятила этому делу? Ты позволишь мужу получить удовольствие от того, что он передаст сыновьям ранчо, которое он ценил гораздо больше, чем жизнь твоей матери и ее ребенка? Ты позволишь его сыновьям превратить ранчо в цветущий сад, а он и так превратил его в империю ценой крови твоей матери? – перечисляла Маделейн, с трудом сдерживая злость.
Селеста не ответила.
– Ты позволишь ему сделать это? – требовательно спросила Маделейн.
Селеста проигнорировала вопрос служанки и лишь вызывающе вздернула подбородок.
– Держи порошок у себя, если хочешь, он твой, – пробурчала она.
– Селеста...
– Больше не говори со мной на эту тему.
– Селеста...
– Ты меня слышишь?
Селеста помолчала, потом вышла в коридор, едва сдерживая ярость. Она постаралась придать лицу озабоченное выражение, когда проходила мимо комнаты Бака. Она знала, что такое настоящая месть. Она знала, что не успокоится, пока не отомстит ему в полной мере. И все же ее злили слова Маделейн, потому что она знала, что старая негритянка права. Ее ненависть привела к тому, что их план опять пришлось отложить на неопределенное время.
Опять ждать... опять притворяться.
Она уже и так слишком долго ждет.
Джейс взмахнул кнутом, и лошадь понеслась галопом по главной улице Лоуэлла. Его плечи грело жаркое утреннее солнце, предвещавшее хороший день. Он взглянул на хмурого Рэнди, сидевшего рядом в повозке. Он подумал, что сейчас на ранчо «Техасская звезда» мало осталось поводов для улыбок, даже несмотря на прекрасную погоду.
Онор сделала вид, что вовсе забыла об их перепалке, случившейся несколько дней назад, и Джейс нахмурился. С тех пор они не перекинулись и словом. Ему не хватало той неуловимой близости, которая существовала между ними раньше. Несмотря на его опасения, она, кажется, все же была на его стороне, а его реакция выглядела попросту глупой. Ему не хватало искренних разговоров с ней. Ему не хватало взгляда ее необычных глаз с золотыми и зелеными искрами, которые внезапно вспыхивали в ее зрачках в моменты гнева или веселья. Ему не хватало доверия, которое он видел в этих глазах. Ему не хватало... честности, на которой держались их отношения.
Джейс подумал и пришел к выводу, что настоящей честности в их отношениях и не было.
Неожиданно Джейс вспомнил Кэла Стара и сдвинул брови. Онор любит Кэла, а он не может не думать об этом. А еще он не может изгнать из сердца боль, которую пробудила в нем эта мысль. Кажется, она всерьез беспокоится о Баке. При первой встрече она бросила Баку вызов, когда же он заболел, она старалась скрыть слезы и очень переживала, когда ему стало хуже, а на Селесту Онор смотрела так, будто она что-то знает, чего Селесте не узнать никогда. Он даже не догадывался о скрытой причине, которая определяла ее поведение.
– Перед магазином есть свободное место. Поставь туда лошадь. Тогда нам будет легче нагрузить повозку.
Джейс согласно кивнул. Он знал, почему Рэнди взял в город именно его, а не кого-то из работников. Митч и Большой Джон привыкли работать в паре и понимали друг друга с полуслова. Джейс был новым работником, который пробудет с ними недолго, и было логичнее выбрать его для поездки в город. Он подумал, как отреагировали Большой Джон или Митч, когда их оставили работать, и знали ли они, как сильно ему хотелось оказаться на их месте. Он думал и о том, чувствовала ли Онор себя так же на кухне, когда видела Селесту, негодующую из-за ее присутствия и ожидавшую того дня, когда Маделейн поправится настолько, чтобы Онор можно было уволить.
Джейс вдруг все понял! Онор приехала на ранчо «Техасская звезда» вовсе не из-за того, что ей была нужна работа. Она все время ждала Кэла Стара.
Джейс спрыгнул на тротуар рядом с Рэнди и распрямил высокое худое тело. Годы, проведенные в тюрьме, превратили его из здорового молодца, каким он вошел в нее, в худого, мускулистого мужчину. Он не сомневался, что стряпня Онор со временем все изменит, но сомневался в том, что оба они задержатся на ранчо достаточно надолго.
– Ты только посмотри, кто к нам идет!
Джейс повернулся, услышав веселый голос Рэнди. При виде Кэла Стара, приближавшегося к ним вместе с темноволосой женщиной и мальчиком, он напрягся. Между двумя мужчинами, похоже, существовали дружеские отношения.
– Это новый работник твоего отца, Кэл. Его зовут Джейс Рул, – представил его Рэнди, когда мужчины обменялись рукопожатием.
– Рад познакомиться.
Кэл протянул ему руку:
– Меня зовут Кэл Стар.
Джейс ответил ему пожатием с хмурым видом и взглянул на женщину.
– Это моя жена Пру и наш сын Джереми, – пояснил Кэл.
Пру кивнула, а Джереми протянул Джейсу ручонку.
– Моя мама раньше была вдовой, а Кэл – мой ненастоящий отец, но он любит, когда я думаю о нем как об отце, – неожиданно признался мальчик.
– Джереми, это было вовсе не обязательно говорить.
Джейс видел, как смущенно покраснела Пру и как развеселился Кэл. Улыбка, обращенная к жене, была полна любви.
– Джереми всегда говорит то, что думает. – Он повернулся к жене: – Почему бы вам с Джереми не пойти вперед и не сделать заказ в магазине, Пру? Мне нужно поговорить с Рэнди пару минут.
– Я останусь с Кэлом, мама.
– Нет, не останешься.
Пру решительно взяла сына за руку и повела за собой, а Кэл повернулся к Рэнди:
– Как там старик?
Улыбка на лице Рэнди померкла.
– Не слишком хорошо, Кэл. Я никогда раньше не видел, чтобы ему было так плохо. Док делает все, что может, но даже она говорит, что мало что может сделать.
– Я приехал в город, чтобы порасспросить о нем Док. Я надеялся, что отцу стало лучше.
– Я не стал бы на это очень надеяться.
Джейс заметил, что Кэл расстроен, хотя и старается это скрыть. Это было искренне... так сердечно, несмотря на то что отец не хотел сокращать расстояние между ними.
Джейс насторожился, когда заговорил Кэл:
– Как там справляется на кухне новая девушка? Ее ведь зовут Онор, да? Она показалась мне симпатичной.
– А вы разве встречались? – удивленно хмыкнул Рэнди. – Как же это получилось? Селеста с нее глаз не спускает, она и шагу ступить не может без разрешения хозяйки дома.
– Эта девчушка показалось мне одной из тех, что сама принимает решения. Не думаю, чтобы Селеста могла держать ее в ежовых рукавицах.
– Да, она будет ее держать ровно настолько, насколько ей это разрешит сама Онор. – Рэнди улыбнулся. – А еще она хорошая повариха. Так когда же вы встретились?
Кэл засмеялся:
– Обстоятельства были просто отвратительные. Селеста выгнала меня, когда я на днях приезжал, чтобы повидать отца, а Онор поскакала за мной. Она сказала, что ей стыдно за поведение Селесты, и пообещала сделать для отца все, что сможет. Это было очень любезно с ее стороны. Впрочем, именно это я ей и сказал.
Кэл помолчал. Джейс заметил в его взгляде смущение.
– Она нездешняя, правда, Рэнди?
– Только что приехала.
– Именно так мне и сказали, но мне показалось, что я ее знаю.
– Странно, что ты это заметил. Парни говорят то же самое, но что касается меня, я никогда раньше ее не видел. Я бы ее запомнил.
– Она явно не из таких, о ком мужчины легко забывают. – Кэл покачал головой. – Ну в общем, я рассказал о ней Пру и... ну, ты мою жену знаешь. Ее тронули слова Онор. Она хотела бы с ней встретиться.
– Не имея возможности приехать на «Техасскую звезду», Пру не сможет встретиться с Онор. Но дело в том, что Онор, наверное, не задержится там надолго – как только Маделейн вернется на кухню, ее сразу уволят, так что скажи Пру, что она рано или поздно получит такую возможность.
– Селеста не хочет, чтобы Онор была в доме, да?
– Именно так.
– Простите, Джейс. Полагаю, вы никак не можете сообразить, что тут к чему, но думаю, так или иначе вы узнаете всю историю, если побудете немного в городе. Надеюсь, на этом ранчо вы задержитесь. Моему отцу наверняка понадобится ваша помощь, – сказал Кэл, повернувшись к Джейсу.
Джейс кивнул и последовал за мужчинами в магазин. Он смотрел, как Кэл подошел к жене, потом отметил, как Пру взглянула на мужа, когда тот дотронулся до ее плеча. Взгляды, которыми они обменялись, были настолько интимны и в них было столько любви, что он отвернулся.
– Сетка для ограды у тебя за спиной, Джейс.
Джейс нашел Рэнди в задней части магазина, откуда тот катил рулоны.
Нагая и вспотевшая после страстной близости, Селеста скатилась с тела Дерека и легла рядом с ним. Она оглядела сырую хижину, потом Дерека, такого же обнаженного и потного, как и она сама.
С ней что-то произошло.
Она дала знать Дереку, что хочет встретиться с ним в хижине, но только совсем не для этого. Она хотела обсудить одно деликатное дельце – план, который она не обсуждала даже с Маделейн. Она хотела узнать, как к нему отнесется Дерек, и покинула ранчо с мыслью, что зашла достаточно далеко, чтобы теперь говорить с Дереком. Но когда он обнял ее в хижине, все изменилось.
В уме Селесты прозвучало предупреждение. Дерек омерзителен и грязен, но его агрессивность почему-то разжигает в ней безумное желание, которому она не может противиться. То, на что она согласилась для того, чтобы удовлетворить свое желание, очень удивляло ее теперь.
Селеста снова взглянула на Дерека. Волосы, слипшиеся от грязи, грубые черты лица, отвратительный запах... Нет, она больше не желает попадать в эту ловушку. Она должна помнить, что в Новом Орлеане у нее будет сколько угодно мужчин для услаждения ее тела.
Дерек опять потянулся к ней, Селеста уклонилась от его объятий. Она встала с койки и взяла свою одежду.
– Ты куда?
– Я пока никуда не ухожу.
Селеста повернулась к нему спиной, не обращая внимания на жар, бушевавший в ее крови, когда она надевала белье под похотливым взглядом Дерека.
– Я пришла сюда, чтобы кое-что с тобой обсудить.
– Хочешь поговорить? – Он многозначительно улыбнулся. – Но ты пришла сюда и пока молчишь.
– Не льсти себе. Я всего лишь хотела ненадолго забыть трясущиеся руки мужа.
– Ага.
– Одевайся! Мне надо с тобой серьезно поговорить! – процедила Селеста сквозь зубы.
– Конечно. Как скажешь.
Селеста стиснула зубы и взглянула на Дерека.
– Ну хорошо, покончим с этим, – буркнул, одевшись, Дерек.
Он не спеша подошел к ней.
– О чем ты хотела поговорить?
– Оставайся, где стоишь.
– Почему?
– Просто сделай это!
Дерек улыбнулся своей отвратительной улыбкой.
– Ну так говори.
Селеста четко произнесла:
– Все на ранчо «Техасская звезда» идет именно так, как я хотела, правда, «рецидив болезни» моего мужа отнял у него больше сил, чем я рассчитывала. Даже Док Мэгги начинает думать, что в этот раз он может не выжить.
– Ну и?
– Но я еще не уговорила его изменить завещание, похоже, у меня мало осталось времени.
– Ну и?
Селеста взяла себя в руки и спокойно ответила:
– Я знаю, что написано в завещании моего мужа. Если он умрет, его сыновья будут включены в число наследников.
Дерек пожал плечами:
– Пусть даже и так, но после наших краж скота и всего прочего, кроме счетов, мало что останется.
Взгляд Селесты стал свирепым.
– Я не хочу, чтобы хоть что-то от «Техасской звезды» было передано сыновьям Бака, не важно, в каком состоянии! Я хочу получить все, а когда я продам эти остатки, название «Техасская звезда» исчезнет навсегда.
Дерек смотрел на нее не отрываясь. Яд в ее голосе отрезвил его.
– А что ты от меня хочешь? – поинтересовался он.
– Осталось одно дело, которое ты можешь сделать. Если все будет идти, как идет... если Бак долго не протянет, я хочу, чтобы ты убил Кэла Стара.
– Убил?
Дерек отступил назад.
– Мы уже пытались это сделать, помнишь? Проще сказать, чем сделать.
– Что, Дерек, боишься?
– Я никого не боюсь!
Небритая челюсть Дерека задергалась от раздражения.
– А как насчет другого сына? Его ведь Тейлор зовут, да? Тебе тогда придется делить ранчо с ним.
– Никто не знает, куда он делся. Он не вызывает у меня беспокойства.
– А мне что с того? Я получал деньги, когда мы вместе воровали скот, но сейчас я что-то никаких денег не вижу, – сердито отреагировал Дерек.
– Если ты убьешь Кэла Стара, я оценю твои усилия по достоинству.
– Это мне ни о чем не говорит.
– Хватит ли тебе половины того, что я получу, когда продам «Техасскую звезду»?
– То есть половина от немногого? Не знаю, стоит ли это тех проблем, решить которые предстоит мне одному.
– Я не растратила мою долю денег за скот, как некоторые. Маделейн следила за тем, чтобы в Новом Орлеане у меня регулярно увеличивался банковский счет, но тебе не стоит волноваться. Когда я продам ранчо, твоя доля будет весьма внушительной. Даю гарантию.
Лицо Селесты приняло холодное выражение.
– Ну так что, ты сделаешь это или нет?
Дерек не отрываясь смотрел на Селесту. Ее губы были упрямо поджаты, а холодный взгляд злых глаз пробирал его до самых костей.
– Ты хладнокровная ведьма, да?
– Говори: да или нет?
Когда же мгновенного ответа не последовало, Селеста поставила условие:
– Тебе не придется охотиться на Кэла Стара, если Бак не выживет. Если у Бака будет достаточно сил, я сделаю так, что он изменит завещание, как только я скажу. – Она криво улыбнулась и тут же снова стала серьезной. – Мой муж так благодарен мне за заботу, что сделает все, о чем я попрошу, если он начнет поправляться.
– Но он не поправится, да?
– У него нет ни одного шанса.
– Я согласен при условии... – Дерек помолчал, – если я получу половину стоимости ранчо.
– Даже если не придется убивать Кэла Стара? – Селеста помотала головой. – Нет.
– На нет и суда нет. Если ты хочешь, чтобы я выполнял грязную работу, ты должна платить.
– Ты получаешь вознаграждение каждый раз, когда я прихожу в эту хижину, – проворчала Селеста.
– Но и ты его тоже получаешь, дорогая! – Дерек омерзительно ухмыльнулся. – И не говори, что не получаешь.
Лицо Селесты запылало. Она поколебалась, потом все же сказала:
– Это просто сделка.
Дерек потянулся и прижал ее к себе, застав Селесту врасплох. Она сопротивлялась его влажному поцелую. Он просунул язык ей в рот и нежно ощупал его. Селеста ощутила знакомый трепет, почувствовав его прикосновение.
Она растерялась, когда Дерек неожиданно отодвинул ее от себя.
– Возвращайся. Если захочешь еще, я буду ждать.
Селеста повернулась к двери с высоко поднятой головой. Она не смотрела на Дерека, когда садилась в коляску и трогалась с места, потому что знала ответ.
Она вернется.


Онор направлялась к комнате Бака с чашкой в руке, но вдруг нерешительно застыла у двери. Большую часть утра она готовила куриный бульон, и вот он готов, а Селеста еще не вернулась.
Онор вспомнила строгие указания хозяйки: «Я скоро вернусь. И сама отнесу Баку бульон. Держитесь подальше от комнаты моего мужа. Маделейн все сделает, если Бак позовет».
Онор усмехнулась. Маделейн до сих пор испытывает боль и едва ли сможет слезть с кровати. Но сейчас она, похоже, спит и не слышит зова Бака, иначе, несмотря на отсутствие подходящего средства передвижения, решительная негритянка прискакала бы к нему на одной ноге.
Бак снова позвал. Слабый звук его голоса прогнал нерешительность Онор. Она постучала и вошла, дождавшись его приглашения.
Онор затаив дыхание приблизилась к кровати. Этот полутруп никак не мог быть тем человеком, который приветствовал ее с таким высокомерием несколько дней назад, когда она впервые появилась в его доме, или даже тем человеком, который разговаривал с ней вскоре после первого приступа болезни. Такое ухудшение его здоровья за столь короткий срок ее поразило. Тот человек был худым, а этот – вообще скелет. Голос того человека сохранял видимость власти, голос же этого стих до шепота.
– Где Селеста?
Но его глаза остались прежними. Они укололи Онор недружелюбным взглядом, когда та ответила:
– Селеста уехала кататься. Думаю, она поехала в город.
– Где Маделейн?
– Спит.
– Ах вот как вы сюда попали!
– Если вы хотите, чтобы я ушла...
– Дело не в этом, – прошептал он. – Что это у вас в руках?
– Бульон.
– У меня все выходит обратно. – Она перехватила его тяжелый взгляд. – Я попытаюсь сделать так, чтобы этого не случилось, – просипел он.
Онор огляделась.
– Вон там стоит стул, девушка. – Бак отдавал распоряжения между прерывистыми вдохами. – Возьмите его и садитесь. Но если вы не захотите накормить меня, вам лучше уйти сейчас, потому что я не смогу выпить бульон самостоятельно. – Он помолчал, видя напряжение на ее лице. – И не смотрите на меня так. Я пока еще здесь хозяин.
Она сжала губы и поднесла ложку к его рту.
– Меня зовут не «девушка», а Онор.
Бак сделал пробный глоток, проигнорировав ее замечание. Он снова взглянул ей в лицо, когда она замерла с полной ложкой в руке.
– Чего вы ждете?
– Жду, останется ли бульон внутри.
– Я дам вам знать, если нет.
Онор смотрела на серое морщинистое лицо Бака. Он с трудом глотал, но высокомерие его не покинуло.
– Я вас знаю, девушка? – поинтересовался он.
– Должны бы. – Она поднесла ложку к его губам. – Вы же меня наняли.
– Нет... знал ли я вас до этого?
Онор что-то тихо проворчала и отвернулась.
– Что вы сказали? Она взглянула на него.
– Я сказала: «Почему бы и нет?» Я что, вам кого-то напоминаю?
Бак вгляделся повнимательнее.
– Не знаю.
Он проглотил следующую ложку, потом подавился и закашлялся, содрогаясь всем своим истощенным телом. Наконец он задышал ровно и опять посмотрел на нее.
– Я вас напугал, да?
– Да.
– Вы хотите уволиться?
– Нет.
Бак открыл рот, когда Онор поднесла к его губам следующую ложку. Она затаила дыхание, увидев, что на сей раз он проглотил бульон более уверенно и сразу задал следующий вопрос:
– Вы уверены, что мы не знакомы?
Онор замерла. Вопрос отца поверг ее в шок. Она открыла рот, чтобы ответить теми словами, которые она произносила про себя всю свою жизнь, но они так и не вырвались наружу. Сейчас не время.
Онор уклончиво ответила:
– Я никогда вас не видела до того дня, когда вы меня наняли, если это вам чем-то поможет.
Бак не отрывал от нее взгляда, когда она снова зачерпнула бульон. Он жадно глотал, но неожиданный шум в коридоре заставил их обоих посмотреть на дверь. Створки распахнулись, и в комнату ворвалась Селеста, лицо ее пылало гневом.
– Что здесь происходит? – рявкнула она.
– Бак позвал, а Маделейн спит, – пожала Онор плечами.
– Уходите!
– Селеста, дорогая... – заговорил Бак слабым голосом. – Я хотел пить. Эта девушка принесла мне бульон.
– Меня не было всего несколько минут! – Селеста устремилась к кровати, выражение ее лица было печальным. – Мне нужно было подышать воздухом, я думала, что ты спишь.
– Я знаю. Все это очень тяжело для тебя, но девушка всего лишь хотела помочь.
Девушка.
Онор покосилась на Бака.
– Она была осторожна.
– Я хочу, чтобы она ушла! Я хочу сама о тебе заботиться.
Онор заметила страдание в глазах Бака, когда он посмотрел на нее. Она увидела, как участилось его дыхание, а изможденное тело опять начала сотрясать дрожь.
Понимая, что спорить бесполезно, Онор резко встала.
– У меня есть еще бульон, если вы пожелаете.
Покидая комнату, она слышала извинения Селесты и слабый ласковый шепот Бака.
В доме стояла тишина, когда мужчины направлялись к кухне, где их ждал ужин. Джейс отступил, пропустив вперед остальных. Он вспомнил, как втаскивал сегодня на крыльцо тележку с рулонами проволоки и грубо сбитым креслом-каталкой, привезенным ими для Маделейн по настоянию Док Мэгги. И еще он вспомнил, как Рэнди остановился в дверях кухни и заговорил с Онор:
– Мы с Джейсом привезли Маделейн кресло-каталку.
Джейс знал, что никогда не забудет выражения лица Онор, когда та повернулась к ним. Ее лицо было бледным о синевы, а глаза блестели от слез – Джейс видел, что на не может их скрыть.
Он невольно шагнул к ней.
– Что случилось? С Баком все в порядке? – спросил Рэнди.
– С ним все хорошо. Селеста с ним, – безжизненно произнесла она.
– Что случилось? Она вам нагрубила? – услышал Джейс свой голос.
Онор холодно взглянула на него, потом повернулась к Рэнди:
– Несите кресло в комнату Маделейн, если хотите. Я знаю – она ему обрадуется.
Джейс вспомнил, что остался стоять на месте, потому что его пронзила мгновенная боль в сердце. Онор молча повернулась к печи, а он помог Рэнди достать кресло из тележки. Онор снова даже не взглянула на него.
Сетчатая дверь захлопнулась за Большим Джоном, когда он вошел на кухню. Все уже сидели за столом, он быстро занял свое место, а Онор поставила на стол миски с тушеным мясом и только что испеченным хлебом. Джейс внимательно смотрел на нее. Она выглядела так, будто случилось что-то ужасное.
– Как сегодня чувствует себя хозяин? – спросил Большой Джон.
Онор пожала плечами:
– Думаю, хорошо.
– Вы его не видели?
В разговор вступил Митч:
– Она вообще не пускает вас в его комнату?
– Нет, если может.
– А как насчет кресла-каталки? Как с ним справляется Маделейн? – спросил Рэнди.
– Не знаю. Селеста пошла помочь ей подняться, но вышла от нее с таким выражением лица, будто все ужасно плохо. Я вообще не видела Маделейн.
Губы Рэнди презрительно скривились.
– Надеюсь, некоторое время она будет не слишком шустро передвигаться по дому.
Джейс молчал, когда работники, поужинав, направились к двери. Он встал, а Рэнди подошел к Онор и что-то ей тихонько прошептал. Джейс нахмурился, увидев, как Онор улыбнулась седому ковбою в ответ на его слова.
Джейс сказал себе, выйдя на крыльцо и глядя на заходящее солнце, что так даже лучше. Ему не нужно участвовать в запутанных проблемах упрямой независимой женщины, решившей все делать по-своему. Но тем не менее ему было тяжело наблюдать, как по какой-то необъяснимой причине то, что творится на ранчо «Техасская звезда», причиняет ей боль.
Джейс потянулся и распрямил плечи. Что касается его самого, то в его жизни было достаточно боли и проблем. Но он с ними справился.
Онор вытерла последнее блюдо и развесила полотенца на просушку рядом с печью. Она устало подошла к сетчатой двери и выглянула во двор. Услышав скрип каталки, она повернулась, чтобы увидеть коридор, но щелчок замка на закрывающейся двери в комнату Маделейн дал ей понять, что она опоздала.
Вечная боль Онор сжала ее сердце, она покачала головой и вдруг усмехнулась. Она приехала в Лоуэлл, чтобы покончить с прошлым и встретиться с будущим, но где-то на середине пути ее цель изменилась. Ей много раз приходило в голову, что Селеста специально прячет от нее человека, недостойного ее жалости, но она не могла заставить себя поверить в это.
Онор подошла к ведру помоев, которые надо было вылить. Она подняла его и понесла к двери. Сетчатая дверь захлопнулась за ней, когда она ступила на крыльцо. Она устала, очень устала, но это была не усталость от физического труда. Эта усталость была следствием бесконечного замкнутого круга, в котором метался ее ум с тех пор, как она впервые увидела Бака Стара.
Она ненавидела его, но человек, к которому она приехала, чтобы рассказать ему о своей ненависти, все время ускользал от нее.
Она презирала его за высокомерие, но восхищалась силой его духа.
Она испытывала к нему жалость, но знала, что он не стоит и капли ее жалости.
Лишь в одном ее мнение нисколько не изменилось. Она питала отвращение к его раболепству в отношениях с Селестой, несмотря на то что хорошо его понимала. Причина этого проста.
Бак обожает Селесту, потому что она женское воплощение того мужчины, каким он когда-то был. Онор вылила помои и, и гядя, как их поглощает земля, устало поднесла руку ко лбу. Она сделала пару шагов, собираясь вернуться в дом, и вдруг увидела приближающегося к ней Джейса.
Онор разозлилась на себя за то, что невольно отступила.
– Вы меня напугали.
– Разве?
Джейс подошел ближе.
Он не улыбался, когда подошел к ней и остановился так близко, что она смогла увидеть, как внимательно он смотрит в ее лицо. Она вдруг осознала, что не помнит, чтобы когда-нибудь видела у него на губах улыбку. Интересно, как бы он выглядел, если бы его темные глаза светились счастьем? Они ведь и сейчас смотрят ей прямо в душу.
Смутившись, что позволила себе думать об этом, она попыталась пройти мимо него, но тут он заговорил:
– Уделите мне минутку, Онор.
– Я не хочу с вами разговаривать, – холодно ответила она.
– Пожалуйста.
Это слово заставило ее насторожиться.
– Думаю, я должен начать с извинений, – продолжил Джейс.
– С извинений?
– Я сегодня познакомился с Кэлом Старом.
Почувствовав, как у нее неожиданно сдавило горло, Онор постаралась ничем себя не выдать.
– Значит, вы видели Кэла? А какое это имеет ко мне отношение?
– Никакого... больше.
Джейс сделал еще шаг к ней.
– Кэл был в городе с женой Пру и сыном Джереми.
– У него есть сын?
У Онор учащенно забилось сердце.
– Это сын его жены от первого брака, но мальчик сказал, что Кэлу нравится думать о нем, как о своем сыне. – Сердце Онор забилось, когда Джейс решительно продолжил: – Мне не следовало говорить то, что я сказал несколько дней назад. Взглянув на Кэла Стара с семьей, я понял, что все неправда, я должен был знать это, даже не видя их вместе. Может, я и не понимаю, зачем вы приехали на это ранчо, но я уверен, что вы явились сюда не для того, чтобы преследовать Кэла. Простите, я ошибся. У меня не было права задавать вам такие личные вопросы, но когда я это сделал, я решил, что прочитал ответ в ваших глазах.
– Неужели? И что же вы там увидели?
– То, что вы любите Кэла Стара.
– Может, это потому, что я действительно его люблю?
Джейс замолчал и уставился на нее в полной растерянности.
– Так что вы были не так уж и не правы, – ответила Онор, будучи не в силах сдержать эмоции.
Она снова попыталась проскользнуть мимо Джейса, но он схватил ее за руку. Его прикосновение опалило ее кожу.
– Я могу снова повторить это. Я люблю Кэла. Дело в том, что я полюбила Кэла с первого взгляда, – решительно заявила она.
– Онор...
– Он мой брат.
Онор почувствовала шок, волной прошедший по телу Джейса. Он отразил ее собственный шок от слов, сорвавшихся с ее губ. Не в силах взять их обратно, она отвернулась.
– Вы и так уже сказали достаточно, так теперь договаривайте, – потребовал ответа Джейс.
– Больше мне нечего сказать.
– Бак ваш отец, да?
– Вы опять лезете не в свое дело, считая, что имеете право задавать вопросы.
– Скажите!
– Да, он мой отец, но он этого не знает. Да его это и не интересует.
– Но для вас это важно?
– Да, важно! Меня бесило, что он никогда не вспомнил ни о моей матери, ни обо мне. Это сводило меня с ума. Я приехала в этот город, чтобы сказать ему это, но...
– Но вы получили совсем не то, что ожидали?
Онор не ответила.
– Бак никогда не подозревал о вашем существовании, да?
– Даже если бы и подозревал, это ничего бы не изменило. Когда моя мать поняла, что беременна, он просто сбежал.
– А Кэл не знает, что вы его сестра?
– Нет, и он этого не узнает, пока я не захочу рассказать ему об этом.
– Онор...
– Я не хочу, чтобы Бак или Кэл знали... Когда Селеста руководит ранчо, а Бак на нее чуть ли не молится, меня тошнит, – ответила Онор с внешним спокойствием, на ее лице совсем не отразилась та буря, что бушевала в душе.
– Если бы все было по-другому, если бы к Баку вернулось здоровье, думаете, его отношение к Селесте стало бы другим? – мягко спросил Джейс.
– Нет.
– Тогда почему вы все это терпите?
– Потому... потому что я приехала сюда, чтобы выяснить отношения с Баком, сказать ему, что думаю о нем, рассказать всему городу, что он бабник, нарушающий супружескую верность, мужчина, который разрушал жизни женщин и уходил от них не оглядываясь. Мне нужно было сделать это, чтобы жить дальше.
– А в том состоянии, в каком он находится сейчас, вы не можете этого сделать?
– Нет.
– Онор...
Джейс обнял ее. Она закрыла глаза, наслаждаясь покоем, который несли эти руки. Она скучала по разговорам с ним. Она скучала по возможности вглядываться в его темные глаза, смотревшие на нее с тревогой, даже если он и не мог выразить свои чувства словами. Как бы ей хотелось...
– Завтра соберите вещи. Я скажу Рэнди, что отвезу вас в город.
Онор вырвалась из объятий Джейса.
– Что вы сказали?
– Вы только мучаете себя, Онор. Если вы здесь останетесь, ничего не изменится, станет только хуже.
– Вы этого не можете знать.
– Откройте глаза, и вы увидите правду. Ваш отец болен. Селеста делает все, чтобы он во всем зависел от нее. Если он поправится, он будет обязан ей жизнью.
– Это не обязательно будет так.
– Селеста держит его в узде. Вы это знаете, и я это знаю. Она никого к нему не подпустит, а если вы попытаетесь прорваться к нему, она заставит вас об этом пожалеть.
– Я не боюсь Селесту.
– Может, стоит?
– Что это значит?
– Я ей доверяю не больше, чем любой другой женщине, с которой когда-либо встречался. Да еще Маделейн...
– Маделейн не страшна. Она даже не может встать с кровати.
– Теперь у нее есть кресло-каталка. Рано или поздно она начнет им пользоваться и будет, как всегда, поддерживать Селесту.
– Вы не можете быть в этом уверены.
– Я уверен.
– Значит, вы хотите, чтобы я сбежала? Вы хотите, чтобы я уехала до того, как сделала то, для чего я здесь появилась?
– Я хочу, чтобы вы не накликали на себя беду, а вы то и дело провоцируете Селесту.
– Я не убегу.
– Не будьте дурой, Онор!
– Лучше быть дурой, чем трусом! Он схватил ее за плечи:
– Послушайте! Я знаю, о чем говорю. Я знаю – все может закончиться трагедией. Вы делаете все, чтобы ваше сердце болело еще сильнее.
– Отпустите меня.
– Онор...
– Я сказала – отпустите! – Онор оттолкнула его. – Вы не тот человек, каким я вас себе представляла. Я думала, что вы чувствуете то же, что и я. Я думала, что вы меня понимаете, но я ошиблась.
– Вы не ошиблись.
– Ошиблась.
– Селесте нельзя доверять.
– Тем больше причин для того, чтобы я не оставляла ей отца.
– Но вы забыли, что он оставил вашу мать?
Слова Джейса ошеломили ее. Онор потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя.
– Да, он оставил мою мать. Но тут есть разница, которой вы, кажется, не понимаете. Я не такая, как он. Я не хочу быть такой, как он, и это достаточно веская причина, почему я не сбегу.
– Онор...
Джейс снова потянулся к ней, но Онор отшатнулась.
– Вижу, я ошиблась, рассказав вам о своем отце. Наверное, я все же дура.
Онор отвернулась от него и направилась в дом. Она вздрогнула, когда Рэнди вышел из тени.
– Что-то случилось, Онор?
– Н-нет.
Не желая больше говорить, Онор взбежала по ступенькам и скрылась за дверью.
Джейс неподвижно стоял на крыльце, пока Онор не вошла в дом, боль внутри его разрасталась. Она не могла бы ошибиться сильнее в том, что сейчас сказала. Часть его души чувствовала то же, что и она, и он это знал. Он слишком хорошо понимал, какую сильную боль можно испытывать в тех случаях, когда нельзя ничего изменить. Он знал о невидимых шрамах, которые может оставить такая боль, – шрамах, которые пульсируют в голове, не давая покоя. Он хотел уберечь ее от этих страданий. Он хотел защитить ее, сделать так, чтобы она не оставалась в месте, где шрамы могут спалить ее дотла.
Джейс вздохнул и покачал головой. Он не собирался ни во что вмешиваться, когда нанимался на ранчо, а также когда увидел решительное выражение на лице Онор. Но ее взгляд, ее упрямо поджатые губы, нежный овал подбородка, боль, которая разрушала ее, и болезненная потребность в сочувствии хватали его за сердце и не отпускали – и это чувство было таким сильным, что порой сводило его с ума.
Когда он нежно прижал ее к себе и она расслабилась в его объятиях, ему захотелось исправить для нее весь мир. В это мгновение он был абсолютно уверен, что смог бы это сделать, если бы она попросила его об этом.
Но она назвала его трусом и ушла.
Трус ли он? Наверное, да, если слово «трус» означает, что он надеется, что она уедет оттуда, где, как он чувствовал, для нее все может закончиться катастрофой.
Но он не смог ей ничего объяснить, потому что она ушла.
Джейс смотрел на дверь, в которую Онор вошла и исчезла из виду.
Проклятие, она ушла!
Сумеречные тени удлинились, пока Джейс стоял и смотрел на дверь, за которой скрылась Онор. Он направился к сараю для угля, остановился, чтобы ответить на пару вопросов Рэнди, потом вошел в сарай и закрыл за собой дверь.
Рэнди не спеша последовал за ним.
Сумерки превратились в ночь, тени за сараем зашевелились. Они приняли очертания мужской фигуры, которая осторожно кралась по двору ранчо туда, где в укромном месте была спрятана его лошадь.
Темная фигура села в седло. Лунный свет высветил рыжие волосы, когда он повернул лошадь к дороге и слился с тьмой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звезда любви - Барбьери Элейн

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Звезда любви - Барбьери Элейн



Ужас. На протяжении двух книг жена травит мужа. Полно воров, убийц и просто плохих людей. Читая этот роман отдохнуть не удастся.
Звезда любви - Барбьери ЭлейнКэт
8.04.2013, 8.52





Я чтото не поняла, конца опять нет... Осталось столько не раскрытых вопросов.
Звезда любви - Барбьери ЭлейнМилена
12.04.2013, 10.19





Девочки...это не конец?? Кто знает скажите где искать продолжение? ??????? А так понравилось. ..
Звезда любви - Барбьери ЭлейнЗарема
6.05.2014, 22.03





Девочки...это не конец?? Кто знает скажите где искать продолжение? ??????? А так понравилось. ..
Звезда любви - Барбьери ЭлейнЗарема
6.05.2014, 22.03





Да уж... конца так и не дождалась.
Звезда любви - Барбьери Элейнлюдмила
30.08.2015, 12.34





А мне книги понравились,я думаю все закончится на втором брате Тайлере,но я не нашла ни где книгу про него!
Звезда любви - Барбьери ЭлейнАмина
26.03.2016, 12.45





Третья книга будет????? Очень интересно узнать что же дальше будет!!!!
Звезда любви - Барбьери Элейнксюша
27.04.2016, 10.18





Третья книга будет????? Очень интересно узнать что же дальше будет!!!!
Звезда любви - Барбьери Элейнксюша
27.04.2016, 10.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100